Помощница антиквара. Глава 10

Часть 1. Браслет.

Глава 10.

Уговорить Рика и Ника на путешествие, больше похожее на авантюру, оказалось сложнее, чем увлечь этой идеей Анну и успокоить недоверчивого старого Абрахама. Пришлось даже предложить им сумму, втрое превышающую начальную, но Максимилиан не жалел об этом: для него эти расходы ничтожны по сравнению с обещанным ему в случае успеха вознаграждением. Но не деньги оказались решающим аргументом для парней. Два закоренелых реалиста – а других и не берут в полицию – до недавнего времени свято верили, что все, что нужно знать об устройстве этого мира, изучено в рамках школьной программы. Но когда вследствие одного необычного приключения казавшиеся незыблемыми знания основательно пошатнулись, принять нелогичное решение оказалось на удивление легко. Так было у Ника. Рик же, поколебавшись ровно столько, сколько потребовалось Стоуну для того, чтобы назвать устраивающую всех сумму, вздохнул и сказал:

– Эх, Лозовский, как же я тебя одного отпущу? Пропадешь ведь без меня!

– Ну вот и молодцы, парни! – пожал им руки Максимилиан. – С такими героями я за девочку спокоен.

– Но если она не будет слушаться нас… – грозно сказал Рик.

– Только попробуйте ее хоть пальцем тронуть! – не менее грозно перебил его Стоун. – Знаю я ваши воспитательные меры!

– Нажаловалась, – прищурился Ник.

– Вы плохо знаете Анну. Она не из тех, кто жалуется. В то утро я сам видел следы наручников на ее запястьях.

– Тогда почему вы выбрали нас?

– Потому что из вас троих получилась отличная команда.

Анна немного волновалась, идя на встречу с Максимилианом. Позади бессонная ночь, ночь мучительных сомнений. Ей предстоит увидеть мать и отца. Ненавидит ли она их так же, как и в тот вечер, когда узнала об их существовании? Нет ответа. Готова ли она… нет, не любить их, но хотя бы понять? Однозначно да! Она стала старше на одно предательство и мудрее на одно прощение.

– Нет. Только не они! – Анна остановилась в дверях кафе, увидев, кого Максимилиан пригласил сопровождать ее. У нее были разные предположения на этот счет, и лишь от правильного ответа она отмахивалась как от малярийного комара.

– Да! – Ник по-людоедски оскалился и злорадно потер руки. – Я тоже очень рад тебя видеть, Анна.

– Отлично выглядишь, – подхватил Рик, – просто очаровашка!

Да лучше бы уж Ганс и Давид! Хотя насчет последнего – не очень хорошая идея, уж очень он утонченный и изнеженный юноша.

– Максимилиан, мы же перебьем друг друга! – в отчаянии воскликнула Анна, но глядя на сияющую физиономию Ника, и сама не смогла сдержать радостно-глупую улыбку.

– Зато скучно вам точно не будет, – усмехнулся Стоун. – А сейчас давайте обсудим путешествие и подготовку к нему. Вам хватит трех недель, чтобы уладить свои дела? Уволиться из полиции, оплатить счета, отдать долги…

– Написать завещание, – насмешливо продолжил Ник. – Мы куда отправляемся? В ад?

– Не совсем, но ни интернета, ни телефона, ни электричества, ни огнестрельного оружия там нет. Там живут люди, не испорченные вашей цивилизацией, живут в согласии с природой и с собой. На какое-то время вам придется тоже привыкнуть к такой жизни. Надеюсь, вас это не пугает?

– Всегда об этом мечтал! – у Ника загорелись глаза, как у мальчишки, которого взяли в поход с ночевкой. Рик, напротив, помрачнел:

– И без водопровода?

– Отмоешься, когда вернемся, – Ник дружески хлопнул его по плечу.

– А почему нельзя попасть в ваше королевство с помощью браслета? – спросила Анна.

– Потому что мой ученый друг, с которым я вас обязательно познакомлю, наставил антипортальных ловушек и щитов в радиусе около сотни миль вокруг. У Его Величества паранойя, везде чудятся шпионы. Так что значительную часть пути вам придется пройти пешком. Какое-то время я буду вас сопровождать, затем наши дороги разойдутся: у меня там есть свои дела. Но позже мы встретимся, и я лично представлю тебя Их Величествам.

Потом Максимилиан рассказал о том, что ждет их в пути, чего следует остерегаться, что взять с собой, что из еды можно покупать у местных, а что – не стоит, и еще кучу полезной информации, которая – он в этом не сомневался – задержится в молодых горячих головах не более четверти часа. Ну да ладно, столько всего сразу запомнить невозможно, но у него еще будет время чему-то обучить их на месте. После этого все четверо выпили за успех, и Максимилиан, сославшись на неотложные дела, стал прощаться.

– А вы, друзья мои, останьтесь, поговорите, узнайте друг друга получше. Только не увлекайтесь алкоголем.

– Не беспокойся, Макс, мы будем паиньками, – весело ответил Ник.

– Вот что, мальчик, – Стоун подошел вплотную к Нику и ткнул пальцем ему в грудь, – если не выговариваешь “господин Стоун”, можешь называть меня “босс”.

Глядя на них, Анна кусала губы, чтобы не рассмеяться: Стоун был сейчас похож на злого дворового кота, шипящего на добродушного лабрадора – Ника.

– Простите, Максимилиан, – буркнул тот.

– Что ж, вижу, с дикцией у тебя все в порядке, – примирительно сказал Стоун и собрался уходить. Анна после недолгого колебания все же решилась спросить:

– Скажите мне… Откуда я знаю этот язык? И почему могу говорить на нем?

– У нас это называется памятью предков. Это твой родной язык.

Стоун ушел, а Анна задумалась. Родной язык. Она же никогда не говорила на нем, но услышав его от Максимилиана, почувствовала, что всегда знала его. Странно. Что еще передалось ей от предков, чего еще она о себе не знает? Из размышлений ее вывел неизвестно как оказавшийся в руке бокал вина и насмешливый голос Рика:

– Эй, так и будешь сидеть как статуя или поддержишь компанию?

– Только один вопрос, парни. Кто Ник, а кто Рик?

– Вот зараза! – рассмеялся Ник. – Рик, давай ей шею свернем!

– Тогда и денег не получим, и за решетку угодим, – невозмутимо отозвался Рик.

Вечер удался на славу. Анна, Рик и Ник пили вино, болтали, много смеялись. Гуляли по городу до поздней ночи, потом парни проводили Анну до дома. Оставшись одна, она решила, что Максимилиан не ошибся в выборе спутников для нее.

Рик Торн решил, что будет работать в полиции, в двенадцать лет, когда погибла его мать. Убийц так и не нашли. Отец Рика был сломлен горем, а злой на весь мир мальчишка решил, что станет лучшим полицейским, самым бесстрашным и честным, и ни один негодяй от него не уйдет. Годом позже в его классе появился новенький, пухлый неуклюжий паренек с огненнно-рыжими волосами и глазами святого. Вкоре он стал объектом насмешек и злых шуток со стороны сверстников и ребят постарше. Ник Лозовский со своей разведенной матерью часто переезжал из одного города в другой и нигде не успевал завести друзей, везде оказываясь изгоем. Рик решил взять его под свою защиту, чтобы развивать необходимые навыки для стража добра и справедливости. Поначалу они на пару огребали от старших ребят, но и тем неплохо доставалось. Но вскоре все оставили в покое эту “чокнутую парочку”, потому что Рик и Ник научились давать отпор вместе. Они стали неразлучными друзьями, и Рик заразил Ника, до этого не задумывавшегося о своем будущем, идеей стать полицейским. Когда госпожа Лозовская начала подумывать об очередной смене места жительства, ее всегда послушный и безропотный сын неожиданно заявил, что он никуда не поедет и это его мужское решение. Она удивилась, но осталась: нельзя же бесконечно устраивать свою личную жизнь и игнорировать проблемы ребенка!

Как и было задумано, после школы парни вместе отслужили в вооруженных силах, потому что армейский опыт приветствовался при приеме в полицейскую академию. И вот, наконец, сбылась детская мечта! Друзья стали полицейскими.

– Ну вот, Рик, мы больше не полицейские, – вздохнул Ник, выходя из ставшего почти родным здания.

– Точно. Мы теперь безработные авантюристы, – криво ухмыльнулся Рик. – Ввязались в сомнительное дельце и пожертвовали любимой работой.

– Ты что, хочешь отказаться?

– Да нет, но как-то тоскливо на душе…

– У меня тоже. Майор сказал, что мы сможем вернуться, когда захотим, и нам всегда будут рады.

– И что?! Он даже не пытался нас отговорить. Да, конечно, ему жаль терять лучших ребят, бла-бла-бла…

– Да если бы он начал отговаривать тебя, у него бы это непременно получилось! Откуда ты знаешь, может быть, он сейчас закрылся в кабинете и утирает платочком скупую мужскую слезу.

– Да, Ник, картинка не для слабонервных, – рассмеялся Рик.

– Абрахам, я, наверное, откажусь, – заявила Анна.

– Даже не вздумай! – замахал руками антиквар. – Ты же всегда мечтала о семье, и наконец, нашла ее.

– Да они же меня не любят! И оставаться с ними я не собираюсь.

– Девочка моя, не любят, потому что не знают. Ты им понравишься, даже не сомневайся!

– И зачем мне это нужно? Я уже привыкла, что моя семья – это ты.

– Ну давай, отказывайся. Потом всю жизнь жалеть будешь.

– Ах, старый черт, ты, как всегда, прав! Мне будет не хватать твоих мудрых советов и твоего нудного ворчания.

– Зато с тобой два таких красавца! – хитро подмигнул Абрахам. – Присмотрись, вроде неплохие парни.

– Да ну тебя! – рассмеялась Анна и с досадой заметила, что смех вышел какой-то наигранный, неискренний. – Один зануда, второй ловелас.

– Третья мужененавистница. Ну и команда собралась! – ехидно усмехнулся старик.

– Абрахам, ты хоть скучать по мне будешь?

– Даже не надейся. Хоть отдохну от тебя.

– Я тебя тоже очень люблю.

Чем ближе был назначенный для отправления день, тем чаще радостное ожидание сменялось тягостными сомнениями, волнительное предвкушение новых впечатлений от путешествия – желанием все бросить и забыть, как дурной сон. Вечерами Анна стала бояться оставаться одна, потому что посещавшие ее в это время мысли, сумбурные и противоречивые, сводили ее с ума. Среди прочего она часто думала о своих спутниках. Ей было неловко от того, что она так и не запомнила, кого как зовут. Ник и Рик. Брюнет и рыжий. Как было бы просто, логично и созвучно, если бы Рик был рыжим, а Ник брюнетом! Но нужно было запомнить, что все наоборот.

В один из вечеров ей позвонил Рик и, слегка заикаясь от волнения, пригласил сходить в кино. На следующий день Анна получила изобилующее смайликами сообщение от Ника, в котором он звал ее в клуб повеселиться и потанцевать. Обоим было отказано ввиду неотложных дел.

Ник и Рик нравились Анне, но она старалась не думать о них как девушка о мужчинах, предпочитая считать их отношения деловыми и – почему бы и нет – приятельскими. Если она сейчас начнет встречаться с одним из них, а потом получится так же, как и с остальными, то после этого им будет нелегко путешествовать бок о бок и избегать смотреть в глаза.

И вот этот день настал. Анна в сопровождении Абрахама вошла в кабинет Стоуна, Рик и Ник уже ждали ее и радостно приветствовали:

– А вот и наша принцесса!

– Все, я никуда не иду, – занервничала Анна.

– Ой, какие мы обидчивые, – начал Ник, но осекся под суровым взглядом Стоуна.

– Ну что, друзья мои, готовы? – спросил Максимилиан. Он был одет в удобную походную одежду, Ганс тоже, на кресле лежал необъятный рюкзак. – Прощайтесь со своими близкими и вперед!

Абрахам внимательно посмотрел в глаза Анне:

– Ну, девочка, прощай. Пусть все сложится так, как ты этого хочешь и заслуживаешь.

– Ты так говоришь, как будто прощаешься навсегда! – возмутилась Анна. – А я вернусь, обязательно вернусь к тебе.

Давид, который оставался дома, суетился около босса и Ганса, путался под ногами, постоянно спрашивал, не забыли ли они что-нибудь, поправлял Гансу ворот куртки. Тот отворачивался, ворчал на Давида и вдруг, на глазах у всех, сграбастал тщедушного секретаря в свои медвежьи объятия. Давид порывисто прижался к груди друга, в его глазах стояли слезы.

– Ну, все! – поторопил их Максимилиан. – В путь!

Он взял у Анны медальон, достал браслет. Зеленоватое свечение, белесое вращающееся облако. Равнина, горы, озеро. Динозавров поблизости не видно.

Максимилиан первым шагнул в портал. Тоскливо оглянувшись на Давида, Ганс последовал за боссом. Ник и Рик, подхватив под руки Анну, промаршировали следом. Давид плюхнулся в кресло и, закрыв лицо руками, дал волю эмоциям. Абрахам украдкой осенил крестным знамением закрывающийся портал. Ну и что, если еврей? Говорят, помогает…

Конец 1 части.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме