Помощница антиквара. Глава 11

Помощница антиквара. Часть 2. Путь.

Глава 11.

Анна оглянулась назад в надежде в последний раз увидеть Абрахама, но не успела. Боль расставания невыносимой тяжестью легла на плечи, сдавила грудь. Захотелось потребовать, чтобы Максимилиан открыл портал, и вернуться. Но ведь прав ее старик, тысячу раз прав! Даже если у нее не получится наладить отношения с семьей, она с чистой совестью сможет сказать, что хотя бы попыталась. Семья… как странно называть этим словом совершенно незнакомых и чужих людей. Но в конце концов, не каждый день выпадает шанс попутешествовать по неведомой стране и посетить настоящий королевский замок!

– А где же наши зубастые друзья? – поинтересовался Рик.

– Динозавров мы еще встретим, – ответил Максимилиан. – Я проведу вас такими тропами, где мы сможем любоваться этими прекрасными созданиями издалека. Хотя для людей они опасности не представляют. Они травоядные.

– Серьезно? – усомнился Ник. – С такими огромными зубами?

– Мой друг создавал их плотоядными. Но чтобы они не убили друг друга хотя бы до тех пор, когда они смогут размножаться самостоятельно, был вынужден внести изменения в их питание.

– Так их создали? – удивилась Анна. – Кто? И зачем?

– Курт Вайсмюллер, ученый. Он немного странный, но вам понравится. Спрашиваешь, зачем? Да хотя бы затем, чтобы ваши потомки видели редкие и исчезающие виды животных не только на картинках в энциклопедии.

Издалека динозавры действительно были прекрасны. Несмотря на исполинские размеры, они двигались величественно и грациозно. Покачивая маленькими головами на длинных мускулистых шеях, две взрослые особи не спеша шли за троими резвящимися детенышами. Малыши, каждый из которых был размером с быка, приподнимались на задние ноги, чтобы достать до нижних ветвей деревьев и обгрызть молодые зеленые веточки. Иногда взрослые издавали трубный рев, чтобы приструнить расшалившихся детенышей. Особенно шпанистым был самый крупный динозаврик. Он носился как щенок, то убегая, то возвращаясь и задирая остальных, приглашая поиграть. Другие малыши побаивались убегать далеко, а ему были нипочем грозные окрики матери, от которых у путников даже на значительном расстоянии закладывало уши. Вскоре семейство рептилий свернуло к озеру, и пути людей и животных разошлись. Вдали, у озера, можно было рассмотреть еще одну пару огромных ящеров.

Вечерело. Разница во времени составляла часа три-четыре. До темноты путникам предстояло достичь подножия гор и там разбить лагерь. Стоун и Ганс шли впереди, за ними – хмурая и молчаливая Анна, и замыкали колонну Ник и Рик. Ник пытался растормошить Анну, втянуть в разговор и отвлечь от грустных мыслей, но без особого успеха.

– Ник, не надо, – тихо сказал Рик. – Ну, не настроен человек на твои шуточки.

– Ой, не очень-то и хотелось, – ответил Ник. – Тоже мне, принцесса.

– Заткнись, пока по-хорошему прошу, – рассердилась Анна.

– Вот и поговорили, – буркнул Ник.

Некоторое время шли молча. Единственным человеком, с кем Анна могла бы сейчас поделиться своими переживаниями без риска быть высмеянной, был, как ни странно, Ганс. Но кроме заученного “ваше высочество”, от него ничего добиться не удалось.

– Анна! – окликнул ее Ник.

– Ну, что еще? – вздохнула девушка.

– Это тебе.

Она обернулась. Ник протянул ей оранжевый цветок с длинными растрепанными лепестками:

– Хватит дуться.

– Какой красивый! – восхитилась Анна, принимая дар.

– Я, что ли? – приосанился Ник.

– Ты тоже ничего, но я о цветке. Где ты его взял?

– Сорвал. Если смотреть не под ноги, а вокруг, то можно увидеть много красивого.

– Он похож на тебя, – улыбнулась Анна. – Такой же взъерошенный и яркий.

Как мало, оказывается, нужно, чтобы поднять девушке настроение! Какой-то дурацкий цветочек, несколько ободряющих слов – и она уже сияет, как… как… почему-то ни одно приличное сравнение не пришло Рику в голову. Вот бы и ему так научиться! А может, ей просто приглянулся Ник? Ну вот, как всегда… Так повелось со старших классов школы: только положишь глаз на девчонку, а она уже попала в сети этого рыжего бабника. Будто подслушав его мысли, вечером на привале Максимилиан отозвал Рика и Ника в сторону и строго сказал:

– Друзья мои, я, конечно, понимаю, что Анна – очаровательная барышня, к тому же единственная в нашей команде. Но вы ни на минуту не должны забывать, что она из королевской семьи, а вы наняты для обеспечения ее безопасности. Ясно?

– Куда уж яснее, – хмыкнул Ник. – А вообще, она не в моем вкусе. Я предпочитаю пофигуристее, это Рику нравятся миниатюрные девочки.

– И что? – вспыхнул Рик. – Да, симпатичная, но я с дурами не связываюсь, – он быстро огляделся, вдруг подумав, что Анна может быть где-то рядом.

– Вы сейчас сами-то себя слышите? – рассмеялся Стоун. – Вы как подростки, которые дергают за косички одноклассницу, чтобы только никто не подумал, что она им нравится. – И, резко оборвав смех, добавил: – Надеюсь, нам больше не придется возвращаться к этому разговору.

Ганс развел костер, чтобы приготовить ужин. Анна вызвалась помочь, и он отправил ее к ручью за водой. Так получилось, что оставаясь невидимой для мужчин, она слышала каждое слово их разговора. Дура, значит. И фигурой не вышла. Ну и ладно. Так даже лучше. Всем нравиться неинтересно, нужно и бесить кого-то для разнообразия. Насчет фигуры Ник, конечно, неправ: многие девушки хотели бы иметь такую. Но за дуру кое-кто ответит, ох, ответит! Умник выискался, понимаете ли.

Анна стояла у быстрого ручья, сбегающего с горных вершин к озеру, и прислушивалась, но больше не услышала ни слова. Только сейчас она ощутила, как сильно устала. В ее городе сейчас, наверное, лишь начинало смеркаться, а здесь, у подножия гор, уже почти стемнело. Анне захотелось сесть на камень, снять кеды и опустить гудящие от напряжения ноги в прохладную воду. И только пустой котелок в руках напомнил, зачем она здесь. Она быстро набрала воду и вернулась к своим спутникам.

Ранним туманным утром Максимилиан вел свою полусонную команду через горы. Он, казалось, знал здесь каждый выступ, каждый камешек и уверенно выбирал самый безопасный путь для неопытных городских ребят. Ганс по приказу босса шел позади всех, чтобы подстраховать в случае опасности. Анна сосредоточенно карабкалась следом за Стоуном, гордо отказываясь от помощи Ника и Рика. Солнце тоже взбиралось вверх по небосводу, чтобы рассеять остатки тумана. Спустя пару часов Стоун позволил сделать небольшой привал. Все как по команде скинули рюкзаки и плюхнулись на пятые точки.

– Устали? – участливо спросил Максимилиан.

– Ни капли, – бодро соврала Анна.

– Самую малость, – Рик был немного честнее.

– Еле ноги волоку, – признался Ник.

– Ну ничего, дальше будет легче. Вы хоть оглянитесь назад, посмотрите, какая красота! Больше такой не увидите.

Пройденный путь с высоты казался огромным. Далеко внизу еще можно было разглядеть динозавров, неторопливо бродящих возле озера. Рептилии с этого расстояния казались стадом коров числом около двух десятков, а озеро – маленьким, почти декоративным прудом.

Спуск был хоть и легче, но дольше: выбирать дорогу приходилось более тщательно из-за большого количества речушек и ручьев с быстрым течением. Потом вереницей потянулись лесистые холмы, а на закате путники вышли к полю. Вдали аккуратным рядком домов выстроилась деревня.

Максимилиана Стоуна здесь хорошо знали и принимали как дорогого гостя, его спутникам также были оказаны почет и уважение, а Ганса вообще встретили как родного. Оказалось, что он родом из этих мест. Когда Ганс был совсем юным и носил имя Ганис, его семья погибла при пожаре, а сам он был спасен другом старосты, Стоуном, и с тех пор верен ему, как преданный пес.

В честь дорогих гостей был устроен праздничный ужин. Пока шли приготовления, Ганс отправился проведать родственников, Стоун – к старосте, а Рик, Ник и Анна сидели на крыльце, отдыхая с дороги. Деревенские женщины готовили, мужчины выкатывали из погребов бочонки с вином, девушки накрывали столы, а парни засыпали гостей вопросами. Отвечать на них приходилось, конечно, Анне: из их троицы только она понимала здешний язык.

– Вы из Чужого Мира? – округлил глаза один из юношей, исподтишка разглядывая Анну. Она сильно отличалась от местных девушек: те по большей части были блондинками со светлыми, как у Ганса, глазами. Карие глаза считались здесь признаком знатного происхождения. Манеры Анны также не очень соответствовали принятым здесь нормам поведения.

– Почему ты в мужской одежде? – неодобрительно прищурившись, спросил второй. Один из его приятелей толкнул его в бок, чтобы предостеречь от необдуманных слов. Анна рассмеялась и перевела вопрос Нику и Рику. Те тоже хохотали до колик, а затем объяснили, что в их мире многие девушки носят брюки.

– Но это же неприлично! – возразил парень. – Их никто замуж не возьмет!

– Ну, во-первых, замуж – это не предел мечтаний, – презрительно фыркнула Анна, – а во-вторых, в платье и босоножках путешествовать не очень-то удобно.

– В какие земли направляетесь? – один из местных дипломатично решил сменить тему.

– Это не подлежит разглашению, – отрезала Анна, памятуя о предупреждении Стоуна. Разговор забуксовал: хозяева не знали, о чем еще можно спросить гостей, чтобы не обидеть. Спас ситуацию Максимилиан, явившийся в сопровождении немолодого, но крепкого мужчины с орлиным взором. Деревенские юноши встали и почтительно склонили головы перед ним. Это был Лотак, деревенский староста.

– Приветствую тебя, Анна, – он посмотрел в глаза девушке долгим, пристальным, изучающим взглядом. – Знакомство с тобой – большая честь для меня.

Лотак приветствовал ее если не как равную, то по крайней мере с большим уважением, как благородную даму. Это смутило бы ее, если бы не обаяние и какой-то странный магнетизм, исходившие от старосты. Лотак молчал и продолжал смотреть ей в глаза, а у нее возникло чувство, будто он читает ее, как книгу. Наконец его смуглое лицо озарилось улыбкой, и он отпустил ее взгляд.

– Ваш визит стал праздником для жителей деревни, – произнес Лотак. – Прошу разделить с нами нашу трапезу.

Взяв Анну за руку, он повел гостей к накрытым прямо на площади столам. Вся деревня от мала до велика собралась здесь. Староста дал знак жителям рассаживаться в соответствии с занимаемым положением в общине. Сам он расположился во главе центрального стола, произнес короткую торжественную речь, после чего тарелки и бокалы наполнились и началось веселье. Звучали тосты в честь Макса – здесь его называли только так. Оказалось, что почти каждая семья хранит благодарность Стоуну за то или иное доброе дело.

Давно Анна так не объедалась! Она вообще не привыкла есть помногу, но здесь все было таким вкусным, а хозяева такими настойчивыми в своем желании угодить гостям! Анна очень быстро обнаружила, что больше не сможет съесть ни кусочка.

– Ты такая худенькая, тебе надо есть побольше, – убеждала ее одна из девушек, подававших угощение, – иначе ты не выйдешь замуж и не родишь здоровенького малыша.

Сама того не желая, она своими добрыми словами повергла Анну в тоску. Вдруг захотелось послать девчонку куда подальше вместе со всеми ее вкусняшками, но Анна лишь сдержанно улыбнулась.

– Я не худенькая, а стройная, – возразила она, – а если буду много есть, стану толстой.

– Как хочешь, – беспечно пожала плечами та и принялась потчевать сидящих рядом Ника и Рика, и без нее окруженных стайкой прелестных созданий. Ник, разомлевший от выпитого вина и повышенного девичьего внимания, невзначай положил руку Анне на колено.

– Ник, ты забыл, что говорил Максимилиан? – нежно пропела Анна, скидывая его руку.

– Когда? – спросил Ник, стремительно трезвея.

– Вчера вечером.

– Ты подслушивала, – обвинил ее Ник.

– Ничего подобного. Случайно услышала. Как и то, что я тебе не нравлюсь.

– Ты все неправильно поняла, – принялся оправдываться Ник.

– Десять из десяти! – радостно воскликнула Анна. – Самая оригинальная отмазка, поздравляю!

– Нири, – раздался внезапно грозный окрик, – отойди от него, распутная девка! – это один из парней возревновал свою подругу. Та, по его мнению, слишком откровенно заигрывала с Риком.

– В чем дело? – спросил Анну озадаченный Рик. – Что он орет?

– Хочет, чтобы его девушка отстала от тебя.

– Спокойно, приятель, – миролюбиво заговорил Рик, забыв, что его не понимают, – ничего не было! Она ничего такого не сделала.

Анна поспешила перевести, пока ситуация не вышла из-под контроля.

– Не сделала?! – взвился ревнивец. – Я видел, как она к нему прижималась и на ушко говорила. – С этими словами он схватил провинившуюся подругу за руку и повел прочь. Празднование шло своим чередом, никто не заметил этого происшествия.

– Отпусти! – просила девушка. – Прости меня, Талейн. Я обещаю…

– Замолчи! – разозлился парень и замахнулся на нее. Девушка инстинктивно съежилась, ожидая удара, но его рука вдруг зависла, перехваченная оказавшимся рядом Риком.

– Не знаю, как у вас тут принято, – негромко и веско произнес брюнет, – а у нас это уголовно-наказуемое деяние.

Подбежавшая Анна сбивчиво перевела Талейну слова Рика. Тот, криво ухмыляясь, отпустил Нири.

– Пойдем, Рик, – сказала Анна. – Дальше разберутся без нас. Нам вообще не следовало бы в это вмешиваться.

Но обернувшись, они наткнулись на троих агрессивно настроенных товарищей Талейна, преградивших им путь.

– Перестаньте, – взмолилась Нири, – это же гости Лотака, он с вас шкуру сдерет!

Но парни не слушали ее. Они медленно наступали на Рика. Анну в расчет не брали.

– Четверо против одного, так? – Рик спокойно засучил рукава.

– Против двоих, – поправила его Анна, становясь в стойку. Среди деревенских пробежал унизительный смешок.

– Уйди, – сквозь зубы прорычал Рик.

– Мы уйдем вместе, – голос Анны звенел, как задетая струна.

Талейн атаковал подло, со спины, но Рик был готов к этому и без труда отразил удар.

– Ник, наших бьют! – выкрикнула Анна и внезапно в прыжке с разворота ударила одного из нападавших ногой в скулу. Ник уже несся к ним со всех ног. Рыжий богатырь был подобен молодому медведю среди стаи волков, легко раскидывая их в стороны и не обращая внимания на укусы. Но местные имели численное преимущество, которое росло с каждой минутой. Мелькали кулаки, ноги, уворачивающиеся головы; столбы пыли и ругательства были колоритным фоном для батальной сцены. Теперь уже к побоищу было привлечено всеобщее внимание. Толпу дерущихся обступили мужчины и женщины, кто-то подначивал бойцов, кто-то взывал к их благоразумию и предлагал немедленно разойтись. Стоун и Лотак стояли в стороне и, сложив руки, наблюдали за происходящим с отстраненным спокойствием. Ганс порывался вмешаться, но босс пока не позволял.

– Макс, это точно принцесса? – усомнился Лотак.

– Поверь мне, дружище, самая настоящая!

– Да она как мальчишка дерется, да и выглядит! – недоумевал староста. – Почему ты не даешь Ганису разнять их?

– Сначала скажи, за кого ты боишься, за моих или за своих?

– За твоих, конечно! Их всего двое.

– Трое, – поправил Макс.

– Вот за третью-то больше всех и боюсь.

– Ну что ж, иди, Ганс, разберись. А ты, Лотак, потом расскажешь, скольких зубов недосчитаются твои вояки.

Не прошло и минуты, как битва была окончена. Пыль медленно оседала на разгоряченных драчунов. Несколько парней лежали на земле, над ними уже хлопотали женщины. Среди поверженных был и Талейн. Он со стоном поднялся и сел, отмахиваясь от Нири, пытавшейся помочь ему. Стоун осмотрел свою команду. У Рика на левом глазу зрел хороший синяк. У Ника на лбу кровоточила ссадина. У Анны внешних повреждений не было, не считая порванной рубашки. Вся троица получила публичный разнос от Макса, но то, что он гордится ими, было видно невооруженным взглядом и слышно в каждом осуждающем слове. Анна слышала его сквозь звон в ушах.

– Максимилиан, не орите так, – простонала она, – башка же болит!

– Ты-то куда полезла? – не снижая тона, накинулся на нее Стоун. – Здесь ведь парни не знают, что с девочками драться нехорошо.

– Я же говорю, дура, – влез Рик. Почему-то для Анны сейчас это прозвучало приятнее самого изысканного комплимента.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме