Путь проклятого. Глава 17

Глава 17. Тихие деньки

Правду говорят: “хочешь сделать человеку хорошо – сделай плохо, а потом верни, как было”. И хотя, как было, проклятому никто, не вернул, он по-прежнему оставался главным героем сказки “Мальчик с пальчик”, но некий положительный сдвиг, все – же произошел. Миша, с неописуемым наслаждением, сделал глоток кофе, это ж какое удовольствие, могут иногда доставить, маленькие радости, ставшиенаконец вновь доступными. Он посмотрел на стеклянную чашку, и в очередной раз удивился мастерству ее создателя.
Ира, выполнила свое обещание, и взялась за устройство быта своего мужа. После той ночи, когда он помогал супруге, Миша проспал практически до обеда. То ли он много сил отдал, когда спасал жену от второго отката, то ли вот такая реакция на стресс после всего, что произошло. Сестры уже успели позавтракать, затем наиграться с малышом. При этом Оксанка никуда не спешила уходить, а Ира, благодарная за помощь, даже не возражала против ее присутствия, волнуясь разве что о Мише, к которому не могла подойти. Словоохотливая сестричка не отходила от нее, умудряясь болтать и одновременно играть с Валиком. Ира очень опасалась, что, приблизившись к коробке, Оксана может проявить неуместное любопытство, заглянув в нее.

***

Сам же проклятый в тот момент разговаривал с алхимиком. Его очень заинтересовало, то, что же произошло в лесу.
-Ну, рассказывай детально, но быстро. В следующий раз “Сонку” можно будет пить через три дня, не раньше.
-Мне показалось, что под землей есть что-то очень ценное. Оно, я думаю, очень нужное кому-то.
-Так, все-таки, ценное или опасное? Или все – же и, то, и другое вместе?
Спросил Балтон. Миша вновь попытался вспомнить все свои ощущения. Это было очень похоже на попытку удержать воду в кулаке.
-Ну, скорее ценное. Это нечто связанное с белым цветом. Белым, или серым. – Ему сразу вспомнился образ размазанного пятна, мелькнувшего перед внутренним взором, прежде чем он, очнулся дома, потеряв сознание во сне.
-Меченный, выслушай меня.
В разговорах, Балтон еще ни разу не назвал его по имени, то ли он не запомнил, то ли просто не считал нужным.
– В Шаарне есть два вида металла. Обычную руду добывают в горах, а вот серебро, добывают иначе.
Услышав слово серебро, Миша сначала удивился, а потом подумал, что видимо “Сонка” действует так, что переводит сказанное, в знакомые ему термины. Так что это может быть и серебро, такое же как на Земле, а может быть и неизвестный ему металл. Но травник продолжал рассказ, и Миша не стал отвлекаться на досужие размышления.
-В отличие от железа, серебро находится под землей, в лесах. И ищут его специально обученные люди, которые …, – тут он сделал паузу, – …которые как раз и чувствуют его. Они еще, по слухам, используют какое-то оборудование, но это уже внутренние секреты, мне об этом известно, лишь на уровне досужих вымыслов.
-А это ценный металл для вас?
-Да. Есть много разных тварей, неуязвимых для обычного оружия. Да, хотя бы в этих болотах, от которых мы отгородились песком. Раньше, когда с ними могли совладать только маги, житья от них не было. Сейчас, из этого серебра, делают специальные насечки на оружие. После такой обработки, им можно рубить монстров, которым не страшно железо. А сейчас опять идет война, и эти твари, чувствующие поживу, лезут отовсюду, поэтому серебро растет в цене.
-А почему тогда, если оно так ценно, тут до сих пор не перекопали весь лес?
Удивился проклятый. Однако, услышав его вопрос, Балтон удивился ничуть не меньше.
-Как это, перекопать весь лес?
-Ну, ты рассказывал, что территория тут не такая уж и большая. Вот у нас, если бы искали ценные металлы, то пригнали бы сюда, огромное количество рабочих, безо всяких дополнительных специалистов.
-Значит, – перебил его алхимик, – у вас другие условия. Тут, под землей, кроме серебра, можно найти очень большие неприятности. Одни шершневые гнезда, чего только стоят. Иногда их находят вместе с жилой, а иногда вместо жилы.
-Крупные шершни?
-Примерно размером с мужскую ладонь, и очень они ядовитые. Пару раз, поисковые группы, были полностью уничтожены такими тварями. Сейчас, в отряде есть охрана, защищают лица и руки, как-то отбиваются, но все равно, если натолкнешься на гнездо, считай пол отряда нет. А второе, жилы эти, могут находиться на глубине от двух, до пятнадцати метров. Поэтому копать везде – не вариант.
-Ну, хорошо. А если я прав, и там серебро. Что дальше?
Мише уже надоело ходить вокруг да около.
-Тогда, мы определяли твою особенность, способен ли ты чувствовать, как наши нюхачи из группы поиска. Если это так, считай твое будущее обеспечено.
Ну, да, и твое, видимо тоже, подумал проклятый. Просто уверен, что ты за меня хороший процент получишь. Но при этом, он подумал без злости, и даже наоборот, вернуть ему долг, было бы замечательно.
-Наши места поиска, считаются малопривлекательными. Поэтому специалистов тут очень не хватает. Я, чуть позже, свяжусь с начальником поисковых групп, идумаю, он захочет проверить тебя.
-Так, скорее всего, для этого разговора понадобиться “Сонка”? Вряд ли он захочет общаться жестами?
-Конечно, понадобиться, а тут еще эта твоя, неприятная особенность, падать без чувств. Но, если ты действительно нашел серебро, а не пустышку, или шершней, то думаю, все эти вопросы, будут сразу решены.
-Тогда меня возьмут на работу?
-Честно? Я не знаю, как у них это организовано. Любому, кто наведет на жилу, положена награда. Они, конечно, тобой заинтересуются, а вот, будут ли тебя брать в поисковые отряды? Иногда поиски занимают неделю, иногда больше, а тебя придется таскать за собой. Я не могу сказать. Все зависит от того, насколько проявится твой талант…
Миша видел, как его гостеприимный хозяин хочет, чтобы этот талант проявился.
-Тогда, стоит организовать мне эту встречу, через те самые три дня, ну или позже, если этот начальник очень занятой человек.
-Хорошо, я переговорю с ним, завтра
Алхимик потер руки, и этот жест выдал его волнение.
-Завтра, сходим с тобой на ту поляну. А то мы зеленок набрали, что кот наплакал.
Миша внутренне усмехнулся, знахарь все же был верен себе. Остаток времени, пока работала “Сонка”, проклятый старался выжать из Балтона максимум информации об этом мире, а тот, пребывая в хорошем настроении, отвечал довольно охотно на его вопросы. Компания, занимающаяся тут добычей металла, называлась весьма незатейливо: “Корсак и сыновья”. Сам Корсак, судя по всему, был в этом мире довольно могущественным чародеем, а заодно, и “владельцем заводов, газет, пароходов”. И если с ним было все более-менее понятно, то вот сыновья в названии, могли означать что угодно: и детей мага, и учеников. Хотя, впрочем, это была весьма малосущественная деталь.

***
Посунувшись, Миша первым делом, вылез из ваты наружу. Солнце ярко светило, даже сквозь накинутую на коробку марлю. Июнь, поначалу, преимущественно пасмурный, ветреный и прохладный, во второй своей половине, становился все жарче. Если верить синоптикам, в этом году, лето должно было быть, прохладным и дождливым. Но, им обычно никто и никогда не верил. Вспомнились ночные события. А особенно, боль в татуированной руке. Миша, покрутил рукой, затем сжал, разжал кулак и сморщился. Предплечье болело так, словно он, перетрудил его в спортзале, или получил не сильное растяжение. Неприятно, но терпимо, и очень похоже, что день или два, на стол он залезть не сможет.
Сильно хотелось, есть и пить. В обычный день, он бы просто отправился на кухню, или к себе в комнату. Любимая жена, даже уходя на прогулку, оставила бы что-то пожевать. Но сейчас, в квартире могла остаться и сестричка Оксана. Миша не то, что на кухню, он и из-под марли не рискнул выбраться. Может все же позвать Иру? Нее, тоже не вариант, сынуля может приползти раньше ее, а значит остается только ждать.
Мучительно долго потекли минуты ожидания. Проклятый все время прислушивался, к звукам в квартире, но ничего не услышал. Скорее всего, они ушли гулять. Тогда он решился, раз в квартире никого нет, можно оправиться на поиски чего-нибудь съестного. Стоило ему пройти половину дороги до балконной двери, как та раскрылась, и кто-то начал заходить на балкон. Для проклятого время остановилось! Бежать некогда,… да и некуда. Обратно далеко, а так, рядом нет ни единого укрытия. Их балкон, был скорее местом отдыха, чем складом. Слева от Миши – балконная стена, справа шкаф, со старыми книжками, но, ни под ним, ни в нем, не спрячешься. И если это Оксана, то он – попал
-Кот! Ты где?
-Иришка!
Они увидели друг друга почти одновременно, и проклятый перевел дух.
-А Валик где? С Оксанкой?
-Да, дорогой, оставила их на улице. Я обещала, что скоро вернусь. Ты очень голодный?
-Да, а еще и пить хочу как после перепоя.
-Извини, сейчас все будет. Тебе сюда принести?
-Да, любимая, и давай я уже до ухода Оксаны побуду тут.
Ира убежала на кухню, а Миша вернулся в свое картонное укрытие.

Начинающая ведьмабыла слегка растеряна. Проснувшись утром, она не почувствовала никаких последствий от ночного кошмара. И после того, как она уснула второй раз – спала уже без сновидений. Отлично выспалась, и Валик пребывал в прекрасном расположении духа. Но почему-то это больше пугало, чем радовало. А еще, она не могла забыть ощущений, когда ей казалось, что в голове поселился огромный паук, пьющий ее боль. И главное, Ира никак не могла простить себе, то сильное, невыносимо сильное желание, прибить помогающего ей мужа. Видимо то, что скрывалось под его невидимой обычному взору татуировкой, было слишком чуждо той силе, которую она получила в наследство. Тогда остается вопрос. А как оно вообще помогло ей? Ира крутила перстень, смотрела на красный камень. Тот оставался таким, как и был. Не потускнел, не распался пылью, и не кусался.
Обещанная приведенной в бреду Ксаной, третья волна… не наступила…, а может вообще отменилась, после того, как ее муж, сделал то, что помогло. Сейчас, Ира испытывала огромную нежность к любимому, которую очень хотелось проявить, но вот беда, совершенно непонятно как это сделать в реалии? Неужели послушать приснившуюся ведьму? В растрепанных чувствах, Ира быстро нашинковала мужу завтрак, и налив воды, принесла на балкон.
-Кот, я убегаю, мы еще немного погуляем, и Оксанка уже точно уедет. Ее парень вовсю наяривает по телефону, где она пропала…. Потом я уложу Валика, и поболтаем, а еще после всего, посмотрим кино?
-Конечно, солнышко.
И уже не выдержав больше, он накинулся на еду. Ближе к трем часам дня, после того, как Оксана уехала, а Валик уснул, они сидели в Мишиной комнате, болтали о том, о сем. По молчаливому согласию, решили пока не вспоминать события этой ночи. Ира постоянно опасалась, что это еще не конец, и постоянно прислушивалась к себе, не начинается ли третья волна? Миша же, совершенно не представлял, что он такого сделал, и не был уверен, что способен повторить это же при необходимости. Пока малыш спал, Ира принесла ноутбук, и буквально заставила мужа рассказать, как установить “Tor”, о как искать что-то с его использованием. Правда это не заняло много времени, и вскоре они смотрели “Секс по дружбе”. Обоим хотелось чего-то расслабляющего, а не нагружающего мозги зрелища, без мистики или крови. Этого и так хватало в их жизни за последнее время.
Миша довольно быстро понял, что смотреть кино, связанное с сексом, пусть и в юморном ключе, тоже было не самой лучшей затеей. Судя по всему, Ира испытывала похожие чувства, потому что выключила ноут, и задумчиво произнесла:
-Видимо пока, нам можно смотреть только мультики и боевики.
-Ну, не скажи – ответил он, – в боевиках сисек тоже хватает.
-Ага, значит вот на что, ты смотришь? А я то, наивно думала, что тебя глубокий сюжет, и интрига интересуют, – засмеялась супруга.
-Сюжет, кстати, в боевиках, обычно, действительно глубокий, иногда даже до пупка.
-Пользуешься тем, что я подзатыльник тебе дать не могу?
-Еще как пользуюсь – дурачился Миша, – можно сказать, в полный рост!

Он гордо вытянулся “по стойке смирно”, еще и покрутившись из стороны, в сторону, для наглядности. Ира не выдержав, прыснула в кулак. Подбоченившийся муж, стоял с таким гордым видом, словно ему не пришлось перед этим, спускаться с подушки, на которой неудобно было стоять ровно.

-И кстати, раз уж мы заговорили о сиськах…
Когда ее мужа несло, остановить его было сложно, Ира привыкла, и сейчас просто наслаждалась спектаклем.
-Теперь, для меня, любой размер – большой. Так что готовься, буду пялиться в любое встретившееся декольте.
-Не хочу показаться бестактной, но вот в декольте, тебе будет сложно заглянуть.
-Я все придумал – произнес он заговорщическим шепотом, – ты меня будешь подсаживать!
Тут Ира вдруг поднялась, и молча, ушла в другую комнату. Это было так непохоже на нее, что проклятый растерялся. Он был уверен, что не мог ее обидеть по- настоящему.
-Милый, – вернувшаяся Ира стояла в дверях, а ее голос, с проснувшимися ангельскими нотками, предупреждал, что она задумала какую-то каверзу.
-Мне пришла в голову, одна идея. – Она зашла в комнату, держа руки за спиной. – Помнишь, я говорила, что хочу поискать мастеров, умеющих создавать маленькие предметы?
-Помню. – Миша был насторожен.
-И когда ты заговорил о декольте, я вдруг поняла, что не знаю твоих размеров! – Она вытащила руки из-за спины, и в них оказался сантиметр.
-Так что стой смирненько, сейчас я нашего мальчика, измерять буду!
-Э! Стой! Тайм-аут! – Он начал пятиться.
По всей видимости, не хотел быть измеренным.
-Кот, – она нависла над мужем, с неотвратимостью богини Ананке. – Ты же не откажешь любимой жене?
-Маленькая, отойди от меня с этим, с этим куском ткани! – Он пятился, отмахиваясь руками.
-Все, не мешай мне, я серьезно собираюсь тебя приодеть. Думаю, ты и сам не против этого. Дай я все замерю, пока малой не проснулся.
-Ты сейчас о Валике, или о моем малом? – спросил Миша и спрятался за подушку.
-О Валике.
Ира осталась серьезной, как школьная учительница, не реагирующая на подначки учеников. Подушка исчезла, убранная титанической рукой, и Ира, принялась разматывать сантиметр.
-Как там говорят в твоих любимых сисястых боевиках? Некуда бежать?
При этом ее лицо оставалось серьезным до неприличия, но глаза выдавали, они смеялись.
-Ты будешь мерять все, все? – Пошутил он, сдаваясь.
Ира задумчиво глянула на мужа, сложив губки буквой О.
-Пожалуй, все-все, мерить не буду. Оставлю немного удовольствия на потом.
Ира записала все интересующие ее цифры на клочок бумаги, и присела рядом. Миша вздохнул:
-Ты реально веришь, что сможешь найти того, кто сошьет одежду SSSSSSSX? Да еще и пригодную для ношения не куклой?
-Не найду – постараюсь сшить сама. Со швейной машинкой дружу.
-Думаю, что для таких маленьких как я, нужна иная техника.
-Кот, оставь этот вопрос мне. Ты и раньше выбором одежды, не заморачивался. Во всяком случае, после свадьбы.
-Да, а кто тогда купил футболку?
-Точно, одна футболка за два года. Было дело.
Они посмеялись. Ира хотела что-то добавить, но тут, в соседней комнате, раздался крик Валика.
-Извини, Кот, – Ира, подхватив его, переставила на стол, – через часик пойдем на улицу – будь готов. И она ускакала к сыну.

***

Мужчина, представленный алхимиком, как начальник поисков групп, выглядел классическим гномом, каковыми их описывают в различных фентези. Невысокий, на пол головы ниже Миши, но в плечах, широкий настолько, что его фигура напоминала квадрат. Бородатое лицо и покрытые мозолями руки. Он смотрел оценивающе, и даже скорее скептично. Задержал взгляд на татуировке проклятого, но кривиться не стал, и если сделал какие-то выводы, то озвучивать их не спешил.

Алхимик приготовил “Сонку”, и он с бригадиром (Миша, для себя, именно так окрестил его), выпили по глотку. Балтон также пригубил, он планировал участвовать в обсуждении.

-Ну, рассказывай – голос у “бригадира” был под стать облику – низкий и властный. – Что и как ты там почувствовал.

Миша, как мог, пересказал свои ощущения.

-Что думаешь, Вильямин? – Не утерпел Балтон.

-Нечего пока думать. Парень он тут новый, реалий не знает, понял, что внизу что-то есть, а вот что? Серебро, или гнездо шершней? – это еще бабка надвое сказала.

Он побарабанил пальцами по столу, затем посмотрел проклятому прямо в глаза.

-Значит так, – принял он какое-то решение. – Я отправлю туда ребят, с усиленной охраной. Ты тоже пойдешь с нами, покажешь место, заодно проверишь – чувствуешь снова что-то особенное, или нет. Если там жила, то получите четыре пятых обычного гонорара. На двоих.

Он помолчал, видимо ожидая какой-то реакции, и Балтон не преминул уточнить:

-А почему не полный?

-Из-за повышенного риска. Мне придется задействовать три группы охраны, так как я, пока что, твоему меченому не доверяю. Точнее его чутью.

Алхимик, судя по всему, был не особо доволен, но спорить не стал, и “бригадир” продолжил.

-Так как ты – взгляд на проклятого в упор, – теряешь сознание, то в путь выйдем, как только очнешься. Да, чуть не забыл, если там будет серебро, посодействую тому, чтобы ты, даже не смотря на метку и неприятные особенности, попал в состав следующего поискового отряда. Если там пусто, или шершни, или какая иная опасность, то извини, но уже никогда и никто с тобой говорить на эту тему не будет. А если, кто-то из моих людей погибнет, я лично башку откручу!

Миша почувствовал себя довольно неуютно, под взглядом пронзительных серых глаз, но при этом одновременно ощутил и злость.

-Может и открутишь, если силенок хватит.

Они некоторое время играли в гляделки, и проклятый, все-таки, не выдержал первым.

-Все, выходим завтра, после того как очнешься – и гость, не прощаясь, покинул дом знахаря.

-Зря ты с ним так, – укорил Михаила хозяин, – Вильямин твой единственный шанс на эту работу.

-Все нормально, он тоже заинтересован во мне, а точнее в тех, кто может искать это ваше серебро.

-Все равно, не лезь на рожон.

-Хорошо, не буду, но все будет зависеть от того, пустышка там или нет. Балтон, расскажи мне о башне чародея, и о нем самом?

-А что тебя интересует? – Удивился алхимик.

-Не знаю. Почему-то хочется узнать про это побольше.

-Опасно лезть в жизнь магов. Особенно могущественных. Поверь мне, это как по краю пропасти ходить в дождь. Одна ошибка, и нет тебя.

-Верю. У нас тоже таких людей, у которых не стоит вставать на дороге, хватает. Но я тебя спрашиваю не о секретах, а о том, что и так всем известно. Я же новичок в этом мире, наверняка не знаю чего-то общеизвестного.

-Ну, ладно, – решился знахарь, – слушай. Чародей Магрес. Один из “сыновей” Корсака. Соответственно, он формально управляет компанией в Шаарне.

-Формально? – Переспросил Миша.

-Ну, я имел ввиду – запнулся Балтон, что он тут бывает редко. Давай тему сменим?

-Извини, говори то, что считаешь нужным, я не буду уточнять.

-Так вот, – знахарь немного замешкался, проклятый видел насколько тому тяжело говорить о маге. – Башня, на краю болот, принадлежит ему. Несмотря на то, что она не огорожена песчаной полосой, тварей около стен, никто и никогда не замечал. И местные туда не ходят. У чародеев свои пути, я думаю, он в любой момент может появиться в своих владениях.

Балтон замолчал, и проклятый понял, что продолжения не будет.

-Значит он один из тех, кому лучше на глаза не попадаться?

-В принципе да. Хотя, работать на чародея почетно. И деньги, и протекция. Обычно слуги могущественных магов, носят особые метки, и обычные люди, с ними стараются лишний раз не конфликтовать.

-Что, прям все? Включая горничных и конюхов?

-Знаешь, меченный, вот как раз ты, его можешь и заинтересовать. Не знаю, будет это хорошо, или плохо, но можешь. И если это произойдет, ты сам задашь ему все вопросы, а я не интересовался его слугами, и не собираюсь.

-И что во мне может заинтересовать его? Моя метка?

-Да, метка. А также то, из-за чего ты ее получил. Он как чародей, способен узнать то, что недоступно остальным.

-Хорошо, – Михаил, видя как алхимику некомфортно говорить о колдуне, решил сменить тему. – Как думаешь, когда мы пойдем проверять мои ощущения? Как скоро, созреет этот бригадир?

-Ты про, Вильямина?

Миша в очередной раз подивился именам встреченных им людей. А точнее своим стереотипам. Почему-то он ожидал услышать нечто из серии: Кирк, Торин, или в крайнем случае Балин, прости господи.

-Он же сказал, сразу после того как очнешься. Скажу честно, рабочих рук и охраны у них сейчас много, а вот “нюхачей” не хватает.

-Значит, он не станет ждать, пока придет время выпить “Сонку”?

-Нет. Показать ты и так сможешь, потом они вероятнее всего будут проверять. Точнее специалисты, которые пойдут с вами. Копать, и только, при успехе, если тебя решать брать в группы поиска, речь зайдет о “Сонке”. Такие люди как Вильямин, крайне редко ее употребляют.

-Откуда ты про него столько знаешь? Работали вместе?

-Пересекались ранее – уклончиво ответил знахарь, и Миша решил, тему не развивать.

-Балтон, пока у нас есть время, что ты можешь рассказать про ваш мир?

-Сложно вот рассказать, – травник покачал головой, – лучше задай хоть какой-нибудь вопрос, что бы с чего-то начать.

Мише хотелось задать миллион вопросов, но он понимал, что, во-первых, время ограничено, а во-вторых, все равно память не удержит всю информацию, что нужна.

-Ладно, кто главный в Шаарне? Как тут все организовано? Ты говорил, что нас, от внешнего мира, отделяет ущелье, в котором удобно держать оборону. Там есть постоянный гарнизон? Для начала, вот такие вопросы.

-Слушай. Так как основным видом деятельности в Шаарне является добыча металла, то все крутиться вокруг этого. Заправляют всем этим тут “Корсак и сыновья”, и соответственно главным можно считать Магреса. Но я подозреваю, что он лично не сильно вмешивается в дела, поэтому управление разделено. Я знаю только Вильямина – начальника старателей и разведчиков, и Лорнака – он главный по защите. Гарнизон в ущелье, а также местные дружины, и бойцы, сопровождающие старателей – в его ведомстве. Есть еще те, кто занимаются торговлей, добычей в горах, строительством, но лично, я с ними не общался.

Он выпил воды, помолчал и продолжил.

-Так как тут работы ведутся довольно давно, то сами по себе возникли пара деревень, где живут и семьи работников, и те, кто формально с компанией не связан. Например, тут растут ягоды, ты мог видеть их, когда спускался с гор, из них готовят очень неплохое вино. Но оно в основном тут и выпивается – усмехнулся он. – Зато не надо привозить, переплачивая втридорога. Еще тут охотятся. Часть местных животных съедобна, но есть и такие экземпляры, с которых можно снять шкуру, или мех.

-А остальную еду, кроме мяса, привозите? – Почему-то Мише вспомнилась фраза: “Те, кто зависим от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником”. Правда там шла речь о целом государстве, а не о крохотном кусочке земли, но все равно.

-Нет, тут не хватает солнца.

-А что ты говорил о войне? Какие-то внутренние разборки? Из серии войны за корону?

-Колонии взбунтовались. – Балтон прошелся по комнате – судя по слухам, кто-то баламутит воду, и подстрекает к свержению законной власти. Однако сюда, новости приходят редко, караванщики иногда пересказывают слухи. Думаю ничего по – настоящему серьезного.

-А здесь живут только люди? Или есть представители иных рас?

-Хватает разных, но в Шаарне и ближайших окрестностях только люди, и иногда пришлые, типа тебя забредают. А так…

В этот момент раздался стук в дверь. Балтон недовольно нахмурился: стучали очень настойчиво, и пошел открывать. На пороге стоял молодой парень, он тяжело дышал, по всей видимости, бежал, и сразу начал что-то быстро рассказывать алхимику. Так как этот гость не пил “Сонку”, проклятый не понимал ни слова. Знахарь слушал, кивал головой, а потом уточнил:

-Когда это случилось?

Выслушав ответ, он вновь задал вопрос:

-За мной сразу послали?

Видимо ответ удовлетворил Балтона, и повернувшись к проклятому произнес:

-Мне придется срочно бежать в деревню, шершни покусали трех человек, двух думаю еще можно спасти. К сожалению, наш разговор придется прервать.

-Может мне пойти с вами? – Спросил Михаил, скорее из вежливости.

-Не стоит – знахарь говорил, и одновременно, не теряя времени, паковал сумку. – Ты можешь упасть в любой момент, а идти мы будем по весьма опасным участкам леса.

-Хорошо, буду ждать.

Дверь закрылась, и проклятый с наслаждением растянулся на лавке. Жаль, конечно, что хозяин ушел, “Сонка” действует, можно было бы еще поспрашивать его. Но делать нечего.

-Интересно, – спросил он сам себя, – а могу ли я уснуть тут, еще не проснувшись там?

Он честно попытался, но сон не шел. А потом, появилось привычное ощущение, предваряющее потерю сознания, и Миша очнулся дома.

***

Ира собиралась и наводила марафет. Она предупреждала, что договорилась о встрече. Оставила мужу еду с водой, так чтобы он мог добраться, прикрыв тарелки целлофаном. Примерно через час, после того, как он проснулся, уже была готова. Покрутилась перед мужем, явно поддразнивая его. Если бы он не знал, куда она едет, то от ревности бы сжевал подушку, на которой в этот момент стоял. Ира постаралась перевоплотиться в этакую классическую современную красотку. Макияж, накладные ногти, одежда выгодно, пожалуй, даже излишне выгодно, подчеркивала ее сильные стороны. Томное и немного глуповатое выражение лица, она потренировалась делать на супруге. Да, именно о таких женщинах говорят – “прелесть, какая дурочка”. Единственная деталь, выбивающаяся из образа дамы с собачкой, которую никак нельзя поменять, это вместо собачки на руках, какой-нибудь болонки, или пекинеса, на Ире будет слим с малышом. Однако кто сказал, что экзальтированные дамы не могут иметь детей и заболевшей в данный момент няньки?

Покрутившись еще немного перед мрачнеющим мужем, ведьма послала ему воздушный поцелуй, и укатила на встречу с найденным мастером по созданию миниатюрных вещей. Миша же, побродив в раздражении, и пнув ногой ни в чем не повинную подушку, полез на свой стол, заливать свое горе, любезно оставленной питьевой водой.

Сам день тянулся с удручающей медлительностью. Проклятому не терпелось узнать – верно, ли было его предчувствие. Миша понимал, тут пока никаких изменений не предвиделось, а вот там, можно было отойти от удручающих и бессмысленных физических нагрузок, и заняться делом. Возможно, даже опасным и вероятно очень тяжелым. Но все-таки делом. Поэтому сейчас, все зависело лишь от одного, правильно ли он понял свои ощущения? От нечего делать, Михаил, используя голосовое управление, лазил по просторам интернета. Бесцельно, просто чтобы убить время. Тестировал новую, сенсорную клавиатуру. Пока получалось не очень хорошо. Нет, кнопки нажимались легко, достаточно было просто прикоснуться ногой, и не было необходимости прыгать на них, или переносить вес. Но по клавиатуре все равно приходилось ходить, и проклятый, периодически, задевал не нужные клавиши, после которых надо было идти к бекспейсу. Намаявшись, Миша вновь вернулся к диктованию.

Скачал методику по подтягиваниям. Нашел пару десятков роликов с упражнениями по йоге. Как бы то ни было, а это крошечное тело, придется тренировать. Шли часы, жена не возвращалась, и он постепенно начинал волноваться. Ира вернулась ближе к вечеру, и с порога прокричала:

-Кот, все в порядке, подробности потом.

Валик нервничал, устал за день и не выспался, спать в кроватке или коляске, и спать в слиме – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Накормив и уложив его, Ира пришла в комнату мужа, устало плюхнулась на диван, и потянулась как кошка, при этом вытянув натруженные ноги.

-Ух, как хорошо – промурлыкала она, при этом вновь потягиваясь.

-Маленькая, – укоризненно произнес он, – хватит меня соблазнять. Я и так уже…

-Что так? – Игриво переспросила начинающая ведьма.

-Готов последовать одному глупому совету Ксаны. Ладно, рассказывай как ты сегодня?

-Ой! Как я давно не строила из себя такую дурочку! – И Ира принялась рассказывать.
Миша, все-таки заразил ее своей паранойей, по поводу интереса к маленьким человечкам и их нуждам. Найдя мастера и созвонившись с ним, Ира договорилась о встрече. Нужный ей человек жил в пригороде, недалеко от столицы. Для встречи, супруга выбрала образ “тупой блондинки”, даже волосы подкрасила. Затем некоторое время входила в роль. По легенде, она начала собирать коллекцию изящных кукол, и ей хочется, чтобы ее новым питомцам (Ира, смеясь, призналась, что самое сложное, было говорить весь этот бред с серьезным выражением лица) было удобно.
Когда мастер попросил показать куклу, она смогла совершенно искренне удивиться: вот листик со всеми размерами, а возить такую ценную вещь, это же опасно. Хозяин дома выразительно посмотрел на Валика, на его маму, и больше ничего не спрашивал, кроме вещей, касающихся работы. Договорились, что Ира приедет через неделю. Ей показалось, что специалист выдохнул с облегчением, когда за ней закрылась дверь.
-Так что, Кот, надеюсь через неделю, сможешь снова пить кофе, а не холодную бурду. – Ира знала вкусы своего мужа.
-Маленькая, можешь усыпить меня? – Спросил он, после того как Ира рассказала о своей поездке. – Помнишь, демон рассказал тебе о заклинании?
-Кот, извини, пока боюсь – помрачнела она. – Слишком мало времени прошло, после того, как меня выворачивало наизнанку.
-Так ты же его уже применяла. Было без последствий.
-Понимаю, милый, но извини, давай не сегодня?
Миша видел, что жене действительно страшно, слишком свежи воспоминания. И не стал настаивать.
-Пойдешь гулять с нами? Перед сном хочу, чтобы малой подышал свежим воздухом.
-Конечно, пойду, маленькая. Засиделся я дома.
На набережной Ира вытащила Валика из коляски, они ходили по травке, кормили голубей, малыш хохотал, а отец наблюдал за ними, сквозь сетку на кармашке. Малыш периодически пытался что-то рассказывать маме, о своем, о детском. Иногда в его речи проскальзывало пап, паа, папа, и каждый раз сердце проклятого болезненно сжималось.
-Как же мне хочется кого-нибудь убить – неожиданно прошептал он.
Миша понимал: все кто был, так или иначе, причастны к его беде, уже мертвы. Но легче не становилось. Слишком многое накладывалось друг на друга. Беспомощное состояние, отсутствие нормального сна, невозможность близости с женой и общения с сыном. Стоило задуматься, приоткрыть некую невидимую дверцу, и Михаилу начинало казаться, что черная, отвратительная слизь, начинает просачиваться в мозг, окрашивая окружающую действительность исключительно в серые и черные тона. Может быть, именно так начинают сходить с ума? Надо было бы подумать о чем-то хорошем, но не получалось.
-Тебе надо стать ведьмой, Ириша. – Прошептал он. – Не знаю как, но я помогу тебе. Это сейчас моя основная цель.
Конечно, основной целью проклятого был возврат в нормальное состояние. Но он, боялся думать об этом. Боялся, что если задуматься, то поймешь, что надежды просто нет. Лучше отложить эти мысли в коробку, засунуть в шкаф, и наедятся, что способ все-таки есть.
Домой вернулись, когда уже стемнело. Ира помогла мужу выбраться из коляски, и занялась Валиком. Миша, который в последнее время, старался как можно больше двигаться, и как можно меньше пользоваться помощью жены, полез на стол, в свою коробку, он надеялся уснуть, и сделать это поскорее.
Как и положено, в таких случаях, сон не шел. Он валялся на спине, рассматривал потолок, думал обо всем понемногу, что надо все-таки вести что-то типа дневника, описывать происходящее с ним. Что деньги рано или поздно закончатся. Что Ире нужен наставник, а взять его негде. Что Валик будет расти без отца. Из наушников доносилась тихая, лирическая музыка. Какой-то англоязычный исполнитель страдал от очередной неразделенной любви. Постепенно усталость взяла свое. Проклятый погрузился в сон.

***
Балтона не было, то ли еще не вернулся с вызова, то ли куда-то вышел. Получалось что ожидание дома, сменилось на ожидание тут. Проклятый нетерпеливо бродил по дому, но к счастью алхимик быстро вернулся. Жестом позвал Мишу, они вышли во двор.
Тут уже ждало несколько мужиков, один из них, ходил вместе с ними за ветками. Вышли сразу же, и при подходе к лесу, встретились с большой группой мужчин. Дальше шли большим отрядом, и проклятый периодически ловил на себе оценивающие взгляды. Вскоре они вышли на поляну, окруженную теми самыми, конусообразными деревьями.
Там их уже ждали. Вильямин не обманул, и привел с собой довольно много народа. Миша во все глаза смотрел на окружающих. До сих пор, он общался только с Балтоном и его помощниками, при этом практически ничего не знал о местных жителях. В глаза сразу бросилось, что они держаться группами, то ли по принципу личного знакомства, то ли по профессиональному делению, но скорее второе.
Защищенные лица и руки, мечи в ножнах, шлемы. Держаться особняком – видимо охрана. Несколько человек держат арбалеты, но в основном Миша увидел оружие ближнего боя.
Землекопы. Или как их тут называют? Кроме лопат, в их экипировку входили топоры, и какие-то шесты, назначение которых Миша не мог даже представить.
Еще несколько человек тусовались отдельно, двое мужчин, без оружия и лопат. Балтон подойдя к проклятому, показал на них, затем на него. Миша понял, алхимик, по всей видимости, говорит, что они коллеги, ну или станут таковыми, если предположение меченного верно.
К ним подошел Вильямин, и поманил Михаила. Тут все ясно без слов – показывай место. Проклятый чувствовал себя крайне неуютно под прицелом пяти десятков пар глаз. Он понимал, что если ошибся, то все собранные работяги и военные могут выразить свое неудовольствие весьма нелицеприятным способом. Ему совершенно не к месту вспомнился отрывок из двенадцати стульев. Тут ведь будут бить, не только ногами. Может быть, даже метка не спасет. Поворачивать уже поздно, и Михаил с уверенностью, которую он совершенно не ощущал, подошел к месту, где в прошлый раз почувствовал нечто ценное. Вильямин шел следом за ним, сохраняя молчание. Остальные последовали его примеру. Те на кого указал алхимик, вероятные коллеги по цеху, смотрели с интересом, а остальные равнодушно или враждебно.
Проклятый не спешил. На этот раз его чувства молчали, и демонстрируемая уверенность грозила перерасти в панику. Так, нужно успокоиться, и не думать ни о чем. Закрыв глаза, Михаил смотрел вниз. Вспомнилась Ира. Тогда он не думал, а просто знал, что надо делать. И сейчас знает – внизу что-то есть. Было чувство как в тот раз, и никуда оно не делось. Посмотрев на Вильямина, он кивнул головой, показав пальцем в землю. Краем глаза увидел двоих – те подались вперед, по всей видимости, ожидая знака от начальства. Так и есть, начальник поманил и их. Парни двинулись к месту, на которое указал Михаил, одновременно приспосабливая на голову, какое-то устройство. Стоило проклятому рассмотреть его, он понял что прибор, или как он тут называется, похож на черные очки, только значительно толще.
Нюхачи, а Миша подозревал, что это о них говорил Балтон, когда описывал проклятому, его возможный талант, осмотрели вокруг землю и деревья. Один из них что-то сказал Вильямину, тот скривился, словно съел лимон, и затем махнул рукой – мол, начинайте.
Работа закипела. Проклятый во все глаза смотрел, как работают землекопы. Те рассредоточились между деревьями. Вскрыли дерн, под верхним слоем земли, оказалось множество корней и какой-то травы. В ход пошли топорики. Очень быстро Миша понял, насколько абсурдным было его предположение о перекапывании всего леса. А еще он осознал, что если тут пусто, то его, скорее всего и прикопают в этом котловане. Тем не менее, работа двигалась. Иногда под землей, оказывались серые или зеленоватые пятна – огромные куски то ли травы, то ли так выглядело какое-то неизвестное Мише местное растение. Тут в дело вступали шесты, непонятного назначения. Стоило ткнуть им в скопление травы, как она сразу начинала чернеть, и рассыпаться пеплом.
В скором времени, землю вокруг деревьев расчистили, и углубились примерно на полметра, расчистив корни и скопления травы. Пришло время деревьев. Бригада рабочих сменилась, и свежие люди принялись валить лес. Проклятый поражался их выносливости, сам бы он спекся примерно минут через десять.
Один раз прервались на обед, или как он тут назывался. Михаил тоже выпил отвара, приготовленного Балтоном. Его настроение медленно, но уверенно ухудшалось. Он наблюдал за будущими коллегами, те периодически сканировали раскопки, и, судя по их лицам – ничего не чувствовали.
Вильямин оставался спокойным, во всяком случае, Михаил ничего не мог прочесть на его бесстрастном лице. Постепенно котлован становился глубже, на сцене появились складные лестницы, выкопанную землю увозили в лес, и туда уже утаскивали поваленные стволы. Не выдержав, проклятый двинулся в сторону раскопок, но не дошел. Понял, что сейчас проснется на Земле, и даже успел присесть, прежде чем потерять сознание.

***
День тянулся до безобразия медленно. Михаила атаковали мрачные мысли. Одна хуже другой. Он представлял, как очнется в этой Артании, закопанный в пустом котловане. Или может в тюрьме для должников. Чтобы отвлечься пытался заниматься до изнеможения, бегал по ковру, подтягивался, отжимался. Потом смотрел какой-то сериал, но смысл происходящего на экране ускользал от него. Ира не вмешивалась, она ничем не могла помочь.

***
Очнулся проклятый в более менее нормальных условиях. Его перетащили на что-то вроде матраса из травы. Михаил сразу отправился посмотреть на котлован. Мама родная! За время его отсутствия яма углубили метров до четырех. Породу поднимали наверх, с помощью двух блоков, установленных на краю.
Подошел Вильямин, и поманив за собой, начал спускаться вниз. Проклятый последовал за ним. Бригадир показал на стены котлована. Все они были буквально усеяны корнями. Сейчас внизу кроме них, были только двое “сканеров”, один из которых что-то жевал с равнодушным видом, а второй смотрел на проклятого, как тому казалось, с сочувствием. Начальник явно ожидал ответа, – в каком направлении продолжать поиски.
Михаил смотрел на скопления корней, на равнодушное серое небо, на своих попутчиков. Зачем-то почесал татуировку – та неожиданно отозвалась болью. Тогда он принялся смотреть на скопление линий на своей руке. Красивый узор, ничего не скажешь. Он поднял руку, и принялся рассматривать стену котлована, словно бы сквозь нее. Михаил очень увлекся, и не обращал внимания на своих спутников. А те преобразились. Оба сканера, или нюхача, смотрели на меченного очень внимательно, с нарастающим интересом. Один из них что-то сказал Вильямину, и тот слегка улыбнулся, одними уголками губ. Но через секунду лицо бригадира, вновь превратилось в маску.
Так, взгляд на первую стену вызывает отвращение. Там что-то очень мерзкое, не стоит связываться. Вторая стена – равнодушно-холодная. Скорее всего, там пусто. Третья – о да, похоже, если тут что-то и есть, то там, где-то за этим скоплением земли и корней. Четвертая стенка, и дно котлована – ничего интересного, и Михаил показал Вильямину на отозвавшуюся сторону. Затем показал на противоположную стенку, и жестами постарался продемонстрировать, что туда лезть не надо. Похоже, бригадир его понял. Он еще о чем-то поговорил с парочкой своих сотрудников, затем повернулся к проклятому. Сделал жест, словно падает в обморок, затем показал три пальца, и полез из котлована наружу. Остальные тут же последовали за ним. Итак, как он понял, ему дали три дня. Признаться это гораздо больше чем он рассчитывал.
Работы возобновились. Миша откровенно скучал, не поговорить ни с кем, ни погулять по лесу, ни поработать. Когда расчищали ветки с поваленного ствола, он попробовал подойти, чтобы помочь, и хоть чем-то себя занять, но был остановлен одним из сканеров, который очень жестко преградил ему дорогу, качая головой. Все ясно, видимо не царское это дело, работать руками. Еще два раз прерывались на обед. На этот раз, проклятый ел вместе с нюхачами, какие-то незнакомые овощи и мясо, очень похожее на свинину. Еще пили легкое вино. От нечего делать, Михаил постоянно торчал на краю котлована. Один раз из стены, полезли змеи, и он испугался, что сейчас они сожрут работников, но видимо эти представители местной фауны были неопасны. Их рубили лопатами, давили сапогами. Над котлованом разнесся неприятный кисловатый запах, но видимо неудобство, он доставлял только меченному. Еще раз пришел Балтон, переговорил с Вильямином, и, похоже, остался недоволен. Затем он передал проклятому отвар, и вновь ушел по делам.
В этот день снова ничего не нашли. После следующего пробуждения, Вильямин вновь потащил его в карьер, требуя еще скорректировать направление поисков. На этот раз было сложно. Казалось, на Мишу давит со всех сторон. Еще возникла мысль, что тут есть какая-то хитрость. Сейчас бы обсудить ее, но ненавистный языковой барьер не даст сделать этого. Тогда он стал показывать жестами, есть что-то маленькое, ценное, но окруженное чем-то большим, поэтому спрятанное. Его не понимали, и смотрели с недоумением.
Метка начала ныть, и словно замерцала. Проклятый вновь глянул на стены котлована, сквозь предплечье. Ему показалось, что в воздухе плавают размытые продолговатые пятна. Он повернулся к попутчикам, стал рисовать руками волнистые линии, показывая на воздух. Один из сканеров, вдруг изменился в лице, так словно внезапно подумал о чем-то очевидном, и, бросив реплику, отправился наверх. Второй последовал за ним, а Вильямин остался, наблюдая за меченным, на этот раз, уже с нескрываемым интересом.
Нюхачи вернулись очень быстро, они явно спешили. На этот раз кроме толстых очков, каждый держал в руках небольшой мешочек. Первый (Миша мысленно называл их первый и второй, так как никто не представился), вытащил оттуда щепотку какого-то порошка и распылил в воздухе. Почти одновременно, оба сканера вскрикнули, закрывая рукой глаза, а Вильямин, неожиданно покричал всем какую-то команду, одновременно хватая проклятого и таща за собой.
В котлован уже сыпались бойцы, вытаскивая клинки. Второй сканер высыпал все содержимое мешочка в ладонь, и подкинул вверх, бормоча какую-то абракадабру. Неожиданно воздух наполнился летающими монстрами. Ну, монстрами их можно было назвать с большой натяжкой, просто омерзительные, полупрозрачные твари, что-то наподобие змей, и бесформенных клякс. Их явно увидели все. Бойцы сходу принялись рубить их, и воздух наполнился невообразимой вонью.
Михаил понял, его сейчас стошнит. Он краем глаза увидел, что оба сканера уже лезут наверх, а бойцам, вонь, по всей видимости, не мешала. Бригадир схватил меченного за руку, и потащил по внешнему краю котлована в обход происходящей рубки. Силком втолкнул его на лестницу, и Миша поднялся наверх. На верху стало полегче, один их нюхачей протянул флягу. Напиток обжог горло, но тошнота сразу ушла.
Вскоре бойцы полезли обратно на верх, все дно котлована было залито слизью, которая постепенно таяла. Больше проклятого не трогали, сканеры переговорив с Вильямином, четко указали направление, видимо на этот раз, серебро почувствовали и они.
Серебро нашли через два дня, ну или два пробуждения, смотря как считать. Еще через три дня, Балтон, сразу после того, как Миша очнулся, повел его в деревню. Тут располагался офис компании. Проклятый понял, они все ждали, пока можно будет пить «Сонку». Кроме бригадира, в комнате сидел еще один мужчина, среднего роста, с лысиной и брюшком. Никаких рукопожатий, просто поприветствовали друг друга кивками. Оказалось, что рядом с кабинетом есть комнатка с очагом, и алхимик сварил напиток прямо там. После совершения ритуала, говорить начал бригадир. Он первым делом представил толстячка – Симмон, нотариус, и без отвлеченных разговоров, предложил договор.
Михаилу предлагалось начать работать на «Корсак и сыновья», в качестве оператора-искателя. Так официально называли нюхачей. Компания обеспечивала жильем, экипировкой, едой, и инструктором, который будет обучать языку. При необходимости раз в две недели ему полагается женщина, из числа работающих на компанию. Оплата 80% от обычной ставки, остальное пойдет тем, кто будет его носить, если он потеряет сознание. Через восемь успешных поисков, контракт может быть пересмотрен в сторону улучшения.
-А, что это была, за летающая мерзость? – Полюбопытствовал он.
-Узнаешь в процессе обучения – бригадир усмехнулся. – Тебе много еще чего предстоит узнать.
-Хорошо, а что с наградой за прошлую жилу?
-Она твоя, можешь взять монетой, можешь счетом в банке компании. Тут ты на полном обеспечении, тратить некуда, кроме дней, когда торговый караван приходит.
-Хорошо, пусть будет счет – решил он. – Где подписать?

В этот же день он переехал от Балтона в поселок. Новое свое жилище он делил с одним из искателей, с которым они встретились на прошлых раскопках. За остаток этого дня он успел лишь осмотреть «апартаменты», и вновь потерял сознание.

***

Ира снова отсутствовала, она должна была встречаться с мастером. Миша лениво валялся на вате, смотря кино – старую советскую комедию. Иногда он с удовольствием пересматривал такие фильмы. От них прекрасное настроение, он хотя бы там начинал жить.

Вернувшаяся Ира, сразу прошла на кухню, а минут через десять с триумфом поставила перед мужем, миниатюрную чашечку с крепким и горячим кофе. Она брала ее специальными щипчиками, которые видимо, входили в комплект, и Миша поразился, насколько удобно он может держать ее своей крохотной рукой.

Когда Валик уснул, они сидели на балконе, и Миша рассказывал о своих успехах там, а Ира ему, о своей поездке. Проклятый смотрел на свою жену-красавицу, не успевшую смыть макияж, после поездки к мастеру, и вспоминал разговор с Вильямином. Ту его часть, где говорилось про женщину раз в две недели. Интересно, а секс там, снимет ли он напряжение здесь? И будет ли это считаться полноценной изменой?

-Кот, – начала Ира, я… – Но тут в дверь позвонили.

– Интересно, кто бы это мог быть? – Удивилась она.

Продолжение следует

  Обсудить на форуме