По другую сторону молнии. Часть 7.

Часть 7

Глава 26.
Выглядела Катя как всегда очаровательно. В белом брючном костюме и высоких сапогах, с собранными в хвост черными волосами, она вполне бы сошла за жену какого-нибудь миллиардера.
– Я тоже соскучился. – ответил я улыбнувшись. – И рад тебя видеть. Хотя, если честно, не ожидал.
У нее за спиной стояли двое. Первый – типичный офисный работник после трудового дня. С едва заметной щетиной. В костюме. Верхняя пуговица на рубашке расстегнута, галстук ослаблен. Второй, как их сейчас называют, хипстер. Густая борода, джинсы, пиджак, кеды. Для не очень наблюдательных зрителей, они вполне сошли бы за двух товарищей, встретившихся вечером в баре обсудить прошедший день. Для всех остальных, умеющих замечать детали, в глаза бросалась излишне развитая мускулатура, которую не могла скрыть свободная одежда. А так же оттопыренные под левой рукой пиджаки. Ребята вооружены и, скорей всего, умеют не только стрелять, но и неплохо драться.
Необходимо было сделать что-то нестандартное. То, чего от меня не ждали в текущей ситуации. И я сделал. Я обнял Катю и крепко поцеловал. Сначала она попробовала отстраниться, но, вспомнив роль, которую здесь играет взяла себя в руки. Интересной оказалась реакция хипстера. Он напрягся. Я отчетливо видел, как у него сжались кулаки, а глаза засветились ненавистью. Значит, в этом мире он ее любовник. Или друг, который хочет перейти в разряд любовника. В любом случае, я смогу этим использоваться, если понадобится. В то же время офисный работник равнодушно смотрел на происходящее в комнате.
Как ни приятно было, затягивать поцелуй не стоило. Я отпустил Катю и сделал шаг назад.
– Может ты представишь меня своим друзьям? – спросил я.
– Конечно. – ответила она переводя дыхание. – Это Иван, – она показала на хипстера. – Это тоже Иван, – показала на офисного работника.
– Какое разнообразие. – ответил я. – Буду звать их Иван хипстер и Иван офис. Никто не против?
Все промолчали.
– Замечательно. А того, который стоит у меня за спиной и старается дышать как можно тише, тоже зовут Иван?
Катя слегка изменилась в лице. Скорей всего третий должен был оставаться для меня незаметным.
– Вообще-то нет. – ответила Катя. – Его зовут Джон.
Я начал поворачиваться, чтобы увидеть лицо Джона. Но не успел. Хлопнула входная дверь и он выскользнул в коридор.
– Какой-то этот Джон необщительный, – сказал я, повернувшись к Кате. – Раз мы все познакомились, может обсудим, зачем мы здесь сегодня собрались?
– Я думаю ты знаешь, зачем мы собрались.
– Допустим. Но чтобы не было разногласий, давайте все-таки говорить прямо.
– Давай. Но не здесь. Этот номер нашпигован жучками под самый потолок. Часть мы деактивировали. Но я уверена, многие мы просто не смогли засечь. Сейчас у нас есть два варианта. Ты можешь выйти отсюда по собственной воле и на своих ногах. Или мы тебя вынесем в бессознательном состоянии.
– Куда мы пойдем?
– Пока тебе рано это знать. – ответила Катя.
– Хорошо. – сказал я и повернулся к выходу.
Я взялся за ручку двери, но открыть не успел – игла коснулась моей шеи и сознание отключилось.

Глава 27
Сознание вернулось сразу, как будто кто-то нажал на выключатель. Я находился в просторной комнате. Из мебели был только большой железный стол и два стула. Я сидел, привязанный к одному стульев. Руки, как ни странно, остались свободны. Абсолютно белые стены, пол и потолок. Свет лился с потолка из скрытых светильников. Если бы я был актером фильма, одна из стен обязательно была бы зеркалом с односторонней видимостью. Но нет. Прогресс не стоит на месте. Вместо зеркала в углах комнаты висели камеры. На дальней стене были установлены несколько розеток. В ожидании гостей, я начала разглядывать самый интересный предмет интерьера. Стол. Длиной около двух метров и шириной метр. На нем вполне может разместиться взрослый человек. Скорей всего для этих целей стол тут и установлен – в углах видны кольца, к которым можно привязать жертву. А множество глубоких надрезов на поверхности указывают на то, что к столу уже кого-то привязывали и, судя по всему, пытали. Возможно, у меня просто разыгралось воображение. Но сбрасывать со счетов такой вариант не стоило.
Прошло два с половиной часа, прежде чем дверь у меня за спиной открылась и в комнату вошел человек.
– Добрый день, Максим, – протягивая руку сказал вошедший. – Меня зовут Сергей. Я очень рад, что мне наконец-то удалось с вами встретиться.
– Здравствуйте, – ответил я пожимая его руку. – Простите, не могу встать для приветствия. Волею судеб оказался привязан к этому стулу.
– Ничего-ничего. Сидите. Надеюсь, что по окончанию нашей беседы мы освободим вас от этой, поистине, архаичной меры предосторожности.
Он улыбнулся, демонстрируя прекрасные зубы.
– Освободиться было бы неплохо, – сказал я, тоже улыбнувшись. – Давайте побеседуем.
– Может хотите воды? Или чего-нибудь покрепче? Сигарету?
Пить хотелось нестерпимо. Но в воду могли подмешать какую-нибудь химию, чтобы заставить меня говорить. С другой стороны, у них было достаточно времени, чтобы ввести эти химию другим способом. Например, сделать мне инъекцию.
– Не беспокойтесь, – сказал Сергей, видимо поняв ход моих мыслей. – Мы не собираемся подмешивать вам в напитки ничего, что может помешать нам продолжить беседу. Я, например, с удовольствием выпил бы чашечку чая. Присоединитесь ко мне?
– С удовольствием. – ответил я.
Сергей кивнул, глядя в одну из камер. Через минуту открылась дверь. Вошел Иван-хипстер. Он нес поднос, на котором стоял чайник, две чашки, сахар, молоко и блюдце с крекерами. Иван расставил все на столе и вышел. Сергей разлил чай по чашкам и предложил мне самому выбрать, из какой пить.
Я сделал глоток. Восхитительный напиток. Достать такой достаточно сложно.
– Максим, – начал Сергей. – Я думаю вы догадываетесь, по какому вопросы мы с вами сейчас будем беседовать?
– Догадываюсь. Но будет лучше, если мы исключим догадки.
– Хорошо. Нас интересует ваша работа в параллельной вселенной. Только не делайте удивленное лицо. Мы точно знаем, что Вы там бываете…
– Сергей, – перебил я его. – Сначала расскажите мне, кто такие Вы?
Во мне постепенно начал разгораться азарт. Я всегда любил такие словестные баталии. Когда каждый собеседник знает, что нужно второй стороне. При этом оба вынуждены делать маленькие шажки, ожидая ошибки противника.
– Я представляю достаточно состоятельного бизнесмена, – буквально секунду подумав, ответил Сергей. – Совершенно случайно ему стало известно, что существует возможность попасть в параллельный мир. Он с детства любит научную фантастику, поэтому заинтересовался этой информацией. Он нанял меня, чтобы я выяснил как происходит перемещение и можем ли мы туда попасть. В результате поисков я узнал, что Вы можете мне помочь. Поэтому Вы здесь.
Он замолчал, ожидая моего следующего вопроса.
– Допустим это так. – сказал я, немного помолчав. – Почему вы считаете, что я буду вам помогать?
– Это очень просто. Я надеюсь заинтересовать Вас возможностями, которыми располагает мой работодатель. Он очень богатый человек. Настолько, что за информацию готов заплатить сумму с семью нулями. Естественно, что речь идет не о рублях. И это только за информацию. Если Вы согласитесь принять участие в нашем проекте по перемещению в параллельную вселенную, Вам предоставят руководящую должность. С соответствующей оплатой.
– Мой текущий работодатель будет, мягко говоря, против моего увольнения. Кроме того, я дал массу подписок о неразглашении. Если соглашусь на Ваше предложение, то, скорей всего, просто проведу остаток жизни в тюрьме.
– Не беспокойтесь, – воскликнул Сергей. – Вам и Вашей семье будет обеспечен выезд из России в одну из стран, которая сможет предоставить убежище. Мы гарантируем Вам безопасность.
Я не стал отвечать, делая вид что задумался. Необходимо выждать, дать ему возможность наговорить побольше.
– Подумайте о Ваших детях, – продолжил Сергей. – Вы сможете обеспечить им достойный уровнем жизни. Они смогут закончить любой университет мира!
– А зачем им это образование, если в один прекрасный день их отец, совершенно случайно, выпьет чашку чая с полонием?
– Не говорите глупости. Вам до человека, на которого вы намекаете, очень далеко. Вы не будете заниматься политикой. Только бизнес.
Ты еще не знаешь моего шефа, подумал я. Это может быть не только чашка чая. Он может придумать и что-нибудь поинтересней.
– Суть Вашего предложения я понял, – сказал я. – Если я решу согласиться, мы сможем уточнить детали позднее. Остается вопрос. Могу ли я отказаться?
– Конечно можете! Только если Вы откажетесь, вместо меня в эту комнату придет Мигель. Он у нас лучший специалист по коммуникациям с несговорчивыми партнерами. Он Кубинец. Начинал заниматься своим ремеслом более полувека назад, еще при Батисте. Учился и оттачивал свое мастерство на пленных партизанах. После победы Фиделя сбежал из страны. Много лет скитался по миру, пока я случайно не встретил его. Сейчас он мой сотрудник. Работает отлично, я Вам скажу. Практически не бывает такого, чтобы мы не выяснили то, что нам нужно. Иногда я сдаю его в аренду. За очень большие деньги. Знаете, из его клиентов никто пока не жаловался. – Сергей усмехнулся своей шутке. – Иногда мне кажется, что Мигель – лучший специалист по использованию химии. А уж в знании человеческого тела ему точно нет равных.
Сергей хищно улыбнулся.
– Хотите, я попрошу принести фотографии, ознакомитесь с его методами. Может это как-то повлияет на Ваше решение?
– Нет, спасибо. – сказал я, стараясь придать голосу как можно более безразличный тон. Сергей не в курсе, что у меня был собственный, достаточно обширный опыт выбивания показаний. Я имел представление о том, как работает Мигель. Хотя, возможно, смог бы у него чему-то научиться. Вот только быть его подопытным кроликом в мои планы не входило.
– Зря. Хотя, это твое дело. – сказал Сергей после паузы. – Ну так, какое решение ты принял?
– Мне нужно подумать. Это сложное решение.
– Сколько времени тебе нужно на раздумья? – недовольным голосом спросил Сергей.
– Сутки. А еще я хочу позвонить жене.
– На раздумья я тебе дам двенадцать часов. Не больше. А вот звонить не разрешу, ты уж прости.
– Ну что делать. Пусть будет так. – согласился я. – Меня развяжут или я все двенадцать часов буду здесь сидеть?
– Развяжут. Это будет жест доброй воли с моей стороны.
Он сделал едва заметный жест. Дверь открылась и в комнату вошли оба Ивана. Один развязал меня, второй в это время стоял в дальнем углу с пистолетом в руке.
– Пойдем, Максим. – сказал Сергей. – Мы приготовили комнату. Там ты сможешь привести себя в порядок и поужинать. Но главное. Ты должен хорошо подумать над моим предложением.
Коридор поражал стерильной чистотой и полным отсутствием людей. Мы прошли около тридцати метров до моей комнаты. За дверью оказался гостиничный номер, практически такой же, как был в Москве. Пока я был в душе, в комнате появился обеденный стол. Мясо, овощи, бутылка вина. Приборы на двоих. Неужели Сергей решил составить мне компанию? Пока гостей не было, я включил телевизор. Ни один канал не показывал. Быстрый осмотр помещения показал, что здесь не было ничего, что могло бы подсказать, где я находился. Зато под потолком обнаружилось четыре камеры видеонаблюдения. Поставлены так, что я нигде не мог остаться без надзора. Ждать гостей не входило в мои планы, поэтому я сел за стол и принялся за ужин. Через пару минут дверь открылась и в комнату вошла Катя.
– Привет, – сказала она. – Можно составить тебе компанию?
– Присоединяйся, – делая приглашающий жест сказал я. Прогонять ее было глупо. Она могла стать полезным источником информации. А то, что она меня предала… Ну чтож. Такая работа. Окажись я на ее месте, поступил бы точно так же.
Беседа была похожа на перетягивание каната. Она пыталась вывести меня на разговор о Базе и о том, как же хорошо мне будет работать на ее шефа. Я, в то же время, пытался выяснить, кто такой на самом деле этот шеф. Около часа продолжалась наша словестная дуэль. Потом ужин подошел к концу. Катя поцеловала меня в щеку, попрощалась и ушла. Через пять минут, под присмотром Ивана-хипстера, в комнату пришла горничная и убрала остатки ужина. Я остался один.
По моим внутренним ощущениям было уже начала одиннадцатого. Завтрашний день обещал стать чертовски длинным. Я разделся и лег в кровать. Для вида пришлось пять минут покрутился, как будто засыпаю. Потом я расслабился, замедлил дыхание и притворился спящим. На самом деле очень сложно имитировать сон, одновременно обдумывая что-то важное.
До окончания отведенного на принятие решения срока оставалось восемь часов. Необходимо обдумать линию поведения на завтра. Дракон поставил две задачи – выяснить, кто тут главный и остаться в живых. На данный момент кроме того, что хозяин очень богат и любит фантастику, я не узнал о нем ничего. А этого недостаточно. Вполне возможно, что нет никакого хозяина. Что за операцией стоят спецслужбы. В этом случае я, скорей всего, уже не жилец. Нужно искать другие пути. Ведь в том, чтобы выбраться отсюда, я был крайне заинтересован. Сотрудничать по-настоящему с этими людьми нельзя ни при каких обстоятельствах. Начинаем с того, что они непрофессионалы. Они могут быть хорошими бойцами. Или снайперами. Взрывниками. Аналитиками. Да кем угодно. Но никак не сотрудниками спецподразделений. Человек, назвавший себя Сергеем сделал все, чтобы я подумал, что мы все еще в России. Он говорил на прекрасном русском языке. Все продукты на столе были Российского производства. Даже постельное белье, на котором я сейчас лежал и мыло с шампунем было наше. Но он все-таки прокололся! Нужно подумать, смогу ли я его проколы завтра использовать. Завтра нужно будет каким-то образом перехватить инициативу в разговоре. Выяснить, кто всем руководит? И остаться в живых. Предположим, я заявлю, что главным условием моей работы в их команде является знакомство с шефом. Скажу, что не верю Сергею и хочу получить гарантии от главного. Что он сделают? А что бы сделал я на их месте? Выдал бы за шефа другого человека. Проверить то, что он настоящий – невозможно. Тогда отбрасываем этот вариант. Остается другой – заболтать Сергея, наладить контакт с другими людьми. Постараться сделать так, чтобы кто-нибудь из них проговорился о шефе. Так. Это уже ближе. Но для разговоров нужно время. Сколько я смогу его забалтывать? Два часа? Три? День, неделю? Я смогу вести разговоры неделями. Но Сергей не будет тратить на меня столько времени. Ведь от него ждут результат. Тогда что мне делать?
В размышлениях прошло уже больше часа. Я ускорил дыхание, вслед за этим увеличилась частота ударов сердца. Убедившись, что сейчас мое состояние для стороннего наблюдателя выглядит как быстрый сон, я засек время и вернулся к своим мыслям.
Видимо, приток кислорода улучшил работу мозга. Потому что мне сразу пришло в голову решение последнего вопроса. Нужно использовать Мину. В России у меня их две. Когда десять лет назад Дракон рассказал нам – мне, Лешему и Викингу о Минах, мы были, мягко говоря, удивлены. Мина – это человек. Бывший сотрудник одного из спецподразделений. Совершивший достаточно серьезный проступок. Настолько серьезный, что, по идее, путь у него только один – в могилу. Но прошлые заслуги позволяли дать ему второй шанс. И человеку дают выбор – или с ним происходит несчастный случай. Или он становится Миной. Превращается в гражданского человека. Живет обычной жизнью, работает. Может создать семью. Но всегда должен быть готов к тому, что к нему могут прийти незнакомые люди. И начать задавать странные вопросы. Для Мины это означает, что пришло его время. Другой агент попал в сложную ситуацию и ему нужна помощь. Задача Мины – подать условный сигнал и как можно дольше тянуть время. Чтобы сотрудники группы немедленного реагирования успели перехватить “гостей”. Как сказал Дракон, Мина, к которой пришли гости, очень редко выживает. Мина, к которой так никто и не пришел без проблем доживает до старости. Так что, планирую “сдать” одну из своих Мин, я обрекаю какого-то неизвестного мне человека на гарантированную смерть. Но других вариантов я не видел.
Прошло десять минут. Пора возвращаться к медленному сну. Я счел, что продумал завтрашний план достаточно подробно, поэтому могу позволить себе сон. “Завел” внутренний будильник и заснул по-настоящему.
Через два часа дверь в комнату открылась. К кровати подошел человек, одеяло откинулось и Катя легла рядом со мной. Это была та же женщина, с которой я несколько месяцев жил в Таусе. Но в то же время, она была другая. Там мы были нужны друг другу. Там мы были равны. Здесь я чувствовал, что я ей просто нужен. Что все, что она делает, преследует какую-то цель. Мое предчувствие меня не обмануло. Когда мы уже просто лежали обнявшись, Катя сказала:
– Макс, обдумай все хорошо. Шанс, который тебе выпал, бывает один раз в жизни. Ты за всю жизнь не заработаешь столько, сколько тебе заплатят просто за информацию. А если ты согласишься работать на нас, твой доход будет на порядок, на два порядка больше, чем ты получаешь сейчас в России. Ты сможешь воплотить в реальность все свои мечты. Ты ведь ничего не теряешь!
Она замолчала. Было видно, что она не решается что-то сказать, хотя раньше я такого за ней не замечал.
– Если ты беспокоишься за свою семью – оставь их дома. – наконец решилась она. – Отправишь им денег. Столько, сколько им хватит до конца жизни. А сам… Сам останешься со мной.
Честно говоря, я не был готов к такому повороту. Неужели она не понимает, что я никогда не смогу ей доверять, после того, как она меня сдала.
– Я подумаю. – сказал я. – Твое предложение достаточно интересное. Я даже не думал над таким вариантом.
– Хорошо, милый. Подумай. Я надеюсь, что ты примешь правильное решение.
Больше мы не говорили. Каждый думал о чем-то своем и я как-то незаметно уснул. Когда проснулся – Кати уже не было. Принял душ. Вместо стола с завтраком в в комнате сидел Иван-из-офиса.
– Доброе утро, – сказал он. – Сергей приглашает Вас на завтрак в нашу столовую.
– С удовольствием приму его приглашение, – ответил я, протягивая ему руки.
– Нет-нет. Никаких наручников. Сегодня Вы наш гость.
Иван открыл дверь и посторонился, пропуская меня. Ну чтож. Изменение моего статуса не могло не радовать.
Сергей ждал меня в просторной столовой. У нас на Базе была такая же, только раза в три больше. Значит местная организация не такая большая, как у нас. Кроме Сергея и Ивана-хипстера в столовой больше никого не было.
– Приветствую, – сказал Сергей, вставая мне навстречу. – У нас шведский стол. Выбирай что хочешь. И присоединяйся к нам.
Я собрал себе достаточно плотный завтрак и сел к ним за стол.
– Как спалось? – Спросил Сергей.
– Замечательно. Почти как дома. – ответил я. – Только ближе к утру было немного беспокойно. Но мне понравилось.
Краем глаза я наблюдал на хипстером. После моих последних слов он нервно сглотнул и у него задергался левый глаз. Эх Ваня-Ваня. Нельзя быть таким чувствительным, занимаясь нашей работой.
– Я надеюсь, – продолжил Сергей, – что это не помешало тебе принять решение?
– Конечно нет. Можно даже сказать, что немного помогло.
– Тогда предлагаю после окончания завтрака переместиться в более подходящее для переговоров место.
Мы завтракали обсуждая нейтральные тему – последние политические новости, погоду, даже пристрастия в еде. По окончанию перешли в кабинет руководителя. Большой письменный стол, кресла, мягкие диваны. Бар.
– У меня большой опыт ведения переговоров, – начал Сергей. – И я уверен, что сейчас мы с тобой будем торговаться.
– Не ошибаешься, – ответил я. – Я обдумал твое предложение. И практически готов согласиться на него. Но сначала, хотел бы услышать ответы на некоторые вопросы.
– Спрашивай.
– Первый вопрос. Где мы находимся?
– Макс, – достаточно натурально удивился Сергей. – Ты же давно занимаешься своей работой. Должен понимать, что я не скажу тебе этого, пока мы не договоримся и не пожмем друг другу руки!
– Но хотя бы страну можешь сказать?
– Глупый вопрос. Мы в России. Недалеко от Ростова.
Все, пришла пора перехватывать инициативу.
– Сергей. – теперь пришла моя очередь разыгрывать обиду. – Ты просишь меня предать своего работодателя, своих друзей, свою страну, наконец. В обмен на это обещаешь много денег и новую работу. Но сам обманываешь меня в вопросе, который даже не требует конспирации. Как я должен тебе верить, что ты меня не кинешь?
– О чем ты?
– Я практически уверен, что мы в Великобритании. Будешь спорить?
– Пока не услышу аргументы – буду.
– Хорошо. – я развалился на стуле. – Оглянись.
Сергей посмотрел назад.
– И что я должен там увидеть? – спросил он.
– Внизу. Над полом. Розетки видишь?
– Да, – оборачиваясь ответил он. – Эх! Это же надо было так проколоться! – с досадой сказал Сергей.
– Розетки, которые ставят только в Англии и некоторых ее колониях сильно бросаются в глаза.
– Согласен. Еще что-нибудь?
– Еще? Вчерашний чай. В России практически никогда не приносят чай с молоком. С лимоном. С вареньем – да. С медом. А вот молоко или сливки, как правило, подают к кофе.
– Ну чтож. Тут я тоже прокололся. А ты молодец. – он немного помолчал. – Да. Мы в Великобритании. Если точнее, то в Бермингеме. Еще вопросы будут?
– Да.
– Надеюсь немного? А то мы так можем целый день потерять.
– Нет. Пока только один. Как тебя зовут на самом деле?
– А что тебя смущает в моем имени?
– Ты не русский. Несмотря на хорошо поставленный акцент, все-равно чувствуется, что русский язык для тебя не родной.
– Я англичанин. Мое настоящее имя Джон.
– Честно говоря сомневаюсь, что тебя на самом деле зовут Джон. Но, думаю, это лучше, чем Сергей.
– Пусть будет так. – Сказал Джон. – Может перейдем к нашему основному вопросу?
– Давай перейдем. – я немного помолчал, собираясь с мыслями. – Я готов работать с вами. На определенных условиях. Условия следующие. я сдаю вам двух человек. Сначала одного, потом другого. Оба ученые. Первый – один из основателей проекта изучения параллельных миров. Он участвовал в разработке фундаментальных основ перемещения между мирами. Шесть лет назад он работал заместителем руководителя отдела исследований. Тогда его руководитель отошел в мир иной. И тот, о ком я готов тебе рассказать, должен был занять его место. После стольких лет работы, он просто обязательно должен был стать вторым человеком в проекте. Но не стал. Потому что на выборах его обошел молодой и очень перспективный ученый. И тот, о ком я говорю, кто всю жизнь шел к вершине своей карьеры, послал всех к черту и уволился. Сейчас он живет на честно заработанную пенсию. Злой на весь мир. Он готов продать свои знания, но пока никто не предлагал купить. И если сделать ему предложение, он его примет.
– Интересно, – сказал Джон. – Если все так, как ты говоришь, то такой сотрудник нам нужен. Кто второй?
– Второй тоже ученый. Точнее инженер. Он участвовал в разработке последней модификации аппарата перемещения. И все еще работает на нас.
– Почему ты думаешь, что он согласится?
– Предложите хорошие деньги – согласится. Он парень молодой. Ему хочется пожить на широкую ногу. Если сможете его купить – получите рабочий аппарат перемещения через шесть месяцев.
– Почему ты сказал, что сдашь сначала одного, потом второго?
– Это будет моей страховкой, – ответил я. – Если вы не кинете меня после ученого, я отдам вам инженера.
– Разумно. Что ты хочешь?
– За ученого десять миллионов долларов. И за инженера столько же. Это как раз получится обещанная тобой сумма с семью нулями. И еще. По поводу работы у вас. Давай будем реалистами. Я бы никогда не доверил человеку, который предал своих, работать руководителем своего проекта. Поэтому считаю, что мы не сможем работать вместе.
– Хорошо, что ты это понимаешь. Так даже намного проще. Остается обсудить сумму.
– Давай обсудим.
– Двадцать миллионов за информацию – слишком много…
Мы торговались с ним до обеда. Сошлись на том, что за ученого я получу восемь миллионов. За инженера еще четыре. Плюс мне помогут получить гражданство того государства, в которое я захочу переехать.
– Ну чтож, – сказал Джон. – Если мы решили все организационные вопросы, давай перейдем к делу? Надеюсь, ты не будешь настаивать на подписании договора? Потому что это, как ты понимаешь, может вызвать некоторые сложности.
– Джон, мне будет достаточно твоего слова. Потому что договор, в нашей ситуации, будет значить меньше, чем твое честное слово.
Я написал ему данные первой Мины. По моим расчетам у меня было около трех дней, прежде чем Джон и его команда смогут выяснить, что они идут по ложному пути.

Глава 28
Следующие четыре дня я беседовал. Со всеми, с кем мне удавалось поговорить. Джон с хипстером уехали. Скорей всего в Россию. Днем мне удавалось поговорить с Иваном-из-офиса. Ночью с Катей. Кроме них, я вошел в доверие нескольким охранникам. Мы разговаривали обо всем подряд – начиная от погоды, заканчивая политикой. По крупицам мне удалось собрать картину, отражающую структуру их группы. Получалось, что Джон – главный. У него три основных помощника. Два Ивана и Катя. Причем Иван-из-офиса и не Иван вовсе. Он немец. Как зовут на самом деле выяснить не удалось. Кроме этих троих, на Джона работает еще около полусотни наемников, которых используют для выполнения грубой работы. Над группой стоит еще один человек. И Катя, на самом деле, работает на него. Все оказалось очень запутанным. Имя шефа никто не произнес ни разу. Зато Иван как-то обмолвился, что шеф – член палаты лордов Великобритании. Если это на самом деле так, добраться до него будет крайне сложно.
Пять дней прошло спокойно. Мне даже разрешили смотреть телевизор. В ночь на шестой день в комнату ворвался Иван с двумя охранниками. Они стащили меня с кровати на пол и начали избивать резиновыми дубинками и ногами. Я как мог защищался, но сил хватило ненадолго. Меньше чем через минуту я потерял сознание.
Я очнулся в каком-то темном помещении, связанный по рукам и ногам. Болело абсолютно все. Видимо Иван с помощниками не остановился, когда я потерял сознание, а продолжил избиение.
Я попробовал оценить свое состояние. На лбу запекшаяся кровь. Левый глаз не открывается. Радовало то, что руки и ноги двигаются и, судя по всему, не сломаны. Веревки затянуты не очень сильно – кровь циркулирует. И на том спасибо. Было слышно, как где-то рядом капает вода. Стараясь не делать резких движений, я как гусеница пополз в сторону звука. Когда капли начали попадать на голову, я перевернулся и подставил под них открытый рот. После нескольких глотков стало немного легче.
В причинах такого резкого изменения отношения ко мне можно было не сомневаться. Мину раскололи. Теперь остается ждать возвращения Джона. Так как Мина была в Омске, им потребуются минимум сутки, чтобы добраться до Москвы, а оттуда в Англию. Хотя, скорей всего, дорога займет от двух до четырех суток. Они будут искать хвост и пытаться от него оторваться. Я бы на их месте летел через какую-нибудь третью страну.
Мне нужно сбежать отсюда до того, как Джон вернется. Встреча с ним не принесет мне ничего хорошего. Дружеских бесед и торга больше не будет. Придется знакомиться с Кубинцем. А тот, даже не моргнув, порежет меня на куски. Глаза давно привыкли к темноте, поэтому я смог разглядеть две камеры с инфракрасной подсветкой, расположенные под потолком. Кто-то постоянно за мной следит. Значит нельзя освободить руки и ноги и попытаться выйти отсюда. Придется притворяться беспомощным до тех пор, пока кто-нибудь не придет. Потом постараться напасть на вошедшего и прорваться на свободу. Я пошевелил руками, проверяя узлы. Завязано качественно, но на правой руке немного слабее, чем на левой. Вспомнив уроки по освобождению от пут, я особым образом сложил пальцы на правой руке. От острой боли из-за вынутых из суставов пальцев брызнули слезы. Но оно того стоило. Кисть сложилась “трубочкой” и смогла пройти через петлю веревки. Делая вид, что стараюсь улечься поудобней, я вывернул правую руку и полностью освободил ее. С ногами было сложнее. Я не мог их освободить, не привлекая внимания следящего за мной, поэтому придется пока остаться со связанными ногами.
Напившись, я гусеницей отполз к ближайшей стене и сел, облокотившись на нее. Сейчас оставалось только ждать. Главное, чтобы меня не оставили тут дожидаться приезда Джона. Тогда я ослабею настолько, что не смогу одолеть вошедшего.
Я просидел в таком положении шесть часов и уже собирался сползать попить, когда дверь отворилась. Яркий свет, бьющий из двери, мешал рассмотреть входящих. Их было несколько. Когда глаза привыкли, я разглядел Джона, обоих Иванов и несколько охранников. “Как он смог так быстро вернуться?” – пронеслось у меня в голове.
– Не ожидал меня так быстро увидеть? – спросил Джон, как будто прочитав мои мысли.
Я промолчал.
– Мы раскололи твоего друга три дня назад. – продолжил Джон. – Но не стали никому сообщать. Иначе ты бы уже сбежал. Если ты надеешься на помощь своих товарищей, то зря. Все ваши хвосты мы сбросили.
Он подошел и сел рядом со мной.
– Макс! Я профессионал. Я участвовал в первой своей операции, когда мне было шестнадцать лет. Я знаю о методах работы ваших спецслужб больше, чем вы сами. Ваша контрразведка работает слишком топорно, чтобы выследить меня.
– Ты слишком высокого о себе мнения, – прохрипел я. – Это тебя погубит.
– А тебя погубит твоя глупость. Нужно было соглашаться на мое предложение. Мы ведь все равно все узнаем. А то, что останется от тебя после этого, мы сметем в совок и развеем над Ла-Маншем. Несите его к Мигелю, – сказал он, обращаясь к своим помощникам.
– Эй! Кто его связывал! – воскликнул один из поднявших меня охранников. – У него правая рука свободна!
– Нормально завязано, – сказал Джон, посмотрев на мои руки. – Просто он слишком хорош для вас. В следующий раз используйте наручники.
Меня поволокли в комнату, в которой мы с Джоном беседовали в первый раз. Сейчас в ней появился переносной столик с различными инструментами для пыток и старичок небольшого роста. На вид ему было лет девяносто. Пучки седых волос, торчащие из макушки и большие очки в роговой оправе делали его похожим на чокнутого профессора.
– Проходите, садитесь, – на английском с жутким акцентом, проскрипел старик.
– Вы, насколько я понимаю, Мигель? – спросил я, пока охранники усаживали меня на стул и защелкивали на ногах и руках оковы. Я оказался прикован к стулу стальными браслетами, достаточно крепко удерживающими на месте. К кольцам на столе уже были пристегнуты наручники. Нужно сделать все, чтобы не попасть на стол. Иначе никаких шансов выбраться уже не будет. Даже если я начну петь как соловей. Охранники вышли, оставив нас со стариком вдвоем.
– Да, молодой человек. Меня зовут Мигель.
Только я захотел представиться, как Мигель перебил меня.
– Как вас зовут меня пока абсолютно не интересует. Можете не утруждать себя бесполезными разговорами. Сейчас мы сделаем вам маленький укольчик и начнем беседовать о интересующих меня вопросах.
Мигель достал одноразовый шприц, набрал в него из какой-то ампулы жидкость и подошел ко мне.
– Сейчас будет немножко больно, – улыбнувшись своей шутке сказал он. – Вы уж потерпите.
Он протер ваткой место укола и вколол два кубика из шприца.
– Можно вопрос? – спросил я
– Пока препарат не начнет действовать – спрашивай.
– А зачем нужна была ватка со спиртом? Я так понимаю, живым вы меня выпускать не планируете?
– О! Тут все просто. – ответил Мигель, протирая нож, размером с мачете. – У меня когда-то давно был клиент. Я работал с ним, не заботясь о чистоте инструментов. И он умудрился подхватить какую-то заразу и умер, не рассказав то, что нужно было моему работодателю. Очень неудобно получилось. С тех пор я стерилизую все инструменты перед работой. Выглядит, конечно, не так устрашающе. Но зато, признаюсь честно, работать намного приятней.
Мигель улыбнулся. Улыбка, несмотря на прекрасные белоснежные зубы выглядела устрашающей.
– Ну как, чувствуешь что-нибудь? – спросил он.
– А что ты мне вколол? Что я должен чувствовать?
– О! Это фантастический препарат. Он одновременно заставляет тебя говорить правду и снижает болевой порог. Скоро ты начнешь остро чувствовать каждое прикосновение к себе. Ты даже будешь ощущать, как шевелятся волосы у тебя на руках и ногах от малейшего дуновения ветра. А уж когда я начну отрезать от тебя маленькие кусочки, ты будешь кричать и корчиться, готовый на все, лишь бы я прекратил.
Я улыбнулся про себя. Как ни странно, я уже сталкивался с этим препаратом. Правда тогда я был на месте Мигеля. И знал как он влияет на нервные окончания. Под действием препарата, осязание обостряется до предела. Практически любое прикосновение приносит невыносимые страдания. Главный минус этого препарата – высокая стоимость. Его делают только в двух лабораториях на Земле. Одна в России – принадлежит Министерству Обороны. Именно здесь препарат был разработан в конце семидесятых годов. Вторая лаборатория подпольная. Ее местоположение, несмотря на все попытки, выяснить пока не удается. Эта лаборатория появилась в конце девяностых. Тогда формула препарата была продана одним из разработчиков неизвестным лицам. К сожалению для Мигеля, в мире существует антидот от этого препарата. Он вводится в кровь и сохраняется в организме в течение двух лет. В это время препарат для пыток не действует на человека. Я один из тех, кому регулярно делают подобную “вакцинацию”. Сейчас мне нужно постараться правильно сыграть свою роль, чтобы Мигель поверил, что мне очень больно.
– Ну что, давай поговорим? – сказал Мигель и сильно ущипнул меня в районе груди.
Я зашипел от боли. Мигель и без химии умел причинять боль.
– Замечательно! – произнес он. – Давай начнем с простых вопросов. Как тебя зовут.
– Максим.
– Фамилия, имя, отчество?
Я представился полностью. Скрывать было нечего. Эту информацию они точно знали.
Дальше шли стандартные при таком допросе вопросы: возраст, семейное положение, образование. Когда мы подошли к вопросам о месте работы, я был готов сопротивляться.
– Назови свое последнее место работы. – спросил Мигель.
– НИИ “Гипронефтегаз”
– Врешь! – воскликнул он и ущипнул меня еще раз.
Воспользовавшись тем, что он подошел очень близко, я вытащил заранее сложенную кисть левой руки из браслета, выхватил стержень, которым этот браслет был зафиксирован и воткнул его Мигелю в глаз. Честно говоря, я думал с ним придется повозиться. Но чувство своей исключительности притупило внимание Мигеля и погубило его. Он еще не успел упасть, когда я освободил правую руку и ноги. Дверь за моей спиной начала открываться. Я подскочил к столу с приспособлениями для пыток, схватил какие-то скальпели и метнул их во входящих в комнату. Несколько штук попали в цель, потому что один из вошедших упал и не шевелился. Второй вскрикнул от боли, но смог спрятаться за дверь.
Из соседней комнаты начали стрелять. Пули летели в разные стороны, рикошетили от стен, но в меня, пока, не попадали. Я спрятался за столом с инструментами и начал вооружаться. Набрав всевозможных скальпелей, ножей, мачете и штопоров, я перекатился к двери и не останавливаясь ворвался в соседнее помещение. Находившиеся там не были готовы к такой решительности, поэтому потеряли драгоценные доли секунды. Адреналин практически кипел у меня в крови, я был быстр и работал как автомат. Джон оказался ближе всех к двери и умер первым. Я практически разрубил его пополам огромным ножом. Два пожилых джентльмена и один охранник погибли от вонзившихся в шеи и головы скальпелей. В помещении остался только Иван-хипстер. В то мгновенье, когда я ворвался в помещение, он перезаряжал пистолет. И сейчас стоял с незаряженным пистолетом и обоймой в руках. Я напал на него с мачете, стараясь попасть в шею. Но Иван молниеносно пришел в себя и уклонился. Он попытался вставить обойму в пистолет, но я снова пошел в атаку и смог выбить пистолет у него из рук. Он отбросил уже ненужную обойму, вытащил из-за пояса нож и встал в обороняющуюся стойку. Его движения были плавными и аккуратными. Он как будто танцевал. Все мои атаки он отбивал короткими, минимально необходимыми движениями. Сам не нападал, тянул время. У него времени было много, он ждал подкрепление. А мне нужно было торопиться. Что-то предпринять, как-то заставить его ошибиться.
– Иван, а что у тебя с Катей? Я видел, как ты на нее смотришь. Я, честно говоря, ревную.
Он промолчал, но впервые ответил на мой выпад немного сильнее, чем требовалось.
– Я надеюсь, ты не собираешься отбить у меня мою женщину? – продолжил я. Я начал нести все подряд, чтобы хоть как-то пробить его спокойствие. – Я ведь этого не потерплю! Мы же с тобой друзья. А друзья не отбивают женщин друг у друга.
– Мы с тобой не друзья, – процедил через стиснутые зубы Иван.
– Нет? То есть ты считаешь, то имеешь право отбить у меня Катю? Ничего не выйдет! У нас любовь!
В его глазах вспыхнул огонь.
– Она спит с тобой, потому что ей это приказал Джон! На самом деле, она моя! Мы с ней вместе уже два года!
Так вот в чем дело! Я бы тоже злился, будь на его месте.
– Что же это за отношения у вас, если она прыгает в постель к тому, к кому прикажут? А если Джон отправит ее в раздевалку футбольной команды? Ты тоже сожмешь кулаки и будешь терпеть? А когда она ночью приходила ко мне, ты смотрел за тем, что я с ней делал на мониторах? Научился чему нибудь, а? Ты…
Я не договорил. Иван сорвался с места и налетел на меня как ураган. Я ждал этого нападения. Его выпад был направлен в сердце. Я отвел удар, подставив левую руку. Нож рассек кожу и мышцы на предплечье, едва не достав до сухожилий. Его рука пошла вниз, целясь в ногу. Ножу не хватило каких-то сантиметров, чтобы вонзится в бедро, когда мое мачете пересеклось с запястьем, держащим нож. Мигель любил свои инструменты. Мачете оказалось наточено до остроты бритвы, потому что запястье Ивана отделилось от руки и вместе с ножом улетело куда-то в угол. Кровь хлынула рекой. Сделав шаг назад, я совершил круговое движение и ударил противника в шею, практически отрубив голову. Глаза Ивана мгновенно погасли, он осел мешком на пол. Я сам еле удержался на ногах. Шатаясь дошел до ближайшего стула и сел. Напился из бутылку с водой с ближайшего стола.
В первую очередь нужно было перевязать руку. Аптечка нашлась в столе Мигеля. Как смог, я перевязал рану. Получилось не очень, но на первое время хватит. Времени, которого у меня было мало. Нужно выбираться отсюда. Я собрал все оружие, которое нашел. Всего было четыре пистолета с запасными обоймами. Плюс мое мачете.
Уже собираясь выйти в коридор, мне пришла мысль о том, что я буду делать, если выберусь отсюда. Раненый, без денег и документов. Шансов спрятаться у меня не будет. Я быстро обыскал находящихся в помещении. Всего удалось насобирать около двухсот фунтов, несколько паспортов и водительских удостоверений. Я переоделся в одежду одного из охранников, потому что моя одежда была вся в крови. В кармане одного из Иванов оказались ключи от мотоцикла. Их я тоже забрал – на мотоцикле удобней скрываться, чем на автомобиле.
Я открыл дверь в коридор и аккуратно выглянул. Коридор был пуст. За последние дни мне удалось хорошо изучить помещение. Сейчас я находился в подвале какого-то здания. Лестница, ведущая наверх находилась рядом со столовой. Я прошел налево до пересечения со вторым коридором. Аккуратно выглянул. По коридору, в мою сторону бежала Катя. Одна. Я спрятался и приготовился к встрече. Она выбежала из-за угла, увидела меня, резко остановилась. Я стоял на месте, направив на нее пистолет.
– Ты жив! Слава богу! – сказала она и бросилась меня обнимать. – Бежим быстрей, я выведу тебя отсюда.
Она отстранилась, посмотрела в глаза.
– Не бойся. Я не могла по-другому. Они заставили рассказать о тебе все, что я узнала там, в Таусе. Я все тебе потом объясню, когда будем в безопасности.
Я кивнул. Она скрылась за углом. Я оторвался от стены и побежал вслед за ней. В моем состоянии бежать было тяжело, поэтому Катя успела добраться до двери, ведущей на лестницу, заглянула в нее, махнула мне, что все нормально и скрылась за ней. Я доковылял до двери и шагнул внутрь. Здесь было темно, поэтому я даже не понял, откуда прилетел первый удар в голову. Второй удар выбил пистолет у меня из руки. Когда в глазах прояснилось, я увидел Катю, стоящую в боевой стойке.
– Ты, сволочь! – зашипела она. – Ты его убил! Он! Сделал из меня человека! Он! Вытащил в общество! А ты его убил!
На последнем слове она сорвалась на визг и бросилась на меня. Удары сыпались с такой скоростью, что не было никакой возможности защищаться. “Еще десять секунд и она меня убьет” – пронеслось в голове. Пришлось пересилить инстинкт самосохранения и открыться. Я отвел правую руку назад, поймал момент и из последних сил ударил Катю кулаком в висок. От моего удара она отлетела к стене, ударилась головой о перила и мешком сползла на пол. Я подобрал пистолет и без особых сожалений выстрелил ей в голову.
Наверху меня уже ждали. Трое охранников, спрятавшись за баррикадами из мебели, открыли шквальный огонь, как только я приоткрыл дверь. Едва не получив пулю, я захлопнул дверь и закрыл ее на засов. У меня было около пятнадцати минут, пока они смогут попасть сюда. Так как стрелять они начали сразу, значит, уже знают, что кроме меня никто снизу прийти не сможет. Только с пистолетами, без гранат или автомата мне здесь не пройти. Нужно искать другой путь. Я вернулся в подвал и оглянулся. То, что я увидел, заставило меня улыбнуться. На стене висел план эвакуации! Судя по этому плану, на поверхность должен был вести еще один выход. Пожарный. Не особо веря, что такое возможно, я побежал к запасному выходу, расстреливая по пути камеры наблюдения. Дверь запасного выхода открылась электронным ключом, который я забрал у Джона. Вторая дверь, уже наверху лестницы, также открылась этим ключом. Я оказался на улице, в проходе между двумя зданиями. Здесь было темно и пахло мочой. И здесь, в этом проходе, я был прекрасной мишенью. Вспомнив планировку подвала, я, стараясь не поскользнуться, побежал в сторону входа в здание. Через сто метров я выбежал на небольшую площадку. Здесь стояло несколько автомобилей и мотоцикл. В здание вела всего одна дверь. Я открыл ее тем же ключом, удивившись, что его так и не заблокировали. Пройдя по коридору, остановился перед второй дверью. За ней оказался зал, в котором меня ждали охранники. Все трое так и сидели за баррикадами и ждали меня со стороны подвала. Они не ожидали, что враг окажется у них в тылу, поэтому я просто расстрелял их. Как в тире. Собрал трофеи в виде запасных обойм и денег. На столе лежали бутерброды, плитка шоколада и термос с чаем. В животе заурчало. Покончив с едой я умылся, одел чью-то куртку с капюшоном и вышел на улицу.

Глава 29
Никогда не любил мотоциклы, но ехать на автомобиле с правым рулем по оживленным улицам я не мог. За воротами оказалась достаточно оживленная улица. Было непривычно ехать при левостороннем движении. Прикрепленный к рулю навигатор позволил сориентироваться. Джон все-таки соврал. Я был в Манчестере, а не Бермингеме. Особой разницы для меня это не имело, но, почему-то, стало обидно.
Я сверился с навигатором и отправился в Мосс Сайд. Лучшее место в Англии, чтобы затаиться и переждать погоню.
Несмотря на статус одного из самых неблагополучных районов Манчестера, на улицах Мосс Сайда было на удивление чисто. Буквально в нескольких метрах от въезда в район расположились местные жители. Их было немного – несколько человек сидели на крыльце ближайшего здания. Один стоял, прислонившись к столбу и с интересом меня разглядывал. Все были неграми. То, чем занимались эти люди не вызывало у меня сомнения.
Я остановился недалеко от них, заглушил двигатель и подошел к стоящему возле столба.
– Крэк есть? – спросил я у него.
– Для тебя нет. – ответил он. Сидящие на крыльце поднялись и неспеша пошли в нашу сторону.
Я снял шлем и капюшон.
– Тяжелый день? – спросил негр. – Ты плохо выглядишь.
– Да, очень тяжелый. Мне бы комнату, чтобы отлежаться. И доктора.
– Тогда ты неправильно приехал. Вернись до перекрестка, сверни направо и в паре кварталов увидишь больницу.
– В другой день я бы так и сделал. Но сегодня мне нужен доктор, который не будет задавать лишних вопросов.
Негр ухмыльнулся.
– А деньги у тебя есть?
– Немного. На доктора точно не хватит. Зато могу предложить мотоцикл.
Негр кивнул одному из своих помощников. Тот вразвалочку подошел к мотоциклу и начал его осматривать. Обойдя вокруг посмотрел в нашу сторону и кивнул.
– Мотоцикл пойдет за услуги доктора. А как ты рассчитаешься со мной? – спросил мой собеседник.
– Тебе я могу предложить пару стволов. Чистые или нет – не знаю.
– Хммм. Какой-то ты мутный. Байк явно не твой. Угнанный И еще стволы. Завалил кого-то?
– А ты что, коп, чтобы такие вопросы задавать? – спросил я, глядя ему в глаза.
– Я – нет. Но могу тебя им сдать. Получу за это благодарность, – он засмеялся от своей шутки.
– Попробуй. Но меня отмажут. Очень быстро. Немного денег, заплаченных нужным людям и улики против меня просто исчезнут. Когда я выйду на свободу – вернусь сюда. И разговаривать с тобой буду уже по-другому.
– Ты что, бессмертный?! – удивился негр. – Стоишь здесь, в моем районе, совсем один, и угрожаешь мне? – Негр очень внимательно посмотрел мне в глаза. И вздрогнул. – Ты русский! – воскликнул он. – Я уже сталкивался с вашими. И запомнил на всю жизнь, – он поднял левую руку. На трех пальцах не хватало по фаланге. – Нельзя обманывать и подставлять русских. Это слишком дорого обходится.
– Бывает. – сказал я улыбаясь. – Мы и не такое можем. Так что, ты поможешь мне?
– Помогу. Филл отведет к доктору. Потом в гостиницу. За гостиницу платишь сам.
– Договорились. – ответил я.
Я достал два пистолета и протянул негру. Он сгреб их своей огромной ручищей и положил в карман.
– Крэк-то нужен? – спросил он, когда я отдал ключи от мотоцикла.
– А я что, похож на наркомана?
– Не очень. Хотя все в жизни бывает.
Он отвернулся и что-то сказал своему помощнику. Тот кивнул и пошел вглубь квартала. Я последовал за ним.
Доктор зашил руку быстро и достаточно профессионально. Шрам, конечно, останется, но я думаю, контора оплатит пластическую операцию по его удалению. Наши сотрудники отличаются полным отсутствием шрамов и татуировок. Чем меньше примет у человека, тем лучше для работы.
Гостиница оказалась полным гадюшником. Начиная от валяющихся в коридорах торчков и заканчивая проститутками, облепившими меня сразу у входа. Филл шикнул на них и они нехотя расползлись по своим местам. Но для моих целей это заведение было лучшим местом.
Комната обошлась в грабительские двадцать фунтов в сутки. Еще полтинник пришлось отдать хозяину, чтобы меня никто не беспокоил. Я поблагодарил Филла и закрылся в комнате. Ремонт здесь не делали лет сорок. Подходить к кровати было противно. Она была настолько старой и грязной, что было непонятно, когда последний раз здесь меняли постельное белье. Пришлось потратить еще двадцатку, чтобы мне принесли свежий матрац, подушку и постельное белье.
Придется прожить здесь минимум неделю, пока синяки не сойдут с лица. В это время нужно пробовать выйти со своими на связь. Телефон отпадает – наверняка все звонки в Россию сейчас будут прослушивать. Если я на самом деле убил одного из лордов, копы будут рыть носами землю, чтобы меня найти. Остается интернет. Пользоваться компьютером гостиницы нельзя. Могут отследить. Значит, нужно искать что-то типа интернет кафе. Или купить одноразовый мобильник и выйти в интернет с него. Я пересчитал наличность, которой располагал. Триста двадцать фунтов. Не густо. Однако, я не собирался задерживаться здесь надолго. На неделю должно хватить. Проблемы возникнут только если придется добираться домой самостоятельно, без поддержки Базы.
Неделю я спал, ел и смотрел телевизор. В новостях сообщили, что в результате дорожной аварии погиб член палаты лордов. Ему было всего пятьдесят, он курировал передовые научные исследования Ее Величества. Вместе с ним погиб руководитель службы охраны и водитель. Об остальных не было сказано ни слова. Прошли шикарные похороны, которые посетили даже члены королевской семьи. Новостные ленты какое-то время обсуждали случившееся, потом переключились на теракт, произошедший в соседней Франции. Информационное пространство повторно взорвалось через день после похорон. Неизвестным снайпером были убиты четыре личных помощника погибшего лорда. СМИ с новой силой начали обсуждать гибель Лорда, приблизившись, в своих версиях, к реальному положению вещей.
На восьмой день моего проживания в гостинице, когда я полностью восстановил силы и внешний вид, я купил мобильник. На адрес электронной почты обычной московской торговой компании ушло письмо, содержащее коммерческое предложение на поставку оборудования. Менеджер компании, скорей всего, тут же отправил это письмо в корзину и забыл о нем. Зато те, кому приходили копии всех писем этого ящика, получили достаточно информации, чтобы найти меня. Через день в дверь номера постучали. Через три дня меня переправили во Францию. Оттуда несколькими перелетами через разные страны в Россию.
На выходе из таможенной зоны меня встретил сотрудник спецслужб и отвез в какой-то бизнес-центр на окраине Москвы. Там, в одном из сотни кабинетов, меня ждал Дракон.
– Я рад, что ты смог оттуда выбраться, – сказал он, крепко обнимая меня.
– Я тоже. Спасибо, что вытащили меня на Родину.
Дракон налил в две чашки воду из куллера, себе насыпал кофе, мне подал пакетик с чаем.
– Рассказывай, – сказал он.
Я рассказал все, что со мной произошло с момента отъезда с Базы. Дракон, как всегда, внимательно выслушал, иногда задавая уточняющие вопросы.
– Дракон, а как так получилось, что помощники Лорда погибли? – спросил я, закончив рассказ. – Это ведь не совпадение?
– Нет. После того, как Джон и его команда раскололи Мину, мы смогли выяснить, на кого он работает. Очень помогла агентурная сеть в Лондоне. И тогда мы привлекли одного очень хорошего специалиста. Сможешь отгадать кого?
– Нет, – подумав, ответил я.
– Седого! Помнишь такого? В метро.
– Да, конечно помню.
– Так вот, – продолжил Дракон. – Изучив то, что ты нам про него рассказал, мы его нашли. Здесь, на Земле. Он живет в Москве и действительно один из лучших киллеров в мире. К нему съездил наш переговорщик. Пригрозил сообщить чеченцам, как Седой их кинул. Предложил иногда подрабатывать на нас. Тот скрипя зубами согласился. Мы его отправили в Лондон, заказав убийство Лорда. Но Седой не успел. Ты сделал все за него. Тогда мы быстро сменили цели и вместо одного Лорда он устранил четырех его помощников. Тех, кто мог что-то знать о нашем существовании.
– Лихо. А что вы еще смогли выяснить?
– Много чего. ДАвай я расскажу, что происходило здесь. Когда тебя увезли из гостиницы, мы смогли срисовать твою Катю. Установили плотную слежку и вели их до Лондона. Но там их территория. И они исчезли. Тогда я дал команду и копию Кати в Таусе взяли в оборот. Вадим со своими помощниками ее допросили. Я тебе расскажу в общих чертах. Потом, если захочешь, можешь посмотреть видео ее допроса.
Я устроился поудобней и приготовился слушать.
– Ее настоящее имя Эмма. Родилась в 1982 году в небольшой деревушке на севере Эстонии. Родители русские. Она прекрасно училась в школе, занималась легкой атлетикой, стрельбой из лука, знала четыре языка. После окончания школы планировала уехать в Москву и поступить в МГИМО. В шестнадцать лет ее с подружкой, по дороге из школы похитили. Просто затолкали в машину и увезли. Сначала в Финляндию, оттуда в Швецию. Так они оказались в публичном доме. Неделю их били и насиловали, чтобы заставить заниматься проституцией. Подруга сдалась первой. Эмма держалась до тех пор, пока не принесли шприц с какой-то наркотой. Тогда и она сдалась. Но не просто сдалась. Она сумела поставить несколько условий. И ей пошли навстречу. Пообещали не заставлять принимать наркотики и разрешили читать книги. Через два года она перешла в ранг элитных проституток. Еще через два года, предложив несколько идей по оптимизации бизнеса, стала полноправным партнером, получив небольшую долю. После этого обслуживанием клиентов практически не занималась. Работала только самыми важными персонами. Именно тогда ей встретился Лорд. Девушка настолько ему понравилась, что он предложил ее выкупить. Она отказалась, так как ее собственный счет к тому моменту подбирался к шестизначному значению. Тогда Лорд организовал операцию, в результате которой публичный дом был уничтожен, а Эмма оказалась единственным выжившим. Лорд увез ее к себе и планировал жениться. Но его окружение было категорически против. В конце концов он поддался уговорам и отказался от этой идеи. Не став женой Лорда, она стала его любовницей, а со временем личным телохранителем. Человек, которого ты называешь Джоном – обучил ее единоборствам, стрельбе, некоторым шпионским премудростям. Через какое-то время его знаний стало недостаточно. Тогда она занялась самообразованием. И намного превзошла своего учителя.
– А кто такой Джон выяснили?
– Да. Брак Лэнгли. Он завалил один из последних тестов, перед тем как стать полноправным агентом. Причем провалил так, что его даже не смогли оставить заниматься бумажной работой. Джон вылетел из разведки, обвешанный подписками о неразглашении, как новогодняя елка. Тогда его подобрал Лорд и сделал начальником своей службы охраны. Джон оказался прекрасным стратегом. Его операции всегда заканчивались успешно. Кстати, уничтожение публичного дома спланировал и провел именно он. Так вот, вернемся к Кате. Примерно четыре года назад она впервые скопировалась в Таус. И сразу подключилась к своему аватару. Прямо как ты. Я думал, что ты у меня один такой уникальный, что можешь без химии подключаться. Оказывается, есть еще такие же. В общем, вернувшись в земное тело, она рассказала все Лорду. Тот сразу понял, какие перспективы перед ним открываются. Запретил рассказывать кому-либо еще без его разрешения. Он подошел к решению вопроса с двух сторон. Нашел ученых, исследования которых были наиболее близкими к параллельным вселенным. Обеспечил их всем необходимым. С другой стороны, озадачил Катю в Таусе собирать информацию обо всем, что там происходит. Думаешь она сама смогла в мэрии во все процессы внедриться? Нет. Операцию планировал Джон. А она только делала то, что ей говорят. Все, что она узнавала, передавалось на Землю. Именно так они вышли на тебя. Ну а дальше ты все знаешь сам.
– Она выжила там, в Таусе?
– Нет. Сердце остановилось.
– Жаль. – сказал я откровенно. – Хорошая была девушка.
Мы немного помолчали.
– Что сейчас со мной будет? – спросил я.
– Сначала, как обычно, отчет. Как-никак ты был за границей, не имея на это права. Потом отпуск. На неделю. А потом обратно, в пустыню. Мы застопорились на военной базе. Там все без изменений. Каждые три дня происходит десант французов на неизвестную планету. Мы забрасываем с ними своих агентов, но им не везет. Никто так и не смог вступить в контакт с местным населением. У меня осталась одна надежда – на тебя.

По другую сторону молнии. Часть 6.

Глава 21
Я лежал в роскошной кровати на борту самолета и думал о том, что быть богатым – чертовски приятно. На борту бизнесджетта было все, что может понадобиться человеку. Основной салон с мебелью в стиле модерн и диванами, отделанными тончайшей кожей. Рабочий кабинет со всем необходимым оборудованием. Бар, с огромным выбором напитков. Кухня, на которой хозяйничал профессиональный повар. Полноценная душевая кабина. Спальная комната с громадной кроватью. Кроме повара и пилотов на борту было пять молоденьких стюардесс. Одна из них сейчас мирно спала у меня на плече. Славная девушка. Жаль, что ей придется погибнуть через тридцать минут.
На Земле, самолет вместе с командой абсолютно легально зафрахтовали для нужд министерства обороны.. Самолет приземлился на одном из аэродромов, подконтрольных нашему управлению, принял на борт двух пассажиров и вылетел в сторону Китая в соответствии с графиком. За время нахождения на земле, наши специалисты успели сделать копию самолета на Плюк. Дальше было не так сложно. За рейс на Плюке всем членам команды пообещали баснословный гонорар и возвращение на Землю. Перед вылетом всем на самом деле выдали по толстому конверту с деньгами.
По Земным меркам рейс был очень простой – взять пассажира, отвезти его со всеми удобствами на восемь тысяч километров, высадить, заправиться и вернуться обратно. Единственная сложность – полное отсутствие современной навигации. Из доступного – компас и описание наземных ориентиров. Был еще один момент, о котором, на борту этого самолета, знал только я. В точке прибытия не было аэропорта. Не было даже обычной взлетно-посадочной полосы. Там вообще ничего не было, кроме песка и нагромождения камней.
На прикроватной тумбочке зазвенел телефон. Я снял трубку.
– Слушаю.
– Это беспокоит капитан, – по-английски произнес голос. – Вы просили сообщить, когда мы преодолеем горный хребет.
– Да, спасибо. Все по графику?
– С небольшим опережением, – немного подумав ответил капитан. – минут на десять.
– Высота?
– Три тысячи семьсот метров.
– Спасибо. Я понял.
Я положил трубку. У меня пятнадцать минут чтобы собраться и покинуть самолет. Стараясь не разбудить спящую девушку, я аккуратно встал с кровати и оделся. Из большой сумки, оставленной для меня в шкафу, я достал парашют и оборудование, которое понадобится сразу после приземления.
Люки запасного выхода расположены в спальне, что значительно облегчало мою задачу. Из второй сумки я достал горсть шариков пластида. На высоте от трех до четырех тысяч метров невозможно открыть люк, поэтому, при планировании операции приняли решение, что люк придется взорвать. Я разместил шарики по периметру люка, соединил их проводами и подключил к детонатору. Чтобы самому не пострадать от взрыва, мне пришлось спрятаться в туалете. Нажатие кнопки на пульте и самолет потряс несильный взрыв. В тот же момент в туалете погас свет, включилось аварийное освещение и сирена.
Я вышел из туалета и аккуратно перешагивая разбросанные на полу вещи, подошел к дыре в правом борту. По спальне летали мелкие вещи и какие-то бумаги. На полу, в дальнем углу комнаты сидела стюардесса, прикрываясь простыней, и обезумевшими от страха глазами смотрела на меня. А ведь я даже не узнал ее имя, – пронеслось у меня в голове.
Можно бы было сказать какую-нибудь глупость, как-то успокоить. Но что-то внутри меня воспротивилось этому – я все-таки не Джеймс Бонд, чтобы шутить в подобной ситуации. В запертую дверь начали стучать со стороны салона. Стараясь не повредить рюкзак с парашютом о торчащие куски обшивки, я выпрыгнул из самолета. Парашют должен открыться через 60 секунд. Вспоминая все, чему меня учили, я остановил вращение, развернулся спиной к земле и лицом к самолету. На десятой секунде, когда самолет уже превратился в точку на небе, на его борту взорвалась бомба. Ее взрыватель был настроен на срабатывание через десять секунд после того, как я покину борт. Это было страховкой на случай, если пилоты смогут посадить самолет на военной базе, разведку которой мне нужно провести.
Я повернулся лицом к земле и постарался сориентироваться. Карту района при подготовке операции пришлось выучить наизусть, поэтому я без проблем узнал нужную мне группу скал, расположенную в сорока километрах от военной базы. По плану я должен был приземлиться где-то в километре от них. Но, похоже, пилоты немного отклонились от маршрута, поэтому я приземлюсь километров на двадцать южнее и, соответственно, ближе к базе. Это было опасно, так как меня могли засечь и отправить патруль на поиски. Особенно после взрыва самолета практически у них над головой. Но мне повезло – никто мной не заинтересовался и не стал искать. Я приземлился, закопал парашют, получил с Земной Базы квадроцикл и отправился обустраивать свое новое жилище на этой планете.
Неизвестная Военная база, обозначенная во всех наших документах, как “Объект 256”, расположена в центре грандиозной пустыни, практически лишенной оазисов. На площади немногим более миллиона квадратных километров, насчитывалось всего шесть оазисов, ни одного облака и только одно поселение людей. Четыре месяца назад это поселение было небольшой деревней. Люди жили в одном из оазисов, возделывали поля, содержали животных. Примерные подсчеты показывали, что население деревни составляет не более ста – ста пятидесяти человек.
Потом что-то произошло. Вместо деревни оказалась огромная военная база – с ангарами, гаражами, складами, казармами. Общая площадь базы составляет около тридцати квадратных километров. Вместе со зданиями появилось вооружение – вертолеты, танки, артиллерийские орудия. Примерно через месяц появились самолеты, легкая бронетехника и грузовики. Аналитики отметили изменения и не придали им особого значения. В этом мире много странностей, поэтому появление военной базы в другом полушарии никого не удивило. Пока один, особо внимательный сотрудник не заметил одну странность. Техника перемещалась по территории базы. На одном снимке самолеты стояли с одной стороны взлетной полосы, на снимке через трое суток, уже с другой. Можно было предположить, что местные жители летают куда-то. Но летать можно на одном-двух самолетах. Зачем переставлять остальные два десятка осталось непонятным.
При подготовке операции было решено построить стационарный опорный пункт и несколько легких наблюдательных точек. Главный – в десяти километрах от военной базы. В нем будет располагаться склад оборудования, гараж, жилые помещения для персонала и рабочее место оператора разведывательных беспилотников. Оптимальным вариантом было использовать одну из пещер. Но опасность наткнуться на неизвестную и, скорей всего, агрессивную форму жизни заставила отказаться от этой идеи. Было решено закопаться под землю. Я прибыл в заранее оговоренное место и запросил передачу оборудования. Мне прислали – жилой модуль, миниатюрный трактор, являющийся в то же время экскаватором и две сотни килограмм взрывчатки. Жилой модуль сделан на базе балка для вахтовиков, которые массово используются при разработке нефтяных месторождений на Земле. Только в него внесены значительные изменения – площадь увеличена в два раза, что позволило разместить жилой блок на шесть человек, полноценную кухню, санузел с душем, небольшую лабораторию, систему автономного электроснабжения на свинцовых батареях, способную обеспечить все потребности проживающих в течении 36 часов и полноценную систему вентиляции. Жилой модуль должен быть помещен под поверхность земли на глубину не менее трех метров. Все мои действия были отработаны тренировками на Базе, поэтому процесс постройки “землянки” должен занять не больше семи часов. Первым делом я пробурил скважину глубиной десять метров, заложил в нее взрывчатку и совершил подрыв. В результате получилась воронка, глубиной десять и диаметром почти тридцать метров. Прицепив жилой модуль к трактору, я затащил его в воронку, выровнял, оборудовал основной и резервные выходы и засыпал песком. Оставалось закопать генератор и подземный гараж для транспорта, но до темноты я уже не успевал. Поэтому отложил работы на следующий день. Замаскировав трактор сеткой, я спустился в свое новое жилище, принял душ, поужинал и практически мгновенно уснул.
Утром следующего дня мне не терпелось провести разведку Объекта. Но, к сожалению, необходимо было закончить строительство опорного пункта. К тому же, предполагалось проводить разведку одновременно с земли и с воздуха. Поэтому, после завтрака я принял очередной груз с Земли. Так как не было уверенности, что мне удастся найти электрические камни, решили использовать дизель-генератор. Но не обычный, а специально доработанный для скрытной работы в пустыне. Генератор – чудо инженерной мысли, может работать полностью погруженным под землю. Системы забора воздуха и отвода выхлопных газов сделаны классическим образом, а вот то как сделана система охлаждения я разобраться не смог. Разработчики заверили, что генератор может работать днем, в самую жару и с ним не будет проблем. Использование ночью не допускалось, так как это может привести к демаскировке опорного пункта из-за теплового излучения. Генератор я закопал в двухстах метрах от жилого модуля, заправил, протянул кабели и произвел тестовый пуск. Генератор работал абсолютно бесшумно, ощущалась только небольшая вибрация, да и то, если стоять непосредственно над ним. Я перевел его в автоматический режим и занялся гаражом. Гараж – большая железная конструкция, в которую без проблем помещается несколько квадроциклов, два полноценных внедорожника и остается место для хранения беспилотников. Размер гаража превышает размеры жилого модуля в два с половиной раза, поэтому яма для него должна быть самой большой. На воронку для гаража ушел остаток взрывчатки и почти пять часов работы.
Я закончил обустройство гаража и позвонил Дракону.
– Дракон, опорный пункт готов. Присылай Летуна.
– Потерпи. Его самолет задержался в Москве по погодным условиям. У них там, видите ли, ураган прошел. Все аэропорты были закрыты почти сутки. Из-за этого он опоздал на пересадку в Тюмени и прилетит на Базу только завтра.
– А мне тут что делать? Может я аккуратно сгоняю на Объект посмотрю?
– Макс, мы с тобой это обсуждали. Пока не будет второго аватара рядом с Объектом – никаких самостоятельных операций. Если тебя там грохнут, придется опять самолет искать. Чтобы ты смог с комфортом добраться через половину планеты, мне пришлось платить здесь, на Земле, вполне реальные деньги. За которые придется отчитываться. Ты хотя бы представляешь, сколько стоит час перелета на таком самолете?
– Нет. И знать не хочу. – Чего-то старик завелся, подумал я. Видимо на самом деле дорого обошлось. – Как скажешь, буду сидеть под землей как крот и ждать Летуна.
– Вот и жди. Не дергайся.
– А может вы мне его беспилотники пришлете? Он меня научил ими пользоваться. Я пока хотя бы слетаю на разведку.
– Нет. Беспилотники – зона ответственности Летуна. Нечего тебе туда лезть.
– Ну как скажешь. Буду ждать.
Я уже собирался положить трубку. Видимо Дракон почувствовал что-то, поэтому крикнул в последний момент:
– На Землю не возвращайся! Сиди там!
– И не думал даже, – соврал я. А ведь нажми я отбой на секунду раньше, вполне мог оставить аватара ночевать на Плюке, а сам вернуться в Земное тело. Но, видимо, не судьба.
– Не ври. – Сказал Дракон. – Я точно знаю, что именно это ты и планировал. Я тебе сейчас книжку интересную пришлю. Только ты долго не засиживайся. Завтра начнется Работа.
– Ты прямо как заботливая мамочка, Дракон. Сейчас поужинаю, зубки почищу и спать лягу. Не беспокойся.
– Так и сделай. Потом проверю. – со смехом в голосе сказал Дракон и отключился.
Ослушаться Дракона было глупо, поэтому я почитал какую-то скучную книгу, поужинал и лег спать.
Ночью сработала сигнализация. Сработали датчики движения возле генератора. Я включил монитор камер наружного наблюдения, ожидая увидеть очередное чудовище, ищущее, кого бы сожрать. Но, в том месте, где был закопан генератор, ходили два гуманоида. Они были абсолютно голые, с маленькими головами и длинными руками. Каждый держал на поводке животное, похожее на большого краба. Они достаточно долго ходили, трогали песок и, скорей всего, о чем-то переговаривались. Потом один из них начал копать песок точно над генератором. С одной стороны, мне было интересно, зачем он копает. С другой стороны. Если он повредит генератор, у меня определенно возникнут проблемы с электричеством. Гостей нужно было как-то прогнать. Я аккуратно вылез из своего подземного убежища, прицелился чуть выше их голов и пустил длинную очередь из автомата. В царящей тишине звуки выстрелов прозвучали как раскаты грома. Один из крабов сорвался с привязи и убежал в темноту. Оба “гостя” сначала упали на песок, потом поспешно вскочили на оставшегося краба и с неимоверной скоростью ускакали в сторону ближайших гор.
“Надо каким-то образом оградить себя от ночных гостей”, – подумал я. “Хорошо бы понять, что их так привлекло в генераторе”.
Я вернулся под землю и уснул тревожным сном.
Следующий день прошел в попытках придумать, чем бы заняться. Летуна не было. Он прибыл за час до заката, сильно уставший и немного растерянный.
– С прибытием, – хлопая его по спине сказал я. – Рад тебя видеть.
– Я тоже рад тебя видеть, – думая о чем-то своем ответил Летун. – Как у тебя здесь дела?
– Нормально. Поехали, покажу наше жилище. Здесь, конечно, не Таус, но все-равно достаточно комфортно.
Через час мы уже ужинали под землей. На мои вопросы Летун отвечал односложно. Иногда порывался что-то спросить, но в последний момент останавливался. Видно было, что его занимает какой-то вопрос, на который он не может найти ответ.
– Летун, я с тобой работаю уже несколько месяцев. Что с тобой? Если смогу – отвечу.
Он немного помялся, но все-таки решился:
– Сегодня утром, Дракон отправил меня подключиться к аватару в Таус. Я подключился – это было удивительное чувство. У меня в голове сложились воспоминания о моем отпуске на Земле и о том, что происходило в это же время на Плюке. Но, как ни странно, эти воспоминания не перемешались. Я прекрасно осознаю что, где и когда происходило. Мой помощник приготовил завтрак, хотя мы обычно завтракаем в ближайшем кафе. Мы сидели на кухне, пили кофе и вдруг я вернулся на Землю. Я не собирался это делать. Это произошло как-то случайно. Дракон ничуть не удивился. Как будто он меня ждал. В конференц зале мы встретились с группой специалистов, с которыми еще раз обсудили мои задачи при обследовании Объекта. Потом меня отвели в аппарат переноса и я оказался здесь…
Он замолчал. Просто сидел и смотрел в одну точку.
– И что тебя удивляет? – спросил я.
– На Плюке может быть только одна копия человека. – тщательно проговаривая каждое слово говорил Летун. – Как я мог оказаться здесь, если я есть в Таусе?
– Тебя нет в Таусе.
– Все таки нет? – немного дрогнувшим голосом сказал Летун.
– Нет. Скорей всего твой помощник тебя отравил. Убойная доза яда в кофе и твое сознание возвращается в Земное тело. Ты даже не успел заметить как умер. Непонятно только, почему Дракон не предупредил тебя, что так и будет.
– Я так и думал… Но надеялся, что со мной что-то не так. Что я остался там. И одновременно здесь.
– Так не бывает, Летун. – У меня появилась интересная мысль: – А ты вообще полный курс подготовки прошел?
– Нет. Насколько я знаю, у всех подготовка занимает шесть месяцев. У меня было только два.
– То есть у тебя не было тренинга по самоубийству?
– Нет! – Удивился Летун. – Неужели и такое бывает?
– Бывает. Причем самоубийство – не самый сложный тренинг, как может показаться. Самый сложный – это когда тебе приходится убить своими руками своих товарищей. – Я вспомнил, как это было у меня в первый раз. – Из нашей тройки этот тренинг первым должен был пройти я. Почему-то психологи решили, что я лучше подхожу. Страшно, когда тебя выводят в пустыню с двумя друзьями, дают пистолет и заставляют их убить. Ты можешь не стрелять, но тогда вы все просто сдохните в пустыне от жары. А на следующий день вас выведут в это же место и поставят ту же задачу. Только под ногами будут лежать ваши кости…
– И ты смог? С первого раза? – спросил Летун.
– Я – смог. Сначала Лешего, потом Викинга. А вот Викинг, когда пришла его очередь, с первого раза не смог. Именно из-за него я знаю про кости на второй день.
– А тебе не кажется, что ваша подготовка рассчитана на психически нездоровых людей?
– Не только кажется, я в этом уверен. Пойми, по-другому здесь нельзя. Эта планета открывает перед нами широчайшие перспективы. Но также требует от нас отказаться от части человечности, которая есть в нас.
Мы немного помолчали.
– Ты не обижайся, – начал Летун после паузы. – Но… Ты же просто серийный убийца!
– Это смотря с какой стороны посмотреть. Серийный убийца убивает для удовольствия. А для меня это просто работа.
– Работа… – Задумчиво произнес Летун. – Пусть будет работа. А можно задать один вопрос.
– Конечно!
– Можешь не отвечать, если не хочешь…
Летун замолчал. Он смотрел куда-то в сторону, не решаясь задать свой вопрос.
– Спрашивай уже. – Немного раздраженно подогнал я его.
– Хорошо. Твое лично кладбище. Оно большое?
– И этот вопрос ты стеснялся задать? – удивился я. – Я думаю очень большое. Когда-то я считал… Давно. После ста шестидесятого перестал. Сейчас, скорей всего уже больше трехсот. Или пятисот. Я даже не всех помню. Все они здесь. На Плюке. На Земле я не убил ни одного человека. – Я немного помолчал. – Ты знаешь, бывает очень сложно держать себя в руках там. Дома. На Земле. Здесь, особенно в развитых поселениях, люди понимают, что за грубость и наглость можно получить как адекватный, так и неадекватный ответ. Здесь все с оружием. Поэтому за грубое слово можно и пулю получить. На Земле не так. Там люди боятся дать отпор. Поэтому всякое быдло ведет себя так, как хочет. Без лишней скромности скажу, что моя подготовка позволяет выйти победителем практически из любого конфликта с неподготовленным специальным образом противником. Но на Земле мне нельзя демонстрировать свои умения. Ведь по легенде я – обычный инженер, мотающийся вахтами по буровым. Приходится сдерживать себя. Мне даже как-то пришлось вызвать милицию, чтобы утихомирить соседа. Он с друзьями устроил дискотеку в двенадцать ночи. Их было всего пять человек. Мне бы понадобилось не больше десяти секунд, чтобы решить вопрос. Но нельзя. Обязательно возникнут лишние вопросы. Поэтому вместо десяти секунд, пришлось слушать их музыку лишние два часа. Пока наши доблестные служители порядка ехали к нам.
Летун сидел ошарашенный моим рассказом.
– У тебя родные знают, чем ты занимаешься? – спросил он.
– Жена знает. Больше никто.
– Ты знаешь, мне довелось достаточно много поездить по горячим точкам за свою жизнь. Но таких как ты – я нигде не встречал. С одной стороны – я тебе завидую. Твоя жизнь намного интересней моей. Ты проживаешь здесь десятки разных жизней. И в то же время, я понимаю, что не смогу так же. Слишком большая ответственность. Слишком многие интересы затронуты на этой планете.
– А ты попробуй. – предложил я. – Хорошие операторы у нас на вес золота. Поговори с Драконом. Попроси перевести в полноценные операторы. Доучишься, сдашь экзамены.
– Ты думаешь это возможно?
– Вполне. Только подумай, на самом ли деле ты этого хочешь?
– Я подумаю. – ответил Летун и до конца ужина не проронил ни слова.

Глава 22
Утром я помог Летуну распаковать его “птичек”, смонтировать пункт управления, произвести первый запуск. Пункт управления разместили внутри жилого модуля, установив снаружи только антенны. Это позволило работать не опасаясь нападения диких животных и людей. Мы, как и несколько месяцев назад сидели рядом и смотрели на картинку, которую передавали наши беспилотники. Внизу тянулась, казалось, бесконечная пустыня. Верхний беспилотник отправили на пятнадцать минут раньше нижнего, чтобы попробовать оценить возможности ПВО военной базы. Я попросил Летуна немного изменить маршрут нижнего беспилотника, чтобы пролететь над местом крушения самолета, на котором сюда прилетел. У меня не было желания смотреть на дело рук своих, но Дракону нужно предоставить подтверждение того, что самолет уничтожен. Обломки самолета были разбросаны на большой территории. Летун сделал несколько десятков снимков, после чего беспилотник отправился к военной базе.
Через двадцать минут мы увидели обзорную картинку с верхнего беспилотника. С момента последнего фотографирования со спутника ничего не изменилось. Стояли самолеты, вертолеты, танки, грузовики, какие-то бронемашины. Однако, с такой высоты невозможно получить детальное изображение. Главное что мы увидели – никаких систем ПВО на базе не было. Возможно, установки где-то в ангарах, но это можно будет выяснить только при личном посещении.
Нижний беспилотник долетел до базы и мы, наконец-то, увидели более детальную картинку. Мы планировали по контуру самолетов выяснить их модель, после чего определить, чья это база. Но все оказалось намного проще. На крыльях самолетов были видны отчетливые знаки – красное кольцо с синей точкой в середине.
– Французы, – опередив меня буквально на секунду произнес Летун.
– Да. – согласился я. – Это они. Но у французов семь военных баз в Африке. Которая их них сюда перенеслась?
– Я не знаю. Давай сейчас все сфоторафируем, отправим на Землю. Пусть они сравнят с фотографиями Французских военных баз на Земле. Потом будем думать.
Пока Летун фотографировал базу, я делал для себя пометки. На территории видно множество людей – они ходили, сидели, лежали на всей территории. Многие ходили, качаясь из стороны в сторону. В какой-то момент я увидел, что один человек упал и остался лежать. Только устроился поудобней, подложив руку под голову. В другом месте группа людей стояла кольцом. В середине кольца друг напротив друга стояли два человека. Беспилотник ушел на новый круг и когда вернулся, двое стоявших в круге уже дрались. Хотя, они не дрались – было видно, что один избивает другого. Закончив, он отбросил тело побежденного, встал и подняв руки начал бегать по кругу. Зрители пару минут тоже помахали руками и начали расходиться. В другом месте, возле одного из грузовиков лежали оружейные ящики. Один был вскрыт и рядом с ним валялось несколько автоматов. Возле одного из зданий выстроилась очередь, человек сто-сто двадцать. Несмотря на размер очереди, двигалась она достаточно быстро. Каждые две-три минуты в здание заходил человек. Что располагалось в этом здании было непонятно.
– Может у них там лазарет? Медосмотр проходят? – предположил Летун.
– Сомневаюсь. – подумав ответил я. – Смотри, некоторые, выходя тут же становятся в конец очереди. Ты бы стал проходить медосмотр дважды?
– Я – нет. Но то, что у них происходит – не поддается объяснению. Все они явно военные. Смотри, все в форме. Но выглядит так, как будто у них там какая-то мега вечеринка, затянувшаяся на несколько дней.
А ведь Летун прав. Если приглядеться, то можно было заметить, что все регулярно что-то пьют. Скорей всего из бутылок, прямо из горла. Везде валялся мусор, какие-то бумаги, бутылки, бочки. В нынешнем состоянии базу сложно было назвать военной. Ни одного поста охраны, никаких патрулей. На смотровых вышках не видно ни одного человека. Возможно, у них установлена система электронного наблюдения, но с воздуха мы ее присутствие не определим.
– Все, Летун. Я поехал. Ты – мои глаза в воздухе.
– Хорошо. Удачи.
Через тридцать минут я подъехал к заранее выбранной точке. Спрятал квадроцикл и расположился на вершине одного из барханов. Отсюда открывался прекрасный вид на северную часть базы. Я разглядывал открывшуюся картину в бинокль и не мог понять, как военные смогли докатиться до такого состояния. Как показали многолетние наблюдения, сообщество людей, оторванное от цивилизации, проходит несколько стадий. В первую очередь всегда идет борьба за власть. Даже если с Земли на эту планету переместить поселок пацифистов, среди них найдется пара человек, которые начнут выяснять, кто же из них теперь главный. Как правило это наиболее кровопролитная стадия. В результате, сообщество теряет от двадцати до пятидесяти процентов своего населения. Намного лучше, если свои права на главенство заявляет только один человек. В этом случае все ограничивается небольшой чисткой рядов недовольных. Как правило, недовольные достаточно быстро заканчиваются, перемещаясь в пустыню и о них забывают. В любом случае, через пару месяцев наступает период относительного порядка, когда новый правитель устанавливает свои правила поведения.
То, что я увидел со своего наблюдательного пункта, не очень отличалось от картинки с воздуха. Все, абсолютно все, находящиеся на базе – пили. Пили прямо из бутылок. Насколько я мог увидеть в бинокль, бутылки были только с крепким напитками – ни одного человека с вином или пивом не было. Со стороны это выглядело как какая-то безумная вечеринка – тот, кто больше не мог пить – падал и засыпал прямо на земле, под палящим солнцем. Проспавшись, вставал и тут же снова брался за бутылку. При этом я не увидел ни одного человека с едой. Нужно иметь поистине богатырское здоровье, чтобы так пьянствовать на жаре.
Я менял точки наблюдения несколько раз, но везде была одинаковая картина. Уже собираясь уезжать с последней точки в сторону нашего бункера, мне улыбнулась удача. В лучах заходящего солнца на стене одного из зданий что-то сверкнуло. Сначала я подумал, что свет отразился от окна. Но стена была глухой, без окон и украшений. Можно было махнуть рукой, сославшись на непонятное атмосферное явление, но я решил проверить. Перемещаясь вдоль границы базы на восток, мне еще несколько раз удалось заметить отраженный от стены свет солнца. И только когда я оказался точно напротив здания, стало видно, что на нем висит экран гигантских размеров. На экране, хаотически менялись различные геометрические фигуры. Постепенно, движение фигур на экране стало упорядоченным и превратилось в огромный калейдоскоп. Я лежал на песке и любовался переливами цветов, изображение притягивало своей красотой, не давало оторвать взгляд, манило к себе. Чем дольше я смотрел, тем сильней мне хотелось пить. Постепенно жажда стала невыносимой. Я, не отрывая взгляд от экрана, снял с пояса фляжку с водой и приложился к ней. “Нет, это не то”, – пронеслось в голове. Я со злостью отбросил фляжку и начал смотреть по сторонам, сам не понимая, что ищу. “В багажнике квадроцикла есть фляжка со спиртом!” – пришла в голову мысль. Я, не контролируя себя сорвался с места и побежал к квадроциклу. Трясущимися руками открыл багажник и, разбрасывая вещи, начал искать фляжку. Вот она! Времени на откручивание пробки не было – я ее просто сорвал, скорей всего вырвав несколько ногтей. Но все это было в тот момент не важно. Важно было то, что внутри фляжки. Мне казалось, что там спасение от всего, решение всех моих проблем. Я начал жадно пить, захлебываясь, обжигая язык и горло. На шестом глотке организм сдался и отключил сознание.
Я пришел в себя от сильной боли в левой руке. Пересилив инстинктивное желание отдернуть руку, я постарался оценить обстановку. Было темно. По песку рядом со мной кто-то ходил. На груди стояло небольшое животное, похожее на кошку, и немигающими красными глазами смотрело мне в лицо. Еще одно животное, судя по ощущуниям, пыталось отгрызть мне указательный палец, от чего я и пришел в сознание. Нужно было срочно решить, как действовать дальше. Но огромный барабан в голове мешал думать. А еще, нестерпимо хотелось пить.
Первым делом я попробовал убрать левую руку. Кошки разразились таким шипением, от которого у меня похолодело внутри. Судя по всему, животных было не меньше десяти. Если все одновременно на меня накинутся – разорвут на части. Пришлось вернуть левую руку на место. В пальцы опять впились зубы и шипение прекратилось. Интересно, чего ждут остальные кошки? Почему ест только одна? Правой рукой я дотянулся до кобуры и аккуратно достал пистолет. Первой целью должна стать кошка на груди. Она ни на мгновенье не переставала смотреть мне в лицо и этим жутко пугала. Один удар ее длинных лап – и я останусь без глаз. Стараясь двигаться как можно тише, я снял пистолет с предохранителя, поднял руку и выстрелил в кошку на груди. В царившей тишине выстрел прозвучал как раскат грома. Меня забрызгало фонтаном из крови и мозгов, но думать об этом не было времени. Я вскочил на ноги и начал отбиваться от стаи обезумевших животных. Мне показалось, что я дрался с ними целую вечность, но, как подсказали внутренние часы, бой занял около двух минут. Я победил – все животные лежали на песке. Некоторые еще шевелились, но это была агония. Убедившись, что опасность мне больше не угрожает, я на подгибающихся ногах дошел до квадроцикла. Вокруг лежали разбросанные вещи – инструменты, продукты, медикаменты, оружие. Я с трудом нашел фляжку с водой и с жадностью напился. В голове немного прояснилось, даже ноги перестали дрожать. “Нужно как можно быстрее убираться отсюда.” – пришла в голову мысль. Скоро, запах крови привлечет крупных животных, от которых я не смогу отбиться. В голове появилась заманчивая мысль – пустить себе пулю в лоб и скопироваться с Земли заново. Но у меня не было уверенности, что с Летуном все в порядке. Связаться с ним я не смог – рация разбилась. Если он погиб, у меня не будет маяка, чтобы скопироваться прямо сюда. Придется опять искать самолет, опять лететь сюда с Базы. А уж о том, что на это скажет Дракон – даже думать не хотелось. Похоже, выход у меня только один. Я собрал все оружие, которое смог найти, завел квадроцикл и, сверившись с компасом, поехал в сторону своего подземного жилища.
Поездка в темноте заняла больше двух часов. Несколько раз приходилось возвращаться и искать дорогу еще раз. Даже зная ориентиры, найти в темноте спрятанный жилой модуль оказалось сложной задачей. Я добрался до входа около полуночи. Сил, чтобы поставить квадроцикл в гараж уже не было. Пока я из последних сил пытался спуститься на землю, из шлюза вышел Летун. Он подхватил меня под руки и помог спуститься вниз.
– Ты выглядишь так, как будто по тебе проехала газонокосилка! – воскликнул Летун после того, как помог мне лечь на кровать.
– Я тоже рад тебя видеть, – попытавшись улыбнуться ответил я. – Дай мне воды и какое-нибудь болеутоляющее. На Базу сообщал, что я пропал?
– Конечно! Я хотел ехать тебя забирать, но Дракон запретил. Он худший начальник за всю мою карьеру! Он вообще не ценит жизнь своих сотрудников!
– У его сотрудников сотни жизней и он об этом прекрасно знает. Он может себе позволить так к ним относится. Если это нужно для дела.
Обезболивающее начало действовать.
– Летун, я пошел в душ. Будь так добр, приготовь что-нибудь поесть.
– Хорошо. – ответил Летун, оторвавшись от телефона. – Сейчас, только с шефом договорю.
Я зашел в душевую и начал раздеваться. Те ошметки, которые остались на мне, сложно было назвать одеждой. Кошки изорвали все в лоскуты. Раздевшись, я посмотрел на себя в зеркало. Теперь стало понятно, почему Летун сказал про газонокосилку. Кошки не оставили на мне живого места. Следы от когтей были по всему телу. С пальцами левой руки все было не так и плохо. Пострадал только указательный – кошка успела сгрызть кожу с пальца, несильно навредив всему остальному. Я решил пока просто обработать раны и сделать перевязку.
Холодная вода взбодрила. А вот от мыла пришлось отказаться – я чуть не зашипел от боли, когда попытался намылить следы от кошачьих когтей.
Летун заканчивал накрывать на стол, когда я вышел из душа.
– Дракон дал тебе тридцать минут на еду. – сказал он. – Потом ждет тебя с отчетом.
– Хорошо хоть так. Мог бы сразу к телефону вызвать.
– Он вообще хотел, чтобы я тебе в душ телефон отнес. Еле уговорил его подождать немного.
– Раньше никому, насколько я знаю, не удавалось переубедить Дракона. Ты, Летун, уникум. Будешь писать мемуары в старости – не забудь об этом упомянуть.
Летун смутился.
– Не буду я мемуары писать. Не мое это. – он немного посидел, глядя на то, как я ем. – Можешь рассказать, что случилось?
– Могу. Только ты сначала расскажи, что видел и что из этого знают на Базе.
– С моей стороны было так: За час до заката ты сообщил, что видел какую-то вспышку на стене одного из домов и задержишься еще на двадцать минут. Верхний беспилотник я к тому времени уже отозвал – у него топливо заканчивалось. Нижний оставил за тобой следить. Ты несколько раз перемещался между точками, потом, видимо, что-то увидел. Потому что устроился поудобней и стал смотреть куда-то в сторону одного из строений. Ты оставался на месте минут пятнадцать, потом вскочил, побежал к квадроциклу, разбросал все, что находилось в багажнике, достал, видимо, фляжку, начал пить и упал. Ты лежал не шевелясь до самого заката. Я сообщил о происшествии на Землю. Запросил разрешения поехать к тебе. Получил категорический отказ. Спорил, ругался, но Дракон был непреклонен. Когда стемнело, пришлось отозвать беспилотник. Он стал бесполезным – камер ночного видения на нем не было. Когда он вернулся, я поставил на него камеры ночного видения и инфракрасную камеру. Я уже был готов его запустить, когда ты приехал.
– А с воздуха никаких видеоэкранов на зданиях не видно было?
– Нет.
– Понятно. Тогда слушай мою историю.
Я рассказал ему о случившемся. Потом пересказал то же самое Дракону. Потом написал и отправил на Землю бумажный отчет. До кровати мне удалось добраться только к шести утра. Я уснул, как мне показалось, еще до того, как голова легла на подушку.
В полдень меня разбудил Летун.
– Вставай. У военных что-то происходит. Тебе нужно это видеть.
На экранах была картинка с беспилотников. То, что происходило на базе сегодня кардинально отличалось от вчерашнего. Сегодня это не была толпа алкоголиков. Люди на базе волшебным образом стали военнослужащими. Одна часть занималась наведением порядка. Они убирали мусор, подметали, мыли, даже что-то подкрашивали. Небольшая группа, человек из десяти, хоронили погибших в пустыне. Рядом с ними лежало по меньшей мере тридцать черных мешков. Другая группа занималась обслуживанием самолетов, вертолетов и другой техники. На самолеты подвешивали бомбы и ракеты, в танки загружали снаряды. Беспилотник зашел на второй круг.
– Смотри, в этой части еще интересней, – сказал Летун, когда беспилотник завершил вираж и опять оказался над территорией базы.
Я с ним согласился. В том месте, куда он показывал, около сотни человек занимались подготовкой стрелкового оружия. Из ближайшего склада выносили ящики с оружием и патронами. Часть людей занималась расконсервацией автоматов, другая снаряжала магазины патронами. Все работали четко и слажено. Готовое оружие расставляли в стойки в соответствии с каким-то своими правилами.
– С Земли что-нибудь сообщали, пока я спал? – спросил я Летуна.
– Да. На столе их отчет. Посмотри.
Я поставил разогреваться обед и принялся за чтение. На основании анализа моего рассказа получалось, что экран, который я нашел на военной базе, используя специальным образом подобранные геометрические образы, программирует человека на употребления алкоголя. С какой целью – непонятно. Необходимо предоставить видеозапись с этого экрана, чтобы на Земле смогли ее проанализировать. До проведения анализа мне было запрещено возвращаться в земное тело, так как неизвестно, какие еще действия программируются этим экраном.
Второй отчет был коротким. Всего пара строк. Военная база является копией французской базы в Кот Д’Ивуаре. Про нее известно, что на ней служит девятьсот французов и до шестисот местных. Получается, здесь вполне может быть полторы тысячи человек. Плюс самолеты, вертолеты и бронетехника. На данный момент, скорей всего, это самая серьезная сила на планете.
– Аааа! – закричал Летун.
Я бросил обед и побежал к нему.
– Они мой беспилотник сбили! – практически прокричал Летун.
– Чем?
– Да я откуда знаю?! Из ПЗРК, скорей всего. У французов своя разработка есть. Мистраль, вроде, называется.
– Они второй сбить могут? – спросил я.
– Вполне. У Мистраля дальность на малые цели до четырех километров.
– Возвращай его.
– Не могу. Ты же видишь, вояки к чему-то готовятся. А если мы пропустим что-то важное?
– Сколько у тебя запасных беспилотников?
– Еще один. И на Земле два.
– Звони на Землю, пусть отправляют все, что у них есть. А я пока запасной подготовлю к запуску.
Через тридцать минут я запустил запасной беспилотник и вернулся к Летуну.
– Есть картинка? – спросил я.
– Есть. Через 15 минут долетит.
– Французы чем заняты?
– Все тем же. Оружие готовят, – ответил летун. – Десять минут назад запустили два патруля на джипах на охрану периметра. Так что, лучше не езди пока никуда. Сегодня с воздуха понаблюдаем. Может быть завтра что-то изменится. Тогда сможем снять картинку с экрана.
– Ничего, Летун. Прорвемся. Ты будешь предупреждать меня о патрулях.
Я, соблюдая все меры предосторожности доехал до военной базы. Место, с которого я вчера смотрел на экран, нашлось практически сразу. На песке было разбросано множество костей кошек. Все вещи, которые я вчера здесь оставил, пропали. Я взглянул на стену и убедился, что экран на месте и продолжает работать. Установка и настройка камеры заняли пару минут. Я связался с Летуном, который подтвердил, что изображение с камеры приходит четкое. Он запустил запись, чтобы позже можно было передать ее на Землю. Наблюдение за военными с земли ничего не дало. То, что я видел в бинокль ни в чем не отличалось от того, что видел Летун. Ближе к закату я вернулся в наш бункер.

Глава 23
Рядом с ВПП стояли шеренги людей. Мы с Летуном насчитали больше тысячи двухсот человек.
– Макс, они явно готовы с кем-то воевать, – взволнованно сказал Летун. – Я такое уже видел. Там, на Земле. Но с кем они здесь воевать собрались? На сотни километров ни одного крупного поселения.
– Знаешь, – ответил я, подумав. – Они не будут здесь воевать. Они, я думаю, сейчас вернуться на Землю. Скорей всего кто-то обошел нас. И научился перемещать предметы отсюда на Землю. Представь, что ты можешь перебросить тысячу бойцов вместе с техникой в любую точку планеты. В тыл врага. В центр чужой столицы. Ты практически гарантированно сможешь победить любого, даже более сильного противника.
– Ты приверженец теории заговора?
– Нет. Просто я пытаюсь предположить, что может произойти.
Мы помолчали, обдумывая, что делать дальше.
– Летун, – сказал я. – нужно предупредить Землю. Этим займешься ты. Я поехал туда – попробую попасть в ряды солдат. Тогда будет шанс понять, куда они отправляются.
Через тридцать минут я лежал на песке и в мощный бинокль смотрел на абсолютно пустую базу. Над ВПП стояла гробовая тишина. Не было ни одного человека. Военная техника тоже пропала. Хотя тридцать минут назад и люди, и техника еще были. На часах было двадцать минут первого.
Я в очередной раз попробовал связаться с Летуном. Он не ответил. Последний раз мы с ним разговаривали ровно двадцать минут назад. Тогда он сообщил, что у него пропал сигнал с беспилотников. Он собирался выйти на поверхность, чтобы проверить антенну. С тех пор он не отвечал мне. Конечно, Летун мог забыть свою рацию в бункере. И ремонт затянулся. Но раньше за Летуном такой рассеянности никто не замечал. “Если через десять минут он не выйдет на связь, придется возвращаться” – решил я. Хотя попасть на пустую военную базу сейчас имело первостепенную важность.
Десять минут тянулись бесконечно долго. Летун на связь не вышел. На базе не появилось ни одной живой души. Только ветер гонял по ВПП неизвестно откуда взявшуюся газету.
Я сообщил на Земную Базу текущую обстановку и поехал в сторону бункера. Шестое чувство подсказывало – с Летуном что-то случилось. Поэтому я оставил квадроцикл в пятистах метрах от входа и, стараясь обойти камеры наружного наблюдения, подобрался ко входу в тоннель, ведущий под землю. Тоннель заканчивался шлюзом, защищающим от попадания песка в жилые помещения. Возле самого входа в шлюз были видны следы борьбы. Значит чутье меня не подвело. Организм, обученный многочисленными тренировками и реальными боями, сразу мобилизовался. Время, казалось, замедлилось. Пистолет сам попал в руку. Вторая рука расстегнула ножны, приготовившись к рукопашной схватке. Хорошо бы узнать, сколько нападавших. Но как? Я внимательно оглянулся. Следы на песке! Так. Эти мои. Эти Летуна. А эти следы – не от нашей обуви. Рисунок другой. Судя по следам, гость был один. Пришел с востока. Прятался возле входа в тоннель. Напал на вышедшего из шлюза Летуна. Потом один из них затащил другого внутрь. Бункер оснащен двумя запасными выходами, можно воспользоваться одним из них. Но везде стоят камеры, поэтому сначала нужно все их отключить. Обход всех шлюзов и отключение камер заняло десять минут. Теперь появился шанс использовать эффект неожиданности.
Я решил использовать запасной вход в потолке. Аккуратно открыл люк, опустил руку с зеркалом и начал осматривать помещение. Нападавшего не было видно. Видимо, он где-то в лабораторном блоке. Убедившись, что вокруг никого нет, я, вспомнив все, чему меня учили, бесшумно спрыгнул на пол. Как только ноги коснулись пола, кто-то сильно ударил меня по затылку. Я упал, но сознание не потерял. Нападавший опытными движениями связал мне руки и ноги пластиковыми стяжками и, не особо церемонясь, потащил в лабораторный блок. Здесь на полу лежал Летун. Его руки и ноги были также связаны. Вокруг головы натекла большая лужа крови. Его тело била мелкая дрожь. Скорей всего это уже была агония. Надеюсь, Летун догадался вернуть сознание на Землю. Чтобы зря не мучаться.
– Кто ты? – спросил я нападавшего по-английски. На нем была форма французских военных, скорей всего он один из служащих базы. Но французский я не знал, поэтому остается надеяться, что он знает английский.
– Заткнись, – зло ответил нападавший. – Здесь вопросы буду задавать я.
Я злорадно улыбнулся про себя. У нас был целый курс по проведению допросов. В нем был раздел, как вести себя во время допроса. Фраза “Вопросы буду задавать я” как правило означает, что допрашивающий не имеет спец подготовки и слишком уверен в себе. Это дает допрашиваемому фантастический шанс уболтать противника и переиграть его..
– Добей его, – кивнув на Летуна попросил я. – Он все равно уже не жилец.
– Пусть помучается. Расстроил он меня своей упертостью.
Как только Летун вернется в земное тело, на Базе узнают о нападении и Дракон организует спасательную операцию. После смерти Летуна мне нужно будет продержаться минут двадцать.
– Кто вы? – спросил француз.
– Мы обычные туристы. – откровенно врать смысла не было. Но и правду говорить тоже нельзя.
Он достаточно сильно ударил меня в челюсть.
– Не ври мне! Я видел, как ты приземлился с парашютом. Твой самолет взорвался в воздухе. Ты приземлился с пустыми руками, а потом у тебя появился дом, – он обвел вокруг рукой. – гараж, техника. Даже помощник. – он кивнул на Летуна. – С самолетами. Вы целенаправленно прилетели следить за военными. Поэтому повторяю вопрос. Кто вы?
Летун застонал, выгнулся дугой и затих. Теперь оставалось тянуть время.
– Все, отмучился твой товарищ. Говори, кто ты или закончишь как он.
– Мы ученые. Работаем на одного влиятельного человека. Изучаем эту планету. Разведчики случайно наткнулись на военную базу. Мой руководитель хочет привлечь местных военных на свою сторону. На этой планете люди, умеющие обращаться с оружием очень ценятся. Ты же сам военный! Хочешь работать на нас?
– На вас это на кого? На русских? И где находится ваша База? Ты можешь увезти меня отсюда?
– Могу. Правда после того, как ты убил его, – я кивнул на тело Летуна, – у тебя могут возникнуть проблемы с моим боссом. Это был наш лучший оператор беспилотников. Босс сильно расстроится.
В это время люк в полу приподнялся буквально на пару сантиметров и в щель просунулась видеокамера на гибкой ножке. Всего пять минут прошло, а подмога уже прибыла. Дракон очень оперативно сработал в этот раз. Камера осмотрела все помещение и остановилась на мне. Они явно ожидают моей команды. Я кивнул. Камера еще раз посмотрела на моего “гостя” и спряталась. Вместо нее появилась тонкая трубка и поползла в нашу сторону. Я сделал несколько глубоких вдохов и задержал дыхание до того, как из трубки пошел усыпляющий газ. Нападавший потерял сознание с первого вздоха. Он еще не успел упасть на пол, когда в помещение ворвались трое вооруженных людей. Один из них одел на меня дыхательную маску, двое других быстро и слаженно проверили помещение.
– Он был один. – сказал я. – Можете никого не искать.
– Летун сказал, что он один. Но таковы правила.
– Этот газ разлагается от контакта с кислородом за пять минут. Несмотря на это, нужно обязательно включить вентиляцию, – сказал один из спасателей, разрезая стяжки у меня на руках и ногах. – У нас не было времени на изучение документации. Где блок управления вентиляцией?
– Я сам включу. – растирая затекшие руки сказал я.
Через пять минут мы сняли маски.
– Нас сняли с другого проекта, – сказал один из спасателей. – И у нас осталось не больше двадцати минут. Потом мы обязательно должны вернуться. В чем-то еще нужна наша помощь?
– Помогите тело на поверхность вынести. Остальное я сделаю сам.
Мы подняли тело Летуна на поверхность.
– Спасибо, мужики. – сказал я. – Вы уж простите, что так получилось.
– Да ничего, работа такая. Можно еще вопрос?
– Спрашивай.
– Что с тобой случилось? Тебя как будто через заросли розовых кустов протащили.
– Хорошо бы. Но это были кошки. Много кошек. Черных. Ночью. Еле от них отбился.
– Бывает… На этой планете всегда что-то странное происходит.
Мы помолчали.
– Ну что, нам пора. – сказал главный. – Поможешь вернуться?
– Конечно. – ответил я, доставая пистолет из кобуры.
Я быстро сделал экскаватором могилу и похоронил всех четверых. Потом вернулся в бункер и отмыл с пола кровь Летуна. Он должен вернуться с минуты на минуту. Не стоит ему видеть свою кровь на полу.
Посадив пленника на стул и привязав его к нему, я сделал инъекцию антидота. Через минуту он открыл глаза, удивленно посмотрел на меня и попробовал встать.
– Сиди! – крикнул я и несильно, но очень больно ударил в ухо.
– Pourquoi je lié à? – удивленно спросил он.
– По-английски говори.
– Почему я связан? Что произошло? – скороговоркой заговорил пленник.
– Ты очень устал от разговора со мной. И уснул. Так бывает. Особенно, когда противник сильнее тебя. – усмехнулся я. – Начнем с простого вопроса. Как тебя зовут?
– Я не буду отвечать на твои вопросы. – он картинно отвернулся от меня.
– Ну чтож. Когда решишь побеседовать – сообщи.
Я подошел к нему и начал избивать. Без эмоций, как машина. Бил сильно, стараясь при этом не убить. Он продержался буквально пару минут.
– Assez! Je vais vous dire tout!
– Говори по-английски!
– Хватит! Я все скажу!
– Хорошо. Но не ври мне! Как тебя зовут?
– Пьер. – ответил он, сплевывая кровь.
– Что ты тут делаешь?
– Пытаюсь выжить, – немного подумав ответил Пьер.
– Как ты здесь оказался?
– Не знаю. В один из дней я проснулся утром в казарме. Но казарма оказалась на этой планете.
– Почему ты не с остальными военными?
– Я сбежал. Нашел в своей тумбочке записку от самого себя. В ней было написано, что я должен уйти в пустыню. Ни в коем случае не смотреть по сторонам, только под ноги. Взять с собой оружие и какие-нибудь припасы. Ни в коем случае не брать алкоголь. Записку оставить в тумбочке. Я сделал все так, как было написано. И уже шесть недель живу один, в этой чертовой пещере.
– На нас зачем напал?
– Я хочу выбраться отсюда. Хочу вернуться к людям. Хочу жить нормальной жизнью! – его голос сорвался на крик. – А вы явно можете помочь мне в этом.
– Почему же ты тогда просто не пришел к нам? Зачем было нападать?
– Я не хотел нападать. – он немного успокоился. – Я ведь про вас двоих ничего не знаю. Я пробрался сюда, чтобы посмотреть на вас, послушать ваши разговоры. А твой напарник… Он вдруг вышел на поверхность. Он увидел меня и сразу схватился за пистолет. У меня не было другого выхода, понимаешь!
– Понимаю. Но будет тебе прощение или нет – еще не решил. Расскажи мне, что творилось на военной базе последние три дня. Главный вопрос – куда все переместились сегодня.
– Если расскажу, ты поможешь мне вернуться к людям? – с надеждой в голосе спросил Пьер.
– Посмотрим. Решение буду принимать не я. Если твоя информация окажется полезной, руководство, может быть, поможет тебе.
– То, что я сейчас расскажу, может показаться бредом. Я расскажу все, что видел и знаю. Ты потратишь несколько месяцев, чтобы собрать эту информацию самостоятельно.
– Ты себе цену-то не набивай, – остановил я его. – Позволь мне самому решать, стоит информация твоей жизни или нет?
Пьер немного сдулся.
– Хорошо. Все, что ты видел – происходит каждые три дня. В первый день здесь появляются люди. Военные. Все с моей военной базы в Абиджане. Первый день они пьют, деруться, ходят в публичный дом…
В этот момент открылась дверь главного входа и в помещение ввалился Летун.
– Вот ты где, сволочь! – закричал он и бросился на Пьера.
Летун бил его без всякой системы, как мальчишка, которого обидел пацан с другого района. Я не очень активно пытался остановить его – все-таки Летун имел полное право выместить свою обиду. Но когда он достал пистолет и попытался застрелить Пьера – пришлось вмешаться.
– Летун, успокойся! – прижимая его к полу кричал я. – Он мне еще нужен! Мне нужно узнать все, что знает он!
Летун перестал вырываться и вроде как успокоился.
– Все, отпусти. Я взял себя в руки.
Я отпустил его, забрав, при этом, пистолет. Летун ушел на кухню и вернулся с бутылкой виски и двумя стаканами. Он вопросительно посмотрел на меня.
– Нет, пока не буду. Нужно сначала с ним закончить, – кивнув на Пьера ответил я.
– А я плесну себе на пару пальцев.
– Только держи себя в руках. Вечером нужно будет записи посмотреть.
– Я смогу показать их тебе в любом состоянии, – сказал Летун и сделал большой глоток.
Я поднял стул с Пьером и поставил на прежнее место.
– Продолжай, мы тебя внимательно слушаем, – глядя ему в глаза сказал я.
Пьер покосился на Летуна. Потом перевел взгляд на меня.
– Я проломил ему голову! Я своими глазами видел, как он умер! Кто это! – его голос сорвался на визг.
– Он воскрес. – с усмешкой ответил я. – Кстати, я тоже умею оживать. И когда это происходит – я еще злее, чем он. Так что, не пытайся меня убить. Это бесполезно.
Пьер задумался. Я дал ему пару минут, потом спросил:
– Пришел в себя? Рассказывай, что происходит на военной базе.
– Хорошо. Как я сказал, в первый день здесь появляются люди и техника. На базе в Абиджане полторы тысячи военных, плюс около ста человек обслуживающего персонала. Сюда переносится в среднем тысяча сто. Плюс минус сто человек. Техника и содержимое арсенала появляется полностью. Это происходит примерно в четыре утра. В шесть подъем. К этому моменту начинают работать экраны. С экраном ты уже знаком.
– Ты знаешь, как действует экран?
– Знаю. Он заставляет посмотревшего на него человека пить все, что содержит спирт. Помнишь, что с тобой было? Ты ведь не мог контролировать себя?
– Ты откуда знаешь?
– Я за тобой наблюдал, – ответил Пьер. – Когда ты потерял сознание, я пол часа охранял тебя, отгоняя диких животных. Но когда пришли кошки, решил, что мне моя шкура дороже.
– Ты уже встречался с кошками?
– К счастью нет. Кстати, ты просто везунчик, что выжил. Я видел, как стая кошек завалила местного броненосца. Его пули не берут, а кошки загрызли.
Тебе бы такое везение, подумал я.
– Откуда на базе алкоголь? – я решил сменить тему разговора.
– По всей территории базы расставлены ящики с выпивкой. В основном крепкой. Откуда она появляется мне определить так и не удалось. Я считаю, что в бутылки что-то подмешано.
– Почему ты так думаешь?
– На второй день все становятся похожими на зомби. Они беспрекословно подчиняются командирам. Мне кажется, что алкоголь совместно с экраном гипнотизируют людей.
– Командиры местные или с Земли?
– С Земли. Они каждый раз появляются вместе с остальными. У командира в кабинете свой, персональный экран. Он, насколько я понимаю, программирует его на какие-то действия.
– Откуда ты знаешь про экран у командира?
– После того, как все пропадают на третий день, можно сходить на базу и зайти в любое помещение. Я регулярно хожу туда за продуктами и оружием.
– На тебя экраны не действуют?
– Действуют. Но я придумал защитные очки. Они состоят из осколков стекол красного и синего цвета. Это позволяет продержаться пять-десять секунд. Вполне достаточно, чтобы успеть отвести взгляд.
– Что находится в здании, в которое была очередь в первый день? – спросил Летун.
– А вы не поняли? – спросил Пьер. Не дождавшись от нас ответа продолжил. – Это публичный дом.
– Прямо на территории части?
– Да. На Земле он принадлежит командиру базы. Здесь не принадлежит никому. Девочки весь день пьют и бесплатно обслуживают солдат. Каждый раз количество проституток меняется. От шести до двадцати человек. Весь первый день они непрерывно работают.
– Их забирают с собой в третий день? – предположил я.
– Да. Все равно в ночь первого дня появляются новые. – ответил Пьер.
– Что происходит во второй день?
– Вы сами все видели. Они приходят в себя, наводят порядок на территории и готовят оружие.
– И все?
– Да. Больше ничего. В десять вечера отбой. Утром подъем, завтрак и построение. Ровно в двенадцать они пропадают.
– Куда они перемещаются знаешь?
– Нет. Мне, конечно, интересно, но я боюсь приближаться к базе в третий день. По крайней мере до полудня. Боюсь, что меня затянет вместе с ними.
– У меня последний вопрос. Кем ты служил на Земле?
– Я специалист по выживанию в дикой природе. Обучал наших и аборигенов.
– Понятно. – Я повернулся к Летуну. – У тебя к нему вопросы есть?
– Нет.
– У меня тоже. Я думаю мы узнали достаточно.
В глазах Пьера мелькнул животный страх и он весь напрягся. Зря. Его жизнь сейчас зависела не от меня или Летуна. Она зависела от Дракона
– Летун, покорми Пьера. И в туалет своди. Только, будь внимателен. Он все еще пленник. Попробует бежать – вали не раздумывая. Я пока с шефом свяжусь.
Дракон, похоже, ждал моего звонка.
– Возвращайся на Землю, разговор, похоже, будет долгим.
– Сейчас, только Летуна предупрежу.
– Жду. – Дракон положил трубку.
На кухне Пьер, привязанный к стулу, ел рыбные консервы прямо из банки единственной свободной рукой.
– Чертовски вкусно! – сказал он, увидев меня. – У нас такого не делают. Я хочу переехать к вам жить.
– Не ты один. – буркнул я. – Летун, я сейчас на Землю вернусь. Останешься с моим аватаром.
– Удачи.
– Тебе тоже. Не теряйте бдительности.
Я вернулся на Землю. Меня уже ждали – Дракон и его советники по научной части. Все собрались в конференц зале. Сначала я доложил о событиях последних дней. Потом ученые рассказали о своих исследованиях изображений, которые показывают на экранах.
– Эти изображения на самом деле программируют мозг человека на выполнение определенных действий. – рассказал один из ученых. – Программирование состоит из нескольких стадий. Первая. Человека стимулируют на употребление алкоголя. Зачем – пока доподлинно неизвестно. Мы считаем, что алкоголь просто снимает встроенные в сознание человека ограничители. Потом наступает вторая стадия. Когда пьяный человек смотрит на экран, его программируют на беспрекословное подчинение. У нас не было понимания кому необходимо подчиняться и мы строили различные теории. Сейчас ты рассказал, что всем руководит командир. Необходимо выяснить, как программируют командира. На этом у меня пока все.
– Как вы смогли так много выяснить всего за сутки? – спросил я.
– Мы нашли несколько “добровольцев” и на них провели эксперименты.
– Как-нибудь можно защититься от действия экранов?
– Без проблем. Можно использовать очки, которые несколько раз в секунду меняют цвет стекол. Мы можем изготовить такие за пару дней.
– Что с алкоголем? – спросил Дракон. – В нем могут быть добавки?
– Могут. Нам нужны образцы.
– Макс, – обращаясь ко мне сказал Дракон. – Образцы с тебя.
– Хорошо. Достану.
Обсуждение с учеными закончилось и они ушли.
– Что мне делать с Пьером? – спросил я.
– Он тебе нужен?
– Думаю да. Может пригодиться. Он знает что там и где на базе.
– Тогда оставляй. – ответил Дракон.
– А когда закончим?
– Тогда и решим. Может к себе на Базу заберем. Если он на самом деле хороший специалист по выживанию. Ведь как-то в одиночку он смог продержаться в пустыне полтора месяца.
Мы обсудили текущие вопросы, я посетил столовую и вернулся на Плюк.

Глава 24
Я вернулся в тот момент, когда мы с Летуном сидели перед экраном и смотрели запись с беспилотников. Пьера снова усыпили и связанного положили на одну из кроватей. На экране были видны построенные шеренги солдат, заведенные танки, вертолеты прогревающие двигатели.
– Вот смотри, – говорил Летун. – У них все приготовлено для атаки. Все вооружены. Техника заправлена и загружена боеприпасами. Здесь, – он показал на двоих людей, стоящих перед шеренгами, – скорей всего командование. Они дают последние напутствия войскам.
Нижний беспилотник вышел за пределы базы и заложил вираж, чтобы опять оказаться над ВПП.
– Еще пара секунд и сигнал пропадет. – сказал Летун.
Через три секунды картинка на мгновенье мигнула и пропала.
– Летун, ты видел тоже, что и я? – спросил я у него ошарашенно.
– Не уверен. Сейчас перемотаю.
Летун отмотал запись и включил покадровый просмотр. Последние четыре кадра с беспилотников показали нам другую планету. Войска также стояли шеренгами, но на той планете они оказались на окраине большого поселка. Стояла глубокая ночь. Вдоль улиц стояли аккуратные коттеджи. Слева от поселка виднелись поля, справа сады и виноградники. Горный массив на горизонте. Очень похоже на Землю. За исключением луны на небе. Их было две.
– Летун, ты записи на Землю передал?
– Да. Сразу, как вернулся.
– Сообщи им, что мы нашли. Пусть тоже посмотрят.
Внимательно рассматривая каждый кадр мы нашли на одном из строений, скорей всего магазине, большой рекламный щит. Текст разобрать не удалось, но то, что на нем был нарисован обычный велосипед, сомнений не вызывало.
– Макс, неужели мы нашли копию Земли?
– Не знаю Летун… Очень похоже. Мы еще не видели ни одного местного жителя. Может у них две головы и восемь ног? Все выглядит очень мирно. Для меня сейчас главный вопрос – зачем туда перебросили военных? Если верить видеозаписи, никакой обороны рядом нет.
– У нас есть шанс все выяснить, – сказал Летун. – Сегодня ночью начнется очередной трехдневный цикл.
– Ты заметил, что он сказал, что цикл всегда три дня?
– Да.
– Надо уточнить, бывают ли отличия в количестве дней. Иначе получается, что все, кого в полдень забросило на новую для нас планету, сегодня к четырем утра должны погибнуть. Иначе новые копии не появятся.
– Можно Пьера разбудить, – предложил Летун.
– Не надо. Этот вопрос может подождать до утра. Нам, кстати, тоже нужно поспать. А тебе еще и проспаться. Знаешь, Летун, если бы я пил, после каждой своей смерти, давно бы спился. Поэтому, держи себя в руках.
Летун посмотрел на стакан в свой руке, пожал плечами и поставил его на стол.
– Думаю, ты прав, – сказал он. – Знаешь, когда на Земле, я ждал отправки сюда, решил, что с меня хватит. Что я не хочу больше умирать. Что отработаю смену и уволюсь. Лучше буду сидеть с инженерами на Земле и помогать разрабатывать новые модели беспилотников. А сейчас вдруг понял, что интересней чем здесь, мне уже нигде не будет. Если уйду – буду жалеть всю жизнь. Только… Мне не хватает опыта.
– Наша группа занимаемся самыми важными проектами на этой планете. Поэтому опыта, больше чем со мной, ты нигде не наберешь.
Летун согласно кивнул и ненадолго задумался.
– Макс, а можешь ответить на один вопрос? Если, конечно, я имею право это знать.
– Спрашивай.
– Зачем мы здесь? Зачем нужна База? Зачем мы месяцами лежим в коме там, на Земле? Это же не может быть просто любопытством. Ведь в поддержание проекта вкладываются колоссальные средства!
– Конечно это не одно только любопытство, – стараясь подбирать слова, чтобы не сказать лишнего, начал я. – Основная задача нашей работы – поиск технологий и материалов, которые мы сможем использовать не Земле. В данный момент нас останавливает невозможность переноса на Землю тяжелых предметов. Когда мы научимся это делать, мир изменится. Ты видел, как в Таусе делают дороги? Это ведь фантастика! Мы нашли планету, на которой растут эти лианы. Ученые уже посчитали, что без ущерба для экологии планеты, мы можем вывозить до ста тысяч тонн этих лиан в год. Мало лиан? Вспомни Блюр. Вспомни электрические камни. Берешь в аренду кусок никому не нужной земли. Заселяешь ее камнями и подключаешь их к системе энергоснабжения ближайшего города. Энергоэффективность камней в несколько раз выше, чем солнечных панелей, ветряков и газовых электростанций. Их использование принесет прибыль, которая на несколько порядков превысит затраченные средства. И это только вершина айсберга. Есть еще возможность добычи полезных ископаемых, разведения новых видов животных и растений.
– То есть, главное – деньги?
– Можно сказать и так. Ты даже не представляешь в какую сумму ежегодно обходится наше нахождение здесь. Пока, такую сумму может вкладывать в проект только государство. Когда мы, наконец, сможем не только тратить, но и зарабатывать, мы сможем финансировать свои исследования самостоятельно.
Я посмотрел на часы.
– Все, пора спать. Завтра с утра много работы.
Следующие три дня пролетели незаметно. Летун следил за французами с воздуха, я с земли. Благодаря Пьеру, мне удалось попасть на территорию базы и выкрасть несколько бутылок местного алкоголя. Несколько грамм были отправлены на Землю. Ученые сказали, что им нужно больше образцов для проведения полноценной экспертизы. С Земли нам скопировали МИ-26 с командой. Они забрали бутылки и вылетели в сторону нашей Базы на Плюке. Расчетное время полета должно было составить 35 часов с тремя посадками на дозаправку.
– Макс, если мы собираемся здесь задержаться, нам нужно несколько аэродромов для самолетов, – предложил Летун, когда вертолет скрылся за горизонтом. – Если доставка каждой мелочи будет занимать тридцать с лишним часов – мы тут просидим до скончания веков.
– А что нам дадут такие аэродромы?
– Можно использовать самолеты, типа АН-12. У него максимальная дальность почти шесть тысяч километров. С дозаправкой в середине пути, он доберется до нас за десять часов. Это в три с половиной раза быстрее, чем вертолет.
– Согласен. Обязательно запиши в своем сегодняшнем отчете это предложение.
В третий день мы сидели перед мониторами в ожидании отправки военных. В воздухе, над территорией базы висели сразу шесть беспилотников, непрерывно передавая изображение с камер на наш наблюдательный пункт. Как и три дня назад, ровно в полдень, все они исчезли. Вместе с ними исчезли наши беспилотники. Каждый успел передать по четыре кадра с другой планеты. На этот раз, на планете был день. Военные с Земли появились примерно в десяти километрах от большого города. Были видны небоскребы, дороги и какие-то заводы. Дороги заполнены транспортными средствами, отдаленно напоминающими наши автомобили. В небе множество мелких и крупных летательных аппаратов. Ни один местный житель в объектив камер опять не попал. Зато мы увидели много нового. Настоящим сокровищем оказался один из снимков. Это был большой щит, рекламирующий какого-то напиток. На этот раз текст был четкий и хорошо читался. Текст был написан смесью кириллицы и латинских букв. Его немедленно передали в институт лингвистики на расшифровку.
– Летун, запускай своих птичек. Я с Пьером поехал на экскурсию.
– Хорошо. Будь осторожен, Макс. – ответил Летун. Подумав пару секунд он добавил: – Я Пьеру не доверяю.
– Я тоже. Но пока он наш единственный проводник.
Мы взяли два багги и меньше чем через тридцать минут подъехали к границе базы. Пьер хотел сразу ехать к жилым корпусам, но я его остановил. Мы дождались доклада Летуна о том, что его птички запущены и он видит все, что происходит вокруг нас. С его слов вокруг нас никого не было.
– Вот теперь поехали, – скомандовал я Пьеру. – Сначала посмотрим на экраны.
Экраны оказались тончайшей пленкой, висящей на зданиях. Никаких проводов или антенн мне на них найти не удалось. Сейчас все экраны были выключены.
– Почему они сейчас не работают? – спросил я Пьера.
– Скорей всего из-за отсутствия зрителей. Экраны включаются в шесть утра в первый день. Когда начинают просыпаться люди.
Следующим пунктом был арсенал. Он оказался абсолютно пуст. Из него вынесли все до последнего патрона. В подземных топливных емкостях осталось около восьмидесяти тонн авиационного керосина и не меньше двадцати тонн различного автомобильного топлива. Учитывая количество техники, которая была на базе, топлива им хватит еще минимум на два перемещения.
Осмотр казарм ничего не дал. Было по-военному чисто и аккуратно. Кровати заправлены, личные вещи сложены в тумбочки, как будто их владельцы собирались вернуться сегодня вечером.
– Все, идем к командиру и уезжаем отсюда. – скомандовал я. – Скоро темнеть начнет.
Мы зашли в кабинет командира. На стене, напротив рабочего стола, висел экран. Такой же, как на улице, только меньше размером. Рядом со столом стоял ящик с французским коньяком. Мы установили четыре камеры и пару микрофонов, которые позволят наблюдать за всем, что происходит в кабинете.
– Летун, камеры установлены, – вызвал я Летуна, – проверяй сигнал.
– Сигнал отличный, – ответил он через пару минут. – Поговорите там, чтобы я мог проверить микрофоны.
Мы с Пьером обменялись парой фраз, после чего Летун подтвердил, что микрофоны работают нормально и мы можем возвращаться.
– Макс, а почему мы не догадались поставить камеры в казармах и спальне командира? – спросил Пьер за ужином? – Мы ведь могли бы узнать точное время появления людей.
– В этом мире много странностей. И одна из них состоит в том, что невозможно увидеть как здесь появляются люди и предметы. Если мы поставим камеру, то командир, скорей всего, появится не у себя в спальне, а где-нибудь рядом. Например в коридоре. Или на плацу. Или в казарме. В любом месте, где не будет камер. По этой же причине мы не будем сегодня ночью запускать беспилотники. Военная техника может появиться где-нибудь в пустыне и обитатели базы не смогут ей воспользоваться в следующий раз.
– Так это же замечательно! – воскликнул Летун. – Тогда они не смогут в следующий раз ни на кого напасть!
– Ты не совсем прав, Летун. – ответил я. – Мы убедились, что они перемещаются не на Землю. Значит, для людей опасности нет. Пока продолжаем наблюдение. Когда понадобится, мы начнем действовать.
– А тебе не жалко людей, которые гибнут на той, неизвестной нам планете?
– Мы не знаем что там происходит после перемещения. Сначала необходимо собрать больше данных.
Мы еще больше часа обсуждали возможные гипотезы происходящего, но ни одна идея, которая бы объясняла все и сразу так и не пришла нам в голову.
Следующие четыре трехдневных цикла прошли так же, как и предыдущие. Мы наблюдали с земли и воздуха, все события фиксировали и ежедневно отправляли отчеты на Землю. Команды на проведение каких-либо активных действий не было. За прошедшее время французы четыре раза перемещались на неизвестную нам планету. Каждый раз в разные места. Но эти места объединяло одно – рядом, буквально в нескольких километрах жили люди. То, что там живут существа, один в один похожие на людей уже никто не сомневался.
– Макс, я хочу, чтобы в этот раз ты переместился вместе с войсками на неизвестную планету. – Сказал Дракон во время очередного телефонного разговора. – Наши лингвисты проанализировали тексты, которые мы смогли найти на кадрах, переданных беспилотниками. Они считают, что этот язык искусственный, подобно нашему эсперанто. Он должен быть очень простым. Но нам не хватает словарного запаса. Поэтому, у тебя две задачи. Выяснить, что происходит после перемещения и постараться найти какую-нибудь книгу или газету, сделать фотографии и отправить их нам.
– Понял. Будет сделано. – ответил я. Наконец-то начинается активная работа.
Мы с Пьером съездили на базу и подобрали мне обмундирование. В нем было очень непривычно, но достаточно удобно.
В 10:30, за полчаса до построения, Пьер высадил меня недалеко от ВПП и уехал обратно к Летуну. За прошедшие дни Летун перестал ненавидеть Пьера и у них наладился немного натянутый мир. Я замаскировался в десяти метрах от границы базы и стал ждать построения.
В 11:55 я незаметно встал в последний ряд колонны пехотинцев. Стоящий рядом негр покосился на меня и что-то негромко сказал по-французски. Мы предполагали, что такое может произойти, поэтому я произнес заранее заученную с Пьером фразу:
– Je me suis retiré à la salle de bain, – что означает, я отходил в туалет.
– Idiot, – сказал негр и больше не обращал на меня внимания.
Командир что-то очень эмоционально говорил. Его голос, усиленный аппаратурой, разносился над построенными войсками. Очень жаль, что я не понимаю, о чем он говорит. В следующий раз нужно будет попросить Пьера переводить сказанное командиром.
Ровно в полдень я на мгновенье потерял ориентацию и тут же оказался на другой планете. Был солнечный день. Мы оказались на поле, засеянном кукурузой. Справа виднелся небольшой город. Прошло не больше двух секунд и над полем прозвучал голос командира. Все тут же пришли в движение. Взревели двигатели танков, вертолеты стали один за другим взмывать в воздух. Самолеты так и остались на земле – взлетная полоса не переместилась. Самолетам просто негде было взять разгон. Из них выпрыгивали пилоты, хватали оружие из стоек и присоединялись к пехоте.
– Go! – почему-то по английски крикнул мне один из офицеров и сильно ударил прикладом в спину. У меня появилось сильное желание пристрелить его, но он уже переключился на других солдат. Раздавая тумаки, он гнал свое отделение в сторону города.
Бежать по кукурузному полю сомнительное удовольствие. Пока кто-то не догадался выстроить нас за одним из танков. Танки проделали достаточно широкую просеку и уверенно ушли вперед. Через пару минут стали слышны звуки выстрелов главных орудий танков и разрывы ракет, выпущенных с вертолетов. Рысцой мы добежали до окраины города. Танки разрушили часть домов и ушли в сторону центра. Нашей задачей, насколько я понял действия остальных пехотинцев, была зачистка зданий от уцелевших жителей. Мы ворвались в ближайший дом и начали поиск выживших. Я шел последним, не желая участвовать в бойне. Со всех сторон слышались крики, плач и одиночные выстрелы. Стояла полная неразбериха. Без потерь со стороны нападавших не обошлось – некоторые погибли от огня своих же “товарищей”, некоторых убили ножами обороняющиеся. Но отчаянного сопротивления местные жители не оказывали. Через двадцать минут дом был заполнен трупами – мужчин, женщин, детей. Нападавшие покинули здание и двинулись дальше, в сторону центра. Я прикинулся погибшим и остался. Когда все ушли я поднялся на крышу, чтобы посмотреть за происходящим. За двадцать минут танки ушли примерно на два километра вперед. Это было понятно по поднимающимся тут и там столбам дыма. Там, где прошли танки и пехота, лежали трупы людей. Десятки, если не сотни тел было видно с того места, где я стоял. Спереди отчетливо доносились звуки взрывов и автоматные очереди. Над городом кружились вертолеты непрерывно стреляя из пулеметов.
Я вернулся в одну из квартир на верхнем этаже. Здесь лежали тела мужчины, женщины и двух маленьких детей. Они лежали рядом, скорей всего родители пытались прикрыть детей своими телами. Повинуясь какому-то импульсу, я снял с кровати покрывало и накрыл их.
Пора было переходить ко второй части задания. Я занялся поисками какой-нибудь литературы. Ни книг, ни газет, вообще чего-либо с буквами я не нашел. Зато в одной из комнат, скорей всего детской, нашелся компьютер. На экране остался какой-то текст, который, видимо, читали перед нападением. Ничего похожего на клавиатуру или мышь рядом с монитором не было. Я сделал фотографию экрана, после чего стал экспериментировать, стараясь понять, как пролистнуть текст на другую страницу. Я нажимал на экран, пытался водить по нему пальцем, искал на столе какие-нибудь клавиши. Все было бесполезно.
– Да как же тут листать-то! – в сердцах крикнул я и стукнул по столу.
Компьютер пикнул и приятным женским голосом сказал:
– Чтобы перейти на следующую страницу просто скажите: “Следующая страница”. И пожалуйста, говорите на общем языке. Давая команды на древнерусском, вы перегружаете вычислительные сети города.
– Спасибо, – только и смог сказать я от удивления.
– Пожалуйста. Обращайтесь, – сказал тот же приятный голос. – Напоминаю, что вам не следует здесь находиться. Объявлена общая эвакуация города. Через десять минут произойдет зачистка. Поторопитесь.
Эвакуация. Как-то поздно они ее объявили. У них уже гора трупов в городе. Кого эвакуировать собрались? Ну это их дело, а мне нужно работать.
– Следующая страница, – сказал я.
Картинка на экране тут же сменилась. Я начал делать фотографии листая текст. Текст закончился через восемь минут. Я запустил процесс записи фотографий на диск, чтобы отправить его на Землю. Записанный и еще теплый диск я вложил в аппарат переноса и нажал кнопку. Легкий хлопок и аппарат исчез. Теперь можно было попробовать поговорить с компьютером.
Я начал произносить свой вопрос, когда в небе послышался постепенно нарастающий гул. Я подошел к окну и поднял голову. В этот момент мир вокруг озарила яркая вспышка.
Я очнулся на Земле в зале операторов. Дежурившая возле меня медсестра сразу сделала мне тонизирующий укол и сообщила о моем возвращении руководству.
– Это Вас, – сказала она, передавая мне трубку.
– Срочный возврат нужен? – спросил Дракон без приветствия.
– Нет. Все нормально. Летуна только предупредите, что со мной все в порядке.
– Хорошо. Предупредим. Жду тебя у себя в кабинете. – сказал Дракон и отключился.
Мне подогнали гольф-кар и помогли в него перебраться. Проезжая мимо коконов я невольно радовался количеству занятых мест – сейчас на Плюке одновременно работало не меньше ста операторов.
Дракон сидел за своим столом.
– Выпьешь? – спросил он.
– Сегодня не откажусь, – немного подумав сказал я.
– Страшно?
– Страшно. Я давно не видел, чтобы так хладнокровно убивали столько людей.
– Если не брать в расчет промывку мозгов, – ответил Дракон, – половина солдат африканцы. Они никогда не отличались особым гуманизмом. Да и сейчас не отличаются.
Дракон налил нам по рюмке ледяной водки и поставил на стол сало и черный хлеб.
– Пей. – сказал он. – Сейчас ужин принесут. Переданные тобой фотографии я успел просмотреть. Я, конечно, видел и пострашнее, но все равно очень тяжело. Рассказывай, что произошло.
Я подробно рассказал Дракону все, что со мной произошло. Он задал несколько уточняющих вопросов и записал что-то в блокнот.
– Я думаю так, – начал Дракон. – Сейчас мы ждем результат от лингвистов. То, что ты смог пообщаться с компьютером, не означает, что местные жители знают “древнерусский”. Если им твоих фотографий будет достаточно – начнешь учить этот их “Общий язык”. Если нет, будешь отправляться туда каждые три дня и искать новые тексты. Постараешься наладить контакт с компьютером. Я думаю, такой терминал есть в каждом доме. Выяснишь структуру их общества, историю, уровень технического развития. Все, что сможешь вытянуть из компьютера. Если будет возможность, постарайся вступить в контакт с местными жителями. В остальное время постарайся выяснить кто и зачем отправляет Землян воевать. Вопросы есть?
– Есть. Людей дашь?
– Сколько?
– Человек шесть, как минимум. – сказал я.
– Хорошо. Троих получишь завтра. Еще троих через неделю. Плюс десять человек уже выделено на строительство аэродромов. Идея Летуна мне понравилась.
– Когда начнется строительство?
– Я думаю дней через пять. Викинг уже закупил лианы в Таусе. Сейчас наши люди учатся их укладывать.
– Все понятно. Тогда я пошел? – спросил я?
– Иди. На Земле не задерживайся. Копируйся к Летуну, он там один с Пьером остался.
Через тридцать минут я уже прошел через шлюз нашего подземного бункера. Летун готовил беспилотники. Пьер, прикованный наручниками к кровати, читал какую-то книгу.
– Макс, как все прошло?! – крикнул Пьер, опередив Летуна.
– Нормально. Пойдемте за стол, расскажу.
Летун снял с Пьера наручники, мы расположились на кухне. Чтобы два раза не пересказывать, основную часть событий пришлось рассказать по-английски. Иногда, когда дело касалось информации, которую не стоило знать Пьеру, я переходил на русский.
– А как мы здесь разместимся, когда прибудет подкрепление? – спросил Пьер. – Вы меня не выгоните?
– Нет. Ты остаешься с нами, – ответил Летун. – Нам пришлют второй бункер.
– Вот что меня удивляет в вас, русских, это то, что вы умеете быстро решать поставленные задачи. У нас только согласование постройки такого дома заняла бы несколько месяцев! Я как-то заказывал себе в часть тренажеры для отработки спасательных операций в джунглях, так пришлось ждать восемь месяцев! И это за два манекена и носилки!
Мы с Летуном переглянулись. Я пожал плечами. Летун сказал:
– Бывает. Мы период такого разгильдяйства уже пережили. Надеюсь, он больше не повторится.
Дальше обсуждение перешло в практическое русло – кто чем будет заниматься в ближайшие дни. Пьер как-то незаметно влился в наш коллектив и стал достаточно востребованным сотрудником. Ему доверили монтаж второго бункера и организацию размещения новых жильцов. Мы с Летуном будем продолжать наблюдение за французской базой.
Следующие две недели прошли однообразно. Два дня мы наблюдали. На третий день я перемещался на неизвестную планету и пытался добиться нужной мне информации от компьютера. Ни разу это не удалось – компьютер требовал от меня подтверждения личности, необходимое для доступа к базам данных. Личность я, естественно, подтвердить не мог, поэтому ограничивался фотографированием текста с экранов, которые были включены в момент нападения. Лингвисты достаточно далеко продвинулись в изучении чужого языка – словарь уже состоял из двух тысяч слов.
Каждое посещение Планеты для меня заканчивалось одинаково – яркая вспышка и я возвращаюсь в земное тело.
К концу второй недели строители закончили монтаж лиан на нашем аэродроме и аэродроме подскока. Для проверки ВПП к нам был переброшен АН-12 с экипажем, который оставили в нашем распоряжении.
Утром третьего дня одного из циклов, Пьер подошел ко мне и практически шепотом спросил:
– Макс, ты можешь сегодня не перемещаться? Я думаю, мы сможем посмотреть на тех, кто организовал все то, что здесь происходит.
– Почему ты думаешь, что сегодня они появятся? Мы торчим здесь уже месяц и ни разу их не встречали.
– Вчера я смог сломать один из экранов, – довольно улыбаясь сказал Пьер. – Кто-то должен появиться, чтобы его починить.
– Гениально! Почему я до этого не додумался! – хлопнув себя по лбу воскликнул я. – Ради такого, я останусь.
Мы дождались полудня и заняли позиции на территории базы недалеко от сломанного экрана. В два часа дня появились “гости”. Два гуманоида, в плащах с капюшонами вышли из-за угла и пошли в сторону экрана. “Это же пастухи!” промелькнула в голове мысль. Только без ящеров. Они подошли к экрану и начали доставать инструменты из чемоданов.
Нас было восемь человек. Два снайпера на крышах близлежащих зданий. Остальные двумя группами находились в десяти метрах от пастухов. Я жестами дал команды – одного убить, второго взять живым. Через несколько секунд раздалась серия выстрелов. Голова одного из пастухов буквально взорвалась. Второй растерялся и застыл на месте. Этой заминки нам хватило – мы вскочили со своих мест, накинули на него сеть и связали. Операция заняла от силы десять секунд.
– Все, валим отсюда, – скомандовал я. – Этого – кивнул на пленника, – в самолет и на Базу. Вы трое – я показал на троих помощников, – летите с ним. Пьер, ты тоже улетаешь. Если захочешь, вернешься, когда все успокоится. Остальным спрятаться в бункере и не высовываться. Я думаю, они сейчас появятся здесь большой группой и начнут поиски своего товарища.
Самолет ждал с прогретыми двигателями, поэтому через пятнадцать минут пленник и сопровождающие уже улетели.
Все признаки нашего присутствия в пустыне были уничтожены – следы заметены, оборудование и транспорт убраны в гараж. Антенну убрали. Беспилотники были посажены там, где они находились. Времени возвращать их уже не было. Мы наблюдали за происходящим на базе через десятки камер, размещенных в разных местах. Не так наглядно, как с воздуха, зато более безопасно. А посмотреть было на что. Через двадцать минут после нападения, территорию базу заполнили сотни пастухов. Были пешие, были на ящерах. Они сформировали поисковые отряды и начали прочесывать здания и прилегающую территорию. Когда никого найти не удалось, организовали поиск в пустыне. Выстроились широкой цепью и по спирали начали обход базы. До места, где было закопано наше жилище, они не дошли каких-то триста метров. Видимо, решив, что поиск в пустыне ничего не даст, пастухи вернулись на территорию базы. Около трех часов они чего-то ждали. Просто сидели, стояли, лежали. Ящеров согнали в тень одного из зданий, поставили им бочки с водой и каким-то кормом.
Через три часа появился новый пастух. Он кардинально отличался от остальных. Вместо плаща на нем был серебристый обтягивающий комбинезон. На голове шлем со множеством выступов. Он встал в центре площади, остальные пастухи образовали вокруг него ровный круг и взялись за руки.
– Макс, что они делают, как ты думаешь? – спросил Летун.
– Если бы я знал!
В этот момент я почувствовал легкое, практически незаметное прикосновение к своему сознанию. Оно продолжалось какой-то миг и пропало. Я вспомнил, где меня так же прощупывали. Это было в метро. “Они ищут нас телепатически.” – пришло в голову единственное возможное объяснение. От него мы не сможем защититься. Значит, нужно срочно эвакуироваться.
– Все, уходим. – сказал я, доставая пистолет.
Через пять секунд возле моих ног лежало четыре трупа. Еще секунда на то, чтобы включить систему самоуничтожения бункера. Теперь моя очередь. Я начал поднимать пистолет к виску, когда к моему сознанию опять прикоснулись. Я не сомневался, что это тот пастух в шлеме. Он перехватил двигательные функции – рука с пистолетом так и осталась на полпути к голове. Все мои попытки сдвинуться ни к чему не привели. Я чувствовал, как он настойчиво пытается проникнуть в мои воспоминания. На большом экране перед моими глазами отсчитывались последние секунды до уничтожения бункера. Я отчаянно сопротивлялся, не пуская пастуха в свою память. Мне оставалось продержаться 3 секунды… 2… 1… Взрыв двух десятков термитных зарядов за доли секунды превратил в пар все, что находилось внутри бункера.
Первое, что я увидел открыв глаза, было лицо Дракона с горящими яростью глазами.
– Быстро ко мне в кабинет! – прорычал он и исчез.
Я поднялся и сел в уже ожидающий меня гольф кар. В кабинете Дракона был Летун.
– Вы зачем пастуха завалили!? – без вступления начал Дракон.
– Я оценил наши возможности и пришел к выводу, что с двумя нам не справиться. – ответил я.
– Зачем вообще нужно было его похищать?
– Так одна из задач, поставленных тобой – выяснить, кто все это на военной базе организовал. Вот и выяснили. Заодно языка взяли.
– Молодцы, – с иронией в голосе сказал Дракон. – И где же сейчас этот ваш язык?
– Летит в самолете в сторону нашей Базы на Плюке? – уже понимая, что Дракон не просто так этот вопрос задал, ответил я.
Взгляд Дракона вполне мог бы заморозить небольшое море:
– Летит. Он превратился в пепел десять минут назад. Вместе с командой и остальными пассажирами! – процедил через зубы Дракон и замолчал.
Мы с Летуном сидели и ждали продолжения. Первым не выдержал Летун.
– Неужели пастухи его сбили?
– Нет. Первый пилот активировал ликвидацию самолета. Вот. Послушайте. Переговоры перехвачены вышкой аэродрома подскока и переданы нам.
Дракон включил запись переговоров пилотов:
– Диспетчер, говорит первый пилот, борт К05. Что-то происходит в грузовом отсеке. Мы слышим выстрелы. На экранах видеонаблюдения видно, что пассажиры стреляют друг друга. Дверь в кабину пилотов заблокировали. Продолжаем полет по маршруту.
Прошло буквально пять секунд.
– Стрельба стихла. – сказал тот же голос. – В живых остался только инопланетянин. Он сидит на своем месте и смотрит в сторону кабины пилотов.
– Шеф, со мной что-то происходит, – сказал другой голос. – Меня парализовало. Я не могу двигаться. Что-то не дает мне двигаться. Мне кажется, кто-то лазит у меня в голове. Шеф! – практически сорвался на крик. – ЭТО заставляет меня развернуть самолет!
Послышался выстрел и второй голос затих
– Диспетчер, говорит командир корабля. Второй пилот мертв. Скорей всего наш инопланетный пассажир умеет управлять сознанием людей. Я принял решение уничтожить самолет. До встречи на Земле.
Наступила тишина.
– На этом все. – сказал Дракон.
– Ну что поделать, не получилось. – Сказал я. – Это далеко не первая операция, которая заканчивается провалом. Учтем ошибки. Попробуем еще раз.
– Учтем… Попробуем… – устало сказал Дракон. – А что ты будешь делать с дюжиной Облаков, которые появились вокруг Базы на Плюке десять минут назад!?
За все время существования Базы, ближайшее Облако было в восьмидесяти километрах и всегда пустовало. В нем были какие-то строения, но никогда не появлялись предметы, как в других Облаках.
– Только не спрашивайте, что в этих Облаках. Они только появились. Я еще не знаю… – Дракон немного помолчал. – В общем так. Макс. Я понимаю, что ты хотел как лучше, но сам видишь, к чему привели твои действия. Я отстраняю тебя от дальнейшего участия в любых операциях. Сдаешь дела и послезавтра улетаешь в Москву. Пусть в управлении решают, что с тобой делать дальше. Летун. Тебе построят новый подземный бункер в ста километрах от военной базы. Будешь работать один. Никакого геройства. Утром беспилотники запустил, вечером посадил. Отчет написал. При любой опасности – пулю в лоб. Вопросы есть?
– Нет вопросов. Разрешите выполнять?
– Идите.
Мы вышли из кабинета. Я был очень расстроен. И было с чего. В прошлом у меня были выговоры и взыскания. Но такого как сейчас – ни разу. За все время существования Базы было только несколько отстранений. Провинившиеся уезжали в Москву в главное управление. Оттуда не вернулся никто – всех увольняли.
– Макс, я даже не знаю что сказать. – сказал Летун. – Если я могу чем-то помочь – скажи. Я все сделаю.
– Все нормально, Летун. Прорвемся. – Как можно более уверенным голосом сказал я. – Береги себя.
– Спасибо. И ты себя.
Мы попрощались и разошлись каждый в свою комнату.

Глава 25
На следующий день мне выдали билеты на самолет и сообщили время, когда меня будет ждать автомобиль с водителем, который доставит меня в ближайший аэропорт. Я послонялся по Базе, посмотрев на изменения, которые произошли за время моего отсутствия. Все сотрудники, кто был в курсе произошедшего, были натянуто учтивы и приветливы. За полтора дня Дракон так и не вызвал к себе. “Ну и черт с ним”, – думал я. “Видимо я такой нужный сотрудник, что из-за провала рядовой операции, меня так легко списывают со счетов.”
На следующий день, за двадцать минут до выезда в аэропорт, один из ординарцев Дракона нашел меня и попросил пройти в кабинет шефа. Пришлось идти, хотя мне этого очень не хотелось.
– Проходи, садись. – сказал Дракон, когда я вошел в кабинет.
Я сел напротив него в единственное кресло для посетителей.
– Времени мало, поэтому говорить буду я. Молчи и запоминай. Никакого провала при выполнении последней операции не было. Сегодня Летун сообщил, что на военной базе опять появились солдаты с Земли. Похоже, все вернулось на круги своя. Так что, твои действия не привели к катастрофическим последствиям. У нас другая проблема. С тобой. На Земле. Контрразведчики, копии которых сейчас в Таусе пузо греют, здесь, на Земле, продолжают работать. Я с ними нахожусь в постоянном контакте. Так вот. Они говорят, что кто-то очень активно тебя ищет. Тебя, Летуна, Филателиста и Симпу. Всю твою команду в Таусе. Мы слишком поздно поняли, что все это серьезно. Я уже говорил, что кто-то приходил к тебе домой. Там сейчас дежурят наши люди. А еще приезжали на твою официальную работу. И вот тут мы прокололись. На вахте, где ты сейчас как-бы находишься, есть люди, знающие что и как говорить. Но те, кто ищет тебя, оказались хитрее. Они выяснили, что ты никогда там не работал и тебя никто никогда не видел.
– И что теперь? – не удержался я.
– Теперь они роют землю, пытаясь тебя найти. Они знают, что ты есть. Они знают, что ты владеешь информацией, которая им нужна. Они поднимают архивы паспортных столов и ЗАГСов. Пока мы опережаем их на один-два шага, изымая информацию. Но долго это продолжаться не может. Когда-нибудь они обойдут нас. Самая большая наша проблема в том, что несмотря ни на что, мы не можем выяснить, кто они. Поэтому мы решили сделать ответный шаг. Последние два дня Вадим распространяет информацию о том, что завтра ты будешь в Москве. Твоя задача сделать так, чтобы тебя поймали. А потом выяснить кто они и что уже знают.
– Но почему ты сразу не рассказал? Зачем этот театр с отстранением?
– Есть опасность, что крот среди нас. То, что я тебе сейчас рассказал, здесь, на Базе, знаем только мы с тобой. Сейчас ты выйдешь отсюда и сразу уедешь. В Москве в аэропорту тебя встретят люди Вадима. Дальше действуй по обстоятельствам. Но помни. Сейчас у тебя одна жизнь. Возможностей скопироваться заново у тебя не будет. Будь осторожен. И возвращайся…
Я сидел ошеломленный от сказанного Драконом. То, что он просил меня сделать – было моей первой боевой операцией на Земле. И это, скорей всего, будет очень опасно.
– Все, иди. – прервал мои мысли Дракон. – Больше я тебе ничего рассказать не могу. Дальнейшую операцию планировала контрразведка.
Мы попрощались и я уехал с Базы.
Самолет прилетел в Москву поздно вечером. В зале прилета меня встречали два человека в штатском. Я был уверен, что раньше их никогда не видел. Они сами подошли ко мне и предъявили удостоверения. В машине нас ждал третий.
– Сегодня в контору не поедем. Поздно уже. – сказал руководитель группы. – Для тебя забронирован номер в гостинице. Переночуешь. Завтра утром мы за тобой заедем. Это основной план. Но мы считаем, что ночью к тебе придут гости, поэтому завтра планы могут измениться.
Он достал из бардачка пистолет и небольшой пакет с какими-то устройствами.
– У пистолета особый номер. При попытке проверить его историю, мы сразу узнаем, что кто-то им интересуется. Здесь, – он отдал мне пакет, – разные жучки. Вечером разместишь в своих вещах. Задача некоторых из них быть сразу найденными. Остальные сообщат нам, где ты находишься.
– За нами хвост. – Сказал ранее молчавший водитель.
Все, сидящие в машине подобрались.
– Работают по английской схеме. – продолжил водитель. – Но это точно не спецслужбы.
– Почему? – спросил руководитель группы.
– Они допускают глупейшие ошибки. Скорей всего, кто-то из бывших спецов обучил себе нескольких помощников.
– MI6?
– А кто их знает? – подумав, ответил водитель. – У англичан кроме MI6 еще с десяток разведслужб. MI6 так, для отвода глаз. Типа ширмы. Основную работу делают другие… Приготовились, сейчас будет попытка захвата, – резко изменив тон сказал он.
Наш автомобиль ускорился и пролетел перекресток на красный свет. Мы едва разминулись с летящим справа внедорожником. За нами рванули два Лэнд Ровера. Один проскочил и начал преследовать нас. Второму повезло меньше. В него на высокой скорости врезалась какая-то легковушка. Мы летели по ночным улицам как герои какого-то боевика. Наш водитель сосредоточился на дороге. Автомобиль, казалось, летел над землей, не касаясь ее колесами. Преследующий Лэнд Ровер пытался не отстать, но через пару минут преследования не справился с управлением и попал в аварию, собрав сразу три попутных автомобиля.
– Все, больше хвоста нет. – сказал водитель через три минуты.
– Хорошо. Едем в гостиницу.
Я поселился в гостинице, разложил вещи в номере и спустился поужинать. После ужина я подошел к двери своего номера и сделал вид, что ищу ключи. На самом деле, я проверял секретки, которые оставил на замке и косяке двери когда уходил. Кто-то потревожил обе. Значит, в номере гости. Ну чтож, об этом меня предупреждали. Я уверенно открыл дверь. В номере было три человека.
– Здравствуй, милый. А я уже начала по тебе скучать, – сказала Катя, вставая мне навстречу.

По другую сторону молнии. Часть 5.

Глава 17.

Звонок телефона разбудил меня в семь утра. Учитывая то, что мне удалось поспать всего два часа, звонивший рисковал услышать много нелицеприятных слов в свой адрес. На экране был показан знакомый номер и имя: “Пульт”.
– Слушаю, – недружелюбно ответил я.
– Макс?
– Да. Кто говорит?
– Это дежурный с пульта охраны. В вашем ангаре сработала сигнализация. Мы уже отправили патруль. Я звоню уточнить, сможете ли вы сейчас туда приехать?
– Да. Конечно. Сейчас приеду. – Одеваясь на ходу ответил я.
– У вас есть транспорт? Мы можем машину отправить.
– Нет-нет. Спасибо. Я сам.
Я нажал на отбой, сказал Кате что уезжаю и вышел из дома. Дорога до ангара заняла не больше десяти минут. Перед воротами стояли две полицейские машины, машина Летуна и вчерашний белый минивэн. Я вошел в ангар и увидел лежащих на полу контрразведчиков, Филателиста и Симпу. Рядом стоял Летун и о чем-то беседовал с полицейскими.
– Макс! Наконец-то! – Обрадованно сказал Летун. – Я приезжаю утром, а тут уже полиция и вот эти на полу лежат. Говорят, что ты их знаешь.
– Да, знаю. Они вчера провалились. Я их случайно встретил. Вот эти двое, – я показал на Филателиста с Симпой, – мои одногрупники. А эти трое – их друзья. Мы договаривались утром встретиться, но я проспал, – соврал я экспромтом.
– Вы в следующий раз предупреждайте гостей о сигнализации, – сказал один из полицейских. – А то ключ дали, а о том, что нужно позвонить на пульт и снять с сигнализации, сказать забыли.
– Хорошо, – извиняющимся голосом сказал я. – В следующий раз буду внимательней.
Задержанным разрешили подняться с пола. Полицейские дали мне подписать бланк объяснительной и уехали.
– Ну что, господа взломщики, – начал я, когда мы остались без посторонних, – рассказывайте, как докатились до проникновения со взломом? Ключ-то я вам вчера не давал.
– Мы уже часа два как проснулись. – ответил Вадим. – В гостинице было скучно – разговаривать-то нельзя. Всю легенду для прослушки мы проговорили еще вечером за ужином. Выспались, позавтракали и поехали сюда. Надеялись, что ты уже приехал. Но никого не застали. Игорь у нас специалист по проникновениям, он и предложил зайти внутрь.
– Твой замок открывается двумя гвоздями за десять секунд, – вступил в разговор Игорь. – Что я и сделал. То, что в здании есть сигнализация, подключенная к центральному пульту, я вычислил еще вчера, пока мы тут сидели. Сигнализация, датчики, подключение – на первый взгляд все было стандартное. – Он вздохнул. – Но тот, кто ставил сигнализацию оказался хитрее, чем я думал. Только отключая основной блок я понял, что мы попали. Мы не стали дергаться, дождались полицию и сделали вид, что ты нам дал ключ, а про сигнализацию не рассказал. Вроде копы нам поверили. Кстати, Макс. Если это не секрет фирмы, дашь посмотреть как сигнализация смонтирована?
– Не буду обещать, – сказал я. – Я еще не знаю, на каких условиях мы с вами будем сотрудничать.
– Вообще-то мы в таком же положении, – пожимая плечами сказал Игорь. – Нас сюда забросили в большой спешке. Как мы будем взаимодействовать объяснили только в общих чертах. Обещали сегодня прислать спец оборудование и инструкции. Но как и когда это произойдет не рассказали. Мне говорили, что у тебя есть связь с Землей. Что-то типа телефона. Я могу им воспользоваться?
– Можешь. Но часа через два. Сейчас я вам расскажу о месте, где мы находимся, чтобы вы имели представление что тут происходит.
Вчера вечером не было времени читать лекцию о параллельных вселенных. Нужно было решить более насущные вопросы.
– Наливайте чай, кофе и располагайтесь.
Новички расселись вокруг стола. Летун с помощником решили не слушать то, что и так знали и уехали в пустыню.
Я оставил своего аватара рассказывать про Плюк, и, в то же время, вернул сознание на Землю. Открыл глаза на кушетке в кабинете Дракона. Он сидел за столом и что-то читал. Я прислушался к своим ощущениям. Похоже, лежу здесь уже около суток. Жутко хотелось есть, а еще больше пить. Я сел и только после этого Дракон обратил на меня внимание.
– Вернулся? – спросил он. – Я ждал тебя еще вечером.
Я попробовал ответить, но вместо этого закашлялся.
– Пей, – сказал он протягивая стакан воды. – Ты тут валяешься уже почти девятнадцать часов. Сейчас закажу тебе завтрак. Пойдем за стол. Мне нужно с тобой обсудить создавшуюся ситуацию, пока не пришли наши новые друзья из контрразведки.
Мы сели за стол. Дракон подал мне папку с документами:
– Посмотри. Здесь последние фотографии Плюка со спутника. Место примерно соответствует южной части Африки. То, что ты видишь – было небольшим поселком, примерно год назад. Население не больше полутора тысяч человек.
На фотографии была крупная военная база. Практически идеальный прямоугольник со сторонами 8 на 10 километров (размеры были кем-то нанесены маркером). Самолеты, вертолеты, десяток танков и мелкая бронетехника. Хорошо кто-то развернулся. Я вопросительно посмотрел на Дракона.
– Эти снимки мы получили только неделю назад. Все что успели – обратились в ГРУ, запросили информацию об активности в том регионе. На Земле. Пока тишина. Нам со своей стороны нужно провести разведку на Плюке. Этим займешься ты. Приказ уже готов. Подготовка к операции должна была начаться завтра, но иностранцы, которых мы поймали вчера, спутали все карты. Сейчас тебе необходимо внедрить Вадима и его команду в Таусе, чтобы они смогли проследить за иностранцами. Потом полетишь на военную базу.
Мне принесли завтрак. Я очень старался выглядеть цивилизованным человеком, но чувство голода взяло верх. Набросился на еду, понимая, что в следующий раз поесть на Земле доведется только через пару недель.
Дракон посмотрел на часы:
– У нас есть максимум десять минут. Расскажи о том, что произошло вчера.
Я кратко доложил Дракону о событиях последних двух дней. Закончил проникновением контрразведчиков в ангар.
– Не удивлюсь, – задумчиво сказал Дракон, – если окажется, что они полезли в ангар чтобы изучить документы, которые ты там хранишь. С них станется. Нужно обязательно проверить, не завербовали ли они Филателиста и Симпу. Времени на это у них было достаточно. В ближайшее время согласуем дату и время – вернешь наших на Землю. По одному. Спец подготовку они не проходили, поэтому выяснить правду будет не сложно.
Я кивнул соглашаясь. Нужно было разделить их на две группы. И наших от себя не отпускать. Но сейчас об этом поздно думать.
– Теперь про работу с группой Вадима. Скоро сюда придет их шеф. Я уверен, он будет тебя вербовать. Прямо здесь, при мне. Соглашайся. Нам они нужны не меньше, чем мы им. У них сейчас сложилась очень сложная ситуация. Канадцев, которых мы отпустили, уже вывезли из России как засветившихся. После этого, у наших контрразведчиков осталась только одна зацепка. На Плюке. Они не могут рассказать детали, но в общих чертах кое-что мне вчера сообщили. Сейчас идет очень серьезная международная игра. Противостояние разведок и спецслужб как минимум десятка стран. Информация о нас – я имею ввиду наше подразделение, занимающееся параллельными вселенными – стала известна иностранным специалистам. И теперь они рогами землю роют, чтобы узнать больше. В последние три недели ставки резко повысились – говорят, что начали ликвидировать агентов конкурирующих структур друг друга.
В этот момент зазвонил телефон.
– Слушаю, – ответил на звонок Дракон. – Да, он вернулся… Нет, недавно… Нет, мы не договаривались, что я буду разговаривать с ним только в вашем присутствии. Это была только просьба с вашей стороны… Что значит приказ! Я вам не подчиняюсь… Хорошо, мы ждем вас у меня в кабинете.
Дракон аккуратно, если не сказать нежно положил трубку. Я всегда завидовал его умению держать себя в руках в любой ситуации.
– У нас осталась буквально пара минут. Поэтому слушай меня внимательно. Мы продолжаем работать с группой Вадима. Тебе дадут подписать еще одну подписку о неразглашении, после чего ты получишь доступ ко всей информации по их работе. Так как я доступ к этой информации не имею и иметь не буду, то и помочь тебе ничем не смогу. Принятие дальнейших решений по операции с этого момента лежит только на тебе. Со стороны нашего подразделения, эта операция теперь тоже твоя. Сверху пришло распоряжение дать тебе полный карт бланш. От меня единственное требование. По работе обеих Баз, их структуре и задачах ты им рассказываешь как можно меньше. Они никаких подписок нам не дают, поэтому ничего сообщать мы им не обязаны…
В дверь постучали. Дракон встал из-за стола и пошел открывать дверь. В кабинет вошли четверо – трое уже знакомых мне контрразведчиков и их шеф. Дракон представил нас друг другу.
Дальше все было так, как и предполагал Дракон. Мне предложили войти в группу Вадима на правах равноценного сотрудника. От меня требовалось обеспечить адаптацию группы в Таусе, предоставить финансовую и техническую поддержку. Подготовить и реализовать легенду, которая позволит участником группы работать, не отвлекаясь на другие задачи. Принимать активное участие в оперативной работе группы. За это я получал доступ к информации, которой они уже располагают и которую получат в результате оперативной работы сотрудники группы.
Я подписал необходимые документы и вернулся на Плюк.

Мой аватар, судя по всему, травил байки о жизни в Таусе. Наручные часы показывали начало первого. Получается, что я пробыл на Земле три с половиной часа.
– Макс, может ты скажешь, что происходит? – прервал меня Вадим. – Мы слушаем твои рассказы уже два часа. Может начнем что-нибудь делать? Или опять скажешь, что нужно еще чуть-чуть подождать? Чего мы ждем!?
– Уже ничего. Свои инструкции я только что получил. Ваши инструкции находятся в посылке, которую нам готовы отправить с Земли. Игорь, Симпа. Берите минивэн и отправляйтесь в пустыню.
Я достал карту и показал лучшие места для приема посылок с Земли.
– Симпа, выбирай любое. Как принимать ты знаешь. Когда все получишь, возвращайтесь в ангар и ждите нас. Ящики не открывать, они заминированы.
Я открыл оружейный сейф.
– Вооружайтесь. Здесь считается нормальным ходить с оружием.
Игорь вопросительно посмотрел на Вадима. Тот, немного подумав, кивнул
Игорь взял ПМ и четыре запасных обоймы. Симпа, прошедший обучение на Базе, не стал стесняться. Взял два Стечкиных с запасными обоймами, АК-74, бронежилет и охотничий нож.
– А что, так можно было? – удивленно спросил Игорь.
– Не можно, а нужно. Бери что хочешь, – вместо меня ответил Симпа. – Привыкай, здесь принято ходить похожим на Рэмбо.
У Игоря загорелись глаза. Он взял пару автоматов, снайперскую винтовку и десяток гранат. Они загрузились в минивэн и уехали.
– Макс, мне не нравится, что ты приказываешь моим людям. – сказал Вадим. – Не делай так больше.
– Час назад я разговаривал с вашим шефом. Сейчас я являюсь полноправным членом вашей группы. С правом принятия решений, не касающихся разведки. Вы сейчас своих Канадцев расколете и будете свободны, а нам тут еще работать. Поэтому все, что касается деятельности на Плюке – только с моего согласия. Приказ и инструкции для вашей группы находятся в том грузе, за которым поехали Симпа с Игорем.
– Пока не увижу документы, – подумав, сказал Вадим, – я оставляю за собой право не выполнять расположения, которые могут противоречить нашей основной задаче.
– Вполне логично. – согласился я. – Андрей, ты сейчас идешь на автовокзал и едешь в Хозяйственный оазис. Легенда – вчера попал в этот мир, ищешь работу. Постарайся узнать дошли ли вчера иностранцы до оазиса и где они сейчас находятся.
Я выдал ему пистолет, один из своих запасных мобильников и объяснил как добраться до автовокзала.
– Вадим, в дальнейших шагах мы с твоим оригиналом на Земле разошлись во мнениях. Поэтому решать будем на месте. Как ты думаешь, что нам делать дальше?
– Нам нужно жилье, транспорт и связь, – практически не задумываясь ответил Вадим. – Нужна квартира на пятерых человек и две машины.
– Не совсем так. Нам нужно две квартиры. Вы будете жить отдельно от Филателиста и Симпы, так как им доступа к деталям операции не дали. Филателист, я надеюсь у вас не будет детских обид, что вы будете выполнять роль обслуживающего персонала?
– У меня не будет, – ответил Филателист. – я знаю свой уровень и понимаю, что еще не готов играть в серьёзные игры. За Симпу не отвечу – спрашивай у него.
– Хорошо. А можно тебя называть Филом? А то Филателист – длинно слишком.
– Без проблем. Филом меня по молодости тоже называли.
– Договорились. Вы с Вадимом едете выбирать жилье. Арендуйте две квартиры, недалеко друг от друга. Город небольшой, поэтому можно рассматривать любой район. Визитку хорошего риэлтора я вам сейчас дам.
– А как быть с транспортом? – спросил Вадим.
– Сейчас я довезу вас до центра. Там возьмете такси. По транспорту постараюсь сегодня что-нибудь решить. Еще. Будете в центре – купите себе телефоны.
В мэрию я приехал только в половине второго. Проверил почту, связался со своими сотрудниками – они занимались изучением колонии обезьян. Исследования продвигались медленно. По ежедневно получаемым от них отчетам выходило, что обезьяны не идут на контакт. Хотя, как мне кажется, причина задержек в исследованиях была другой. Близость озера, разнообразных развлечений и молодых одиноких девушек, проживающих в Новом оазисе сильно отвлекала моих сотрудников. Нужно как-то съездить к ним и немного взбодрить.
Из мэрии я отправился в автосалон. Я планировал купить что-нибудь простое и неприметное. Стоимость особого значения не имела – главное, чтобы автомобиль был в наличии. Менеджеры честно пытались мне помочь, но все что они предлагали было ярких и броских цветов. Примерно через полчаса поисков они развели руками, признав, что ничем не могут мне помочь. Нужно или ждать, когда появится нужный мне автомобиль, или брать то, что есть. Проблему решил Кирилл, директор салона. Мы с ним раньше виделись всего пару раз. Несмотря на это он сразу меня узнал.
– Кирилл, мне нужен автомобиль. Любой. Сегодня. Желательно что-нибудь простое и бюджетное. Я хочу белое, или светло серое. А то, что вы предлагаете – всех цветов радуги.
Кирилл сверился с компьютером.
– Вот. Есть Фокус. Синий с белым. Если ты хочешь полностью белый – давай перекрасим. Доплатишь пару тысяч. Завтра днем заберешь.
Мы с менеджером переглянулись. Такая простая мысль, как перекраска машины, нам обоим в голову не пришла.
– Кирилл! – воскликнул я. – Это гениально! Беру!
– Это на Земле цвет машины невозможно поменять. У нас здесь – возможно все. – Довольно улыбаясь сказал Кирилл.
Мы пожали друг другу руки, Кирилл пошел к другим клиентам, а я быстро оформил бумаги, оплатил покупку и перекраску. Попросил менеджера отметить, что машину буду забирать не я, а мой знакомый.
Следующим пунктом моей программы было посещение местного автосервиса. С директором сервиса мы в хороших отношениях. Он считает, что это для меня на Земле они собирали ту Навару, с которой провалились в этот мир.
– Макс, какими судьбами! – воскликнул Игорь, когда я зашел к нему в кабинет.
– Добрый день. По делу к тебе. Нужно машину одну в порядок привести.
– Уж не Инфинити нашу?
– Нет. Лазил по пустыне. Нашел УАЗ Патриот милицейский. Хочу перекрасить и сотрудникам своим отдать. Или сам ездить буду. Не решил пока.
– Зачем тебе это? Давай мы тебе Крузака притащим?
– Нет, хочу этот УАЗ. По молодости довелось покататься в обезьяннике, – соврал я. – Сейчас хочу за рулем поездить. Я его когда нашел, хотел мимо пройти. Но потом интерес победил. Не знаю кто и для каких целей его готовили, но у него под капотом какой-то импортный турбодизель, коробка автомат и полностью замененная подвеска. Там от УАЗика один кузов остался.
– Хотел бы я на это чудо посмотреть. – с блеском в глазах сказал Игорь.
– Посмотришь, если возьметесь в порядок привести и перекрасить.
– Возьмемся. Привози.
– Дашь прицеп для перевозки. Или эвакуатор. Не хочу я на нем через город ехать. А так погружу, чехлом закрою и к вам.
– Хорошо. Дам эвакуатор. Как соберешься везти – звони.

Глава 18
Возвращаясь в ангар я заехал на автовокзал. Дождался маршрутку из Хозяйственного оазиса, на которой вернулся Андрей.
– Как съездил? – спросил я, когда он сел в машину.
– Нормально. Даже работу нашел. Пока, правда, не согласился. Но по местным меркам, как я понимаю, предложение очень заманчивое. В столярный цех. Работы много, специалистов мало. – Он ненадолго задумался, решая, сказать что-то или нет. Потом, видимо, решился. – У меня ведь одна из гражданских специальностей – столяр.
Одна из специальностей… Подумал я. А ведь с их профессией это абсолютно необходимо. Быть профессионалом в нескольких областях. Чтобы при необходимости можно было влиться в любой коллектив.
– А наших подопечных нашел? – спросил я, имея ввиду канадцев.
– Эту информацию я пока не буду тебе сообщать. Когда получу подтверждение твоих полномочий с Земли – тогда все узнаешь.
Оставшуюся дорогу мы обсуждали быт людей в местных поселениях. За каких-то пять часов, Андрей смог увидеть и заметить больше мелочей, чем я за несколько месяцев. Но это опыт – он, скорей всего, занимается своим делом уже лет тридцать, а я только десять.
Когда мы добрались до ангара, все остальные уже вернулись и ждали нас. Вадим сидел возле ящика, полученного с Земли.
– Макс, я свой пароль ввел. Теперь он просит твой.
– Сейчас введу. Отойдите все.
Я ввел свой пароль и ящик открылся. Сверху лежала папка с документами, внизу множество больших и маленьких коробок с каким-то приборами.
Вадим забрал документы и ушел читать их в дальний угол ангара. Потом позвал своих сотрудников и почти час с ними что-то обсуждал. Я в это время ввел в курс дела Фила и Симпу.
Контрразведчики вернулись к нам.
– Твои полномочия подтверждены, – сказал Вадим, обращаясь ко мне. – Еще есть информация по твоим сотрудникам. В папку вложен дополнительный приказ, скорей всего его подписали в последний момент. Их разрешено привлекать к оперативной работе без права сообщения сведений, являющихся государственной тайной. Так что, добро пожаловать в семью, – с усмешкой сказал Вадим.
Его последняя фраза немного разрядила обстановку.
– Раз мы решили организационные вопросы, предлагаю рассказать друг другу о своих достижениях за сегодняшний день, – предложил я.
Вадим с Филом арендовали две квартиры в соседних подъездах в доме, недалеко от центра города. Я рассказал про свою поездку в автосалон. Андрей рассказывал последним:
– Наши клиенты появились в оазисе вчера, около девяти вечером. Вдвоем, без проводника. Где проводник – неизвестно. Скорей всего они от него избавились. Местным сказали, что появились здесь вдвоем. Не стали скрывать, что иностранцы. Скорей всего они имеют представление о том, как здесь оказываются люди, потому что рассказали красочную историю о том, что приехали в Россию, чтобы поохотиться. Они, якобы, купили охотничий тур на медведя через фирму. Проводники привезли их в лес, разместили в охотничьем домике и отправились искать берлогу. Когда прогремел гром – иностранцы оказались в пустыне. Дальше, с их слов, они увидели оазис и пришли к нему. В оазисе их приняли, накормили, разместили, рассказали о жизни на этой планете. Утром кто-то из местных поехал в город и забрал их с собой.
– Они документы показывали кому-нибудь? – спросил я.
– Да. Свои канадские паспорта.
– Тогда будем считать, что в Таусе они будут использовать их же. – предположил Вадим. – Куда они могут пойти? Город-то достаточно большой.
– Сначала их наверняка отвезли в полицию для регистрации. – ответил я. – Дальше возможны варианты, но я думаю, что они остались в городе. Скорей всего, сейчас они в одной из гостиниц.
– Есть возможность получить доступ к полицейской базе данных? – спросил Вадим.
– Есть. Минимальный объем информации – фамилия, имя, отчество, дата рождения и место жительства на Земле – доступны на сайте полиции. Они начали публиковать эту информацию буквально месяц назад под давлением мэра и его команды. Это делается для того, чтобы любой житель мог найти своего родственника или знакомого. Насколько я слышал, сейчас ведутся работы по объединению баз данных с ближайшими городами.
– С твоего компьютера можно в интернет выйти?
– Нет, до этого района города провайдеры еще не добрались. За подключение мне заломили цену в три с половиной тысячи линов. Честно говоря, это слишком дорого. Интернет есть у меня на работе. К тому же, в центре есть десяток интернет кафе. Предлагаю поехать поужинать, заодно в интернет выйдем.
Мы арендовали компьютер в дальней части кафе. Информацию о наших клиентах нашли быстро – они зарегистрировались, предъявив свои документы. В качестве профессии на Земле оба указали службу в полиции.
– Умно, – заметил Вадим. – Это позволит им не скрывать свое умение пользоваться оружием и знание каких-либо единоборств. Как нам их сейчас в городе искать?
– Если они не уедут из города, то, скорей всего, объявятся на Бирже труда.
– Это может произойти и через неделю. Нам нужно взять их в оборот как можно быстрее.
– Можно объехать гостиницы, – предложил Андрей. – Насколько я знаю, их здесь не очень много.
– Можно. – ответил я. – Но это может вызвать подозрения у владельцев гостиниц. У нас же нет цели встречаться с клиентами. Только узнать где они.
– По-моему нам повезло. – шепотом сказал Фил. – Посмотрите кто стоит возле стойки администратора.
Мы с Вадимом по очереди, стараясь не привлекать внимания, посмотрели в сторону администратора. Там стояли оба наших канадца и, судя по всему, договаривались об аренде компьютера.
– Андрей, – сказал Вадим. – Нужно повесить на них маячки.
– С голосом? – уточнил Андрей.
– Нет. Мы имеем дело не с обычными туристами. Что-то сложное они скорей всего вычислят. Вешаем только маяки для определения местоположения. Остальные возвращаются в ангар и ждут нас там. Нам с Андреем не звонить. Если нужно будет – мы сами свяжемся.
– Вадим, можно я тут еще посижу? – спросил Игорь.
– Нашел что-то интересное?
– Ага.
– Оставайся. У тебя два часа. – подумав сказал Вадим.
Мы с Симпой и Филом уехали в ангар. Через сорок минут приехали Вадим с Андреем.
– Все получилось? – спросил я.
– Да. Как по маслу. – Ответил Вадим. – Андрей подошел к стойке администратора, оплачивая еще час доступа в интернет. В это время Игорь удаленно что-то сделал с компьютером канадцев. Они какое-то время пытались решить проблемы сами. Потом один из них подошел к администратору. Пока они разбирались, Андрей на него три маячка посадил. Каждый маяк – произведение инженерного искусства. Размером не больше спичечной головки, маяк использует радиоволны сотовой связи в качестве источника энергии. Это позволяет избавиться от встроенной батареи, сделав прибор необнаружимым для обычных детекторов. Большую часть времени маяк спит. Просыпается один раз в тридцать минут и посылает мощный, особым образом кодированный сигнал на частоте сотовой сети. Здесь нет спутниковой навигации, поэтому координаты объекта мы не узнаем. Но запеленговав сигнал сможем определить, где находятся наши клиенты.
Андрей достал из контейнера с оборудованием какой-то прибор, похожий на небольшой ноутбук, включил его и что-то настроил.
– Маяки сработают через десять минут, – глядя на часы сказал он. – Будем надеяться, что их еще не нашли.
Через десять минут на экране пеленгатора появились ряды цифр. Андрей с Вадимом что-то посчитали, сверились с картой.
– Клиенты уехали из интернет кафе. – продолжая что-то считать сказал Вадим. – Судя по разнице показаний маяков, сейчас они двигаются со скоростью около сорока километров в час. Куда едут – непонятно. Будем ждать следующую передачу.
Мы сидели в ангаре, обсуждая возможные планы на завтрашний день. Постепенно, разговор перешел на более дальнюю перспективу.
– Я считаю, что у канадцев здесь должен быть какой-то связной. – сказал Вадим. – Конечно, можно предположить, что на Земле их отправили только для разведки местности. Но, если бы я организовывал подобную операцию, я бы им сообщил что здесь происходит. Хотя бы в общих чертах. Чтобы были готовы, что возможен перенос в другое место. И в этом месте будет необходимо связаться с местным агентом. В том, что кто-то местный сливает им информацию я не сомневаюсь. Естественно, лично ни агента, ни его контакты они не знают. Агент их тоже не знает. В качестве связи я бы использовал местные средства массовой информации. Скажем, телевидение, газеты, интернет. Публикуется объявление, содержащее текст, не вызывающий подозрений у обычного местного жителя. Но для агента сразу будет понятно, что с ним пытаются связаться.
– Они сегодня выходили в интернет! – воскликнул Симпа. – Может быть они уже отправили такое сообщение?
– Вполне возможно. Но мы не можем следить за всеми интернет кафе в городе. Или можем, Игорь? – глядя в дальний угол ангара спросил Вадим.
Из тени вышел Игорь. Мы с Симпой вздрогнули от неожиданности.
– Ты как здесь оказался? – спросил я. – Я все время следил за входом.
– Я здесь уже пятнадцать минут. – ответил Игорь. – Просто хотелось потренироваться в скрытом проникновении.
– Я его сразу срисовал. – сказал Вадим. – Игорь у нас мастер по незаметному проникновению. Но все-равно тебе еще нужно тренироваться. Вот Фил тебя тоже заметил. Не сразу, но минуты через две, правда Фил?
– Да. – ответил Фил. – Сначала я подумал, что это кто-то чужой. Но потом по поведению понял, что это Игорь и решил посмотреть, что будет дальше.
– Вот видишь, Игорь. Тебя обычный человек срисовал. Плохо!
– Я не обычный, – немного обиженно сказал Фил. – Я из семьи потомственных охотников. Меня дед с пяти лет с собой в лес брал. Он меня с детства учил следить за животными, даже за самыми маленькими.
– Давно практики не было, – сказал Игорь. – Давайте я себе кофе налью и расскажу о местном интернете. – меняя тему сказал он. – Очень занимательное место, я вам скажу.
До следующего срабатывания маяков оставалось еще десять минут. Мы расселись вокруг пеленгатора и приготовились слушать.
– Насколько я понимаю, интернет здесь появился несколько месяцев назад. – Начал Игорь. – На данный момент реализована возможность передачи электронной почты и доступ к персональным и корпоративным сайтам. Поисковые системы отсутствуют, вместо этого есть единый каталог электронных ресурсов. Что-то типа Желтых страниц на Земле. Любой желающий может добавить в этот каталог адрес своего сайта. На данный момент в каталоге около тысячи записей. Кроме этой тысячи сайтов, существует еще примерно двести, не включенных в каталог. В основном, это личные странички жителей, но есть и более интересные ресурсы. Как минимум три сайта торгуют наркотиками. Судя по всему какие-то местные курительные смеси. Два публичных дома. И, конечно, порносайты. Их больше десятка. Основной их контент с Земли, но есть явно местные ролики.
– И ты это все за два часа нашел? – удивился Фил.
– Да. – ответил Игорь. Там еще много интересного. Главное. Судя по всему, настройкой серверов здесь занимаются два или три человека. Слишком однотипно все сделано. И эти люди абсолютно не разбираются в информационной безопасности. Практически к любому серверу без особых проблем можно получить полный доступ. В частности, я смог добраться до документов местного Мэра. И личных и служебных. Что в них – пока не смотрел. Времени было мало. Но! Точно могу сказать, что я не один здесь такой любопытный. Во многих местах есть установленные кем-то закладки. Назовем тех, кто их поставил – Анонимусами, по аналогии с Земной группой хакеров. Сделано очень качественно – местные системные администраторы никогда не найдут. Я уверен, что их интересы разнообразны. Я пока нашел следующее: Есть несколько адресов электронной почты, все сообщения которых пересылается Анонимусам. Среди этих адресов – мэр, его замы и половина руководства самой крупной местной организации. Кроме того, Анонимусы имеют возможность прослушивать все телефонные разговоры и читать все СМС в городе.
В этот момент сработал пеленгатор. Вадим с Андреем опять поколдовали с цифрами и сверились с картой.
– Они где-то в этом районе, – сказал Андрей, показывая на карту. – Я так понимаю, здесь гостиница Армена. Другие гостиницы немного в стороне. Можно предположить, что они уже сняли квартиру, но я думаю, что искать нужно в гостинице.
– Я тоже так думаю, – поддержал его Вадим. – Предлагаю сегодня закончить и поехать отдыхать. Мы сегодня ночуем у Армена. Фил с Симпой в квартире. Макс, я думаю теперь ты понимаешь, что нам здесь нужен интернет. За любые деньги.
– Конечно понимаю. Завтра с утра займусь.
– А еще мне нужно будет оборудование. – сказал Игорь. Я вечером составлю список. С Земли смогут прислать?
– Завтра посмотрим. Может будет проще здесь купить. – ответил я.
На часах было начало одиннадцатого, когда мы разъехались.

Глава 19
Следующий день я начал со звонка одному из местных провайдеров. Месяц назад я уже делал заявку на подключение своего ангара к интернету. Именно тогда мне озвучили цену в три с половиной тысячи.
– Петр, добрый день. Это Максим из ангара. – начал я.
Петр – директор фирмы, по совместительству менеджер по продажам и монтажник. В прошлый раз он оставил очень хорошее впечатление.
– Добрый день. Решил все-таки подключиться?
– Да. Без интернета работать невозможно. Вы сильно сейчас загружены? Как быстро сможете подключить?
– Загружены не сильно. И тобой заняться можем хоть сегодня. – ответил Петр. – Тут другая проблема. Я, если не ошибаюсь, обещал подключить твой ангар за три пятьсот?
– Да.
– Сейчас так не получится. Цена будет другой. Скорей всего раза в два больше.
– Это из-за чего такой скачок цен? – удивился я.
– В городе проблемы со стройматериалами. – грустно ответил Петр. – Мэр начал строительство нового микрорайона. В это же время ГДЛ строят свой офис. Производители цемента просто не справляются. Они продали все, что было на складах. И уже продали все, что произведут в ближайшие два месяца. А мне, чтобы дотянуть до вас кабель, нужно поставить не меньше пятидесяти столбов. Единственный вариант это сделать – привезти цемент из Киженя. Но сам понимаешь, это значительно поднимет цену.
– Понимаю. Но доставка добавит десять, ну пусть двадцать процентов к стоимости. Почему ты поднимаешь цену в два раза?
– В Кижене стройматериалы всегда были дороже, чем у нас. У нас карьер с глиной, необходимой для изготовления цемента, практически возле города. А Киженьцы ездят за глиной за сто с лишним километров. Кроме того, сейчас, на волне дефицита, они подняли для покупателей из Тауса цены.
Деньги у меня были, но платить семь тысяч лин за подключение к интернету я не был готов. Петр продолжал рассказывать мне про возникшие трудности, когда я нашел решение.
– Петр, – перебил я его. – Давай сделаем так. Я тебе покажу где можно взять двадцать тонн цемента, а ты подключишь меня к интернету за старую цену?
– А что за цемент?
– Судя по всему с Земли. По крайней мере он в заводских мешках. Я его случайно в пустыне нашел. Откуда он там взялся – понятия не имею, – соврал я.
– Договорились. – немного подумав, ответил он. – Но прежде чем мы начнем работать, я хочу увидеть цемент своими глазами. Если все нормально, через три дня у тебя будет интернет.
– Хорошо. Мой сотрудник съездит с тобой и покажет место.
Я созвонился с Симпой и дал задание отвезти Петра в сторону метро и показать цемент, который когда-то переместили вместе со мной с Базы. Дождей здесь практически не бывает, поэтому можно не опасаться, что он испорчен.
Очень хотелось узнать, что выяснил Вадим и его команда в гостинице, но с утра пришлось ехать в мэрию на очередное совещание. Я сидел как на иголках, ожидая окончания докладов десятка замов мэра, пока не услышал доклад зама по экономике.
– В последние две недели, – рассказывал он, – в четыре раза выросло среднее количество обращений на биржу труда. Кроме того, уменьшилось количество вакансий, которые размещают работодатели. У нас растет безработица. Я считаю, что начался процесс спада, про который я предупреждал еще полтора месяца назад…
Он продолжил доклад десятками цифр, которые что-то означали. Но без привязки к старым докладам, которые я когда-то пропускал, эти цифры ничего для меня не значили. Нужно будет запросить в канцелярии стенограммы совещаний за последние два месяца и попробовать понять, что происходит.
Я освободился из мэрии только после обеда и сразу поехал в ангар. На месте был только Вадим. Он, понимая мое нетерпение сразу начал с результатов наблюдения за канадцами:
– Они на самом деле поселились в гостинице. Ведут себя как обычные жильцы. Поужинали, ушли в номер. Сегодня утром куда-то уехали. Наши маячки пока не нашли. Мы попытались сегодня попасть в их номер, чтобы поставить жучки с микрофонами и камеру, но вовремя остановились. На двери было несколько секреток. Андрей остался в гостинице – ждет, пока горничная уберет номер.
– А Игорь где?
– Игорь сейчас едет сюда из интернет кафе, – ответил Вадим. – Он вчера составил список оборудования, которое необходимо. Мы утром заехали в несколько магазинов электроники. Что-то есть, но многое отсутствует. Продавцы предлагают привезти под заказ через три-четыре дня.
– Можно сделать по-другому. – подумав предложил я. – У меня в планах есть поездка в Кижень. Последний раз наши агенты были в этом городе год назад. Необходимо посмотреть что изменилось. Так что, я съезжу туда на пару дней. Могу Игоря взять с собой.
– Игорь пусть тут остается. – ответил Вадим. – У него в интернете работы много. С тобой поеду я.
– А Андрей один с канадцами справится?
– Да, в крайнем случае Игоря вызовет.
– Тогда решено. Завтра с утра выезжаем.
Игорь с Андреем приехали практически одновременно.
– Я не стал ждать горничную, – рассказал Андрей. – У меня появилась возможность попасть в комнату, которую в гостинице называют складом для хозинвентаря. На самом деле там расположена аппаратура для прослушки номеров. Судя по всему, недавно аналоговое оборудование сменили на цифровое. Сейчас все, что происходит в гостинице, пишется на сервер. На втором сервере сохраняется видео со всех внутренних камер. Жалко только, что в номерах камер нет. Вообще, технически все сделано достаточно правильно. Я там немного поколдовал, поэтому мы сейчас можем удаленно прослушать любую запись и посмотреть видео с камер.
– Прекрасно! – сказал Вадим. – Игорь, займись. Нам нужны копии записей из их номера.
– Хорошо. Сейчас в интернет кафе толпа детей – в школе уроки закончились. Работать невозможно. Они в игры играют, орут, бегают. Администратор сказал, что часам к семи вечера дети, как правило, уходят по домам. Так что, я пока тут побуду. Макс, – обратился он ко мне, – как там дела с интернетом?
– Через три дня здесь будет выделенная линия.
– Долго, – расстроенно сказал Игорь. – В кафе неудобно – постоянно кто-то мимо ходит, в монитор заглядывает.
– Это и так очень быстро. – сказал я. – Подрядчику нужно построить около двух километров магистральной линии. На Земле на это потребовалось бы несколько недель.
Через час приехал Симпа.
– Все, цемент отдал. Петр при мне позвонил своим монтажникам, дал команду начинать работать.
Мы сидели в ангаре, обсуждали планы на ближайшие дни, когда нас с Вадимом не будет в городе. Андрей периодически фиксировал местоположение канадцев. Они перемещались по городу, скорей всего собирали информацию или искали работу.
Постепенно разговор перешел на обсуждение наших планов на случай, если следить за клиентами придется продолжительное время. На моей шее сидело семь человек – Летун с помощником, Симпа с Филом и трое контрразведчиков. Долго так продолжаться не могло – кто-нибудь мог задаться вопросом, откуда у меня столько денег. Поэтому я решил реализовать один из своих резервных бизнес планов.
– Симпа, Фил. Вам задание на ближайшие дни. Необходимо найти два-три помещения под видеосалоны. Вы можете не помнить, такие в девяностые на Земле были. Это большой зал с возможностью завесить окна. На стенах висят несколько телевизоров, на которых показывают кино.
– Я читал про это в интернете, – сказал Фил. – Сам, правда, не застал.
– А я даже ходил в такой видеосалон пару раз в детстве, – сказал Симпа.
– Тогда вы понимаете о чем я говорю. В Кижене купим десятка три телевизоров, оборудуем залы креслами и будем крутить фильмы. Здесь нет ни одного нормального кинотеатра. Я сделаю заявку на Землю – они подготовят архив фильмов, старых и новинок. Скажем, что один из вас попал с этими фильмами сюда. Народ, я уверен, будет готов в очередях стоять. Начнем с видеосалонов, потом откроем настоящий кинотеатр – с попкорном и игровой зоной. Только я не уверен, что где-то есть подходящее помещение. В крайнем случае, построим свое.
Эта идея настолько захватила присутствующих, что обсуждение перспектив заняло пару часов. Мы сидели, как старые друзья, вспоминая, как в детстве ходили на боевики и фильмы ужасов. Но, в какой-то момент дружеская атмосфера пропала. Нет, никто не схватился за оружие, не начал кричать и ни у кого даже не изменился тембр голоса. Просто все стало по-другому. Я стал присматриваться к Вадиму и заметил, что он подает какие-то знаки своим людям. Игорь встал налить себе кофе, но не вернулся на свое место, а встал за спиной Симпы. Андрей проверил пеленгатор и остановился возле меня. Вадим был последним. Он сходил в туалет и, возвращаясь, подошел к Филу. Я пытался понять, что же произошло, но причина происходящего осталась для меня загадкой. Фил, похоже, тоже обратил внимание на странное поведение контрразведчиков. Он вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул, надеясь что он меня поймет. Я был уверен, что в случае силового контакта, моя группа окажется сильнее людей Вадима. Фил понял меня, он подобрался, приготовившись к атаке. Еще бы Симпу предупредить, но тот продолжал что-то увлеченно рассказывать.
Люди Вадима действовали удивительно синхронно. Видимо давно работают вместе. Я не заметил кто из них подал команду, но атака началась одновременно. Я смог блокировать удар в голову, перехватил руку Андрея, вывернул и перекинул его через себя. Через секунду я уже сидел на нем, прижимая к полу. Оглянулся вокруг. Фил заломил руки Вадима и прижал его к дивану. Симпа, лежал на полу. По лбу стекала тонкая струйка крови. Вроде дышит. Игорь стоял рядом с Симпой в боевой стойке переводя взгляд с меня на Фила. Он наконец решился и мелкими шажками пошел в мою сторону. Все в его движениях выдавало профессионального и очень опытного бойца.
– Фил, я не справлюсь, – крикнул я.
Фил нанес Вадиму сильный удар куда-то в шею и тот обмяк. Игорь остановился, оценивая изменившуюся обстановку. Фил, как большой кот, грациозными шагами пошел в сторону Игоря. Они остановились друг напротив друга в центре комнаты.
– Не дури, Игорь. – сказал Фил. – Давай поговорим.
– Поговорим. Но только вопросы буду задавать я. А ты будешь сидеть, а может лежать, и отвечать на них.
– Ну уж нет, – ответил Фил и одним сильным и очень быстрым ударом в голову отправил Игоря в нокаут.
Андрей подо мной взвыл и попробовал вырваться, но его положение было слишком неудобным. Он взвыл от боли в вывернутой руке и успокоился.
– Фил, в ящике стяжки. Неси сюда.
Мы связали всех троих, достали аптечку и провели в сознание Симпу.
– Что это было? – первый делом спросил он.
– Это тебе Игорь по голове чем-то приложил, – ответил Фил. – Ничего страшного, просто царапина. Сейчас обработаем. Жить будешь.
Я занялся головой Симпы, Фил в это время перетащил контрразведчиков на диван и привел их в сознание
– Теперь рассказывайте, с чего вы на нас набросились?, – обратился я к Вадиму.
– Обойдешься, – зло ответил он. – У тебя в группе крот, а возможно и ты тоже. Несмотря на все документы с Земли, подтверждающие твою лояльность. Я теперь даже сомневаюсь, что документы настоящие. Подпись моего шефа вы могли и подделать, а я, дурак, поверил.
– Да с чего ты взял, что у меня крот! – удивился я. – И кто?
– Этот, – кивнул Вадим на Симпу. – Он только-что сказал обо мне то, чего никто из вас не мог знать.
– И что же это?
– Это моя легенда на случай если меня будут пытать.
Я быстро прокрутил в памяти то, что десять минут назад сказал Симпа. И точно! Там было что-то из того, что говорил Вадим, когда его пытали в пещере.
– Понятно. – сказал я. – Хотите знать правду?
– А сам-то как думаешь? – практически прошипел Вадим.
– Ну как хотите. Не хотел вам это рассказывать, но вы сами напросились. Вы трое – уже не первый раз на этой планете. За несколько часов до того, как вас отправили сюда, скажем так официально, вас уже отправляли сюда. Вы же помните лекцию про эту планету. Здесь – только ваша копия. И до вас, тех кто сидит здесь на диване, мы уже встречались с вами. То есть с другими вашими копиями. Так вот, у меня была задача выяснить, кто вы на самом деле. Вас поймали на территории секретного объекта. Мое руководство считало, что вы иностранные агенты. Времени было мало, поэтому с вами особо не церемонились. Да и кто будет церемониться с копиями? Тебя, – я показал на Вадима, – я накачал наркотиками и пытал. Ты врал, упорно врал несмотря на сыворотку правды. Потом я тебя убил. Я уже был готов взяться за Игоря, когда мне позвонили с Земли. Там выяснили кто вы на самом деле и пытать вас больше не было смысла. Андрей и Игорь видели все, что я с тобой делал, поэтому работать с ними было бы уже невозможно. Их я тоже убил. А потом нам прислали новых Вадима, Андрея и Игоря. Которые не помнили, что произошло в той пещере.
Они сидели на диване и смотрели на меня большими глазами.
– Не верите? Хотите могилу покажу? Там, скорей всего уже только кости остались, но какие-то личные вещи вы скорей всего найдете.
Андрей с Игорем посмотрели на Вадима. Тот кивнул головой.
– Ты уверен. Мне доводилось видеть свой труп. Очень неприятное зрелище.
Вадим кивнул еще раз.
– Заберите у них оружие и развяжите, – скомандовал я своим людям. – До заката еще два часа, поехали в пустыню.
Мы съездили на место, где в прошлый раз похоронили тела контрразведчиков. Могила была разрыта и мы нашли только несколько обглоданных костей. В куче песка нашлись два черепа – с пулевым отверстием и целый. Я протянул целый Вадиму:
– Этот твой.
Он отшатнулся от меня.
– Ты псих! – прошептал он.
– Не буду спорить. Работа такая.
Вокруг были разбросаны некоторые личные вещи. Андрей нашел свои часы, после чего они, вроде как, поверили моему рассказу.

Глава 20
Я заехал в гостиницу за Вадимом в шесть утра. Он вышел и не здороваясь сел на заднее сиденье. Мы выехали из города и я разогнался до двухсот километров в час. Хорошая дорога, подумал я. Жаль, что на Земле таких не бывает.
Минут через пятнадцать Вадим прервал молчание:
– Макс, нам с тобой придется работать еще какое-то время. Но я не знаю как…
– Я, конечно, понимаю о чем ты говоришь. Но давай ты озвучишь свои претензии. Чтобы не было недосказанности.
Вадим посмотрел на меня в зеркале.
– Ты. Меня. Убил. – тщательно проговаривая каждое слово сказал он.
– Да. Убил. Потому что так нужно было для дела. Ты служишь в своей конторе всю жизнь. Ты должен понимать, что цель оправдывает средства. Передо мной поставили задачу – выяснить кто вы. И ваше желание участвовать в этом процессе никто не учитывал. Даже ваше желание жить – никто не учитывал. Мы с тобой – два винтика в большом механизме. Если главный механик решит – он выкрутит любой винтик. И выкинет. Если это нужно будет для дела. Если бы тебе дали команду меня расколоть и ограничили во времени? Разрешили бы не считаться с тем, что останется от меня в конец! Пошел со мной в ресторан в надежде, что я все сам расскажу? Или распустил бы на ремни?
Я спиной чувствовал, что он прожигает меня взглядом. Если бы не высокая скорость, он вполне мог бы расстрелять меня прямо сейчас.
– Не молчи! – прикрикнул я. – Нам на самом деле придется с тобой еще несколько месяцев работать. Нужно разрешить все возникшие разногласия.
– Если дадут команду – буду резать. Меня этому учили. Но я не буду после этого так спокойно сидеть и разговаривать с жертвой, как будто ничего не случилось!
– А как ты будешь сидеть? – спросил я. И тут мне пришла в голову странная мысль. – А ты вообще убивал людей?
– Нет. Ни разу. И Андрей нет. В нашей группе только Игорь. Двоих. Несколько лет назад.
– Повезло вам. А у нас убийство и самоубийство было в программе обучения. Просто здесь с этим проще. Мы не люди. Мы копии. Вот смотри. Я тебя убил. Но сейчас ты сидишь у меня в машине, живой и невредимый. И парни твои живые. Для тебя на Земле ничего не изменилось, понимаешь. Пока ты жив там, ты живой. Тебя можно копировать сюда столько раз, сколько будет нужно.
– Не ври мне. – Сказал Вадим. – Это тебя можно копировать много раз. И твоих сотрудников. У вас одно сознание на два тела. А я, Андрей и Игорь – самостоятельные личности. И наша смерть здесь – это навсегда. Новая копия будет другим человеком.
– Вот видишь, ты сам все понимаешь. – он сам загнал себя в ловушку. – Если тот, кого я убил – это не ты, то почему ты меня обвиняешь в том, что я убил тебя. Это был не ты. А другой человек.
Вадим задумался. Он думал долго. Потом как будто очнулся.
– Скорей всего ты прав. Мне нужно будет еще об этом подумать. Знаешь, меня немного смущает то, что жизнь человека здесь ничего не стоит.
– К сожалению так и есть.
– А где гарантия, что ты не избавишься от нас еще раз?
– Нет такой гарантии. На Земле мы договорились, что когда операция подойдет к концу, вашу судьбу будет решать ваш шеф. Прости за откровенность, но если он скажет, что вы здесь больше не нужны, мне придется от вас избавиться.
Вадим уже удивленно посмотрел на меня в зеркало:
– А ты у психиатра давно был?
– Нет. Пару месяцев назад. А что?
– Нормальный человек не может так спокойно обсуждать такие темы.
– Психиатр дал заключение, что я могу выполнять свои обязанности. Но это наш психиатр. С Базы. Если бы я попал на прием к гражданскому, скорей всего получил бы диагноз шизофрения. Но, я думаю, у тебя бы диагноз был не лучше.
Постепенно, мне удалось его разговорить. На заправке он пересел на пассажирское место и в Кижень мы приехали если не друзьями, то точно не врагами.
Несмотря на множество рассказов про этот город, которые я слышал, колонна рыцарей на лошадях произвела на меня впечатление. Вадим про Кижень не знал ничего, поэтому у него откровенно отвисла челюсть.
– Что это!? – воскликнул он.
– Здесь проблемы с транспортом. Если у нас в Таусе есть Облако с автомобилями, то у них с поездами. Но не будешь же на поезде по городу ездить. Поэтому местные жители приручили этих животных, похожих на лошадей.
– А латы зачем? Они турниры устраивают? Вон, многие в крови едут.
– Скорей всего они из облака едут. Добытчики.
– Понятно, – провожая конницу взглядом сказал Вадим. – А здесь можно латы купить?
– Еще один, – смеясь сказал я. – По слухам, все кто сюда попадают, хотят купить латы. Слышал, что можно купить. Поищем магазин. Но сначала нужно для Игоря все купить.
На въезде в город было несколько оптовых баз, торгующих электроникой и бытовой техникой. Мы выбрали склад, на котором было написано “Компьютеры. Офисная техника”. Приветливый продавец взял у нас список, проверил его по своей базе и сказал что есть все, кроме двух каких-то устройств. Но пообещал привезти их к вечеру с центрального склада. Нас все устроило, мы оплатили покупки и оформили доставку в Таус. Получилось ровно в два раза дешевле, чем если бы мы покупали в Таусе. Телевизоры и оборудование для видеосалонов купили в соседнем складе. Также договорились о доставке.
На часах было около полудня, когда мы закончили покупки.
– Поехали знакомиться с городом. – сказал Вадим.
Мы доехали до одной из перехватывающих парковок, оставили машину и поехали в центр города на велорикше. Пообедали в одном из кафе. Потом взяли гида, который возил нас по городу до самого вечера, рассказывая интересные факты о жизни города. Вечером, уже порядочно уставших, гид привез нас в гостиницу. Мы разместились в номере, привели себя в порядок и пошли в ресторан. Вадим достал очередной прибор, оказавшийся детектором подслушивающих устройств, и положил его в середину стола. Прибор какое-то время работал, потом на нем загорелась зеленая лампочка.
– Можно говорить спокойно. Микрофонов нет, – сказал Вадим, убирая прибор в карман.
– Ну что, делимся впечатлениями?
– Давай. Только ты первый.
– Хорошо. – согласился я.
Мы обсуждали увиденное больше двух часов, постепенно перейдя к вопросу поиска возможного агента иностранных разведчиков в этом мире.
На следующее утро мы разделились. Каждому досталась своя сфера – Вадим пошел в центр, к людям. Я забрал со стоянки машину и поехал в промышленную зону. Заводов и фабрик в Кижене было больше, чем в Таусе. Это обусловлено тем, что многое им приходилось делать самостоятельно, в то время как Таус жил за счет привозимых из Облаков материалов и инструментов. В шесть вечера я забрал Вадима и мы выдвинулись в сторону дома.
Утро следующего дня опять началось со звонка телефона. Звонил Дракон.
– Макс, спишь еще? – голос Дракона был деловой и до отвращения бодрый.
– Спал. Пока ты не позвонил. Что случилось?
– Прочитал я вчера перед сном твой отчет о поездке. Как-то кисло у вас там с экономикой, в Таусе… В общем, я решил отправить к тебе помощником Викинга. Он сейчас сидит передо мной. Его аватара на Плюке уже устранили, поэтому он готов скопироваться к тебе прямо сейчас.
– Сейчас не получится. Я не причесан, – попробовал пошутить я. – Давайте через час. Или лучше два. Мне еще в пустыню уехать надо.
– Езжай. Мы ждем.
Очень хотелось послать их к черту и поспать еще хотя бы пару часов. Но приезду Викинга я был по-настоящему рад. Поэтому пересилил себя, быстро позавтракал и уже привычным маршрутом поехал в пустыню.
Викинг появился в ста метрах от меня. Бледный как лист бумаги, Викинг стоял прикрывая глаза от солнца рукой.
– Приветствую бледнолицых! – крепко обнимая и стуча ему по спине крикнул я. – Тебя Дракон так и не выпустил из подземелья?
– Да и ты, я смотрю не очень черный. – подхватил Викинг. – Недавно копировался?
– Было дело. Злобная ящерка случайно голову откусила…
– Мы с тобой так и будем тут стоять? – спросил Викинг. – Или может в сторону цивилизации поедем?
– Поехали. Для тебя тут работы – встать из-за стола некогда будет.
– Я читал твой отчет. Удивительно, как всего за несколько месяцев ты смог испортить такой хороший проект, – с издевкой в голосе сказал Викинг.
– У меня тут помощники хорошие, – ответил я.
Сначала мы поехали в небольшое кафе, которое работает круглосуточно. Очень хотелось поговорить со старым другом, прежде чем начнется очередной суматошный день. Мы сели за столик, я с важным видом достал детектор подслушивающих устройств и дождался, пока загорится зеленая лампочка
– Откуда такая подозрительность? – спросил Викинг.
– Особой подозрительности нет. Просто дали прибором попользоваться. С ним как-то спокойней.
Мы сделали заказ.
– В общем слушай что тебе передал Дракон, – начал Викинг. – Руководство очень волнует военная база, про которую он тебе говорил. Разведку нужно начинать как можно быстрее. Дана команда – ты сейчас возвращаешься на Землю. Аватар остается здесь и помогает мне внедриться. У тебя будет две недели на восстановление и еще неделя отпуска дома. Потом ты летишь на разведку военной базы. Как ты понимаешь, это приказ.
– Понятно. Ну, тогда вы тут общайтесь с моим аватаром. А я возвращаюсь.
Я мысленно пожелал удачи сам себе и вернул сознание в Земное тело.
На Земле меня ждали две недели изнурительных тренировок и долгожданный отпуск домой. Все-таки тяжело отсутствовать дома по несколько месяцев. Пару лет назад я даже попытался бросить работу на Базе и жить обычной жизнью. Но не смог. Продержался всего полтора месяца и сам попросился обратно на Плюк.
После отпуска я прибыл на Базу и сразу отправился к Дракону.
– Макс, решено отправить тебя к военной базе своим ходом. Под это дело мы смогли скопировать на Плюк большой Бизнес джет. Расстояние восемь тысяч километров он преодолеет без дозаправки за десять часов. Правда есть один минус. Рядом с военной базой нет полосы, где можно бы было посадить этот самолет. Экипаж наемный, не аватары. Мы долго решали, как с ними лучше поступить. В общем, экипажу обещана посадочная полоса, которой, на самом деле не будет. Для них это полет в один конец. Ты спрыгнешь с парашютом в расчетной точке, примерно в двухстах километрах от военной базы. Необходимое оборудование мы тебе пришлем, когда приземлишься. Сейчас возвращайся в Таус и подготовь легенду по поводу твоего отсутствия в ближайшие пару недель. У тебя на все – три дня.
За время моего отсутствия, Фил с Симпой открыли два видеосалона. Народ стоял в очередях, несмотря на достаточно высокую стоимость билетов. Вадима и его команду оформили в видеосалонах инженерами по технике безопасности. Викинг встретился с Георгиевичем, который устроил его в мэрию советником заместителя мэра по экономике. Викинг целыми днями сидел, разбирая финансовые отчеты за последний год. А ночью садился на мотоцикл, который успел купить, и гонял вместе с другими байкерами по ночному городу. Игорь стал подпольным повелителем местного интернета. Он получил доступ к любой информации, которая была на компьютерах и серверах в Таусе и Кижене. Он даже вычислил местных Анонимусов и подружился с ними. По субботам они встречались в каком-то клубе и обсуждали свои хакерские дела.
Канадцы никак себя не проявляли. Они сняли квартиру и устроились охранниками на один из заводов. С другими людьми практически не общались, никому не звонили, электронную почту не отправляли. Андрей смог установить камеру у них дома и какое-то время мы за ними наблюдали. Приходя домой они садились за компьютер и что-то печатали. Но компьютер не был подключен к интернету, поэтому информацию с него получить пока не удалось. Через пару недель они нашли видеокамеру и следить за ними стало невозможно. Они насторожились и пугались каждой проезжающей мимо машины.
– Вадим, а ты не думал, что они могут быть пустышкой? – спросил как-то я. – Может нет у них здесь ни агента, ни связного?
– Думал. Мы установили себе лимит по времени – шесть месяцев. Если за это время они ни на кого не выйдут и ни с кем не свяжутся – мы узнаем все, что они знают, силовым путем.
Через три дня, сообщив всем, что уезжаю обратно в Радужный, я взял Навару и уехал в пустыню. Со мной был Фил и Вадим.
– Ну что, вы помните что нужно сделать? – стоя в тени одной из скал спросил я.
– Да. Машину спрятать в пещере. Вход завалить, но так, чтобы ее потом можно было откопать.
– Макс, за тобой вертолет прилетит? – спросил Вадим. – Не пойдешь же ты пешком.
– Не пойду. – доставая пистолет из кобуры, сказал я. – Помнишь ты переживал, что я убил другую твою копию?
– Да, – уже понимая к чему я веду ответил Вадим.
– У тебя есть шанс поквитаться.
Я протянул ему пистолет. Он автоматически взял его в руку, посмотрел на меня, подумал и сказал:
– Ну уж нет. Я в эти игры не буду играть. Давайте уж как-нибудь сами.
– Я же тебе говорил, что он не сможет, – улыбаясь, сказал я Филу. – С тебя полтинник.
– Хорошо. Вернешься – отдам.
Фил поднял свой пистолет и выстрелил мне в голову.”

  Обсудить на форуме

По другую сторону молнии. Часть 4.

Глава 12.

Я сидел у себя в кабинете и просматривал отчеты Летуна. За последнюю неделю, пока я жил под землей, он проделал поистине титаническую работу, ежедневно совершая облеты вокруг Тауса. Все собранные данные передавались на Землю, где анализировались и фиксировались на карте. Летун похвастался, что разработал методику, позволяющую облетать более 800 квадратных километров за световой день. Он запускает сразу четыре беспилотника по двум близлежащим маршрутам. В результате, за две с небольшим недели он смог облететь всю территорию в радиусе почти 100 километров вокруг Тауса. Земные картографы нашли множество ранее не отмеченных на карте мини оазисов, пещер, холмов, даже каких-то артефактов, похожих на строения. Кроме этого, были найдены сотни брошенных автомобилей, хозяева которых, скорей всего, не смогли добраться до людей после перемещения. Если Облако вдруг пропадет, ГДЛ сможет еще несколько месяцев собирать автомобили в пустыне. Непонятно, почему эта идея никому раньше в голову не пришла.
В мои задачи, в основном, входило обследование обнаруженных пещер. Некоторые я обследовал лично, некоторые с помощью квадрокоптеров. Никаких следов бандитской базы обнаружено не было. Все указывало на то, что текущая схема работы беспилотников стала неэффективной. Дальнейшее изучение территории методом облета и картографирования займет слишком много времени. Было решено отказаться от старой схемы и постараться отследить передвижения транспорта бандитов. Летун получил с Базы помощника, который должен будет следить за картинкой с беспилотников в реальном времени.
Я закончил с отчетами ближе к обеду. Зашел за Катей и мы отправились на обед в одно из кафе, которых было множество в деловом центре города. После появление семян, владельцы кафе и ресторанов начали выращивать деревья и открывать в их тени, как бы сказали на Земле, летние кафе под открытым небом.
После обеда я вызвал своих сотрудников. Почему Георгиевич когда-то назвал их аспирантами, я так и не смог понять. Один из них, перед тем как попасть на Плюк, готовился к защите кандидатской диссертации по антропологии. Второй был студентом четвертого курса сельскохозяйственной академии. Специализация – ветеринарный врач. В общем, до настоящих ученых им также далеко, как и мне. Я отправил заявку на Биржу труда и получил данные по двум кандидатам. Но пока у меня не было времени провести с ними собеседования.
По устоявшейся в Таусе традиции, сотрудники взяли себе позывные. Старший назвался Антропологом. Младший два дня придумывал какие-то сложные имена, порой достаточно смешные. При этом мешал работать – мобильная связь тогда только появилась и он засыпал нас с Антропологом сообщениями практически круглосуточно. Пришлось прервать этот безудержный поток креатива. Я, пользуясь своим авторитетом, нарек его Студентом.
Первым в кабинет пришел Антрополог. Несмотря на жару он был в костюме и галстуке. Кондиционеры в мэрии пока поставили только в кабинетах мэра и его замов, у меня кабинет был оборудован только напольным вентилятором. Я как-то спросил у Антрополога, к чему такой официоз, ведь у нас нет никаких требований к форме одежды. Он ответил, что воспитан ходить на службу в костюме. И никакая погода не заставит его изменить правила.
Антрополог рассказывал мне последние городские новости, когда в кабинет ворвался Студент. Его энергия была неиссякаема. Он ураганом пронесся по кабинету – достал из холодильника минералку, включил телевизор, передвинул диван и кресло так, чтобы ему было удобно, раздал нам распечатанный отчет и наконец-то сел на свое место. Он был в шортах, майке и шлепках, никакие условности в одежде его не смущали. Я в очередной раз удивился, как настолько разные люди могут работать вместе?
Две недели назад я поставил им задачу составить полный список всех внеземных явлений и предметов, которые люди обнаружили на этой планете. Сначала дело шло туго – электрические камни, облако, скаты… Весь список уместился на двух страницах. Но это было не то, что меня интересовало. Я вывез их в Новый оазис и заставил записать все, что они видели. Только после этого они поняли, что мне нужно. Сейчас передо мной на столе лежала папка с новым списком. Страниц шестьдесят, не меньше.
Я быстро пролистал список.
– Рассказывайте, что вам показалось наиболее интересным, из описанных здесь явлений.
– Мне обезьяны, – ответил Антрополог.
– Мне электрические камни и Блюр, – ответил Студент.
– Ясно. Тогда давайте решать, что мы будем изучать первым.
Совещание затянулось до вечера. Мы наметили два основных направления для изучения – Антрополог со Студентом начинают изучать местных животных. Начнут со скатов и змей. Потом попробуют наладить контакт с обезьянами. Я в это время займусь животными из облака. Пришлось пообещать купить им автомобиль, так как передвигаться на маршрутках им было неудобно.
В 20:00, как обычно, я был в пустыне. Отправил отчет, получил посылку с Земли. Четыре больших коробки были заполнены DVD дисками, флешками, жесткими дисками с программным обеспечением. Похоже в ближайшие дни я стану немного богаче.
Я вернулся в город и позвонил Туману:
– Валера, мне нужно в Облако. Я хочу заняться Пастухами.
– Ты же знаешь, я Облаком больше не занимаюсь. Все вопросы к Грачу. Приезжай в Клуб. Мы все здесь. Думаю, Грач тебе не откажет.
Грач не отказал. Он даже согласился дать одного из своих подсобных рабочих мне в помощники. Я, как городской ученый, планировал проводить наблюдения за поведением животных и пастухов с безопасного расстояния. При этом город оплачивал Грачу и его команде обеспечение моей безопасности. На мой взгляд Грач продешевил – согласился всего на триста линов за выезд. Но кроме того, город, в моем лице, обещал оплатить доставку из облака ящера, рогача или пастуха. За мертвого ящера десять тысяч, за рогача двадцать. Пастух значительно дороже. За мертвого сорок тысяч, за живого сто. Тут я торговаться не стал – парни будут рисковать жизнями, так как добраться до пастуха неимоверно сложно. К тому же, деньги всеравно не мои – город предоставил практически неограниченный бюджет на проведение исследований.
На следующий день я отдал коробку с программами системным администраторам и поехал готовится к первому выезду в облако. Ближе к обеду пришла SMS из банка – на мой счет поступило двести тысяч лин.
Я приехал на базу подготовки бойцов ГДЛ. Грач выдал мне экипировку, познакомил с помощником. Потом предложил пройти стандартный тест для бойцов, чтобы посмотреть, на что я способен. Сначала он прогнал меня по полосе препятствий. Потом был спарринг с одним и двумя противниками. В заключение была стрельба в тире.
Вечером, когда все закончилось, мы с Грачом расположились в беседке на тренировочной базе. К нам присоединился Туман.
– Ты знаешь, – начал Грач. – Я слышал, что ты гонщик, участник ралли рейдов. До гонок был офисным червем. Посмотрев на тебя сегодня, я начал в этом очень сильно сомневаться. Сегодня я увидел, что ты – Грач показал пальцем на Тумана. – это он. Только, если честно, немного косолапый. Мы с Валерой служили вместе много лет. Потом наши пути разошлись и он куда-то пропал. Я прекрасно помню, на что он был когда-то способен. Он был хорошим бойцом, но звезд с неба не хватал. А сейчас он – другой человек. Я вижу, как он сейчас работает – двигается, стреляет, дерется. Его кто-то долго и профессионально готовил. Сейчас я абсолютно уверен – те же люди учили тебя, Макс.
Он пристально посмотрел на меня, потом на Валеру.
– Я не буду спрашивать на кого вы оба работаете. Уверен, что все равно не расскажете. Тебе Валера, я доверяю. Просто потому, что обязан тебе жизнью. – Он перевел взгляд на меня и ненадолго задумался. – А тебе, Макс, я не доверяю. Скорей всего ты преследуешь какие-то свои цели. Или это цели твоих работодателей. Подозреваю, что в какой-то момент, жизни моих бойцов могут стать для тебя разменной монетой. Запомни. Этого я не допущу. Если встанет вопрос между твоей жизнью, твоими целями и жизнями моих людьми, я выберу своих людей. Я хочу заранее расставить все точки над i, чтобы потом не было недопонимания между нами.
Валера пожал плечами. Было понятно, что Грач пригласил его на этот разговор в качестве свидетеля. Валере не нужно было ничего говорить. Говорить должен я:
– Знаешь, Грач, ты сегодня много увидел и сделал для себя какие-то выводы. Я могу только повторить то, что говорил раньше: я руководитель научного отдела мэрии Тауса. На данный момент в мои задачи входит изучение такого явления как “Облако”. Наше с тобой сотрудничество в Облаке будет проходить в рамках договора, который мы сегодня заключили. Ничего большего я от тебя и твоих людей не требую. Но защищать меня в Облаке вы должны вне зависимости от того, что ты обо мне думаешь. Кем я был в прошлой жизни, при выполнении моей части обязательств по договору, не имеет значения.
Грач прямо сейчас мог бы отказаться от договора. И имел на это полное право – в Облаке нельзя работать с людьми, которым не доверяешь. Пришла пора достать свой главный козырь:
– Вы сейчас ездите в Облака и пользуетесь их благами – автомобилями, оружием, электроникой… А что будет с людьми, если Облако перестанет работать. Если все эти предметы перестанут появляться? Что произойдет с цивилизацией на планете, если у вас не будет доступа к бесплатным высокотехнологическим товарам? Собственное производство автомобилей вы не сможете организовать еще лет 20, не меньше. Про электронику я вообще молчу. Поэтому необходимо изучить Облака, понять зачем они здесь. Нужно понять откуда появляются ящеры, рогачи, пастухи. Становятся они умнее со временем или это просто инстинкты? Может быть есть какие-то возможности от них защититься? Представь, что на самом деле они боятся обычного ультразвука? Тогда мы можем сделать ультразвуковые излучатели и ездить в Облака без потерь! Подумай об этом. Изучение Облаков вам нужно не меньше, чем мне.
Я перевел дыхание. Грач задумчиво смотрел куда-то в сторону пустыни.
– Ты прав, – сказал он. – Изучить Облака нужно. Договор останется в силе. Но не пытайся играть моими людьми – они не пешки. И подчиняться они будут только мне.
– Договорились. Ни на что другое я не претендую.
Мы пожали друг другу руки. Валера смотрел на нас как старший брат, довольный, что младшие помирились:
– Ну чтож, раз мы обо всем договорились, поехали ужинать, – сказал он. – А то завтра некоторым здесь присутствующим рано вставать.
Мы поехали в столовую ГДЛ. В время ужина согласовали с Грачем детали завтрашнего выезда. За день они делают два-три рейда в облако. Первый я пропущу, так как утром совещание в мэрии. Поеду во второй и, возможно, третий.

Глава 13.

Я сидел на песке в тени машины и смотрел на экран планшета. Квадрокоптер, передающий картинку на планшет, висел в трехстах метрах над домами. Было прекрасно видно, как бойцы Грача грузят автомобили на платформы. Все работали слаженно, без суеты. Я посмотрел на часы – прошло уже 10 минут с начала операции. Еще через десять нужно будет возвращать квадрокоптер. Ящеры так и не появились. С одной стороны, отсутствие ящеров это большой плюс – бойцы работают в безопасности. С другой стороны – большой минус. Ящеры нужны мне. Необходимо понять откуда они появляются и куда уходят. Сейчас во всем городе кроме людей не было видно ни одного живого существа. Я поднял коптер до высоты четырехсот метров. Ничего не изменилось. Город пустой, никакого движения кроме добытчиков. Я отвлекся чтобы посмотреть на часы и чуть не оглох от крика водителя:
– Ящеры! – заорал он. Добытчики, как мне показалось, должны были услышать его и без рации.
– Не ори ты так, а то в следующий раз я тебя случайно пристрелю, – прикрикнул я на него. – Ты чего на экран пялишься? Ты должен вокруг смотреть, чтобы на нас самих не напали.
Он обиженно засопел и отвернулся. Мы с ним ездили в Облако уже две недели, поэтому я успел узнать про него практически все. 20 лет. Зовут Артур. Живет на Плюке уже четыре года. Здесь оказался еще школьником без родителей. На Земле был, как их сейчас называют, школотой. Без цели в жизни, без особых успехов в чем-либо, кроме компьютерных игр. Здесь сначала работал на лесопилке, потом недолго строителем. Сейчас прибился к добытчикам. Работает обслуживающим персоналом – помыть машины, подготовить оружие, здесь подать, там подержать. Сначала я думал, что Грач приставил его ко мне шпионить, но достаточно быстро убедился, что Артур слишком глуп для этого.
Ящеры были в трех кварталах от добытчиков. Рация зашипела и произнесла голосом одного из планеристов:
– Грач, ящеры в трех кварталах от вас на север. Пока стоят на месте, собираются в стаю. Когда начнут движение, я сообщу.
– Принято, – ответил Грач. – Всем бойцам приготовится, скоро будут гости.
Я продолжал наблюдать за ящерами. Стая насчитывала около сотни голов. В сторону людей не двигалась. За две недели наблюдений удалось выяснить, что ящеры, рогачи и Пастухи не живут в Облаке. Они появляются только тогда, когда здесь появляются люди. В прошедшие недели, бойцы Грача смогли вывезти из Облака тела нескольких животных. Их изучение пока ничего не дало – ящеры были очень похожи на Земных варанов, рогачи – на носорогов. Были некоторые отличия в строении и расположении внутренних органов, но они не очень существенны. Главное что нас поставило в тупик – отсутствие каких бы то ни было органов, ответственных за размножение. После того, как мы провели все возможные исследования, за образцами тканей с Базы прислали вертолет. Сейчас на Базе проводится генетический анализ. Ученые обещают, что первые результаты будут не раньше, чем через три месяца.
Я в очередной раз посмотрел на часы – через две минуты нужно будет возвращать коптер. Ящеров внизу становилось все больше. Где же пастух? Осталась минута. 30 секунд. Там уже около 200 голов. Стадо заполнило несколько кварталов. Все. Время наблюдения вышло.
– Грач, это Князь. Я сворачиваюсь, батарейка заканчивается. Будьте осторожны, там уже порядка 200 ящеров. Рогачей пока нет.
– Понял. Уходите.
Я развернул коптер в нашу сторону и на мгновенье потерял дар речи. В нашу сторону от города бежало не меньше двадцати ящеров. Они бежали в одну линию точно друг за другом так, чтобы нам сложно было их заметить. На последнем ящере сидел пастух. До нас им оставалось не больше километра.
– Артур, валим, – скомандовал я, закидывая пульт от коптера на заднее сиденье.
Артур стоял на месте, не понимая что от него требуется. С подчинением приказам у него большие проблемы. Пришлось буквально закинуть его не заднее сиденье. Сам я запрыгнул за руль, переключил селектор на Drive и два раза глубоко вздохнул. Самое глупое было бы сейчас застрять в песке. Я плавно нажал на газ и двухтонная машина начала не спеша разгоняться. 20-30-40 километров в час… Все, уже не застрянем. Я нажал на газ немного сильнее и машина стала послушно ускоряться.
– Макс, не успеваем! – закричал сзади Артур. Он нашел пульт от коптера и сейчас смотрел на экран планшета. – Они бегут нам наперерез.
Я повернул голову налево и увидел цепочку ящеров, бегущих метрах в ста от нас. Если ничего не предпринять, они перехватят нас через одну-две минуты.
Разворачиваться и уходить к добытчикам смысла не было – не успеем.
– Внимание, блокпост. Срочно на помощь. Машину Князя пытаются перехватить ящеры. Вам до них чуть больше трех километров. – сообщила рация голосом планериста.
– Выезжаем. – ответили с блокпоста.
Минута на погрузку в машины, три минуты чтобы доехать до нас, посчитал я. Есть небольшой шанс, что они успеют.
– Остановись! – произнес чужой голос у меня в голове.- Поговорить нужно.
От неожиданности я вдавил педаль газа в пол и четыреста лошадей под капотом проснулись и резко раскрутили колеса. Электроника не успела среагировать, правые колеса закопались в песок и мы сели на брюхо. Все произошло буквально за долю секунды.
– Это конец, – подумал я.
Ящеры окружили машину ровным кольцом. Они не напали, они просто сидели и смотрели на нас. Пастух слез со своего ящера и подошел практически к переднему бамперу.
– Мне нужно с тобой поговорить, – произнес в голове тот же голос.
– Сейчас не время. Сюда едут наши люди. Они тебя убьют. – попытался ответить я ему мысленно. – Уезжай. Встретимся на этом месте после заката.
– Нет. Следующая встреча возможна только через четырнадцать дней. В полдень. Возле здания, которое вы называете третий склад. – ответил голос.
Пастух сел на своего ящера и поскакал в сторону города. Остальные ящеры цепочкой побежали за ним.
Через полминуты мимо нас пролетели два автомобиля с блокпоста. Я нашарил рацию на пассажирском сиденье и, стараясь сдержать дрожь в голосе сказал:
– Не догонять ящеров. Мы целы. Пусть уходят, не рискуйте зря. Лучше помогите нам машину откопать.
Рация молчала. Вместо ответа послышались автоматные и пулеметные очереди. В голове опять послышался тот же голос:
– Не открывайте доступ на свою…
Голос пропал. Зато в рации послышались радостные крики:
– Мы его достали! Урааааа!!!
Через две минуты вернулся один из автомобилей. Я выскочил к нему навстречу:
– Кто стрелял! Я же сказал отпустить их! Он мне нужен был живым! – Закричал я, как только они остановились
Из кузова выскочили два бойца. Один направил на меня ствол автомата, второй подошел почти вплотную.
– А ты кто вообще такой, что приказываешь МНЕ!? У меня один командир. И это не ты!
Злость переполняла меня. Я сжал кулаки, готовый бросится на говорившего. И было из-за чего – эти олухи только что оборвали ниточку, которая могла бы раскрыть секрет назначения Облаков.
Из кабины пикапа вышли еще два бойца и разошлись в стороны. Грамотно встали, не перекрывая друг другу сектор обстрела. Хотя, даже из такого положении я вполне могу выйти победителем. Но это не решение проблемы. Если я сейчас их перебью, да хотя бы просто покалечу, Грач ни за что не возьмет меня в Облако еще раз.
Я разжал кулаки и сделал шаг назад.
– Отбой мужики. – сказал я. – Я погорячился. Мы обсудим ситуацию с Грачем. Сейчас помогите откопать машину.
К нам подъехала вторая машина бойцов с блокпоста. Из не посыпались люди и наперебой начали рассказывать о своих попытках достать тело Пастуха:
– Ящеры опять завалили его своими телами, – с возбуждением в голосе рассказывал один из них. – Они всегда так делают. Если попытаться добраться до тела убитого Пастуха, ящеры, погибая, падают на него сверху. Невозможно быстро растащить двадцать туш ящеров. Нам опять пришлось его бросить.
Пока он говорил, другие бойцы закрепили трос и выдернули Infinity из песка. Артура нашли в багажнике и привели в чувство. Похоже он потерял сознание от страха, когда нас окружили ящеры. Я нашел пульт, сел на пассажирское сиденье и попробовал связаться с квадрокоптером. На пульте не горел индикатор наличия связи с полетным контроллером. Экран планшета был темный.
– Я видел, как он упал вон там, – показывая в сторону блокпоста сказал один из бойцов.
– Поехали, попробуем его найти, – сказал я.
Он сел за руль и мы поехали искать коптер. Мы нашли обломки там, куда показывал боец. Пропеллеры сломались. Корпус, треснул. Что с электроникой пока непонятно. Батареи не было – отсек оказался пуст. Похоже придется заказывать новый коптер в Кижене. Хорошо, что доставка заказов сейчас производится практически каждый день.

В этот день я решил не отправлять отчет Дракону. Вместо этого я вернул сознание в свое тело на Землю. В планах было вернуться в аватар утром, но Дракон настоял на том, чтобы я отдохнул на Земле несколько дней. Мой аватар продолжал самостоятельно ездить в облако, следить за Пастухами, писать отчеты. Попыток контакта со стороны Пастухов больше не было. Наоборот, их звери стали еще более агрессивными. Добытчики потеряли двух бойцов за первые три дня после инцидента с Пастухом.
Я написал стопку отчетов и объяснений произошедшего. Меня допрашивали психологи и следователи, военные аналитики и даже какие-то ксенобиологи. Всех ставила в тупик последняя фраза Пастуха.
Что он имел ввиду? Куда мы не должны открывать доступ? Что это за доступ? После продолжительных дебатов пришли к выводу, что фраза должна была звучать так: “Не открывайте доступ на свою планету”. Но вот дальше в понимании произошедшего мы не продвинулись.

Глава 14.

Через неделю я вернулся на Плюк. За время моего отсутствия здесь произошли серьезные изменения. Катя окончательно перебралась жить ко мне. Мой аватар самостоятельно провел три собеседования и принял на работу двух новых сотрудников.
Первый – геолог. Зовут Евгений. Сорок восемь лет. Всю жизнь проработал в геологической разведке. По его словам, объехал весь север и большую часть Дальнего Востока России.
Второй – физик-практик. Двадцать восемь лет. Зовут Александр. На Земле занимался разработкой систем стабилизации для спутников Глонасс.
Принятые сотрудники принесли новые мысли и идеи для исследований. Мне пришлось купить для них еще один автомобиль. Сначала я обратился в финансовый отдел мэрии с просьбой выделить средства, но мне отказали. Точнее не отказали, а поставили в специальную очередь на приобретение транспорта. Очередь должна была подойти месяца через два. Тогда я купил им за свой счет Wolksvagen Toureg. С деньгами у меня особых проблем не было. Кроме полученных за программное обеспечение двухсот тысяч, дома лежал дипломат с наличными. Из первого аванса я отправил часть денег на Землю. Там их передали на Московский Монетный двор и уже через пару дней у меня было порядка пятисот тысяч лин купюрами разного достоинства, неотличимых от местных.
В один из дней, утром мне пришла смс от Физика. В ней были координаты и время встречи. Я сверился с картой – место было примерно в двадцати километрах на восток от города. Я приехал в указанное место за десять минут до назначенного времени. Все мои сотрудники уже были там. Мы оказались в районе электрических камней.
– Мы хотим показать тебе кое-что, – сказал Физик, когда я со всеми поздоровался. – Меня всегда интересовали эти камни. Пойдем со мной.
Он подвел меня к одному из камней. В пяти метрах от него на песке была нарисована линия.
– Дальше лучше не заходить. Может проскочить искра. Уровень заряда камней меняется, правда пока мы не знаем почему. Смотри дальше.
Мы прошли несколько метров вдоль линии. Из земли торчал толстый медный штырь.
– Этот штырь закопан в землю на глубину десять метров. – Продолжил объяснять Физик. – Сначала мы пробовали закопать его на два, потом на пять метров, но этого оказалось недостаточно. Вставай на этот коврик. Не сказать чтобы он был сильно нужен, но мне так будет спокойней.
Физик подключил к концу штыря толстый длинный провод. Мы встали на резиновый коврик, который лежал в нескольких метрах от штыря. Остальные наши сотрудники сели в автомобиль. Физик размахнулся и кинул второй конец провода в сторону камня. Не добросил. Сделал вторую, потом третью попытку. Попал только с четвертой. Конец кабеля зацепился за край камня. Несколько секунд ничего не происходило, потом кабель и штырь начали нагреваться и покраснели. Прошло еще несколько секунд и тут произошло то, к чему я никак не был готов. Камень начал двигаться. Он отползал от провода! Я как зачарованный смотрел на движущийся камень и не мог поверить своим глазам. Камень освободился от провода, прополз еще двадцать сантиметров и остановился.
– Стой здесь, не сходи с ковра, – сказал Физик и побежал к машине.
Они вместе со Студентом достали из багажника какой-то прибор, и вернулись к камню. Поставили прибор между камнем и штырем, размотали два провода. Один подключили к штырю, второй уже не особо опасаясь к камню. Студент нажал какую-то кнопку и прибор загудел. Камень начал шевелиться, но не смог сдвинуться с места. Потом как-то резко дернулся и затих.
Физик одел резиновые перчатки, поднял камень и понес его к машине.
Студент в это время выключил прибор, смотал провода и крикнул мне, чтобы я помог. Мы подняли прибор и отнесли его обратно в багажник.
– Все, уезжаем! Быстрей. – Крикнул Физик. – Камни не любят, когда пропадает один из них.
И правда, среди камней началось какое-то волнение. Они начали раскачиваться и издавать воющие звуки.
Мы вернулись в город. В лаборатории Физик положил камень на лабораторный стол. Все сотрудники собрались вокруг и ждали что будет дальше.
– Камни – живые существа. – начал он. – Я об этом давно подозревал. Но не был уверен. Последний эксперимент это доказал. Студент, – позвал он. – Ты у нас на ветеринара учился. Проводи вскрытие.
Студент достал комплект медицинских инструментов и подошел к столу.
– А это точно безопасно?
– Я думаю что да. – Немного подумав ответил Физик. – Мы разрядили его в землю. А потом выкачали остатки электричества в конденсатор. Сейчас этот камень должен быть мертв. Но внутри у него может быть какой-нибудь орган, на котором заряд все еще остался. Поэтому одень перчатки и стой на резиновом ковре.
Студент одел перчатки, встал на ковер и начал вскрытие камня. Под верхней жесткой кожей, которую пришлось резать болгаркой, оказался слой мягких тканей, очень похожих на резину. Под ним было хитросплетение каких-то жил, очень похожих на медные провода. Все жилы собирались в пучок и уходили в нижнюю часть камня.
– У него есть корень, – сказал Физик. – Этот корень уходит глубоко в землю. Когда мы замкнули камень на землю, через корень прошел слишком большой ток и он отгорел. Вполне возможно, что по корню он получает электричество из какого-то подземного хранилища. И еще, так как камни живут колониями, можно предположить, что под землей они соединены между собой. Кроме того, они могут обладать каким-то интеллектом. Но этот вопрос нужно изучать дополнительно.
Это было поразительно! Все всегда считали, что камни просто природное явление. А они оказались живыми существами.
– Вы сняли на видео процесс вскрытия? – поинтересовался я.
– Конечно. И в пустыне, и в лаборатории. Все записи есть.
– Обязательно сделайте мне копию. Нужно показать руководству, что мы не зря тратим их деньги.
Я пошел к выходу. Уже в дверях повернулся и сказал:
– Вы сегодня хорошо поработали. Вечером жду всех в Байкерском клубе. С меня поляна.

Глава 15.

В оговоренное Пастухом время я ждал возле склада номер три. Я сидел за рулем, готовый сорваться и уехать в сторону блокпоста в любой момент. Над головой, на высоте ста метров, висел коптер. На экране планшета были видны склады со второго по четвертый и близлежащие улицы. Сейчас в Облаке не было ни одного человека кроме меня. Добытчики уехали в сервис час назад и должны появиться здесь не раньше чем через пару часов.
Ровно в полдень между вторым и третьим складом появился ящер с сидящим на нем Пастухом. Он подошел ко мне практически вплотную. В этот раз Пастух не стал спешиваться.
– Я не тот, кого ты ждешь, – раздался в голове голос. – ТОТ сейчас проходит процесс восстановления. Ваши люди сильно его повредили.
– А ты кто?
– Я его друг. Он попросил передать, что ваша встреча все-таки будет. Запомни. Через три дня, после того как на этом полигоне появится механизм, который вы называете Шагающий экскаватор. На этом месте. В полдень. Сделай так, чтобы в это время кроме тебя здесь никого не было.
Он развернул ящера и пошел в сторону второго склада.
– Постой, – мысленно позвал я его. – Расскажи что происходит.
– Нет. Если ТОТ хочет, пусть рассказывает. Я и так сильно рискую, разговаривая здесь с тобой.
Он скрылся за углом склада. Я посмотрел на экран планшета. Ящер дошел до места, где появился две минуты назад и растворился в воздухе.
Я вытер пот со лба и вдавил педаль газа. Мне хотелось как можно быстрее вернуться к людям.
Глава 16.
Звонок телефона раздался в четыре утра. Я аккуратно, чтобы не разбудить Катю, встал с кровати и вышел в коридор.
– Слушаю.
– Макс, ты сейчас один? – спросил Дракон.
– Нет.
– Выйди куда-нибудь.
– Хорошо. Сейчас.
Я вышел на улицу. До восхода солнца оставался еще час, поэтому на улице было прохладно.
– Все. Я один. Слушаю.
– Хорошо. Тут такое дело. Твоя Катя – не та, за кого себя выдает. Помнишь, когда ты получил разрешение, рассказать ей о Базе? Ты ей должен был дать неправильные координаты Базы на Земле. Три часа назад мы поймали там две подозрительные группы людей. Мы считаем, что это разведчики. Они, конечно, замаскированы под охотников и рыбаков. Но это липа. На Земле мы не можем их допрашивать. Вообще не можем с ними ничего сделать. В первой группе трое наших. Все документы в порядке. Во второй – два канадца и проводник из наших. В общем, я решил отправить их тебе. Твоя задача выяснить кто они, откуда и на кого работают. Гуманизмом можешь не страдать. У тебя очень мало времени. Иностранцы уже потребовали вызвать консула. Я смогу задержать их еще часов на девять, не больше.
Я быстро прикинул – до рассвета час, плюс время, необходимое чтобы уехать в пустыню. Итого минус два часа. Посреди пустыни работать не будешь – нужно найти какую-нибудь пещеру. Еще около часа на дорогу. Остается шесть часов. Вроде немало, но клиенты могут иметь спецподготовку против допроса.
– Дракон, мне будут нужны помощники. Я не смогу один шестерых допросить. Даже если Летуна привлеку, все равно нужны еще люди.
– Летуна не привлекать! – Повысил голос Дракон. – Он никак не связан с нашей оперативной деятельностью. Людей тебе в помощь я уже нашел. У тебя будет два помощника. Но они еще неопытные в наших делах.
– Ты мне ботаников дать хочешь?
– Нет. Крови они в своей жизни повидали. Но с нашими методами работы пока не сталкивались.
– Хоть на этом спасибо. Какой план?
– Вы с Летуном выезжаете в пустыню. По его ментальному каналу мы забросим тебе помощников. С ними будет спецоборудование и химия для допроса. Еще через тридцать минут получишь задержанных. Они будут в наручниках и без оружия. Но все равно будь аккуратным – трое из них очень опасны. Сейчас с ними наши следаки работают. Вышлем тебе их заключение. Сам решишь, кого будешь колоть, а кого сразу в расход.
– Понял. С Катей что?
– Пока ничего не меняется. Делаешь вид, что ничего не произошло. По результатам допроса задержанных будет понятно.
– Принял. Еще что-нибудь?
– Нет.
– Тогда я пошел готовиться. Когда буду готов принять помощников – позвоню.
Я положил трубку. В голове вдруг стало пусто. Как теперь общаться с Катей? Я к ней по-настоящему привязался. А если она на самом деле работает на какую-нибудь разведку? Или не на разведку. На ученых. Как она смогла передать на Землю информацию? А если смогла передать – значит, про Плюк знаем не только мы. Кто-то смог самостоятельно разработать механизм перемещения? Слишком много вопросов. И очень мало времени – спохватился я.
Я позвонил Летуну:
– Летун, собирайся. Через час в третьей точке переноса.
Мы давно отметили на карте несколько точек, наиболее отдаленных от дорог и людей. Всего таких точек получилось пять. Все пронумеровали, поэтому нет необходимости объяснять куда нужно ехать.
– Понял. – голос Летуна в трубке был сонный и недовольный. – Вообще у меня сегодня законный выходной.
– Ты нужен только чтобы посылку принять. Потом можешь ехать куда угодно.
– Кто там так рано? – послышался в трубке недовольный женский голос. – Он вообще знает сколько сейчас времени?
– Летун, да ты никак себе подружку завел? Молодец!
– Да иди ка ты! – немного обиженно ответил Летун. – Почему бы и нет? Я тоже живой человек.
– Это твое дело. Главное – через час будь на месте.

Помощники прибыли точно в назначенное время. Сложно сказать, чем руководствовался Дракон, но перед нами стояли два сотрудника ППС в полном обмундировании. В качестве транспорта с ними был УАЗ Патриот, почему-то в раскраске Росгвардии.
– Петр, позывной Филателист, – представился первый.
– Роман, позывной Симпа, – сказал второй.
– Макс, Князь. – представился я. – Это Летун. Вы аватары или автономные?
– Аватары.
– Данные по клиентам привезли?
– Да. – ответил Филателист. – Здесь все в папке. Их прибытие через 28 минут.
Я забрал папку и быстро просмотрел документы.
– Летун, возвращайся домой. Мы сегодня в тебе больше не нуждаемся.
– Может я все-таки останусь? Лишний человек не помешает.
– Нет. Дракон запретил тебя привлекать к этой операции. Ты свободен.
– Как скажешь, – немного расстроено ответил Летун. Он сел в свой микроавтобус и поехал в сторону города.
Я достал карту и показал помощникам, где расположена пещера, в которой предстоит работать. От нашего текущего местоположения до пещеры было не больше двух километров.
До прибытия задержанных оставалось десять минут. Мы распределили обязанности и порядок действия. Первыми будем колоть наших. Иностранцев усыпим сразу по прибытии и займемся ими позже.
За минуту до прибытия у меня зазвонил телефон. Кто-то из техников интересовался, все ли у нас готово.
– Да, все готово. Отправляйте.
Мы надели балаклавы и поехали забирать вновь прибывших. С иностранцами и их проводником проблем не было – быстрый укол автоматическим шприцем и они сладко засопели. Хороший препарат – они смогут проснуться только после укола антидота. С тремя нашими было сложнее. Их усыплять не планировали. Они отчаянно сопротивлялись. Пришлось их связать и немного попинать.
Всех шестерых засунули в обезьянник УАЗа. Тесно, но никто не обещал комфорта.
Выбранная мной пещера идеально подходила для текущей задачи. Въезд не виден со стороны ближайших дорог, в пещере легко поместились оба автомобиля и еще осталось место для работы. Так же в ней была нужная мне в данный момент фауна с неизвестной планеты. Это я обнаружил неделю назад, обследуя эту пещеру на предмет наличия в ней базы бандитов.
Иностранцев и проводника уложили в дальней части пещеры. На потолке закрепили три крюка, на которые за руки подвесили оставшихся задержанных.
Я не люблю мучать людей, хотя меня этому и учили. Лучше использовать химию – быстро и более эффективно.
Судя по документам, присланным с Базы, двое из первой группы задержанных братьями. Это значительно упрощало задачу. Скорей всего старший брат будет готов на все, чтобы спасти младшего. На это и сделаем главную ставку.
Первым взялись за руководителя группы. Пока не задавая вопросов его сильно избили. Сломали несколько ребер. Потом поставили укол с сывороткой правды. Как правило, после этого человек начинает рассказывать все, что знает. Этот тоже начал. Но, судя по показаниям мобильного детектора лжи, он врал. Врать под сывороткой правды очень сложно. Этому учат только специалистов высшего класса. Теперь можно точно сказать, что передо мной не простые охотники.
Без всякой надежды я обратился к человеку, который никак не хотел открывать свои тайны:
– Я даю тебе последний шанс. Расскажи кто ты и я сохраню тебе жизнь.
– Я и так все рассказал, – с трудом произнес он. – Могу повторить.
– Не надо. Еще раз слушать твое вранье я не хочу.
Я посмотрел на часы. Осталось всего пять часов. Нужно ускоряться. Я достал из багажника большой кусок плотной ткани.
– Филателист, завесьте вход как можно плотнее. Чтобы ни одного луча света снаружи не пробивалось. Для освещения зажгите фаеры.
Прежде чем идти вглубь пещеры, я обрызгал себя и помощников специальным чесночным спреем.
В глубине пещеры жили вампиры. Это высокие, не меньше двух с половиной метров, создания. Они очень похожи на пауков, только стоящих вертикально на задних лапах. Перепончатые крылья обернуты вокруг тела. Маленькая голова сидит на длинной шее, что позволяет не наклоняясь добраться до жертвы. А еще вампиры боятся солнечного света и чеснока. Есть мнение, что байки о вампирах на Земле как-то связаны с этими инопланетными существами. Одно время в районе Базы на Плюке было много вампиров. Поэтому, пока всех не уничтожили, нам удалось хорошо их изучить.
Я достал ультразвуковой манок, который излучая колебания на частоте около 7 килогерц, приманивает к себе вампиров. При определенном опыте можно заманить любую особь в нужное место.
Я направил манок на одно из существ и включил его. Вампир зашевелился и пошел в мою сторону. Я отступал назад, он шел за мной. Мы вошли в зал и я подвел вампира к человеку, который отказался рассказывать правду. Вампир почувствовал кровь и набросился на свою жертву. При укусе, в кровь жертвы впрыскивается вещество, от которого резко повышается уровень адреналина. Кроме этого, человек начинает испытывать сильнейшую боль. Сейчас произошло то же самое. Жертва закричала так, что заложило уши и внутри все сжалось. Но я был готов к этому крику, потому что неделю назад в этой же пещере во время разведки я случайно наткнулся на вампиров. Один из них меня укусил. То, что чувствует человек в момент укуса я бы не желал почувствовать никому. Тогда, неделю назад, я здесь умер. Мне пришлось заново копироваться. Но сейчас я не мог быть гуманным. Сейчас мне нужна была информация.
Крик жертвы постепенно затихал. Вампиру нужно не больше четырех минут, чтобы выпить всю кровь человека. Тело в объятиях вампира обмякло и мешком повисло на крюке. Вампир шатаясь отошел и начал крутиться на месте. Сейчас он будет искать место, чтобы спрятаться и запустить процесс пищеварения.
– Симпа, убери занавеску.
Симпа сдернул ткань и в пещеру проник солнечный свет. Вампир начал дымиться, плавиться и через две минуты превратился в грязную лужу на полу пещеры.
– Ну что, кто хочет повторить подвиг своего товарища? – спросил я у оставшихся пленников. – У меня там еще много таких милых созданий.
Я посмотрел младшему в глаза. Он попробовал отстраниться как можно дальше от меня, мелко затрясся и обмочился. Все, этот готов. Он сейчас расскажет мне все что знает.
Только я собрался задать первый вопрос, как зазвонил телефон.
– Слушаю.
– Князь, как успехи? – раздался голос Дракона.
– Прогресс есть. Через час получишь отчет.
– Ты сейчас с нашими или иностранцами работаешь?
– С нашими.
– Завязывай. Это контрразведка. На меня вышло их руководство. Эти трое следили за группой с иностранцами. Канадцы, на самом деле не канадцы, а австралийцы, которые работают на англичан. В общем, у них там все очень запутано.
– И что теперь?
– Здесь мы иностранцев отпустили. Скорей всего их вывезут из России как засветившихся. А вот у тебя их нужно разработать. Но не пытать. Их нужно отпустить и проследить за их действиями.
– У меня нет опыта контрразведывательных операций. – напомнил я.
– А тебе и не надо. Нам наших троих контрразведчиков дают в помощники. Но они у тебя будут автономными. Нет времени делать из них операторов. Кстати, они там в каком состоянии? Сможешь их использовать? Или новых отправлять будем?
– Давай новых. Боюсь с этими мне общий язык уже не найти.
– Понятно, – с каким-то неуместным весельем в голосе сказал Дракон. – Как будешь готов принимать – позвони.
– Присылайте через десять минут.
– Хорошо. Жди.
Дракон положил трубку. Я достал пистолет и без объяснений выстрелил обоим пленникам в голову.
– Филателист, Симпа, берите лопаты, нужно этих троих похоронить. Сейчас новых пришлют. Не стоит им свои трупы видеть.
Пока помощники хоронили пленников, я отъехал на пару километров и встретил прибывших контрразведчиков. Дракон предусмотрительно отправил их на большом минивэне.
Старшего группы звали Вадим. Двое других на самом деле были братьями. Старший Андрей, младший Игорь.
Мы вернулись в пещеру. Филателист и Симпа успели переодеться в гражданскую одежду, загнали УАЗ вглубь пещеры и принести иностранцев и их проводника ближе ко входу.
– Наша задача, – сказал Вадим, – осуществлять наблюдение за действиями этих, – он показал на иностранцев, – в местном обществе. Дракон обещал, что ты поможешь нам легализоваться.
– Без проблем. – ответил я. – Удобней будет, если вы впятером представитесь одной компанией. Поэтому все вместе поедете в минивэне. Расскажете, что в Подмосковье попали в грозу и оказались здесь. За легенду отвечает Филателист. Я возьму иностранцев, оставлю их недалеко от какого-нибудь оазиса и сделаю инъекцию пробуждения. Не пропадут. Дойдут до людей, придумают какую-нибудь сказку о том, как оказались здесь. Они вас на Земле видели?
– Нет, нас держали отдельно.
– Тогда проблем быть не должно.
Я достал карту местности.
– Мы сейчас вот здесь. – я показывал на карте основные ориентиры. – В город заедете в этом месте. Проедете пару кварталов и обратитесь к любому прохожему за помощью. Вас отправят в мэрию. Когда оформите документы, приезжайте ко мне. У меня вот здесь, – я показал на карте свой ангар, – склад и лаборатория. На ночь я вас устрою в гостинице, завтра подыщем какую-нибудь квартиру.
Мы погрузили иностранцев и проводника ко мне в багажник и разъехались в разные стороны. Я выгрузил пленников возле хозяйственного оазиса, сделал им инъекции и уехал, пока они не пришли в себя.
Новички приехали только поздно вечером. Я рассказал им про город, дал инструкции по поведению в нестандартных ситуациях и отвез к Армену.
На город опускалась ночь. Сейчас для меня начиналась самая сложная часть дня. Нужно вернуться домой и вести себя так, как будто ничего не случилось. Начиналась новая страница в моей жизни – я становился контрразведчиком.

  Обсудить на форуме

По другую сторону молнии. Часть 3.

Глава 9.

В зале, несмотря на ярко горящие лампы, чувствовалось некоторое запустение – в углы намело небольшие барханы песка, окна касс покрылись пылью, в одном из углов стоял разбитый банкомат. Единственное, что не выглядело заброшенным – эскалаторы. Со своего места я не мог видеть всю лестницу, но верхние ступени, перила и ограждение сверкали чистотой. Один из эскалаторов был включен на подъем.
– Руки подними, – сказал встретивший меня снаружи человек, направляя на меня пистолет.
Я поднял руки и два его помощника, оказавшиеся у меня за спиной, начали проворно обыскивать. Пистолет, запасные обоймы, нож, аптечка, пищевые концентраты, рация и различная мелочь из карманов были разложены на куске брезента на полу. Я невольно улыбнулся – обыскивали дилетанты, нож на бедре пропустили.
– Руки ему свяжите, – скомандовал своим помощникам человек с пистолетом.
Я попробовал сопротивляться, но силы были неравны. Две недели неподвижности на Земле не прошли даром. Сил на борьбу не хватило. Мне заломили руки за спину и достаточно крепко связали бельевой веревкой.
– Ведите его в кассы, – сказал главный и пошел первым.
Я подсознательно почувствовал, что сейчас получу хороший пинок в спину, поэтому отскочил в сторону. И вовремя. Через мгновение, в том месте где я только что стоял пролетела нога. Ее хозяин явно не был готов встретить вместо моей спины пустоту, поэтому с грохотом свалился на пол. Второй начал ржать. Теперь можно дать им временные клички, чтобы не путаться. Первого назовем «Главный», упавшего «Нога», смеющегося «Хохотун». Не очень оригинально, но на первое время хватит.
– Кончай балаган, – крикнул Главный, остановившись в дверях кассы. – Давайте быстрей. Седой минут через десять приедет. До его приезда нужно успеть с этим поговорить.
Пока он говорил, я обернулся и рассмотрел его помощников. Нога – низенький и толстый, очень похож на Весельчака У из мультфильма «Тайна третей планеты». Хохотун – молодой, высокий парень весь в пирсинге и татуировках. «Просто сброд какой-то» – единственная оценка, которую я смог им дать. Проще всего будет прикинуться дурачком и дождаться Седого. Не знаю кто он, но с этой гоп-компанией разговаривать бессмысленно.
Нога с трудом поднялся и с кулаками бросился на Хохотуна. Но получил в ухо и уже чуть не плача, побежал в мою сторону. Я в два прыжка оказался рядом с Главным и встал прикрываясь им от Ноги.
– Я сказал кончай балаган! – снова крикнул Главный, поднял пистолет и нажал на курок. Послышался щелчок бойка о предохранитель.
– Господи, откуда вы на мою голову взялись-то! – сказал я вслух. Все эта беготня позволила мне незаметно ослабить веревки и освободить руки.
– Тебе кто разрешил базарить! – завизжал Нога и ударил меня по лицу. Вреда не нанес, но удар оказался достаточно болезненным.
– Слышь, Главный. Скажи своему маленькому психу, что если он меня еще раз ударит, я ему обе руки сломаю. – Намеренно провоцируя Ногу, обратился я к Главному.
Главный только успел открыть рот, когда Нога взвизгнул как поросенок и ударил меня во второй раз.
Я упал вперед, группируясь и одновременно совершая кувырок вперед. В конце движения я попал пяткой точно в солнечное сплетение Хохотуна, который успел подойти к нам. Он отлетел на три метра в центр зала и был теперь неопасен – ближайшие три минуты он будет вспомнить как дышать. Но расслабляться было рано. Я сделал перекат к Ноге. Дальше было самое сложное. Такой прием я видел только один раз в исполнении Георгиевича и сам ни разу даже на тренировках не пытался повторить. Мне было нужно поймать человека за запястья, потянуть вперед и, когда он начнет падать, вывернуть его руки ладонями вверх и подставить под его локти свои голени. У меня почти получилось – правая рука сломалась как я и планировал в локте, а вот левую я не смог повернуть как нужно, поэтому она сломалась в районе кисти. От крика Ноги заложило уши. Оставался Главный. Он стоял с широко распахнутыми глазами и явно не понимал, что происходит. Я спокойно встал и забрал пистолет из его рук и ударил по шее. Главный мягко осел на пол. Все, пока победа за мной.
Я сверился со своими внутренними часами. После начала боя прошло полторы минуты. Значит до прибытия Седого оставалось около восьми минут. Была опасность, что услышав крики Ноги, Седой, или его помощники, могут увидеть во мне опасность. Второй раз за сегодня умирать мне совсем не хотелось.
Я добежал до своих вещей, разложенных на полу. В первую очередь забрал оружие, потом нашел в аптечке обезболивающее и сделал сразу два укола Ноге. Его крик постепенно перешел в завывания, а потом он совсем затих.
– Сиди, не двигайся. – заговорческим шепотом сказал я ему. – Хоть ты сейчас боли и не чувствуешь, руки все равно сломаны. У вас тут врачи-то есть?
– Есть. – Почему-то так же шепотом ответил Нога. – Только он переломы не лечит. У него ни рентгена, ни гипса нет. Придется к Серым идти, – как-то слишком грустно ответил Нога.
– А кто такие Серые?
– Они в Северной пещере живут… – Начал объяснять Нога, но в это время из тоннеля донесся звук прибывающего поезда. «Про Серых еще выясним», – решил я. Сейчас нужно приготовиться к встрече гостей. Хохотун уже почти пришел в себя. Он, хоть и с хрипами, но уже дышал регулярно. Я взял его за шкирку и оттащил за распотрошенный банкомат. Рядом с ним положил Главного. Ногу просто посадил, прислонив к стенке возле кассы. Его таскать было опасно, переломы получились закрытые и была опасность случайно превратить их в открытые.
Я успел поправить форму и встать напротив эскалатора, когда на нем появились люди. Первыми поднялись два крепких мужика в милицейской форме с пистолетами и резиновыми дубинками. Вслед за ними, ступенек через двадцать, поднялся старик. На вид лет шестьдесят – шестьдесят пять, почти лысый, с волевым лицом и огнем в глазах. Он мазнул по мне взглядом, быстро оглядел вестибюль.
– Это ты их так разложил? – его голос был глубокий и какой-то успокаивающий.
– Да. Это было не сложно. Мог бы и посерьезней людей на охрану входа поставить.
– Эх, если бы у меня были люди! – С досадой в голосе сказал Седой.
– Все так плохо?
– Да. Людей мало. Мы вымираем. И ничего с этим поделать нельзя.
– Расскажешь? Может я чем-то смогу помочь?
– Может и сможешь. Который час? – спросил он у одного из своих охранников?
– Восемнадцать тридцать.
– До заката еще есть время. Жара начинает спадать. Пойдем снаружи поговорим, а то я на это метро уже смотреть не могу. – сказал старик. Это было сказано с такой интонацией, что стало понятно – обсуждению не подлежит. – Вызови доктора. Пусть этих осмотрит. – обращаясь к охраннику сказал он.
Охранник отошел к стене, на которой висел телефонный аппарат внутренней связи и начал куда-то звонить.
Мы с Седым и вторым охранником вышли из метро. Было градусов двадцать пять, дул небольшой ветерок. Я достал из машины складные стулья и несколько бутылок газировки. Мы расположились в тени холма.
– Меня Николай зовут, – представился Седой. – Хотя все зовут Седым. Как видишь, это уже не актуально. Я облысел практически за неделю месяц назад.
– Меня Максим. – представился я. – Расскажите что тут происходит.
– А ты сам-то кто?
– Я работаю в исследовательском отделе одного из ближайших городов. На вас наткнулся совершенно случайно, проводя разведку пустыни.
– А вот расскажи мне, Максим. Как ты нас нашел? Мы потратили много времени, стараясь скрыться от посторонних глаз.
– Хорошо. Расскажу. Вас выдал поток холодного воздуха из системы вентиляции. Его очень хорошо видно на тепловизоре.
– Я так и думал, что это нас выдаст, – с досадой сказал Седой. – Но наши инженеры как не старались, не смогли добиться качественного подогрева выходящего из системы вентиляции воздуха. А еще скажи мне, кто ты на самом деле? Я видел на записи с камеры, что Настя тебе раскроила голову. Ты остался живой, даже смог уехать, хотя должен был сдохнуть еще пару часов назад. А сейчас ты сидишь рядом со мной, живой и, главное, абсолютно невредимый.
Умный старик. Но рассказывать ему правду я не собирался.
– Знаешь, Седой. Это останется моей тайной.
– Так не пойдет. Я должен знать кто ты.
– А я говорю, что на этот вопрос отвечать не буду. Если тебя что-то не устраивает, я сейчас встану и уеду. Но очень сильно подозреваю, что тебе и твоим людям нужна помощь. Кроме как от меня, вам ее ждать неоткуда.
В его глазах вспыхнул огонь ярости, но очень быстро погас. Он как-то сдулся и на мгновенье из лидера превратился в просто очень уставшего человека.
– Ты прав. Нам нужна помощь. Очень нужна. Наше маленькое общество вымирает…
Он закрыл глаза, немного подумал и начал рассказывать.
– Мы оказались здесь два с половиной года назад. В общей сложности пять станций одной из линии Московского метрополитена. Выход на поверхность есть только с этой станции. На остальных эскалаторы отсутствуют или упираются в скалу. Станции, вместе с людьми, тоннелями и поездами перенеслись сюда рано утром. Изначально здесь было около двух тысяч человек. В момент переноса часть людей была в поездах, часть на перронах, некоторые на эскалаторах. Никто не ожидал, что произойдет перемещение. Один из поездов на полном ходу врезался в появившуюся перед ним скалу на перегоне. В этом поезде мгновенно погибли все, кто в нем был. Всего около пятидесяти человек. Женщины, дети… Еще один поезд практически успел остановиться. Ему не хватило где-то тридцати метров. Погибли все, кто был в первых двух вагонов. Остальные пассажиры этого поезда получили серьезные ранения, но выжили. Больше серьезных травм в момент переноса никто не получил. А дальше был ад. За первую неделю от ран, борьбы за власть и еду погибло еще почти пятьсот человек. Никто ведь не возит с собой запас еды на пару месяцев. Дошло даже до каннибализма. Этот бардак удалось пресечь только жесткими мерами – пришлось силой навести порядок. Мы ввели очень жесткие законы – за воровство, убийство, мародерство, изнасилование – выгоняли на поверхность. Все продукты, которые были у людей, собрали и выдавали по некоему подобию карточек. Потом появились пещеры. Северная и Южная. Что такое эти пещеры мы тогда, да и сейчас, честно говоря, не знаем. Площадь Южной – около четырех квадратных километров. В ней на рельсах стоят поезда метро. Разные. Старые и новые, целые и разобранные. Все имеют какие-либо дефекты.
А ведь он говорит про подземное облако! Я раньше про такое даже не слышал. Облаков на Плюке много, но все они на поверхности.
– Мы в эту пещеру периодически ходим, если нам необходимо какое-то оборудование или запчасти для поездов.
– А как вы с ящерами боретесь? – спросил я.
– В Южной пещере нет ящеров. – Немного удивленно ответил Седой. – В Южной пещере вообще никого живого нет. Вот в Северной есть. В Северной пещере маленькая деревня. Наша, русская. Заброшенная. Есть хорошие дома и избы, есть практически развалившиеся. В каждой избе есть погреб или сарай. В погребах, обычно, варенья и соленья. В сараях картофель, морковь, овощи разные. Иногда можно найти зерно. В избах есть электричество, работают холодильники. В них мясо, яйца, сыр. Можно прийти и взять столько, сколько нужно. На следующий день все продукты чудесным образом опять появляются. В общем, проблема с продуктами после появления Северной пещеры у нас пропала.
– Но в Северной пещере есть ящеры?
– Есть. Ящеры – не главная проблема. В Северной пещере есть Серые люди. Хотя они даже не люди, просто на нас похожи. Ездят на ящерах. Всегда с интересом нас разглядывают. Так же, как мы в зоопарке смотрим на животных. Серые люди позволяют брать и увозить с собой из деревни все, что нам нужно. Те люди, которые первыми обнаружил Северную пещеру, начали привозить продукты и раздавать голодающим. Потом появилась более сильная группа, которая захватила поставку продуктов. Они никого не убивали – закон об изгнании действовал тогда. И до сих пор действует. Просто они смогли все так обставить, что в пещеру больше не смог ходить никто, кроме них. Эти люди стали продавать продукты. За рубли, валюту, золото. Когда у людей закончились ценности, “хозяева” пещеры не гнушались менять продукты на секс с женщинами. Мужчины рассчитывались физическим трудом – работали носильщиками, строителями, уборщиками. На ближайшей к пещере станции для добытчиков были построены шикарные коттеджи. Они купались в роскоши, в то же время жители остальных станций стремительно беднели. Поэтому, на других станциях велись работы по поиску возможности переселения на поверхность. Механики собирали из всякого хлама, привезенного из Южной пещеры, что-то типа квадроциклов, на которых разведчики ездили в пустыню на разведку. Они нашли оазис, в котором мы сейчас выращиваем продукты. Видел его?
– Да. После его обнаружения мы начали более детально изучать близлежащую пустыню. И нашли вашу вентиляцию.
– С воздуха ищете?
– Да. С беспилотников.
– Эх, нам бы парочку, – мечтательно сказал Седой. – Но сейчас мы уже не занимаемся разведкой. У нас нет на это ресурсов.
Он немного помолчал, смотря на заходящее солнце.
– На юге ничего нет, – продолжил Седой. – Пески километров на двести, дальше мы не заезжали. На севере разведчики нашли большое каменное плато. Объезжая его по периметру, они нашли несколько больших оазисов. В одном из них жили люди. Какие-то байкеры-психопаты. Наша поисковая группа состояла из пяти человек. Вернулся только один. Он смог угнать один из байков и уйти от погони. После этого мы серьезно задумались о своей безопасности. Засыпали вход на станцию песком, превратив его в большой холм. Чтобы не вызывать подозрений, построили еще около десятка подобных холмов. Как смогли замаскировали вентиляцию. Ограничили количество выходов на поверхность. Примерно в это время к нам начали приходить из тоннелей новые люди. По их рассказам выходило, что они ехали в вагонах метро на Земле, когда вдруг оказывались в пустом тоннеле здесь. Некоторым из них везет. Они появляются просто стоящими на рельсах. Некоторым везет меньше. Они появляются летящими в тоннеле со скоростью поезда. Представь. Ты едешь в вагоне метро со скоростью, скажем, километров пятьдесят в час. И вдруг вокруг тебя поезд просто исчезает. Естественно практически все разбиваются насмерть. Их трупы мы регулярно находим и хороним. Те, кто выживают, получают очень серьезные травмы. Большинство остаются инвалидами.
К нам подошел один из охранников:
– Седой, последний поезд через двадцать минут. Нужно уходить.
– Да, пора. Макс, ты с нами?
– Надеюсь что да. Если пригласишь.
– Конечно. Пойдем. А что с машиной делать? У нас нет ворот, чтобы загнать ее внутрь. Но могу приказать засыпать ее песком.
– Не надо. Пусть остается здесь. Звери обычно не трогают предметы, в которых никого нет. Я только вещи заберу.
Я забрал сумку с личными вещами и телефон для связи с Базой.
Мы вернулись в вестибюль станции. Главный, Нога и Хохотун уже исчезли. Охранник закрыл дверь, потянул веревку и вход снаружи засыпало песком.
Короткая поездка на эскалаторе и мы на станции. Я ожидал увидеть палатки, какие-нибудь домики, людей. Но платформа была пуста. Справа стоял состав, состоящий всего из трех вагонов. В первом и последнем сидели люди. Средний переоборудован под перевозку грузов – внутри сложены какие-то коробки и ящики. Часы над тоннелем показывали время – 3:10. Но, в отличии от метро на Земле, время уменьшалось.
– Часы показывают время до отправления состава, – сказал Седой, проследив мой взгляд. – Нам так удобней. Поезда ходят только по одной стороне тоннеля. За день совершается пять рейсов. Больше нам сейчас и не нужно.
Я осмотрелся. Часть ламп на станции не горела, в углах были кучки мусора и песка. В дальней части платформы, там где должен быть второй эскалатор, навалены кучи каких-то досок, мешков и камней.
– Тут когда-то жили люди. – начал рассказывать Седой. – Были дома, маленький рынок. Даже мини гостиница для желающих выйти на поверхность. Сейчас все переселились на южные станции.
– Почему переселились?
– Сейчас доедем до моей станции. Там я все в спокойной обстановке расскажу.
Мы заняли места в вагоне. Вагоны, внешне выглядящие как обычные вагоны метро, внутри были переоборудованы. Вместо лавок поставлены кресла, как в самолете.
Поезд тронулся точно по расписанию. В отличие от Земного метро, скорость поезда, по моим ощущениям, не превышала 20 километров в час. В тоннеле было включено освещение. На стенах, через равное расстояние, висели большие плакаты:
«Берегись контактного рельса»
«Не стой на путях»
«Пункт вызова службы спасения».
На плакатах про службу спасения были размещены стрелки, указывающие направление.
– Зачем это все? Неужели люди сами не знают что в тоннеле опасно? – Спросил я Седого.
– Эти плакаты сделаны для вновь прибывающих. Люди появляются в тоннелях и днем и ночью. За сутки у нас от десяти до пятнадцати новичков. Живых. И еще примерно столько же разбиваются при перемещении. Точки вызова спасателей смонтированы на расстоянии пятисот метров друг от друга. Тоннель освещен круглосуточно.
– Электричество откуда берете? У вас где-то камни есть?
– Какие камни? – удивился Седой.
– Электрические. На всей планете люди используют их для электроснабжения.
– Нет. У нас ничего такого нет. У нас есть электричество, работает система вентиляции, есть вода. Откуда все это поступают, мы не знаем. Скорей всего каким-то образом с Земли. Днем на контактном рельсе есть напряжение. Ночью, когда на Земле проводят профилактику и работают обходчики, напряжение пропадает. Вода течет из кранов в подсобных помещениях. Мы, когда нам еще было интересно выяснить, как тут все устроено, разобрали стену, из которой выходит труба с водой. За стеной оказалась скала. Когда мы раздолбили скалу, труба просто выпала из нее и вода в этом месте пропала. То же самое с электричеством. Напряжение на проводе, выходящем из скалы есть до тех пор, пока не выдернешь его из скалы. Но провод внутри самой скалы никуда не подключен.
Мы остановились на следующей станции. Эта станция, в отличие от предыдущей, не была безлюдной. На платформе стояло небольшое строение, возле которого на лавочках сидели люди. Они ели, играли в карты, разговаривали. Двое мужчин встречали наш поезд. Они о чем-то переговорили с машинистом, достали три коробки из грузового вагона и отнесли их к зданию.
– Это один из постов наших спасателей, – сказал Седой. Самый северный. Они каждые три часа обходят оба тоннеля в поисках людей. Здесь есть бойцы, психологи, врачи, консультанты, повара. Каждому прибывшему рассказывают о нашем мире, проводят медицинский осмотр, при необходимости помогают психологи. Информацию о каждом человеке записывают, выясняют чем он занимался в том мире, чем мог бы быть нам полезен. Потом отправляют на южные станции, где дают жилье и все необходимое для жизни. Мы смогли построить практически социалистическое общество. У нас нет бедных и богатых. По нашим данным, за весь последний год деньги нигде ни разу не использовались. У всех местных жителей есть крыша над головой. У нас организованы общественные столовые, где любого бесплатно накормят. У нас можно работать, можно ничего не делать и сидеть дома. Но тот, кто ничего не делает, как правило, долго не живет. С человеком что-то происходит, у него появляется маниакальное желание уйти на поверхность. И уходят. Любыми правдами и неправдами, хитростью или силой они пробираются к выходу и уходят. Сначала мы пытались их убеждать, потом держать взаперти, потом с ними работали психологи. Все бесполезно. Если человек не работает, он заканчивает жизнь в пустыне.
Поезд тронулся и опять не спеша поехал к следующей станции. Седой задумчиво смотрел в окно и рассказывал про профессии, которые они смогли придумать для людей.
Внезапно в тоннеле включилась сирена и загорелись красные фонари. Поезд сбросил скорость и теперь двигался не быстрей пешехода.
– Сигнализация сработала. Человек на путях, – сказал Седой. – Местные жители в этом тоннеле пешком не ходят. Второй тоннель пешеходный. Значит опять новенький появился.
Поезд заскрипел тормозами и остановился. Хлопнула дверь машиниста. Через несколько минут дверь хлопнула еще раз и машинист завел в вагон парня. На вид лет двадцать пять. Одет в джинсы и футболку, на плечах рюкзак, в руках зимняя одежда. К нему подошла женщина, что-то сказала, увела и посадила рядом с собой. Поезд опять тронулся.
– Я не представляю, почему на Земле не замечают, что столько людей каждый день пропадает. – Задумчиво сказал Седой. – Я вообще думаю, что мы здесь – копии самих себя на Земле. Никто из вновь прибывших не помнит пропажи нескольких поездов с людьми два с половиной года назад. А ведь это должны быть событие, которое не скроешь от общественности. Макс, вот ты как в этом мире оказался?
– На рыбалке в грозу попал. Кстати, большинство людей в этот мир как и я попали во время грозы.
– Мы знали, что тут не одни. Но у нас нет возможности добраться до людей. Далеко до ближайшего города? Или деревни.
– Ближайший к вам населенный оазис вы уже нашли. Этот тот, с байкерами. До него немногим больше ста километров. Только байкеров там уже нет – всех перебили. Сейчас там живут вполне адекватные люди. Но это небольшое поселение. Большой город дальше – километров двести – двести десять. Население более пятидесяти тысяч человек. Дома, дороги, медицина, промышленность. Есть еще несколько городов. Но они значительно дальше.
Мы въехали на следующую станцию.
– Приехали. – сказал Седой. Здесь я живу.
На этой станции была цивилизация. Я ожидал, что люди будут жить в палатках или будут установлены перегородки на перроне. Вместо этого вся платформа была заставлена вагонами. В центре станции вагоны поставлены друг на друга так, что получилось двухэтажное строение. На краю платформы вагоны стоят в один этаж. Внутреннее пространство вагонов разделено на секции, чтобы получились комнаты. В некоторых окнах горел свет, висели шторы, были видны горшки с цветами. На платформе между вагонами ходили и сидели люди. В некоторых местах стояли столики, люди ели, разговаривали, кто-то пел под гитару.
Из грузового вагона какие-то люди выгрузили несколько коробок и понесли в дальнюю сторону станции.
– Там столовая, – сказал Седой. – Пойдем ужинать.
Столовая была организована в нише, которая осталась от тоннеля эскалаторов. Около тридцати столиков стояли ровными рядами. Раздача, как в земных столовых, организована вдоль одного из вагонов в котором, судя по всему, была кухня. Длинная труба вытяжки уходила в пешеходный тоннель.
На раздаче были те же блюда, которые обычно бывают в столовой – салаты, борщ, солянка, вторые блюда, компоты. Мы заполнили подносы едой и заняли один из столиков.
Пока мы ужинали, Седой рассказал о жизни на станциях. Сначала люди пытались строить домики из подручного материала, но потом кому-то пришла идея жить в вагонах. Несколько поездов поставили в тоннеле, который сейчас называют пешеходным. Но это было неудобно. В одном вагоне может жить не больше двадцати человек. Тогда они попробовали делать второй этаж прямо в вагоне. Технически получилось, но оказалось очень неудобно. Предложили поставить вагоны на платформу станции. На поднятие первого вагона потратили несколько месяцев. Зато разработали собственную конструкцию подъемника. И дело пошло быстрее. Сейчас на каждой обитаемой станции установлено в среднем по 40 вагонов. Этого оказалось достаточно, чтобы с комфортом разместить все население метро.
Чай и свежую выпечку мы взяли с собой в кабинет Седого. Как он мне объяснил, он занимает должность чем-то аналогичную должности мэра в Таусе. Его кабинет располагался в помещении дежурного по станции.
Седой достал из шкафа бутылку с мутной жидкостью:
– Самогон из северной пещеры. В одном из домов берем. Очень качественный продукт. Будешь?
– Нет. Давай сначала о делах поговорим. Потом с удовольствием попробую.
Он убрал бутылку обратно в шкаф, расположился в своем кресле и начал рассказывать:
– Тогда слушай. О северной пещере. – Он вздохнул и задумался. – Как я тебе говорил, на момент переноса нас было две тысячи человек. Пятьсот погибли в первоначальном хаосе. Это было два с половиной года назад. Каждый день у нас появляется минимум десять человек. Как ты думаешь, сколько нас сейчас?
Я прикинул в уме. За два года семь тысяч прибывших, минус потери. Скорей всего тысяч пять.
– Я думаю около пяти тысяч.
– Нет, Макс. Нас немногим больше тысячи. И это – из-за Серых людей, – со злобой в голосе сказал Седой. – Все началось через месяц, после появления пещер. Первым пропал один из добытчиков. Как рассказывали впоследствии его друзья, он просто встал и ушел в тоннель в сторону северной пещеры. Никто особо этому не удивился – накануне они нашли в одной из избушек какую-то сильно забористую самогонку. Все решили, что он ушел за добавкой. Пропавший появился через три дня. О том, где был и что делал рассказать не мог. Просто какой-то провал в памяти. Потом пропала одна из женщин добытчиков. Ее также не было три дня. Следующей была опять женщина. Она вернулась через два дня без одного из пальцев на руке. Люди стали уходить в пещеру на один-два дня, возвращаясь, сначала, без частей тела, потом без внутренних органов. Первого погибшего мы нашли через два месяца после начала исчезновения людей. Он лежал на границе пещеры. У погибшего было удалено сердце, которое лежало рядом с телом. После этого трупы начали появляться регулярно. У всех отсутствовал один или несколько органов. В метро началась паника. Все старались перебраться как можно дальше от северных станций. Места всем не хватало, начались бунты. Кроме того, добытчики отказывались ходить за продуктами. Опять начался голод.
– А вы не пытались ограничить доступ в Северную пещеру?
– Такой вариант обсуждался. Мы даже рассматривали вариант взорвать тоннель перед входом в Северную пещеру. Но в этом случае, нам бы грозило вымирание от голода. Мы попробовали пойти другим путем. Задерживали тех, кто пытался уйти. Закрывали в комнатах и клетках. Это не сильно помогло. Как правило те, кто участвовал в задержании и охране через час или два сами собирались и уходили в Северную пещеру. Когда это выяснилось, желающих задерживать и охранять жертв практически не стало. Мы попробовали проследить за тем, куда уходят жертвы. Люди входили в пещеру и шли в здание почты. Кроме жертвы никто другой туда зайти не может. Возле входа в почту всегда дежурит несколько Серых людей на ящерах, которые не позволяют тем, кого не вызывали, даже приблизится к двери. После анализа всех происшествий, мы сделали следующие выводы: Первое. В гибели людей виноваты Серые люди. Второе. Они воздействуют чем-то вроде гипноза, заставляя людей по собственной воле идти к ним в логово. Третье. Мы здесь – подопытные крысы, на которых ставят опыты. А деревня в Северной пещере – что-то типа кормушки, чтобы крысы не сдохли раньше времени. И четвертое. Мы никак не можем повлиять на создавшуюся ситуацию.
Он замолчал, глядя куда-то невидящими глазами.
– Вы не пробовали сопротивляться? – спросил я. – Собрать большой отряд и попытаться перебить Серых людей? Я знаю, что их можно убить. И их, и ящеров. У нас тоже есть такие места, как ваши пещеры. Только они расположены на поверхности. Мы называем их Облаками, потому что снаружи они выглядят как легкая дымка. В наших облаках тоже есть Серые люди. Мы называем их Пастухами, потому что они ездят на ящерах. Также у них есть другие животные, которыми они управляют. В наших Облаках есть оружие, автомобили и мотоциклы, водный транспорт, электроника, поезда. Есть Облака с библиотеками, лабораторным оборудованием, станками и инструментами…
В этот момент в моей голове сложилась мозаика, о существовании которой я даже не догадывался. За все время, никто из исследователей даже не пытался провести связь между предметами, которые появляются в Облаках и структурой общества в ближайших к ним поселениям. В Облаке Тауса в основном оружие и автомобили. У Киженя – поезда и электроника. В Облаке Байкеров разборка с мотоциклами и автомобилями старых моделей. Стоп! Главный в тюрьме когда-то был байкером на Земле. Прежде чем попал в тюрьму. И на момент копирования сидел уже много лет. Предположим, что после появления здесь тюрьмы, Пастухи выявили лидера, выяснили его предпочтения и подобрали содержимое Облака под него. В результате, появилось Облако с мотоциклами и автомобилями, на которых ездил предводитель байкеров в прошлой жизни. Если это предположение верно, первый человек Тауса увлекался оружием и автомобилями, первый человек Киженя – железной дорогой и электроникой. При этом характер предметов в облаке напрямую влияет на дальнейшее развитие города. Нужно эту мысль передать Дракону, пусть его аналитики проверят мою догадку.
Я переключил внимание обратно на беседу с Седым и оказалось, что он мне что-то рассказывает. Он даже не заметил, что я отвлекся.
– … у нас не очень много оружия. Сам понимаешь, люди не ездят в метро со стволами. Сначала у нас было только табельное оружие полицейских, которые попали сюда. Во время беспорядков первых дней были использованы все патроны. После этого пришлось наводить порядок палками и дубинками. Позже, когда появилась Северная пещера, мы нашли в деревне несколько охотничьих ружий. Они были практически бесполезны – на полтора десятка стволов нашлось не больше сорока патронов. На четвертый месяц пребывания здесь нам, вроде бы, повезло. На одной из станций, под платформой, мы нашли военный склад. Больше двух тысяч законсервированных АКМ-47 и пятьдесят цинков с патронами. Казалось бы радоваться должны. При желании с таким арсеналом можно небольшую войну устроить. Но тот, кто оборудовал этот склад был особо предусмотрительный и не стал класть все яйца в одну корзину – у нас оказались автоматы под патрон 7.62, а патроны – 5.45. Скорей всего на Земле, на одной из соседних станций, есть еще один склад, в котором все наоборот. Но нам это никак не помогло. Поэтому мы продолжаем бегать здесь с дубинками, как люди каменной эры. То оружие, которое ты бросил утром возле вентиляционной трубы, когда уезжал, увеличило наш арсенал почти в полтора раза.
Это им повезло, что ящеры не нападают, подумал я. Если бы ящеры были агрессивными, как в других облаках, сейчас здесь бы была большая братская могила.
– За все время, что мы тут живем, только один раз нашим людям удалось сразиться с Серыми людьми. – Как будто прочитав мои мысли продолжил Седой. – Это было немногим больше года назад. Тогда у нас первый раз пропал ребенок. Десятилетний мальчик. Сначала мы думали, что он заблудился где-то в тоннелях, потому что раньше дети ни разу не пропадали, а несчастные случаи случались регулярно. Мертвое тело мальчика нашли на границе Северной пещеры на третий день. В группе, которая его нашла, был отец мальчика. Он был настолько шокирован, что схватил какой-то прут, бросился в пещеру и набросился на ближайшего Серого. Остальные люди, которые были с ним, похватали кто что нашел и последовали за ним. Бой был быстрым и кровопролитным. За десять минут были убиты пять Серых, два ящера и двадцать четыре человека. Через час в пещере появились новые Серые люди. Они забрали трупы своих сородичей. Тогда мы решили, что после этого происшествия нас будут вызывать по одному или группами и убивать. Но все оказалось по-другому. Они, в наказание, перестали пускать нас к еде. Это продолжалось полтора месяца. У нас были некоторые запасы. Их хватило на месяц. Потом начался голод. С большим трудом нам удалось сохранить порядок. Во время голода погибло больше трехсот человек. Мы хорошо выучили этот урок. Больше никто не поднимал на Серых людей руку. Но и они сделали какие-то выводы для себя. Больше не вызвали ни одного ребенка. Взрослые продолжали уходить в Северную пещеру. По одному, иногда сразу несколько человек в день. Судя по всему, Серые именно тогда взялись за изучение нашей психики. Это продолжалось несколько месяцев. Результаты некоторых экспериментов были страшнее, чем когда они изучали нашу физиологию.
Он достал бутылку самогона и стаканы. Вопросительно посмотрел на меня. Я покачал головой, отказываясь. Тогда он налил себе почти полный стакан и выпил его залпом.
– Люди приходили в разном состоянии – агрессивные и апатичные, отупевшие и обладающие фантастическими умственными способностями. Потом начались эксперименты по изменению личности. Людям внедряли несвойственные им черты характера. Были с раздвоением личности и вообще без личности. Были мужчины, считающие себя женщинами. Старики, впавшие в детство. Многое было. Психиатры на Земле в очередь за такими пациентами бы выстраивались.
Седой замолчал, задумавшись о чем-то. Воспользовавшись паузой, я постарался ухватить мысль, которая крутилась в голове практически с начала его рассказа. Что-то не сходилось… А ведь не сходился размер населения! Если у них прибывает десять человек в день, а погибает максимум два, то население должно быть никак не меньше пяти тысяч человек.
– Седой, и все-таки, почему вас так мало?
Он отвлекся от своих мыслей:
– Это началось примерно полгода назад. Они закончили эксперименты с нашим сознанием и вернулись к физической оболочке. На нас начали испытывать химические и бактериологические препараты. С химией все было не так плохо. – Он усмехнулся. – Если смерть людей считать нормальным. А вот бактериологические эксперименты принесли нам самые большие проблемы. С первыми эпидемиями мы справлялись сами – это были болезни, похожие на грипп и кишечные расстройства. Потом к нам пришла настоящая чума. Люди умирали сотнями в день. Третья станция, на которой сейчас у нас блок-пост спасателей, вымерла полностью. Скорей всего Серые люди тогда поняли, что ситуация вышла у них из под контроля, потому что они начали вызывать к себе десятки человек в день, пытаясь подобрать вакцину. На это у них ушла неделя. За эти семь дней в живых осталось только 10 процентов нашего населения. Чума закончилась также быстро, как началась – кто-то вернулся от Серых, принес в себе лекарство и все оставшиеся в живых выздоровели.
Он еще много всего рассказал про жизнь под землей. Главное, что Серые не оставляют людей в покое. Сейчас они также продолжают ставить различные эксперименты. И это не дает никаких шансов на спасение колонии. Мы обсудили возможные варианты спасения людей.

Глава 10

Я вышел из кабинета Седого на платформу. Огромные станционные часы, висящие на одной из стен, показывали начало четвертого утра. Станция спала. Один из охранников Седого проводил меня до вагона, в котором мне выделили комнату. Комната была похожа на стандартный номер в гостинице: кровать, стол, стул и шкаф для одежды. Туалет и душ общий, в одном из помещений под платформой. Я поставил будильник на телефоне на шесть утра, разделся и мгновенно уснул.
Мне приснился дом. Жена, дети. Вот мы семьей отмечаем какой-то праздник. Мы в цирке. Мы на море. Мы гуляем. Картинка четкая, события последовательные. Во сне так не бывает. Обычно сон – это последовательность маленьких сюжетов, обрывочно связанных между собой. Но то, что я видел сейчас – было моими собственными воспоминаниями. Детскими, подростковыми, взрослыми. Личная жизнь, учеба, работа. Первая любовь. Резко переместились в детский возраст. Я в коляске, я в детском саду. Опять во взрослую жизнь. Москва, Питер, Салехард, Новосибирск. Десятки городов, в которых я побывал за свою жизнь. Сон, казалось, был бесконечным. Я сидел в кинотеатре и смотрел документальный фильм о самом себе.
Внезапно в сон ворвался посторонний звук. Сигнал будильника мешал, отвлекал от воспоминаний. Что-то в подсознании говорило – выключи его, мы еще не все посмотрели. Я нащупал телефон и попытался выключить будильник. Но для этого нужно было нажать кнопку на сенсорном экране. Пришлось открыть глаза. В этот момент я почувствовал, как что-то, нехотя, постепенно отступая, покинуло мое сознание. То, что я видел… Это был не сон. Кто-то или что-то всю ночь копалось у меня в голове и изучало мою жизнь. Я мгновенно покрылся испариной и у меня задрожали руки.
Нужно было взять себя в руки. Я забрал из рюкзака телефон и вышел на платформу. Вчера Седой сказал, что в пешеходном тоннеле есть спортзал, куда я и отправился.
Тридцать минут на тренажерах и я почувствовал себя значительно лучше. Физическая нагрузка прогнала тревогу и настроила на рабочий лад. За время тренировки я успел выделить основные события, которые необходимо рассказать Дракону. Все остальное можно будет написать в бумажном отчете. В тоннеле начали появляться люди. Они шли по одному или группами. Разговаривали, смеялись, вели себя так, как будто живут не в подземелье на неизвестной планете, а только что вышли на прогулку из дома на Земле.
Мне было необходимо уединиться, чтобы позвонить на Землю. Я пошел вдоль тоннеля прочь от станции, стараясь уйти как можно дальше от людей. Метров в пятистах от станции была дверь, ведущая в подсобное помещение. Замка на двери не было, поэтому я зашел, включил свет и осмотрелся. Что здесь располагалось раньше было непонятно. Это мог быть склад, или комната отдыха. Или еще что-то. Сейчас здесь стоял один стол и несколько стульев. Людей не было. Я огляделся, запомнил расположение мебели, выключил свет, в темноте по памяти дошел до ближайшего стула, сел и позвонил Дракону.
Пришлось несколько минут подождать, пока его нашли и он подошел к телефону.
Мы разговаривали около часа. Я рассказал о вчерашних происшествиях, пересказал рассказанное Седым. Упомянул про сон.
– В твоем сне были воспоминания про Базу? – спросил Дракон, когда я закончил.
– Нет. Только личное.
– Это хорошо. Значит блокировка, которую когда-то тебе ставили под гипнозом работает.
Я сильно удивился. Я вообще не помнил, чтобы со мной работал гипнотизер.
– И когда это со мной произошло? – спросил я.
– Первый раз через год после устройства к нам. Потом периодически, где-то раз в три года. У нас это нормальная практика. Через эту процедуру все проходят. Мы блокируем твои воспоминания, в тех случаях, если к ним кто-то попробует получить доступ с использованием сыворотки правды или под гипнозом. Есть опасность, что при этом у тебя мозги могут расплавиться, но таковы правила игры.
– Почему я этого не помню?
– Это один из моментов обеспечения безопасности. – ответил Дракон. – Ладно, мы отвлеклись. Что планируешь делать дальше?
– Сначала посещу Южную пещеру. Она рядом. Потом выйду на поверхность, свяжусь с Таусом попрошу организовать эвакуацию людей из метро. Заберу некоторые приборы и пойду в Северную пещеру. Осмотрюсь. Попробую посмотреть что в здании почты. Подготовьте какой-нибудь видеорегистратор, желательно с удаленной записью.
– Да. Сейчас распоряжусь. Все приготовят.
– Еще одно. Есть опасность, что меня там могут убить. Отправьте Летуна на Плато. Постарайтесь, чтобы аппарат перемещения был свободен. Вдруг опять придется срочно возвращаться.
– Хорошо. Подготовим. Мне вчера Семеныч весь мозг выел из-за цемента. – с усмешкой произнес Дракон.
Я улыбнулся, представив как кто-то пытается наезжать на Дракона.
– У меня все. Еще вопросы есть?
– Нет. Работай. – ответил Дракон.
– Тогда до связи.
Я вернулся на станцию. Она была похожа на пчелиный улий. Сотни людей куда-то шли, несли коробки и пакеты, разговаривали. В тоннеле, возле станции, на многочисленных веревках сушилось постиранное белье. Десятки людей были заняты наведением чистоты – мыли полы, вагоны, несколько человек ремонтировали светильник на потолке станции. В воздухе витал запах свежего хлеба и жареной картошки с мясом.
Я быстро привел себя в порядок и отправился в столовую. Очередь на раздачу была длинной, но двигалась быстро – сказывалось отсутствие кассы. Практически все брали еду и с подносами уходили в свои вагоны. Тех, кто оставался завтракать за столиками в самой столовой были единицы. На часах было почти девять утра, когда в столовую пришел Седой со своей охраной.
– Ну что, Макс, как спалось на новом месте? Кошмары не мучали?
– Кошмары – нет. Снилась прошлая жизнь на Земле.
– Здесь все видят сны про прошлую жизнь первые несколько ночей, – Седой внимательно посмотрел на меня. – Только тех, кому в первую ночь не снятся кошмары я еще не встречал. Мы не знаем, зачем ОНИ это делают. Но мы абсолютно уверены, что это делают ОНИ. – Он кивнул в сторону северного тоннеля.
– Ты хочешь сказать, что все местные жители видят сны про свою прошлую жизнь?
– Да. Абсолютно все. Мы собираем статистику. За первый месяц здесь, каждый человек видит во снах все основные моменты своей Земной жизни. Серые люди знают все про каждого из нас.
Скорей всего, их не интересует прошлая жизнь каждого конкретного человека, подумал я, не высказываясь вслух. Они собирают информацию о жизни людей на Земле, нашем обществе, уровне развития цивилизации. Несколько тысяч человек на пяти станциях метро могут дать достаточно точную картину нашего мира. Сколько еще таких же станций может быть скрыто под поверхностью планеты? Сколько тысяч копий людей живет в положении подопытных крыс, не имея возможности вырваться из ловушки, в которую попали. Вынужденные терпеть на себе эксперименты Серых людей. Сколько еще людей погибнет, прежде чем мы сможем их остановить?
– Макс, – вывел меня из задумчивости Седой, – поезд в сторону южной пещеры отправится через двадцать минут. Следующий будет через два часа. Если твои планы не изменились, нужно поторопиться.
– Нет, планы не изменились. Все необходимое у меня с собой. Можно ехать.
Следующая станция, конечная в южном направлении, оказалась копией той, на которой я ночевал. Такие же дома из вагонов, столовая, сотни людей. Главное отличие – большое количество детей. Седой объяснил, что практически все дети живут на этой станции, так как она дальняя от Северной пещеры. Несмотря на то, что детей не забирают, их все равно стараются держать как можно дальше от Северной пещеры.
Мы пересели на дрезину, которой пользуются техники, когда ездят за запасными частями.
Южная пещера оказалась точно такой, как ее описывал Седой. Колоссальное подземное депо. Сотни вагонов в разном состоянии – от практически новых до находящихся в состоянии металлолома. Я сделал несколько десятков фотографий, стараясь запечатлеть номера вагонов и их внешний вид. Наши специалисты на Земле обследуют оригиналы этих вагонов и постараются выяснить, почему именно они попали в эту пещеру. На этом обследование южной пещеры завершилось.
На обратный поезд мы опоздали. Поэтому отправились на станцию с выходом на поверхность прямо на дрезине. Через полтора часа мы уже поднялись на поверхность. В первую очередь я связался с Летуном. Он сказал, что находится на Плато и ждет моих распоряжений. Следующим был Крот. Его команда уже больше полугода занимается спасением людей, только что попавших на эту планету. Поэтому, к эвакуации жителей метро я его и привелкаю.
– Крот, привет. Это Князь. Нас Туман познакомил. Помнишь?
– Да. Конечно. Не ожидал тебя услышать.
– У меня к тебе дело. Я нашел новое поселение людей в пустыне. Их нужно переселить отсюда.
– Много?
– Немногим более тысячи человек.
– Где находится?
– Примерно сто десять километров от оазиса с тюрьмой.
– Завтра я подам заявку на размещение людей в мэрию. – После небольшой паузы сказал Крот. – Скорей всего город сможет начать принимать людей где-то через месяц. По двести-триста человек в неделю. Мы только недавно закончили переселение людей из Венца, поэтому жилья в городе пока нет.
– Нет. Через месяц – это слишком поздно. Их здесь убивают каждый день. Как животных. Нужно прекратить это как можно быстрее. Если возьметесь, всю премию от города можете оставить себе.
– Я… Не представляю как это можно сделать! Мне просто некуда их отвезти.
– Можно вывезти в какой-нибудь пустой оазис. Для них любое место, даже необжитое, будет лучше, чем сейчас.
Крот ненадолго задумался. Потом ответил:
– Я сделаю все возможное. Как мне их найти?
– Свяжись с моим помощником. Его зовут Летун, вы с ним уже встречались. Он даст точные координаты. Когда приедешь на место – найди Седого. Он тут главный. Скоординируете свои действия с ним. Главное условие – никто из твоих людей не должен здесь ночевать. Ни при каких условиях.
– Ну и задачи ты ставишь, – задумчиво произнес Крот. – Что хоть за поселение? Почему мы раньше его не нашли?
– Это метро. Несколько станций. Люди здесь живут уже несколько лет. Все детали я расскажу при встрече.
– Ясно. Сейчас начну заниматься. Ты будешь на связи?
– Нет, я сейчас уйду под землю и буду недоступен, скорей всего, до вечера.
– Удачи. – сказал Крот и отключился.
В посылке с Базы была система удаленной видеофиксации и комплект формы, позволяющей правильно закрепить несколько камер. Камера на каске, на груди и спине передают картинку высокого разрешения на регистратор, который может располагаться в безопасном месте на расстоянии до 10 километров. Анализ этих видеозаписей, как мы полагали, сможет помочь раскрыть тайны Северной пещеры.
Последняя станция метро, перед Северной пещерой, была заброшена. Когда-то она была похожа на цыганский поселок. На платформе высились двух и даже трех этажные дома с колоннами, мраморными лестницами, арочными окнами. Седой, увидев мою улыбку сказал:
– Когда-то здесь кипела жизнь. Вон там, – он показал на южную часть тоннеля, – стояли ворота. Проход через них был платный. Вошедший мог рассчитывать купить продукты. В тоннеле, который сейчас стал пешеходным стояли десятки холодильников, в которых хранились продукты для продажи. Холодильники привезли из деревни. Зерно и овощи хранили в том же тоннеле в ящиках. А вот здесь, – он показал на дверь, ведущую под платформу, – хранились деньги, золото и все, что было принято в качестве оплаты за продукты. Макс, ты не поверишь, там было около пяти килограмм золота в виде ювелирных украшений. Несколько миллионов рублей и почти два миллиона долларов. При разборе одного из разбившихся при перемещении поездов, были найдены два чемодана с долларами. Чьи они никто выяснять не стал. Тогда еще многие надеялись вернуться на Землю, поэтому за обладание этими чемоданами началась настоящая война. К тому моменту, как смогли навести порядок, из-за этих долларов, в разборках погибло не меньше ста человек.
– И где сейчас эти богатства? – спросил я.
– А кто его знает? Добытчиков, когда они начали убегать от Серых людей на другие станции, практически всех перебили. Власти тогда закрыли глаза на эти убийства, так как все помнили, чем приходилось рассчитываться людям за еду. Часть богатств, перед уходом отсюда, добытчики где-то спрятали. Где – мы никогда не узнаем. Метро большое, потайных мест много. Оставшиеся богатства были разграблены. Скорей всего тоже где-то спрятаны.
– А дома кто построил?
– Рабы. Те, кто был готов работать за еду. Они снимали мраморные плиты на других станциях, обрабатывали, привозили сюда и строили дома. Внутри, кстати, тоже все из мрамора. Потому что с другими строительными материалами здесь проблема. Хочешь посмотреть?
– Сейчас нет. – Ответил я. – В следующий раз. Поехали. Время уходит.
– Ну как там? – Крикнул Седой одному из своих охранников.
– Возвращается последняя группа, – ответил тот. – Мы уже видим их фонари.
Еще вчера мы решили, что во время моего посещения Северной пещеры, в ней не должно быть других людей. С одной стороны, чтобы не мешали, с другой, чтобы не подвергать их лишней опасности.
Со стороны, Северная пещера действительно была похожа на обычную русскую деревню. Только вместо кур и коров по ее улицам бродили ящеры. На некоторых сидели Серые люди, некоторые ящеры ходили сами по себе. Мы остановились перед границей, отделявшей тоннель от Облака.
– Седой, тебе и твоим людям лучше подождать меня здесь. Мы не знаем, как Серые отнесутся к моему посещению. Вы можете пострадать.
Седой покачал головой:
– Нет. Я пойду с тобой. Я не знаю, сколько мне еще осталось. И не хочу пропустить что-нибудь интересное.
– А твои люди? – спросил я, имея ввиду двух его охранников.
– Они пойдут со мной. – без сомнения в голосе ответил Седой. Оба его охранника стояли и внимательно смотрели по сторонам.
– Тогда давай договоримся. Если со мной что-то случится, если я погибну – вы не будете геройствовать. Уходите из пещеры. Возвращайтесь на поверхность и ждите меня там. Я вернусь к вам из пустыни. Не спрашивайте как и почему это произойдет.
– Странный ты человек, Макс. – Сказал Седой. – Но я, почему-то верю, что ты поможешь моим людям. Я сделаю все, как ты скажешь.
Пока мы разговаривали, ящеры с Серыми людьми собрались со всей деревни и выстроились полукругом между ближайшим домом и границей пещеры. Встали так, чтобы не было возможности пройти мимо них.
Мы вошли в пещеру и направились к одному из домов. Я шел первым, Седой со своими людьми метрах в десяти позади. Ящеры стояли так, что между ними оставался проход около двух метров. Но, когда я попытался между ними пройти, ящеры сдвинулись и перекрыли проход. Я отступил и попробовал в другом месте. Они опять не дали мне пройти. Я предпринял еще несколько попыток, но так же упирался в ящеров. Седой с интересом наблюдал за моими попытками издалека.
– Макс, – крикнул он, – это бесполезно. Они не пропустят тебя. За все время что мы тут живем, никто не приходил сюда раньше чем через неделю.
Я подошел к ним.
– Я еще не перешел к основным аргументам, – сказал я снимая автомат с плеча. – Если они не пропустят меня по-хорошему, я пройду силой.
Оба охранника стояли за спиной Седого. Вдруг, в поведении одного из них что-то изменилось. Глаза стали стеклянными, руки повисли плетьми, из уголков рта потекла слюна. Видимо, удивление отразилось у меня на лице, так как Седой потянулся к кобуре и начал поворачиваться в сторону охранников. Я остановил его руку.
– Ч-ч-ч-чел-ловек с Зем… – начал говорить охранник. Он продолжал шевелить губами и языком, но больше ничего не мог сказать. Его лицо начало синеть и он стал заваливаться набок продолжая двигать губами.
Второй охранник подхватил товарища и аккуратно уложил на землю.
– У него нет пульса, он не дышит! – закричал он.
Кажется, я начал понимать что происходит. Я повернулся к Серым людям:
– Идиоты, – прокричал я. – Ему нужно дышать, чтобы говорить.
Прошло несколько секунд, прежде чем грудь охранника начала подниматься и опускаться.
– Он задышал! – крикнул второй охранник. – Но пульса все еще нет!
– И сердце ему запустите, – обращаясь к Серым закричал я.
– Пульс появился. – с облегчением в голосе сказал второй охранник.
– Давай посадим его, – сказал Седой, обращаясь к нему. – Лежа он может захлебнуться слюной.
Сидящий охранник смотрел стеклянными глазами куда-то вдаль и очень равномерно и глубоко дышал. Еще пара минут и у него начнется гипервентиляция легких. Я подошел почти вплотную к ящерам.
– Говорите, я вас слушаю, – сказал я, обращаясь к Серым людям.
Охранник начал говорить. Слова давались ему с трудом, но их можно было разобрать. Построение фраз было немного непривычным, как будто говорит иностранец:
– Ч-человек с Земли. Уходи сейчас.Ты еще не готов приходить сюда… Ты должен оставаться с другими людьми еще несколько дней. Когда ты станешь готов, мы вызовем тебя. Ты придешь. Мы с тобой будем работать. Не пытайся уйти наверх. Ты должен оставаться здесь, пока мы тебя не позовем.
– А как вы можете меня остановить? – с удивлением спросил я.
Картинка перед моими глазами на мгновение помутнела, а когда стала четкой, стоящие передо мной ящеры держали в лапах мою жену и детей. Я не успел даже крикнуть, как они разорвали их на части. В этот момент во мне сработали рефлексы, заложенные годами тренировок. Рука с автоматом сама поднялась и начала стрелять короткими очередями. Расстояние было небольшим, поэтому я успел убить троих Серых, прежде чем один из ящеров добрался до меня и откусил голову. Последнее, что я почувствовал – ломающиеся шейные позвонки.
Я очнулся в Зале операторов на Земле все еще инстинктивно нажимая на курок. Вместо медсестры возле меня сидел Дракон, собственной персоной.
– Я был уверен, что ты вернешься, – сказал он. – Пойдем в конференц зал.
– Мне нужно назад! – закричал я. – Они! Они убили мою семью!
– Прекрати истерику, – прикрикнул Дракон. – Никого они не убивали. Это был гипноз, – уже спокойным голосом продолжил он. – Вставай говорю, поехали.
В конференц зале нас ожидали несколько человек. Психологи, социологи, врачи.
– Макс, – начал Дракон, – твоя семья под круглосуточной охраной с сегодняшнего утра. Им ничего не угрожает. Мы проанализировали то, что утром ты мне рассказал. Создавшаяся ситуация нас очень сильно беспокоит. Эти существа несомненно занимаются изучением нас, людей. Они обладают способностью к телепатии и гипнозу, что позволяет управлять человеческим сознанием. Мы считаем, что они зашли достаточно далеко в своих исследованиях. Эти исследования необходимо прекратить. Как можно быстрее. Что у тебя с эвакуацией людей?
– Местных я озадачил. – сказал я. – Сейчас они начнут подготовку. В Таусе нет свободного жилья…
– Сроки, – нетерпеливо перебил меня Дракон.
– Я думаю, за месяц управятся.
Дракон обвел взглядом присутствующих.
– Месяц мы не можем себе позволить. – он помолчал. – На основании полученных данных я принимаю решение. Поселение в метро будет уничтожено. Так как тянуть нет смысла, то это произойдет сегодня.
Я ошарашено посмотрел на него.
– Но там больше тысячи человек!
– Я знаю, – со злостью огрызнулся Дракон. – Думаешь мне легко?! Их смерть будет на моей совести! Но у меня на Земле семь миллиардов человек! Я не могу рисковать их жизнями.
– Но как мы сможем убить тысячу человек? Ты отправишь отряд отморозков, которые устроят там кровавую бойню? Там женщины и дети! Никто не подпишется на такое.
– Мы не будем стрелять. Сегодня ты вернешься туда. Ночью обойдешь все станции. На каждую мы отправим тебе контейнер с дистанционным взрывателем содержащий зарин. Когда все будет готово, мы произведем подрыв. Если успеем сделать все до рассвета, они умрут во сне и ничего не поймут.
– Я никогда не поверю, что это твоя идея, – сказал я, глядя ему в глаза.
– Нет, идея не моя. Чья – не скажу, тебе с этим человеком еще работать. Но другого выхода мы не видим.
Он был прав. Мы не знаем, зачем нас изучают. Эти исследования необходимо прекратить. Но убивать столько людей, только за то, что они оказались не в том месте…
– Дракон, дай мне один день. Я хотя бы попробую вывезти женщин и детей. Ну нельзя же так! Это люди! – практически прокричал я.
– Хорошо, – немного подумав ответил Дракон. – Контейнеры в метро мы перенесем сегодня ночью, но взрывать не будем. У тебя один день. Завтрашний. Все, кого ты не успеешь вывезешь, умрут следующей ночью.
– А если я вывезу всех? – спросил я.
– Если вывезешь… Тогда у нас появится шанс изучить Серых людей. – вступил в разговор один из ученых. – Я думаю, нам не нужно будет взрывать контейнеры. Мы организуем на поверхности нашу базу для ученых. Они смогут днем ездить в метро и попытаются выяснить зачем нас изучают.
Дракон задумался. Практически все люди, когда сосредоточенно о чем-то думают, выполняют какие-то механические действия – стучат пальцами по столу, крутят в руках ручку, перебирают бумаги на столе. Дракон никогда ничего такого не делал. Он просто сидел и смотрел в одну точку.
– Хорошо, – сказал он, – я согласен с этим предложением. Если до завтрашнего вечера ты сможешь всех вывезти – мы отменим взрыв и займемся изучением Северной пещеры.
– Спасибо, – облегченно сказал я. У меня появился небольшой шанс спасти людей. – Я хочу позвонить домой, а потом можно перемещаться.
– Звони. Потом обязательно сходи в столовую. Не стоит упускать шанс покормить свое тело нормальной пищей.
Я появился в ста метрах от Летуна. Возле его шатра стояли две машины из группы Крота.
Я сделал несколько кругов по песку, чтобы квадроцикл покрылся хотя бы небольшим слоем пыли и подъехал к людям.
– Макс, привет! – когда я подошел сказал Летун. – Ты же не планировал уезжать из метро сегодня.
Молодец, сориентировался.
– Я там камеру разбил. – Ответил я, здороваясь с людьми Крота. – Нужна новая. Знаю, что у тебя запасные есть.
– Да, есть несколько. Пойдем, выберешь.
Мы отошли к микроавтобусу.
– Летун, я сейчас с Кротом уеду в метро. Ты возвращайся в город и найди как можно больше автобусов на завтрашний день. Нам нужны и большие автобусы, и маршрутки. Все, на чем можно перевозить людей. Плати любые деньги. Пусть снимаются с маршрутов и завтра с самого утра выдвигаются в сторону метро. Я сегодня Кроту покажу где что находится, поэтому завтра он будет показывать дорогу. Плюс ищи вездеходы или высокопроходимые тягачи. Они понадобятся, если какой-то из автобусов застрянет в песке.
– У меня беспилотники сейчас в воздухе. Им около часа возвращаться.
– Сажай их там, где они сейчас находятся. Завтра съездишь и заберешь. Никуда они не денутся. В крайнем случае новые закажем.
– Ясно. Сделаю. Потом расскажешь что там происходит?
– Расскажу. Когда все закончится.
Я забрал камеры и вернулся к Кроту. Его люди стояли возле моего квадроцикла и о чем-то спорили.
– Макс, откуда такого красавца взял? – спросил один из них.
– В пустыне нашел. Там их два было. Самое то, чтобы по пустыне гонять.
– Продашь? – спросил тот же боец.
– Один точно продам. По второму еще подумаю. В прошлой жизни мечтал такой купить. Но так и не собрался.
Парень радостно заулыбался.
– Крот, возвращаясь к нашему утреннему разговору, – сменил я тему. – У нас поменялись планы. Людей нужно вывезти завтра. Всех. Тот, кто останется – умрет. Поэтому вывозим даже тех, кто будет сопротивляться.
– Но куда я их повезу?
– Не важно. Летун нашел полтора десятка новых оазисов за последнее время. Вот в один из них людей и вывозите. Поживут под открытым небом – им это будет полезно. Летун сейчас вернется в город и арендует все автобусы, которые сможет. Там тысяча человек. Одним автобусом сможем сделать минимум четыре рейса от метро до Плато за световой день. При средней загрузке в 60 человек, каждый автобус вывезет 240 человек. То есть нам нужно только пять автобусов в пустыню. С Плато людей можно будет отвозить микроавтобусами. Так что, все вполне осуществимо.
Крот покачал головой:
– Поехали, посмотрим на твое метро. Потом будем решать, сможем ли мы сделать то, что ты задумал.
Возле входа в метро, в тени холма сидел Седой с одним охранником.
– Макс, я не сомневался, что ты вернешься. Ящеры дали нам уйти, правда Сергей так и не пришел в себя. Он дышит, но это все. Скорей всего он так и останется растением. – с грустью в голосе сказал Седой.
– Мне жаль. – искренне ответил я. – Но, видимо, такова его судьба.
Пока мы говорили, к нам подъехал Крот со своими людьми.
– Седой, знакомься. Эти люди организуют вашу эвакуацию. Но у нас мало времени. Один день. Завтра. И сейчас все зависит от тебя. Мы обеспечим вас транспортом, но организовать выход людей должен будешь ты. У тебя на решение организационных вопросов остается сегодняшний вечер и ночь.
– Но… – начал говорить Седой.
– Все остальные вопросы по эвакуации – не ко мне, – перебил я его. – Это уже к Кроту.
Седой с Кротом достаточно быстро нашли общий язык и начали планирование эвакуации. Я выпросил у Седого разрешение покопаться в его архивах и засел за их изучением. Все данные хранились в виде обычной электронной таблицы на личном ноутбуке Седого. Самая большая таблица – список жителей. Дата и описание появления, личные данные, описание первых снов, заключение психолога. Для большей части заполнена дата и причина смерти.
Следующая таблица была интересней. В ней была собрана статистика по опытам, которые проводили Серые над людьми. Кто и когда уходил, как долго отсутствовал, в каком виде вернулся. Выводы врача о том, какие эксперименты ставили над человеком. После чумы этот файл никто не заполнял – все врачи умерли. За этот файл аналитики Базы будут готовы душу дьяволу продать.
Третья таблица давно не обновлялась. В ней содержались бухгалтерские данные первых Добытчиков – сколько товара привезли из деревни, сколько употребили сами, сколько продали. Описание полученных от населения, в качестве оплаты, товаров и услуг. Описание выплаченных заработных плат членам своей группировки.
Больше ничего интересного не было. Я скопировал себе все три таблицы и отправился искать Крота и Седого. Они нашлись в местной столовой. Крот со своими людьми с удовольствием уплетали за обе щеки маринованные белые грибы с жареной картошкой и соленую селедку с луком.
– Макс! – воскликнул один из бойцов, не переставая жевать. – Ты не представляешь, как я соскучился по селедке! Это восхитительно! Я даже не представлял, что так люблю ее! Спасибо, что притащил нас сюда!
Остальные сидящие за столом согласно закивали.
– Если ты договоришься с местными поварами, они тебе с собой завернут, – сказал Седой.
– Рассказывайте, получается у вас организовать вывоз людей? – спросил я, усаживаясь к ним за стол.
– Да, все нормально. – ответил Крот. – Люди предупреждены и готовы уехать. Договорились, что никто не берет много вещей – только личное. Всем необходимым мы обещали их обеспечить. Крупногабаритные вещи ночью свезут на станцию с выходом на поверхность и сложат на платформе. Когда будет возможность, мы подгоним пару фур и вывезем эти вещи.
– Сегодня ночью мы сформируют группы по шестьдесят человек. – добавил Седой. – Километров за пять до выхода из метро, водители будут сообщать о своем приближении по рации, группы будут выходить на поверхность и сразу уезжать. Желания остаться никто не высказал.
– Я рад это слышать, – сказал я. На часах было начало восьмого. – Крот, вы сильно не задерживайтесь. Вам еще обратно ехать.
– Мы решили остаться. Какой нам смысл туда-сюда ездить?
– Крот! Я тебя предупредил еще утром. Вы здесь не должны ночевать. И это условие, если ты помнишь, не менялось. Поэтому, доедайте быстрей и уезжайте. Это не моя прихоть. Это нужно для вашей же безопасности.
– Макс, я не люблю, когда со мной играют втемную. Почему нам нельзя тут оставаться?
– Вам про Северную пещеру рассказали?
– Да.
– Мы считаем, что Серые люди из Северной пещеры считывают воспоминания тех, кто недавно попал сюда. Я думаю, что им не стоит знать про Таус и прочие наши города. Допускаю, что они про них и так знают. А если нет? Зачем давать им такой подарок?
– А как же ты? – спросил Крот. – Ты же тут уже ночевал!
– Со мной у них пока не вышло. Они смогли добраться только до моих подростковых воспоминаний. А сегодня я спать не планирую.
Крот посмотрел на Седого. Тот едва заметно кивнул.
– Хорошо. Выезжаем! – крикнул Крот. Его люди сразу засобирались и уже через две минуты стояли у края платформы.
После их отъезда, я обошел все станции, принял контейнеры с зарином и спрятал так, чтобы на них никто не наткнулся. Я очень надеялся, что они не понадобятся, но таковы были правила игры. Я не мог не выполнить приказ.
На всех станциях стояла суматоха. Люди собирались к отъезду – собирали вещи, обсуждали завтрашний день и планировали свою жизнь на новом месте.
В семь утра пришло сообщение, что первые два автобуса приближаются. Сто двадцать человек – женщины и дети отправились на поверхность. Летун смог отправить восемь автобусов, поэтому к пяти вечера мы вывезли последнюю группу. Еще два часа ушли на проверку, что больше никого не осталось.
Я поднялся на поверхность. Возле входа стояло около десятка разных автомобилей – Крот привел с собой много помощников, скорей всего поэтому операция прошла без сбоев.
– Ну что, Макс. Все получилось? – спросил Крот, когда я подошел к его машине.
– Да. На сегодня все. Нам еще нужно обеспечить спасение тех, кто будет попадать в тоннели.
– Завтра мы едем в пустыню. За два дня у нас там уже много людей собралось. Послезавтра жди нас здесь.
– Договорились.
Мы пожали друг другу руки. Они уехали в Таус, я в оазис, в который отвезли людей.

Глава 11

Люди в оазисе сидели вокруг костров и жались друг к другу. Многие из них отвыкли от открытого неба, деревьев, пения птиц, шума воды. Вокруг были установлены палатки. Не очень много – на всех не хватит. Крот сказал, что они собрали все палатки и спальные мешки, которые смогли найти в Таусе и ближайших поселках. Между палатками стояли ящики с армейскими сухпайками.
Седой вдвоем с охранником сидели возле костра. Я подошел к ним.
– Спасибо тебе, Макс. – сказал Седой. – Ты спас нас. Теперь я могу спокойно умереть.
– Зачем тебе умирать? Ты еще лет десять протянешь.
– Не протяну. Как ты думаешь, сколько мне лет?
– Шестьдесят. Или шестьдесят пять.
– Не угадал. Мне сорок один. Еще три месяца назад мне был сорок один год. Но потом, я во второй раз побывал в деревне. Они сделали со мной что-то такое, что я начал стареть. За три месяца я постарел на двадцать лет. Я думаю, мне осталось две-три недели, не больше.
– Можно попросить местных врачей обследовать тебя.
– Это бесполезно. Мое старение невозможно вылечить даже на Земле.
Он достал из рюкзака бутылку водки и два стакана.
– Макс, выпей со мной. Я хранил эту бутылку два года. С того момента, как попал сюда.
– Я думал, что ты вместе со станциями сюда переместился.
– Нет. Я появился через две недели. Как раз когда вовсю бушевал голод и начался хаос.
От соседнего костра нам принесли котелок с мясом и какими-то овощами. Седой разлил водку. Мы выпили за удачу людей на новом месте.
– Хочешь я расскажу тебе про себя? – спросил Седой. – Сейчас мне уже бесполезно что-то скрывать.
– Если считаешь это нужным – рассказывай.
– Пообещай, что если я тебе расскажу, на Земле у меня не возникнет проблем.
– А почему ты думаешь, что я могу создать кому-то проблемы на Земле?
– Я хоть и стар, но голова у меня еще работает. Я два раза видел, как тебя убивают. И два раза ты возвращался. Живой и невредимый. Полный сил. С новым оборудованием. А еще я знаю как у нас появляются люди. Поэтому я уверен, что ты имеешь связь с Землей. И не только связь. Ты сам с Земли.
– Пусть так. Но я все равно не могу тебе рассказать правду.
– Жаль. – с обидой в голосе сказал Седой. – Ну да ладно. А я тебе про себя расскажу.
Он налил еще по одной.
– Я родился в Душанбе в 76 году. В русской семье. Мой отец погиб во время беспорядков 1990 года. Мать забрала меня и младшую сестру и уехала в Россию, к родителям. Мы поселились в деревне, недалеко от Кургана. Работы для мамы не было, она перебивалась случайными заработками. На нас с сестрой времени не хватало. Я начал пропускать школу, потом подворовывать. Правда в деревне воровать было нечего, поэтому я начал сбегать в Курган. Там прибился к банде малолеток, которые занимались грабежами и разбоем. То, что я в Таджикистане занимался боксом, помогло мне не только быстро влиться в ряды банды, но и быстро стать ее лидером. Я быстро понял, что сами по себе мы долго не протянем, нам нужна была серьезная крыша. Поэтому, я вышел на остатки одной из ОПГ, большая часть которой к тому моменту перебралась в Москву. Они взяли над нами шефство и уже через полгода наша малолетняя банда держала в страхе несколько районов города. В 94 меня, по моей глупости, загребли в армию. Я попал в самое начало первой Чеченской войны. В Грозный. Не погиб, попал в плен. Меня долго принуждали перейти на их сторону. Я сопротивлялся, пока они не отрезали мне палец. После этого я перешел в ряды террористов. Сначала меня заставляли делать грязную работы – пытать и убивать пленных, участвовать в операциях против вооруженных сил России. Когда я доказал свою преданность, меня отправили в Иорданию, для обучения в одном из тренировочных лагерей. Там я обучался по программе снайпера. В 97 я вернулся в Чечню и продолжил служить своим хозяевам. Но я так и не стал для них равным. Когда в конце 99 нашу банду в горах накрыл Российский спецназ, я, понимая, что прощения мне не будет, перебил остатки членов банды, несильно ранил себя в руку, спрыгнул в яму с рабами и перебил их всех. Когда пришли военные, я рассказал им, что меня держали в рабстве последние пять лет. Мне поверили. Восстановили документы, помогли устроится на работу. Пару месяцев я проработал на фабрике. Потом нашел своих старых дружков. Когда я только попал в плен, им предложили меня выкупить. Не дорого, мы в то время столько зарабатывали за пару месяцев. Но они пожадничали. Вернувшись, я забрал у них все, что они заработали за последние годы. Кто-то из них при этом умер, кто-то оказался умнее и успел уехать за границу. Постепенно сколотил новую банду, начал промышлять тем, чем занимался до армии. Но сейчас это не приносит такой же доход, как в девяностые. Тогда я купил снайперскую винтовку и стал убивать людей за деньги. За несколько лет я высоко поднялся в неофициальном мировом рейтинге специалистов моего профиля. Объездил весь мир. Стоимость моих последних работ составляла семизначные числа. А потом я попал сюда. Хотел бы я знать, как у меня сейчас дела на Земле…
Он помолчал, думая о чем-то своем. На оазис опустилась ночь. Вокруг слышались крики неизвестных птиц и зверей.
– Когда я попал в местное метро, здесь был хаос. Люди убивали друг друга за еду. Изнасилования были обычным делом. Не было ни одного человека, который смог бы навести порядок. Милиционеры, которые могли бы что-то сделать, ничего не успели. Их убили первыми. И как-то так получилось, что я занялся наведением порядка. Я делал это грубо и жестко, но только так можно было изменить ситуацию. У меня и тут появилась своя банда. Мы держали в страхе все метро. Но старались быть справедливыми. Потом появились пещеры. Мы вытеснили обычных людей из процесса поставки продуктов и занялись этим делом сами. Мы стали самыми богатыми и влиятельными на этих чертовых пяти станциях. Мы вершили судьбы людей. Мы решали, кто сегодня будет есть, а кто голодать. Кто будет согревать нам постель и на следующее утро сможет накормить своих детей. А кто пойдет домой голодный, в надежде на следующий день добиться нашей благосклонности. Когда мы бежали со своей станции от Серых людей, меня оставили в живых только за старые заслуги. За то, что когда-то я смог навести порядок в этом маленьком мире. Всех остальных членов моей банды убили. Меня сделали правителем благодаря тому, что больше не было кандидатур. Губернаторы, мэры, депутаты, да просто руководители успешных организаций не ездят в метро. А те, кто ездят – не умеют управлять поселением.
Он немного помолчал. Мне показалось, что этот разговор вытягивает из него последние силы. Седой кивнул на своего охранника:
– Эти охранники, которые всегда со мной – на самом деле мои палачи. Их когда-то было трое. Сейчас остался один. Их приставили ко мне очень давно. Они должны убить меня, если народ решит, что я превышаю свои полномочия. Но, как видишь, я еще живой.
К нашему костру подошли три женщины. Они попросили Седого рассудить возникший конфликт. Он ушел с ними, а когда вернулся, момент откровений был утерян. Мы обсудили планы на следующий день и легли спать.
С утра мы составили список первостепенно важных вещей, необходимых поселению и я уехал в город за покупками. После похода по магазинам и оптовым базам, мой счет ощутимо похудел. Пришлось ехать к мэру Тауса и уговаривать его взять новое поселение под свое крыло. Он согласился только при условии, что бывшие жители метро будут платить повышенные налоги ближайшие два года. Так как никаких полномочий заключать соглашения у меня не было, я просто отвез мэра к Седому и оставил их решать свои вопросы самостоятельно.
На следующий день с утра, я поехал в метро. Крот со своими людьми должен был приехать ближе к обеду.
Я спустился под землю, обвешанный оружием как Рэмбо. Доехал до Северной пещеры, готовый с боем прорваться в здание почты. Северная пещера встретила меня абсолютной тишиной. Не было ни ящеров, ни Серых людей. Не было вообще никого. Я обошел ближайшие дома. Электричество было отключено. Без каких-то проблем я дошел до Почты. Двухэтажное здание, снаружи ничем не отличающееся от сотен таких же на Земле, оказалось абсолютно пустым внутри. Не было внутренних стен, перекрытий, лестниц. Даже окон. Просто серая коробка. Абсолютно пустая. Лишь на полу остались сотни следов от когтей ящеров. Я ни на шаг не приблизился к разгадке тайны Серых людей.
В два часа приехал техники от Крота. Они смонтировали тревожные кнопки, передатчики, указатели. Все это заняло три дня. За это время я успел обследовать две станции. Нашел клад из золотых украшений, про которые говорил Седой. Нашел склад Госрезерва, который позволил бы людям прожить несколько лет без продуктов из деревни.
Когда все необходимое для спасения попавших в метро людей было смонтировано, Крот приехал принимать работу. Он объехал все тоннели, проверил работу всего оборудования.
Я ждал его на станции с эскалаторами. За неделю я настолько устал от подземной жизни, что думал только о том, как вернуться к нормальной жизни.
Мы с Кротом поднялись на поверхность. Я устало облокотился на свой автомобиль. Крот устроился рядом.
– Макс, не переживай. Мы все подготовили. Во всех тоннелях установлены указатели и таблички. Подготовлены места для ожидания. Мои люди будут раз в два дня приезжать и забирать новичков.
– Спасибо, Крот. Вы делаете очень нужное дело. Кстати, в деревне осталось много продуктов. Отправьте Апреля. Пусть заберет. Жалко будет, если что-то пропадет.
– Хорошо. Езжай домой. Мы тут справимся.
Я сел за руль и не спеша поехал в сторону города.

  Обсудить на форуме

По другую сторону молнии. Часть 2.

Глава 4.

– Макс! – закричал Леший. – Я и не надеялся тебя когда-нибудь увидеть!
Мы крепко обнялись. Хлопая меня по спине, Леший шепотом сказал мне на ухо:
– Вся гостиница на прослушке. Работай по легенде. Сейчас уедем в надежное место – там поговорим.
Мы сели за стол. Армен дипломатично удалился, под предлогом решения каких-то рабочих вопросов.
– Ты откуда здесь, как меня нашел? – спросил Леший.
– Из Радужного. С научной миссией. Тебя встретил, честно говоря, совершенно случайно. Даже не ожидал. Читать далее «По другую сторону молнии. Часть 2.»

По другую сторону молнии. Часть 1.

Публикуется с согласия nota34, автора Механиков.
Представляю на суд читателей мой взгляд на мир Механиков. Здесь не будет такого экшена, как у Александра. Вместо этого я постараюсь найти объяснение процессам и аномалиям, происходящим в мире Механиков.
Автор: MMax21.

Глава 1.

Температура в салоне моего Лэнд Ровера перевалила за 30 градусов, и это несмотря на настроенный на максимальное охлаждение климат-контроль. Ровно в 12:00 запищал детектор перемещения. На экране подключенного к детектору ноутбука побежали строчки вычислений. Через 30 секунд появился результат – 1500 метров на северо-запад, примерный вес объекта – 43 тонны.
– Князь, прием. – раздался в рации голос Викинга.
– Слышу тебя Викинг. С прибытием. – ответил я.
– Ты далеко от нас? Читать далее «По другую сторону молнии. Часть 1.»