Заброшенный город. История вторая.

Сын Гиллима.

Перед рассветом, часовые Галаша, увидели со стены, что по дороге к городу, бредет какое-то странное существо. В предрассветной тьме, им показалось, что это чудовище. Выбралось из Пустоши и подбирается к городу. Уже хотели бить тревогу, но тут кто-то крикнул, что это не чудовище, а человек, только двигается странно — то ползет на четвереньках, то падает.
Часовые вышли из ворот и помчались на помощь.
На земле, едва дыша, лежал молодой парень с лицом, залитым кровью. Взвалив на носилки, стражи отнесли его в дом лекаря. Никто его не узнал, но по одежде было ясно, что это — один из охотников, что ходят через Пустошь к Заброшенному городу. Охотники за сокровищами ходят отрядами и никогда — по одиночке. И если, до Галаша добрался лишь один, значит где-то в Пустоши лежат остальные. Весть облетела маленький городок в один миг.
В эту пору в Пустоши были два отряда — отряд Самдея, и отряд Калина. Сошлись на том, что Самдей — человек опытный, умный и везучий, так что скорее всего, раненный все же шел с Калином.
Вскоре, возле дома лекаря собрался народ. Близкие охотников, друзья и просто любопытные.
В дом никого не пускали и сам лекарь не выходил – был с раненым.
Вдруг откуда-то примчалась Айне, вдова охотника Гиллима, меньше года назад погибшего в Пустоши. Чего ей то тут надо? Но Айне, растолкав всех, взбежала на крыльцо и заколотила в дверь. Через некоторое время дверь распахнулась и Айне впустили внутрь.
– Это что ж такое? Гиллим что ли вернулся?!
– Гиллим то откуда? Самдей же в том году сказал, что погиб он! Неужто жив? – заговорили в толпе.
И вдруг кто-то вспомнил, что Иэнку, сын Гиллима, всю весну бродил возле гостиницы, в которой останавливаются охотники и уговаривал каждого, взять его в Пустошь.
– Вот неугомонный! Только отец погиб, и он туда же!
– Бедная Айне!
– А с кем он ушел то? С Калином, или с Самдеем?
– Да не взял его ни тот, ни другой! Айне запретила!
– Неужто один в Пустошь сбежал?
– Видно так. Бедная Айне… – посудачив еще немного, люди начали расходится.

Через два дня после этого случая, вернулся в Галаш отряд Самдея. Грязные, исхудавшие охотники, сразу отправились в гостиницу к Киприану. Там, сбросив мешки с добычей и грязную одежду, поспешили в баню, а после, распаренные и довольные, вышли в таверну, где для них уже накрывал стол Сэмюэль, племянник Киприана.
Кроме Сэма в зале таверны была только одна женщина. Увидев охотников, бросилась к ним.
– Айне? Доброго тебе дня! – удивленно приветствовал ее Самдей. – Ты нас ждешь? Что-то случилось?
– Да, Самдей, жду, – ответила она, кивнула каждому и опустилась на лавку не дожидаясь приглашения.
– Надеюсь, все хорошо у тебя? Если в деньгах нужда возникла, то обождать придется. Мы только вернулись, добычу еще не продали.
– Не ради денег я пришла, – перебила она Самдея. – Горе у меня.
– Что произошло, Айне? На тебе лица нет, – Сочувственно спросил Космин.
– Иэнку… – начала она и не выдержав заплакала. Сэм, который как раз поднес блюдо с жаренным свиным боком, покачав головой пояснил встревоженным охотникам:
– Иэнку сбежал в Пустошь. Один. Едва не погиб, еле живой вернулся два дня назад.
– Один в Пустошь сбежал?! – воскликнул Йона. – Да он что, ума лишился?! Ни опыта, ни сноровки нет у парня!
Приподняв голову, женщина хотела ответить, но вдруг снова разрыдалась и не смогла вымолвить ни слова.
Риа подвинулась к ней и обняла:
– Ну, ну, Айне! Что ты? Живой же, самое главное!
– Иэнку останки отца хочет найти и вернуть. Похоронить по-человечески, – снова пояснил Сэм. – Помните, он всю весну тут ходил? Просил вас, чтоб с собой взяли?
– Помню, – проговорил Самдей задумчиво.
– Нужно сказать ему, чтоб бросил глупостями заниматься… – начал Алин, но Айне, подняв мокрое, красное лицо, воскликнула:
– Не послушает он никого! Уж сколько я с ним говорила! А он как дурной стал! Дал клятву, что похоронит отца как положено! В Храме, перед богом поклялся!
Все помолчали. Сэм, пожав плечами пошел обратно, к кухонному окошку, из которого ему уже протягивали блюдо с ароматной картошкой.
– Клятва в Храме данная, дело серьезное… – проговорил Самдей. – Назад не возьмешь.
– Самдей! – окликнула его Риа. – Давай ка, поговорим наедине! Я уж вижу, что ты задумал, но мы с тобой тоже в Пустошь ходим, так что решать будем все вместе!
Айне бросила на нее хмурый взгляд:
– Знаю, знаю, Риа, что ты скажешь! Знаю, что все вы моего мужа не любили! Знаю, за что! Тебе Риа, он проходу не давал, думаешь я глупая, не догадывалась? Все я знаю! И Космина он обвинял, что без добычи вас оставил! И с Самдеем спорил! И Лионелла задирал! Все я знаю! Только погиб он уже, Гиллим то! И Иэнку того гляди следом отправится!
– Погоди, Айне, – попросил ее Самдей. – Дай нам обсудить это с ребятами…
– Ты мне сам говорил, помнишь?! – глаза ее совсем высохли и горели странным огнем. – Когда вы вернулись в том году без Гиллима? Ты мне сказал, что Гиллим вас всех спас и потому вы мне часть добычи отдавать будете, за него?
Риа возмущенно подняла голову, приоткрыла рот, глубоко вздохнула, но ничего не сказала.
– Так вот, не надо мне денег твоих Самдей. Освобождаю тебя и других от этого обещания, но только с одним условием: Иэнку вы поможете клятву выполнить!
– Айне, – попытался что-то сказать Йона, но она выдернула руку и проговорила:
– А откажете — так я прокляну вас! Вас и ваших близких, до седьмого колена! И молится каждый день буду о вашей смерти!
– Ну ты вообще уже, Айне! – ловко поставив блюдо с картофелем хмыкнул Сэм. В отличии от охотников, которые потрясенно уставились на женщину, он воспринял угрозу спокойно. – Ты слова то какие говоришь? Не стыдно? Пойдем со мной! Вставай, пойдем, на кухню! Посидишь, чаю выпьешь, пока Самдей с товарищами это обсудит!
Тут Айне снова зарыдала и позволила Сэму увести ее.
Первой заговорила Риа:
– Она от горя ума лишилась, но ты Самдей тоже хорош! Зачем ты ей сказал, что Гиллим нас спас?! Он же предал нас тогда, обокрал и бросил!
– Да уж, Самдей, это ты загнул! – поддакнул Лионелл.
– Нужно ей рассказать правду! – вставил Йона – Иначе начнет она по всему городу трезвонить, что ее муж нас спас, а мы ее сына в отряд не берем!
– Вот сейчас ее Сэм приведет, и скажем! – сказал Космин, а Алин только возмущенно дышал и сверкал глазами, всем своим видом показывая, что согласен с остальными.
Откинувшись на спинку скамьи, Самдей приподнял бровь и обвел всех взглядом:
– Что прям так и скажете? Сейчас вот? Когда она от страха за сына совсем обезумела?
– Нашей вины в том нет, – чуть смутившись ответил Лионелл.
– Мужа она в том году потеряла, сын вот-вот тоже в Пустоши сгинет, ну а мы ей расскажем, что муж ее был не героем, а предателем. Ну, хороший план, – пожал плечами Самдей.
– А что ты предлагаешь то? – спросил Йона. – Взять с собой мальчишку этого? В Пустошь? Искать там кости Гиллима? А ты помнишь, что там, где Гиллим сгинул, стрекот бродит?
– И еще наша добыча там лежит, – пожал плечами Самдей. – Семь мешков серебра и золота.
– И стрекот, – пробормотал Йона.
– Решать вам, – снова пожал плечами Самдей. – Не захотите — отказывайтесь. Ваше право. А я схожу.
– Это что еще значит? – возмутилась Риа.
– Помогу я Иэнку клятву выполнить, да может еще и добычу, брошенную в тот раз, принесем.
– Тьфу ты! – выругался Космин. – Выкрутил ты нам руки!
– Я согласна, – вдруг сказала Риа. – На кости Гиллима мне плевать, а вот Иэнку жалко. Пропадет он один в Пустоши.
– Ну ты всегда готова за Самдеем идти! – хмыкнул Йона.
– А что такого? Я тоже во всем за Самдея, – пожал плечами Алин.
– Стреокт это вам не шутки… – проговорил Лионелл. – Нужно будет «огненных шаров» у магов прикупить. Подготовиться тщательно.
– То есть ты тоже с нами? – уточнил Самдей.
Лионелл кивнул и Йона добавил:
– Ну что ж делать, и я с вами.
– Надеюсь, парень не в отца пошел, – буркнул Космин.
– Ну так зову я тогда Айне? – бухнув на стол стопку тарелок и вилки, спросил Сэм.
– Ох, ну всегда ты возле стола крутишься! – воскликнул Самдей. – Все слышал?
– Я еще в тот раз все слышал, когда вы весной вернулись и дяде Киприану про Гиллима рассказывали, – улыбнулся Сэм. – Не волнуйтесь, дядя Самдей! Я не болтливый. Никому не говорю лишнего!
Проводив парня взглядом, Космин сказал:
– Странный он. Молодой совсем, не больше восемнадцати, а ведет себя как старый дед. Рассудительный не в меру.
Тут из кухни показалась Айне. Подошла и снова заплакав, начала просить прощения.
– Оставь, Айне, мы не в обиде, понимаем, что ты от горя такие слова сказала, – перебил ее Самдей. – Мы тут решили, что поможем Иэнку. С нами идет в следующий раз.
Айне снова разрыдалась и принялась благодарить. Едва успокоили ее. Вскоре Айне ушла, не стала задерживаться.
Все вздохнули свободнее.
– Ну что ж… пора поесть, – как-то неуверенно предложил Лионелл.
– Аппетит пропал, – буркнула Риа. – Надо же! Всю дорогу мечтала о нормальной еде, а теперь в горло не лезет!
– Ну, ну, что это вы такое говорите? – снова возник возле стола улыбающийся Сэм и поставил большую бутыль вина. – Сейчас выпьете по стаканчику и полегчает вам. Понимаю, только вернулись из Пустоши и тут такое! Слезы и проклятья… Как тут без вина?
– Спасибо, Сэм, то что нужно! – воскликнул Самдей.
– Давайте я вам сам налью, дядя Самдей!
– Ну здравствуй, Самдей! С возвращением! – от дверей кухни к ним спешил Киприан, толстый пожилой мужчина, владелец гостиницы.
– О, вот ты где! – вставая навстречу, улыбнулся Самдей. – А я уж думал, куда ты провалился!
– Я от Айне прятался, – усмехнулся трактирщик. – За эти дни замучила она меня! Жалко ее, но чем я-то могу помочь?
– А она помощи просила?
– Просила на тебя повлиять, – покачал головой Киприан и повернулся к племяннику:
– Сэм, для меня принеси тарелку и стакан.
– Хорошо, дядя! – Сэм развернулся на каблуках и помчался в кухню.
– Ох, от девок, наверное, отбоя нет? – предположила Риа, провожая взглядом широкоплечего парня. – Собой хорош, глазищи голубые, а Киприан? Бегают девчонки?
– Сэм, не такой,- степенно ответил трактирщик.
– Не какой?! – поразился Космин. – Ты скажи еще…
– Да нет, глупый ты человек! – отмахнулся Киприан. – Что ты болтаешь! Чай не в столице живем, где всякими непотребствами парни занимаются!
– Ну ты так сказал… – попытался оправдаться охотник.
– Я сказал, что Сэм — парень взрослый не по годам. И рассудительный. Девки у него не на первом месте.
– Да как так то?! – не поверил Йона. – Вот я, помню, в восемнадцать! За девчонками только так бегал…
– А потом в Пустошь сбежал и до сих пор бегаешь! – усмехнувшись, перебил его Киприан.
Тут появился Сэм.
– Скажи-ка, – обратился к нему Йона. – Встречаешься ты с девушками?
– Ну ты ляпнул! – усмехнулась Риа.
Сэм подумав ответил:
– А когда мне, дядя Йона? Я все время тут. Забот много, не до девушек.
– А жениться как ты будешь?
– Да я итак осенью женюсь! На той неделе свататься ездили с дядей Киприаном.
– Это на ком же? – крякнул удивленно Самдей.
– На Ирме.
– На ком?! – Риа чуть не подавилась, а Алин закашлялся и покраснев выдавил:
– Ты ее видел, Сэм?!
– Говорю же — на той неделе ездили мы с дядей свататься. Я спросил, пойдет ли за меня. Ну конечно видел! – Сэм хмыкнул и опустился на край лавки.
– Ну, рассказывайте, дядя Самдей, как в этот раз сходили, что принесли.
Не успел охотник ответить, как в кухне раздался грохот и дядя с племянником тут же убежали туда.
– Ох, хорошо, что они ушли! Я бы не выдержала, – пробормотала вслед им Риа.
– А что такое? – спросил Лионелл.
– Ты в Галаше не живешь, местных плохо знаешь. Но если б видел Ирму, сразу бы понял! Она…
– Она страшная! – прошептал Алин. – Страшная, прыщавая и жирная! Да корова на пастбище выглядит лучше!
– И еще – она дурочка, – проговорила Риа. – Не сумасшедшая, но глупая. Даже читать не умеет. И ленивая очень. И злая. Ужас, а не девушка.
– Так зачем же он женится на ней?! Сэм красивый парень, умный!
– Ради денег, – сказал Самдей глядя в сторону кухни. – Ирма — дочка старосты. Отец за ней тысячу золотых дает и участок земли. А Киприан давно мечтает вторую гостиницу открыть, охотников то много.
– Вот пусть бы тогда сам и женился! Бедный Сэм! Я бы лучше в Пустошь один сбежал! – воскликнул Алин.
– Зачем бы ты сбежал один в Пустошь? – Сэм появился не из кухни, вошел в другую дверь и охотники его не заметили.
– Я… я хотел сказать… – замялся Алин. Выручил Самдей:
– Мы тут говорим, что ты, наверное, тоже в Пустошь мечтаешь пойти. Как бы не сбежал, как Иэнку.
– Я?! – поразился Сэм. – Да никогда! Ни ногой! В пасть к чудовищам соваться! Ни за что! У меня тут трактир, гостиница и невеста. Нет и нет. Ни за какие деньги! – возмутился парень.
Подошедший Киприан похлопал племянника по плечу, улыбнулся:
– Весь в меня! Эх, сестра бы сыном гордилась!
Переглянувшись, охотники перевели разговор на другое. Космин, выпив вина на голодный желудок, начал в красках описывать поход, Риа хохотала. Под вечер разошлись по своим комнатам. Все охотники жили в гостинице, только у Риа в Галаше был дом и муж.
Самдей отправился провожать ее. Мало ли что может случиться на улице?
– В Пустоши я, значит, с чудовищами сражаюсь, а в родном Галаше ты меня от людей защищаешь! – смеялась Риа.
– Люди похуже чудовищ бывают, – ответил Самдей.
– Это я знаю… Послушай-ка, Самдей. Ты ведь пока в Фешети не перебрался, тут, в Галаше жил?
– Да, родился я тут. И вырос тут, и женился.
– Киприана с детства знаешь?
Показалось ей, что Самдей насторожился?
– Ну, знаю.
– Так ведь не было никакой сестры у Киприана то!
– Как же не было? – деланно удивился Самдей. – Тогда племянник откуда?
– Вот именно — откуда? Откуда голубоглазый племянник у кареглазого Киприана? Да еще и такой красавец. Ты Киприана молодого помнишь?
– Вот что я тебе скажу, Риа, – остановившись, Самдей развернул ее к себе, – есть вещи, которые не нашего ума дело. Понимаешь?
Риа долго смотрела ему в глаза, а потом вздохнув ответила:
– Понимаю…

На следующий день, Самдей и Йона отправились в столицу — сбывать добычу. Конечно, можно было продать вещи местным купцам, но столичные перекупщики платили лучше, а в Галаше сбывали добычу только те, кто спешил получить деньгу и оставить ее тут же, в трактире.
Оставшиеся занялись подготовкой к новому походу. Лионелл и Космин сходили к Айне, познакомились с Иэнку и остались довольны. Обоим понравился парень, по крайней мере на первый взгляд.
Время до приезда Самдея тянулось медленно. За три дня успели все приготовить, а дорога до столицы и назад занимала не меньше десяти дней. Да еще там пока договорятся. Риа забегала каждый день, сами ходили к ней в гости, но в маленьком Галаше делать было нечего.
Вернулся Самдей. Осмотрел приготовленное. Решил, что передохнет еще денек и в путь.
Иэнку радовался, будто шли не в Пустошь, а на прогулку собрались. Самдей качал головой от этого энтузиазма.
– Ничего, это он от радости такой, – утешала Самдея Риа. – В Пустошь попадем, веселиться перестанет.
– В том то и дело, что бывал он уже там и видно, ума это ему не прибавило. Да и вообще, боязно с незнакомцем идти. Как он себя покажет, когда чудовищ встретим?

Утром, в день, когда должны были выйти в Пустошь, Самдей проснулся от грохота, доносившегося снизу. В таверне будто бы передвигали мебель. Слышались крики.
– Неужто Калин со своими до сих пор гуляет? – подумал Самдей, вставая. Небо едва начало светлеть. В этот момент в коридоре послышались шаги, кто-то начал стучать в двери комнат.
– Может беда случилось? – Самдей вскочил, наспех оделся и приоткрыв дверь, выглянул в коридор. Не меньше десятка девушек и женщин с ведрами и тряпками стучались в двери комнат, смеялись, переговаривались.
– Поденщицы, – понял Самдей.
Увидев среди этого безобразия Сэма, который почти бежал по коридору с молотком в руках, охотник дернул парня к себе:
– Что творится, Сэмми?
– Ох, дядя Самдей! Простите, что выспаться не даем и гоним пораньше! К нам гонец прискакал от его светлости.
– От герцога Борриамира?!
– От него. Едет он к нам. Сегодня в обед будет. Десять комнат ему нужно приготовить! А у нас! Не готово ничего!
С этими словами парень вырвался и помчался дальше.
– Это же надо! Его светлость едет в Галаш! – проговорил Самдей удивленно.
– Его светлость, его светлость! – проворчал подошедший Йона и широко зевнул. – Из-за его светлости выспаться нам не дали, и завтрака не будет!
– Ну, почему ж не будет? – лукаво прищурился Самдей. – Пойдемте вниз. Не выгонит же нас Киприан голодными.
Мимо промчался Калин. Лицо не выспавшееся, глаза красные. Вчера Калин со своими охотниками гуляли всю ночь.
– Я сейчас им устрою! Поспать не дают! – пообещал он Самдею и скрылся за поворотом лестнице.
Космин хмыкнул — Калин действительно выглядел смешно в рубахе и без штанов.
Они спустились вниз. В таверне царил кавардак — сдвигались столы, женщины опускали люстры, мыли стены.
Киприан ожесточенно чистил стойку и переругивался с Калином, который смущал всех женщин своими голыми ногами и никак не хотел понимать, что едет герцог.
– Дай что-нибудь поесть, Киприан, и мы пойдем! – крикнул Самдей. В ответ трактирщик отмахнулся:
– Сами возьмите в кухне! Что найдете — ваше. А в шкафу, слева у двери, я вам припасы в дорогу собрал!

Через пол часа жующие охотники добрались до городских ворот.
– Это вы куда в такую рань собрались, Самдей? – лениво окликнул их стражник.
– Да вот, Киприан разбудил до света и выгнал.
– Да ну? Что это он?
– А ты не знаешь? Герцог Борриамир едет в Галаш. К обеду будет.
– Шутишь, да? – недоверчиво переспросил стражник.
– У Киприана спроси — ему с гонцом письмо прислали.
– Так это от герцога гонец был?! – воскликнул стражник. – А я то думал! Ох, Киприан! Хоть бы предупредил, поганец!
Дальше охотники ничего не услышали потому, что стражник покатился вниз с лесенки и скрылся в башне — видимо пошел будить командира.
– К обеду Галаш на ушах стоять будет, – зевая сказал Космин. – Хорошо, что мы уже в Пустоши будем.
– А вот и я! – Из темноты появилась Риа. – Вы что какие смурные?
– Герцог Борриамир приезжает, нас Киприан час назад разбудил. А ты чего так рано встала?
– Так Алин разбудил! – пожала плечами Риа. – Прибежал, кричит вставайте скорее, все уж у ворот! Ну я и встала…
– Алин! А где он сам?! – повернулся на месте Йона.
– Убежал к Айне, Иэнку будить. А ты его значит потерял, да Йона? Эхх, как бы ты сокровища не потерял в дороге, или весь отряд.
– Будет тебе! – урезонил ее Самдей.
– Да я ж не в обиду! Ты не обиделся, а, Йона?
В этот момент на башне у ворот ударили в колокол, и все вздрогнули и закрыли уши руками.
– Да что такое?! Они так всех перебудят!
– Того и добиваются, – пожал плечами Самдей. – Сейчас староста на общей площади будет внушение делать. Чтоб герцога встретили как положено, чтоб не безобразничали. А ворота закроют сейчас… Эх, беда. Не выберемся мы из города до обеда!
– Может тогда пойдем сейчас прямо? – предложила Риа.
– Ага, пойдем! – передразнил ее Самдей. – А Алин с Иэнку?
– Мы уже тут! – послышался голос и из-за угла выскочили двое запыхавшихся парней.
– Я не знал, что нужно раньше, дядя Самдей!
– Никто не знал, – проговорил Самдей и протянув руку, сдернул заплечный мешок Иэнку.
– Быстрее, ворота закрываются! – забеспокоилась Риа, но командир сперва осмотрел сложенные вещи, и лишь после этого протянул мешок Иэнку и махнул рукой:
– Выдвигаемся.
Створки ворот тем временем съезжались все ближе. Охотники побежали. Все, кроме Самдея. Он не спеша прошел в узкую щелку и тут же ворота захлопнулись.
– Понторез! – улыбаясь, проговорила Риа.

Возле обрыва, где тропа круто вела вниз, Самдей снова остановил свой отряд и сказал:
– Так, прежде, чем мы туда сунемся, поговорить нужно. Иэнку… ты должен знать правду. Хоть и тяжело мне это тебе будет рассказать, но нужно.
– Погоди, зачем ты? – встрепенулась Риа.
– Мы же договорились молчать! – вставил Алин.
Иэнку непонимающе переводил взгляд с одного на другого:
– Что мне нужно знать, дядя Самдей?
– Пока не сказал, подумай еще раз! – попросила Риа.
– Я думал, – ответил он и сел на свой мешок. – Всю дорогу, пока в столицу ездили, думал. И так и сяк прикидывал. Одно дело Айне. Ей может и не надо знать правды. Но вот Иэнку — другое дело. Он мужчина. Мы должны ему рассказать, чтоб знал, что там случилось.
– Говорите уже, дядя Самдей! – попросил Иэнку немного побледнев. По лицу парнишки пронеслась гамма чувств.
– Ты должен узнать, как твой отец погиб в том году и почему мы не принесли его тело домой.
– Почему же? – голос парнишки дрогнул, и Риа негодующе взмахнув рукой отошла в сторону.
– Он нас бросил и ушел, когда на нас чудовище напало. Потому мы только примерно знаем, где лежат его кости. А было все так…
Когда Самдей закончил, на парня было жалко смотреть. Лицо стало бледным, а губы кривились и дрожали.
– Правда ли это? Дядя Космин? Дядя Йона? Алин? – по очереди он обвел взглядом каждого охотника. Каждый кивнул. В тишине было слышно, как через сомкнутые зубы Иэнку втянул воздух.
– Нет… не верю… Да как же это?! – взмахнув руками, Иэнку отошел в сторону.
– Эхх, жаль парня! – пробормотал Йона. – Как же ему нести на себе это?!
– Ничего. Железу все на пользу, а бумага все одно сгорит, – проговорил Самдей, следя за Иэнку, стоящим на краю обрыва с поникшими плечами.
– Что он у самого края встал? Не свалился бы от волнения, – начал Космин. Но тут Иэнку расправил плечи и пошел к ним, вздернув подбородок.
– Теперь я понял, почему вы меня брать не хотели, когда я в прошлом году к вам просился! Понимаю и не в обиде. Сын предателя! Конечно! Что, если я в отца характером?! Брошу вас в трудный момент?! Все ясно! – парень все повышал голос и уже почти кричал. – Не ходите со мной! Я один пойду и клятву выполню! Все! Прощайте!
Он шагнул к мешку, но Самдей придавил его ногой. Иэнку дернул посильнее. Тогда Самдей рванул на себя мешок и парень, не устояв на ногах, сел на землю.
– Ты сказал — я тебя выслушал. Теперь ты меня слушай, – спокойно проговорил Самдей. – Значит так. Идем мы все вместе. Тебе отца без нас не сыскать. Про отцов поступок я тебе не для стыда рассказал, а для знания. Чтобы ты молиться на него перестал. Он не бог и не икона. Теперь бери свой мешок и пошли. Времени уже много, некогда нам тут сцены разводить.
Ничего не ответив, Иэнку взял мешок и закинул на спину.
– Так, спускаемся, – скомандовал Самдей. – Идем как всегда. Я впереди, Риа следом. Иэнку предпоследний. Ты, Йона, замыкаешь.

День прошел спокойно. Пообедали и пошли дальше на север. А на закате расположились на ночлег. Весь день Иэнку молчал, только все время хмурил лоб и смотрел в сторону, сузив глаза.
– Куда это ты наш ведешь, командир? – спросила Риа после ужина.
– Да, я тоже удивился, – вставил Космин. – Не на восток ли нам надо?
– Значит, план таков, – сказал Самдей, развалившись на одеяле. – Во-первых ты, Алин, к ручью, за водой.
– А что я то? – взвился Алин. – Я теперь не самый молодой! Вон, Иэнку помоложе меня будет! Пусть он и бегает за водицей!
– Точно! – хлопнув себя по лбу рукой согласился Самдей. – Давай, Иэнку, возьми фляги и кожаное ведро и дуй к ручью. Найдешь, ручей то?
– Да не дурнее других! – вдруг весело ответил он.
– Вот и славно.
Дождавшись, когда Иэнку принесет воду, Самдей расчистил рукой площадку от травы и разложил карту:
– Вот тут значит мы. Шли мы весь день на север, по этой тропе всегда мы ходили. Кроме того раза, когда сгинул Гиллим. И чтоб вернуться туда, нужно нам сворачивать на восток. Свернем вот тут. Выйдем на каменистую осыпь, где ижинник растет. Там мы в том году от стрекота оторвались…
– И тогда свернем на юго-запад! – сказал Алин.
– Ну что ты спешишь, неугомонная душа?! Никуда мы не свернем, пойдем по старым следам дальше. Через день…
– Зачем нам туда, – поежившись, перебила Риа. – К стрекоту в лапы?!
– Да дослушайте! – поморщился Самдей. – Идем ровно до того места, где мешки с добычей в тот раз бросили! Забираем и идем обратно, до каменистой осыпи! Там сворачиваем и идем по следам Гиллима. Находим. Идем в Галаш. Теперь ясно? – дождавшись кивков скомандовал:
– Ну и хорошо. Спим тогда.
– А кто на карауле? – удивился Иэнку. – Могу я постоять!
– Если ты будешь на карауле стоять, то нам глаз всю ночь не сомкнуть! – засмеялся Йона.
– Не доверяете?
– Неподвижно стоять не сможешь и будет наш сторож звенеть всю ночь, – пояснила Риа. – Вон, смотри, что Самдей делает.
– Это охранная сеть? – поразился Иэнку увидев, как на миг блеснуло охранное заклинание и пропало, будто и не было.
– Она, – кивнул Самдей. – На пол километра берет. Никто бесшумно не подберется. Лучший страж.
– Класс! – пробормотал Йэнку укладываясь спать на свое одеяло. – Расскажу друзьям в Галаше, вот они обзавидуются!
– Риа! Объясни ему! И научи главному завету Пустоши!
– Какому завету, тетя Риа?
– Не загадывать о возвращении, не делить заранее добычу, не говорить вслух, чем займешься вернувшись, – отчеканила Риа. – Иначе накличешь беду.
– Я понял, – проговорил Иэнку ложась на одеяло.
На другой день, пройдя еще немного, свернули на восток. Вскоре показалась та самая каменистая осыпь, издалека блестевшая на солнце.
– Нужно будет набрать ижинника, – сказал Самдей. – Натрем подошвы.
Но ижинника на склоне уже не было. Вместо него рос чертополох и репьи.
– Вот те на! Пропал ижинник! – проговорил Космин.
– Трава капризная, – кивнул Самдей. – Сегодня тут, завтра не пойми куда перебрался. Ладно. Бог даст – проскочим.
Теперь пошли осторожнее. Охотники постоянно прислушивались, не раздастся ли знакомое дребезжание. Время от времени, Йона, замыкающий отряд, посыпал следы молотым табаком.

Через день они добрались до того места, где в прошлый раз сбросили добычу. Мешки так и лежали в траве. Даже не рассыпались от влаги.
– Вот и она! Добыча наша! – довольно проговорил Алин. – Все цело!
– Ну и слава богу, – сказал Самдей. – Мешки — на плечи и в обратный путь, к осыпи.
Но едва люди к ним потянулись, Самдей скомандовал:
– В боевой порядок!
В мгновение мешки снова полетели на землю. Лионелл, Космин и Алин, с мечами в руках, выдвинулись вперед. За ними встали Риа и Йона с луками на изготовку, Самдей — немного в стороне, с магическим свитком в руке.
Поколебавшись, Иэнеку вытащил меч и встал рядом с Лионеллом.
– Кто там? – не выдержала Риа.
– Смотрите! – указал рукой Самдей и все увидели, как среди густой травы в их сторону, будто бегут три волны. Все ближе и ближе…
Две волны — параллельно друг другу, одна чуть позади.
– Готовсь! Сейчас! – и тут из травы показались три существа, похожие на собак. Пятнистая шкура, черные хохолки на головах. Прижатые уши и хищно горящие глаза дополняли картину.
– Стреляй! – скомандовал Самдей. Чудовища не сделали ни одного движения, чтоб напасть на людей. Наоборот, осмотрев группу, они попятились обратно в траву.
Стрела Риа попала в цель и пес задергался, взвизгнул и упал. Огненное заклятье, вырвавшееся из свитка Самдея, уложило второго. А вот Йона промахнулся и третий пес скрылся в траве и побежал прочь огромными скачками. Только спина в подпалинах иногда мелькала.
Самдей отбросил свиток, снял со спины лук и вложив стрелу прицелился еще раз. Но пес уже был слишком далеко.
– Эхх! Вот беда то! – махнул рукой Космин. – Ну как же ты, Йона?!
– Да не знаю я! Солнце в глаза светит, – ответил расстроенно охотник.
– А что вы расстроились? – вкладывая меч в ножны спросил Иэнку. – Они же убежали.
– Это волколаки, – ответил Самдей. – А волколаки живут стаями. В каждой — не менее десяти тварей. Но обычно пятнадцать-двадцать. Сейчас на нас выскочили разведчики. Разведчики, это самые быстрые, бегают по окрестностям, и если находят жертву, приводят остальных. И сейчас один из разведчиков убежал обратно за стаей.
– Ох, беда! – воскликнул Иэнку. – Бежим скорее!
– Бежать то бесполезно теперь, – ответил Самдей. – Но поспешить нужно. Хорошо бы найти камень какой, или уступ. Идем в другую сторону. Они помчались аккурат по нашим следам. Так что возвращаемся другой дорогой.
Шли быстро, оглядываясь назад и по сторонам. Йона засыпал следы табаком.
– Погоди, Самдей! – остановилась вдруг Риа. – Откуда они тут? Это же стрекота территория?!
– И верно! – воскликнул Космин. – Откуда?!
– Я не знаю, – не останавливаясь отмахнулся Самдей. – Может, стрекот ушел. Или сдох.

Бежали через поле. Высоченная трава мешала, особенно трудно приходилось Самдею, который шел первым.
Прошла пара часов. Люди оглядывались, напряженно прислушиваясь, но ничего не происходило.
– Может, Йона его ранил, и он сдох, а? – предположил Алин.
– Если так, то хорошо. Но надеяться на лучшее не будем и останавливаться тоже не будем.
Еще через несколько часов на них все еще никто не напал. Время шло к вечеру и впереди показались каменные холмы, метра на два возвышающиеся над травой.
– Туда, – указал на них Самдей. – Пересидим ночь на камнях, подождем. Может и правда сдох тот разведчик.
– Хороший камешек, – проговорил Космин, взбираясь вслед за Самдеем.
– Молчи! – вдруг шикнул на него Самдей, – Ложитесь все и молчите.
– Да что такое то?!
– Вперед поглядите.
Равнина, которая лежала за камнем, пестрела от пятнистых спин волколаков. Стая расположилась вокруг большого белого камня, блестевшего в солнечных лучах, как кусок сахара. Повизгивая, играли щенки, несколько взрослых особей резвились, покусывали друг дружку, подпрыгивали.
– Сколько же их тут! – испуганно произнес Алин.
– Не меньше сотни, – пробормотал Лионелл.
– Я в жизни не слышал про такие огромные стаи, – проговорил Самдей. – Вот мы попали!
– Чтоб я еще раз на восток пошел! Не зря сюда никто не суется! В тот раз — стрекот, теперь эти! – досадливо прошептал Йона.
Прошла еще пара часов и солнце стало клониться к закату. Косые лучи позолотили равнину. Охотники завороженно наблюдали за стаей. Волколаки видимо никуда не собирались уходить — некоторые особи спали, остальные бегали вокруг камня.
– Они когда-нибудь уйдут? – тихо спросил Иэнку.
– Будем надеяться, – проговорил Самдей. – Иначе нам крышка.
– Я вот что не пойму. Это та стая, откуда разведчик был, или другая?
– Да бог его знает! Если сейчас еще штук пятнадцать сзади подберется, то значит другая…
– Смотрите! – показал Самдей рукой и все увидели, как из травы выскочил, прихрамывая на переднюю лапу, еще один пес. – А вот и наш разведчик.
Появившийся пес громко залаял. Несколько взрослых особей, до того отдыхавших в тени камня, поднялись на ноги и пролаяли в ответ.
– Они будто общаются! – удивился Иэнку.
– Ну да. И сейчас этот хромой ублюдок говорит, что повстречал сегодня вкусных людей.
Самый большой пес с черным пятном на боку, что-то пролаял высоко задрав морду. Тут же вскочили на ноги остальные. Пес бросился в траву. За ним десяток самых крупных псов, следом — те, кто поменьше. Затем побежали самки и щенки. В хвосте стаи бежали несколько прихрамывающих и облезлых псов.
– Ну вот, побежали за нами, – проговорил Самдей и встал на ноги. – Они круг дадут и по нашим следам сюда выйдут. Так что бежим. Теперь бежать надо так быстро, как только можем. Бог даст, доберемся до реки, и следы запутаем.
Все соскочили на землю и бросились за ним.
– А ведь мы с ними похожи! – проговорил на бегу Иэнку.
– С кем? С волколаками что ли? И чем? Хвосты такие же? – усмехнулся Йона.
– Да нет, у них вожак и у нас тоже, – пояснил Иэнку, кивнув на Самдея, бегущего впереди.
– А, ну так конечно! Куда без вожака! – согласился Космин.
– А вот и наш стрекот! – Самдей сбавил шаг и остановился у камня, возле которого только что отдыхала стая.
– Где?! – спросила Риа, – выхватывая меч.
– Оружие спрячь, мертвый он. Вот, глядите, – Самдей подошел к камню и похлопал по нему. – Это он и есть, стрекот. Только броня осталась.
Теперь и остальные увидели, что камень весь состоит из небольших пластинок, плотно прижатых друг к другу.
– Он же… огромный! – пробормотала Риа, подходя ближе.
– Неужто стая его одолела? Как же так? – почему-то расстроился за стрекота Лионелл.
– Одолела, но только Гиллим им в этом помог.
– Как так? – встрепенулся Иэнку.
– Вот, смотрите, – Самдей указал рукой в черный обгоревший участок, – Это прежде была морда стрекота. Видно, когда он нагнал Гиллима, Гиллим все таки успел огненным шаром по нему жахнуть. Не убил, но ранил. А видно недалеко эта стая пробегала. На запах крови сбежались и добили раненого.
– Значит отец близко, – оглядываясь по сторонам проговорил Иэнку.
– Близко должен быть, – кивнул Самдей. – Пока не стемнело, поглядывайте по сторонам, может найдем.
– О, вон там кости! И там… – показал рукой Йона.
– Это волколачьи кости, не видишь что ли, что огромные? – отмахнулся Самдей. – Дорого им стрекот свою жизнь продал, не меньше десятка убил. А теперь ходу, ходу!
Отряд снова бросился бежать.
Стремительно темнело. Иэнку на бегу все сокрушался, что не сможет исполнить клятву.
– Как я вернусь в Галаш то, – жалобно бормотал он.
– Не можем мы сейчас искать Гиллима, пойми ты! – произнес Космин. – Погоня за нами.
– Да понимаю я, – отмахнулся парень. – Думал, мне бог поможет, а все словно против…
Тут он вскрикнул и полетел на землю. Зазвенело серебро, словно рассыпалось по траве.
– Иэнку! Давай руку! – бросилась к нему Риа.
– Я ничего, я в порядке, – Иэнку тут же вскочил на ноги. – Бежим дальше!
– Ты сперва мешок подними, – посоветовал Самдей. – Я слышал, как он улетел у тебя.
– Нет, мой на спине. Я споткнулся о что-то, это оно звенело.
Засмеявшись, Самдей шагнул вперед и склонился, шаря по траве руками.
– Что ты там ищешь? – спросил Лионелл тяжело дыша.
– Гиллима кости, – послышался ответ. – А вот и они. Под ноги тебе отец бросился. Хочет, чтоб ты клятву выполнил.
– Что ты говоришь, дядя Самдей?
– А вот сам погляди!
– О бог мой! И правда, Гиллим под ноги сыну бросился! – Разглядев в темноте белеющие, человеческие кости с остатками одежды сказал Лионелл. – Спасибо, тебе, Гиллим!
– И за то, что в прошлый раз спас нас своим предательством, тоже, спасибо, – произнес Самдей. – Помоги нам от волколаков скрыться и в Галаш попасть, и простим мы тебе обиду. А теперь собираем кости и снова вперед. Река уже близко должна быть.
Охотники снова бросились бежать.
В небе вдруг выкатилась яркая луна и подняв голову, Йона произнес:
– Благодарствую, Гиллим.
– А и правда, помогает он нам, – улыбнулась, тяжело дыша, Риа.
Впереди блеснула серебристая полоска воды.
– Река! Еще немножко поднажмем, ребята!
Выбежали на берег и не раздеваясь бросились в холодную воду. Плыть с тяжелыми мешками и полностью одетыми было не просто. К счастью, посередине реки попался небольшой островок. Выбравшись на отмель, охотники перевели дыхание.
Но едва он снова бросились в воду, ветер донес до них слабые отзвуки лая.
– Быстрее! – застонал Самдей, бешено работая руками. – Быстрее, ребята! Нам только б еще пять минут!
Но пяти минут у них не было. Не успели выйти из воды, как с противоположного берега до них донесся яростный лай — стая выскочила из травы и вожак успел их заметить.
– О боже, они сейчас будут тут! – крикнула Риа, когда псы бросились в воду. И плавали они гораздо лучше и быстрее людей.
– Бежим! Бежим, бежим! Ищите деревья, скалы! Куда можно забраться, чтоб не навалились всем скопом! – кричал Самдей.
Но равнина была пуста — ни кустика. Псы лаяли уже на этом берегу. Вот-вот нагонят.
– Простите, меня, ребята, если чем обидела, – выхватывая меч, попросила Риа. – вы мне как братья были!
– И меня простите, друзья, если что не так, – попросил Йона.
– Я задержу их! Бегите! – вдруг крикнул Иэнку.
– Вот дурак! Стойте! – приказал Самдей. – В боевой порядок!
Охотники остановились и сбросив мешки встали: Лионелл, Космин, Алин и Иэнку впереди, с мечами, за ними Риа и Йона с луками, а Самдей сбоку, со свитками в руках.
– И вы меня простите, подвел я вас! – крикнул Самдей.
– Ничего, Самдей, нет в том твоей вины! – ответил Космин. Улыбнулся и снова повернулся к приближающимся псам. Три десятка черных теней мчались на них.
Передний пес был уже в десятке метров и Риа тихонечко запела молитву, подняв меч, как вдруг что-то вспыхнуло, рвануло. Раздался грохот и огромный взрыв потряс равнину. Рвануло прямо среди собак и с десяток тел взлетело в воздух. Тут же вспыхнуло еще раз, с такой силой, что охотники не устояли на ногах. Скуля и подвывая, мимо них промчался один из псов и скрылся в траве, не обратив никакого внимания на людей.
– Что это такое?! – воскликнула Риа, вскакивая на ноги и оглядываясь во все стороны.
– Всем стоять! Оружие в ножны! – раздался голос. Тут же они услышали перестук копыт и отряд конников в один миг окружил людей Самдея. Ввысь взлетел шар магического света, ярко осветив поляну.
– Кто такие?!
– Я — Самдей, а это мои люди. Охотники за сокровищами мы.
– Вон, женщина среди них, – раздался голос и одни из конников спрыгнул на землю, схватил Риа за шею и откинул волосы назад.
– Она человек!
– Конечно человек! – воскликнул Самдей шагая туда. – Что происходит?
– Правда чтоль ты, Самдей? – еще один конник спешился.
– Я это… Гордей?!
– Ну да.
– Ты его знаешь? – подъехал к Гордею конник в синем мундире, явно из людей герцога Борриамира.
– Знаю конечно. Давно в Пустоши этот отряд ходит.
– Так, осмотри их. Все ли знакомы тебе?
– Сейчас, поглядим, – сказал Гордей.
– Что происходит, а, Гордей? Откуда тут герцогские воины?
– Помолчи ка, Самдей. Так, это ты. А это Лионелл, его тоже знаю… Риа, в нашем городе живет… Космин, Йона, Алин, охотники, знаю их… А это кто такой? – Гордей схватил за плечо Иэнку.
– Это сын Гиллима, который в Пустоши погиб в том году. Парень клятву дал, кости отца найти и похоронить, – ответил Самдей.
– Так… Сын Гиллима значит. А скажи ка мне, сын Гиллима, как твое имя и как зовут вдову Гиллима?
– Я Иэнку, – растерянно ответил парень. – А мама — Айне.
– Хорошо. А в Пустошь ты первый раз пошел?
– Не, не в первый. Я месяц назад здесь был. Один. Отца искал.
Помолчав Гордей ответил:
– Ну он это. Иэнку. Точно.
– Хорошо. А скажите ка, не встречали вы кого по дороге? – спросил воин.
– Кроме волколаков? Только птиц небесных, да кроликов, – хмыкнул Самдей.
– Остроумный, да?
– Простите, ваша милость, – потупился Самдей.
– Хорошо, едем дальше, – всадник тронул поводья и конь пошел прочь. Гордей поспешил к своему коню.
– А что произошло то, Гордей? Кого ищете?
Махнув рукой, Гордей тихо ответил:
– Сэма ищем, племянника Киприана.
– Чегоо?!!
– Сбежал он в Пустошь. Да не один! К нам в Галаш его светлость, герцог Борриамир приехал с друзьями и с послом эльфийским. Так Сэм украл дочку посла и смылся с ней.
– Не может быть! – звонко крикнула Риа. – Чтоб Сэмми такое натворил!
– Мы и сами от удивления чуть не попадали! Да только правда это. А Киприан арестован и сидит под стражей, – уже отъезжая добавил Гордей.
Конники прибавили хода и помчались вперед по равнине.
Проводив их взглядами, охотники посмотрели друг на друга
– Сэм сбежал в Пустошь?! – повторил Космин. – Да как же так то?!
– Добыча наша! Забрать надо, – Самдей поспешил к мешкам. Остальные следом.
– Чем это они так жахнули, по волколакам? – спросил Иэнку. – «Огненным шаром»?
– Нет, это настоящая магия была, – ответил Самдей проводив взглядом всадников. На залитой лунным светом равнине, они выглядели как черные силуэты на фоне неба.
– Я такое видал в столице, – сказал Космин. – Настоящий маг с ними.
– Если маг может всех этих чудищ в момент извести, так почему ж до сих пор в Заброшенный город такие отряды не ходят?
– Это потому, Иэнку, что чудовища — не самое страшное в Заброшенном городе, – ответил Лионелл. – Там, дальше, у самого города, прежние хозяева таких ловушек понаставили, что даже магу не пробраться. Магия у них была особая, наши маги им и в подметки им не годились. Мураки, прежние хозяева города, они и в науках понимали, и в магии побольше нашего.
– А что там за ловушки?
– Ох, – вздохнул Лионелл. – Кто ж знает? Кто их видел, назад не возвращался.
– Пойдем что ли потихоньку? Пока луна светит? – спросила Риа. – Хочется отсюда подальше убраться.
– Пойдем пожалуй. Ну что скажешь, Иэнку, как тебе Пустошь? Небось больше сюда не сунешься?
– Это почему же? Буду ходить. С вами, если в отряд возьмете, дядя Самдей.
– Обмозгуем… Только вот Айне против будет.
– Маме я скажу, что если не с вами, так я сам, как в прошлый раз, один пойду.
– Вот неугомонная душа! – воскликнул Косимн. – Мало тебе, что в тот раз чуть живой пришел! Помолчи уж! В городе решим, как будет. Но запомни — в Пустошь соваться одному не след!
– Да, соберемся у Киприана и проголосуем, – вставил Йона.
– У Киприана теперь не соберешься, – буркнул Самдей. – Слыхали, что воины сказали? Арестован он.
– А я и забыл! – хлопнув себя по лбу сказал Йона. – Вот беда! Как же так то?
– Да один бог знает, что там произошло! – пожала плечами Риа. – Сэм! Вы его помните?! Как о Пустоши говорил, о походах?!
– Да он как старичок был, все только о таверне да новой гостинице пекся. Что б Сэм все бросил и девицу похитил! – воскликнул Йона.
– Ладно, в Галаш вернемся, узнаем, что там приключилось, – протянул Самдей. – Попросимся на постой к людям, может кто примет.
– А зачем проситься? – воскликнул Иэнку. – У нас с мамой и остановитесь!
– А двоих-троих я к себе возьму, – предложила Риа.
– Ну вот и решили, – подвел итог Самдей. – Светает уже. Еще пару часов, и увидим обрыв.

  Обсудить на форуме

Заброшенный город. История первая.

Чудовище и предатель.
– Сворачиваем! Тут срежем через болотце, – отдал приказ Самдей, старший в отряде. Ни говоря ни слова, охотники повернули в указанном направлении. Только Риа, молодая, стройная девушка, проворчала себе под нос, что они, итак все в грязи, больше двух недель не мылись, а после болота и вовсе будут как свиньи.
– Ничего, Риа! – тяжело дыша, ответил ей Гиллим. – Вот в Галаш вернемся, добычу продадим, оденешься в шелка, будешь как герцогиня!
– Замолчи! – прикрикнул на него Самдей. – Что ты несешь то?! Нельзя о возвращении загадывать! Не дай бог сглазишь!
Гиллим не стал отвечать, Самдей был прав — среди охотников за сокровищами, ходивших через Пустошь к Заброшенному городу, существовала примета: не загадывать о возвращении, не делить заранее добычу, не говорить вслух, чем займешься, вернувшись. Считалось, что загадав, можно сглазить и накликать беду. Ну а Пустошь итак кишела бедами — прежние хозяева Заброшенного города, ныне без вести пропавшие, оставили после себя город, полный сокровищ и Пустошь — долину, заселенную чудовищами всех мастей и размеров.
Обычно охотники строго блюли этот завет, но в этот раз отряду Самдея необычайно везло и к концу пути все немного расслабились.
До родного Галаша оставалось не более четырех дней пути. Измотанные ночевками под открытым небом, долгими переходами по бездорожью и скудной едой, все мечтали о доме. Да и чего греха таить, тихонько, про себя, уже прикидывали поскольку кому достанется.
Богатая добыча выпала им в этот раз: заплечные мешки всех семерых охотников были под завязку забиты серебряной и золотой посудой, и даже, кроме всего прочего, им попалась книга прежних владельцев Заброшенного города. Целая, не испорченная влагой, в золотистом переплете, с золотой же застежкой. За такие книги в столице платили огромные деньги, и каждый мечтал, как столичные перекупщики отвалят им кругленькую сумму.
– Не зря на восток мы в этот раз пошли, а не на север, как все охотники ходят, – сказал Алин, самый молодой из всей семерки. – На севере то, уже все почти выбрали, а мы на городок наткнулись, никто там до нас не был и…
– Может и зря, – отрезал Самдей. – Может не просто так сюда никто не ходит. Может есть причины.
– Да что ты переживаешь? За всю дорогу ни одного чудовища не встретили, как будто их кто языком слизнул! – одернул командира второй человек в отряде, друг Самдея, охотник Лионелл.
– Вот именно, – ответил ему Самдей. – Будто кто слизнул. Это ты верно заметил. За весь путь никакой живности не повстречали. Будто их всех сожрал кто. Вот и волнуюсь, малость.
– Ничего, – проговорил Лионелл, оглянувшись по сторонам, – ничего, Самдей. Бог даст, выберемся.
Когда спустились сумерки, Самдей велел останавливаться на ночлег. Риа со стоном скинула мешок на землю, потерла затекшие плечи — лямки мешка натерли их до крови.
– Ох, тяжела нынче добыча! Плечи ломит, сил нет!
– Если тяжко, отдай мне свою долю, – зло бросил Гиллим. – Тяжко ей! Денежки плечи оттянули!
– И оттянули! Тебе какое дело до моих плеч! Не с тобой говорю! – ответила Риа.
– А такое, что раз тебе в Пустошь ходить не по нраву, так сиди дома! – вызверился вдруг Гиллим. – Стирай портки мужу! Самое бабское дело!
– Ах ты, козявочная душонка! – сжав руки в кулаки пошла на него Риа, но тут же перед ней встал Самдей:
– Рехнулись оба? Что орете? Забыли, что мы в Пустоши?! Мало ли кто вас услышит, голосистых!
Риа сникла, пробормотав:
– Прости, Самдей, – пошла к своему мешку.
– А я что? Я ничего! Ей добыча мешала, я и сказал!
– Ты сказал, что место Риа дома, в кухне, а это не твое дело, где ее место, ясно? – сказал Самдей пристально глядя Гиллиму в глаза. – Не тебе решать, что ей делать. Ты лучше спасибо ей скажи, что с нами она ходит. За то, что во врачевании понимает и наши раны лечит в пути. За то, что с ее худобой в любой лаз пробраться может, где ты, со своим пузом застрянешь.
– А я что? Я ничего, – смутился и отступил Гиллим. На этом конфликт был исчерпан, и охотники, раскинув вокруг себя охранную сеть, улеглись спать.

Поднялись на рассвете. Сложив вещи, накинули их на плечи. Риа застонала от боли.
– Погоди! – бросился к ней Космин. – На ко вот!
– Где ж ты его взял? – обрадовалась Риа. – Это же сумпура листки! Они сразу боль снимают! Погодите, сейчас я себе их на плечи положу, под лямки! – попросила она уже собравшихся мужчин.
– Принцесса! – пробормотал сквозь зубы Гиллим.
Никто его не услышал, но Самдей заметил, как он посмотрев на Риа, что-то пробормотал сквозь зубы и нахмурился. Все это Самдею очень не нравилось. В Пустоши нет места вражде и ссорам. Любой конфликт может стоить жизни всему отряду. Решив позже поговорить с Гиллимом, Самдей подобрал окровавленные тряпки, которые Риа сняла с плеч.
– Гиллим! На ко, сожги, а пепел брось в ручей, чтоб какое чудовище случайно нас не почуяло!
– А чего я то?!
– А того, что я так сказал.
Смирившись, Гиллим взял тряпки и не снимая с плеч мешка отошел чуть поодаль, туда, где крошечный ручеек терялся в траве.
Ворча под нос, он зажег огонек, поднес к тряпке, но вдруг оглянулся назад. Самдей помогал Риа накинуть на плечи мешок и не смотрел на него.
– «А я так сказал! А не тронь ее, принцессу такую!» – передразнил Самдея Гиллим, погасил огонь, бросил в ручей не сожженные тряпки и вернулся к отряду.
– Сжег?
– Сжег, – кивнул Гиллим.
– Ну и ладно, – посыпая место ночлега молотым табаком сказал Самдей. Закончив с этим, засунул кисет в один из многочисленных карманов и зашагал вперед. Отряд, гуськом двинулся в путь. До Галаша оставалось три дня пути.

К вечеру того же дня охотники остановились на ночлег возле небольшой рощи. Наспех поужинали сухарями и вяленым мясом, запили холодной водой. Алин, ходивший к ручью, шутил, что испугался своего отражения.
– Глянул в воду — будто чудовище увидал! Рожа грязная, глаза запали, волосы дыбом, и весь худой!
– Все мы сейчас красавцы, – ответил, посмеиваясь, Лионелл. – Почти три недели в Пустоши!
– Поели? Ну тогда и спать давайте. Нечего лясы точить, – приказал Самдей.
– Вот за что люблю я нашего командира, так это за ласку, – засмеялась Риа, расстилая одеяло.
– Да, душевный человек, всегда побеседует, – поддакнул Йона. Все тихонечко засмеялись.
– Мое дело вас до Галаша целыми довести, – буркнул Самдей. – Как дети малые! Пустошь, опасность кругом, а им хоть бы что, ржут! Как кони!
– Мы тебя ценим, Самдей, – тихо сказал Алин. – Ты у нас самый лучший из всех командиров!
Никто ему не ответил и вскоре над поляной раздавалось лишь сонное дыхание семерых людей.
Прошло пол часа. Самдей поднял голову и прислушался к чему-то. Потом встал на колени. Лионелл, услышав шорох приоткрыл глаза
– Что там, Самдей? – прошептал он.
– Слушай!
Приподнявшись, Лионелл замер.
– Слышал?
– Что-то есть… дребезжит будто?
– Да, я тоже слышу. Буди людей!
– Может не надо, Самдей? Мало ли что там? Далеко ж!
– Вставайте! Подъем! – не слушая друга, чуть прибавил голосу командир.
На ноги вскочили в один миг. В Пустоши иначе нельзя. Сонные люди потянулись к оружию.
– Оружие — на место, собираемся и быстро уходим! – скомандовал Самдей.
– Да что такое? – не выдержала Риа. – Мы же совсем не спали! Зачем бежать? От кого?
– Дай бог и не узнаем, – Самдей уже вскидывал мешок на плечи. – Ну? Что встали? Быстрее!
– Совсем уж ты нас загонял! Мерещиться тебе что-то, а мы — страдай. И как мы пойдем в темноте? Или прикажешь огонь зажечь, чтоб уж точно все чудовища на свет сбежались?! – ворчал Йона.
– Там звук какой-то, – сказал Лионелл, оправдывая командира. – Я сам слышал, будто дребезжит что-то.. Но может уже ушел? – он повернулся к Самдею:
– Давай еще послушаем, прежде чем уходить? Устали же все!
Самдей кивнул:
– Хорошо. Не шевелитесь.
Все замерли прислушиваясь. В тишине отчетливо было слышно дребезжание, мелкое, противное и ритмичное. Будто кто-то вдалеке тряс маракасы.
– Вроде ближе стало? – испуганно спросил Лионелл.
– Ближе, – кивнул Самдей. – Уходим.
Больше никого уговаривать не пришлось. Охотники вскинули мешки на плечи. Идти в кромешной тьме, по густой траве — то еще удовольствие. Через час Самдей скомандовал и все встали. Но сколько не прислушивались, дребезжания больше не было.
– На всякий случай еще немного пройдем.
Еще через час встали. Уставшие люди не разговаривая рухнули на одеяла. Казалось, они только закрыли глаза, как Самдей снова разбудил их. На этот раз никто не спрашивал в чем дело — дребезжащий звук теперь был хорошо слышен, и пока они скатывали одеяла, стал громче и приблизился.
Снова пошли вперед в темноте.
– Кто это за нами идет, Самдей? – спросил Лионелл тяжело дыша.
– Не знаю, – ответил он, – да только лучше нам не встречаться.
Вскоре звук стал стихать, отдаляться и вовсе пропал.
– Хорошо, что мы быстрее, – сказала, поежившись, Риа. – Снова обогнали.
– Это пока силы есть, – тихо ответил Космин. – А если оно так и будет за нами идти?
– Устанет когда-нибудь, – отмахнулась Риа.
– А если не устанет?
– Все устают.

На рассвете они остановились снова. Прислушались — тихо.
– Спим, – скомандовал Самдей. – Через три часа — подъем.
– Как подъем, мы же всю ночь не спали?! – воскликнул Гиллим.
– И что? Теперь весь день дрыхнуть собираешься? А потом идти ночью? – шикнул на него Самдей.
– Ну нет, конечно. Ты прав.
Все начали укладываться. Прошло от силы пол часа, как затрещала охранная сеть.
– Господи, ну что опять? – застонал Гиллим, но отвечать ему никто не стал — в воздухе раздавалось знакомое дребезжание, итак все было ясно. Шатаясь от усталости люди поднялись на ноги и пошли вперед. В этот раз им пришлось идти больше часа, прежде, чем дребезжание исчезло.
К обеду все семеро едва дышали от усталости. Тяжелые мешки пригибали к земле, лица заливал пот.
Самдей принял решение не останавливаться на обед.
– Нужно оторваться, выиграть хоть немного времени на сон.
Никто не спорил, но через несколько часов Лионелл тяжело дыша опустился на землю:
– Я больше не могу! Оставьте мне оружие и уходите.
– Ты с ума сошел?! – воскликнула Риа. – Что это ты удумал?!
– Да я не могу идти дальше! Сил у меня больше нет! И вам не дам спастись, и сам помру! Оставьте оружие, пару свитков, и бегите! Может я его задержу хоть ненадолго!
– Лионелл дело говорит! – воскликнул Гиллим. – Чего всем помирать? Пусть спасет нас, а уж мы твою семью не оставим, и долю твою отдадим и чего надо по хозяйству поможем…
– Скотина! – заорал Йона. – Какая же ты скотина, Гиллим! Гнилой ты человек! С тех пор, как ты требовал, чтобы Космин из своей доли доложил за те драгоценности, что при переправе потерял, я это знал! Вот ты и оставайся тут, а мы твоей семье поможем!
– Стойте! – воскликнула Риа, вклиниваясь между ними. – Погодите! Может не все так худо? Что мы бежим как зайцы? Надо остановиться и принять бой! Мы же справлялись прежде с чудовищами! А сейчас побежали сами не знаем от кого!
– Верно ты говоришь, Риа, – воскликнул Алин. – Давайте останемся и убьем зверюгу! Может она маленькая и слабая? А гремит так, для острастки?
– Это стрекот, – сказал молчавший прежде Самдей. Все повернулись к нему. На лицах большинства охотников было недоумение, только Лионелл понимающе кивнул и помрачнел лицом.
– Стрекот? Что за тварь такая?
– Какого он размера?
– Как с ним сладить?
– Никак, – отрезал Самдей. – Лучше стрекота обходить десятой дорогой.
– Да кто он такой? В Пустошь я не в первый раз хожу, ни сам такого не видал, и от других не слыхал! – сказал Космин.
– Это все потому, Космин, что мало кто после таких встреч выживает, – хмуро ответил Самдей. – Стрекот — это чудище большое. Если встанет на задние лапы, передние как раз до крыши твоего дома достанут. Весь покрыт костяными пластинами. Толстыми, с палец. Они-то и дребезжат, когда он двигается. Отсюда и название.
– А слабые места?
– Медленный он. Огромный, но медленный. Быстро идущего человека с трудом догоняет. Но неутомим. Стрекот может не спать хоть десять суток. Со следа его ничем не собьешь — нюх у него лучше, чем у собаки. А еще, на морде пластинки тоньше, чем по всему телу. Если «огненный шар» взорвать прямо перед мордой, можно оглушить и мечами добить. Только это уж в самом крайнем случае. Очень он сильный да и в высоту почти три метра, я говорил…
– У нас же есть! Есть огненный шар! – воскликнула Риа. – Мы купили перед походом же!
– Ты командира слышала, али нет? Сказал он: до морды высоко! А если промахнемся? Тогда и сбежать не успеем! – презрительно бросил ей Гиллим. – Вот бабы! Волос долог, а ума нету! – обводя всех остальных взглядом, словно ища поддержки, добавил он.
– Ты бы помолчал, Гиллим, о ее уме! – сделал шаг к нему Йона. – Все мы слыхали твое предложение, Лионелла тут бросить! Так что о своем уме побеспокойся!
– Так, замолкли все и спать! – оборвал разгоравшуюся ссору Самдей. – Силы берегите для стрекота. Чую я, ждет нас встреча.
С этими словами он лег и раскинул охранную сеть. Остальные легли тоже.

Через час сеть застонала и не выспавшиеся люди начали подниматься. Дребезжание костяных пластин приближалось. Похватав мешки с добычей, бросились вперед.
– Одеяла, вещи, оставляем, не до них сейчас! – крикнул Самдей.
Через несколько часов Лионелл снова остановился:
– Ребята! Не могу я боле! Оставьте меня и бегите! Все, сил моих нету! Останусь я тут!
Алин молча сбросил на землю мешок с добычей и подойдя к Лионеллу, подставил плечо.
– Ты что творишь?! – ахнул Гиллим.
– Молодец, Алин, – сказал Самдей. – Складывайте в один мешок все самое ценное и легкое. Остальное бросим тут.
Охотники сбросили с плеч мешки. Только Гиллим воскликнув:
– Ума вы что ли лишились?! Нет, я не брошу! – пошел вперед.
– Ну и катись! – вслед ему крикнул Космин. – Гнилой ты человек!
Проводив уходящего Гиллима взглядом, Самдей тихо сказал:
– Не уйдет он.
– Ну так сами прогоним! – кипятилась Риа.
– Не лезь к нему, Риа. И вы все тоже. Чтоб я от вас ничего плохого не слышал, когда его догоним.

И правда, не успели они пройти немного, как увидели Гиллима, поджидающего их. В тот день они не говорили — все семеро шли из последних сил. Особенно тяжело приходилось Алину и Космину — они почти тащили на себе Лионелла. Через несколько часов их сменили Самдей и Йона. Гиллим все так же брел сбоку, не расставаясь с мешком с добычей.
Когда спустились сумерки, Алин и Космин снова подставили плечи едва бредущему Лионеллу. Он был бледен, как лист бумаги и шел вперед с закрытыми глазами. По лбу и щекам катились капли пота. Сквозь зубы он попросил оставить его и не мучится. Самдей пообещал, что в Галаше, сам, лично набьет ему морду за все эти слова.
Подошли к спуску с горки и все воодушевились — идти вниз гораздо легче, к тому же на спуске на было высокой травы, что делало путь еще проще. И тут случилась беда.
Алин поскользнулся на камне, упал и проехал немного вниз. К нему подскочили Риа и Йона, помогли подняться, но едва наступив на ногу, Алин вскрикнул. Сцепив зубы он попробовал идти, но каждый шаг теперь давался ему с трудом. Ногу Алин повредил сильно.
Космин хотел сделать костыль, но на открытой равнине не было даже кустов.
Самдей осмотрелся по сторонам, кивнул, сел на землю и обхватил голову руками. Вид командира, сидящего в такой позе испугал всех. Охотники сгрудились вокруг него.
– Что встали? – подняв голову спросил он. – Спать ложитесь.
– Спать?! А как же Лионелл, как же…
– Спать! – отрезал Самдей. – Скоро стрекот нас нагонит и придется нам с ним сразиться. Убегать мы больше не можем — Лионелла и Алина, двоих, мы не дотащим. Так что выход один — сражаться. Но перед этим нужно хоть немного набраться сил. Так что все ложитесь прямо сейчас. Времени у нас мало, не больше часа, я думаю.
Самдей снова закрыл глаза. Охотники, сбросив вещи тут же разлеглись прямо на камнях. Через минуту все уже спали.
Кроме Гиллима. Подождав немного, он поднял голову, осмотрел спящих товарищей и снял охранную сеть. После встал на ноги и подкрался к Самдею. Вытащил из его мешка свиток «Огненный шар» и озираясь бросился прочь. Никто не проснулся — шестеро оставшихся спали, раскинувшись на камнях, ничего не видя и не слыша.
– Я имею на это право! – бормотал под нос Гиллим уходя все дальше. – Они все идиоты! Эта Риа, которая мне всегда отказывала! Принцессу из себя строит! А этот Космин? В прошлый раз, когда шли из Пустоши в Галаш, кто, спрашивается, упал в реку и потерял большую часть добычи? Космин! И что мне сказали, когда я потребовал вычесть это из его доли?!
– Что я, в Пустошь хожу развлекаться?! Да нет, увольте. Пошли вы все. Охранную сеть я снял, тепленькими вас стрекот возьмет, проснуться не успеете! А я к другому отряду прибьюсь, к нормальным людям!

Космин услышал дребезжание. Сперва он не хотел просыпаться — слишком устал накануне. Но дребезжание приближалось, становилось все сильнее. Наверно, это жена сбивает масло, но почему возле него? Застонав, Космин перевернулся на другой бок и поискал подушку, чтоб закрыть ей уши. Но вместо подушки под руку попадались лишь камни. Камни… Что за черт, где это он?! Космин вскочил и ошалело огляделся. На каменистой осыпи спали четверо — Риа, Алин, Лионелл и Йона. Самдей сидел в стороне, прислушиваясь к чему-то.
– Самдей? Он близко? Сражаемся?
– Тихо, тихо — приложил палец к губам командир. – Пусть поспят еще несколько минут.
– А где Гиллим? – прошептал Космин оглядевшись по сторонам и не увидев седьмого члена отряда.
– Гиллим нас спас, – ответил строго Самдей.
– Чтоо?!
– То. Так, давайте поднимайтесь! – вставая на ноги крикнул Самдей. – Он близко.
Риа вскочила первой, схватилась за лук, вытащила стрелу. Остальные последовали ее примеру.
– Быстро, уходим! Быстро, быстро!
– Куда уходим?! Где Гиллим?
– Все потом! – ответил Самдей. – Стрекот уже близко.
– Быстрее! Быстрее же!
Не задавая больше вопросов, они побежали вперед. После получаса бешеной гонки Алин рухнул на землю. Следом повалились остальные.
– Я больше не могу! – простонала Риа.
– Больше и не надо, – сказал Самдей, напряженно прислушиваясь. – Либо он идет за нами, и мы его сейчас услышим, либо…
Все замерли напряженно прислушиваясь. Прошло несколько минут. Наконец Самдей сказал:
– Все. Оторвались.
– Точно? – переспросила Риа.
– Точно, – улыбнулся Самдей. – Точно.
И тогда, уткнувшись в колени Риа разрыдалась.
– Эй, – неловко попытался утешить ее Алин. – успокойся, Риа! Чего ты?…

На другой день отряд Самдея, сделав крюк, снова свернул к Галашу. Шли медленно — Алин все еще хромал, да и все остальные устали после двухдневной гонки.
Вечером остановились на привал и Лионелл потребовал ответа — как им удалось уйти от стрекота и куда делся Гиллим.
– Гиллим… – пробормотал Самдей. Он нас спас. Выкупил наши жизни своей. Если б не он — пропали бы мы все. И огненный шар бы не спас.
– То есть? Неужели Гиллим решил пожертвовать собой? И ты позволил ему? – удивилась Риа.
– Нет, – покачал головой Самдей. — Все иначе было.
– А как?
– Да что из тебя слова выдавливать приходиться?! – одновременно спросили Космин и Лионелл.

– Ну добро. Слушайте. Поход мне с самого начала не понравился — не бывает так, чтоб ни одного чудовища, ни зверька не повстречалось. Я все думал — куда они подевались? А потом понял — кто-то более сильный их убил. Кто мог такое сделать? Вроде мало таких чудовищ, чтоб могли разделаться со своими собратьями. А потом вспомнил, как мы на стрекота наткнулись. Это случилось еще много лет назад, я тогда с другим отрядом ходил. Ну и прикинул, что кроме него — вроде как некому. Там, где стрекот живет даже мелкое зверье разбегается. Вот потому я и засыпал наши следы и стоянки молотым табаком.
– Значит ты сразу понял! – удивился Космин. – А нам почему не сказал?
– Это только догадки были сперва. А когда в ночи услышал его дребезжание, сразу понял, что это он, звук этот ни с каким другим не спутаешь. Я сперва хотел сказать, а потом решил, что не надо. Только напугал бы.
Я знал, что он нас настигнет, тогда уж и сами все поймете. Ну а пока все думал, как бы спастись от него, искал выход. К счастью Гиллим подсказал мне что делать. Я понял, когда все будет плохо, он бросит нас. Этого момента и ждал. Честно скажу — до последнего надеялся, что он так не поступит, постыдиться… Но он сбежал, украл «огненный шар»…
– Так Гиллим нас бросил и обокрал? Вот ведь подлая душа! – скривился Косин. – Так я и знал!
– Да чего от него еще ждать то было?? – воскликнул Алин. – Помните, когда в прошлый раз мы через реку переправлялись? На нас тогда водяное чудовище выскочило?!
– А, это когда Космин его мечом ударил, да сам чуть не утонул? – уточнил Лионелл.
– Да, именно! Тогда же Гиллим требовал, чтоб мы с Космина вычли за то, что мешок с сокровищами, который он нес, в воде утонул!
– Да, гниловатый нам попался напарник, – протянул Лионелл. – Надо было его сразу гнать!
– Если б не он, погибли бы мы все, – проговорил Самдей и все разом на него набросились:
– Если б не он?! А что он сделал? Только меня задирал из-за того, что я ему отказала!
– Да он сбежал от нас и охранную сеть снял! Надеялся, что стрекот нас сожрет! – кричал Алин.
– Негодяй и подлец Гиллим и не защищай его, Самдей!
– Надеюсь он подох, туда ему и дорога, – подвел итог Йона.
– Ну что ж, – проговорил Самдей. – Правы вы конечно, спороть трудно. Но только останься Гиллим с нами, пришлось бы нам принять бой на том пригорке. Стрекот- противник опасный. Трех метровая громада, вся в броне. А у нас один свиток с «огненным шаром». Как считаете, справились бы мы с ним? Вот честно?
Он обвел охотников взглядом.
– Что ты хочешь сказать нам, Самдей? – спросил Лионелл. – Что Гиллим хорошо поступил?
– Не о том я говорю, – поморщился Самдей. – Вы поймите. Если б не его побег, лежали бы не пригорке мертвыми все семеро. Стрекот и побольше отряды встречал. Где они теперь?
Помолчав, Самдей продолжил:
– Я ждал, что Гиллим так поступит. На том склоне привал не спроста устроил. Там рос ижинник. От других охотников я слыхал, что стрекот запах ижинника не любит. Но то и был мой расчет. На то, и на предательство Гиллима. Вы уснули, а я все ждал, на что он решиться. Слышал, как он ворочался, как встал, снял охранную сеть. Слышал, как он сбегал. А потом я ваши подошвы намазал ижинником и ждал, чтоб вы поспали, пока стрекот до нас добирался. Разбудил, и по зарослям ижинника увел. Правду мне сказал тот человек, не любит стрекот ижиннка. Пошел он по одиночным следам, по каменной тропе, а не свернул за нами. И кабы не предал нас Гиллим, не ушел по камням один…
Все молчали.
– Предателем он был, Гиллим, да. Предателем и подлецом. Но через его подлость мы спаслись. Так что в Галаше, если кто расскажет о нем правду… Не друг он мне больше будет. Вот и все.
Помолчали. Риа сказала первой:
– Я и не собиралась рассказывать на каждом углу о его поступке. Только если он вернется, я…
– Не вернется, – бросил Самдей. – От стрекота еще никто не уходил.
– Ну тогда… Вдове бы помочь конечно… да мы и сами без добычи, – печально ответил Йона.
– Ну уж не без добычи! – усмехнулся Самдей, запустив руку под куртку. – самое ценное то я припрятал! – с этими словами он вытащил на свет книгу с золотой застежкой.

  Обсудить на форуме

Украденный

Арис ворвался в город первым, едва таран пробил дыру в воротах. Ударом меча сразил сразу двоих и бросился дальше по улице, оставив нескольких оставшихся защитников своим воинам.
Янги разбегались, едва увидев его. Бежали вереща от страха, словно овцы, завидевшие волка. Он и был для них волком. Все правильно.
К обеду город янгов пал, все воины, защищавшие его, были убиты, дома разграблены и многие — сожжены.
Воины Ариса вернулись к своим шатрам чтобы отметить победу. Достали вино. Все славили своего командующего — Ариса, сына вождя.
Никогда еще северные кланы не вел такой смелый, такой отважный воин. Говорили, что отвагой он превосходит даже своего отца, вождя Мауро.
Ариса не трогали чужие похвалы. Так же, как и его отца, одинаково равнодушного к похвале и ругани.

– Господин! Янги из соседнего города прислали к вам послов! – сообщил ему вестник.
– Послов? Ну так убейте их, – равнодушно бросил Арис.
– Они старики. Их головы белы как снег.
Арис усмехнулся:
– Коварные янги! Они узнали, что для северных охотников нет худшего позора, чем убить старика, или ребенка! И теперь они шлют нам стариков послами! Что ж! Я встречу их!
Легко поднявшись с меховых шкур и отбросив кубок, Арис вышел из шатра. Остальные следовали за ним.
Там, где шатры и палатки воинов Ариса были огорожены земляным валом и рвом, его ждали трое — два старика и старуха с белыми головами, сверкающими на солнце. Они были так стары, что их лица походили на иссохшую землю — все в морщинах и трещинах.
Остановившись в трех шагах от послов, Арис оглядел их насупленным взглядом.
– Видимо в землях янгов кончились мужчины, раз уж послами от них приходят древние старцы?! – крикнул он обращаясь к своим, и орда за спиной закричала, зашумела. Старики попятились. Лица их были бледны. Но старуха ни сделала ни шагу назад. Дребезжащим, старческим голосом она сказала:
– Великий вождь племени северных охотников! Мы пришли к тебе, чтобы предложить мир и богатые дары! Мы просим тебя не нападать на наш город — он мал и не богат. Все, что ты захочешь забрать мы итак отдадим тебе!
– Вот в чем трусость и низость янгов! – крикнул Арис повернувшись к старикам спиной. – Ни от одного янга я не стал бы и слушать подобные слова! Я убил бы любого мужчину, сказавшего, что между янгами и северными кочевниками возможен мир! Но они прислали стариков! И я должен слушать их подлые речи!
Воины снова закричали.
– Позор! Позор трусливым янгам!
Повернувшись к старикам, Арис подошел так близко, что буквально навис над ними.
– Идите к своим и скажите, что не пройдет и трех дней, как я разрушу ваш город и сам возьму себе все, что захочу!
Северные охотники согласно закричали. Раздались удары мечей по щитам.
– Тогда почему бы тебе не убить и нас? – это спросила старуха и Арис про себя подивился ее мужеству. Он ответил:
– Для мужчины позор — убить старика, женщину или ребенка. Для настоящего мужчины! Но не для вашего трусливого народа! Вы способны на это! И я уничтожу вас всех до одного! Когда не останется ни одного воина в ваших землях, и ваши женщины станут рожать детей от наших мужчин, янгов больше не станет!
Он повернулся, чтобы уйти, но старуха сказала ему:
– И в нашем народе такие деяния позорны, о великий вождь, сын великого вождя. Я не знаю, кого из нас ты обвиняешь в подобном, но нельзя из-за одной паршивой овцы губить все стадо.
Весь дрожа от ярости он повернулся назад:
– Благодари богов, что ты стара и я не могу убить тебя.

Еще два месяца северные кочевники разоряли земли янгов. А потом настала осень. Пошли дожди. Повозки ломились от богатой добычи, но Арис все никак не мог решиться дать команду возвращаться, ярость сжигала его сердце и требовала мести.
С большой неохотой он согласился повернуть домой. Потоки дождя омывали войско на обратном пути. Уже у самых границ земель янгов, разведчики доложили Арису, что видели в поле какое-то странное строение.
– Что ж, посмотрим…
Посреди поля возвышалась одинокая башня. Никого возле нее не было. Арис, вытащив меч, первым вошел внутрь. Винтовая лестница вела наверх. Он пошел по ступеням, на всякий случай прикрыв голову щитом.
Но все предосторожности были напрасны — на самом верху, в круглой комнате был всего лишь один мужчина. У него не было ни меча, ни какого-либо еще оружия. Он побледнел, как снег, когда увидел Ариса и уронив что-то отступил к стене.
И это мужчина! Арис покачал головой:
– Кто ты?
– Я… я ученый.
– И что ты здесь делаешь?
– Я … я учу людей. Даю им знания…
– Ну и где они? Твои люди? – обведя взглядом пустое помещение спросил Арис.
– Они разбежались, когда узнали, что войско северных охотников идет сюда, – сглотнув ответил мужчина.
– Смелые янги! Хороши только в сражениях с женщинами и детьми! – сказал Арис и воины, стоящие за его спиной, согласно рассмеялись.
– Мои ученики дети! – срывающимся голосом ответил мужчина. – Я сам приказал им уходить!
– Я убил своего первого врага в десять лет, – отрезал Арис. – Твои ученики были такого же возраста?
– Старше, но поймите, господин! Они не были воинами, они изучали науки и никогда не держали в руках мечей!
– Науки… – обойдя помещение Арис вытащил с полки странный предмет. Ворох бумажек склеенных вместе. – Вы, янги, вместо мечей делаете вот такие вот штуки и считаете себя лучше нас!
– Это называется книга, господин.
– Книга! Что от нее толку? Она не спасет тебя и не защитит! А пара мечей защитили бы! Не лучше ли учить своих детей сражаться, чем создавать эти бесполезные вещи? – и он бросил книгу в сторону.
Ученый тут же отлепился от стены и бросился к упавшей книге. Бережно поднял ее с пола и сказал:
– Это очень важная вещь, господин! Книга — это драгоценность.
– Я знаю, что вы платите за них золотом, но объясни мне, в чем ее толк?
– О, господин! – забыв о страхе мужчина метнулся к нему и протянул ем открытую книгу. Арис увидел множество мелких букашек, украшавших белые страницы. Ему захотелось шагнуть назад. Вдруг это какое-то колдовство? Но усилием воли он заставил себя остаться на месте.
– Вот это – книга об истории нашего народа. Здесь рассказано о наших царях, и каждый, кто ее откроет сможет узнать… Вот. Здесь написано и о северных кочевниках! В самом конце есть несколько страниц о вашем отце, отважном воине и вожде!
– Что тут о нем?
– «Вождь племени Северных кочевников, Мауро Смелый привел своих людей на берега реки, граничащей с нашими землями. Сперва царь Лаодокий принял их хорошо, как друзей и …»
– Врешь! Ты все врешь, подлый жрец! Твои уста источают яд! – закричал Арис и вытащил меч. – И я убью тебя за это, подлец!
– Нет! Нет подождите, я не лгу! Так написано в книге!
– Я уничтожу твою книгу, чтобы никто больше не слушал подлой лжи! – Арис взмахнул мечом. Бицепс на руке вздулся и наплечный браслет, защищающий мышцу, вдруг лопнул и со звоном упал на пол. Ученый, в ужасе смотревший на Ариса вдруг расширил глаза и закричал:
– Вазирик! Ты — пропавший Вазирик! О боги! Как такое возможно?!
Меч впился в тело ученого, и он упал на стол. Захлебываясь кровью протянул ему книгу:
– Прочти ее! Прочти ее, Вазирик! Найди сам себя!
Через секунду он уже был мертв, а слова его все еще звучали в голове Ариса. Вазирик… где-то он уже слышал это имя.
– Все ценное забрать. Башню сжечь, – отдал он приказ Бако, и подхватив книгу, залитую кровью, вышел прочь.
Вазирик. Словно теплом веяло от этого слова. Книгу Арис положил в седельную сумку.

Дома отец выслушал его доклад о трех разрушенных городах. Бегло осмотрел возы с добычей и ушел в свой шатер. Поколебавшись, Арис последовал за ним и поморщился — Арда, которая стала первой женой отца после смерти его матери, была в шатре. Сидя на подушках, она ела жареную ногу барана. Жир измазал ее лицо, стекал по щекам и платью, капал на подушку.
– Приветствую вас, матушка, – поклонился Арис.
– О, ты приехал, сыночек! – она даже не встала. – Прости, старые кости не позволяют мне встать на ноги! Я слишком слаба! Подойди сам ко мне и поприветствуй меня!
Ему пришлось подойти и позволить ей заляпать жиром его рубаху.
– Я надеялась, ты сдохнешь в пути! – прошептала она так, чтоб отец не слышал. – Я молилась об этом богам. Но ты живой. Какое горе.
– Что ты там бормочешь, Арда? – недовольно спросил отец и она тут же отозвалась:
– Я поздравляю твоего первенца с победой, повелитель.
– Отец, – стряхнув с себя ее руки, Арис шагнул к вождю. – Я вижу, ты сердит. Разве ты недоволен мной?
Вождь молчал. Немного подождав Арис спросил еще раз:
– Я разочаровал тебя, отец?
– Ты ждешь, что я начну восхвалять тебя и радоваться потому, что ты пришел с добычей?
– Я разрушил города янгов, отец. Для тебя, – негромко ответил Арис.
– Я тоже разрушил немало городов, – отрезал вождь. – Однако я не требовал поклонения из-за этих ничтожных событий. Разве не долг каждого воина разрушать города и приносить в дом добычу?
– Это так, о мой муж! Ты во всем прав! – взвизгнула Арда.
– Может быть ты хочешь, чтоб я, в честь твоих побед, воздвиг для тебя статую, или сложил песню, как делают лживые янги?!
– Он наверное хочет этого, о мой муж! – затряслась от смеха Арда.
– Я только хотел услышать, что ты мной доволен, отец, – побледнев ответил Арис. Руки сжались в кулаки.
– Я доволен. Ты можешь идти.
В этот момент полог раскрылся и в шатер вошел его младший брат — сын отца и Арды, Наро.
Увидев Ариса, он на миг замешкался и нехотя поклонился.
– Сыночек! Иди сюда, сядь с нами, поешь мяса! – позвала сына Арда.
Выходя Арис слышал, как она говорит отцу:
– Наро — почтительный сын, не то что этот Арис! Он похож ни тебя — скромен и силен! И не требует почестей как Арис!

– Какие почести может требовать для себя это юнец, который не убил еще ни одного врага?! – покидая шатер отца, думал Арис.
Он вышел под дождь, чувствуя, как его трясет от гнева. Неужели он не заслужил даже одной улыбки?! Почему отец не позвал его в шатер?! Не предложил поесть с ним вместе?! Не расспросил о походе?!
Арис нырнул в свой шатер и в ярости разметал вещи. Немного успокоившись сел на пол и вдруг заметил среди вещей ту самую книгу. Вазирик… Снова его накрыло теплом.
Арис схватил книгу и раскрыл ее. Непонятные букашки усеяли все страницы. Он поковырял их ногтем. Прошептал:
– Откройтесь мне!
И вдруг ему в голову пришла отличная мысль.

На другой день, рано утром, Арис выбрался из стана и погнал коня на восток. Когда на горизонте показался Дарин, городок янгов, достал из сумки одежду янгов, привезенную из похода. Переоделся и оставил меч в седельной сумке. Вместо него вытащил нож, прежде принадлежащий прежде какому-то янгу. Спрятал волосы под шапку — янги коротко стриглись и не носили кос. Осмотрев свое отражение в ручье, Арис остался собой доволен и выбравшись на дорогу пошел к воротам.
Стражи его не задержали — только глянули мельком и все. Через минуту он уже был на площади. Сперва ему стало не по себе — все таки впервые он оказался во вражеском городе без меча и один. Но проходившие мимо янги не обращали на него внимания и вскоре он успокоился.
Арис остановил первого же прохожего:
– Как мне найти ученого?
– И тебе хорошего дня, добрый господин! – удивленно ответили ему. – Прости, я не понял, чем я могу тебе помочь?
– Доброго дня, – поправился Арис. Как он мог забыть, что эти янги столько внимания придают глупым словам? – Я ищу ученого.
– Ученого?! – приоткрыв глаза пошире уточнил прохожий. – А какого именно?
Тут растерялся Арис. Он и не предполагал, что в городе может быть несколько ученых.
– Мне… мне нужен ученый, который может прочесть книгу.
– Ох, ты смеешься надо мной? – улыбаясь переспросил прохожий. — Это розыгрыш, да? Мои друзья подговорили тебя?

Арис развернулся и пошел прочь. Через пару кварталов он решился спросить еще раз:
– Доброго дня, господин. Скажите, как мне найти в вашем городе ученого?
– И вам светлых дней, – ответили ему. – А какого именно ученого вы ищите?
– Мне все равно, господин. Пусть будет любой ученый, который сможет прочесть для меня эту книгу, – и открыв сумку он показал ее.
– Ох, да это у вас «История государства»! – обрадовался чему-то прохожий. – Я сам прочел ее с десяток раз! Очень хорошая книга! А вы.. вы что же? Не умеете читать?
Арис покраснел, с такой жалостью задан был вопрос. Будто он был ущербным в глазах этого человека!
– Да, я не могу читать. И мне нужен ученый, который умеет читать.
– Да тут любой человек умеет читать, добрый господин! Для этого вам не нужен ученый!
– Любой?! – поразился Арис.
– Да все граждане учатся читать еще в детстве! А вы видимо живете в очень глухих местах?
Арис кивнул.
– И ваши родители не умеют читать? – с сочувствием продолжал свои расспросы прохожий.
– Я хочу научиться тоже, – начал злиться Арис. – Вы можете мне указать человека, который научит меня?!
– Ох, ну конечно! Вам нужен школьный учитель. Если вы попросите, вас научат чтению. Это совсем не сложно. И вы молодец, что решили обучиться.

С того дня, каждое утро, Арис покидал свой шатер и отправлялся в Дарин, город янгов. Господин Костомарис, взявшийся учить его чтению, очень сочувствовал своему новому ученику. Господин Костомарис считал, что его новый ученик занимается коневодством и покрытые мозолями ладони Ариса, заставляли нового учителя едва ли не плакать от сочувствия. Он даже не хотел брать денег за обучение, еле-еле Арис смог его убедить.
Сперва черные букашки не хотели открывать своего смысла Арису. Они сливались перед его глазами, путались, но учитель достал деревянные таблички. На каждой из них черной краской была выведена большая букашка. Положив стопку перед Арисом учитель сказал:
– Итак, вот это вот все буквы. Вам нужно заучить их все. И как только вы это сделаете, так сразу и научитесь читать.
– Их так мало?! – поразился Арис перебирая стопку. – Но в книгах их больше, чем овец в стаде!
– Они повторяются! – улыбнулся учитель. – Если складывать буквы в разных порядках, получаются разные слова. А всего букв немного — вот они все перед вами.
– Ну, это гораздо проще! – обрадовался Арис.
– Конечно. Сегодня мы с вами изучим буквы «А» и «О».
Перед Арисом на стол легли две карточки.

Вечером, в своем шатре, Арис открыл книгу, которую ему дал с собой учитель. Там буквы тоже были напечатаны крупно и различить из было просто. До полуночи переворачивал Арис страницы и разыскивал те самые «А» и «О». И дивился, как их много.
Уже ложась спать, вдруг испугался, а что если таких знаков нет в той книге, что он должен прочитать?! Вскочил, вытащил ее на свет и долго вглядывался в страницы. С трудом ему удалось различить между крошечными букашками «А» и «О».
– Они есть и тут! Я нашел вас! И скоро ты мне откроешься! – потряс он книгу перед собой.

С наступлением зимы ездить в город стало сложнее — на снегу хорошо виднелись следы. Арис говорил, что едет проверять границы, а сам сворачивал к дороге и
ехал в Дарин.
Господин Костомарос очень волновался за него: возле города видели северных кочевников и он все боялся, как бы с Арисом не случилось беды.
– Вам нужно перебраться в город на зиму! За стенами опасно!
– Здесь опаснее, – отвечал Арис. – Если кочевники придут сюда, то стены не спасут вас.
– Да, я знаю, – грустно говорил учитель. – Они злы и безжалостны. Этим летом столько городов разграбили! А хуже всех сын из вождя, беспощадный Арис… Говорят, это не человек, а зверь. Он не ведает жалости, и пощады от него не дождаться…
На миг Арису стало стыдно.
– Я больше всего боюсь за мою дочь.. – сказал учитель и Арис вдруг покраснел. – Лею он не раз уже видел — высокая, стройная, как деревце, иногда она входила в комнату.
Господин Костомарос представил их друг другу. Девушка улыбалась ему и угощала пирожками. Таких никто не делал в их стойбище…
– Все лето я боялся, что они придут сюда! Как никак от нас до их шатров всего то часа три пути! Но к счастью они не пришли.
« Это потому, что я вел войско по равнине» – подумал Арис. – «Тебе повезло, учитель, ведь я мог прийти в Дарин и убить тебя этим летом. И твою дочь…» – от этой мысли ему стало нехорошо. Что сказал бы господин Костомарос, если б узнал, кто сидит у него в комнате? А что сделал бы Лея? С криком убежала бы от него…
– Кочевники… они… -тщательно подбирая слова начал Арис. – Они ведь сражаются за правое дело.
– За какое еще правое дело они бьются, молодой человек? – возмущенно перебил его учитель. – Объясните ка мне!
– Но ведь ваш царь… Наш царь, Лаодокий, – тут же поправился он, – когда-то давно убил жену вождя кочевников. Едва не убил его сына, Ариса. И теперь вождь мстит за нее. Это святое дело!
– Ох, ну и каша у вас в голове, молодой человек! – Воскликнул господин Костомарос. – Откуда вы только это взяли? Отсутствие образования сыграло с вами плохую шутку — вы слышали обрывки разговоров, и все перепутали.
– Ну а как тогда все было?! – воскликнул Арис. – Расскажите!
– Вы же принесли мне в первый день книгу? Помните? Она называется «История государства». Вам нужно лишь прочесть ее.
– Но я пока еще не могу!
– Так учитесь! Когда вы прочтете ее сами, вы все поймете гораздо лучше, чем если я вам буду рассказывать! Читайте каждый день! Учитесь и развивайте ваш разум! Это не менее важно, чем физическая сила.
– Но почему?
– Почему? Ну как же! Если вы будете сильны, но не умны, вы будете просто орудием в руках умного человека! Вам будут говорить куда идти и что делать. А человек с развитым разумом напротив — будет сам решать что для него правильно, а что нет.

И Арис, разгоряченный такими словами и любопытством, читал каждую ночь.
Теперь буквы в книге больше не напоминали ему непонятных букашек, нет, оказалось, каждая имеет свой смысл. Буквы складывались в слоги, слоги — в слова. Каждое слово было знакомо. Книга постепенно открывалась ему и дарила свое знание.
В середине зимы Арис перестал ездить в город. Теперь в этом не было нужды. Почти не выходя из шатра он читал книгу. И чем больше он узнавал, тем сильнее хмурился.
Солнце стало светить все ярче и дни становились длиннее. Приближалась весна.
Однажды, когда Арис сидел в своем шатре, переворачивая последние страницы книги, полог без предупреждения взлетел вверх и его отец вошел в шатер.
– Я думал мне лгут, – осмотрев шатер сказал он. – Но мне говорили правду. Ты стал бледным, как женщина, все время сидишь тут, и даже стал худым. Ты не скачешь верхом, не тренируешься с мечами. Ты болен? Тебя околдовали?
Арис молча дочитывал последние слова.
– Что ты молчишь? Может быть ты влюбился?
Арис захлопнул книгу. Медленно повернулся и спросил:
– Скажи мне, отец, почему ты не играл со мной, когда я был ребенком? Почему ты не сделал мне игрушечного меча и не учил меня драться? Почему ты не сделал мне игрушечного лука и не брал с собой в лес на охоту?
– Я – вождь, а ты сын вождя! – ответил отец. – Не пристало нам играть, как простые люди.
– Но с Наро ты все же играл, – подняв голову сказал Арис. – Для Наро ты сделал меч и лук. Наро ты брал в лес. Наро катался у тебя на плечах, а он ведь тоже твой сын!
– Что ты хочешь от меня?…
Встав на ноги Арес сделал шаг к отцу:
– Наро ты хвалил, а меня никогда, хотя я всегда был ловчее и сильнее! Наро ты берег от невзгод, а мне дал короткий нож и натравил на меня пса, когда мне было пять лет!
– Я хотел, чтоб ты вырос сильным!
– А Наро, выходит, ты хотел видеть слабым?
– Чего ты хочешь от меня?! – снова закричал отец. – Все время какие-то жалобы…
– Я не жалуюсь! Я спрашиваю! – впервые в жизни перебил отца Арис. – Я всегда был почтительным сыном, я выполнял все твои приказы и делал то, что ты хотел. Так ответь же на мои вопросы!
– Наступает весна и дорога вот-вот растает, – сказал отец. – А город Дарин до сих пор цел. Тебе нужно собрать воинов и разрушить его. Тогда дурные вопросы покинут твою голову.
– Не покинут. Они теперь прочно сидит в моей голове и ждут твоих ответов. Но кажется я их уже знаю, отец!
– Что ты несешь?!
– Я прочел это, – Арис потряс книгой перед лицом отца и спросил:
– Скажи мне еще раз, отец, почему мы ненавидим янгов, и почему мы решили разрушить их города и убить всех мужчин?!
– Я не знаю, чем ты перед мной трясешь, но я скажу тебе почему, раз уж ты забыл, что проклятые янги, ночью прокрались в наш стан, убили твою мать и едва не убили тебя!!
Арис рассмеялся в лицо отцу:
– Ты лжец!
Минуту тот смотрел на него не зная, что сказать, а потом вышел из шатра. Арис последовал за ним:
– Ты лжец, о отец мой, вождь северных кочевников! Ты бесчестный лжец и я обвиняю тебя в подлости и предательстве перед всеми воинами!
– Ты пил вино с утра! – заревел вождь. – Иди проспись!
– Я ничего не пил кроме воды всю зиму! И сколько бы я не спал, ты все равно останешься лжецом! Я вызываю тебя на поединок!
– Убейте его! – закричала вдруг Арда. Но никто из воинов не двинулся с места.
– Ты будешь драться со мной! Сейчас! – потребовал Арис.
Вождь пересек расстояние между ними и остановившись рядом, прошептал на ухо:
– Остановись пока не поздно, Арис! Иначе мне придется тебя убить! Успокойся, приди в себя!
– Я впервые в себе, вождь, – ответил Арис. – Теперь со мной все хорошо. И я знаю правду. Я узнал, что я не твой сын. Я Вазирик, сын царя янгов. Это не он убил мою мать, а ты. Это не он прокрался в наш лагерь ночью, а ты прокрался к ним! Ты убил ее, а меня украл. Ты лгал мне всю жизнь! Зачем??
– Откуда ты все узнал? – прошептал вождь совсем тихо.
– Я прочел об этом в книге. Но это не важно. Скажи мне правду. Зачем?
– Зачем? Затем, что она выбрала его! Она сбежала из наших шатров к нему! Стала его женой и родила тебя! Она должна была стать моей женой вместо толстой Арды! Мы жили тогда дружно, янги и северные кланы! И зря — именно поэтому она узнала его и ушла от меня. И да, я прокрался к ним в город среди ночи и убил ее. Но тебя я не убил. Знаешь зачем? – наклонился совсем близко к Арису вождь.
– Зачем?
– Я подумал, что это будет очень смешно — если собственный сын разрушит царство Лаодокия и лишит его жизни! О, как я смеялся над тобой! И над ним! Я и сейчас смеюсь!
Те, кто стояли позади них охнули — в руке у вождя появился нож, видно он прятал его в рукаве. И теперь он собирался вонзить его в спину Ариса, своего сына. Но вдруг всхлипнул и осел на землю — меч Ариса пронзил его грудь.
– Довольно ты уже смеялся надо мной, – пробормотал Арис, оглядывая воинов. Поднял меч и сказал:
– Все вы видели, что я обвинил отца в лжи и подлости!
– Да! – выкрикнули все.
– Все вы видели, как я вызвал его на бой!
– Да! – выкрикнули все.
– Все вы видели, как он подошел ко мне и хотел ударить в спину ножом! Как трус и предатель!
– Да! – выкрикнули все. – Мы все видели! Ты наш новый вождь!

Весной, когда растаял снег, к воротам Дарина подошло войско северных кочевников.
Но почему-то Арис, вождь кочевников, не стал таранить ворота и брать город штурмом. Он заявил, что не станет убивать никого, если ему откроют ворота. Подумав, мэр решил, что будет лучше послушаться его — все равно город не выдержит штурма.
Ворота открылись. Войско кочевников въехало внутрь. Впереди всех ехал сам Арис. Головной убор из перьев, означающий, что теперь он стал главой кочевников, украшал его голову.
Горожане высыпали на улицы и со страхом провожали взглядами процессию.
На главной площади Арис спрыгнул с коня и вошел в дом учителя младших классов городской школы.
Бледнея от ужаса господин Костомарос вышел навстречу к вождю кочевников и вдруг вскричал:
– Это ты?! Но… Но как же?
– Да, господин учитель. Это я, ваш ученик. Всю зиму я приезжал к вам и вы учили меня чтению. И я прочел ту книгу. «Историю государства». Из нее я узнал, что я — сын царя. И что меня украл в детстве вождь северных кланов, Мауро. Всю жизнь я считал, что я его сын, а ваш царь убил мою мать. Но все оказалось совсем иначе.
Вскрикнула дочь учителя.
– Лея? Лея, я же приказал тебе сидеть в своей комнате!
– Не стоит ей меня бояться, господин учитель, – сказал Вазирик. – Я не причиню ей вреда. И никому не причиню. Я прошу вас, чтобы вы написали от моего имени письмо вашему царю Лаодокию. Ведь я еще не умею писать.
– Я напишу, – бледнея проговорил учитель. Он не понимал что происходит. – Вы скажете мне, что нужно писать…
– Пишите так: «Отец, я, твой сын Вазирик, жив и здоров. Я отомстил за мою мать и убил вождя северных кочевников. Я привел кочевников сюда потому, что хочу, чтобы мы все жили как прежде в мире. Как один большой народ. Я жду твоего ответа здесь, в Дарине. И жду тебя.» Написали? И добавьте от себя, что видели это. Это и есть доказательство моих слов.
Арис снял наплечный браслет и показал учителю родимое пятно похожее на голову пса.
– Вы видите?
– О боги! – сглотнув воскликнул учитель. – Так это же! О боги! Господин! Вы — наш принц!
– Пиши, пусть отец знает, что я не лгу, – улыбаясь скомандовал он. И еще напиши, что пока я жду ответа от него, я женюсь.
– Женитесь? Очень хорошо… а на ком?
– На вашей дочери, господин учитель. Как думаете, Лея выйдет за меня?
У входа раздался вскрик и девушка бросилась прочь из комнаты.
– Думаю она согласиться, она всю зиму ждала вас, мой принц, – произнес господин Костамарос, взглядом проводив девушку.

  Обсудить на форуме