Путь проклятого. Глава 21

Глава 21. Первое заклинание

Похолодало. Тот ветер, принесший грозу, по всей видимости, притащил за собой и холод. Дневная температура упала до четырнадцати – шестнадцати градусов, на улицах появились прохожие в курточках и свитерах.
Проклятый, не имевший никакой одежды, кроме накидки аля патриций в бане, вынужден был сидеть дома. Выходить на улицу замотанным в носовой платок, или в меховой перчатке жены, он не видел никакого смысла. Поэтому, большую часть суток, Михаил, осознавший всю бесперспективность направленного поиска какой-либо мистики, проводил в попытках описать свое житье-бытье в странной Этании. Эта идея давно сидела в голове проклятого, но окончательно он загорелся после встречи с магом, надеясь достичь сразу несколько целей. Необходимо собрать воедино разбегающиеся мысли, и возможно, опираясь на записи, найти что-то полезное для своей жены. Ну или в крайнем случае, опубликовать свои мемуары, нарубив лайков на каком-нибудь ресурсе. В то, что такой деятельностью можно заработать денег, проклятый не верил. Однако, более-менее связно, ему удалось надиктовать лишь разговор с Магресом, возможно из-за того, что в следующие ночи, с ним не произошло ничего интересного.
На следующий день, рассказывая жене о случившемся, в самом конце разговора, проклятый убедил Иру усыпить его заклинанием, тем, что подарил демон. Мол хватит бояться, никуда тебе женушка не деться. Будешь ты ведьмой, совсем скоро начнешь варить жаб в ступе, освоишь метлу и будешь летать на лысую гору, благо она недалеко, баловаться приворотами, отворотами, и прочими непотребствами около ворот.
-Да, еще отрастишь бородавку на носу, и костяную ногу…
Он бы и далее продолжил свою мысль, но Ира, нежно положив указательный палец на его губы, а заодно и на все лицо, пообещав, что из одной жабы она точно сварит что-нибудь мало аппетитное, если это двуногое земноводное не перестанет нести всякую чушь. Но послушалась, и отнеся Мишу в его комнату, произнесла над крохотным мужем нужные слова.

Уснул проклятый мгновенно. Очнувшись, первым делом осмотрелся вокруг. Роскошные апартаменты – вот первое, приходящее на ум определение. Кровать, на которой при желании, можно было уединиться впятером, и еще хватило бы места на проведение матча по мини футболу. Гобелены на стенах, скрытые светильники, по всей видимости, реагирующие на движение – стоило проклятому встать с кровати, как в комнате стало светло, а источников света, Михаил так и не увидел. Несколько кресел, ковер под ногами. Кувшин с водой, любезно оставленный на прикроватном столике. “Ничего себе хайтек в средние века” – изумленно подумал он, утолив жажду, и отправился на поиски чего-нибудь похожего на туалет типа сортир.
Из комнаты вело несколько дверей. За первой оказался коридор, тянущийся в обе стороны, по всей видимости, выход из его покоев, но это подождет. Вторая дверь, вела в небольшое (по сравнению с первым) помещение. Оно представляло собой комнату, посреди которой, в камне было выдолблено углубление прямоугольной формы. По бокам, вдоль стен были расположены некие конструкции, и проклятому понадобилось несколько секунд, чтобы догадаться что он находится в местной ванной. Стоило сделать такой вывод, как стало понятно назначение большинства загадочных предметов. Вот раковина, правда без кранов. Над ней каменная стена украшена разноцветными камнями. Вот большая ваза на полу, с толстыми стенками – очень похоже на унитаз. А эта прямоугольная яма посреди комнаты – получается ванна.
Если он прав в своих предположениях, осталось лишь разобраться в управлении, и можно наслаждаться благами цивилизации, коих он лишен в своем родном мире, и по правде говоря, даже не надеялся получить тут.

-Кот, – отвлек его от раздумий голос жены, – я в магазин, тебе купить чего-нибудь вкусного?
-Да, маленькая, хочу сыра, прямо как та мышка.
-Твоего любимого?
-Ага.
-Хорошо, я скоро, Валика только одену, а то похолодало.
-Будешь брать коляску?
-Нет, слингом обойдусь.
Ира пошла собираться, а проклятый вернулся к буквам. Они никак не хотели занимать свои места, перемешивались образовывая жуткую абракадабру. Так бывает, вроде и все слова понятны, а прочтешь их вместе, и сразу кровь из глаз мироточит. Бросив очередную попытку увековечить в вордовском формате свои этанские приключения, проклятый снова погрузился в воспоминания.

В какой-то момент, Михаил понял, что он не один. На пороге ванной робко стояла девушка, довольно симпатичная.
-Ты пришла рассказать мне, как пользоваться этим всем? – старательно подбирая слова, спросил он?
Она молча кивнула, а затем склонившись в поклоне, быстренько скользнула внутрь. Михаил наблюдал за ее плавными движениями, и вновь подумал о предложении инструктора. Расслабиться в компании профессионалок было ой как заманчиво, но странное дело, в глубине души он считал это изменой, и никак не мог переступить через себя.
Девушка, дождавшись пока он поднимет взгляд и начнет смотреть на ее лицо, медленно произнесла:
-Покажу, как пользоваться ванной.
Ее руки скользнули по камням над предметом, который проклятый распознал как раковину, и из невидимых до сего момента отверстий в стене, потекла вода. Затем пришел черед туалета. “Ваза” действительно служила для оправления естественных надобностей. После, настал черед бассейна. Это оказалось смесь ванны с джакузи, и немного освоившись с настройками, а камни тут выполняли роль кранов, проклятый, не стесняясь прикомандированной к нему нимфы, с наслаждением сбросил одежду, и погрузился в горячую воду. За последние два месяца, он купался только в чашке, если говорить о Земле, или под импровизированным душем, когда обливаешься водой из подвешенного к потолку ведра в Этании. Принимать дома обычную ванну одновременно с женой, он как-то так и не решился.
-Помочь расслабиться? – спросила служанка, – Массаж? Танец? Наездники?
-Массаж, после, – пробормотал он, – а сейчас, если можно, принеси что-нибудь поесть.
Девушка растворилась за дверями, а Миша, закрыв глаза, погрузился в нирвану. Уснуть он не мог. Находясь в Этании, как бы он не уставал, сон бежал его. Еще, будучи большим, он иногда любил развалиться в ванной у себя дома, включить горячую воду и расслабиться. При этом он практически всегда засыпал, даже если и не хотел, а сейчас так не получалось.

-Кот, мы ушли! – Голос Иры вновь вернул его на землю.
Отвечать Михаил не стал, Валик мог услышать его. Просто принял во внимание, что теперь он один в квартире, и вновь мысленно вернулся в Этанию.

Вернулась служанка, молча поставила на край ванны поднос. Блюдо с чем-то мясным, вторую тарелку с кусочками то ли овощей, то ли еще какой-то экзотики, кувшин и пустой бокал, в который налила вино и замерла в ожидании.
-Спасибо, – Михаилу было немного неловко, он не привык, чтобы вокруг него плясали кто-то кроме официантов в хороших ресторанах, – Ты иди пока, потом позову.
Служанка также безмолвно исчезла за дверями, а проклятый, насытившись, погрузился в горячую воду. Бокал с вином он зажал в руке, и попивая слегка терпкую жидкость, задумался. Обрабатывают его по полной программе. Королевские покои, слуги, готовые на все девчонки, роскошь явно недоступная простым смертным в этом мире.
-Вот я и стал классическим попаданцем, удачливым и обласканным. – Михаил как обычно начал размышлять вслух.
-Не могу сказать, что я совсем против этого, но хотелось бы знать, чем придется расплачиваться? – этот вопрос интересовал проклятого, и интересовал сильно.
В бесплатный сыр, он давно не верил. Магрес захочет использовать его в своих интересах, в этом нет ни малейших сомнений. Михаил в очередной раз пытался представить, чем ему придется заниматься, но воображение ничего путного не подсказывало.
-Не страшно, – постарался он успокоить самого себя, – я в этой Этании ничего и никому не должен. Тут нет моей стороны. А значит, работая на мага, пусть и черного, я не могу никого предать.
То, что инструктор назвал Магреса черным, мало волновало, в его представлении, те, кто громче всех кричал о стороне света, о борьбе со злом, на поверку, зачастую оказывались редкостными мразями.

Громкий звук выдернул проклятого из расслабленного состояния. Он вздрогнул и напрягся, прежде чем успел сообразить, что это лишь трубы в ванной. Видимо кто-то из соседей по стояку включил кран. Миша перечитал только что написанное, и со вздохом стер. Буквы никак не хотели складывать ни во что читабельное. Тогда он переключился на полюбившееся ему в последнее время занятие – просмотр сериалов или приколов на ютубе.
В какой-то момент проклятый решил поискать что-нибудь связанное с лилипутами. Ему было интересно: может быть, он найдет где-то информацию, связанную с его ситуацией? Может завуалированную подсказку, поданную в виде сказки и понятную только тем, кто с этим столкнулся, и таким образом узнает хоть что-то о таких людях, как Ксана? А может о тех, кто стоял за организацией Витольда? Но оказалось это нереально.
Нет, дело было не в отсутствии какой-либо информации. Наоборот, в сети было множество материалов, связанных с лилипутами и великанами, чаще великаншами, но вот к его ситуации это не имело, ни малейшего отношения. Михаил никогда бы не подумал, что определенная часть парней, возбуждается из-за фантазий на тему разницы размеров. Посмотрев несколько роликов, проклятый ощутил нечто вроде энтомологического интереса из серии – а какие еще бывают извращения? Хватило его примерно на час, а потом он выключил ютуб, и вздохнул:
-Да, ребята. Поменяться бы с кем-то из вас, к нашему обоюдному удовольствию.
Мечты, мечты, поменяться не представлялось возможным, и Миша забросил поиски в данном направлении. Ну, может, не забросил, а отложил до лучших времен. Посмотрев на часы, проклятый понял, что Ира вернется довольно скоро, и решил, что посмотреть кино он сможет и попозже, а вот написать что-либо вряд ли, поэтому волевым усилием вернулся к описанию Этанийской жизни.

Вдоволь навалявшись в горячей воде, он вернулся в ту комнату, где недавно пришел в себя. Служанка терпеливо ожидала его, сидя в одном из кресел, но стоило Михаилу войти, как она вскочила, замерев в почтительном поклоне.
-Хорошо вы тут вышколены, даже как-то неловко становиться, – пробормотал проклятый.
И уже обращаясь в девушке, перешел на Этанский:
-Массаж? – Она кивнула в ответ.
Миша развалился на кровати, отдавшись во власть умелых рук. Выходя из ванной, он надел одни лишь трусы, и сейчас, балдея пол женскими руками, вяло размышлял об игре в наездников. Девушка, по всей видимости, почувствовала его настроение, ее движения изменились, и руки стали спускаться все ниже. От нее пахло какими-то травами, такой аромат всегда нравился Мише. Сложно сказать, чем бы все закончилось, но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник жизнерадостный инструктор:
-Мне зайти попозже? – спросил он, впрочем, не делая попыток выйти обратно за дверь.
-Нет, мы уже закончили – промямлил проклятый, высвобождаясь из-под девушки.
-А, по-моему, еще не начали, – осклабился тот, – но дело хозяйское.
Он проводил взглядом убегающую служанку, и перешел к делу.
-Магреса пока нет. Я так понимаю ты уже позавтракал? Так что идем учить язык.
-А когда он будет? – полюбопытствовал проклятый, натягивая одежду, и мельком отмечая, что она чистая, явно выстиранная этой ночью.
-Вот задавать такие вопросы, потихоньку отучайся. – Инструктор враз стал серьезным. – Время Магреса – это только его время.
-Понял, не дурак, – пожал плечами Михаил, и дальше они шли в тишине.

Осмотрев последнюю запись, проклятый наконец-то остался доволен. В квартире – тишина. Взглянув на часы, Михаил начал переживать по-настоящему. Ирина оставила коляску дома, и понесла Валика в слинге, а значит, планировала только сходить в магазин и обратно. Хотя она могла еще выпить кофе из стаканчика около ларька, но все равно ее не было слишком долго.
Перед выходом на улицу Ирина кинула взгляд за окно, и на всякий случай еще сверилась с погодным сайтом. Да, солнышко уже вышло, но теплее при этом не стало. Наверное, все же стоит расчехлить осеннюю детскую одежду.
-Пойдешь с мамой в магазин, мой холёсенький? – спросила она и склонилась над малышом.
Вместо ответа, сыночек протянул к ней ручки и обнял за шею. Уже оказавшись на улице, Ира поняла, что немного перестраховалась, было довольно тепло, и его курточка немного не вписывалась в текущую погоду. Однако возвращаться было лень, и она решила все-таки быстренько дойти до магазина, все купить, и обратно. Дорога пролегала через небольшой парк, и, пройдя примерно половину пути, ведьма поняла, что снова “попала”. Как и в тот раз, на ее дорожке какие-то подозрительные типы, правда, в этот раз их трое. Один перегородил дорогу, а двое подошли сзади, отрезая пути к отступлению. Внешне выглядели весьма колоритными персонажами. Впереди перед ней прям классический “браток” из девяностых: “златая цепь на дубе том”, но и остальная парочка совсем не внушала оптимизма.
-Старикова? – хрипло поинтересовался “браток”, подошедший спереди.
-А, что? А вы кто? – ее голос задрожал, и даже не надо было изображать страх, Ирина реально была напугана.
Слова заклятия молодая ведьма уже выучила, да и бутылочка с водой лежала в сумочке, но сейчас она, почему то была уверена, что ей никто не даст пить воду и при этом бормотать.
-Не твое дело – донеслось из-за спины, и крепкая рука ухватила ее за локоть.
Ира попробовала выдернуть руку, и получила при этом ощутимый тычок в спину.
-Ты не дергайся сучка, щас поедем, и поговорим. Если начнешь кричать, или брыкаться, мы успеем и тебя, и твоего щенка порезать на лоскуты, – негромко прошипел в самое ухо один из стоящих сзади.
Иру чуть не замутило. От этого козла, подхватившего ее под локоть, ужасно разило чесноком. Валик, видя, что с мамой что-то не так, сразу занервничал, и его детское личико скривилось. Малыш явно приготовился плакать. Увидев это она, погладив сына, прошептала:
-Спокойно, спокойно мой маленький, мама со всем разберется,
-Конечно, разберешься, если будешь послушной и разумной. Тогда никто не пострадает, – бандит говорил спокойно и без мата.
Он видимо был тут главарем, и тем, кто уже успел сменить спортивный на деловой костюм, ну или готовился к этому. Ира же, прижав Валика к себе, гладила его по голове, шептала что-то успокаивающее, и шла следом за похитителями. Все проходило прямо среди белого дня, но на чужую помощь, сейчас, рассчитывать не приходилось. Прохожие либо просто не обращали внимания на троих мужчин и женщину с ребенком, либо стыдливо опускали глаза. Ирина не могла никого винить за это, она и сама бы не решилась вмешаться. Такое сейчас время – своя рубаха ближе к телу.
Выйдя из парка, они подошли к припаркованному недалеко автомобилю, черному “Джипу широкому”. Один из братков сразу отправился на водительское место, а тот который преградил дорогу, решил сыграть в галантного кавалера. Он любезно распахнул заднюю дверцу, но, когда Ира садилась в салон, не удержался и хлопнул ее по заднице, при этом скорее сильно, чем игриво. Молодая ведьма вздрогнула, но не проронила, ни слова. “Кавалер” хмыкнул, и плюхнулся на переднее сиденье, и когда последний из похитителей уселся рядом с ней, автомобиль тронулся с места.
Успокоив наконец сыночка, Ирина странным образом перестала нервничать, но правда не полностью. Она еще не была уверена, что заклятие сработает, и вообще не представляла, как оно может помочь в ее ситуации. Раньше она никогда не дралась, тем более с мужчинами, не ходила на всякие единоборства, и при попытке представить себя «Черной вдовой» из «Мстителей», или «Ларой Крофт» ее воображение отказывало напрочь. Но теперь уже не сомневалась, что, когда придет время, похитители дадут ей попить, а там, будь что будет.
-Тоха, проверь ее сумку – бросил водитель сидящему сзади подельнику.
-Ну. дай сюда! – бандит грубо сдернул сумку с ее плеча, и начал рыться в ней.
Ира молча ждала. В сумочке не было ни документов, да и вообще ничего интересного. Обыскав, он кинул сумочку ей под ноги, и, к счастью, на бутылку с водой не позарился.
-Что же вы, Ирина Старикова, без документов по улице ходите? – спросил с издевкой главарь с переднего сидения, – Разве не знаете, времена нынче опасные?
-Так… я же просто в магазин, за хлебушком….
Ира старалась выглядеть испуганной дурочкой, и при этом не переборщить. Пока что для бандитов она просто испуганная жертва, а вот получится ли переиграть этот сценарий еще большой вопрос.
-Рассказывай, где твой муж?
Вот, теперь все ясно, предварительные ласки окончены, и сейчас начнут обрабатывать по полной.
-В кр… в командировке – пролепетала она, – вроде в Харькове должен быть.
-Позвони ему, и скажи, чтобы возвращался, у него дела в Киеве возникли.
-Но, я часто не могу ему дозвониться. Он там в каком-то месте с плохой связью – выкручивалась ведьма.
Автомобиль тем временем углубился в дебри промзоны. Когда-то тут было очень оживлённое место, но благодаря многочисленным реформам, производство пребывало в разрушенном состоянии, и некоторые здания были переделаны под офисы, мастерские и склады. Большая часть ангаров пустовала, и спрятать тут кого-то, было пара пустяков.
-Я советую тебе дозвониться – холодно бросил сидящий впереди, – чем дольше он не появиться, тем дольше вам с мелким придется задержаться у нас. Совсем не уверен, что это пойдет на пользу ребенку. Ты меня поняла?
Обернувшись, он, посмотрев на Ирину в упор, и она судорожно сглотнув, закивала головой, прижав покрепче сынишку.
-Так, ты, видать, давненько без мужика – донеслось слева.
Бандит, сидящий рядом на сидении, посмотрел на нее с сальной улыбочкой, и опустил ладонь ей на бедро. Ира вздрогнула, и попробовала отстраниться.
-Ну, чего жмешься? – он прихватил ее за волосы.
-Успокойся, не сейчас, она пока, что наша гостья, – сказал главарь.
-Слышь, а может, она согласна? Ты как, не хошь нормального мужчину, вместо своего задрота программиста? Они ж все тока с компами трахаться умеют.
Заржав, он снова схватил ее за ногу, а затем его рука скользнула вверх.
-Малого своего, небось, тоже на стороне нагуляла?
-Не надо, пожалуйста – Ира зажмурилась, но не посмела сбросить руку.
Ненависть, клокотавшая у нее в душе, ожидала своего часа. “Тебя я убью очень жестоко” – пообещала она себе.
-Я же сказал, уймись! Не сейчас!
В голосе главаря скользнул метал, и Тоха нехотя убрал руку.
-Потом еще развлечемся, – голосом не обещающим ничего хорошего посулил он, – Звони, красотка, может твой муженек ответит?
Ира, не без труда подняв свою сумку, честно набрала номер, но, как и ожидалось, успехом попытка не увенчалась. Дальше ехали в полной тишине и вскоре “Джип” подъехал к закрытым воротам. После сигнала они распахнулись, и автомобиль заехал на огороженную территорию.
-Приехали, – кивнул Ире, лапавший ее отморозок, – выгружайся.
Молодая ведьма почувствовала, как нервное напряжение усилилось. Значит пора. Главное, чтобы ей не помешали, и чтобы подействовало заклинание. Она аккуратно, чтобы не ударить сына о крышу автомобиля, выбралась наружу, и вдруг закашлялась.
-Давай быстрее! – кто-то пихнул ее в спину, и приступ кашля буквально скрутил Иру.
-Можно, я попью? – жалобно произнесла она, откашлявшись, и крутя головой.
-Давай, быстро….
Дрожащими руками, главное не переиграть, ведьма вытащила заветную жидкость, и принялась за свое, изученное заклятие.
-Сей, ВарЕн, ТарксЕн, ФокЕн, АйтЕн, Лаосс – после каждого слова, Ира делала маленький глоток.
-Что ты там бормочешь? Эй, змий, у нее, похоже, гуси улетели от страха, – и лапавший ее бандит подошел вплотную.
Стоило ведьме произнести замыкающее слово, как ей показалось, что по затылку разлилась какая-то жидкость. Тело непроизвольно выпрямилось, изменились зрение, слух, и даже обоняние. Она, тяжело дыша, покрутила головой, словно в растерянности, а на самом деле, проанализировала существующий расклад.
Их четверо. Трое что привезли ее, и четвертый стоял около второй машины, темно-синей “Субару”. Бандит, главарь с переднего сиденья, был вооружен. Ира не могла точно объяснить, откуда знает, но была уверена, что у него пистолет. Стоящий сзади Тоха, тот, что лапал ее в машине, скорее всего, прячет нож. Водитель, похоже, пуст, он просто крепкий мужик. И наконец, четвертый, стоящий около второй машины, тоже, скорее всего с ножом, но это уже не имеет особого значения. Еще, на этом, огороженном забором участке, есть два здания. Метрах в двадцати от автомобилей находится одноэтажный домик, с деревянной дверью, и небольшим, забранным решеткой окном. Ира понимает, что там кто-то есть, но на текущую расстановку сил, это не повлияет. Еще чуть дальше расположено огромное кирпичное строение. Это, по всей видимости, бывший цех, или какой-нибудь ангар, но ведьма уверена, что он пустует.
Все эти наблюдения не заняли и две секунды. Анализ обстановки завершен, и сейчас будет драка, но главное, чтобы не пострадал малыш. Ира плавным, точным движением, вынула сына из слинга, и поставив его на асфальт.
-Валичек, мальчик мой, иди, посмотри на машинку, смотри какая красивая, черная машинка.
В следующую секунду развернулась к опешившему от ее наглости бандиту:
-Пожалуйста! – заорала она, – Пожалуйста, не трогайте нас!!!
-Заткнись сука! Пошла вперед! – проорал он, ударив ее по лицу.
Ира закрылась ладонями, и начала всхлипывать, но не двинулась с места. Бандит залепил ей еще одну пощечину, а затем, не выдержав, достал нож. Этого момента она и ждала. Повторяя как заведенная: – Не надо, не надо, не надо! – она схватилась за руку с ножом.
Внешне это выглядело по-женски беспомощно, а вот бандюк, угрожавший ей, вдруг скривился от боли и вскрикнул, хотя этого никто не услышал из-за ее воплей.
-Пусти! – взревел он.
В этот момент Ира, неуловимо быстрым, словно атакующая змея движением, вырвала ублюдку правый глаз. Ее телом владел кто-то другой, все движения были точные, и выверенные. Раненый бандит завертелся волчком и заорал, схватившись за лицо, нож выпал из его руки, и Ира подхватила его за лезвие. Все это произошло так молниеносно, что до оставшихся похитителей не сразу стало доходить, что-то идет не так.
-“Давай же, не тупи” – мысленно просила Ира вооруженного главаря. – “Ты же видишь, что все идет не по плану? Где твои рефлексы?!” Отслеживая обстановку, она также не забывала следить краем глаза за сынишкой, а тот к счастью потопал к автомобилю, в противоположную от бандита сторону.
-Что ты сделала?! – наконец-то заорал он, одновременно потянувшись к внутреннему карману.
Казалось, что заклинание изменило не только рефлексы, но и время для Иры течет по-иному. Она видела все, как при замедленном повторе. Вот рука похитителя тянется к карману, вот выражение лица водителя меняется с безразличного, на злое, и он начинает двигаться в ее сторону. Вот с лица четвертого, уже ожидавшего их тут, исчезает ухмылка, и он кидается к ним, и вот хозяин ножа медленно оседает на землю, держась за лицо.
Ведьма начала действовать, в тот момент, когда главарь вытащил пистолет из кармана. Главное не думать, все придумано до нее и тело само знает, что нужно. Нож в ее руке не предназначен для метания, но расстояние смешное. Бросок точно в шею, а не в туловище. Неизвестно, что он может носить под одеждой, записные книжки или фляжки. От летящего в голову предмета, тоже увернуться не сложно, а у нее нет права на ошибку.
Оружие выскальзывает из враз ослабевшей руки, и бандит хватается за новое украшение, торчащее из его сонной артерии. Кровь не хлещет фонтаном, как это бывает в фильмах, но лишь потому, что отверстие закупорено вошедшим по рукоять ножом.
-“Тебе, дух, нужны смерти?” – шепчет ведьма, – “их у меня будет много ”.
Она бросается к умирающему главарю. Остальные тоже бегут к месту событий, но оба безнадежно опаздывают. В домике, происходит что-то, но в данный конкретный момент, угрозой не является. Валик восхищенно трогает дверь джипа.
Пистолет уже в руках ведьмы, и руки сами снимают его с предохранителя так, словно она делала это сотни раз. Уже сейчас можно все закончить, но молодая ведьма не хочет лишнего шума. Она бросается навстречу водителю, легко уходит от его удара, всаживает пистолет в бок нападающего так, что тот погружается почти по рукоять, и нажимает на курок. Выстрел звучит приглушенно, но Валик все равно вздрагивает, и, схватившись за ушки начинает плакать. При виде этого Ира остается спокойной. Эмоциональной мамы тут нет, тут есть лишь хладнокровный боец, а чувства можно будет выразить потом.
Ведьма бросается к четвертому. Предохранитель возвращен в исходное положение, сейчас не время для беспрерывной стрельбы. Бандит начинает тормозить, он то – ли хочет извлечь оружие, то – ли бежать, но поздно. Ира уже близко. И снова она с легкостью уворачивается от удара, и сильно бьет нападающего, или уже защищающегося? Не важно. Удар нацелен в висок. Рукоять зажатого в руке пистолета пробивают височную кость с противным чмокающим звуком. Ира не ждет, пока тело упадет на землю, а бегом возвращается к рыдающему сыну, и садится на корточки так, чтобы автомобиль располагался между ней и одноэтажным зданием.
-Все! Все, успокойся мой маленький – зашептала она, гладя и обнимая сына, и не забывая посматривать по сторонам.
После краткого боя, и выстрела – тишина казалось оглушающей. Ира открыла дверь “широкого”, вытащила ключи из замка зажигания и посадила сына на водительское кресло.
-Побудь тут, Валичек, посмотри какая интересная штуковина – они показала на приборную панель, – ты можешь все тут потрогать, понажимать и покрутить руль, а мама скоро, очень скоро вернется.
Малыш сразу забыл про слезы, и напугавшие его звуки, и восторженно потянулся к рулю.
Оставшись еще живым одноглазый, елозит руками по асфальту пытаясь встать. Он неразборчиво материться, но ведьма уже бежит к нему, и по дороге, выдергивает нож из шеи говорливого. Из раны сразу хлынул фонтан крови, от которого Ира увернулась без труда, да и вообще за это время практически не запачкалась. Обещания, даже не высказанные вслух, надо выполнять, особенно когда это приносит удовлетворение.
-Я обещала убить тебя жестоко? – проговорила она, – значит так и сделаю!!!
Ведьма всаживает каблук в кисть правой руки Тохи, ломая его пальцы, и в следующую секунду хватает вопящего от боли ублюдка за волосы, и, приподняв его голову, проводит лезвием по горлу. Ей был нужен только труп этого ублюдка, а остальное так, сбросить пар. Все, первая часть окончена, но пора разобраться еще с воробышками, которые спрятались в гнезде. Завершив возмездие, молодая ведьма быстрым шагом направилась туда, где засели оставшиеся бандиты, бывшие свидетелями всего происходящего. Но это уже опаснее, у них было время приготовиться. Хорошо хоть, что единственное окошко расположено с другой стороны от двери, и ей не надо приближаясь к сторожке, проходить мимо него. Все ее чутье, обостренное до предела, слух, да и остальные органы чувств, подсказывают, что там минимум двое. Дверь заперта на замок, значит, они ждут.
-Ты хороший дух, – шепчет она, – надеюсь, смерть этих четырех ублюдков будет тебе по вкусу, а скоро подарю еще.
Проверила обойму, в ней осталось четыре патрона, но этого хватит. Вот она уже рядом со зданием, но стоит чуть сбоку, чтобы не выстрелили через дверь. Быстро оценив местоположение замка двери, Ира поднимает пистолет, и дважды плавно вдавливает спусковой курок, но при этом сразу отскакивает еще дальше от двери. Ее обостренные до предела чувства не подвели, вовремя. У кого-то внутри не выдержали нервы, раздался грохот выстрела, и наружу полетели куски дерева, вывороченные из двери. Понимая, что сейчас риска будет намного больше, Ира, распахнула дверь, и быстрым кувырком залетела в помещение.
Там находилось двое. Седой мужик, скорее всего в таком почтенном возрасте, когда пора уже нянчить внуков, спрятался за одним из шкафов, но при этом был заметен, а в его руках было переломленное пополам ружье. Он уже закинул новый патрон в ствол, и через две – три секунды будет готов стрелять. В планы ведьмы это не входит, и она не колеблясь вдавливает спусковой крючок. Старик сверкнул напоследок, открывшимся третьим глазом, и просветленный, отправился в верхнюю тундру, оставив, наконец, Иру наедине с … Виктором, который судорожно сжимал розочку, и страстно желал оказаться подальше от этого ужасного места.
Увиденное, как спокойно, эта тихоня красотка пристрелила его подельника, произвело на юриста неизгладимое впечатление.
-Ну, привет, сосед – усмехнулась ведьма и, кивнув в сторону розочки произнесла, – брось ее, а то не ровен час еще порежешься.
-Спокойно, давай спокойно, и не надо нервничать, – попробовал заговорить он ее, бросив розочку на пол.
В то, что она просто так пристрелит его, если он не даст для этого повода, Виктор все же не верил. А вот то, что соседка проявила чудеса ловкости, было для него абсолютной неожиданностью. Но одно дело убить кого-то в борьбе и перестрелке, а совсем другое просто хладнокровно застрелить безоружного человека.
-Подойди – коротко приказала она.
-Послушай, – начал говорить он, но тут их глаза встретились.
Когда-то давно, еще на заре своей карьеры, Виктор был обычным рэкетиром. Они ездили по рынкам и крышевали палаточников. Иногда случалось, что несговорчивых кооператоров подвешивали за ноги, и был у них в бригаде один паренек, которого прозвали “Яблочник”. Эту кликуху он получил за то, что почти постоянно ходил с яблоком, ножиком аккуратно счищал шкурку, и казалось, наслаждаясь этим процессом, ел его. Затем, откуда-то он доставал следующее яблоко. Так, вот, прославился он своей нечеловеческой жестокостью. Понятно, что в таких коллективах слюнтяев не держали, но даже там он прослыл полным отморозком. Вот так, как с яблока, он не меняя выражения лица, мог снять кожу и с человека, при этом с легкой, немного навивной улыбкой. Виктор пару раз пил с ним в одной компании, и навсегда запомнил его взгляд, в котором не было ничего человеческого. Ему тогда казалось, что вместо глаз, у Яблочника были вставлены стекла…. И вот сейчас, он увидел нечто схожее в том, как она смотрела на него.
-Подойди, – еще раз негромко повторила она.
На этот раз Виктор, загипнотизированный этим взглядом, послушался беспрекословно.
-Повернись, – он сразу выполнил и эту команду.
Ира резко ударила его по затылку, отправив во временную отключку, и затем побежала к сыну.
Странное дело, но вокруг царила тишина, то ли выстрелов никто не услышал, то ли, что более вероятно, всем вокруг было наплевать. Но терять время не стоит, тем более что Валик снова плакал, может из-за грохота выстрелов, а может, потому что мамы долго не было рядом. Ира, усадив малыша в слинг, и немного посюсюкала с ним.
А затем ведьма все делала на автомате, при этом, не теряя времени. Нож, которым перерезала горло незадачливому Тохе, обтерла о его же одежду, а затем упаковала в сумку. Вернувшись к Виктору, достала носовой платок, разорвала его на две части, и, взяв одной частью пистолет за ствол, другой вытерла отпечатки с рукояти. Затем вложила оружие в руку соседа юриста и, немного поиграв его рукой, получила “пальчики”, и также держа пистолет за ствол, уложила себе в сумочку. Воистину говорят, в женской сумочке может поместиться все! Ну, может почти все, правда иногда кроме ключей от квартиры…. Закончив все эти манипуляции, Ира вылила на незадачливого юриста бутылку минералки.
-Вставай, сосед. Пора нам поработать.
-Что? Что ты хочешь? – ошалело потряс тот головой.
-Отвезешь меня домой. Давай, давай поднимайся, мне еще ребенка кормить.
Виктор, на негнущихся ногах, прошел мимо нее к выходу. Ирина сейчас была безоружна, но он не посмел напасть на нее. То, что юрист увидел во дворе, совсем добило его. Все четверо мертвы. Но ведь у этой сучки не было оружия! Его парни сразу нашли бы его. Получается, она убила голыми руками, как минимум одного, завладела его оружием, и перебила остальных, быстро и бесшумно. Черт возьми, с кем же они связались?
Сев на водительское кресло, появилась мысль рвануть отсюда поскорее, но Виктор не рискнул. Он дождался пока Ира сядет на заднее сиденье и начнет болтать с малышом. Чутье подсказывало ему, что не стоит сейчас шутить. Подъехав к воротам, он произнес:
-Надо открыть. Они массивные.
-А были бы легкие, протаранил их? А дальше поехал в разбитой тачке? – с издевкой спросила ведьма, – Быстро открывай и возвращайся, если будешь хорошим мальчиком отпущу живым и здоровым.
Опять появилось желание убежать, и попробовать затеряться в дебрях промзоны, но он снова решил не рисковать. Да, Виктор был не из робкого десятка, да и общение с определенным контингентом не располагало к проявлению мягкотелости и трусости, но вот сейчас он ничего не мог с собой поделать. Воображение ему услужливо рисовало его лежащего с пулей в спине, и приближающегося Яблочника, с его легкой улыбкой, и безжалостными пустыми глазами, и то, что вместо давно убитого отморозка, на заднем сиденье была баба с ребенком, не меняло ничего в этом раскладе.
Они выехали из ворот. Виктор периодически кидал взгляды в зеркало заднего вида, соседка развлекала малыша, и выглядела совсем не страшно. Но временами, их взгляды пересекались, и каждый раз, ему казалось, что в зеркале он видит Яблочника, и это видение оберегало от глупостей.
Ире при этом было совсем не до соседа. Она пыталась понять, хватит ли этих пяти убийств, чтобы выдержать последствия заклятии? Снимать его пока было нельзя, нужно добраться до квартиры и уложить сынишку, который уже зевает, а только тогда сделать это.
Доехали довольно быстро. Уже при подъезде к дому, Ира вдруг приказала:
-Вези к тому кафе, да, к “Кофе-хауз”. Ведь угостишь даму чашечкой кофе?
-А…? Да, угощу, – он немного напрягся.
По всей видимости, сейчас будет наезд, подумал он, или угрозы. Но в любом случае, в кафе соседка мочить его не станет. Они расположились внутри. Ира оставила малыша в слинге, который уже откровенно зевал, уставший от новых впечатлений, и мама совсем не хотела его тревожить. Виктор же принес по чашке, и уселся, ожидая продолжения.
-У меня в сумке пушка твоего приятеля – Ира решила обойтись без предварительных ласк.
-На пистолете минимум два трупа, хотя, скорее всего, думаю их, будет побольше. Пока ты валялся в отключке, на нем появились твои пальчики, – и, заметив, как дернулся юрист, она усмехнулась и закончила: – так что, если не хочешь, чтобы пушка, через нужных людей, попала заинтересованным лицам, тебе придется раскошелиться.
-А ты не боишься? – хрипло спросил Виктор, – что я тебя за собой потяну?
-Ну, ты рассмешил. Кто-то поверит, что мама с ребенком, могла такое сотворить? И потом, я, если что, разберусь с этим, уж не переживай.
Теперь он понял наверняка, точно попал. За ней кто-то стоял, и этот кто-то летал очень высоко, раз уж он со своими связями не смог ничего выяснить. Откуп в такой ситуации далеко не самое страшное, что могло – бы произойти с ним.
-Сколько? Сколько ты хочешь за ствол?
-Сто тысяч.
-Долларов?!
-Нет, блин, Монгольских тугриков! Конечно долларов.
-Ты что?! С ума сошла? Откуда у меня столько? – от возмущения страх отошел на второй план, но тут он снова натолкнулся на ее взгляд, и опять вспомнив яблочника, сразу притих.
-А мне все – равно. И потом, сколько вы планировали отобрать у нашей семьи?
Не дождавшись ответа, она закончила:
-Сто, и через две недели. Принесешь ко мне домой. Я уверена, что человек промышляющий отжимом недвиги, без проблем найдет такую сумму.
Опять, так и не дождавшись ответа, Ира уточнила:
-Ты меня услышал?
-Услышал – сквозь зубы процедил он, судорожно сжав чашку.
Юристу сильно хотелось не кофе, а водки. И много.
-Тогда жду тебя. Приходи с деньгами и тортик прихвати, я угощу чаем. – сказав это Ира покинула «Кофе-хауз».

Пока Ира добралась до подъезда и поднялась на свой этаж, Валик окончательно уснул. Она переодела сынишку, и уложила в кроватку. Разделась. Заклятие продолжало действовать, тело работало как великолепно отлаженный механизм, движения были точны и быстры. И только зайдя в Мишину комнату, и сев на диван, ведьма произнесла слова заклинания в обратном порядке, и вскрикнула от появившейся боли. Причем боль одновременная: правое колено, костяшки пальцев, бок, левое предплечье.

Плача, Ира принялась снимать ее вторым заклинанием, и это сразу помогло. Все это время, Миша во все глаза смотрел на нее со своего стола. Он измучился, ожидая ее и сына, а теперь даже не знал, что спросить? Было очевидно, что с ними произошла какая-то неприятность, Ире пришлось использовать магию, и теперь остается только ждать: будут последствия, или все обойдется.

-Маленькая… – начал он, но тут, Ира вдруг скривилась, всхлипнула, а затем разрыдалась.

Это случилось настолько неожиданно, что Миша растерялся, и замерев просто смотрел на жену. Она рыдала взахлеб, не сдерживаясь, размазывая по лицу слезы и косметику. Проклятый, справившись со ступором, быстро спустился со стола, и, подбежав к дивану, остановился около ног жены. Откуда-то сверху доносилось невнятное бормотание:

-Зачем? За что это все? Я же убила их, всех! – И снова рыдания.

Миша растеряно стоял около ее левой ступни. Раньше, он бы обнял ее, прижал крепко, и, шепча что-то бессмысленно-успокаивающее, дождался бы окончания истерики. Затем расспросил бы обо всем и успокоил, а сейчас, увы, это было невозможно. Но самое обидное, что даже на диван, он залезть пока не мог. Обычно для этих целей, проклятый пользовался свисающим покрывалом, но как раз вчера, Ира устроила генеральную стирку, и не успела ничего застелить обратно.

-Господи, – опять донеслось сквозь слезы, – не хочу, хочу назад. Мишкааа, не троооогай меняяя… – И снова слезы.

Последняя фраза была вызвана тем, что проклятый, понимая, что наверх ему не попасть, начал гладить ее ногу.

-Успокойся маленькая, – бормотал он, – поплачь. Чтобы ты не сделала, ты поступила правильно.

-Кот, отойди! Я боюсь себя сама.

-Все хорошо, не бойся, поплачь лапочка, а я побуду рядом.

Он продолжил гладить ее, шептать всякую бессмыслицу, а Ира плакала и никак не могла успокоиться. Проклятый оставался внизу, не делая попыток вскарабкаться наверх, смысла в этом все равно не было. Но все проходит, и постепенно всхлипы супруги стали тише. Дикое нервное напряжение, наконец, начало отпускать. Она еще не успокоилась полностью, но, тем не менее, мир уже не казался таким черным.

-Кот, – тихо начала жена, – Кот, сегодня я убила пятерых. Голыми руками.

Видимо ей пока не стоило говорить о событиях сегодняшнего дня, и он еще не успел ничего ответить, как слезы снова подступили. Ира была готова расплакаться по второму разу, но тут на сцене появился третий участник.

-Мама – раздался детский голосок.

Головы родителей синхронно развернулись к дверям. Валик, широко зевая, стоял на пороге, опираясь на дверной косяк. Пока он смотрел на маму, но в любой момент мог опустить глазки, и увидеть того, кого ему видеть было не нужно.Миша, почти как школьники на физкультуре преодолевают “козла”, перепрыгнул через Ирину ступню, спрятавшись за ее ногой, но малыш успел что-то заметить.

-Та, ыка! – Радостно поведал он, и потопал к маме, с явными намерениями рассмотреть “мышку” поближе.

Папа, прекрасно понимая, что в руках годовалого сыночка его не ждет ничего хорошего, забился под диван. Ира, разделяя опасения мужа, вскочила и подхватила малыша на руки. Ее истерику как ветром сдуло, и она даже не обратила внимание на постепенно возвращающуюся боль.

-Мама разбудила тебя? Хочешь кушать, маленький?

Валик радостно улыбался, и трогал маму. Внимание детей в таком возрасте переключается очень быстро, и о “мышке” он сразу позабыл. Ира, выйдя из комнаты понесла сынишку на кухню, а проклятый вдоволь начихавшись, под диваном все-таки было пыльновато, снова полез на свой стол. Вечером им явно предстоял разговор, но раньше, чем Ира уложит Валика, поговорить все-равно не получиться. Перечитав свои “путевые заметки”, Миша вздохнул. Вдохновение совсем покинуло его, и придется вернуться к записям попозже.

***
Филипп лениво наблюдал за быстро одевающейся женщиной. Ночная бабочка собиралась упорхнуть, и он совершенно этому не возражал, уже вернувшись мыслями к текущему состоянию дел. Проституток Филипп снимал или для разрядки, или чтобы потом, после их ухода, хоть немного выспаться. Однако сейчас, даже после секса, заснуть не получалось. Хлопнула входная дверь, он поднялся и, подойдя к окну, отодвинул штору. Немногочисленные фонари вяло разгоняли ночную мглу, крапал мелкий дождик. Уткнувшись лбом в стекло подумал, – надо, обязательно надо выспаться, завтра насыщенный день, – но сна, ни в одном глазу. Хотя иногда, вот так постоять и подумать, тоже помогает отдохнуть.
В целом Филипп был собой доволен. Когда стало ясно, что первая фаза поисков окончена, и нужно ждать ответов от коллег, он отложил эту тему, и принялся выстраивать работу филиала. Шаг за шагом, с немецкой педантичностью, была выстроена новая структура. Набраны специалисты, и часть старых кадров вернулась после обучения. За две недели, Филиппу удалось восстановить работу киевского филиала на том уровне, на котором он работал при Святославе. Нельзя было отрицать того, что сейчас, в его распоряжении было гораздо больше ресурсов и лучшие специалисты, но все-таки была проделана колоссальная работа.
После того, как филиал заработал в штатном режиме, Филипп снова вернулся к расследованию. За это время была окончена расшифровка данных детектора, аналитики давали 99% гарантию того, что в первый раз с его помощью нашли рукоять, во второй раз – ничего. Съездили в злополучный “Гнедын”, разузнали все детали. Сумели также переговорить с двумя оставшимися колдунами, как и ожидалось ничего интересного они не знали. Оставалась еще знахарка. От российских коллег было получено подтверждение того, что она пересекла границу, добралась до Москвы, и села на один из поездов, следующих за Урал. Дальнейшие поиски были затруднены. Из-за огромных территорий, неблагоприятного климата, и малонаселенности, там не было регулярных сотрудников и практически не было осведомителей. Найти там, пожелавшего спрятаться чародея, будет ой как не просто.
Само собой, знахарку постараются найти, ведь такого плевка в лицо, организация просто не может простить. Но Филиппу намекнули, что вряд ли старая ведьма провернула такую операцию сама, и стоит поискать ее соучастников в местах не столь отдаленных. В итоге, во всем, что касалось расследования они так и не сдвинулись ни на миллиметр. Это было недопустимо, ведь любой результат, пусть даже обнаружение могущественного противника с которым придется договариваться, был бы значительно предпочтительней.
Старый офис некоторое время стоял заброшенным. Филипп планировал, после того как подвал зальют бетоном, сделать его своей основной штаб-квартирой. Так бы и было, если бы не трагическая гибель Свена в автокатастрофе. Конечно автомобильные аварии, даже со смертельным исходом, не такая уж и редкая штука, но все переполошились сильно. Филипп вновь связывался с Хельгой, она ответила, что ничего не слышала про дистанционное действие рукояти, и в тоже время, о случаях, когда использованный “Норспеерамонус” оставался бесхозным, она тоже ничего не знает. Никакой информации о том, как работает проклятие в таких случаях, у нее нет, и напоследок порекомендовала не лезть в бутылку. Сдать офис какой-нибудь организации, и проследить за тем: будут несчастные случаи или нет, а заодно, это может оказаться полезным для исследования загадочного артефакта.
Так они и поступили. Закончили косметический ремонт, отремонтировав и покрасив стены, сдали офисы в аренду и поставили пару наблюдателей. Филипп пометил себе еще одну галочку – “ждать”, и переключился на иные задачи.
С трудом оторвавшись от созерцания заоконного пейзажа, он вздохнул, на часах 1:15, а завтра вставать в шесть утра, и проводить совещание, выслушивая доклады. Надо выспаться, но, похоже, без таблеток не сможет уснуть, и как несколько дней назад, он вновь поймал себя на нехорошей мысли, что вся его деятельность может оказаться напрасной. Да, месяц прошел очень интересно. Наладил работу в Киеве, получил некие результаты по расследованию, но что, если все это, игра, в которой он, лишь пешка, и им пожертвуют без всяких сожалений? Именно такие сомнения иногда не давали ему уснуть.
Приняв желтоватую капсулу: “Гарантированное засыпание через пять минут, не вызывает привыкания, побочные эффекты не обнаружены, не помешает будильнику разбудить вас вовремя”, он отправился в кровать. Если он пешка, значит главное соскочить вовремя. Начав работать тут, Филипп принялся откладывать на черный день, видимо что-то такое кружилось в воздухе этой страны, воздействуя на умы и совесть. Хотя, даже не совесть, начальники его уровня такими дефектами не страдали, а скорее на чувство самосохранения. Раньше он бы не рискнул присвоить деньги организации, но тут слишком многое было построено на откатах и оплате наличкой. Деньги возили чемоданами, и грешно было не зачерпнуть немного из этого потока. Игра была рискованна, но Филипп отдавал себе отчет, если его разыгрывают в темную, то рано или поздно подставят, а в этом случае, единственный шанс спастись – это побег. А для побега нужны деньги.
-Забавно, – пробормотал он, засыпая, – а ведь еще месяц назад, я и помыслить не мог о побеге.

***
-Ириш, рассказывай.
Проклятый смотрел на жену, сидевшую с ногами на кровати. Малыш давно уснул, на город опустилась ночь, и темноту в комнате разгоняло лишь пламя одинокой свечи.
-Кот, заклинание сработало. На несколько часов, я исчезла. Это было не просто владение боевыми искусствами и оружием. Я думала иначе, оценивала иначе, не сомневалась, не рефлексировала.
И затем, она просто пересказала Мише события этого сумасшедшего дня.
-Знаешь, маленькая, – он не собирался говорить ей банальности, из серии: все нормально, ты поступила, как и должна была, я всегда тебя поддержу, и все в таком духе.
-С того самого момента, как мы встретили на набережной ведьму, меня не покидает ощущение, что нас снесло течением, и несет с огромной скоростью. Мы можем только рулить, стараясь не разбиться о камни, и если кто-то встретиться на пути, это будут, лишь их проблемы.
-Спасибо, Мишка. Понимаешь, я устала, и боюсь того, что устала, даже не начав. Как же я смогу справляться дальше, со всем, что еще навалится на нас?
-Ирунчик, – проклятый остался спокоен, – я думаю, это как в спортзале.
Заметив ее удивленный взгляд, пояснил:
-Ты сходила на одну, две тренировки, все тело болит, крепатура, и сама мысль, о том, что завтра снова необходимо пройти этот ад страшит. Но ты не бросаешь, и через пару месяцев, даже не можешь вспомнить о такой мелочи, как дискомфорт в самом начале тренировок.
-Да, мал… Кот, ты всегда мог подобрать слова.
Она принялась натирать колено мазью, при этом периодически морщась.
-Сильно болит, маленькая?
-Да, придется пойти в тот самый спортзал, начать делать растяжки, и все-такое. Ну, или спроси там своего мага, о магических способах восстановления сил.
-Думаю, он будет рассказывать только о том, что сам сочтет нужным. Знаешь, Ириш, я пока не понял, чего он в итоге от меня хочет. В моем понимании, так на простую работу не приглашают.
-Может быть в этих, как их, магических мирах? Может там именно так и приглашают на топ позиции?
-Не знаю, маленькая, Но я уже готов согласиться, а это меня и пугает. – И неожиданно сменив тему, проклятый спросил: – А что с соседом? Думаешь принесет деньги?
-Практически уверена. Его что-то очень напугало в том моем облике, я как психолог тебе говорю. Мужик он не трусливый, но в какой-то момент он резко сломался, так что должен принести.
-А что с откатом? Тебе не было плохо?
-Нет. Но давай об этом утром, я немного опасаюсь того, что может случиться ночью.
Они помолчали, каждый думал о своем.
-Кот, – прошептала она, приблизившись и встав на колени перед его столом, – я хочу тебя потискать. Ничего не могу с собой поделать.
-Я не уверен, что у тебя это получится, но попробуй – улыбнулся он, хотя внутренне напрягся.
Ира положила на стол руку ладонью вверх, и Миша уселся в ее центре. Она перенесла мужа на диван, улеглась, положив его на шею и, поглаживая указательным пальцем, произнесла:
-Кот, я боюсь ту, в кого превращаюсь.
В комнате было темно, свеча практически не освещала постель, и Миша порадовался, что Ира в любом случае не сможет увидеть, как на его лице расплывается улыбка. Нехорошая такая, злая улыбка.
-Я уже убила минимум шестерых, а седьмого покалечила. Да, все они не заслуживают жалости, я понимаю, но меня пугает легкость, с которой я все это сделала.
-Иришка, извини, что меняю тему, но как Валик все это воспринял?
-Знаешь, очень хорошо. Мне вообще кажется, что после того, как он выздоровел, он стал очень спокойным, здоровым, и каким-то не в меру серьезным. Мечта матери, а не младенец.
-Видимо это компенсация – пробормотал он, и поцеловал жену в шею.
Сейчас, не видя ее, можно было представлять, что просто лежишь в темноте, обнявшись с любимой. Ира поглаживала мужа, и думала о сегодняшнем дне, о Валике, о себе, о Мише. Она не произнесла этого, но ей реально казалось, что они все получили компенсацию, а заплатили за это тем, что случилось с ним. О как бы она хотела изменить произошедшее! Миша, очень похоже, начал целовать ее шею. Ох, как сложно сказать, что чувствует он, но для нее это лишь незначительная щекотка.
-Маленькая – оторвался он от своего бесперспективного занятия, – а как твои колени, и прочие части тела?
-Побаливают, но постепенно проходят. На мне видимо все будет заживать как на… ведьме.
-Это очень хорошо, Иришка.
Дальше они лежали молча, думая каждый о своем.
-Я засыпаю, маленькая – тихо сказал он. – Если усну, отнеси меня в ту комнату, а коробку поставь на постель, если проснусь, чувствуя, что нужна помощь, то быстрее доберусь до тебя.
-Ну, хорошо, Кот. Пойдем спать.
Ира сняла мужа с шеи, встала, и широко зевая пошла к себе. Проклятый уснул в ее руках, еще в коридоре. Уложив мужа спать, она поправила одеяло в кроватке Валика, и как только легла в постель, моментально уснула.

Стоило проклятому прийти в себя, и встать, как он увидел улыбающегося инструктора, сидящего в одном из кресел.
-Привет, соня! Одевайся. тебя ждет Магрес.

  Обсудить на форуме