Помощница антиквара. Глава 13

Помощница антиквара. Часть 2. Путь.

Глава 13.

Айден радостно рванул к дому, Ник едва успел схватить его за штаны и оттащить назад. Рик тоже насторожился. Профессиональное чутье подсказало, что дверь сарая распахнута неспроста. Там может быть засада. В подтверждение этого в темном проеме что-то мелькнуло.

– Стоять! – тихо сказал Ник. – Подожди, сейчас дяди полицейские обследуют объект.

Мужчины обменялись взглядом и коротким кивком, без слов поняв друг друга, как нередко бывало на службе. Рик передал Седару Анне. Держась вне зоны видимости вероятного противника, засевшего в сарае, они тихо подобрались к двери.

– Что они делают? – вытаращил глаза мальчик.

– Проверяют, нет ли здесь чужих, – объяснила Анна, не сводя глаз со своих друзей.

Держа перед собой подхваченные на дворе вилы, Ник вошел в сарай. Рик, прижимаясь к стене, обошел ветхое строение вокруг и за секунду до того, чтобы войти, вдруг услышал оттуда громкий, раскатистый, безудержный… хохот!

– Что ты ржешь? – возмутился Рик. – Я от неожиданности чуть не…

– Корова! – стирая слезу, еле выговорил Ник, – это не засада, а корова!

– Корова? – когда глаза привыкли к полумраку, прямо перед собой Рик увидел добродушную рогатую черно-белую морду. Корова обрадовалась людям почти как собака, разве что хвостом не виляла. Следом за Риком в сарай влетел Айден, по смеху догадавшийся, что врагов здесь нет. Мальчик обнял корову, ласково приговаривая:

– Ромашка! Умница моя! Сама пришла! Не заблудилась! Я уж было простился с тобой навсегда! Теперь для нашей Седары будет молоко. – И, счастливо улыбаясь, повернулся к Анне: – Ее зовут Ромашка. Она потерялась, поэтому мама и пошла в деревню. Нас не было пять дней. У нее была еда и вода, но некому было ее подоить. Проходите в дом, я скоро принесу молока.

Айден деловито загремел ведрами, а путники вошли в дом. Анна велела парням растопить печь и нагреть много воды: детей необходимо искупать. Седара устала, проголодалась, была мокрая и собиралась устроить небольшой скандал. Пока нагревалась вода, Анне с трудом удавалось развлекать недовольную малышку.

– Ну, потерпи! – уговаривала девушка. – Сейчас братик молочка принесет, будем купаться, потом кушать, потом спать. Правильно? Ну-ну, не ругайся. Сегодня я буду вместо мамы, все вопросы и претензии буду рассматривать тоже я.

Девочка продолжала капризничать и успокоилась только на руках у Рика.

– Ну, и мой заместитель по воспитательной части дядя Рик, – усмехнулась Анна, трогая воду. – Тепленькая, то, что надо. Ник, ставь сюда. Встречайте! Чемпионка Дариоса по плаванию Седара!

Купаться кроха любила, смеялась и лупила ладошками по воде. Пришел Айден с ведром и велел заканчивать купание, пока молоко парное.

– Сейчас твоя очередь, – объявила Анна. – Рик покормит Седару, а я искупаю тебя. Давай, раздевайся.

– Да ни за что! – возмутился мальчишка. – Я при тебе не буду.

– Стесняешься? – фыркнула девушка. – Хорошо, я выйду.

– Иди, иди. Я сам помоюсь.

– Молодец. Парни присмотрят за тобой.

– Не доверяешь? – упрекнул Анну мальчик.

– Доверяю, но проверю.

Анна сидела у окна и кормила из бутылочки Седару. За перегородкой, частично отделявшей комнату от кухни, Ник и Рик готовили ужин из своих запасов, а Айден усердно делал вид, что умывается. Вскоре он подошел и предъявил Анне мокрые руки и лицо:

– Видишь? Я чистый.

– Нос чистый, руки более-менее. А шея? А уши? Ах ты обманщик!

– Не хочу я мыться! Зачем вообще это нужно?! – закапризничал Айден, вмиг превращаясь из маленького мужчины в обычного, нормального ребенка.

– Что, не слушается? – вмешался Ник. – Ну-ка иди сюда, сорванец!

Айден спрятался за Анну. Ник изловил мальчишку и сурово посмотрел ему в глаза.

– Анна, скажи ему, что грязнуль девочки не любят. Понял? Шагом марш мыться! Я тебе не Анна, уговаривать не стану!

Айден пытался вырваться, но борьба была неравной. Вопли и ругательства вскоре сменились смехом и визгом.

– Анна, переведи! – то и дело требовал Ник.

– Мыло в глаз попало! – Эпитет, которым мальчик одарил Ника, она переводить не стала. – Айден! Такие слова при девушках говорить нельзя!

– А сейчас что он орет?

– Перестань меня щекотать, упырь.

– Я и не думал его щекотать… А теперь?

– Отвали, тупой бугай!

– Он вправду так сказал? Ну держись, мелкий!..

Наконец вымытый Айден и мокрый с головы до ног Ник предстали перед Анной.

– Теперь вижу красивого, чистого мальчика, – похвалила Анна.

– Давайте поедим, – предложил Ник. – Я голодный, как собака.

– Сначала наведите здесь порядок. Смотрите, весь пол мокрый. Будто дождь прошел!

– Пусть он прибирает, мне надо уложить Седару спать, – заявил Айден.

– Совести у вас нет, – вздохнула Анна, отдала девочку брату, выгнала мужчин и занялась уборкой.

Наконец трое взрослых и ребенок собрались за столом. Седара спала в своей кроватке. Все устали и проголодались, и приготовленный ужин был сметен за пять минут.

– Что-то я не наелся, – признался Ник.

– Не объелся, – поправил его Рик.

– Кто хочет еще молока? – Айден взял в руки кувшин.

– Нееет! – запротестовал Ник.

– Анна, скажи ему, что он меня заставил мыться, а я заставлю его выпить целое ведро молока, – злорадно оскалился мальчишка.

– Пей сама, – ответил Ник, – я его с детства не переношу.

– А я с удовольствием! – Анна, по-кошачьи облизнувшись, протянула мальчику кружку.

– Пожалуй, и я не откажусь, – присоединился Рик. – Очень вкусное молоко!

Ужин был закончен, за окном стемнело, но никто не расходился. Предстоял важный разговор. Нужно было как-то деликатно объяснить Айдену, что его мама не вернется и что в этом доме оставаться надолго нельзя.

– Кто сможет сказать ему об этом? – Анна с надеждой переводила взгляд с Ника на Рика и обратно. – Знаю, это трудно, но вы полицейские, у вас должен быть какой-то опыт в таких вопросах.

– Кто бы ни сказал, переводить все равно тебе, – Рик сочувственно накрыл ее ладонь своей.

– Черт, – буркнула Анна, – это я совсем упустила из виду.

Айден, видя, что взрослые говорят на своем языке, принялся убирать со стола. Несмотря на то, что он не понимал ни слова, без него обсуждать трудный вопрос стало немного легче.

– Вы ведь понимаете, что мы должны забрать детей с собой, – Анна требовательно посмотрела на мужчин.

– Конечно! – поддержал ее Рик, – даже не обсуждается. Мы же не можем оставить их здесь одних.

– Ребят, как вы себе это представляете? – засомневался Ник. – Я ничего не имею против мелких, но они же будут нас тормозить!

– Этот мелкий тебе еще фору даст, – запальчиво возразила Анна.

– Ну, допустим. Мы с ним уже вроде как приятели. А девочка? Она же такая маленькая! Как она перенесет путь? Ведь идти нам не час и даже не день. А с твоим талантом влипать в истории, – Ник выразительно посмотрел на Анну, – мы точно далеко не уйдем.

– Девочку я беру на себя, – заявил Рик так торжественно, будто весь вечер только и ждал случая произнести эту фразу. – Анна, ты же мне поможешь?

– Или ты мне, – поставила его на место Анна. – Нимб не жмет, Святой Рик?

– Вполне вероятно, что у них есть родня, – предположил Ник. – Может быть, даже отец. Мы ведь ничего не знаем об этом.

– Это было бы идеально, – погрустнев, согласился Рик.

Айден мыл посуду. Анна взялась ему помочь, чтобы между делом расспросить о родственниках. Выяснилось, что если таковые и есть, то мальчик о них ничего не знает. Но на вопрос об отце он оживился. Он рассказал, что отец служит при дворе короля. На секретной службе. Так сказала мама. “Знакомая история”, – вздохнула Анна. У большинства матерей-одиночек существует семейная легенда о папе-летчике, полярнике, разведчике или еще каком-нибудь герое, как правило, погибшем при выполнении очень важного задания.

– Когда ты видел его в последний раз? – на всякий случай спросила она.

– Не помню. Давно.

Это косвенно подтверждало догадку Анны. Сами небеса поручили ей заботу об этих детях. Она рассказала Нику и Рику все, что узнала.

– Значит, вопрос решен, – подвел итог Рик, – принимаем малышню в отряд.

– Ну, так тому и быть, – сдался Ник. – Вместе веселее!

– Айден, – позвала Анна, – у нас к тебе одно деловое предложение.

Мальчик заинтересованно посмотрел на взрослых.

– Мы хотим предложить тебе отправиться в путешествие вместе с нами. Ты отважный парень и хороший друг, нам такие нужны. Что скажешь?

– Правда?! – глаза мальчишки загорелись, голос задрожал. – Вы возьмете меня?

– Конечно, – улыбнулась Анна, – если ты согласен.

– Я согласен, – обрадовался Айден, но сразу же сник: – ой, нет, я не смогу. Маме будет трудно одной с Седарой. Некому будет ей помогать.

Ну вот, началось. Анна еще не нашла правильных слов, но именно сейчас и именно она должна сказать это.

– Понимаешь, Айден, – осторожно начала Анна. Каждое слово давалось с таким трудом, будто спрессовывалось в тяжелый камень и гулко падало в груду таких же тяжелых слов-камней. – Ваша мама попала в беду. Ни мы, ни ты, никто другой не сможет ее спасти. Теперь у Седары остался только ты. Но мы не оставим вас…

– Замолчи! – крикнул Айден ей в лицо. – Не говори так! Она вернется. Вот увидите.

От его крика Седара проснулась и заплакала. Рик взял девочку на руки и ходил по комнате из угла в угол, укачивал, что-то напевал.

– Айден, послушай! – мягко сказала Анна, и голос ее предательски дрогнул, – то, что ты не хочешь меня услышать, не изменит неизбежного. Ты нужен сестре…

– Врешь, врешь, ты все врешь! – мальчик вскочил и в слезах выбежал из дома. Анна – за ним. Двор был освещен только слабым светом из двух окон дома. Айдена нигде не было видно. Анна остановилась и прислушалась, но услышала лишь шум ветра в кронах деревьев да отдаленные раскаты грома. Приближалась гроза.

– Айден! – позвала она. – Айден, прости меня! Где ты?! Ааайдееен!

Из дома вышел Ник с зажженным фонарем. Вместе они осмотрели двор и вошли в сарай. Из дальнего угла были слышны приглушенные всхлипы.

– Айден! – Анна пошла на звуки. – Ник, посвети сюда.

Мальчик сидел на сеновале и был похож на напуганного мышонка. Анна села рядом, обняла его, вытерла слезы.

– Не плачь, Айден, не надо. Иначе я тоже буду плакать.

– Почему?

– Потому что обидела тебя.

– Нет, не обидела. Просто ты не знаешь, что может моя мама. Она убежит от стражи и вернется к нам.

Начинать сначала Анна не могла. Это было выше ее сил. Наверное, сейчас лучше согласиться, сделать вид, что поверила в сверхспособности этой чудо-женщины.

– Конечно, вернется. Но мы не можем ее ждать. Нас могут найти стражники. Поэтому завтра мы должны уйти отсюда.

– Я останусь и дождусь маму, – упрямо заявил Айден.

– Мы без тебя и Седары никуда не уйдем, – ответила Анна.

– Можете уходить. За нас не волнуйтесь. Мама придет еще до заката.

– Вот что, Айден. Давай договоримся так: завтра мы никуда не пойдем, но если ваша мама так и не придет, то послезавтра с утра отправляемся в путь. Все вместе.

– А как же мама нас потом найдет?

– Мы ей записку оставим. Мы напишем, куда направляемся, и встретим ее там.

– Хорошо, – вздохнул мальчик. Идея отправиться в поход, жажда приключений уже завладела им, но любовь и долг перед семьей отодвигали эти несерьезные мысли в область несбыточных мечтаний.

– Айден, что же такого вы натворили, если всю вашу семью схватили? – этот вопрос мучил Анну с той минуты, когда она увидела детей в повозке среди осужденных.

– Ничего мы не творили, – ответил мальчик. – Маму обвинили в колдовстве.

– Что? Колдовство? – Анна не знала, возмущаться или смеяться. – Они что, серьезно? Чушь какая! Да как же так… Да этого быть не может!

– Не может, – согласно кивнул Айден. – Колдовства не существует. А если и существует, то только там, куда этим дуракам никогда в жизни не попасть.

– Это еще где?

– Там, где служит мой отец.

Ну, вот… Опять этот мифический отец. Анне не хотелось сейчас говорить о чем-либо, что расстроило бы мальчика. Она соскочила с сеновала и потянула Айдена за собой.

– Все, хватит с меня чудес на сегодня. Давайте ложиться спать.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме