По другую сторону молнии. Часть 7.

Часть 7

Глава 26.
Выглядела Катя как всегда очаровательно. В белом брючном костюме и высоких сапогах, с собранными в хвост черными волосами, она вполне бы сошла за жену какого-нибудь миллиардера.
– Я тоже соскучился. – ответил я улыбнувшись. – И рад тебя видеть. Хотя, если честно, не ожидал.
У нее за спиной стояли двое. Первый – типичный офисный работник после трудового дня. С едва заметной щетиной. В костюме. Верхняя пуговица на рубашке расстегнута, галстук ослаблен. Второй, как их сейчас называют, хипстер. Густая борода, джинсы, пиджак, кеды. Для не очень наблюдательных зрителей, они вполне сошли бы за двух товарищей, встретившихся вечером в баре обсудить прошедший день. Для всех остальных, умеющих замечать детали, в глаза бросалась излишне развитая мускулатура, которую не могла скрыть свободная одежда. А так же оттопыренные под левой рукой пиджаки. Ребята вооружены и, скорей всего, умеют не только стрелять, но и неплохо драться.
Необходимо было сделать что-то нестандартное. То, чего от меня не ждали в текущей ситуации. И я сделал. Я обнял Катю и крепко поцеловал. Сначала она попробовала отстраниться, но, вспомнив роль, которую здесь играет взяла себя в руки. Интересной оказалась реакция хипстера. Он напрягся. Я отчетливо видел, как у него сжались кулаки, а глаза засветились ненавистью. Значит, в этом мире он ее любовник. Или друг, который хочет перейти в разряд любовника. В любом случае, я смогу этим использоваться, если понадобится. В то же время офисный работник равнодушно смотрел на происходящее в комнате.
Как ни приятно было, затягивать поцелуй не стоило. Я отпустил Катю и сделал шаг назад.
– Может ты представишь меня своим друзьям? – спросил я.
– Конечно. – ответила она переводя дыхание. – Это Иван, – она показала на хипстера. – Это тоже Иван, – показала на офисного работника.
– Какое разнообразие. – ответил я. – Буду звать их Иван хипстер и Иван офис. Никто не против?
Все промолчали.
– Замечательно. А того, который стоит у меня за спиной и старается дышать как можно тише, тоже зовут Иван?
Катя слегка изменилась в лице. Скорей всего третий должен был оставаться для меня незаметным.
– Вообще-то нет. – ответила Катя. – Его зовут Джон.
Я начал поворачиваться, чтобы увидеть лицо Джона. Но не успел. Хлопнула входная дверь и он выскользнул в коридор.
– Какой-то этот Джон необщительный, – сказал я, повернувшись к Кате. – Раз мы все познакомились, может обсудим, зачем мы здесь сегодня собрались?
– Я думаю ты знаешь, зачем мы собрались.
– Допустим. Но чтобы не было разногласий, давайте все-таки говорить прямо.
– Давай. Но не здесь. Этот номер нашпигован жучками под самый потолок. Часть мы деактивировали. Но я уверена, многие мы просто не смогли засечь. Сейчас у нас есть два варианта. Ты можешь выйти отсюда по собственной воле и на своих ногах. Или мы тебя вынесем в бессознательном состоянии.
– Куда мы пойдем?
– Пока тебе рано это знать. – ответила Катя.
– Хорошо. – сказал я и повернулся к выходу.
Я взялся за ручку двери, но открыть не успел – игла коснулась моей шеи и сознание отключилось.

Глава 27
Сознание вернулось сразу, как будто кто-то нажал на выключатель. Я находился в просторной комнате. Из мебели был только большой железный стол и два стула. Я сидел, привязанный к одному стульев. Руки, как ни странно, остались свободны. Абсолютно белые стены, пол и потолок. Свет лился с потолка из скрытых светильников. Если бы я был актером фильма, одна из стен обязательно была бы зеркалом с односторонней видимостью. Но нет. Прогресс не стоит на месте. Вместо зеркала в углах комнаты висели камеры. На дальней стене были установлены несколько розеток. В ожидании гостей, я начала разглядывать самый интересный предмет интерьера. Стол. Длиной около двух метров и шириной метр. На нем вполне может разместиться взрослый человек. Скорей всего для этих целей стол тут и установлен – в углах видны кольца, к которым можно привязать жертву. А множество глубоких надрезов на поверхности указывают на то, что к столу уже кого-то привязывали и, судя по всему, пытали. Возможно, у меня просто разыгралось воображение. Но сбрасывать со счетов такой вариант не стоило.
Прошло два с половиной часа, прежде чем дверь у меня за спиной открылась и в комнату вошел человек.
– Добрый день, Максим, – протягивая руку сказал вошедший. – Меня зовут Сергей. Я очень рад, что мне наконец-то удалось с вами встретиться.
– Здравствуйте, – ответил я пожимая его руку. – Простите, не могу встать для приветствия. Волею судеб оказался привязан к этому стулу.
– Ничего-ничего. Сидите. Надеюсь, что по окончанию нашей беседы мы освободим вас от этой, поистине, архаичной меры предосторожности.
Он улыбнулся, демонстрируя прекрасные зубы.
– Освободиться было бы неплохо, – сказал я, тоже улыбнувшись. – Давайте побеседуем.
– Может хотите воды? Или чего-нибудь покрепче? Сигарету?
Пить хотелось нестерпимо. Но в воду могли подмешать какую-нибудь химию, чтобы заставить меня говорить. С другой стороны, у них было достаточно времени, чтобы ввести эти химию другим способом. Например, сделать мне инъекцию.
– Не беспокойтесь, – сказал Сергей, видимо поняв ход моих мыслей. – Мы не собираемся подмешивать вам в напитки ничего, что может помешать нам продолжить беседу. Я, например, с удовольствием выпил бы чашечку чая. Присоединитесь ко мне?
– С удовольствием. – ответил я.
Сергей кивнул, глядя в одну из камер. Через минуту открылась дверь. Вошел Иван-хипстер. Он нес поднос, на котором стоял чайник, две чашки, сахар, молоко и блюдце с крекерами. Иван расставил все на столе и вышел. Сергей разлил чай по чашкам и предложил мне самому выбрать, из какой пить.
Я сделал глоток. Восхитительный напиток. Достать такой достаточно сложно.
– Максим, – начал Сергей. – Я думаю вы догадываетесь, по какому вопросы мы с вами сейчас будем беседовать?
– Догадываюсь. Но будет лучше, если мы исключим догадки.
– Хорошо. Нас интересует ваша работа в параллельной вселенной. Только не делайте удивленное лицо. Мы точно знаем, что Вы там бываете…
– Сергей, – перебил я его. – Сначала расскажите мне, кто такие Вы?
Во мне постепенно начал разгораться азарт. Я всегда любил такие словестные баталии. Когда каждый собеседник знает, что нужно второй стороне. При этом оба вынуждены делать маленькие шажки, ожидая ошибки противника.
– Я представляю достаточно состоятельного бизнесмена, – буквально секунду подумав, ответил Сергей. – Совершенно случайно ему стало известно, что существует возможность попасть в параллельный мир. Он с детства любит научную фантастику, поэтому заинтересовался этой информацией. Он нанял меня, чтобы я выяснил как происходит перемещение и можем ли мы туда попасть. В результате поисков я узнал, что Вы можете мне помочь. Поэтому Вы здесь.
Он замолчал, ожидая моего следующего вопроса.
– Допустим это так. – сказал я, немного помолчав. – Почему вы считаете, что я буду вам помогать?
– Это очень просто. Я надеюсь заинтересовать Вас возможностями, которыми располагает мой работодатель. Он очень богатый человек. Настолько, что за информацию готов заплатить сумму с семью нулями. Естественно, что речь идет не о рублях. И это только за информацию. Если Вы согласитесь принять участие в нашем проекте по перемещению в параллельную вселенную, Вам предоставят руководящую должность. С соответствующей оплатой.
– Мой текущий работодатель будет, мягко говоря, против моего увольнения. Кроме того, я дал массу подписок о неразглашении. Если соглашусь на Ваше предложение, то, скорей всего, просто проведу остаток жизни в тюрьме.
– Не беспокойтесь, – воскликнул Сергей. – Вам и Вашей семье будет обеспечен выезд из России в одну из стран, которая сможет предоставить убежище. Мы гарантируем Вам безопасность.
Я не стал отвечать, делая вид что задумался. Необходимо выждать, дать ему возможность наговорить побольше.
– Подумайте о Ваших детях, – продолжил Сергей. – Вы сможете обеспечить им достойный уровнем жизни. Они смогут закончить любой университет мира!
– А зачем им это образование, если в один прекрасный день их отец, совершенно случайно, выпьет чашку чая с полонием?
– Не говорите глупости. Вам до человека, на которого вы намекаете, очень далеко. Вы не будете заниматься политикой. Только бизнес.
Ты еще не знаешь моего шефа, подумал я. Это может быть не только чашка чая. Он может придумать и что-нибудь поинтересней.
– Суть Вашего предложения я понял, – сказал я. – Если я решу согласиться, мы сможем уточнить детали позднее. Остается вопрос. Могу ли я отказаться?
– Конечно можете! Только если Вы откажетесь, вместо меня в эту комнату придет Мигель. Он у нас лучший специалист по коммуникациям с несговорчивыми партнерами. Он Кубинец. Начинал заниматься своим ремеслом более полувека назад, еще при Батисте. Учился и оттачивал свое мастерство на пленных партизанах. После победы Фиделя сбежал из страны. Много лет скитался по миру, пока я случайно не встретил его. Сейчас он мой сотрудник. Работает отлично, я Вам скажу. Практически не бывает такого, чтобы мы не выяснили то, что нам нужно. Иногда я сдаю его в аренду. За очень большие деньги. Знаете, из его клиентов никто пока не жаловался. – Сергей усмехнулся своей шутке. – Иногда мне кажется, что Мигель – лучший специалист по использованию химии. А уж в знании человеческого тела ему точно нет равных.
Сергей хищно улыбнулся.
– Хотите, я попрошу принести фотографии, ознакомитесь с его методами. Может это как-то повлияет на Ваше решение?
– Нет, спасибо. – сказал я, стараясь придать голосу как можно более безразличный тон. Сергей не в курсе, что у меня был собственный, достаточно обширный опыт выбивания показаний. Я имел представление о том, как работает Мигель. Хотя, возможно, смог бы у него чему-то научиться. Вот только быть его подопытным кроликом в мои планы не входило.
– Зря. Хотя, это твое дело. – сказал Сергей после паузы. – Ну так, какое решение ты принял?
– Мне нужно подумать. Это сложное решение.
– Сколько времени тебе нужно на раздумья? – недовольным голосом спросил Сергей.
– Сутки. А еще я хочу позвонить жене.
– На раздумья я тебе дам двенадцать часов. Не больше. А вот звонить не разрешу, ты уж прости.
– Ну что делать. Пусть будет так. – согласился я. – Меня развяжут или я все двенадцать часов буду здесь сидеть?
– Развяжут. Это будет жест доброй воли с моей стороны.
Он сделал едва заметный жест. Дверь открылась и в комнату вошли оба Ивана. Один развязал меня, второй в это время стоял в дальнем углу с пистолетом в руке.
– Пойдем, Максим. – сказал Сергей. – Мы приготовили комнату. Там ты сможешь привести себя в порядок и поужинать. Но главное. Ты должен хорошо подумать над моим предложением.
Коридор поражал стерильной чистотой и полным отсутствием людей. Мы прошли около тридцати метров до моей комнаты. За дверью оказался гостиничный номер, практически такой же, как был в Москве. Пока я был в душе, в комнате появился обеденный стол. Мясо, овощи, бутылка вина. Приборы на двоих. Неужели Сергей решил составить мне компанию? Пока гостей не было, я включил телевизор. Ни один канал не показывал. Быстрый осмотр помещения показал, что здесь не было ничего, что могло бы подсказать, где я находился. Зато под потолком обнаружилось четыре камеры видеонаблюдения. Поставлены так, что я нигде не мог остаться без надзора. Ждать гостей не входило в мои планы, поэтому я сел за стол и принялся за ужин. Через пару минут дверь открылась и в комнату вошла Катя.
– Привет, – сказала она. – Можно составить тебе компанию?
– Присоединяйся, – делая приглашающий жест сказал я. Прогонять ее было глупо. Она могла стать полезным источником информации. А то, что она меня предала… Ну чтож. Такая работа. Окажись я на ее месте, поступил бы точно так же.
Беседа была похожа на перетягивание каната. Она пыталась вывести меня на разговор о Базе и о том, как же хорошо мне будет работать на ее шефа. Я, в то же время, пытался выяснить, кто такой на самом деле этот шеф. Около часа продолжалась наша словестная дуэль. Потом ужин подошел к концу. Катя поцеловала меня в щеку, попрощалась и ушла. Через пять минут, под присмотром Ивана-хипстера, в комнату пришла горничная и убрала остатки ужина. Я остался один.
По моим внутренним ощущениям было уже начала одиннадцатого. Завтрашний день обещал стать чертовски длинным. Я разделся и лег в кровать. Для вида пришлось пять минут покрутился, как будто засыпаю. Потом я расслабился, замедлил дыхание и притворился спящим. На самом деле очень сложно имитировать сон, одновременно обдумывая что-то важное.
До окончания отведенного на принятие решения срока оставалось восемь часов. Необходимо обдумать линию поведения на завтра. Дракон поставил две задачи – выяснить, кто тут главный и остаться в живых. На данный момент кроме того, что хозяин очень богат и любит фантастику, я не узнал о нем ничего. А этого недостаточно. Вполне возможно, что нет никакого хозяина. Что за операцией стоят спецслужбы. В этом случае я, скорей всего, уже не жилец. Нужно искать другие пути. Ведь в том, чтобы выбраться отсюда, я был крайне заинтересован. Сотрудничать по-настоящему с этими людьми нельзя ни при каких обстоятельствах. Начинаем с того, что они непрофессионалы. Они могут быть хорошими бойцами. Или снайперами. Взрывниками. Аналитиками. Да кем угодно. Но никак не сотрудниками спецподразделений. Человек, назвавший себя Сергеем сделал все, чтобы я подумал, что мы все еще в России. Он говорил на прекрасном русском языке. Все продукты на столе были Российского производства. Даже постельное белье, на котором я сейчас лежал и мыло с шампунем было наше. Но он все-таки прокололся! Нужно подумать, смогу ли я его проколы завтра использовать. Завтра нужно будет каким-то образом перехватить инициативу в разговоре. Выяснить, кто всем руководит? И остаться в живых. Предположим, я заявлю, что главным условием моей работы в их команде является знакомство с шефом. Скажу, что не верю Сергею и хочу получить гарантии от главного. Что он сделают? А что бы сделал я на их месте? Выдал бы за шефа другого человека. Проверить то, что он настоящий – невозможно. Тогда отбрасываем этот вариант. Остается другой – заболтать Сергея, наладить контакт с другими людьми. Постараться сделать так, чтобы кто-нибудь из них проговорился о шефе. Так. Это уже ближе. Но для разговоров нужно время. Сколько я смогу его забалтывать? Два часа? Три? День, неделю? Я смогу вести разговоры неделями. Но Сергей не будет тратить на меня столько времени. Ведь от него ждут результат. Тогда что мне делать?
В размышлениях прошло уже больше часа. Я ускорил дыхание, вслед за этим увеличилась частота ударов сердца. Убедившись, что сейчас мое состояние для стороннего наблюдателя выглядит как быстрый сон, я засек время и вернулся к своим мыслям.
Видимо, приток кислорода улучшил работу мозга. Потому что мне сразу пришло в голову решение последнего вопроса. Нужно использовать Мину. В России у меня их две. Когда десять лет назад Дракон рассказал нам – мне, Лешему и Викингу о Минах, мы были, мягко говоря, удивлены. Мина – это человек. Бывший сотрудник одного из спецподразделений. Совершивший достаточно серьезный проступок. Настолько серьезный, что, по идее, путь у него только один – в могилу. Но прошлые заслуги позволяли дать ему второй шанс. И человеку дают выбор – или с ним происходит несчастный случай. Или он становится Миной. Превращается в гражданского человека. Живет обычной жизнью, работает. Может создать семью. Но всегда должен быть готов к тому, что к нему могут прийти незнакомые люди. И начать задавать странные вопросы. Для Мины это означает, что пришло его время. Другой агент попал в сложную ситуацию и ему нужна помощь. Задача Мины – подать условный сигнал и как можно дольше тянуть время. Чтобы сотрудники группы немедленного реагирования успели перехватить “гостей”. Как сказал Дракон, Мина, к которой пришли гости, очень редко выживает. Мина, к которой так никто и не пришел без проблем доживает до старости. Так что, планирую “сдать” одну из своих Мин, я обрекаю какого-то неизвестного мне человека на гарантированную смерть. Но других вариантов я не видел.
Прошло десять минут. Пора возвращаться к медленному сну. Я счел, что продумал завтрашний план достаточно подробно, поэтому могу позволить себе сон. “Завел” внутренний будильник и заснул по-настоящему.
Через два часа дверь в комнату открылась. К кровати подошел человек, одеяло откинулось и Катя легла рядом со мной. Это была та же женщина, с которой я несколько месяцев жил в Таусе. Но в то же время, она была другая. Там мы были нужны друг другу. Там мы были равны. Здесь я чувствовал, что я ей просто нужен. Что все, что она делает, преследует какую-то цель. Мое предчувствие меня не обмануло. Когда мы уже просто лежали обнявшись, Катя сказала:
– Макс, обдумай все хорошо. Шанс, который тебе выпал, бывает один раз в жизни. Ты за всю жизнь не заработаешь столько, сколько тебе заплатят просто за информацию. А если ты согласишься работать на нас, твой доход будет на порядок, на два порядка больше, чем ты получаешь сейчас в России. Ты сможешь воплотить в реальность все свои мечты. Ты ведь ничего не теряешь!
Она замолчала. Было видно, что она не решается что-то сказать, хотя раньше я такого за ней не замечал.
– Если ты беспокоишься за свою семью – оставь их дома. – наконец решилась она. – Отправишь им денег. Столько, сколько им хватит до конца жизни. А сам… Сам останешься со мной.
Честно говоря, я не был готов к такому повороту. Неужели она не понимает, что я никогда не смогу ей доверять, после того, как она меня сдала.
– Я подумаю. – сказал я. – Твое предложение достаточно интересное. Я даже не думал над таким вариантом.
– Хорошо, милый. Подумай. Я надеюсь, что ты примешь правильное решение.
Больше мы не говорили. Каждый думал о чем-то своем и я как-то незаметно уснул. Когда проснулся – Кати уже не было. Принял душ. Вместо стола с завтраком в в комнате сидел Иван-из-офиса.
– Доброе утро, – сказал он. – Сергей приглашает Вас на завтрак в нашу столовую.
– С удовольствием приму его приглашение, – ответил я, протягивая ему руки.
– Нет-нет. Никаких наручников. Сегодня Вы наш гость.
Иван открыл дверь и посторонился, пропуская меня. Ну чтож. Изменение моего статуса не могло не радовать.
Сергей ждал меня в просторной столовой. У нас на Базе была такая же, только раза в три больше. Значит местная организация не такая большая, как у нас. Кроме Сергея и Ивана-хипстера в столовой больше никого не было.
– Приветствую, – сказал Сергей, вставая мне навстречу. – У нас шведский стол. Выбирай что хочешь. И присоединяйся к нам.
Я собрал себе достаточно плотный завтрак и сел к ним за стол.
– Как спалось? – Спросил Сергей.
– Замечательно. Почти как дома. – ответил я. – Только ближе к утру было немного беспокойно. Но мне понравилось.
Краем глаза я наблюдал на хипстером. После моих последних слов он нервно сглотнул и у него задергался левый глаз. Эх Ваня-Ваня. Нельзя быть таким чувствительным, занимаясь нашей работой.
– Я надеюсь, – продолжил Сергей, – что это не помешало тебе принять решение?
– Конечно нет. Можно даже сказать, что немного помогло.
– Тогда предлагаю после окончания завтрака переместиться в более подходящее для переговоров место.
Мы завтракали обсуждая нейтральные тему – последние политические новости, погоду, даже пристрастия в еде. По окончанию перешли в кабинет руководителя. Большой письменный стол, кресла, мягкие диваны. Бар.
– У меня большой опыт ведения переговоров, – начал Сергей. – И я уверен, что сейчас мы с тобой будем торговаться.
– Не ошибаешься, – ответил я. – Я обдумал твое предложение. И практически готов согласиться на него. Но сначала, хотел бы услышать ответы на некоторые вопросы.
– Спрашивай.
– Первый вопрос. Где мы находимся?
– Макс, – достаточно натурально удивился Сергей. – Ты же давно занимаешься своей работой. Должен понимать, что я не скажу тебе этого, пока мы не договоримся и не пожмем друг другу руки!
– Но хотя бы страну можешь сказать?
– Глупый вопрос. Мы в России. Недалеко от Ростова.
Все, пришла пора перехватывать инициативу.
– Сергей. – теперь пришла моя очередь разыгрывать обиду. – Ты просишь меня предать своего работодателя, своих друзей, свою страну, наконец. В обмен на это обещаешь много денег и новую работу. Но сам обманываешь меня в вопросе, который даже не требует конспирации. Как я должен тебе верить, что ты меня не кинешь?
– О чем ты?
– Я практически уверен, что мы в Великобритании. Будешь спорить?
– Пока не услышу аргументы – буду.
– Хорошо. – я развалился на стуле. – Оглянись.
Сергей посмотрел назад.
– И что я должен там увидеть? – спросил он.
– Внизу. Над полом. Розетки видишь?
– Да, – оборачиваясь ответил он. – Эх! Это же надо было так проколоться! – с досадой сказал Сергей.
– Розетки, которые ставят только в Англии и некоторых ее колониях сильно бросаются в глаза.
– Согласен. Еще что-нибудь?
– Еще? Вчерашний чай. В России практически никогда не приносят чай с молоком. С лимоном. С вареньем – да. С медом. А вот молоко или сливки, как правило, подают к кофе.
– Ну чтож. Тут я тоже прокололся. А ты молодец. – он немного помолчал. – Да. Мы в Великобритании. Если точнее, то в Бермингеме. Еще вопросы будут?
– Да.
– Надеюсь немного? А то мы так можем целый день потерять.
– Нет. Пока только один. Как тебя зовут на самом деле?
– А что тебя смущает в моем имени?
– Ты не русский. Несмотря на хорошо поставленный акцент, все-равно чувствуется, что русский язык для тебя не родной.
– Я англичанин. Мое настоящее имя Джон.
– Честно говоря сомневаюсь, что тебя на самом деле зовут Джон. Но, думаю, это лучше, чем Сергей.
– Пусть будет так. – Сказал Джон. – Может перейдем к нашему основному вопросу?
– Давай перейдем. – я немного помолчал, собираясь с мыслями. – Я готов работать с вами. На определенных условиях. Условия следующие. я сдаю вам двух человек. Сначала одного, потом другого. Оба ученые. Первый – один из основателей проекта изучения параллельных миров. Он участвовал в разработке фундаментальных основ перемещения между мирами. Шесть лет назад он работал заместителем руководителя отдела исследований. Тогда его руководитель отошел в мир иной. И тот, о ком я готов тебе рассказать, должен был занять его место. После стольких лет работы, он просто обязательно должен был стать вторым человеком в проекте. Но не стал. Потому что на выборах его обошел молодой и очень перспективный ученый. И тот, о ком я говорю, кто всю жизнь шел к вершине своей карьеры, послал всех к черту и уволился. Сейчас он живет на честно заработанную пенсию. Злой на весь мир. Он готов продать свои знания, но пока никто не предлагал купить. И если сделать ему предложение, он его примет.
– Интересно, – сказал Джон. – Если все так, как ты говоришь, то такой сотрудник нам нужен. Кто второй?
– Второй тоже ученый. Точнее инженер. Он участвовал в разработке последней модификации аппарата перемещения. И все еще работает на нас.
– Почему ты думаешь, что он согласится?
– Предложите хорошие деньги – согласится. Он парень молодой. Ему хочется пожить на широкую ногу. Если сможете его купить – получите рабочий аппарат перемещения через шесть месяцев.
– Почему ты сказал, что сдашь сначала одного, потом второго?
– Это будет моей страховкой, – ответил я. – Если вы не кинете меня после ученого, я отдам вам инженера.
– Разумно. Что ты хочешь?
– За ученого десять миллионов долларов. И за инженера столько же. Это как раз получится обещанная тобой сумма с семью нулями. И еще. По поводу работы у вас. Давай будем реалистами. Я бы никогда не доверил человеку, который предал своих, работать руководителем своего проекта. Поэтому считаю, что мы не сможем работать вместе.
– Хорошо, что ты это понимаешь. Так даже намного проще. Остается обсудить сумму.
– Давай обсудим.
– Двадцать миллионов за информацию – слишком много…
Мы торговались с ним до обеда. Сошлись на том, что за ученого я получу восемь миллионов. За инженера еще четыре. Плюс мне помогут получить гражданство того государства, в которое я захочу переехать.
– Ну чтож, – сказал Джон. – Если мы решили все организационные вопросы, давай перейдем к делу? Надеюсь, ты не будешь настаивать на подписании договора? Потому что это, как ты понимаешь, может вызвать некоторые сложности.
– Джон, мне будет достаточно твоего слова. Потому что договор, в нашей ситуации, будет значить меньше, чем твое честное слово.
Я написал ему данные первой Мины. По моим расчетам у меня было около трех дней, прежде чем Джон и его команда смогут выяснить, что они идут по ложному пути.

Глава 28
Следующие четыре дня я беседовал. Со всеми, с кем мне удавалось поговорить. Джон с хипстером уехали. Скорей всего в Россию. Днем мне удавалось поговорить с Иваном-из-офиса. Ночью с Катей. Кроме них, я вошел в доверие нескольким охранникам. Мы разговаривали обо всем подряд – начиная от погоды, заканчивая политикой. По крупицам мне удалось собрать картину, отражающую структуру их группы. Получалось, что Джон – главный. У него три основных помощника. Два Ивана и Катя. Причем Иван-из-офиса и не Иван вовсе. Он немец. Как зовут на самом деле выяснить не удалось. Кроме этих троих, на Джона работает еще около полусотни наемников, которых используют для выполнения грубой работы. Над группой стоит еще один человек. И Катя, на самом деле, работает на него. Все оказалось очень запутанным. Имя шефа никто не произнес ни разу. Зато Иван как-то обмолвился, что шеф – член палаты лордов Великобритании. Если это на самом деле так, добраться до него будет крайне сложно.
Пять дней прошло спокойно. Мне даже разрешили смотреть телевизор. В ночь на шестой день в комнату ворвался Иван с двумя охранниками. Они стащили меня с кровати на пол и начали избивать резиновыми дубинками и ногами. Я как мог защищался, но сил хватило ненадолго. Меньше чем через минуту я потерял сознание.
Я очнулся в каком-то темном помещении, связанный по рукам и ногам. Болело абсолютно все. Видимо Иван с помощниками не остановился, когда я потерял сознание, а продолжил избиение.
Я попробовал оценить свое состояние. На лбу запекшаяся кровь. Левый глаз не открывается. Радовало то, что руки и ноги двигаются и, судя по всему, не сломаны. Веревки затянуты не очень сильно – кровь циркулирует. И на том спасибо. Было слышно, как где-то рядом капает вода. Стараясь не делать резких движений, я как гусеница пополз в сторону звука. Когда капли начали попадать на голову, я перевернулся и подставил под них открытый рот. После нескольких глотков стало немного легче.
В причинах такого резкого изменения отношения ко мне можно было не сомневаться. Мину раскололи. Теперь остается ждать возвращения Джона. Так как Мина была в Омске, им потребуются минимум сутки, чтобы добраться до Москвы, а оттуда в Англию. Хотя, скорей всего, дорога займет от двух до четырех суток. Они будут искать хвост и пытаться от него оторваться. Я бы на их месте летел через какую-нибудь третью страну.
Мне нужно сбежать отсюда до того, как Джон вернется. Встреча с ним не принесет мне ничего хорошего. Дружеских бесед и торга больше не будет. Придется знакомиться с Кубинцем. А тот, даже не моргнув, порежет меня на куски. Глаза давно привыкли к темноте, поэтому я смог разглядеть две камеры с инфракрасной подсветкой, расположенные под потолком. Кто-то постоянно за мной следит. Значит нельзя освободить руки и ноги и попытаться выйти отсюда. Придется притворяться беспомощным до тех пор, пока кто-нибудь не придет. Потом постараться напасть на вошедшего и прорваться на свободу. Я пошевелил руками, проверяя узлы. Завязано качественно, но на правой руке немного слабее, чем на левой. Вспомнив уроки по освобождению от пут, я особым образом сложил пальцы на правой руке. От острой боли из-за вынутых из суставов пальцев брызнули слезы. Но оно того стоило. Кисть сложилась “трубочкой” и смогла пройти через петлю веревки. Делая вид, что стараюсь улечься поудобней, я вывернул правую руку и полностью освободил ее. С ногами было сложнее. Я не мог их освободить, не привлекая внимания следящего за мной, поэтому придется пока остаться со связанными ногами.
Напившись, я гусеницей отполз к ближайшей стене и сел, облокотившись на нее. Сейчас оставалось только ждать. Главное, чтобы меня не оставили тут дожидаться приезда Джона. Тогда я ослабею настолько, что не смогу одолеть вошедшего.
Я просидел в таком положении шесть часов и уже собирался сползать попить, когда дверь отворилась. Яркий свет, бьющий из двери, мешал рассмотреть входящих. Их было несколько. Когда глаза привыкли, я разглядел Джона, обоих Иванов и несколько охранников. “Как он смог так быстро вернуться?” – пронеслось у меня в голове.
– Не ожидал меня так быстро увидеть? – спросил Джон, как будто прочитав мои мысли.
Я промолчал.
– Мы раскололи твоего друга три дня назад. – продолжил Джон. – Но не стали никому сообщать. Иначе ты бы уже сбежал. Если ты надеешься на помощь своих товарищей, то зря. Все ваши хвосты мы сбросили.
Он подошел и сел рядом со мной.
– Макс! Я профессионал. Я участвовал в первой своей операции, когда мне было шестнадцать лет. Я знаю о методах работы ваших спецслужб больше, чем вы сами. Ваша контрразведка работает слишком топорно, чтобы выследить меня.
– Ты слишком высокого о себе мнения, – прохрипел я. – Это тебя погубит.
– А тебя погубит твоя глупость. Нужно было соглашаться на мое предложение. Мы ведь все равно все узнаем. А то, что останется от тебя после этого, мы сметем в совок и развеем над Ла-Маншем. Несите его к Мигелю, – сказал он, обращаясь к своим помощникам.
– Эй! Кто его связывал! – воскликнул один из поднявших меня охранников. – У него правая рука свободна!
– Нормально завязано, – сказал Джон, посмотрев на мои руки. – Просто он слишком хорош для вас. В следующий раз используйте наручники.
Меня поволокли в комнату, в которой мы с Джоном беседовали в первый раз. Сейчас в ней появился переносной столик с различными инструментами для пыток и старичок небольшого роста. На вид ему было лет девяносто. Пучки седых волос, торчащие из макушки и большие очки в роговой оправе делали его похожим на чокнутого профессора.
– Проходите, садитесь, – на английском с жутким акцентом, проскрипел старик.
– Вы, насколько я понимаю, Мигель? – спросил я, пока охранники усаживали меня на стул и защелкивали на ногах и руках оковы. Я оказался прикован к стулу стальными браслетами, достаточно крепко удерживающими на месте. К кольцам на столе уже были пристегнуты наручники. Нужно сделать все, чтобы не попасть на стол. Иначе никаких шансов выбраться уже не будет. Даже если я начну петь как соловей. Охранники вышли, оставив нас со стариком вдвоем.
– Да, молодой человек. Меня зовут Мигель.
Только я захотел представиться, как Мигель перебил меня.
– Как вас зовут меня пока абсолютно не интересует. Можете не утруждать себя бесполезными разговорами. Сейчас мы сделаем вам маленький укольчик и начнем беседовать о интересующих меня вопросах.
Мигель достал одноразовый шприц, набрал в него из какой-то ампулы жидкость и подошел ко мне.
– Сейчас будет немножко больно, – улыбнувшись своей шутке сказал он. – Вы уж потерпите.
Он протер ваткой место укола и вколол два кубика из шприца.
– Можно вопрос? – спросил я
– Пока препарат не начнет действовать – спрашивай.
– А зачем нужна была ватка со спиртом? Я так понимаю, живым вы меня выпускать не планируете?
– О! Тут все просто. – ответил Мигель, протирая нож, размером с мачете. – У меня когда-то давно был клиент. Я работал с ним, не заботясь о чистоте инструментов. И он умудрился подхватить какую-то заразу и умер, не рассказав то, что нужно было моему работодателю. Очень неудобно получилось. С тех пор я стерилизую все инструменты перед работой. Выглядит, конечно, не так устрашающе. Но зато, признаюсь честно, работать намного приятней.
Мигель улыбнулся. Улыбка, несмотря на прекрасные белоснежные зубы выглядела устрашающей.
– Ну как, чувствуешь что-нибудь? – спросил он.
– А что ты мне вколол? Что я должен чувствовать?
– О! Это фантастический препарат. Он одновременно заставляет тебя говорить правду и снижает болевой порог. Скоро ты начнешь остро чувствовать каждое прикосновение к себе. Ты даже будешь ощущать, как шевелятся волосы у тебя на руках и ногах от малейшего дуновения ветра. А уж когда я начну отрезать от тебя маленькие кусочки, ты будешь кричать и корчиться, готовый на все, лишь бы я прекратил.
Я улыбнулся про себя. Как ни странно, я уже сталкивался с этим препаратом. Правда тогда я был на месте Мигеля. И знал как он влияет на нервные окончания. Под действием препарата, осязание обостряется до предела. Практически любое прикосновение приносит невыносимые страдания. Главный минус этого препарата – высокая стоимость. Его делают только в двух лабораториях на Земле. Одна в России – принадлежит Министерству Обороны. Именно здесь препарат был разработан в конце семидесятых годов. Вторая лаборатория подпольная. Ее местоположение, несмотря на все попытки, выяснить пока не удается. Эта лаборатория появилась в конце девяностых. Тогда формула препарата была продана одним из разработчиков неизвестным лицам. К сожалению для Мигеля, в мире существует антидот от этого препарата. Он вводится в кровь и сохраняется в организме в течение двух лет. В это время препарат для пыток не действует на человека. Я один из тех, кому регулярно делают подобную “вакцинацию”. Сейчас мне нужно постараться правильно сыграть свою роль, чтобы Мигель поверил, что мне очень больно.
– Ну что, давай поговорим? – сказал Мигель и сильно ущипнул меня в районе груди.
Я зашипел от боли. Мигель и без химии умел причинять боль.
– Замечательно! – произнес он. – Давай начнем с простых вопросов. Как тебя зовут.
– Максим.
– Фамилия, имя, отчество?
Я представился полностью. Скрывать было нечего. Эту информацию они точно знали.
Дальше шли стандартные при таком допросе вопросы: возраст, семейное положение, образование. Когда мы подошли к вопросам о месте работы, я был готов сопротивляться.
– Назови свое последнее место работы. – спросил Мигель.
– НИИ “Гипронефтегаз”
– Врешь! – воскликнул он и ущипнул меня еще раз.
Воспользовавшись тем, что он подошел очень близко, я вытащил заранее сложенную кисть левой руки из браслета, выхватил стержень, которым этот браслет был зафиксирован и воткнул его Мигелю в глаз. Честно говоря, я думал с ним придется повозиться. Но чувство своей исключительности притупило внимание Мигеля и погубило его. Он еще не успел упасть, когда я освободил правую руку и ноги. Дверь за моей спиной начала открываться. Я подскочил к столу с приспособлениями для пыток, схватил какие-то скальпели и метнул их во входящих в комнату. Несколько штук попали в цель, потому что один из вошедших упал и не шевелился. Второй вскрикнул от боли, но смог спрятаться за дверь.
Из соседней комнаты начали стрелять. Пули летели в разные стороны, рикошетили от стен, но в меня, пока, не попадали. Я спрятался за столом с инструментами и начал вооружаться. Набрав всевозможных скальпелей, ножей, мачете и штопоров, я перекатился к двери и не останавливаясь ворвался в соседнее помещение. Находившиеся там не были готовы к такой решительности, поэтому потеряли драгоценные доли секунды. Адреналин практически кипел у меня в крови, я был быстр и работал как автомат. Джон оказался ближе всех к двери и умер первым. Я практически разрубил его пополам огромным ножом. Два пожилых джентльмена и один охранник погибли от вонзившихся в шеи и головы скальпелей. В помещении остался только Иван-хипстер. В то мгновенье, когда я ворвался в помещение, он перезаряжал пистолет. И сейчас стоял с незаряженным пистолетом и обоймой в руках. Я напал на него с мачете, стараясь попасть в шею. Но Иван молниеносно пришел в себя и уклонился. Он попытался вставить обойму в пистолет, но я снова пошел в атаку и смог выбить пистолет у него из рук. Он отбросил уже ненужную обойму, вытащил из-за пояса нож и встал в обороняющуюся стойку. Его движения были плавными и аккуратными. Он как будто танцевал. Все мои атаки он отбивал короткими, минимально необходимыми движениями. Сам не нападал, тянул время. У него времени было много, он ждал подкрепление. А мне нужно было торопиться. Что-то предпринять, как-то заставить его ошибиться.
– Иван, а что у тебя с Катей? Я видел, как ты на нее смотришь. Я, честно говоря, ревную.
Он промолчал, но впервые ответил на мой выпад немного сильнее, чем требовалось.
– Я надеюсь, ты не собираешься отбить у меня мою женщину? – продолжил я. Я начал нести все подряд, чтобы хоть как-то пробить его спокойствие. – Я ведь этого не потерплю! Мы же с тобой друзья. А друзья не отбивают женщин друг у друга.
– Мы с тобой не друзья, – процедил через стиснутые зубы Иван.
– Нет? То есть ты считаешь, то имеешь право отбить у меня Катю? Ничего не выйдет! У нас любовь!
В его глазах вспыхнул огонь.
– Она спит с тобой, потому что ей это приказал Джон! На самом деле, она моя! Мы с ней вместе уже два года!
Так вот в чем дело! Я бы тоже злился, будь на его месте.
– Что же это за отношения у вас, если она прыгает в постель к тому, к кому прикажут? А если Джон отправит ее в раздевалку футбольной команды? Ты тоже сожмешь кулаки и будешь терпеть? А когда она ночью приходила ко мне, ты смотрел за тем, что я с ней делал на мониторах? Научился чему нибудь, а? Ты…
Я не договорил. Иван сорвался с места и налетел на меня как ураган. Я ждал этого нападения. Его выпад был направлен в сердце. Я отвел удар, подставив левую руку. Нож рассек кожу и мышцы на предплечье, едва не достав до сухожилий. Его рука пошла вниз, целясь в ногу. Ножу не хватило каких-то сантиметров, чтобы вонзится в бедро, когда мое мачете пересеклось с запястьем, держащим нож. Мигель любил свои инструменты. Мачете оказалось наточено до остроты бритвы, потому что запястье Ивана отделилось от руки и вместе с ножом улетело куда-то в угол. Кровь хлынула рекой. Сделав шаг назад, я совершил круговое движение и ударил противника в шею, практически отрубив голову. Глаза Ивана мгновенно погасли, он осел мешком на пол. Я сам еле удержался на ногах. Шатаясь дошел до ближайшего стула и сел. Напился из бутылку с водой с ближайшего стола.
В первую очередь нужно было перевязать руку. Аптечка нашлась в столе Мигеля. Как смог, я перевязал рану. Получилось не очень, но на первое время хватит. Времени, которого у меня было мало. Нужно выбираться отсюда. Я собрал все оружие, которое нашел. Всего было четыре пистолета с запасными обоймами. Плюс мое мачете.
Уже собираясь выйти в коридор, мне пришла мысль о том, что я буду делать, если выберусь отсюда. Раненый, без денег и документов. Шансов спрятаться у меня не будет. Я быстро обыскал находящихся в помещении. Всего удалось насобирать около двухсот фунтов, несколько паспортов и водительских удостоверений. Я переоделся в одежду одного из охранников, потому что моя одежда была вся в крови. В кармане одного из Иванов оказались ключи от мотоцикла. Их я тоже забрал – на мотоцикле удобней скрываться, чем на автомобиле.
Я открыл дверь в коридор и аккуратно выглянул. Коридор был пуст. За последние дни мне удалось хорошо изучить помещение. Сейчас я находился в подвале какого-то здания. Лестница, ведущая наверх находилась рядом со столовой. Я прошел налево до пересечения со вторым коридором. Аккуратно выглянул. По коридору, в мою сторону бежала Катя. Одна. Я спрятался и приготовился к встрече. Она выбежала из-за угла, увидела меня, резко остановилась. Я стоял на месте, направив на нее пистолет.
– Ты жив! Слава богу! – сказала она и бросилась меня обнимать. – Бежим быстрей, я выведу тебя отсюда.
Она отстранилась, посмотрела в глаза.
– Не бойся. Я не могла по-другому. Они заставили рассказать о тебе все, что я узнала там, в Таусе. Я все тебе потом объясню, когда будем в безопасности.
Я кивнул. Она скрылась за углом. Я оторвался от стены и побежал вслед за ней. В моем состоянии бежать было тяжело, поэтому Катя успела добраться до двери, ведущей на лестницу, заглянула в нее, махнула мне, что все нормально и скрылась за ней. Я доковылял до двери и шагнул внутрь. Здесь было темно, поэтому я даже не понял, откуда прилетел первый удар в голову. Второй удар выбил пистолет у меня из руки. Когда в глазах прояснилось, я увидел Катю, стоящую в боевой стойке.
– Ты, сволочь! – зашипела она. – Ты его убил! Он! Сделал из меня человека! Он! Вытащил в общество! А ты его убил!
На последнем слове она сорвалась на визг и бросилась на меня. Удары сыпались с такой скоростью, что не было никакой возможности защищаться. “Еще десять секунд и она меня убьет” – пронеслось в голове. Пришлось пересилить инстинкт самосохранения и открыться. Я отвел правую руку назад, поймал момент и из последних сил ударил Катю кулаком в висок. От моего удара она отлетела к стене, ударилась головой о перила и мешком сползла на пол. Я подобрал пистолет и без особых сожалений выстрелил ей в голову.
Наверху меня уже ждали. Трое охранников, спрятавшись за баррикадами из мебели, открыли шквальный огонь, как только я приоткрыл дверь. Едва не получив пулю, я захлопнул дверь и закрыл ее на засов. У меня было около пятнадцати минут, пока они смогут попасть сюда. Так как стрелять они начали сразу, значит, уже знают, что кроме меня никто снизу прийти не сможет. Только с пистолетами, без гранат или автомата мне здесь не пройти. Нужно искать другой путь. Я вернулся в подвал и оглянулся. То, что я увидел, заставило меня улыбнуться. На стене висел план эвакуации! Судя по этому плану, на поверхность должен был вести еще один выход. Пожарный. Не особо веря, что такое возможно, я побежал к запасному выходу, расстреливая по пути камеры наблюдения. Дверь запасного выхода открылась электронным ключом, который я забрал у Джона. Вторая дверь, уже наверху лестницы, также открылась этим ключом. Я оказался на улице, в проходе между двумя зданиями. Здесь было темно и пахло мочой. И здесь, в этом проходе, я был прекрасной мишенью. Вспомнив планировку подвала, я, стараясь не поскользнуться, побежал в сторону входа в здание. Через сто метров я выбежал на небольшую площадку. Здесь стояло несколько автомобилей и мотоцикл. В здание вела всего одна дверь. Я открыл ее тем же ключом, удивившись, что его так и не заблокировали. Пройдя по коридору, остановился перед второй дверью. За ней оказался зал, в котором меня ждали охранники. Все трое так и сидели за баррикадами и ждали меня со стороны подвала. Они не ожидали, что враг окажется у них в тылу, поэтому я просто расстрелял их. Как в тире. Собрал трофеи в виде запасных обойм и денег. На столе лежали бутерброды, плитка шоколада и термос с чаем. В животе заурчало. Покончив с едой я умылся, одел чью-то куртку с капюшоном и вышел на улицу.

Глава 29
Никогда не любил мотоциклы, но ехать на автомобиле с правым рулем по оживленным улицам я не мог. За воротами оказалась достаточно оживленная улица. Было непривычно ехать при левостороннем движении. Прикрепленный к рулю навигатор позволил сориентироваться. Джон все-таки соврал. Я был в Манчестере, а не Бермингеме. Особой разницы для меня это не имело, но, почему-то, стало обидно.
Я сверился с навигатором и отправился в Мосс Сайд. Лучшее место в Англии, чтобы затаиться и переждать погоню.
Несмотря на статус одного из самых неблагополучных районов Манчестера, на улицах Мосс Сайда было на удивление чисто. Буквально в нескольких метрах от въезда в район расположились местные жители. Их было немного – несколько человек сидели на крыльце ближайшего здания. Один стоял, прислонившись к столбу и с интересом меня разглядывал. Все были неграми. То, чем занимались эти люди не вызывало у меня сомнения.
Я остановился недалеко от них, заглушил двигатель и подошел к стоящему возле столба.
– Крэк есть? – спросил я у него.
– Для тебя нет. – ответил он. Сидящие на крыльце поднялись и неспеша пошли в нашу сторону.
Я снял шлем и капюшон.
– Тяжелый день? – спросил негр. – Ты плохо выглядишь.
– Да, очень тяжелый. Мне бы комнату, чтобы отлежаться. И доктора.
– Тогда ты неправильно приехал. Вернись до перекрестка, сверни направо и в паре кварталов увидишь больницу.
– В другой день я бы так и сделал. Но сегодня мне нужен доктор, который не будет задавать лишних вопросов.
Негр ухмыльнулся.
– А деньги у тебя есть?
– Немного. На доктора точно не хватит. Зато могу предложить мотоцикл.
Негр кивнул одному из своих помощников. Тот вразвалочку подошел к мотоциклу и начал его осматривать. Обойдя вокруг посмотрел в нашу сторону и кивнул.
– Мотоцикл пойдет за услуги доктора. А как ты рассчитаешься со мной? – спросил мой собеседник.
– Тебе я могу предложить пару стволов. Чистые или нет – не знаю.
– Хммм. Какой-то ты мутный. Байк явно не твой. Угнанный И еще стволы. Завалил кого-то?
– А ты что, коп, чтобы такие вопросы задавать? – спросил я, глядя ему в глаза.
– Я – нет. Но могу тебя им сдать. Получу за это благодарность, – он засмеялся от своей шутки.
– Попробуй. Но меня отмажут. Очень быстро. Немного денег, заплаченных нужным людям и улики против меня просто исчезнут. Когда я выйду на свободу – вернусь сюда. И разговаривать с тобой буду уже по-другому.
– Ты что, бессмертный?! – удивился негр. – Стоишь здесь, в моем районе, совсем один, и угрожаешь мне? – Негр очень внимательно посмотрел мне в глаза. И вздрогнул. – Ты русский! – воскликнул он. – Я уже сталкивался с вашими. И запомнил на всю жизнь, – он поднял левую руку. На трех пальцах не хватало по фаланге. – Нельзя обманывать и подставлять русских. Это слишком дорого обходится.
– Бывает. – сказал я улыбаясь. – Мы и не такое можем. Так что, ты поможешь мне?
– Помогу. Филл отведет к доктору. Потом в гостиницу. За гостиницу платишь сам.
– Договорились. – ответил я.
Я достал два пистолета и протянул негру. Он сгреб их своей огромной ручищей и положил в карман.
– Крэк-то нужен? – спросил он, когда я отдал ключи от мотоцикла.
– А я что, похож на наркомана?
– Не очень. Хотя все в жизни бывает.
Он отвернулся и что-то сказал своему помощнику. Тот кивнул и пошел вглубь квартала. Я последовал за ним.
Доктор зашил руку быстро и достаточно профессионально. Шрам, конечно, останется, но я думаю, контора оплатит пластическую операцию по его удалению. Наши сотрудники отличаются полным отсутствием шрамов и татуировок. Чем меньше примет у человека, тем лучше для работы.
Гостиница оказалась полным гадюшником. Начиная от валяющихся в коридорах торчков и заканчивая проститутками, облепившими меня сразу у входа. Филл шикнул на них и они нехотя расползлись по своим местам. Но для моих целей это заведение было лучшим местом.
Комната обошлась в грабительские двадцать фунтов в сутки. Еще полтинник пришлось отдать хозяину, чтобы меня никто не беспокоил. Я поблагодарил Филла и закрылся в комнате. Ремонт здесь не делали лет сорок. Подходить к кровати было противно. Она была настолько старой и грязной, что было непонятно, когда последний раз здесь меняли постельное белье. Пришлось потратить еще двадцатку, чтобы мне принесли свежий матрац, подушку и постельное белье.
Придется прожить здесь минимум неделю, пока синяки не сойдут с лица. В это время нужно пробовать выйти со своими на связь. Телефон отпадает – наверняка все звонки в Россию сейчас будут прослушивать. Если я на самом деле убил одного из лордов, копы будут рыть носами землю, чтобы меня найти. Остается интернет. Пользоваться компьютером гостиницы нельзя. Могут отследить. Значит, нужно искать что-то типа интернет кафе. Или купить одноразовый мобильник и выйти в интернет с него. Я пересчитал наличность, которой располагал. Триста двадцать фунтов. Не густо. Однако, я не собирался задерживаться здесь надолго. На неделю должно хватить. Проблемы возникнут только если придется добираться домой самостоятельно, без поддержки Базы.
Неделю я спал, ел и смотрел телевизор. В новостях сообщили, что в результате дорожной аварии погиб член палаты лордов. Ему было всего пятьдесят, он курировал передовые научные исследования Ее Величества. Вместе с ним погиб руководитель службы охраны и водитель. Об остальных не было сказано ни слова. Прошли шикарные похороны, которые посетили даже члены королевской семьи. Новостные ленты какое-то время обсуждали случившееся, потом переключились на теракт, произошедший в соседней Франции. Информационное пространство повторно взорвалось через день после похорон. Неизвестным снайпером были убиты четыре личных помощника погибшего лорда. СМИ с новой силой начали обсуждать гибель Лорда, приблизившись, в своих версиях, к реальному положению вещей.
На восьмой день моего проживания в гостинице, когда я полностью восстановил силы и внешний вид, я купил мобильник. На адрес электронной почты обычной московской торговой компании ушло письмо, содержащее коммерческое предложение на поставку оборудования. Менеджер компании, скорей всего, тут же отправил это письмо в корзину и забыл о нем. Зато те, кому приходили копии всех писем этого ящика, получили достаточно информации, чтобы найти меня. Через день в дверь номера постучали. Через три дня меня переправили во Францию. Оттуда несколькими перелетами через разные страны в Россию.
На выходе из таможенной зоны меня встретил сотрудник спецслужб и отвез в какой-то бизнес-центр на окраине Москвы. Там, в одном из сотни кабинетов, меня ждал Дракон.
– Я рад, что ты смог оттуда выбраться, – сказал он, крепко обнимая меня.
– Я тоже. Спасибо, что вытащили меня на Родину.
Дракон налил в две чашки воду из куллера, себе насыпал кофе, мне подал пакетик с чаем.
– Рассказывай, – сказал он.
Я рассказал все, что со мной произошло с момента отъезда с Базы. Дракон, как всегда, внимательно выслушал, иногда задавая уточняющие вопросы.
– Дракон, а как так получилось, что помощники Лорда погибли? – спросил я, закончив рассказ. – Это ведь не совпадение?
– Нет. После того, как Джон и его команда раскололи Мину, мы смогли выяснить, на кого он работает. Очень помогла агентурная сеть в Лондоне. И тогда мы привлекли одного очень хорошего специалиста. Сможешь отгадать кого?
– Нет, – подумав, ответил я.
– Седого! Помнишь такого? В метро.
– Да, конечно помню.
– Так вот, – продолжил Дракон. – Изучив то, что ты нам про него рассказал, мы его нашли. Здесь, на Земле. Он живет в Москве и действительно один из лучших киллеров в мире. К нему съездил наш переговорщик. Пригрозил сообщить чеченцам, как Седой их кинул. Предложил иногда подрабатывать на нас. Тот скрипя зубами согласился. Мы его отправили в Лондон, заказав убийство Лорда. Но Седой не успел. Ты сделал все за него. Тогда мы быстро сменили цели и вместо одного Лорда он устранил четырех его помощников. Тех, кто мог что-то знать о нашем существовании.
– Лихо. А что вы еще смогли выяснить?
– Много чего. ДАвай я расскажу, что происходило здесь. Когда тебя увезли из гостиницы, мы смогли срисовать твою Катю. Установили плотную слежку и вели их до Лондона. Но там их территория. И они исчезли. Тогда я дал команду и копию Кати в Таусе взяли в оборот. Вадим со своими помощниками ее допросили. Я тебе расскажу в общих чертах. Потом, если захочешь, можешь посмотреть видео ее допроса.
Я устроился поудобней и приготовился слушать.
– Ее настоящее имя Эмма. Родилась в 1982 году в небольшой деревушке на севере Эстонии. Родители русские. Она прекрасно училась в школе, занималась легкой атлетикой, стрельбой из лука, знала четыре языка. После окончания школы планировала уехать в Москву и поступить в МГИМО. В шестнадцать лет ее с подружкой, по дороге из школы похитили. Просто затолкали в машину и увезли. Сначала в Финляндию, оттуда в Швецию. Так они оказались в публичном доме. Неделю их били и насиловали, чтобы заставить заниматься проституцией. Подруга сдалась первой. Эмма держалась до тех пор, пока не принесли шприц с какой-то наркотой. Тогда и она сдалась. Но не просто сдалась. Она сумела поставить несколько условий. И ей пошли навстречу. Пообещали не заставлять принимать наркотики и разрешили читать книги. Через два года она перешла в ранг элитных проституток. Еще через два года, предложив несколько идей по оптимизации бизнеса, стала полноправным партнером, получив небольшую долю. После этого обслуживанием клиентов практически не занималась. Работала только самыми важными персонами. Именно тогда ей встретился Лорд. Девушка настолько ему понравилась, что он предложил ее выкупить. Она отказалась, так как ее собственный счет к тому моменту подбирался к шестизначному значению. Тогда Лорд организовал операцию, в результате которой публичный дом был уничтожен, а Эмма оказалась единственным выжившим. Лорд увез ее к себе и планировал жениться. Но его окружение было категорически против. В конце концов он поддался уговорам и отказался от этой идеи. Не став женой Лорда, она стала его любовницей, а со временем личным телохранителем. Человек, которого ты называешь Джоном – обучил ее единоборствам, стрельбе, некоторым шпионским премудростям. Через какое-то время его знаний стало недостаточно. Тогда она занялась самообразованием. И намного превзошла своего учителя.
– А кто такой Джон выяснили?
– Да. Брак Лэнгли. Он завалил один из последних тестов, перед тем как стать полноправным агентом. Причем провалил так, что его даже не смогли оставить заниматься бумажной работой. Джон вылетел из разведки, обвешанный подписками о неразглашении, как новогодняя елка. Тогда его подобрал Лорд и сделал начальником своей службы охраны. Джон оказался прекрасным стратегом. Его операции всегда заканчивались успешно. Кстати, уничтожение публичного дома спланировал и провел именно он. Так вот, вернемся к Кате. Примерно четыре года назад она впервые скопировалась в Таус. И сразу подключилась к своему аватару. Прямо как ты. Я думал, что ты у меня один такой уникальный, что можешь без химии подключаться. Оказывается, есть еще такие же. В общем, вернувшись в земное тело, она рассказала все Лорду. Тот сразу понял, какие перспективы перед ним открываются. Запретил рассказывать кому-либо еще без его разрешения. Он подошел к решению вопроса с двух сторон. Нашел ученых, исследования которых были наиболее близкими к параллельным вселенным. Обеспечил их всем необходимым. С другой стороны, озадачил Катю в Таусе собирать информацию обо всем, что там происходит. Думаешь она сама смогла в мэрии во все процессы внедриться? Нет. Операцию планировал Джон. А она только делала то, что ей говорят. Все, что она узнавала, передавалось на Землю. Именно так они вышли на тебя. Ну а дальше ты все знаешь сам.
– Она выжила там, в Таусе?
– Нет. Сердце остановилось.
– Жаль. – сказал я откровенно. – Хорошая была девушка.
Мы немного помолчали.
– Что сейчас со мной будет? – спросил я.
– Сначала, как обычно, отчет. Как-никак ты был за границей, не имея на это права. Потом отпуск. На неделю. А потом обратно, в пустыню. Мы застопорились на военной базе. Там все без изменений. Каждые три дня происходит десант французов на неизвестную планету. Мы забрасываем с ними своих агентов, но им не везет. Никто так и не смог вступить в контакт с местным населением. У меня осталась одна надежда – на тебя.