Помощница антиквара. Глава 12

Помощница антиквара. Часть 2. Путь.

Глава 12.

И вновь раннее утро, и вновь пора отправляться в путь. У Анны еще немного побаливала и кружилась голова после вчерашней драки. Надо же было так бездарно пропустить удар! Реакция ни к черту. Давно не тренировалась. А теперь и некогда, и не с кем.

Ник и Рик имели вид боевой и хулиганский. Глядя на них, нипочем не подумаешь, что они бывшие полицейские. Сейчас они больше напоминали людей, у которых с полицией отношения не сложились.

– Анна, как самочувствие? – спросил Стоун. – Выглядишь неважно. Может, останемся еще на день, отдохнешь, подлечишься?

– Тогда эти два амбала покалечат тех, кого вчера не успели, – усмехнулась Анна.

– Шутишь. Это хорошо. Но если почувствуешь недомогание – не геройствуй, скажи мне сразу же.

Нири подарила Анне платье взамен безнадежно испорченной рубашки. Этот поступок удивил и растрогал Анну.

– Нет, Нири, я не могу принять твой дар!

– Тебе не нравится? – расстроилась Нири.

– Очень нравится, но тебе оно нужнее, чем мне.

– Прошу, прими! Ведь это я виновата в том, что ты лишилась рубашки. Я пробовала зашить, ничего хорошего не вышло. А у меня оно не последнее.

– Спасибо, добрая девушка, – вмешался Максимилиан, забирая платье. – Анна, не отказывайся, иначе обидишь. Да и никогда не знаешь, что может пригодиться в пути.

Несколько деревенских парней пришли проводить гостей. Среди них был и задира Талейн. Выглядели они не лучше, чем Ник и Рик, но в отличие от них, были мрачны и суровы.

– Надеюсь, что больше не увижу вас в нашей деревне, – хмуро буркнул Талейн.

– Извините, если что не так, все мы немного погорячились, – перевела Анна.

– Нельзя быть таким ревнивым, – назидательно сказал Рик.

– И с гостями можно было бы вести себя полюбезнее, – добавил Ник.

– Сожалеем, если не рассчитали силу, – перевела Анна, – главное, что все живы, остальное до свадьбы заживет.

– Ну и хитра же ты, Анна! – тихо восхитился Максимилиан. – Прирожденный дипломат!

Максимилиан и Лотак обнялись на прощание, в очередной раз извинились за горячий нрав парней, и отряд покинул деревню.

Леса сменяли поля, ветра шумели в высокой траве, нити грибных дождей переплетались с солнечными лучами. Была середина лета. Путники проводили в дороге весь день с раннего утра и до сумерек. На ночлег останавливались обычно в деревнях, где Максимилиану, а значит и его спутникам, неизменно оказывали радушный прием. Каждый раз прежде чем войти в деревню, Стоун требовал от парней обещания вести себя прилично, не вступать в конфликты и не позорить его и себя. Также он не упускал случая напомнить, что они наняты, чтобы защищать Анну, а не вовлекать ее в драки и прочие неприятные ситуации.

Путь, казавшийся долгим и утомительным, превратился в увлекательное приключение, как только ноги привыкли к долгим переходам. Друзья уже без труда преодолевали значительные расстояния, глядя на незнакомый мир широко распахнутыми глазами, с жадным интересом изучая и принимая местные обычаи и порядки. Их лица загорели, носы облезли, в глазах смеялось солнце. Дитя заасфальтированного кирпично-бетонного мира, Анна испытала ни с чем не сравнимый восторг, впервые увидев лошадь. Живую, не по телевизору, а рядом! Даже потрогать можно! Девушка тотчас же влюбилась в этих сильных, красивых животных с большими умными глазами.

– Анна, ты как ребенок! – удивился Рик. – В какой теплице тебя растили?

– Дурак! – смеялась в ответ Анна. – Посмотри, какая она чудесная!

– Вообще-то это он, – заметил Ник, – конь.

– Кхм… самый умный, да? Тогда почему ты работал в полиции, а не преподавал в университете?

Иногда им встречался какой-нибудь крестьянин или торговец на телеге с престарелой лошадкой, который не отказывался прихватить попутчиков, дабы скрасить дорогу разговором. Стоун садился рядом с возницей, Ганс пристраивался за спиной босса, а Рик, Ник и Анна лежали в телеге на сене, закинув руки за головы, смотрели в синее небо, болтали, мечтали. В такие минуты у Анны возникало странное, волнующее чувство, которое сложно описать словами: ощущение себя как частицы мира, такой же, как облака и стайка стрижей, как деревья в лесу и дорога под ногами…

Спустя несколько дней Стоун и Ганс покинули отряд. Их путь лежал в городок, находящийся в стороне от дороги на столицу королевства Дариос. Напоследок Максимилиан дал Нику, Рику и Анне несколько важных указаний.

– Через два дня вы придете в город Адр. Там будьте внимательны, городской народ ушлый, не то что крестьяне. Внимание к себе не привлекайте, о своих целях не рассказывайте. Анна, тебе лучше надеть платье. Вам, парни, тоже не помешало бы прибарахлиться в ближайшей деревне. Не задерживайтесь в этом городишке, пополните запасы и следуйте дальше. Из города ведут две дороги. Ваша – налево. Направо малонаселенные земли, дикие леса и граница с Келади. Келадийцы враждебны к Дариосу, в прошлом два королевства неоднократно воевали, но двенадцать лет назад был заключен мир. Тем не менее келадийские шпионы рыщут на просторах Дариоса, а иногда вооруженные отряды нападают на приграничные селения. Если попадете к ним в плен, грош цена вашей свободе и жизни. А по правильной дороге вы доберетесь до столицы за пять-шесть дней. В пригороде есть деревня Недми, там и дождетесь меня. Если хотите, поселитесь у местных, а можете расспросить их, где находится мой дом, и пожить там. Дом неплохой, каменный, стоит в лесу у речки. Я так скучаю по нему! Эх, ладно, не до сантиментов. Все поняли? Что ж, удачи! И не забывайте…

– Что мы наняты защищать Анну, – почти хором отчеканили парни.

– Молодцы!

В Адре все прошло так, как велел Стоун. Путникам даже повезло договориться с одним торговцем, чтобы тот подвез их до деревушки по пути. Ночевать в этом негостеприимном городке не хотелось: стражники с суровыми лицами встречались на каждом шагу, но несмотря на это нашлись желающие ознакомиться с содержимым рюкзака Ника. Худенький бледный юноша был пойман за ухо и после профилактической беседы отпущен Анной, пожалевшей проходимца.

Неприятности начались на выезде из города. Страж досмотрел телегу торговца и разрешил продолжать путь, но в это время в ворота въехала большая зарешеченная повозка. В ней томилось около полутора десятков человек.

– Висельников везут, – помрачнев лицом, пояснил торговец.

– Куда везут? – спросила Анна.

– Куда, куда… в тюрьму. Утром на площади будет казнь. Завтра сюда не поеду, товар не повезу, не хочу это видеть. Ведь торговать мне не дадут, заставят смотреть, как вершится правосудие. – Гримаса гнева и отвращения исказила лицо мужчины.

Рик и Ник в недоумении переглянулись. У Анны сжалось сердце. Люди в повозке были измождены и голодны. Сердобольные горожанки передавали несчастным хлеб и быстро уходили, пряча лица, хотя стража не возражала против их помощи. Среди “висельников” была женщина с младенцем на руках и мальчиком лет восьми. Темноволосый мальчуган с ясными серыми глазами передал матери ломоть и протянул руку за новым, но один из узников ударил его по запястью и грубо рявкнул:

– Хватит с вас и одного, не только вы здесь голодные.

Мальчик отдернул руку, волчонком глядя на обидчика. Анна достала из рюкзака хлебец и яблоко, решительно соскочила с телеги и под неодобрительным взглядом возницы направилась к маленькому пленнику.

– Убери руки, старик, – прикрикнула она на человека, который минутой ранее ударил ребенка, а сейчас намеревался завладеть ее подаянием. – Бери, парень, это для тебя и твоей семьи.

– Помоги! – вдруг услышала она шепот прямо над собой. Анна подняла голову и встретилась взглядом с женщиной. Глаза у нее были такие же ясные, как у сына. Была она довольно молода и хороша собой, насколько позволяли обстоятельства.

– Молю, забери моих детей! – тихо сказала приговоренная.

– Как? – растерялась Анна, оглянувшись на стражника. Женщина молча протянула сквозь прутья решетки завернутое в тряпье дитя.

– Анна, что ты творишь? – зашипел ей в ухо Рик. Сердцем он понимал, что она все делает правильно, но опыт показывал, что в чужой стране правила лучше не нарушать.

– Молчи и держи, – ответила Анна и впихнула ему в руки младенца.

– Стража! – воскликнул мстительный старик, – здесь побег!

– Стража, – заглушая его, выкрикнула Анна, – этот человек хотел украсть у меня деньги!

Старик получил удар плетью, но за несколько секунд до этого мальчик пролез между прутьями и спрыгнул на землю с другой стороны повозки, где его подхватил Ник. Стражник пропустил торговца, и тот, не дожидаясь своих попутчиков, хлестнул коней что есть мочи, чтобы его не обвинили в соучастии. Ник, махнув рукой Рику и Анне, с мальчишкой на руках побежал к воротам. Внимание стражи было отвлечено вопящим от боли и злости стариком, который, желая сорвать побег, вместо этого помог беглецам.

Сначала они неслись со всех ног, затем, когда от городских ворот их уже невозможно было разглядеть, перешли на быстрый шаг, и вскоре остановились, чтобы отдышаться.

– Ну, и что нам теперь с ними делать? – озадаченно нахмурил брови Рик.

– Что, что, усыновлять, – ответила Анна. – Ты будешь хорошим отцом, ты уже любишь эту кроху. Посмотри, Ник, как умело и нежно он держит малыша.

– Что ты несешь? – возмутился Рик. – Что за выдумки?!

– Кстати, кто у нас, мальчик или девочка? – Анна взяла у Рика плачущего ребенка. – Девочка! Хорошенькая! Ну, чего шумим? Перепугалась? Ну все, успокойся. Вот и умничка, вот мы уже и улыбаемся!

– Отдай мою сестру, – потребовал мальчик.

– Ну что ты сердишься? – Анна ласково пригладила его взъерошенные волосы. – Мы ее не обидим, да и тебя тоже. Только ночевать нам, кажется, придется в чистом поле. Что ты об этом думаешь?

– Не придется. За мной! – паренек уверенно повернул на обочину и повел путников через поле к лесу, радуясь возможности отплатить за свое спасение.

– Эй, приятель, подожди! – заволновалась Анна. – Куда ты нас ведешь?

– Домой. Поспешите, идти не очень близко, успеть бы дотемна.

– К тебе домой?

– Не к тебе же, – со снисходительной, совсем не детской усмешкой ответил мальчик.

По дороге Анна продолжала расспрашивать своего провожатого. Тот отвечал коротко и деловито, как взрослый. Похоже, слишком рано ему довелось почувствовать себя старшим мужчиной в семье.

– Давай знакомиться, что ли, – предложила Анна.

– Я Айден, а ваши имена я слышал, когда вы разговаривали. Это Седара, – указал он на сестренку, которую снова нес Рик.

– Айден, а там безопасно, в твоем доме? Не нагрянут ли туда стражники?

– За это не волнуйся. Им никогда не найти мой дом.

– Но вас же как-то поймали?

– По глупости, – нахмурился мальчик. – Мама велела мне сидеть с сестрой дома, а сама пошла в деревню за молоком. Я соскучился, взял Седару и пошел ее встречать, а ее выследили. Если бы не мы, она заметила бы слежку и запутала следы, и если бы даже ее схватили, все равно бы сбежала. Она увидела нас, обрадовалась и забыла об осторожности, потому мы и попались.

– Скажи, Айден, ты волнуешься за маму?

– Немного. Но теперь ей легче будет выбраться.

Анна отвернулась и подавила тяжкий вздох, чтобы мальчик не заметил ее печаль. Очевидно, ребенок не в полной мере понимал, в какую беду попала их мать. Он мал, и ему было несложно пролезть через решетку, но взрослая женщина не сможет повторить этот трюк. Если бы это было возможно, тюремщики не довезли бы до города и половину всех висельников. Кроме того, решившихся на побег тотчас же выдали бы не столь ловкие и смелые заключенные. Завтра мать Айдена и Седары будет казнена, и ни Анне, ни ее друзьям не под силу изменить это. Значит, теперь судьба детей в ее руках. Но ничего, она справится, не оставит их. Айден – парнишка самостоятельный и ответственный, а с маленькой девочкой они втроем как-нибудь поладят! С этой мыслью Анна украдкой взглянула на Рика. С глупо-счастливой улыбкой, какая бывает у молодых отцов, впервые держащих на руках своих детей, парень трепетно прижимал малышку к себе. Девочка, убаюканная его ритмичным шагом, уснула, прильнув головой к его груди и слыша стук его сердца.

– Анна, спроси этого партизана, далеко нам еще идти? – попросил Ник.

– Уже смеркается, – добавил Рик.

– Устал? – обрадовалась Анна. – Давай мне Седару, отдохни.

– Нет, не устал, – отрезал Рик.

– Мы почти пришли, – сказал Айден, уверенно ведя своих новых друзей едва различимыми в сгущающихся сумерках тропками. Вокруг не было и намека на человеческое жилище. Мальчик раздвинул руками ветви разросшегося молодого ельника, и путники попали на небольшую полянку, на краю которой стоял маленький старый домик с замшелой крышей. Настежь открытый сарай и колодец дополняли картину.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме