12 глава. Военная хитрость

— Так что у вас там произошло с Хилуном? Почему наш отряд опять разъединился? — стал выпытывать Клирт у Валендира, едва они отъехали от Пушняков.

— Это всё из-за Гурина, — нехотя ответил тот. — Хилун считает, что Гурин — жертва ложного обвинения. А так как денег на уплату штрафа у нас нет, он решил выкрасть Гурина.

— Выкрасть из тюрьмы?!! — вытаращил глаза парень.

— Увы, так он мне сказал. Разумеется, я не поддержал эту затею и даже нанял нового проводника. Но Хилун всё равно не отказался от своих замыслов, что и стало причиной нашего раскола.

— Неправильно это как-то, — покачал головой Клирт. — И глупо. А так всё неплохо начиналось…

Валендир вздохнул. Оставив брата в Пушняках один на один с нерешённой проблемой, он сейчас чувствовал себя почти предателем. Нет, он, конечно же, поступил крайне разумно, не позволив втянуть свою команду в конфликт с властями города. Только всё равно что-то в глубине сердца продолжало нещадно укорять его. Однако дело было сделано, и поворачивать назад он не собирался.

Тем временем дождь усилился, превратив плохонькую дорогу в сплошное грязевое месиво и заставив путников плотнее закутаться в плащи. Как ни странно, но настроение такая погода им не испортила. Наоборот, после двух недель засухи все радовались долгожданной прохладе. Вдобавок полчища снаргов, бродившие вблизи города, куда-то разбежались, что отряду было только на руку. Сарнаш же объяснил сей феномен весьма просто, сказав, что птицеящеры в дождь обычно не охотятся. Таким образом, у наших героев появилась реальная возможность без лишних сложностей уйти из мест скопления этих ненасытных существ.

Вот только как отряд ни торопился, а из-за погодных условий он смог преодолеть до вечера немногим более тридцати миль. Основная дорога по-прежнему шла вблизи Лебяжьего Озера, а это значит, риск нарваться на скопление снаргов оставался очень высок. Поэтому ещё после обеда свежеиспечённый проводник предложил Валендиру частично изменить маршрут, а именно — взять немного южнее. Юный предводитель нашёл эту идею здравой, и караван незамедлительно откочевал на десять миль к югу.

Может показаться глупым, что Валендир так безоговорочно, без специальной проверки, доверился Сарнашу. Но в возникшей ситуации выбора у него не оставалось: либо идти дальше самим наобум, либо с кем-то из местных. Парень предпочёл второй вариант. Вдобавок он поручил Сарту не спускать глаз с новенького, да и сам не спешил расслабляться. В прошлом ему уже доводилось проводить экспедиции со случайными провожатыми, и осечек пока не было. К тому же Сарнаш сразу показал отличное знание окрестностей, отведя отряд на более безопасную дорогу.

А вечером Валендиру представилась очередная возможность убедиться в профессиональной пригодности проводника. И произошло это незадолго до наступления сумерек, когда Валендир, догнав Сарнаша с Сартом, возглавлявших колонну, озабоченно прокричал, перекрывая шум ливня:

— Скоро стемнеет. Хорошо бы подыскать надёжное место для лагеря.

— Искать не придётся, — тут же отозвался Сарнаш и махнул рукой вперёд. — Здесь недалеко в холмах есть такое место, там и переночуем. До него примерно полчаса езды.

И он не солгал. Действительно, через минут тридцать-сорок на одном из ближайших лысых холмов путники разглядели какие-то руины.

— Это брошенный старинный форт, — показал на развалины проводник. — Можно переночевать там. Вокруг Лебяжьего Озера таких крепостей немало. А если будем двигаться только по этой дороге, то практически каждую ночь сможем проводить в подобных убежищах. Знающие люди регулярно пользуются ими для укрытия.

— И кочевники тоже? — посмотрел на него Сарт.

— Нет, кочевники на дух не переносят любые строения, — криво усмехнулся Сарнаш. — Деревянные они, если увидят, обязательно сожгут, а каменные обойдут стороной.

— А знающие снарги? — в свою очередь спросил Валендир.

— Эти могут, — кивнул их провожатый. — Но их легко будет выкурить оттуда дымом рогачана…

— Рогачана? — переспросил Сарт.

— Ага, его самого, — снова кивнул Сарнаш и указал на невзрачный низкий кустарник с красноватыми узкими листьями, росший здесь почти повсюду. — Снарги его очень не любят. Даже простой запах рогачана может их отпугнуть, не говоря уж о дыме. А вы не знали?

Валендир и его телохранитель переглянулись.

— Кто бы нам ещё об этом сказал, — пробормотал юноша. — Да и к западу от Пушняков мы его не встречали.

— Верно, — в третий раз кивнул Сарнаш. — Возле Пушняков он почему-то не растёт. Ну а здесь его завались. Только добираться сюда долго, поэтому наши крайне неохотно ходят за ним в эти места — слишком опасно, можно напороться на степняков.

— Хм, тогда нужно нарвать его побольше, — сказал Валендир.

— Да не, теперь он будет постоянно встречаться по дороге, так что хватит пока и пары охапок. Тем более что после дождя он основательно отсырел, а значит, и дымить будет лучше.

Однако путешественники его не послушали и насобирали рогачана не две охапки, а гораздо больше. Вот только выкуривать никого не пришлось. Не успели они приблизиться по заросшей тропе к руинам, как оттуда им навстречу вдруг выскочила небольшая группа птицеящеров. Их оказалось всего пятеро, но нападать на отряд они почему-то не стали, а с клёкотом бросились наутёк. Люди тоже решили их не трогать и мирно въехали на территорию крепости.

Собственно, называть крепостью три полуразвалившихся здания, обнесённых не особо высокой и не особо толстой каменной стеной, местами уже осыпавшейся, было бы несколько некорректно. Тем не менее, тщательно осмотрев их, отряд решил здесь заночевать. Частично обвалившиеся крыши могли дать некоторую защиту от хлещущего дождя, а ржавые остатки железных ворот позволяли надёжно запереть их. Зато, увы, разжечь мокрые дрова не удалось, несмотря на ярые старания путников и израсходованное на это дело масло. Пришлось всем ужинать холодной пищей.

К счастью, ночь прошла спокойно, и уже ранним утром ватага удальцов снова двигалась по дороге на восток. И опять под дождём, который хоть и поутих ночью, но по-прежнему шёл не переставая. Серые тучи застилали небосвод до самого горизонта, сообщая, что ненастье продлится, как минимум, до вечера. Во всяком случае, так думал Валендир. Но Сарнаш на это заметил, что такая погода будет стоять не несколько часов, а ещё несколько дней. С одной стороны, это было хорошо — не жарко, да и снарги не беспокоят. А с другой, это замедляло продвижение отряда, тогда как Валендир надеялся значительно опередить группу Хилуна. Если, конечно, она всем своим составом не загремела уже в кутузку. Или в могилы… Впрочем, выяснить это удастся не раньше, чем они достигнут Дол Мендра, ибо по первоначальному плану Гурин собирался вести Копателей более северной дорогой.

А вечером путешественники подъехали к ещё одной крепости на холме. Она оказалась меньше прежней и гораздо сильнее разрушенной, зато снаргов в ней не было. Только отсутствие крыш не смутило опытных странников, ибо у них имелись водонепроницаемые палатки, в которых они благополучно и переночевали, невзирая на непрекращающийся дождь.

Но вот третий день самостоятельного похода принёс им, помимо продолжавшегося ненастья, новые заботы. И выражались они в многочисленных следах неподкованных коней, обнаруженных на дороге ближе к полудню.

— Кочевники! — скупо бросил Сарнаш, указав на них рукой.

Однако его спутники и сами это видели. У степняков не было своих кузнецов, и потому подкованные лошади встречались у них крайне редко, да и те обычно оказывались краденными.

— Прошли здесь недавно, — констатировал Сарт, спустившись на мокрую землю и внимательно изучив некоторые отпечатки. — Несколько десятков всадников. Пришли с юга и ушли по дороге на восток…

Валендир кинул взгляд вперёд, но дорога в обозримой дали казалась пустынной. Впрочем, она постоянно петляла среди рощ и холмов, так что уверенности в том, что степных дикарей нет за ближайшими из них, не было ни у кого.

— Здесь где-то неподалёку их становище? — посмотрел на проводника Валендир.

— Нет, — помотал тот головой. — Ближайшее становище в нескольких днях пути на юге. А это, скорее всего, какой-нибудь разъезд был. Они тут постоянно по округе шарят в поисках дичи или неосторожных путников.

— И как нам лучше поступить: продолжать придерживаться этой дороги или, наоборот, съехать с неё?

— Кочевники проехали по ней час-два назад, — задумался Сарнаш. — Вряд ли они видели нас. Поэтому считаю целесообразным двигаться дальше этим же путём. В такую погоду трудно кого-либо заметить издалека, так что в случае чего у нас будет шанс быстро скрыться.

Как бы ни хотел Валендир лишний раз не рисковать, но он всё же согласился с их провожатым. Ведь, отклонившись к югу, они оказывались гораздо ближе к становищу степняков, где резко возрастало количество их патрулей и охотников, а повернув к северу, неизменно попали бы в места гнездовий снаргов. Поэтому отряд двинулся вперёд, напряжённо, до рези в глазах, вглядываясь в окружающий ландшафт.

Но им повезло. Следы кочевников тянулись по дороге ещё несколько часов, а потом на очередном перекрёстке уходили по тропе на северо-восток. Так что очередного старинного форта на закате дня путешественники достигли без лишних проблем. Тот снова располагался на холме и вновь состоял из трёх зданий, заключённых в частично разрушенную стену. Вот только на этот раз крепость оказалась битком забита снаргами. Впрочем, они немедленно удрали, стоило путникам зажечь влажный рогачан и бросить его через стену на территорию форта. Большинство ящеров тут же разбежались кто куда, но некоторых пришлось забить дротиками, по причине их чрезмерной агрессивности.

К сожаленью, спокойной ночи тоже не получилось. Похоже, сидевшие в крепости снарги из-за непогоды несколько дней не охотились и весьма изголодали за это время, ибо часть из них вернулась позже и попыталась пролезть в форт через отсутствующие ворота. Разумеется, вымокшим и уставшим людям такие соседи были ни к чему, вследствие чего им пришлось всю ночь напряжённо караулить открытый проход, организовав возле него дымящуюся кучку рогачана. Снарги покрутились-покрутились поблизости да и убежали куда-то под утро.

Так что спустя несколько часов парни вышли в путь хоть и не выспавшимися, зато без боя. Вдобавок и дождь прекратился, что тоже радовало. Правда, солнце по-прежнему было скрыто низкими тучами, и бедолагам пришлось снова ехать в отсыревшей одежде, просушить которую им не удавалось уже несколько дней из-за невозможности развести костёр. Плюс поднялся холодный северный ветер, пробиравший до костей через влажную ткань. Неудивительно, что вскоре все уже дружно хлюпали носами из-за моментально возникшего насморка. Конечно, в запасе у каждого имелась кое-какая сменная одежда, но положение она спасала лишь частично.

А ближе к обеду наши смельчаки вновь наткнулись на следы конного отряда кочевников, только теперь они шли с севера на юг.

— Сдаётся мне, это те самые товарищи, что наследили вчера на дороге, — заметил Клирт.

— Необязательно, — помотал головой Сарнаш. — Чем дальше на восток, тем больше будет таких следов. И молитесь, чтобы нам впредь попадались одни лишь следы, а не те, кто их оставил…

Но удача пока благоволила путникам. В этот день степняков они не встретили, хотя отпечатки неподкованных конских копыт ещё дважды пересекли их дорогу. Снарги тоже пока не появлялись, так что день, можно сказать, прошёл спокойно. Вечером же компания авантюристов опять остановилась на одном из холмов, только уже не в крепости, как предыдущие ночи, а под защитой невысоких скал. Причём, к радости всех, им наконец-то удалось развести костёр. Посему до поздней ночи парни сушили одежду, отогревались горячим питьём да отъедались приготовленной на огне пищей. К слову, тут неожиданно отличился Сарнаш, очень своевременно продемонстрировав товарищам наличие у себя редкого кулинарного таланта, способного творить чудеса куховарения даже в суровых походных условиях.

А вот день следующий уже с самого утра преподнёс им сюрпризы иного порядка. Началось всё с того, что не успели молодцы и на четверть мили отъехать от холма, где ночевали, как наткнулись на очередные следы кочевников. Они тянулись с юго-востока и уходили на северо-запад. По убеждению Сарнаша, степняки были здесь всего каких-то пять часов назад.

— Просто чудо, что они нас не заметили! — добавил он.

— Ну, увидеть нас из-за скал они бы не увидели, — молвил Сарт, — а в остальном нам помог ветер — он как дул со вчера от озера, так и дует до сих пор, разве что силу почти утратил.

Действительно, ветер хоть и не переменился за сутки, зато стал значительно слабее и уже не обжигал холодом. Дождь тоже больше не возобновлялся. Более того, небо в кои-то веки прояснилось, и выглянуло ласковое солнце. Тепло — это, конечно, хорошо, только вслед за ним появились и снарги. Правда, пока немного, но путники не расслаблялись, ибо уже имели понятие о методах охоты этих ненасытных тварей. Впрочем, отряд вёз с собой пучки рогачана, поэтому ящеры неизменно держались на почтительном расстоянии. Некоторое время они бежали параллельным курсом, но затем потеряли интерес к людям и стали гоняться за более доступной степной добычей — зайцами и косулями.

Не успели Копатели вздохнуть с облегчением, как им снова повстречались следы кочевников. Причём их оказалось уже гораздо больше, чем прежде, сообщая о многочисленности отряда, проехавшего здесь. Эти следы пересекали дорогу с северо-восточного направления и уходили куда-то на юго-запад.

Но лиха беда начало. Едва отряд Валендира проехал после этого пару миль, как на пути вновь попались отпечатки конских копыт. А потом ещё и ещё. В общей сложности за какой-то час путешественники зафиксировали передвижение четырёх больших групп кочевников. Всё это не могло не тревожить, и в конце концов Валендир поделился с товарищами своими мыслями.

— Что-то их тут чересчур много развелось. Может, эти отряды нас ищут? Ведь не могли же они не заметить на дороге наши следы…

— Если бы заметили, то давно бы уже нашли нас, — с невозмутимым видом ответил Сарнаш.

Сказал и точно бы сглазил. Стоило Копателям обогнуть ближайший холм, как вдалеке из-за большой рощи к северу от дороги показалась ватага всадников. Их было около пятидесяти, и направлялись они на юг.

— Кочевники! — остановил отряд Сарт. — Скорее в укрытие!

Однако кругом на сотни ярдов простиралась голая степь, лишённая деревьев и скал. Поэтому за неимением лучшего путешественники торопливо завели своих коней в ближайшие кусты и заставили их там лечь на землю. Сами же сели рядом и, низко пригнув головы, стали наблюдать за приближением степняков к дороге. Похоже, те не заметили гостей с запада, так как ехали неторопливо, можно сказать, беспечно. А когда они подошли уже на расстояние чуть менее двухсот ярдов, затаившиеся удальцы разглядели, что кочевников на самом-то деле всего пятеро, остальные десятки лошадей двигались без седоков и упряжи.

— Тьфу ты! — сплюнул Сарт. — Это обычные пастухи.

— Или конокрады… — обронил Валендир, сидевший рядом.

— Значит, те следы, что мы видели раньше, вполне могли оставить такие же простолюдины, как они? — сделал вывод Клирт. — Стоило нам тогда бояться!

— Кем бы они ни были, они легко могут поднять тревогу, — произнёс Сарнаш. — Не нужно недооценивать дикарей.

И как бы в подтверждение его слов где-то далеко на юге зычно пропел рог. Один из пастухов тут же сорвал с пояса свой рог и протрубил в ответ аналогичным сигналом.

— Вот об этом я и предупреждал… — пробормотал Сарнаш.

Вскоре кочевники пересекли дорогу и начали удаляться. Однако путешественники не спешили покидать своё укрытие и сидели там, пока табун не скрылся из вида. Только тогда они позволили своим коням встать.

— Опасно дальше ехать без разведки, — сказал Валендир. — Нужно, чтобы кто-то постоянно двигался впереди и в случае чего мог предупредить остальных.

— Верно, — кивнул Сарт. — По уму, нам следовало позаботиться об этом раньше. Это мой просчёт…

Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. После короткого совещания было решено, что отныне впереди будут ехать двое — Сарнаш и ещё один молодой наёмник по имени Закур, отличавшийся самым острым зрением в группе Валендира. В таком порядке путники и двинулись дальше.

Как показало время, эта мера предосторожности не оказалась лишней. В течение последующих нескольких часов наши герои ещё дважды встречали кочевников — один раз снова пастухов с табуном лошадей, а второй раз — сотню легковооружённых воинов. К счастью, Сарнаш с Закуром достойно выполняли свои новые обязанности, что позволило всей компании опять остаться незамеченной.

Зато из-за этих пряток скорость продвижения отряда значительно снизилась, и к заходу солнца парни смогли проехать лишь каких-то несчастных двадцать миль.

— Если мы и дальше будем так ползти, то и за полгода не доберёмся до Рубора! — ворчал по дороге Сарт.

— Хорошо, если вообще туда доберёмся, потому что, по словам Сарнаша, дальше кочевников будет гораздо больше, — заметил на это Валендир, ехавший рядом с ним.

— Да знаю, — поморщился наёмник. — Только не думал, что нам придётся теперь всё время ползать под кустами!

На это Валендир лишь вздохнул. Он тоже не предполагал ничего подобного, но находил утешение в том, что мелкому отряду здесь было куда легче спрятаться, чем крупному. А коли так, то ради дела можно и поползать.

Правда, в текущий момент его больше волновала предстоящая остановка на ночлег. Сарнаш недавно говорил, что в двух-трёх милях отсюда за курганами и скалами, высившимися впереди, стоял плоский холм с ещё одним разрушенным фортом. И до темноты путники как раз надеялись его достичь.

Увы, их планам не суждено было сбыться. Не успели парни проехать и половины оставшегося до крепости расстояния, как к Валендиру и Сарту подлетел Сарнаш.

— Дальше нельзя! — заявил он, резко осадив лошадь. — Кочевники вблизи форта!

— Движутся к нам?.. — напрягся Валендир.

— Нет, но, похоже, они там разбивают лагерь.

— В крепости?! — удивился Сарт.

— Нет, у подножия холма.

— Много их? — снова спросил Валендир.

— Да прилично, — кивнул проводник, — мы с Закуром больше сотни насчитали. И все воины.

Юный предводитель отряда нахмурился. Если дикари и вправду решили остановиться там на ночлег, его группе придётся искать для себя другое место. А это означало уход с дороги с последующим выписыванием лишних кругов по окрестностям, что в этом негостеприимном краю было весьма опасно. Мало того что можно наткнуться на ещё какую-нибудь блуждающую группу степняков, так ещё и рыскающих повсюду снаргов нельзя со счетов скидывать.

Однако прежде чем приступать к подобным действиям Валендир решил сперва немного понаблюдать за кочевниками — вдруг они посидят-посидят да и уйдут восвояси. Поэтому он отдал приказ двигаться дальше и вскоре уже подъезжал вместе с товарищами к кургану, с которого вёл слежку Закур. Спешившись и стреножив коней, все украдкой забрались на вершину сопки и расположились в густой траве рядом с разведчиком.

Первое, что бросилось в глаза Валендиру, это стоявший на востоке скалистый холм с плоской, словно срезанной, вершиной, на которой угадывались руины небольшой крепости. Находился он совсем близко — буквально на расстоянии трёхсот ярдов от искателей сокровищ. Но не это являлось самым примечательным в открывшемся пейзаже, а огромное количество скал и валунов, усеивавших пространство вокруг дозорного холма.

Тем не менее, несмотря на обилие посторонних объектов, дикарей путешественники разглядели сразу — те копошились у юго-западных склонов возвышенности. Было отчётливо видно, как они устанавливают небольшие конические палатки, разжигают костры и обносят стоянку колючим кустарником. Судя по всему, они и вправду собирались здесь заночевать.

— И ведь ничего не боятся, паршивцы! — с досадой пробормотал Сарт.

— А чего им бояться? — повернулся к нему Сарнаш. — Они у себя дома, знают тут каждую былинку. К тому же чужаки вроде нас сюда почти не суются, а против снаргов все местные используют рогачан. Кстати, степняки его уже зажгли, — принюхался он.

Действительно, от холма потянуло лёгким дымком с характерным сладковатым привкусом, к которому вскоре примешался ещё и будоражащий аромат жареного мяса. С голодной завистью глядя на готовящихся к ужину кочевников, наёмники нетерпеливо заёрзали. Сарт тоже жадно сглотнул и посмотрел на Валендира.

— Пора бы и нам место под лагерь подыскать, — сказал он. — А то стемнеет скоро…

Он был прав. День угасал, и на землю постепенно опускались сумерки. Краски окружающей местности тускнели на глазах, тогда как бледные звёздочки в небесах, напротив, наливались силой и блеском. Не смолкавшие весь день кузнечики ещё мощнее завели свою стрекочущую песню, а где-то в отдалении стали заунывно перекрикиваться сычи. Близилась ночь.

Валендир покрутил головой по сторонам, а потом обернулся и указал рукой на небольшой облесённый холм к западу, мимо которого они проезжали минут сорок назад.

— За этим холмом и устроимся, под защитой деревьев. Дождь вроде не собирается, но дополнительное прикрытие от ветра не помешает.

Так они и сделали. Путь до сопки и благоустройство лагеря много времени не заняли, поэтому вскоре отряд уже увлечённо трапезничал у жарко пышущего костра. Слабый ветерок относил все запахи на запад, так что парни не боялись посредством этого выдать своё присутствие воинственным соседям. К тому же огонь они разожгли в глубокой ямке, дополнительно обложенной крупными камнями, в связи с чем свет этого импровизированного очага можно было увидеть только вблизи. Ну и, конечно, не стоит забывать про разделявшее оба лагеря расстояние — около двух миль по прямой.

В целом же ночь прошла спокойно. Отдыхавших путников даже снарги не побеспокоили — спасибо рогачану. Зато на рассвете всех внезапно поднял на ноги звук рога, прозвучавший в отдалении на севере. Не успел он стихнуть, как гораздо ближе ему ответил такой же сигнал, но уже с восточного направления. Переполошённые авантюристы думали недолго — мигом взлетели на вершину своего холма и уже с него оглядели окружающий ландшафт. Однако в поле зрения им никто не попался, да и близлежащие возвышенности изрядно скрадывали видимость. Тем не менее ватажники были почти уверены, что это трубили кочевники, ибо никто другой здесь попросту не стал бы шуметь.

— Не знаю, что означают эти сигналы, но мы обязаны посмотреть, как обстоят дела у наших соседей, — сказал Валендир, когда все снова спустились в лагерь. — Поэтому я, Сарт, Закур и Сарнаш сейчас отправимся на вчерашний «наблюдательный» курган, а остальные будут дожидаться нас здесь под командованием Клирта.

— Может, тебе не стоит туда идти? — засомневался последний. — Давай, лучше я съезжу.

— Нет, — помотал головой Валендир. — Я хочу сам всё выяснить.

— Опасно ходить туда малым числом! — продолжал настаивать наёмник. — Возьми хотя бы ещё пару человек.

— Мы едем на разведку, и большая группа для этого не нужна, — возразил Валендир. — По той же причине основную часть своего снаряжения мы также оставим здесь.

К кургану четвёрка храбрецов и вправду отправилась налегке, захватив с собой лишь скромный запас воды и пищи — на случай, если вдруг придётся там задержаться. А ещё через короткое время лазутчики уже лежали в траве на вершине могильника и с любопытством изучали лагерь степняков, где царило непонятное пока оживление.

Впрочем, все неясности отпали сами собой, когда вскоре с севера донёсся очередной звук рога, только на этот раз значительно ближе. А вслед за ним Валендир и его товарищи увидели в той стороне многочисленный конный отряд, вынырнувший из-за мелких возвышенностей. Он явно направлялся к холму с фортом, и уже спустя несколько минут можно было разглядеть, что это три дюжины легковооружённых пастухов, гнавших крупный табун лошадей.

Когда они наконец приблизились к сопке, навстречу им из лагеря кочевников выехало пару десятков всадников. Два отряда встретились и начали о чём-то вполне мирно беседовать. Потом воины кинули пастухам какой-то мешочек и те, проверив его содержимое, с гиканьем понеслись в обратном направлении, но уже без табуна. Ещё через какое-то время пастухи скрылись среди холмов, а воины погнали лошадей к своей временной стоянке.

— Если не ошибаюсь, эти ребятки только что совершили недурственную покупку, — проронил Сарт. — Причём наверняка у чужого племени.

Но его спутники уже и сами догадались об этом. И радовались, что кочевники устроили здесь сходку не из-за них.

А примерно через час степняки оперативно убрали свои диковинные палатки и умчались вместе со свежеприобретённым табуном на юг. Подождав, пока они не скроются вдали, разведчики вернулись к своему отряду и обнаружили, что за время их отсутствия оставшиеся наёмники успели свернуть лагерь, а все следы его пребывания тщательно замаскировали. Так что на последние сборы много времени не ушло. После чего вся компания вновь выехала на дорогу и устремилась на восток. Впереди опять скакали Сарнаш и Закур, а чуть позади — все остальные.

Погода стояла вёдренная, почва за последние дни подсохла, поэтому путешественники бодро двигались вперёд. Так они ехали несколько часов, не встречая ни кочевников, ни снаргов. А ближе к полудню вдруг заметили, что окружающие скалы начали мельчать, а потом и вовсе сошли на нет. Холмы и курганы, правда, ещё попадались, но уже гораздо реже, а расстояния между ними значительно увеличились. Кроме этого, сократилось и количество наблюдаемых рощ и одиноких деревьев. А раз так, то надобность в авангарде отпала, и Сарнаш с Закуром вернулись в общую колонну.

— Мы проехали Лебяжье Озеро, — сразу сообщил Валендиру проводник. — Скоро будет развилка, и нам придётся повернуть на северо-восток.

И действительно, не прошло и получаса, как отряд достиг перекрёстка нескольких дорог: одна уходила на восток, другая шла с севера на юг, а ещё одна, самая узкая и по виду нехоженая, вела на северо-восток, в направлении высокого конического холма, видневшегося в пяти милях впереди. Вот по этой последней все и поехали.

Когда же путники поравнялись со странным холмом, Валендир окинул придирчивым взглядом пустынные окрестности и объявил привал.

— Пора обедать, — сказал он, погладив живот. Затем посмотрел на Закура. — А пока парни будут готовить еду, мы с тобой залезем на этот холм, — кивнул он на сопку, — осмотримся.

— Я с вами, — тут же заявил Сарт.

Отдав необходимые распоряжения, Валендир с товарищами полез в гору, но вскоре обнаружил, что за ними увязался ещё и Сарнаш. Через короткое время все четверо достигли вершины и с высоты двухсот ярдов принялись обозревать равнину. Однако ничего особо примечательного не увидели: на севере и западе до самого горизонта громоздились холмы и скалы, на юге и востоке же простиралась бескрайняя степь с редкими пятнами рощ и ещё более редкими возвышенностями. Вдобавок далеко на северо-западе блестело Лебяжье Озеро. Кочевников наши авантюристы не заметили, зато разглядели бродящие кое-где стада диких туров и небольшие стайки снаргов, снующие туда-сюда.

А вскоре снизу потянуло дымом и жарким, и четвёрка наблюдателей, вдруг вспомнив, что страшно голодна, заторопилась в обратный путь.

— Погодите-ка! — вдруг остановил товарищей Закур, спускавшийся последним. — Я, кажется, что-то засёк…

Его спутники обернулись, и парень показал рукой на юго-запад, где виднелись недавний перекрёсток и ниточки дорог, отходившие от него.

— Если не ошибаюсь, там движутся какие-то всадники. Причём в нашем направлении…

Присмотревшись, кампания и вправду разглядела в отдалении на западной дороге небольшую группу тёмных точек.

— Хм, может, это не всадники? — нахмурился Сарнаш. — Миль десять до них будет — сложно сказать, кто это, с такого расстояния.

— Всадники, всадники, — с уверенностью закивал Закур. — Можете мне поверить.

— Вооружённые? — посмотрел на него Валендир.

— Отсюда не вижу, — развёл тот руками. — Но уверен, что оружие у них имеется. Здесь только умалишённый или самоубийца будет скакать голяком.

— Поди, кочевники, — предположил Сарт. — Увидели наши следы и рванули вдогонку…

— Сомневаюсь, — покачал головой Сарнаш. — Вряд ли наши следы могут их заинтересовать — таких отпечатков тут хватает, а по ним ни за что не определишь, кому они принадлежат.

— В любом случае, кто бы это ни был, нам стоит поскорее поесть и трогаться дальше, — молвил Валендир.

Бросив последний взгляд в сторону неизвестных конников, наблюдатели стали спускаться вниз. А ещё через полчаса обеспокоенные путешественники замаскировали все следы своего пребывания на привале и устремились в прежнем направлении. Несмотря на доводы Сарнаша, никто из них не хотел рисковать и напрасно подставляться под удар, поэтому сейчас они даже скакали несколько быстрее, чем до этого.

Такой темп отряд выдерживал около двух часов, пока на пути не попался очередной холм. Оставив часть товарищей у его подножия, Валендир, мучимый нехорошими подозрениями, снова полез вверх с Закуром. Само собой, Сарт немедленно изъявил желание присоединиться к их компании. Ну а за ним тут же последовал Сарнаш, только не один, а на пару с Клиртом.

Когда все наконец добрались до вершины и посмотрели на юго-запад, то к своему облегчению увидели, что на дороге никого нет.

— Может, ты и прав, Сарнаш, — уронил Сарт, покосившись на проводника, — может, и не за нами шли те всадники.

— А может, и не прав… — странным голосом проговорил Закур и ткнул рукой в северо-западном направлении.

Парни глянули туда и похолодели: на белой ленте ещё одной дороги, шедшей с юго-запада на северо-восток, ползли уже знакомые тёмные точки. От холма до них было порядка десяти-двенадцати миль, но даже на таком расстоянии Закур безошибочно определил, что это всадники.

— Неужели это те самые, что шли за нами южнее? — с тревогой в голосе спросил Клирт.

— Похоже на то, — процедил Сарт и с задумчивым видом сплюнул себе под ноги.

— Ну, по крайне мере сейчас они сменили направление, — сказал Сарнаш, приложив ладонь козырьком ко лбу.

— Да, но всё равно идут параллельным курсом с нами, — возразил Валендир.

— Главное, что НЕ за нами, — гнул свою линию Сарнаш. — Уверен, больше мы их не увидим.

Однако остальные не разделяли его оптимизма и полные сомнений заторопились вниз.

Зато вечером, когда отряд достиг ещё одного холма, слова Сарнаша подтвердились. Как ни всматривались путники с вершины сопки вдаль, они так и не заметили никаких всадников ни в одном из направлений.

— Ну и прекрасно! — жизнерадостно подытожил Клирт. — Теперь можем идти дальше с прежним темпом, а то на наших лошадей сейчас смотреть жалко.

— А ты не веселись раньше времени, — посмотрел на него Сарт. — Наверняка эти хитрецы просто затаились где-нибудь.

— Ой, да брось ты, — отмахнулся Клирт. — Где тут затаишься? Степь кругом.

Как бы то ни было, а Валендир посчитал, что расслабляться рано. Поэтому он приказал разбить лагерь у восточного подножия холма — чтобы с западного направления он не просматривался. Костёр снова разожгли в выложенной камнями ямке, а саму стоянку обнесли по периметру колючими кустарниками, росшими здесь в изобилии. И лишь после этого все сели ужинать.

В качестве повара сегодня снова выступал Сарнаш, уже вторично за последние дни ухитрившийся из самых простых продуктов устроить настоящий пир. Так что немудрено, что все его компаньоны натрескались до отвала и сразу же завалились спать. За исключением, разумеется, часовых. Но и они, устав за день, выглядели крайне вялыми. Валендир же и вовсе провалился в сон одним из первых, стоило ему только забраться в свою палатку.

Однако и утром, когда рассвет уже коснулся степи, он проснулся раньше всех. Причём проснулся от того, что, как ему показалось, его кто-то тормошил. Резко распахнув глаза, парень понял, что не ошибся. Точнее, ошибся, но не намного — его не тормошили, а тащили по земле, ухватив за воротник рубахи…

— Эй! — возмутился Валендир. — Что за дела?!

Он хотел вскочить на ноги, но с ужасом обнаружил, что на нём нет верхней одежды и обуви, а все его конечности крепко связаны верёвками.

«Меня похитили?!» — запаниковал юный искатель сокровищ.

Он попытался освободиться, но верёвки лишь сильнее впились в его тело. Тогда Валендир лихорадочно огляделся и, к великому облегчению, увидел, что всё ещё находится на территории собственного лагеря. А раз так, то следовало немедленно поднять тревогу. Он уже собирался закричать во всё горло, как вдруг заметил на земле возле палаток неподвижные тела своих товарищей, лежавшие в одном исподнем. Лица их были бледны, а глаза закрыты, из-за чего Валендир поначалу решил, что все они мертвы. Но затем он разглядел на их конечностях тугие путы и сообразил, что мёртвых никто связывать бы не стал. Тем более что ни крови, ни ран на них он не увидел.

«Степняки всё-таки выследили нас!» — мелькнула у Валендира горькая мысль.

Однако в этот момент его перестали волочить по земле и бросили к ногам какого-то человека. Сапоги незваного гостя показались Валендиру смутно знакомыми, и он с недоумением вскинул голову. Увидев лицо неизвестного, юноша едва не задохнулся от изумления — это был Хилун…

— Ну, здравствуй, братец, — ухмыльнулся тот. — Давно не виделись.

— Хилун?!! — наконец смог выдохнуть Валендир.

— О, вижу, ты совсем не ожидал меня здесь встретить, — с явным удовольствием проговорил старший брат. — Так вот, это сюрприз! Нравится?

— Нет! Почему я связан?!

— Потому что! — буркнул рядом чей-то хриплый голос.

Резко обернувшись, Валендир с ещё большим удивлением разглядел возле себя того, кто недавно тащил его по земле, а именно — Гурина. Гном стоял и буравил его весьма недобрым взглядом.

— И ты здесь?! — вырвалось у Валендира, и он снова повернулся к Хилуну. — Значит, твоя затея с тюрьмой удалась? Но как?!

— О, это долгая история, и я тебе её не расскажу, — едко улыбнулся тот. — Скажу только: это было непросто. Если бы ты остался и помог нам, получилось бы намного быстрее и легче, но ты принял другое решение, ошибочное решение…

— Что с моими товарищами? — кивнул Валендир в сторону связанных наёмников. — Они живы?

— Дрыхнут твои товарищи, — снова ухмыльнулся Хилун. — А вот ты нас удивил — первым проснулся, хотя не должен был…

— Что значит «не должен был»? — округлил глаза младший брат. — Как вы вообще нас вычислили в этой степи? И как смогли обойти часовых? Кстати, где они?..

— Там же, где и остальные, — указал головой на спящих наймитов Хилун.

На улице уже достаточно рассвело, поэтому Валендир без труда пересчитал тела и убедился, что здесь действительно лежат все его подчинённые, в том числе и Сарт. Не хватало лишь Сарнаша.

— А где мой проводник? — спохватился парень.

— Да вот же он! — ещё веселее улыбнулся Хилун и, схватив кровника за шиворот, бесцеремонно развернул его влево.

Валендир глянул туда и вдруг залился густой краской стыда — таким он почувствовал себя идиотом. Сарнаша он увидел неподалёку — тот сидел у пылающего костра в окружении наёмников из команды Хилуна. Причём сидел не связанный, как все прочие из отряда Валендира, а вполне себе свободно. Держа в руках фляжку и кусок жареного мяса, он вёл оживлённую и весьма дружелюбную беседу с молодчиками Хилуна. Почувствовав на себе взгляд Валендира, он обернулся и приветливо помахал ему рукой.

— Значит, это Сарнаш выдал нас тебе… — проронил юный пленник и вдруг, осенённый новой мыслью, резко взглянул на Хилуна. — А может, это ты его подослал к нам в городе?!..

Тот широко улыбнулся.

— А ты не так безнадёжен, как я думал.

— И Сарнаш, стало быть, проводник липовый, — продолжал рассуждать Валендир. — Он не собирался вести нас в Рубор, а просто блуждал по степи, дожидаясь вашего прихода. И те всадники, которых мы вчера видели позади себя, это наверняка были вы. А он-то, негодяй, убеждал нас, что они не по нашу душу!.. Ну и, наконец, уже вечером, когда он готовил еду, подсыпал или подлил нам что-то вроде сонного зелья…

Сияющая улыбка не сходила с лица Хилуна.

— Вот только я пока не могу понять, как вы могли всё это время с ним сообщаться? — нахмурился Валендир. — Разве что заранее обсудили наш будущий маршрут, а он потом незаметно оставлял вам на дороге некие знаки, по которым вы и следовали за нами…

— Браво! — похлопал в ладоши Хилун. — Ты почти всё правильно изложил и ошибся только в одном: Сарнаш на самом деле прекрасный следопыт и крайне опытный проводник, — Хилун вдруг жёстко ухмыльнулся. — Немало доверчивых дурачков вроде тебя он уже проводил в цепкие руки кочевников.

— Кочевников? — неприятно удивился Валендир.

— Угу. Им постоянно требуются свежие рабы. Я даже не смею предположить, куда они девают прежних невольников…

Валендир несколько секунд напряжённо соображал, а потом с омерзением посмотрел на родича.
— Так ты ещё и работорговец?!

— Ну, одно другому не мешает, — с притворным смущением потупился Хилун, демонстративно рассматривая свои ногти.

— И… что ты собираешься предпринять дальше? — помолчав, спросил Валендир.

— Ну, планов у меня много, — уклончиво ответил старший брат.

— А мы?.. Что ты намерен делать с нами? Убьёшь?..

— Ну что ты! Разве ж я душегуб! — наигранно возмутился Хилун. — Я вас даже пальцем не трону. Только позабочусь, чтобы вы не путались у меня под ногами.

— То есть? — потребовал Валендир.

— Я просто передам вас в хорошие руки…

— Ты решил продать нас в рабство?!! — взревел Валендир, отказываясь верить своим ушам.

— Фу! Какое некрасиво слово! — поморщился Хилун. — Скажем так, я отправлю вас оказывать дружескую помощь моим новым друзьям…

— Но как же наш совместный поход? Мы же договорились о партнёрстве!

— Братец, ты меня разочаровываешь, — скривился Хилун. — Разве можно быть таким наивным? Вся эта затея, от начала и до конца, — всего лишь обычная военная хитрость. Я был даже удивлён, что ты на неё купился.

— Так, значит, Балагур тоже на тебя работает?! — поразился Валендир. — И вся эта сцена с мешками на голове и масками — всего лишь спектакль?

— Ну конечно! — продолжал веселиться Хилун.

— Но зачем?.. Какой в этом смысл?

— Да чтобы избавиться от тебя, дуралея, навсегда! — криво усмехнулся Хилун. — И избавиться красиво, чтобы ни ты, никто другой раньше времени ничего не заподозрил. Ты слишком хорош в нашем деле, что бы я там ни говорил. И уже много раз перешёл мне дорогу. А мне конкуренты не нужны. Ты мешаешь моим планам…

— Но мы же братья! — воскликнул Валендир.

— Хм, может и так, — задумчиво проронил Хилун. — Только я в этом сильно сомневаюсь. А своим сомнениям я привык доверять больше, чем пьяным бредням кого бы то ни было…

— Командир! — вдруг окликнул его Ильдан и указал рукой на восток.

Все посмотрели туда и увидели в отдалении большой отряд всадников, появившийся словно бы из ниоткуда.

— А вот и друзья… — уронил Хилун и с нескрываемым злорадством взглянул на Валендира. — Скоро ты познакомишься с чрезвычайно милыми людьми. Они не очень вежливые и местами даже дикие, так что сгони скорее это мрачное выражение со своего лица и улыбайся — может быть, благодаря этому ты проживёшь у них немного дольше своих предшественников…

  Обсудить на форуме