Путь проклятого. Глава 18

Глава 18. Путь наверх

Миша замер. Мысли поскакали наперегонки, неужели их так быстро нашли? Может ли быть так, что люди, стоящие за организацией Витольда, столь могущественны, и смогли вычислить их за столь короткий срок?

-Кот, не переживай – Ира осталась спокойна, – дуй в свою коробку, может это Оксанка, или соседи.

Начинающая ведьма не испытывала и десятой доли того спокойствия, которое демонстрировала мужу. Ссадив его на пол, Ира отправилась открывать, но была остановлена окриком мужа.

-Иришка, посади лучше меня в карман. Хочу слышать все, о чем вы будете говорить.

Спорить было некогда, звонок не разбудил Валика, но не стоит заставлять нежданных визитеров, делать следующие попытки. Выполнив просьбу проклятого, она подошла к двери и посмотрела в глазок. Увидев человека в форме, Ирина испытала весьма смешанные чувства. Времена, когда доверие граждан к органам правопорядка, было на высоком уровне, ушли безвозвратно, и фраза “когда человек невиновен, ему нечего бояться”, перестала быть актуальной. Так что ничего приятного визит полицейского им не сулил. С другой стороны, намного хуже, было бы увидеть на пороге, парней в спортивных костюмах с лицами, не обезображенными интеллектом. Все эти размышления не заняли и пары секунд:

-Я вас слушаю, – произнесла Ира, не открывая дверь.

-Здравствуйте, я ваш участковый, можно войти?

-А по какому вы вопросу? – открывать дверь, ведьма не испытывала никакого желания, но если это реально участковый, то придется.

-Мне не хочется кричать через дверь – он почему-то мялся, словно ощущал неловкость.

-Ладно, – Ира все-таки открыла дверь. – Только очень прошу вас не шуметь, ребенок спит, – и она похлопала глазами, входя в образ глупой блондинки.

Участковый оказался довольно молодым парнем, причем он явно был смущен. И тут на ведьму снова накатило. Нет, она не начала видеть гостя в ином свете, но ей показалось, что она читает его, словно открытую книгу. Во-первых, он чувствует себя не в своей тарелке, из-за цели визита. Что-то с ней не так. Во-вторых, Ира не успела смыть макияж после поездки, и переодеться. Соответственно выглядела она очень эффектно, а это явно шло вразрез с его представлениями о мамах-домохозяйках.

-Проходите, – произнесла она шепотом, перевоплощаясь в любезную и гостеприимную хозяйку, – Может, выпьете чай, или кофе?

-Спасибо, я на службе – спрятался он за казенную отмазку.

-Ну, я же не вино вам предлагаю…, вы извините, малыш недавно уснул, на кухне нам будет удобней разговаривать.

-Тогда кофе, если можно – сдался он

-Разуваться не стоит, проходите.

Пока закипал чайник, Ира окончательно разобралась с гостем. Ведьма действительно “читала” его. Он не женат (вот неясно откуда она это поняла, но уверена на все сто), действительно чувствует себя не в своей тарелке из-за цели визита (главное, чтобы не начал спрашивать про мужа в кармане), и кажется, еще не испорчен на государевой службе (увы, но это, скорее всего, временно).

-Олег Афанасьевич, – Ира запомнила, как он представился через дверь. – Чем буду обязана?

Так порядок, голос не подвел, не выбился из образа.

-Ирина Старикова? – Зачем-то уточнил гость, сделав глоток.

-Да, но для вас, просто Ира – жеманно ответила ведьма, и тут же поняла, не почувствовала, а именно поняла, что Миша попытался ее ущипнуть.

-Большое спасибо, очень вкусный кофе. Ира.

Он уже явно собрался с мыслями, все-таки работа полицейского обязывает, чувствовать себя в своей тарелке, в большинстве жизненных ситуаций.

-Скажите, вы знаете гражданку Симонову?

Ира, задумалась, фамилия вроде была знакома, но вот в свете последних событий, не могла вспомнить кто это. Тогда участковый пришел ей на помощь.

-Зинаида Павловна, ваша соседка.

-А, ну конечно знаю! Вы понимаете – тут она наклонилась вплотную к гостю, обдав его запахом духов, – я думаю, ее весь дом знает. Очень склочная старушенция.

-Возможно.

Парень старался говорить веско, чтобы стать хозяином положения, но взгляд периодически соскальзывал на ее декольте, и у Иры создавалось впечатление, что мысли парня в этот момент были весьма далеки от работы.

-Вы знаете, что она упала с лестницы, и сломала шейку бедра?

-Да, слышала, соседи говорили, что-то такое. А скажите, – она широко распахнула глаза, придав лицу крайне заинтересованное выражение, – такой вот перелом, он очень серьезный?

-Очень. Врачи говорят, что она уже не сможет ходить без палочки.

-Ой, вы знаете, я наверно ужасная женщина, – Ира вздохнула, – но вот мне ни капельки ее не жаль. Наверно вы думаете, обо мне плохо?

В этот момент, Миша снова ее ущипнул, и прошептал:

-Иришка, ты не переигрывай.

-Ну, – участковый сделал очередной глоток кофе, – жалеть вы ее конечно не обязаны. Но дело не в этом. Она написала на вас заявление, дескать, это вы виноваты в том, что она упала с лестницы.

-Да? – Ирине удалось очень натурально изобразить удивление, скорее всего из-за того, что она действительно была изумлена. – И как же я это сделала?

-А вот это самое странное – полицейский отставил чашку, – в заявлении не указано как вы это сделали. Дело в том, что нам передали ее заявление, а ей стало хуже, какое-то воспаление, и поговорить с ней пока не представляется возможным.

Участковый наговорил, намного больше, чем собирался, но уже не мог остановиться. Женщина, сидящая напротив – завораживала, и он ничего не мог с собой поделать. Как мальчик на первом вожделенном свидании.

-Ой, я конечно не знаю, как у вас в полиции, все устроено, – продолжала ломать комедию Ирина, – но разве такие заявления принимаются?

-Принимаются, если их правильно подают, – вздохнул он.

Похоже, парень окончательно поплыл под ее чарами. И сейчас Ира, продолжая играть дурочку, одновременно прислушивалась к себе, стараясь понять – это она такая обалденная женщина, или ее ведьмовские чары начали действовать, так сказать в фоновом режиме. По всему выходило, что второе. Парень, похоже, голодный до женской ласки, но из подросткового возраста уже давно вышел, а должность обязывает общаться с разной публикой. Был бы мальчик-колокольчик, вряд ли бы сумел работать участковым.

“Интересно”, – подумала она, – “если бы Ксана не стала насмехаться над Мишкой, а вот так, врубила бы обольщение, смог бы он ее убить?” – Тут она поняла, что перестала следить за разговором:

-Простите, – смущенно произнесла она, – я тут прислушивалась, не плачет ли мой маленький, и, кажется, немного отвлеклась. Не могли бы вы повторить?

-Я говорю, ее сын юрист, и думаю, у них будут претензии к вашей семье. А ваш муж сейчас на работе?

-Да, он уехал в командировку. Знаете, у него проблемы с работой, вот поехал искать дополнительные, эти… а, возможности. У нас же малыш, и это требует расходов, а я не могу сейчас зарабатывать. Да что я вам рассказываю. Наверняка, у такого импозантного мужчины, есть красавица жена, и очаровательный сын или дочурка!

Она опять наклонилась через стол к участковому, сверкая на него восхищенными глазами. А Миша снова ущипнул ее, на этот раз сильнее, но впрочем, с тем же, нулевым результатом.

-Нет, я не женат, но у меня есть младшая сестренка, так что я вас понимаю.

Ира видела, ее гость окончательно поплыл, и полностью очарован. Ведьма даже слегка испугалась, и своей силы, и возможных последствий.

-Удивительно – продолжила она, – но я уверена, – тут она потрепала его по руке, – у вас все будет самым наилучшим образом. И без перехода спросила: – и что же делать с этим заявлением?

-Ирина, а что вы делали 8 июня? Можете вспомнить?

-Ну, вы спросили, – улыбнулась она, – я же на работу не хожу, у меня все дни недели похожи.

-Это произошло утром, в районе 8 часов.

-А, ну тогда проще. Валик, я вам не говорила? Моего сыночка зовут Валик, так вот, он обычно встает с полдевятого до девяти. Значит, в это время, мы еще спали, или я уже грела ему завтрак.

-Понимаете, у вас нет свидетелей и скорее всего истцы, будут портить вам нервы, рассчитывая на то, что вы предпочтете откупиться.

-Но у нас нет лишних денег – немного огорченно, но больше возмущенно ответила ведьма. – И потом, я ни в чем не виновата.

Она растерянно посмотрела на участкового, взглядом, отчаянно нуждающейся в защите женщины. От этого взгляда, он почувствовал некое неудобство, и его “вторая” голова, которая уже давно пыталась с интересом посмотреть на хозяйку, стала еще более активно демонстрировать свое желание.

-Да, – произнес он чуть более хрипло, чем хотел – я и собирался вас предупредить, если на вас постараются надавить, угрожая судом, не бойтесь, и лучше позвоните мне.

Он протянул ей бумажку, с номером телефона.

-Спасибо вам огромное! – С чувством произнесла Ира, поднимаясь.

В этот же момент из комнаты донеслось ауканье младенца.

-Простите я сейчас, – и она умчалась к малышу.

В коридор Ира вышла буквально через минуту, неся на руках Валика. Тот улыбнулся гостю, и сразу заинтересовался его погонами.

-Еще раз спасибо за кофе, – полицейский помялся, стараясь продлить разговор, но видимо ничего не придумав, добавил, – обращайтесь при необходимости.

-И вам огромное спасибо, – послала она ему обворожительную улыбку. – Валик попрощайся с дядей полицейским.

Когда за гостем закрылась дверь, Миша снова ущипнул жену, нарушить молчание он не рискнул. Ира улыбнулась, и негромко, произнесла:

-Погоди, кот.

Усадив малыша в стульчик, и поставив перед ним тарелку с кашей, она принялась готовить кофе. Малыш уже иногда старался кушать сам, правда получалось это не очень, но Ира никогда не препятствовала его попыткам. Разве что только когда очень спешила. Вскоре сыну надоело размазывать кашу по лицу, и он начал выкарабкиваться на волю. Ира быстренько докормила его, отнесла в комнату, и оставила играть с игрушками. Затем разлив кофе, прошла во вторую комнату, и там ее муж наконец-то был извлечен наружу из кармана.
-Ну, и зачем ты щипался, муж мой ненаглядный? – Строго, с огромным трудом сдерживая улыбку, поинтересовалась она.
-Ты еще скажи, что теперь у тебя будет синяк – пробурчал он, делая глоток.
-На всю ногу, – произнесла она заговорщическим шепотом, – хочешь посмотреть? – И не дожидаясь ответа, принялась не спеша поднимать подол платья, постепенно обнажая стройную, слегка загорелую ножку. У Миши, практически натуральным образом отвалилась челюсть, и одновременно кровь отхлынула от головы. Само собой он не раз видел ноги жены. В том числе, и после уменьшения, когда для него, они приобрели совершенно иной вид, особенно с близкого расстояния. Просто эта Ира, была не похожа на ту Иру, которую он знал. Проклятому показалось, что она просто излучает сексуальность, и его голод, тут совершенно ни при чем.
-Маленькая, – негромко произнес он, – там нет синяка.
-А ты потрогай, – и исполинская нога придвинулась к столу вплотную. До сих пор, Михаил старался не рассматривать жену с близкого расстояния. При такой разнице в размерах, в глаза слишком уж бросались, незаметные обычному человеку нюансы, убивающие всякую привлекательность. Но теперь, это все почему-то потеряло значение. Он прикоснулся к ее ноге, провел по ней, и чуть было не застонал от нахлынувшего желания.
-Ира, прекрати! – то ли прошептал, то ли прорычал проклятый.
-Да, Кот? – промурлыкала она отстраняясь, а затем склоняясь над Мишей, – ты, кажется, собирался пялиться в зону декольте? Потренируйся на моем.
-Мне нравится то, что я вижу.
Ответил проклятый, чувствуя нарастающее возбуждение, и стараясь по привычке спрятаться за сарказм, но на этот раз – не получилось. Вожделение и тревога. Вот именно таким образом можно было охарактеризовать этот коктейль его эмоций. Жена стала какой-то другой, он всеми фибрами души ощущал ее притягательность, и в то же время опасность, идущую от нее. Причем опасность иного рода, чем быть раздавленным в ее объятиях.
-Ира! – рявкнул он, – прекрати меня дразнить!
-Кот, – она отошла на шаг и скромно потупила глазки, оправив платье, – я ведь не дразнюсь, я же не делала так:
И ведьма, пританцовывая, полным изящества жестом, приподняла платье, слегка обнажив кружевные трусики, затем отпустив его, резко крутанулась, так что подол взметнулся, буквально обдав обалдевшего Михаила ветром.
-Вот теперь, я дразнюсь – промурлыкала она.
-Ира!! – он начал пятиться, – прекращай заниматься ерундой!
-Зайчик, – прошептала она, – я не занимаюсь ерундой, я соблазняю своего мужа, своего любимого мужа! – И она приблизилась, положив ладони на стол.
-Валик не спит – растерянно пробормотал он, никакой разумный или остроумный ответ, в голову уже не приходил.
-А мы тихонько – усмехнулась она, наклоняясь все ниже.
-О, господи! И что же такое мы можем тихонько сделать?!
-А вот сейчас и выясним. – Ведьма приблизилась вплотную, проклятый ощущал ее дыхание, аромат духов и любимого шампуня.
-Прекращай, – прошептал он, делая шаг навстречу, сейчас ему было плевать на то, что физический контакт у них в принципе невозможен, притягательность жены-ведьмы была такова, что начисто отключила логику и защитные инстинкты.
Ира нежно провела указательным пальцем по его спине, и он, сделав шаг вперед, посмотрел в ее глаза. Ему показалось, что в зеленых глазах жены, мелькают огненные сполохи. Сложно сказать, чем бы все могло закончиться, но в этот момент прямо с порога комнаты раздалось громкое:
-Мама! – Валик, которому надоело пребывать в одиночестве, выбрался из манежа и отправился смотреть, чем это занимается мама.
-Солнышко! – Ира моментально развернулась, закрывая фигуру мужа, – ты меня нашел! Какой ты у меня умничка, идем мой холосый, идем, посмотрим, что там у нас.
Пока Ира отвлекала сына, Миша зашел за монитор, так чтобы малыш гарантированно его не увидел, и, испытывая одновременно облегчение и легкое разочарование, всерьез задумался о самоудовлетворении. Это было и просто, и в целом естественно, но что-то его останавливало от такого очевидного решения.
-Как показывают последние события – пробормотал он, – своим ощущениям надо доверять, потерплю еще немного.
Вот так, он сидел на теплом пластике, бездумно смотрел на стену, пока не услышал шаги.
-Кот, – голос жены был слегка виноватый и встревоженный, – ты где?
-Ты не представляешь, как мне хочется ответить в рифму – пробурчал он, – еще бы чуть – чуть и это была бы даже не шутка.
-Прости любимый, на меня что-то накатило, пока с участковым говорила. Больше не буду.
-Иришка, тебя хоть отпустило? – спросил он, выходя из-за монитора, – и где Валик?
-Да, отпустило, а он пьет молоко и мультик смотрит. – Жена ответила сразу на оба вопроса.
-Тогда мне срочно нужен холодный душ. Лучше очень холодный.
-Сейчас отнесу тебя в ванну.
-Нет! – и увидев ее удивленное лицо, объяснил – если ты сейчас ко мне прикоснешься, трахну тебя туда, куда найду.
-Ну хорошо, не буду рисковать – рассмеялась она, – я быстро.
Она действительно вернулась буквально через минуту, неся небольшую миску.
-Будешь прыгать? – Она поднесла миску к столу, и проклятый кивнув, кинулся в воду. Было холодно, но терпимо, вода быстро остудила Мишу, но он заставил себя поплавать пару минут.
-К тебе уже можно прикасаться?
-Не надо, просто протяни карандаш, вытащишь на нем.
Миша завернулся в свою накидку, и принялся ходить по столу, стараясь согреться. Ира присела рядом:
-Прости, Кот, не буду больше нас дразнить.
-Да, пожалуй, не стоит, особенно так, – ответил он с облегчением.
-Конечно, – виновато ответила она, – это меня так беседа с полицейским раззадорила. Я чувствовала, что могу вить из него веревки, и заставить есть с ладони, вот теперь немного удивлена.
-Чему, маленькая?
-Почему эта сучка, которую ты прирезал, не пыталась тебя соблазнить.
-Она все равно была не в моем вкусе – соврал проклятый.
-Не думаю, что это имело бы какое-то значение. – Задумчиво ответила она.
-Мама!
Раздался возмущенный писк малыша, снова стоящего в дверях. Валик явно не понимал, почему они не идут гулять, и зачем мама столько времени уделяет непонятно чему.
-Кот, если ты достаточно остыл, готовься к прогулке.
-Усегда готов, – прошептал он, с незабвенной интонацией Попанова из «Бриллиантовой руки».
***
После переезда от Балтона, и заселения в дом компании, уже на следующий день, в дверь постучали. На пороге стоял высокий, худощавый, коротко стриженый мужчина, лет около сорока. Проклятый жестом предложил ему войти и тот расположился на одном из стульев. Затем гость, также жестом пригласил Михаила сесть напротив.Минут через пять, активной жестикуляции, Миша понял, что к нему пришел инструктор по изучению языка. Или как их тут называют? Гостю понадобилось еще пару минут, чтобы донести до хозяина, что тому надо разговаривать на своем родном языке, и рассказать о себе, а также назвать окружающие предметы.

Тогда он принялся говорить. Инструктор слушал, кивал головой, иногда жестом просил проклятого остановиться, и что-то прикидывал в уме. Затем просил продолжать дальше. Шло время, и хозяин понял, что, во-первых, он начинает хотеть пить и есть, а во-вторых, он не привык столько рассказывать. С питьевой водой тут проблем не было. Еще живя у алхимика, он привык к тому, что воду хранят в обычных ведрах, захотел пить, подошел, взял кружку и выпил. Обычная колодезная вода. Кипячением или фильтрованием ее тут не заморачивались.

А вот что делать со жратвой, проклятый как-то позабыл уточнить. Готовить на очаге, он пока не научился, и что значит полное обеспечение? Надо ходить в какую-то столовую, или как? И сейчас чувствовал, что голодный зверек, начал потихоньку вгрызаться в его внутренности. Он принялся жестами показывать инструктору, что хочет есть. Тот остановил проклятого, и показал, что обо все надо рассказывать.

-Есть хочу.

Послушно принялся говорить проклятый.

-Я вчера не успел узнать, как тут организовано питание сотрудников, потому, что, как только заселился сюда, сразу же потерял сознание. Может быть, ты мне расскажешь, где тут питаются, или берут продукты?

Выслушав его тираду, собеседник, немного помолчав, неожиданно выдал на русском языке:

-Скоро узнаешь, осталось мало до этого.

Произнесенная им фраза, конечно, вышла слегка корявой, но Миша просто остолбенел от изумления.

-Вот это да! Мне бы такую скорость обучения языкам!

Инструктор опять помолчал некоторое время. Мише это напомнило обработку запроса к базе данных.

-Ты нет. Это особенность. Поэтому я учу говорить.

Все ясно, у парня просто врожденная особенность. Так что незачем раскатывать губу, ему такое не светит.

-Ясно, жаль, конечно, – ответил проклятый, – тогда уж может быть, расскажешь мне, как тут с обедом? А заодно с ужином и завтраком?

Инструктор не ответил, а вместо этого, жестом попросил продолжать, значит, будут говорить о еде.

-Извини, друг, ни о чем другом уже думать не могу. Так вот, я, как и любой нормальный мужчина люблю поесть, но не люблю готовить. Поэтому если тут у вас есть выбор – готовить самому, или питаться где-нибудь в общественном месте, то я выберу второе….

Проклятый нес весь этот бред, потому что понял, его визави каким-то образом изучал русский во время разговора. Мише это напоминало самообучающуюся программу, а в силу его профессии – просто и понятно. Говори больше, тогда инструктор обучится быстрее, и потом, соответственно и тебя обучит уже своему языку. По внутренним часам проклятого прошло уже около часа. Он раз пять прикладывался к кружке с водой, это хоть как-то притупляло чувство голода. За это время его гость не произнес ни слова. И наконец, он, подбирая слова, неспешно произнес:

-Идем, покажу столовую.

На улице была та же самая, неизменная погода. Миша даже подумал, что как только сможет общаться, надо будет уточнить про то, как тут считают время. В каких единицах, и на что ориентируются, или может, какие либо часы используют? При свете дня, поселок выглядел так же, как и любая деревня в реальном мире. Сам проклятый был дитем города, и в селе не жил ни разу, поэтому оценивал только свое первое впечатление: – деревянные срубы, заборы, какие-то подсобные постройки, скорее всего сараи и туалеты, а может еще хлева или конюшни. Хотя животных типа лошадей, он тут пока еще не видел. На улице довольно пустынно. Никто не копается в огородах, хотя травник и рассказывал, что тут, ничего практически не растет, видимо, поэтому и огородов как таковых нет. Инструктор подвел его к длинному, одноэтажному зданию. Видимо это и была точка местного общепита. Спутник подтвердил предположение проклятого:

-Столовая, время прием пищи.

Пока что окончания не дались этому гению лингвистики в полной мере, но Мише это совсем не мешало. Он не переставал изумляться, его способности познания языка.

-Отлично, интересно тут действительно все бесплатно? И выбор есть?

Михаил говорил, просто чтобы говорить. Он явно втянулся в работу с инструктором. И еще ему было очень интересно, как пойдет процесс его обучения Этанскому, или как он тут называется? Внутри помещение выглядело довольно типично. Стойка раздачи, множество деревянных столов, стульев. За раздачей два человека, пожилая женщина и молоденькая девчушка. Может быть, это бабушка с внучкой, а может, и нет. Особого сходства проклятый не разглядел, правда, особо и не присматривался. За столами расположились полтора десятка посетителей. На только что вошедших посетителей никто, не обратил ни малейшего внимания. Михаил проследовал за инструктором, дабы не попасть впросак. Для себя он решил просто наблюдать, и, в крайнем случае, действовать так же как его спутник. Тот что-то сказал девчушке, повернулся к проклятому и спросил:

-Взять одно и тоже нам?

-Да, я все равно абсолютно не разбираюсь в местной кухне, – ответил он.

Юная девчушка поставила на поднос две тарелки и кружку. Проклятый отметил, что ложки тут деревянные, а такой роскоши как вилки, видимо вообще нет. Они сели за один из свободных столиков, и Миша накинулся на еду. В первой тарелке был суп, ну или отвар, он напоминал то, что проклятый чаще всего ел в доме знахаря. На второе было блюдо, похожее на овсяную кашу с мясом. Правда, что это за мясо, меченный бы не взялся определить. В кружке же был сок или легкое вино. Скорее всего, сок, потому что в голову не ударило вообще. После еды Михаил почувствовал себя значительно лучше.

-Вернемся дом, – сказал инструктор, – ты падаешь, лучше под крышей.

Все ясно, никому лишний раз не хочется возиться с его телом. Он бы и сам не захотел. По дороге назад, проклятый продолжал говорить, наполняя собеседника своим словарным запасом. Уже когда подошли к его жилищу, инструктор жестом показал на лавочку возле дома, и произнес:

-Ждать, порядок.

Дверь в жилище была приоткрыта, но так как спутник был спокоен, то Миша тоже решил не переживать. Через некоторое время, из дома выпорхнула девица, мазнула взглядом по мужчинам, и ни слова не говоря, убежала. Проклятый проводил ее взглядом. К сожалению, одета она была в нечто совершенно бесформенное, и ее фигурку оценить не получилось. Но после того, что устроила его Ира дома, Михаил был не очень переборчив, и начал предметно задумывался о том, какие барышни тут оказывают сексуальные услуги. Наконец они вошли в дом. Да, там было убрано, видимо Мишу тут причислили к некоторому привилегированному сословию, ну или просто по статусу была положена уборщица. Весь остаток дня Миша продолжал свой монолог для инструктора, под конец, уже запинаясь и повторяясь. Они еще один раз сходили поесть, и на обратной дороге проклятый заметил, что за ними следуют двое мужиков. Он указала на них инструктору, и тот его успокоил:

-Если ты без сознания, они несут.

Но это не понадобилось, до дома добрались без приключений, и еще, наверное, минут сорок говорили, пока он не потерял сознание.

Потекли дни, и если на Земле для проклятого мало что поменялось, то жизнь во сне, все больше увлекала его. Три дня, он занимался только тем, что разговаривал с инструктором и на четвертый, он, наконец, начал обучать Михаила. По-русски, этот талант, разговаривал уже очень неплохо, и процесс обучения явно ускорился.

Через неделю, вместе с инструктором пришел бригадир. Он коротко поприветствовал проклятого, и сразу заявил, что завтра они выходят на поиски жилы. Так как у меченого нет опыта, и вдобавок он еще не умеет пользоваться оборудованием, то в группе буду три сканера, вместо положенных двух, а меченный идет в качестве стажера. Вильямин говорил медленно, чеканя каждое слово, Миша уже более-менее понимал его, через пень колоду, но понимал, а если вдруг испытывал затруднения, то на помощь приходил инструктор, который говорил на русском, практически свободно, лишь иногда коверкая окончания, и забывая предлоги.

-Сейчас пойдем на базу, получишь одежду, обувь, походный рюкзак, в общем, всю экипировку. Сколько примерно до твоей потери сознания?

-Я не ориентируюсь тут во времени – развел руками проклятый, – не видел здесь часов, или чего-нибудь похожего на них.

Бригадир посмотрел на инструктора, тот что-то ответил, и тогда Вильямин вновь повернулся к Михаилу:

-Успеем сегодня собрать тебя, поспишь на базе, выход завтра, если понадобится, тебя понесут. А теперь идем.

База располагалась на краю поселка, это было первое увиденное проклятым двухэтажное здание. Вместо окон узкие бойницы, словно хозяева, опасались нападения. Бригадир открыл тяжелую дверь и их встретил длинный коридор, с множеством закрытых дверей. Вокруг полумрак, но гораздо светлее, чем ожидал проклятый.

Вильями открыл одну из дверей, и они спустились вниз по крутой лестнице, еще одна дверь, они уже успели поднадоесть Мише, и они, похоже, пришли. Широкое помещение, без окон, но ярко освещенное, причем ни факелов, ни каких-либо иных средневековых светильников тут не было. Казалось, свет льется со всех сторон. Вдоль одной стены – огромный стеллаж, вдоль остальных – шкафчики, в человеческий рост.

-Это твой – указал бригадир на один из них.

В шкафу оказалась одежда, сапоги, шапка. Сетка, для лица, скорее всего от местного аналога комаров. Видимо искали серебро в разных местах, потому что до сих пор, всякие кровососы ему не досаждали. Затем Вильямин показывал ему экипировку, и с помощью инструктора рассказывал назначение некоторых предметов.

-Экипировки сканеров тут нет, пойдешь пока без нее – перевел инструктор, – а уже после похода, начнешь осваивать.

Михаил просто кивнул. Закончив инструктаж, бригадир проводил его в смежную комнатку, где оказалась лежанка, и, порекомендовав не раздеваться, и собрать походный мешок, попрощавшись, вышел со склада. Инструктор ушел вместе с ним. Оставшись в одиночестве, он развалился на кровати. Терять сознание и падать на бетонный пол, ему явно не хотелось.

Очнулся проклятый еще до того, как начался поход. Походив по складу, сначала испугался, что его закрыли, но оказалось, что изнутри дверь открыть можно. Решив не искать дополнительных приключений, Миша опять развалился на лежанке, ожидая, когда за ним придут. Он уже успел немного заскучать, когда услышал скрип открываемой двери. Заглянувший в комнату Вильямин поманил его, и проклятый вышел наружу.

Поприветствовал уже знакомых нюхачей, кроме них, тут стояли еще двое здоровенных верзил, и парочка бойцов, вооруженных мечами. У остальных, оружия не было. Верзилы, судя по всему, должны были нести его, если он упадет не вовремя. Миша с уважением оглядел шкафообразные фигуры, и решил, что эти справятся с его переноской без проблем.

Так уж вышло, что начало их пути, пролегало по уже знакомому маршруту, мимо места, где проклятый обнаружил свою первую жилу. Тут вовсю кипели работы, серебро извлекалось из недр, и паковалась на подводы. Он думал, что увидит наконец-то каких-нибудь животных, типа лошадей, но нет. Видимо стадия загрузки, должна была длиться долго, или существовал какой-то иной способ перевозки, вместо вьючных животных. Еще его удивило то, что края котлована, в той его части, где работы не велись, уже успели порасти молодыми деревцами, между которыми ползали змейки, от одного вида которых, Михаила слегка передернуло. Змей он не любил. Стоило им углубиться в лес, оставив жилу за спиной, как поход очень быстро превратился в кошмар, во всяком случае, для проклятого. Это ни разу не напоминало прогулку по лесу за грибами, или выезд на пикник. Казалось, что трава, старается подставить подножку, Миша постоянно попадал в какие-то ямы, а в лицо летела паутина и мелкие ветки. Ему приходилось очень напрягаться, дабы не отстать от отряда, остальные были значительно выносливее.

Перед самым походом, он прослушал краткий инструктаж. Суть его сводилась к тому, что работа сканеров, или нюхачей, начиналась практически сразу после выхода группы. Насколько он понял, серебряные жилы, издавали нечто вроде колебаний, и именно их улавливали штатные сотрудники. Сила и направленность этих колебаний постоянно менялась, и соответственно можно было раз тридцать пройти над тем местом, где есть богатая жила, и только потом, что-то почувствовать. Именно в этом заключалась основная сложность, нельзя было создать карту, с указанием бесперспективных мест.

Что при этом надо было делать самому проклятому, никто не знал, включая и его самого. Он пытался разговориться с коллегами. Оба сканера, по очереди надевали очки, видимо просматривая окрестности, но постоянно их не носили. Миша подозревал, что это не так то и просто, использовать такие предметы, но не был уверен в своих подозрениях, а расспросить пока не мог, из-за языкового барьера. Видимо такая деятельность утомляла нюхачей, и разговор с ними не клеился, поэтому он просто плелся, ссади них, вначале с интересом наблюдая за коллегами, а потом уже просто переставляя ноги.

Несколько раз группа останавливалась. Один раз, одному из сканеров показалось, что он чувствует соответствующие колебания, но доносились они из совершенно глухой, заросшей колючим кустарником части леса. К тому же по веткам лазили то ли муравьи, то ли еще какие-то насекомые, которые встретили нежданных гостей, крайне недружелюбно. Их сбивали с веток, а на земле они не атаковали, видимо сапоги были покрыты какой-то смазкой, которая отпугивала этих насекомых. Проклятый сделал в голове пометку, уточнить, почему бы и одежду так не обработать. Постепенно путь расчистили, но оказалось зря, внутри росли какие-то мхи, а может и не мхи, языком проклятый на таком уровне еще не владел, которые и были источником сигнала. Пришлось идти дальше.

Сам Михаил использовал эту остановку, чтобы отдохнуть, и затем некоторое время шагал бодро, но потом опять усталость начала брать свое. В этот день, потеря сознания пришла незаметно. Он просто брел, стараясь не отстать, а затем проснулся в коробке. Самое смешное, это, пожалуй, был первый раз за последние дней восемь, когда он не хотел просыпаться.

***

Его земные дни проходили сравнительно спокойно. Валик уже начал ходить самостоятельно, и Ире пришлось закрывать дверь в комнату мужа на защелку. Любопытного малыша интересовало абсолютно все, и мимо Мишиного стола, точно не прошел бы мимо. Может быть, пока еще и не дотянулся бы до коробки, но уж заинтересовался бы точно.

Они продолжали ходить гулять вместе, и Миша любил наблюдать за игрой жены и сына. Черная тоска посещала его реже, видимо, наконец, начинал привыкать. В свободное время, проклятый продолжал лазить по сети, в поисках хоть чего-нибудь, что может пригодиться начинающей ведьме. После успешного поиска серебряной жилы, он решил действовать таким же образом – авось что-то почувствуется. Но пока результатов было ноль целых ноль десятых. Кроме поисков “того не знаю чего”, он смотрел сериалы и просто фильмы, занимался по различным методикам, сравнивая их и подбирая под себя, а зачастую просто убивая время. Понимая, что теплые деньки скоро закончатся, он старался всегда гулять с Ирой, когда та выходила с малышом.

-Эй, стой! Стой я сказал!

Ира поняла, что окрик адресован ей, но останавливаться не стала. Она шла по набережной, в это время тут было довольно многолюдно, и никакого страха не испытывала.

-Ты что, оглохла?

Незнакомый мужик обогнал ее, и встал перед коляской, так что волей неволей пришлось остановиться.

-Мы с вами знакомы?

Ледяным тоном осведомилась она, разглядывая нежданную помеху. На вид лет сорок. Широкие плечи, видимо в молодости занимался спортом, но сейчас обрюзг, и с точки зрения ведьмы, выглядел отвратительно, а двойной подбородок, и колючий взгляд не добавляли ему привлекательности.

-Ты столкнула мою мать с лестницы! И ты за это ответишь.

-Я никого не толкала – улыбнулась Ира, – так что как бы тебе не ответить за клевету.

-Ты, наверное, сериалов насмотрелась детка? – Он приблизился.

-Детка, это твоя мама, кстати, она там еще не сдохла?

Ведьмовская сущность, поселившаяся в Ире, вновь вышла на первый план. Видимо она активизировалась в моменты опасности, и сейчас так же не осталась в стороне.

-Что?! Да ты, сука… да я тебя!

Потеряв контроль, он схватил ее за руку.

-Помогите! Убивают! Помогите!

Ира, казалось ждущая именно этого момента, заорала так, что ее крик, казалось, должны были слышать на другом берегу. Валик, не привыкший к такому маминому поведению, испугался и расплакался, а Миша, сидя в кармашке коляски, от бессилия сжал кулаки. Он не мог ничего предпринять в защиту своей любимой.

-Заткнись, закрой рот, – прошипел он, но руку не отпустил, – кому ты нужна, еще убивать тебя.

Тут надо заметить, что в последнее время, фраза: «моя хата с краю», окончательно стала руководством к действию для подавляющего числа граждан. Но из любого правила есть исключения. Так и тут. На этой набережной, очень часто гуляли молодые родители, как с колясками, так и с карапузами, вышедшими из колясочного возраста, и это немаловажный факт, тут было много пап. По всей видимости, когда закричала женщина с коляской, многие представили на ее месте свою жену.

До сына Зинаиды довольно поздно дошло, что все идет не так. Три мужчины уже подошли к ним, а еще четверо приближались. Если кто-то и не решился бы пойти первым, то уж в компании, грех не восстановить справедливость. Гуртом оно завсегда батьку бить легче. Он отпустил Ирину, и хотел сказать что-то из серии: повздорили, все нормально, но у нее были другие планы:

-Помогите, он хотел убить меня!

И она, расплакавшись, вынула плачущего сына, и обняла его.

-Нет, я юрист – занервничал мужик, смотря в мрачные лица окруживших его парней.

-Дааа…! – еще сильнее зарыдала ведьма, – угрожал, и говорил что его отмааажут.

-Что ты врешь!

Зарычал он, сделав шаг, но дорогу ему преградил примерно такой, же по комплекции, но молодой и без лишнего жира мужчина.

-Ты, женщину то не трогай, а то быстро трогалки оторвем на….

Не договорив, мрачно посулил юристу он, буравя взглядом, не предвещающим ничего хорошего.

-Олег Афанасьевич, – Ира уже успела набрать номер участкового, и дрожащим, испуганным голосом сказала – сын соседки угрожал мне, хватал за руки, обещал убить.

-Да я…, – дернулся мужик, но был остановлен довольно ощутимым толчком, – вы все пожалеете об этом – прошипел он, и поспешил прочь.

Останавливать его не стали, одно дело вступиться за женщину, совсем другое избить убегающего. Тут и по закону ответить можно.

-Ирина, – тем временем участковый рассказывал, что надо делать, – приезжайте как можно скорее ко мне, и пишите заявление. У вас найдутся свидетели?

Ведьма, оглядев окружающую ее толпу, и заметив там парочку знакомых, ответила:

-Найдутся.

Придя домой, вытащив Валика и мужа из коляски, Ира занялась ужином. Пока Миша сидел в своей комнате, она накормила малыша, а потом, поиграв с ним, оставила смотреть мультики, и пришла к супругу:

-Все-таки я у тебя молодец – похвасталась она.

-Ты, да – ответил он, не поворачиваясь.

-Кот, что случилось?

-Ничего. Просто я никто. И сегодня опять получил этому подтверждение.

-Мишка, не надо.

-Он бы раздавил меня и не заметил, – казалось, проклятый не услышал Иру, – какой из меня мужик?

-Кот!

-Ириша, я успокоюсь. Налей мне чего-нибудь, и я постараюсь уснуть. Хоть там, сделаю что-то полезное.

***

Очнувшись, он сразу вскочил с носилок. Мужики, несущие его тело, казалось, никак не отреагировали на это, один из них просто собрал их, и двинулись дальше. Этот день был похож на предыдущий – бесконечный лес, паутина, лезущая в лицо, муравьи, ямы под ногами. Короче, как в том анекдоте “ну их нахрен такие оладушки”. Он брел, просто монотонно переставляя ноги, а в голове крутилась одна мысль: по возвращении, надо попросить еще и инструктора по физ. подготовке, ибо это не дело так выдыхаться и уставать. Потом к нему прицепилась муха. Или это не муха? Сложно сказать, потому что отмахнуться от назойливого насекомого никак не получалось.

Они как раз спускались в овраг, преградивший им путь, идя гуськом по неширокой тропинке ведущей вниз, когда проклятый почувствовал этот дискомфорт. Покрутив головой, он заметил одного из сканеров, и окликнул его. Если чему Михаил и научился в последнее время, так это доверять своим предчувствиям, а они сейчас, ему очень не нравились.

Парень, а на вид этому нюхачу было лет двадцать, не стал воротить нос от нового коллеги. С помощью жестов, проклятый постарался объяснить, что ему не нравится стенка оврага, вдоль которой они спускаются. Показывая муху, он пытался изобразить что-то летающее, и вдруг сканер изменился в лице. Вскинув руку вверх, он что-то вскрикнул, Михаил еще не изучал походные сигналы, а то понял бы, что это означает – внимание! Затем нюхач надел свои очки, и зачем-то принялся теребить, украшающий левую руку браслет, только тут до проклятого дошло, что возможно, этот браслет работает в паре с очками. Однако в следующую секунду Михаилу стало не до размышлений, потому что он увидел, как все бойцы и землекопы натягивают толстые перчатки, и надевают шлемы. Решив, что это жжж, неспроста, проклятый и сам последовал их примеру. В перчатках было жарковато, а шлем довольно сильно ограничивал боковое зрение. Но он был твердо уверен, раз профи рядом с тобой начинают следовать технике безопасности, то единственное что должен сделать новичок – это поступить так же.

Сканер, продолжавший крутить свой браслет, потом вдруг замер, и неожиданно очень громким голосом заорал ТРЕВОГА! Это слово, проклятый уже успел выучить. Двое землекопов подхватили нюхача на руки, и побежали по тропе вниз, а сканер на ходу облачался в перчатки. Остальные также бросились вниз, бойцы при этом обнажили мечи. Сам проклятый не успел опомниться, как и его так же подняли на руки, и потащили на дно оврага. Успели вовремя. В стене, вдруг начали появляться отверстия, песок осыпался вниз, скорее всего практически бесшумно, но Мише казалось, что он слышит удар каждой песчинки об утрамбованную землю. Еще не все успели спуститься, как из появившихся отверстий полезли твари. Наверное, это и были те самые шершни, о которых говорил бригадир, еще на первой встрече. Черные и серые, довольно крупные, они с омерзительным жужжанием расправляли крылья, и сразу нападали на людей. Началась рубка. Бойцы рубили их короткими кинжалами, видимо мечи были малоэффективны в этом случае. Рубили, и старались одновременно спускаться вниз, а мерзкие насекомые, атаковали, налетали, старались ударить в корпус или руки. Вот один из бойцов, оступившись, летит вниз. Вот второй, облепленный шершнями с ног до головы, отмахивается, но его движения становятся вялыми, и вскоре клинок выпадает из безвольной руки.

Все это Миша видит, как бы со стороны. Он обратил внимание, что его и обоих сканеров, окружили бойцы, образовав этакое защитное кольцо. Кажется, кто-то из земных полководцев когда-то отдал приказ звучащий как: “ослов и ученых в середину”. Миша не был силен в истории, но подозревал, что так оно и было, и вот сейчас сам оказался в такой роли.Он глянул на коллег. Оба надели свои очки прямо на шлемы. Видимо продолжали искать нечто невидимое. В руках парня, который поднял тревогу, Миша увидел небольшой жезл. Тем временем ситуация ухудшилась. Насекомые продолжали выползать, и казалось, небо потемнело от их количества, а от жужжания тысяч тварей, начинало закладывать уши. Сам проклятый не видел шансов на их спасение, даже если шершни не могут пробить защитные костюмы, их слишком много. От такой массы, кинжалами не отбиться, ведь любая выносливость не бесконечна.

Однако сражение продолжалось, а что еще делать? Несколько раз насекомые пытались достать и до них, но неизменно разбивались о защитный круг, образованный мечами охраны. Такое везение не могло длиться вечно, и Миша уже начал размышлять на тему: насколько болезненный укус шершня, и что с ним произойдет, если его тут убьют? Но в этот раз, ответов на них он не получил. Дождавшись какого-то, только ему известного часа Х, нюхач поднял жезл над головой, и сломал на две части. Раздался свист, сначала негромкий, дальше он нарастал, вызывая стойкое желание закрыть уши. А вы пробовали закрыть уши в металлическом шлеме? Вот и у проклятого ничего не вышло. Свист становился все сильнее, вызывал уже физическую боль, а потом сменился ударом грома. Проклятый заорал и не услышал своего крика, адский шум сменился полной тишиной. Оно и понятно, громкий звук глухому не помеха. В этой, противоестественной тишине, он не сразу понял, что атака прекратилась, и все насекомые валялись на земле, не подавая признаков жизни.

Отряд потерял восемь бойцов и шестерых землекопов. Оба сканера были мрачнее тучи, по всей видимости, в их обязанности входило проверять такие опасные места, и всем было ясно, если бы отряд застали врасплох, из оврага не выбрался бы ни один человек. Проклятый периодически ловил на себе взгляды, уже не враждебные, а скорее оценивающие, но на контакт с ним никто так и не шел. Все дно оврага было усеяно трупами шершней, идти по нему было неприятно, они при раздавливании лопались с противным хрустом, и группа поспешила покинуть негостеприимную низину.
Жилу нашли через три дня, ну или три потери сознания проклятым. Михаил весь остаток похода, не чувствовал ничего, и серебро было найдено одним из операторов, в обычном так сказать режиме.
По возвращении, меченный сразу же встретился с бригадиром и переводчиком. Они уже ждали его, и Вильямин сразу засыпал Михаила вопросами, но больше всего его интересовало, как он понял, что в стенах оврага притаилась опасность, но проклятый не смог объяснить. Он просто почувствовал. Не выяснив для себя ничего интересного, бригадир махнул рукой, и предупредил, что со следующего дня, проклятый приступает к тренировкам, работе с оборудованием нюхачей и изучению походных команд. Также продолжится изучение языка.
Дни проходили тяжело, но очень интересно. Конечно, проклятый уставал физически, бег по пересеченной местности, лазанье по оврагам, и прочее сильно утомляло, но тут он хотя бы видел цель. Единственное, что ему никак не давалось, так это работа с оборудованием нюхачей. Стоило взять в руку очки, как он ощутил что-то вроде брезгливости, как будто имеешь дело с дохлой змеей. Миша все-таки заставил себя, надеть очки, но это, ни к чему не привело. После нескольких попыток, они оставили эту затею, обучить Михаила работе сканера. Видимо предчувствия меченного работали как-то иначе.
***
-И чем они там все это время занимались? – Недовольно пробурчал Филип.
-Отчетами – усмехнулся Карл.
-Отчетами?! Да у них информация только о двух маяках Ксаны. Только двух, Карл! И еще всякая шушера, вроде деревенских знахарей, снимающих сглаз с яиц, точнее яйцами.
Филип нервно прошелся по комнате, и пнул ни в чем не повинный стул
-Ты поднял очень интересный вопрос. – Карл, в отличии от нетерпеливого подчиненного оставался спокойным. – Я обязательно отвечу на него, но в начале, пожалуй, сообщу тебе приятную новость.
-Какую?
-Я скоро улетаю.
– Интересно куда? – Филип оказался настолько удивлен, что задал бестактный вопрос.
-Скажем так, на повышение. А ты, соответственно займешь мое место. С соответствующим уровнем допуска, и списком обязанностей. Ты ж вроде уже давно хотел?
-Ну, да, – Филип был слегка сбит с толку, – я просто не ожидал, что это произойдет посреди такой операции как эта.
-Считай это своим боевым крещением. Но я не об этом, ты, конечно, разберешься, что и как, я лично в тебе не сомневаюсь, потому и рекомендовал твою кандидатуру в свое время. Так вот, теперь подумай, а зачем было создавать второй филиал, недалеко от первого, да еще с таким сомнительным списком обязанностей?
-А когда он был создан?
-Правильный вопрос, около двух лет назад.
-Хорошо, а когда начали игру против Париса?
-Чуть раньше – Карл всем своим видом излучал довольство. Подчиненный соображал быстро, а это было важно на такой должности.
-Значит, ты хочешь сказать, что его создали, надеясь, что старика скоро сковырнут, а затем готовились вытеснять его людей?
-В целом да. Однако Парис начал отбиваться, а потом вообще устоял. Так что удивительно не то, что они мало знают, а удивительно, что они вообще хоть что-то накопали. Там нет ни нормального оборудования, ни людей с уровнем допуска, ни просто грамотных специалистов.
-А почему они тогда вообще еще есть?
-Не знаю, враги Париса тоже не пальцем деланы, думаю там наверху, пока просто не снизошли до таких мелких разборок. Я все это сказал, Филип, чтобы ты понял, на их помощь сильно не рассчитывай. Скорее всего, там будет чистка, и люди, оставшиеся в деле, займут нишу Святослава, но это не наше дело.
-Тогда каков план? – Филип устало плюхнулся на стул, налил стакан воды и залпом осушил его.
-А вот это решай сам. Мой самолет через четыре часа.
-Что?! Ты улетаешь прямо сегодня? – подскочил новый начальник.
-Да. Вот тебе мой рабочий лаптоп, – он положил на стол ноутбук, теперь у тебя мой уровень доступа. Изучи внимательно все материалы, и решай, что делать дальше. Сам знаешь, научиться плавать можно только одним способом.
-Хорошо, – Филип уже полностью успокоился, – все-таки я не студент, меня ответственностью не испугаешь.
-Я в этом был всегда уверен. Ну, что же, счастливо оставаться – и Карл, пожав его руку, закрыл за собой дверь.
После ухода шефа, Филип около трех часов провел за чтением документации, к которой ранее не имел доступа. Впрочем, там не было ничего по-настоящему нового. Подковерная возня на высшем уровне никак не касалась этого дела. У него расширился список полномочий, он теперь сможет затребовать и специалистов, и оборудование, но пока нет конкретного плана действий, этого делать не стоит. От долгого сидения затекла спина. Он встал, прошелся по кабинету, затем вышел в коридор и спустился на первый этаж.
Тут все изменилось, после первого совещания посвященного проблеме “Норспеерамонуса”. Тогда Хельга предложила залить территорию хранилища бетоном, и Карл внял ее предложению. Благо в этой стране можно было купить любое разрешение. Кристофер умер уже на следующий день, поскользнувшись, принимая душ, он очень неудачно упал – виском об угол ванной. В том, что так все и произойдет, никто не сомневался, но все равно, это подстегнуло начало работ. Помещение забетонировали, и теперь проклятая рукоять, вряд ли сможет доставить им хлопоты.
Он подошел к массивной двери, преграждающей путь в помещение над хранилищем. Постоял немного, но открывать не стал, а вышел на улицу, и закурил. Все три часа, которые Филипп провел за чтением, он искал информацию, обо всех работавших здесь. У него было подозрение, что на территории этой страны, могут работать специалисты и более высокого уровня, решая свои задачи. Слишком лакомый кусок, не взятый вовремя только потому, что вверху все перегрызлись.
-А может уже давно взятый? – пробормотал он в звездное небо, – взятый, только кем? И только нам об этом не сказали?
Но эта мысль была настолько крамольной, что он постарался запихнуть ее от греха подальше.
-Ладно, буду играть сданными картами – резюмировал он и вернулся в кабинет.
Снова утомительное сидение над материалами, анализ информации, он просидел до утра, выпил бессчетное количество кофе, и наконец-то решил с чего начнет. Филиппу пришло в голову начать восстановление киевского филиала. Пусть даже оставшиеся в живых сотрудники знали мало, и не имели практического опыта, но с ними можно было работать. Разбавить их привезенными специалистами, привлечь внимание местных чародеев. Раз нельзя найти коварного противника, так может, стоит выйти из под его удара?
-Если вы ребята, уничтожили наш филиал, то уж на организацию нового, должны будете обратить внимание? – пробормотал Филипп и вывел на экран досье Левицкого. -Ну, что, господин начальник? Пора и вам поработать.
Наконец он удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Филипп был человеком дела, и всегда предпочитал иметь хоть какой-то план.
-Итак, первое – когда Филипп работал один, он обожал разговаривать сам с собой, – связаться с Левицким. Второе, восстановить работу филиала, чтобы он продолжил функционировать, как ни в чем не бывало. Третье, извлечь из остатков сгоревшего детектора информацию, и постараться ее проанализировать.
Филипп выбрался из-за стола, и подошел к окну. Сейчас он поспит три-четыре часа, позавтракает, и примется за работу. Ее много, невообразимо много, но он справится. Карл явно смотрел на это задание сквозь пальцы, видимо вопрос с его повышением был решен еще до начала этой операции. А вот Филипп – другое дело. Ему нужен успех, и только успех.
-Я справлюсь, – сказал он своему отражению, а оно и не спорило, – не для того, я полз наверх все эти годы, чтобы проиграть деревенским колдунам.
Отражение снова не возражало. Оно было очень покладистым отражением.

  Обсудить на форуме