Помощница антиквара. Глава 23

Помощница антиквара. Часть 3. Выбор.

Глава 23.

Анна и Ник сидели в углу трясущейся скрипучей повозки, прижавшись друг к другу, и с беспомощным состраданием смотрели на Рика. Стоя на четвереньках в противоположном углу и просунув голову между прутьями решетки, их бедный друг демонстрировал всем желающим съеденное и выпитое накануне. Цветом лица он напоминал вампира на диете.

– Меня сейчас тоже стошнит, – пролепетала Анна.

– Перестань, – сурово одернул ее Ник. – Отравился человек, бывает. Пройдет.

– Это я во всем виновата, – горько вздохнула девушка, уткнувшись лбом ему в плечо. – Думала, что разбираюсь в людях… хренушки! Как знать, может, и старая Теда приобретала свои травки у того же Медяка. Я ведь буквально на днях в Хеми проделывала то же самое с надзирателем, а теперь и сама попалась на этот крючок. Рик прав, я действительно дура, каких поискать.

– Все мы хороши, – попытался подбодрить ее Ник. – Чем только думали, когда бухали с контрабандистами? Повезло еще, что живы. – И, почесав затылок, вымученно улыбнулся, а затем, посерьезнев, добавил: – Мы виноваты перед тобой. Мы должны защищать тебя, а вместо этого попадаем из одной передряги в другую. Прости нас, дебилов.

Анна промолчала, лишь благодарно сжала его руку. Ей было невыносимо видеть мучения Рика, не имея возможности помочь ему. Их рюкзаки наверняка присвоил мерзавец Медяк, а там были все их медикаменты.

– Как ты? – девушка дотронулась до плеча Рика. – Совсем худо?

– Как догадалась? – огрызнулся тот. – Уйди, не смотри.

– Рик, мне так жаль! Я хотела помочь тебе!

– Помочь поблевать? Спасибо, я сам как-нибудь справлюсь. Уйди, я сказал! Ник, забери ее! – рявкнул Рик, и очередной спазм скрутил его. Самый гадкий момент при отравлении – когда содержимое желудка уже иссякло, а позывы все еще терзают тело.

Анна встала на ноги и сердито крикнула всадникам, сопровождавшим повозку:

– Эй! Вы что, не видите? Человеку плохо!

– Детка, – отозвался ближайший из них, смуглый и чернобородый, – у меня что, на лбу написано – лекарь?

– У тебя на лбу написано – хам, – фыркнула Анна.

– Поговори мне! – вскинулся мужчина. – По плетке соскучилась?

– Дай воды, – проигнорировав угрозу, потребовала девушка. Тот, пораженный такой наглостью, швырнул ей флягу. Анна передала добычу Рику:

– Вот, держи. Пей.

– Что это? – скривился Рик.

– Вода. Наверное, – не удержалась от колкости девушка, уловив подковырку в вопросе.

Получив несколько глотков воды, организм сказал “ура” и возобновил борьбу с интоксикацией.

– Эй! – Анна вновь обратилась к конвоирам, на сей раз более миролюбиво. – Куда мы едем?

– В Турас, – снизошел до объяснений все тот же бородач – видимо, самый словоохотливый.

– А нам нужно в Недми, – Анна наивно захлопала ресницами.

– А нам на это начхать, – не оценил шутку мужчина. Анна поняла, что женские уловки здесь не сработают, и решила просто выяснить хоть что-нибудь.

– Мы что, пленники?

– Скажешь тоже. Вы рабы.

– Ах, ну теперь понятно, почему с нами никто не разговаривает. А твое самолюбие не страдает от болтовни со мной?

– Что за чушь ты несешь, девчонка! – зло сверкнул глазами бородач. Анна опасливо покосилась на рукоять плетки, торчащую из сапога конвоира, и решила не провоцировать его.

– Ладно, не кипятись. Ответь на несколько вопросов, и я замолкну.

– Спрашивай, – милостиво отозвался мужчина.

– Долго еще ехать?

– Не знаю.

– Как это ты не знаешь? – в ответ девушка получила еще один злобный взгляд. – Ну нет так нет. Что нас ждет в этом вашем Турасе?

– Парни будут драться, а ты танцевать.

– Это кто так решил?

– Саймила велела найти для нее бойцов. Элиш, правда, не просил танцовщицу, но не припомню, чтобы он отказывался от молоденьких девочек. Будешь услаждать его взор, а если повезет, то и не только.

– Надеюсь, не повезет, – тихо буркнула Анна. – А кто такие Элиш и Саймила?

Конвоир расхохотался, как хохочут над самыми глупыми вопросами, затем смерил девушку презрительным взглядом и процедил сквозь зубы:

– Стыдно не знать. Саймила – правительница графства Турас, Элиш – ее супруг. Да благословят их боги!

– Ни разу не стыдно. Турас – это в Дариосе или в Келади?

– Вы откуда взялись, такие неучи? – закатил глаза всадник. – Турас – это Турас. Мы не желаем подчиняться Келади, но и Дариосу не наложить на нас лапу. Признание обеими странами независимости Тураса – лишь вопрос времени.

– Спасибо за разъяснения, добрый человек, – Анна одарила собеседника обворожительной улыбкой и села на место. Рик обессиленно плюхнулся рядом с ней, вытянув длинные ноги и отирая лоб тыльной стороной ладони.

– Отпустило? – спросил Ник.

– Не совсем, но наизнанку уже не выворачивает.

– Отдохни, – предложила Анна. – Совсем измучился, больно смотреть.

Она уложила голову Рика себе на колени, убрала с его лица отросшую густую челку, запустила пальцы в волосы и принялась ласково перебирать их, затылком чувствуя ревниво-завистливый взгляд Ника.

– Ради такого кайфа я готов травиться хоть каждый день, – блаженно улыбнулся Рик. – Жаль, я слишком плох, чтобы насладиться пикантностью ситуации.

– Дурак, – вздохнула Анна, не прекращая своего занятия. – Не пил бы так много, не был бы так плох. И как тебя, такого здравомыслящего зануду, угораздило так накидаться?

– А что мне оставалось? Вы с рыжим сбежали личную жизнь устраивать…

– Чего?! – вознегодовала Анна. – С дуба рухнул? Откуда такие сведения?

– Медяк сказал. Да я и сам не ребенок.

– Медяк? Как он сказал-то?

– Жестами, – криво ухмыльнулся Рик и, обхватив себя за плечи, смешно почмокал губами.

– И ты ему поверил, – упрекнул Ник.

– Ну не то чтобы поверил. Думал – сейчас допью и пойду проверю. Допил… Ну так что, было? – он пытливо, выжидающе смотрел на девушку.

– Тебе действительно это интересно? – попыталась уйти от ответа Анна. Ни врать, ни говорить правду она не была готова. – Ты уверен, что сейчас это главное? Или все-таки есть темы поважнее? Например, что с нами будет.

– Об этом позже. Ник, ты-то что притих?

– Да, было, – резко выпалил Ник и сконфуженно добавил: – Да, я ее поцеловал, а она надавала мне по морде.

– Что, было так противно? – приободрившись, полюбопытствовал Рик.

– Вот и мне интересно, – Ник покосился на девушку.

– Честно? Я думала, будет хуже. Но испугалась. Еще бы, гуляю, воздухом дышу, никого не трогаю, и вдруг является нетрезвая образина и лезет целоваться!

– Я в другой раз трезвый полезу, – обиженно буркнул Ник.

– Я в другой раз тебе нос сломаю, – задиристо пообещала Анна.

– Вот теперь я готов послушать, что нас ожидает, – улыбаясь, как довольный кот, Рик поудобнее устроился на ее бедре. – И не отвлекайся! – он потеребил руку Анны, напряженно замершую в его волосах. – Я прямо чувствую, как исцеляюсь.

– А ждет нас, ребятки, глубокая жо… за… ну, вы поняли. – И девушка поведала друзьям то, что узнала от бородатого конвоира.

– Трындец, – резюмировал Рик.

– Полный, – согласился Ник.

Максимилиан Стоун решил начать поиски пропавшей принцессы с того места, где их пути разошлись. С собой он взял Ганса, Давида и пятерых воинов из особого подразделения дворцовой охраны, которое подчинялось лично Даниэлю. Среди прочих навыков этих парней была способность вести допрос качественно, эффективно и – что немаловажно – без насилия. Они строили разговор так умело, что у самых забывчивых вдруг оказывалась прекрасная память, а тайны, которые опрашиваемые собирались унести с собой в могилу, открывались легко, естественно и без запинки, как будто хранились до поры специально для беседы с этими милыми, обаятельными людьми. То, что это был допрос, а не беседа, выяснялось позже и, как правило, при неприятных обстоятельствах. Однако сейчас воины искали не шпионов, а королевскую дочь, поэтому до мелких грешков мирных жителей не докапывались.

Отряд заходил в каждую деревню, в каждый дом, по крупице собирая сведения о кареглазой девушке и ее спутниках. То, что они узнали у местных, вело их прямиком в город Адр. Все по плану. Но в Адре поиски не то чтобы зашли в тупик – немного забуксовали. Чужестранцев видели на ярмарке, где они закупались продуктами, затем один из торговцев припомнил, как его знакомый обещал по окончании торговли забрать их с собой в деревню на ночлег. Нашли и знакомого. Тот поведал историю о том, как эти безумцы украли детей из повозки с приговоренными. Узнав об этом, Максимилиан схватился за голову! Вот неугомонная троица! И куда же привело их это приключение? Пришлось употребить все свое влияние и поговорить с начальником городской стражи. Тот рассказал все, что знал о ведьме, схваченной в лесу недалеко от келадийской границы.

А вот это уже интересно! Когда-то давно Максимилиан купил у лесничего домик в этих лесах, а позже подарил его племяннику. Где сейчас Кристиан, известно только небесам. Но домик посетить – много времени не займет, а если им удастся попутно что-нибудь узнать о Крисе, Даниэль будет ему обязан до конца жизни.

– Даниэль? – взгляд молодой женщины напоминал взгляд дикого зверя, попавшего в западню: в нем были страх, растерянность и ненависть. Максимилиан не удивился, что его приняли за брата. Намного более его заинтересовало, откуда она может знать и за что ненавидеть Даниэля. Что может связывать их? Женщина красива, но не той изысканной, утонченной красотой, которая могла бы привлечь Даниэля. На руках у нее спящий младенец, но сколько ни вглядывался Макс в личико крохи, ни капли сходства с братом или племянником он не уловил.

– Как вы меня нашли? – кошкой прошипела женщина.

– Я искал Кристиана, а не тебя, – отступив на шаг назад, Макс непроизвольно выставил перед собой раскрытые ладони, будто щит. Не впервые его принимают за Даниэля, но сейчас, кажется, ему это на руку. – Где мой сын?

– Кристиан? – голос женщины на мгновение потеплел, глаза влажно блеснули, но она быстро взяла себя в руки и жестко отчеканила: – Не знаю.

Макс пожалел, что не позволил сначала поговорить с ней воинам Даниэля. Но кто же знал, что все получится именно так?

– Ты все еще ненавидишь меня? – мягко спросил Макс, будто в темноте наощупь продвигаясь в общее прошлое этой дикарки и его брата.

– Мне не за что вас ненавидеть, – в голосе женщины поубавилось агрессии, но взгляд ничуть не смягчился.

– Тогда скажи, когда ты видела Кристиана.

– Его здесь нет, и больше мне нечего вам сказать.

– Со мной пятеро парней, которые могут разговорить любого. У тебя есть выбор: поговорить по душам со мной или отвечать на неудобные вопросы воинов особого подразделения.

Женщина не ответила ему, но посмотрела в глаза странным, долгим, тяжелым взглядом. Макс вдруг почувствовал себя беззащитным, будто роли поменялись и теперь настала его очередь отвечать на ее вопросы. Не выдержав, он опустил глаза. Виски ломило, яркий свет в окне причинял боль.

– Вы не Даниэль, – нарушила молчание женщина. – Я вас не знаю и больше ни слова не скажу. Вам лучше покинуть мой дом.

– Но ты знаешь Даниэля, – не оставлял надежды Максимилиан. – И Кристиана.

Женщина сделала шаг в его сторону, не отводя глаз. Внезапно Макс почувствовал такую боль, будто сотня раскаленных игл вонзилась в его голову. Но в тот миг, когда он принял решение ретироваться и прийти позже с воинами, дверь за его спиной распахнулась. На пороге стоял худенький мальчуган и с настороженным любопытством разглядывал гостя. Его появление отвлекло женщину от издевательства над мозгом Максимилиана, но прежде чем выйти, он внимательно посмотрел на ребенка. Глаза, безусловно, от матери, но в остальном – вылитый Крис в детстве!

– Как тебя зовут, малыш? – ласково обратился он к ребенку. Тот молчал и смотрел на Макса волчонком. – Что-то мне подсказывает, что мы с тобой не чужие! Ты скажешь мне, где твой отец?

– Он умер, – коротко, по-взрослому серьезно ответил мальчик.

– Айден, – ахнула мать.

– Прости, мам, я слышал, когда ты…

– Молчи! – резко остановила его женщина. От ее возгласа дитя на руках проснулось и заплакало.

– Теперь я понял, что нам действительно есть о чем поговорить, – с плохо скрываемым волнением заявил Максимилиан.

Молодая женщина вместе с детьми в сопровождении одного из воинов была отправлена через портал в замок Максимилиана с указанием обеспечить им максимальный комфорт и строжайшую охрану, а сам Макс продолжил поиски Анны.

Повозка с рабами миновала кордон, где конвоиров хорошо знали и не стали докучать формальностями. Леса сменились засеянными полями, по обеим сторонам дороги выстроились деревеньки. Вскоре после полудня задремавших путников разбудил многоголосый шум большого города – ржание коней, лай собак, вялая перебранка торговок, скрип телег, смех детей. Город, подобно муравейнику, жил своей привычной размеренной жизнью, в которой прибытие новых рабов не оставило мало-мальски заметного следа. Прибывшим же, напротив, казалось, что всеобщее внимание сейчас сосредоточено на них.

– Что они пялятся на нас, как в цирке? – недовольно пробурчал Ник.

– Да кому ты нужен, чтобы пялиться на тебя, – пренебрежительно бросил Рик.

– Парни, я боюсь, – опустив голову, тихо призналась Анна.

– Не надо бояться, – убежденно, но не убедительно заявил Ник, – мы будем рядом.

– Это здесь вы со мной рядом, а что нас ждет, когда приедем? Меня отдадут гаду Элишу, а что будет с вами, мне даже думать страшно. Да и увидимся ли еще когда-нибудь?

– Не говори глупостей! – вздохнул Рик, обнимая девушку за плечи. Он хотел сказать, что никому ее не отдаст и что убьет любого, кто посмеет на нее посягнуть, но бравые слова застряли комом в горле. Их было бы намного легче произнести, если бы они были хоть чуть-чуть правдивы. Нет, он действительно был готов на все ради нее, такой хрупкой и испуганной, но что-то в глубине души гнусным шепотком подсказывало, что этого недостаточно! Ведь их всего двое. Трое, непременно сказала бы Анна, но здесь им будут противостоять силы посерьезнее, чем дюжина вспыльчивых деревенских ребят. Поэтому Рик промолчал, лишь крепче прижал к себе Анну, чтобы сохранить для себя хоть частичку ее родного тепла.

Город был странный. Ни в Дариосе, ни в своем мире друзья таких не видели. Несколько высоких замков, украшенных вычурно и безвкусно, были плотно облеплены домами попроще и совсем бедными лачугами, как корабли с заросшим мидиями днищем. Роскошные кареты, запряженные увешанными побрякушками породистыми конями, на узких улочках не могли разъехаться с телегами крестьян и торговцев. Но повозку и сопровождавший ее конвой почтительно пропускали даже самые богатые экипажи.

Резиденция правителей Тураса почти ничем не отличалась от прочих замков города, даже выглядела скромнее и строже некоторых из них, но охранялась намного серьезнее. Высокую кованую ограду, охватывающую довольно большую территорию, не окружали разномастные постройки. Конвой проехал мимо троих парадных ворот и остановился у самых неприметных. За ними путников встретил вымощенный камнем двор, вокруг которого вплотную стояли приземистые длинные постройки, похожие на сараи. Из одного вышла немолодая седая женщина с царственной осанкой и надменным лицом. Всадники спешились и почтительно поклонились ей.

– Где вы запропастились? – вместо приветствия процедила женщина. – Я жду вас с самого утра.

– Мы не виноваты, госпожа, – высокий полноватый мужчина с синяком под глазом, полученным от Рика, выглядел перед ней как мальчишка, застигнутый строгой директрисой за курением. – Медяк нас подвел.

– Прекрати скулить, – сверкнула глазами седовласая, – имей мужество признать свои промахи. Ну, кого вы мне привезли?

– Выходите, – прорычал мужчина. Бородач, который недавно отвечал на вопросы Анны, принялся возиться с замком.

– Эй, – тихо окликнула его Анна, – это что за тетка? Саймила?

Тот посмотрел на девушку уже знакомым и почти не страшным взглядом:

– Это Шенна, распорядительница развлечений для графской четы.

– Прекратите шушукаться, – одернул их обладатель синяка.

– Какая прелесть! – вдруг защебетала Шенна. – Вы и девушку мне привезли! У нас как раз одна переведена на кухню из-за беременности. Обещаю похлопотать о награде для вас.

Сменив гнев на милость, Шенна из ледяной статуи вмиг превратилась в очаровательную пожилую леди, и Анна подметила ее сходство с любимой учительницей танцев. Однако упоминание беременности ввергло девушку в ужас. Двое конвоиров рывком подняли Ника на ноги и толкнули к выходу. Тот подал Анне руку, которую она не отпустила, даже оказавшись снаружи. Второй рукой она вцепилась в Рика.

– Подойди ко мне, – потребовала Шенна, властно указав длинным пальцем в сторону Анны. – Да не дрожи! Я строга, но не зла, рабынь понапрасну не обижаю.

Анна не сдвинулась с места. Один из конвоиров ткнул ее в спину. Это вывело Анну из ступора, напомнив, кто она такая и что умеет. Отпустив руки друзей, девушка резко развернулась и врезала наглецу в ухо. Ник и Рик тоже отшвырнули охрану, как брехливых шавок, и принялись яростно раздавать плюхи направо и налево. Шенна, удивленно хмыкнув, сложила руки на груди и наблюдала за схваткой с интересом тренера.

– Молодцы, – одобрительно изрекла она, когда поверженная троица, фырча и отплевываясь, лежала на пыльных камнях. – Втроем против пятнадцати – конечно, шансов у вас не было, но продержались вы довольно долго. Жаль, нет у меня еще таких боевых девчонок. Выдать им по двадцать плетей и до утра в карцер. А тебя, крошка, считаю своим долгом предупредить: на первый раз ты отделалась легко, но если еще выкинешь что-то подобное, отправишься в мужской барак на всю ночь.

Так началась жизнь принцессы в рабстве у мятежной графини.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме