11 глава. На границе

Не успели городские ворота закрыться позади многострадального отряда, как перед ним возникла группа пеших стражников, вооружённых алебардами. Возглавлял воинов пожилой рыцарь в начищенном до блеска стальном панцире.

— Добро пожаловать в Пушняки! — возгласил он, подняв в приветственном жесте руку. — Кто будете? Откуда и куда едете?

— Мы путешественники, — ответил Хилун. — Идём из Слента на Крайний Восток.

— На Крайний Восток? Столь малым составом? — удивился витязь и многозначительно переглянулся со своими солдатами. — Не знаю, конечно, ваших истинных целей, но вы либо безумцы, либо отчаянные смельчаки, если решились на такое.

— Ещё недавно нас было больше… — уклончиво ответил Хилун.

— Снарги, — понятливо кивнул старый воин.

— Они самые…

— Да, нынче их развелось в степи без меры. Уж как мы ни разоряли их гнёзда вокруг города, а меньше этих тварей не стало. Да вы и сами видели!

— А раньше здесь было спокойней? — с любопытством посмотрел на него Валендир.

— Да куда там! — махнул рукой стражник. — У нас тут круглый год сплошные увеселения: то снарги, то кочевники. Но в последнее время степняки что-то притихли, зато нахлынули ящеры — свято место, как известно, пусто не бывает.

— А дальше к востоку ситуация сейчас какая? — снова спросил Хилун.

— Да та же самая, что и здесь. Правда, шибко далеко мы не ходим — город-то наш пограничный. Но, судя по рассказам редких странников, кочевники там больно много проблем доставляют. И если уж встретят какого чужака, то либо сразу убивают его, либо в полон уводят.

— А караваны здесь бывают? — поинтересовался Валендир.

— Как же, бывают. Только почти все с юга или с запада приходят. С востока редко кто является, и ещё реже кто туда уходит; во всяком случае, вы первый караван за много месяцев…

— Что ж, понятно, — вздохнул Хилун. — И спасибо за помощь! — он мотнул головой в сторону городской стены, за которой слышался шум разыгравшейся битвы рыцарей со снаргами. — Ну а нам пора — нужно ещё подыскать для себя подходящую гостиницу, пока не стемнело.

— А чего её искать-то? — вскинул брови ветеран. — Постоялых дворов у нас несколько, и все расположены на главной улице, — указал он рукой в противоположную от ворот сторону. — Просто езжайте прямо и увидите. Мимо точно не проедете.

— Спасибо, так и сделаем, — ещё раз поблагодарил Хилун и кивнул Гурину.

Бородач, уже разок бывавший в Пушняках, махнул рукой отряду.

— За мной! Знаю я тут пару трактирчиков, — скомандовал он и пустил коня медленным шагом в указанном направлении.

Остальные последовали за ним, с интересом поглядывая вокруг. Хоть все и устали, но незнакомое место невольно заставляло осматриваться. Тем более что Пушняки, скорее всего, являлись последним городом на пути к Дол Мендру.

А посмотреть в нём было на что. Расположенный между нескольких холмов (и частично на них), городок северной своей окраиной примыкал к Лебяжьему Озеру, где у него находилась пристань со множеством причалов. Население его составляло порядка десяти тысяч человек, проживавших преимущественно в каменных домах. При этом наиболее знатные горожане, в том числе и правитель Пушняков, заселяли в основном холмы, ну а все прочие теснились в низинах. Тем не менее все улицы, переулки и площади города держались в чистоте и даже имели мощение плиткой либо брусчаткой.

Разумеется, пока путники ехали к гостинице, рассмотреть весь город они просто физически не смогли бы, и всю эту информацию им любезно предоставил их проводник. Но уже то, что они увидели на одной-единственной улице, свидетельствовало, что Гурин не врал. Здания и вправду стояли вокруг каменные. Народу сновало всюду немало. Мощёная дорога радовала ухоженностью и наличием обустроенных сточных канав. А на холмах красовались в лучах заходящего солнца небольшие замки и укреплённые усадьбы. Городок, конечно, не чета Сленту или тому же Биленесу, но для провинциального очень даже ничего.

Впрочем, путешественники глазели на всё это вскользь, мечтая поскорее добраться до уютного гнёздышка, где можно было бы с комфортом помыться, вкусно поесть и сладко поспать. К сожаленью, первая же таверна, которая попалась им на пути, оказалась полна постояльцев, так что отряду пришлось ехать дальше. По счастью, следующая гостиница стояла недалеко, и уже через несколько минут парни достигли её.

— «Белый Лебедь», — прочитал Хилун вслух выцветшую надпись над входом.

— Скорее уж «Общипанный гусь»! — скривился Ильдан, указав пальцем на белевшее под названием блеклое изображение какой-то неказистой птицы, лишь отдалённо напоминавшей лебедя.

Тем не менее, за исключением вывески, сам дом выглядел вполне добротно: каменный, большой, о двух этажах, конюшня и прочие дворовые постройки прилагаются.

— Напрасно сомневаешься, — посмотрел на Ильдана Гурин. — Таверна неплохая, хотя и не для бедняков.

— Вот ты и сходи туда, — кивнул на массивную входную дверь Хилун, — выясни, к какому сословию мы нынче относимся…

Гурин пожал плечами и слез с коня. Не успел он скрыться в трактире, как к отряду подбежал какой-то худой мальчонка лет пятнадцати, одетый в драное рубище.

— Дяденьки, подайте на пропитание! — заканючил он, теребя Хилуна за штанину.

— А ну поди прочь, прохвост! — раздражённо дёрнул тот ногой и замахнулся плёткой. — Здоровый лоб, а всё туда же! Пойди и заработай!

Пацан увернулся от плетей и, обиженно оглянувшись, убежал в ближайший переулок.

— Зачем ты его так? — Валендир с укоризной поглядел на брата. — Это ведь ребёнок.

— И что? — вскинулся тот. — Мы обязаны кормить всех детей, каких встретим? Хочу напомнить, что мы совсем недавно потеряли изрядную часть припасов, а денег у нас в обрез — самим бы хватило.

— Ну, лишний кусок хлеба для голодающего найти можно было, — покачал головой Валендир. — Если тебе жаль, то я готов отдать свой…

— Ну так давай — беги, догоняй его, благодетель! — окрысился Хилун.

Валендир изменился в лице, но сказать что-либо не успел — из таверны вышел Гурин.

— Цена на две лиры выше, чем в предыдущей гостинице, — сходу сообщил он. — Зато свободные места имеются. А самое главное — есть купальня!

Последнее обстоятельство подкупило всех, и после короткого обмена мнений, отряд сдал лошадей конюху и завалился в таверну полным составом. В главном зале и вправду сидело лишь несколько посетителей, а за прилавком со скорбным видом томился маленький пухленький трактирщик. Впрочем, при виде такой оравы глазки его заблестели, и он мгновенно выпорхнул из-за стойки.

— О, так вы всё-таки надумали остановиться у меня? — потирая ручки в предвкушении хорошего куша, проворковал он, глянув на Гурина.

— Надумали, — ответил вместо проводника Хилун.

— Надолго? — тут же спросил хозяин.

Хилун оглядел своих измождённых товарищей.

— На пару ночей точно, — проговорил он. — Надеюсь, комнат у вас хватит?

Трактирщик быстро пересчитал новоприбывших и слащаво улыбнулся.

— Не беспокойтесь, все поместитесь — комнаты у меня просторные. Правда… — замялся он.

— Что «правда»? — нахмурился Хилун.

— Гостиница уже частично заполнена, и вам придётся разместиться подвое в номерах…

— Подвое?! — возмутился Гурин. — Да ещё за такую дикую цену?! У вас совесть-то есть, сударь? Если уж селите нас попарно, то хотя бы скидку сделайте!

— Скидки не будет! — отрезал корчмарь. — А если не нравятся мои условия, можете попробовать поискать что-нибудь получше.

Валендир и Хилун переглянулись. Хитромудрый хозяин вёл себя неожиданно нагло, и это наталкивало на определённые размышления. Похоже, он прекрасно был осведомлён о положении дел в других гостиных дворах Пушняков и считал, что ничего выгоднее путешественники просто не найдут. Но самое плохое, что братья не могли отказаться от его сомнительного предложения, ибо рыскать на ночь глядя в поисках подходящих таверн — тоже не вариант. Уставшие наёмники вряд ли это одобрят, а лошади и вовсе никуда не пойдут, пока не отдохнут как следует.

— Ладно, будь по-вашему, — тряхнул головой Хилун. — Подготовьте нам ужин на всех и купальню. Да и про коней наших не забудьте — их нужно накормить, напоить и почистить.

— Всё организуем в лучшем виде! — пообещал довольный трактирщик. — А сейчас прошу осмотреть ваши апартаменты, — он сорвал со стены за прилавком огромную связку ключей и засеменил к лестнице на второй этаж.

— Апартаменты! — фыркнул за его спиной Корсен.

Но как бы молодцы ни ворчали, а всё в таверне было не так страшно, как им вначале показалось. Комнаты действительно имели приличную площадь, и два человека легко могли в каждой из них ужиться. Трапеза и напитки тоже не подкачали. Ну а купальня и вовсе не вызвала никаких нареканий. Так что через пару-тройку часов вся компания уже дрыхла без задних ног в своих постелях, послушно разбившись на двойки. Причём Валендир, по настоянию Сарта, разделил одну комнату с ним, а Хилун — с Ильданом.

Правда, несмотря на сильную усталость, сон к Валендиру ещё долго не шёл. А всё из-за несчастного Шена, так нелепо погибшего сегодня. Стоило Валендиру закрыть глаза, как перед его мысленным взором вставал образ этого простого деревенского парня. Да, он имел ряд неординарных особенностей, из-за которых его считали в отряде дурачком и потому особой любви не питали. Но Валендир всё равно жалел пастуха. Более того, он испытывал к нему благодарность, ибо ещё во время первого нападения снаргов Шен вольно или невольно спас ему жизнь. А вот Валендир не успел ответить ему той же монетой, и его сейчас нестерпимо грызла совесть. В конце концов он всё же смог уснуть, хотя потом ему и снились всю ночь птицеящеры и конные рыцари, гоняющиеся за беднягой Шеном.

Тем не менее утром Валендир проснулся совершенно выспавшимся, да к тому же одним из первых. Проведя накануне вечером недолгий совет, компаньоны решили, что после полутора недель напряжённого пути им всем требуется хотя бы краткая передышка. Поэтому выходить снова в поход запланировали если не завтра, то послезавтра, а день сегодняшний договорились посвятить отдыху.

Попутно Валендир и Хилун собирались прикупить немного походной посуды и различных съестных припасов, взамен утраченных. Для этого им пришлось разделиться: Валендир со своим начальником охраны отправился закупать провиант, а Хилун с Ильданом поехали на поиски посуды и разных других утерянных мелочей. Все же остальные разбрелись кто куда, за исключением двух человек, назначенных присматривать за комнатами в таверне.

В целом же день прошёл нормально. С утра небо хмурилось и накрапывал дождик, однако это не помешало путешественникам вдоволь побродить по Пушнякам. Причём некоторым это, очевидно, так понравилось, что они не заявились в таверну даже поздним вечером, когда братья стали проверять, все ли на местах. Тогда же и выяснилось, что отсутствуют Гурин и двое чернорабочих.

— Похоже, загуляли наши парни… — поморщился Хилун.

И оказался прав — поздно ночью рабочие таки вернулись в гостиницу. Разумеется, в изрядном подпитии. И без Гурина. Но об этом Хилун и Валендир узнали лишь утром, когда обнаружили, что их проводник бесследно пропал.

— А Гурин разве не с вами был? — спросил у припозднившихся забулдыг Хилун, безжалостно растормошив их спозаранку.

— Не, не с нами. Мы понятия не имеем, где он… — сонно отозвались те.

Хилун лишь зубами скрипнул от досады.

— Полагаешь, он сбежал? — посмотрел на него Валендир.

Но вместо старшего брата ответил Ильдан.

— А оно ему надо — куда-то сбегать? — сказал он. — Поди, тоже дрыхнет где-нибудь в стельку пьяный. Вот проспится и придёт.

Однако Гурин так и не пришёл. Зато вместо него в таверну явился молодой воин городского гарнизона, зачем-то искавший Хилуна и Валендира.

— Вы знаете некоего гнома Гурина? — спросил он, когда два брата спустились к нему в зал.

Родичи тревожно переглянулись.

— Ну, допустим, — осторожно обронил Хилун. — Так зовут нашего проводника. Только он не гном, а человек, хотя и бородатый слегка…

— Слегка! — усмехнулся воин. — Да вы, парни, шутники! Его бороде мог бы позавидовать любой столетний дед. Гном ваш Гурин, самый натуральный гном. С Красных Гор сюда иногда хаживают некоторые из них, так что мы уже насмотрелись — не спутаем ни с кем. Тем более он сам в этом сознался.

Валендир округлил глаза, но Хилуна, похоже, эта новость нисколько не удивила.

— Что значит «сознался»? — сощурился он. — Быть гномом или иметь с ними какие-либо отношения уже считается преступлением в вашем городе?

— Нет… — немного смутился стражник.

— Тогда объяснитесь, наконец, зачем вы побеспокоили нас своим визитом? Вы спешили к нам, чтобы сообщить о том, что Гурин гном?

— Разумеется, нет, — мотнул головой воин. — Дело в том, что ваш товарищ арестован и со вчерашнего дня находится под замком.

— Арестован?! — воскликнули в один голос братья.

— Вот именно, — кивнул солдат.

— А вы уверены, что мы сейчас говорим об одном и том же че… э-э… лице? — спросил Валендир.

— Абсолютно. Сегодня он назвал нам ваши имена и сказал, что работает на вас.

Два Копателя вновь переглянулись.

— Простите, а за что его арестовали? — полюбопытствовал Хилун.

— За пьяное хулиганство и оскорбление стражей порядка.

Валендир хмыкнул и бросил на брата многозначительный взгляд, будто бы говоря: «Ничего иного я и не ожидал от этого сомнительного типа!» Однако Хилун сделал вид, что не заметил его реакции.

— И… чем это ему грозит? — поинтересовался он у воина.

Тот пожал плечами.

— Решать будет наше начальство. Но, скорее всего, вашему буйному приятелю присудят либо крупный штраф, либо приличный тюремный срок, в крайнем случае — долгие принудительные работы на наших каменоломнях. Лично я почему-то уверен именно в последнем варианте…

У Хилуна нервно дёрнулась щека.

— Мы можем с ним увидеться? — посмотрел он на посыльного.

— Для этого я и пришёл, — снова кивнул тот. — Проспавшись, Гурин настаивал на встрече с вами. Так что следуйте за мной.

Захватив с собой Сарта и Ильдана, ведомые стражником, братья покинули таверну и через какое-то время подъехали к кубической башне городской тюрьмы, возвышавшейся на северо-восточной окраине Пушняков. Четырёхэтажная, с зарешёченными окнами, выполненная из серого ракушечника, она производила гнетущее впечатление. Плюс к этому масса вооружённой охраны, стоявшая на стенах и у главного входа. Не успели товарищи Гурина спешиться и привязать к коновязи своих лошадей, как по их душу из башни выскочил ещё один воин, на этот раз коренастый и в возрасте. Отправив молодого стражника куда-то с новым поручением, он махнул рукой охотникам за сокровищами.

— Пожалуйте за мной, господа!

Переглянувшись, те с опаской вошли в тюрьму и сразу же оказались на проходной, где дежурили четыре дюжих солдата.

— Сдайте, пожалуйста, ваше оружие! — повернулся к путешественникам их провожатый.

— Мы разве тоже арестованы? — напрягся Хилун, невольно ухватившись за свою саблю.

— Нет, но таковы правила нашей тюрьмы, — невозмутимо ответил воин. — После свидания вы получите их обратно.

Пришлось четвёрке авантюристов разоружаться. Впрочем, дежурные стражники аккуратно разложили оружие по отдельным пронумерованным ящикам, стоявшим у стены, а затем вручили посетителям опечатанные свитки с описью сданного имущества.

— Предъявите их здесь по возвращении, — пояснил провожатый и кивнул одному из солдат.

Тот приблизился к ещё одной массивной двери, тускло блестевшей металлом напротив главного входа, и открыл её длинным ключом.

— Прошу! — указал на неё провожатый.

За дверью виднелся узкий коридор, освещённый чадящими факелами, однако многоопытные путешественники не спешили в него заходить. Профессия Копателей научила их осторожности, и во всём сейчас происходящем они готовы были заподозрить некий подвох. Между тем, реальных поводов думать так им пока никто не давал. Поэтому, ещё раз беспокойно переглянувшись, парни всё-таки шагнули в коридор. Их провожатый немедленно последовал за ними, после чего дверь снова захлопнулась, и в её замке гулко провернулся ключ.

Вопреки всем ожиданиям, коридор оказался не особо длинным, зато изобиловал резкими поворотами, ответвлениями и запертыми дверьми. Пройдя по нему, пятёрка людей вышла к винтовой лестнице, уводившей куда-то вниз. Она тоже была перегорожена решётчатой дверью, а рядом на стене висела на крючьях пара масляных светильников. Один из них тюремщик снял, зажёг, потом отворил решётку ключом, и все стали спускаться по ступеням во тьму.

Впрочем, идти далеко не пришлось — уже на первом витке лестницы в стене обнаружился проход, куда воин и нырнул. Братья с телохранителями последовали за ним и очутились в длинном тёмном туннеле, в стенах которого виднелось с десяток очередных обитых железом дверей.

— Мы на месте! — объявил стражник и подошёл к третьей двери справа. Открыв в ней маленькое оконце, он посветил туда лампой и позвал: — Эй, Гурин! К тебе пришли.

В камере послышался какой-то сдавленный возглас, а затем в окошко выглянула знакомая бородатая физиономия. Причём физиономия весьма помятая и с лиловым фингалом под заплывшим левым глазом.

— О, ребята! — радостно вскричал Гурин, разглядев посетителей.

Однако те не разделили его восторга.

— И как это понимать? — строго спросил у проводника Хилун.

Тот смущённо потупил взор, но потом его здоровый глаз лукаво блеснул в свете лампы.

— Гульнуть хотел напоследок, — улыбнулся он. — Ведь, считай, до самого дома придётся ехать трезвым…

— Это до того самого, что в Красных Горах находится?.. — уронил Валендир.

— Почему это в Красных Горах? — недоумённо нахмурился Гурин. — Там дома у меня нет. Я же говорил, что родился в деревне к северу от Мелкого Озера…

— И как называется твоя деревня? — продолжал допрос Валендир.

— Да какая разница! — воскликнул бородач. — Что-то вы, парни, куда-то не туда клоните… А-а-а, — протянул он, — я, кажется, понял — вам уже сообщили…

— Что ты гном? — прямо спросил Валендир. — Конечно, сообщили. Ведь ты сам не удосужился этого сделать.

— Хм, а это настолько важно? — поднял правую бровь Гурин. — Я думал, вы и так обо всём догадались ещё в первую нашу встречу.

— Одними догадками задачу не решить, — философски изрёк Сарт.

— Фи, тоже мне, нашли, над чем ломать голову! — фыркнул Гурин.

— Но если ты гном, то почему живёшь не в горах со своими сородичами, а в деревне среди людей? — снова поинтересовался Валендир.

— Ой, ребята, что-то вы меня совсем разочаровываете! — обиделся Гурин. — Да будет вам известно, что не все из наших живут в горах или холмах. В особенности такие, как я…

— И что в тебе особенного? — хмыкнул Сарт.

— А то не видишь?

— А что я должен видеть? — Сарт критически осмотрел побитое лицо Гурина. — К твоему сведению, я гномов раньше только на картинках видел. Точнее, только на одной, да и та была вывеской одного кабака в Кихуриан Кине, «Весёлый Гном» назывался. Но ты на него нисколько не похож!

Его спутники не смогли сдержать улыбок, однако Гурину слова Сарта настроения не подняли.

— Экие вы всё-таки недалёкие, — покачал он головой. — Да ведь я не совсем гном. Точнее, я полугном-получеловек. Папаша мой непутёвый был гномом из Железнохватов. Правда, после рождения я его так ни разу и не видел, жил с матерью…

— Полукровка, значит, — неосторожно ляпнул Валендир и тут же пожалел об этом — от его слов Гурин дёрнулся, точно бы его ударили, и обжёг юношу злобным взглядом.

— Да если и так, то что? — с вызовом бросил он.

— Да ничего плохого, — поспешно забормотал Валендир. — Прости, не хотел тебя обидеть…

— Не хотел он… — надулся Гурин. — Чем пытать дурацкими вопросами, лучше бы выпить дали, а то нутро огнём горит и голова сейчас треснет от боли!

— Квасить меньше надо, умник! — вставил Сарт.

— Если б он только квасил, — влез тут в их разговор стражник. — При нём обнаружили мешок с тарнусом… — и, заметив заинтересованные взгляды, торопливо добавил: — Только он изъят в качестве первого штрафного взноса и возврату не подлежит!

— Ага, знаем мы ваши штрафы, грабители! — уныло пробурчал Гурин. — До нитки обчистить готовы!

— Да ты и так был без единой лиры за душой! — оскорбился тюремщик. — Меру знать нужно развлечениям, тогда и не сидел бы здесь с фингалом!

— Кстати, кто это тебя так разукрасил? — спросил у проводника Хилун, почти всё это время молчавший.

— Кто-кто… По их словам, они и разукрасили… — кивнул в сторону солдата гном. — Только не помню я этого! Вообще ничего не помню… — он с силой сжал лицо руками.

Его спутники вопросительно посмотрели на тюремщика.

— Заслужил он это, — коротко пояснил тот. — Впредь будет уважать закон и тех, кто ему служит.

Хилун поморщился от этих пафосных слов.

— А что именно сделал Гурин противозаконного?

— Угнал лодку у одного почтенного рыбака, а затем и утопил её со всем уловом. При этом он умудрился порвать сети ещё нескольким добытчикам, чем нанёс им всем немалый урон. А при попытке его утихомирить, затеял драку с патрулём. Пришлось применить силу для его задержания…

Хилун кинул жёсткий взгляд на смущённо потупившего взгляд Гурина и глубоко вздохнул.

— И как можно уладить это недоразумение? — вкрадчиво спросил он у стражника. — Вы ведь понимаете, что он это натворил не со зла?

— Понимать-то понимаю, — с наигранным сочувствием покачал тот головой, — но убытки возместить всё равно придётся. Плюс штраф за оскорбление патрульных.

— И… насколько тянут эти убытки и штрафы?

— На тридцать золотых, — с готовностью заявил тюремщик. — Ну-у… или на полгода тюрьмы. Хотя есть ещё трёхмесячный вариант с работами на каменоломнях…

Убитый этим известием, Гурин застонал и сполз на пол, пропав из виду. Впрочем, его спутники были поражены не меньше. В данный момент они не располагали такой суммой и имели всего-то около двадцати риалов.

— Тридцать золотых?! — Хилун ожесточённо потёр затылок пятернёй. — Почему так много? Ведь он не какой-нибудь матерый преступник? Да и прегрешения его почти смехотворны. В нашем Сленте за такие проказы назначили бы штраф раз в пятнадцать меньше…

Стражник бросил на него быстрый взгляд, однако торговаться не стал.

— Здесь не Слент, — веско сказал он. — И нарушителям придётся отвечать по всей строгости закона.

— Господин начальник, будьте милосердны! — взмолился Хилун. — Мы ведь гости в вашем городе. Если нас облагать такими штрафами, то мы впредь будем обходить Пушняки стороной, принося прибыль другим городам…

— Даже гости должны уважительно относиться к нашим законам и их блюстителям! — важно заявил тюремщик. — Условия освобождения вашего спутника я озвучил, господа, и они не изменятся. Теперь дело за вами.

Хилуна это тупое упрямство, по всей видимости, вывело из себя, потому что он вдруг побагровел и с силой сжал кулаки. С минуту он так стоял, буравя солдата взглядом, а затем внезапно успокоился.

— Может, всё-таки договоримся? — подобострастно улыбнулся он. — У нас нет столько денег, однако мы готовы сделать вам, лично ВАМ, один небольшой, но очень звонкий подарок…

— Хилун! — остановил тут брата Валендир, взяв его за руку. — Отойдём на два слова…

Он оттащил родича в сторону и жарко зашептал ему в ухо:

— Ты что это ещё удумал? Ты собрался платить этому солдафону?! И сколько, хотел бы я знать?

— Да сколько бы ни запросил, — нехотя молвил тот. — Ради такого дела мне и всего золота не жалко…

— Ты с ума, что ли, сошёл! — вскипел Валендир. — За этого никчёмного пьяницу отдать все деньги отряда! Да кто тебе дал такое право? Деньги, выделенные на экспедицию, — наши общие, и свою половину я не отдам! Пусть этот пропойца хоть сгниёт здесь! Пока от него я не увидел никакой пользы, одни убытки.

— Пока да, — неожиданно согласился Хилун. — Но после Пушняков только он сможет провести нас безопасной дорогой к Мелкому Озеру.

— Безопасной? — скривился Валендир. — Да там нет таких дорог. Как шли сюда на свой страх и риск, неся потери, так и будем идти дальше. А вот без этого Гурина путь и вправду может оказаться безопасным.

— Ты не понимаешь! — стал горячиться Хилун. — Только Гурин знает, где находятся становища кочевников, и он сможет нас незаметно провести мимо них!

— Пусть так, — кивнул младший брат. — Но на что мы купим припасы на обратный путь? Или думаешь, в селениях у Мелкого Озера нас снабдят всем необходимым бесплатно?

— Насчёт большинства я не знаю, но в деревне Гурина это вполне реально — в благодарность за спасение их односельчанина…

— Что-то я в этом сильно сомневаюсь.

— В качестве гарантии можно потребовать от Гурина клятву, что, по прибытии на место, он нам возместит все убытки, — предложил Хилун. — Всё равно до самого озера деньги нам больше не понадобятся.

— А если ему это не по средствам?

— Ему? Не посредствам? — вскинул брови Хилун. — Не смеши меня, братец! Да ты вообще хоть раз слышал о нищих гномах? То-то же. Таких просто не существует в природе!

Валендир задумчиво поскрёб подбородок.

— Ладно, допустим, деньги у него найдутся, — наконец проговорил он. — Но, со страху он нам сейчас много чего может наобещать. Только сдержит ли в итоге своё слово? Гномы вообще-то славятся своей скупостью…

— Сдержит, — кивнул Хилун. — Ведь это не просто обещание, это клятва!

— Хм, может, тогда заставить его ещё поклясться на крови?

— Можно и на крови, так даже вернее.

Однако Валендир продолжал колебаться.

— Как же я не люблю принимать подобные решения! — сказал он с мукой в голосе. — И без проводника пускаться в путь тоже как-то некомфортно. Но этот Гурин… Слишком уж он ненадёжный.

— Увы, другого у нас нет.

— Ладно, — скрепя сердце согласился Валендир. — Только ведь я думал нанять дополнительных охранников в наш караван — как-то боязно двигаться дальше малыми силами.

— Не, — помотал головой Хилун. — Большой отряд, наоборот, быстрее привлечёт к себе внимание. Нас и так уже многовато для этого похода — придётся изрядно ловчить, когда будем пробираться мимо становищ степняков. Небольшой группе в этом плане проще.

— Зато тяжелее придётся против снаргов, — веско заметил Валендир.

— Местные говорят, что к востоку от Пушняков их гораздо меньше. Да и Гурин это подтверждает — он ведь досюда сотни миль добирался в полном одиночестве.

— Ну, хорошо, давай попробуем.

Хилун с облегчением вздохнул, и братья вернулись к остальным, терпеливо их дожидавшимся.

— Итак, как я и говорил ранее, мы готовы сделать вам весьма приятный подарок… — посмотрел на тюремщика Хилун. — Десяток блестящих золотых кругляшков вас устроит?

— Десяток золотых кругляшков?.. — озадачился воин.

— Я хотел сказать — два десятка! — тут же среагировал Хилун. — Два десятка симпатичных золотых кругляшков!

— У нас же нет столько! — одёрнул его за рукав Валендир.

— А в карманы к своим бродягам ты заглядывал? — обернулся тот. — Если хорошо поискать, то насобирать, думаю, сможем. В крайнем случае продадим что-нибудь не очень нуж…

— Э, так не пойдёт! — перебил его стражник. — Двадцать золотых лишь покроют убытки рыбаков. Но вы забыли ещё и про штраф.

— А как же изъятый тарнус? — в окошке камеры опять появился Гурин. — Он ведь стоит немало…

— У нас — как раз мало, — холодно улыбнулся воин. — В окрестностях его полным-полно, и многие занимаются его сбором.

— Ага, между забегами от снаргов! — саркастически хмыкнул Гурин. — Заливай больше, господин начальник!

— От твоих сомнений цена твоего освобождения, господин заключённый, не изменится, — ещё гадливей ухмыльнулся тюремщик.

Хилун приглушённо выругался и метнул на Ильдана отчаянный взгляд.

— Ладно, я человек добрый, поэтому сделаем так, — снова проговорил стражник и оглядел авантюристов. — Цена освобождения вашего товарища останется прежней ещё три дня. За это время, полагаю, вам удастся найти нужные деньги. Если же вы не уложитесь в обозначенный срок, то за каждый последующий день штраф будет вырастать ещё на два золотых. А через неделю Гурин и вовсе отправится отбывать наказание в каменоломни.

У пятёрки Копателей вытянулись лица.

— Да будут вам эти деньги, будут! — едва сдерживая гнев, бросил Хилун и повернулся к Гурину. — Скоро ты будешь свободен, дружище! Обещаю!

Но тот лишь тоскливо шмыгнул носом.

Обратно в таверну путешественники возвращались в тягостном молчании. Прочие их спутники, узнав о возникшей проблеме, тоже приуныли. Все понимали, что без проводника дальнейший путь может стать последним в их жизни. Вдобавок выяснилось, что даже всех имевшихся в отряде денег не хватит и на две трети заявленной суммы штрафа.

— Что же делать? Что делать?.. — лохматя на голове волосы, ходил по своей комнате Хилун.

На улице уже наступил вечер, и он решил провести совет самым узким кругом — с братом и обоими начальниками охраны.

— Можно попробовать договориться с пострадавшими рыбаками об отсрочке платежа, — предложил Валендир.

— Я уже думал об этом, и даже посылал обратно в тюрьму Ильдана, — поморщился Хилун. — Но там не захотели раскрывать их имена — дескать, чтобы мы «не оказали на потерпевших давления». А самостоятельно разыскать их моим парням пока не удалось. Завтра продолжим. Пусть твои ребята также присоединяются.

— Угу, — кивнул Валендир. — А то как-то совсем не хочется расставаться с ценным снаряжением, чтобы вытащить из темницы твоего хулигана. Много чести для него будет!

— Да и было бы с чем расставаться, — вставил Сарт, — лишнего-то у нас теперь вообще ничего нет.

— Ну, при таких обстоятельствах можно немного и пояса затянуть, — посмотрел на него Ильдан. — Во всяком случае, пока не достигнем Мелкого Озера. А раз так, то и лишнее у нас быстро найдётся…

— Да что вы так об этом Гурине печётесь?! — изумился Валендир. — Родственник он вам, что ли?

— Он проводник, — напомнил Хилун. — И без него дальше никак.

— А у меня что-то совершенно нет желания несколько следующих недель жить впроголодь! — насупился Валендир. — Вы как хотите, а я попробую найти ему замену.

Ильдан и Хилун переглянулись.

— Попробуй, — повёл бровями последний. — Только сомневаюсь, что найдёшь.

На этом их совещание закончилось. Несмотря на вечер, поисками нового проводника Валендир занялся немедленно. Сперва он спустился в зал таверны и поговорил с её владельцем. Потом опросил возросший контингент постояльцев и простых посетителей заведения, но полезной информации не добыл. За этими разговорами наступила ночь, и все текущие дела пришлось отложить до утра.

Однако и день следующий положительного результата не дал, хотя Валендир с половиной своих людей ухитрился обойти все таверны и кабаки города. Увы, никто упорно не хотел с ними сотрудничать. А если вдруг и появлялся какой-нибудь желающий, то, услышав о походе к Орокарни, он тут же шёл на попятную. Параллельно с этим оставшаяся часть наёмников шастала в порту, разыскивая пострадавших рыбаков. Но их поиски также не увенчались успехом.

Зато поздним вечером, когда Валендир вернулся в трактир, его встретил сильно возбуждённый Сарт.

— Похоже, твой брат что-то затевает! — бросил он, едва уставший юноша переступил порог их комнаты.

— В смысле? — нахмурился тот.

— Сегодня он целый день просидел в своей комнате с Ильданом. Даже трапезничали там. А когда я попробовал выяснить, что у них случилось, просто не пустили меня внутрь. Пришлось беседовать с ними через щёлку двери…

— И что они тебе сообщили?

— Сказали, что у них всё прекрасно, — хмыкнул здоровяк. — А у самих глазки так и блестят.

— Пьянствуют, что ли? — вскинул брови Валендир.

— Не, были трезвы, как стёклышко.

— Может, рыбаков нашли?

— Нет, не нашли, — мотнул головой Сарт. — Наши парни всю гавань облазили, но рыбаки как сквозь землю провалились. А все остальные, к кому обращались, ни о каком конфликте с Гурином не слышали.

— Странно это как-то, — задумался Валендир. — Неужто нашего проводника специально повязали, чтобы срубить с нас деньжат? Узнали, насколько он важен для нас, дождались подходящего момента и — раз, он уже хулиган и преступник…

— Во-во, и я об этом подумал. Только они могли и не ждать, а, напротив, сами, через подставных лиц, помогли Гурину дойти до нужной кондиции. После чего обвинили его на пьяную голову во всех грехах.

— Если это так, то они грубо просчитались — нужной им суммы у нас нет и наверняка не будет в ближайшее время. Так что, боюсь, нашему гному всё же придётся вскоре вспомнить основные навыки его подгорных сородичей, в принудительном порядке…

— Если только Хилун что-нибудь не придумает. Я же говорю: замышляют они что-то с Ильданом. Как бы в историю какую не влипли и нас не втянули…

— Хм, ну это можно сразу и выяснить, — обронил Валендир и, выйдя из комнаты, требовательно забарабанил кулаком в соседний номер, дверь которого и вправду оказалась закрыта изнутри.

Впрочем, она тут же приоткрылась, и в щель просунулось недовольное лицо Ильдана.

— Мне нужен Хилун, — сказал Валендир. — Немедленно.

— Что случилось, братец? — послышался из комнаты приглушённый голос Хилуна.

— Есть разговор. С глазу на глаз.

Ильдан оглянулся на хозяина, а затем без лишних слов впустил Валендира внутрь, не забыв тут же снова запереть дверь на засов. Как сразу отметил Валендир, ставни на единственном окне тоже оказались наглухо закрыты, а воздух в номере отдавал затхлостью. Только жильцов номера это нисколько не смущало. Тот же Хилун сейчас спокойно лежал на своей кровати и при свете масляной лампы что-то рассматривал на карте Балагура, которая в последние дни хранилась у него.

— Слушаю? — проговорил он, не отрываясь от своего занятия.

— Что у вас здесь происходит? — спросил Валендир, немного уязвлённый таким демонстративным пренебрежением к своей персоне. — Заперлись тут вдвоём, никого не пускаете…

— Да ничего особенного, — пожал плечами Хилун. — Соображаем, где нам взять недостающие деньги на выкуп Гурина. А ещё пытаемся заранее рассчитать предстоящий нам путь.

— И для этого понадобилось разводить такую секретность? — не поверил Валендир. — Ведь мы ранее уже неоднократно обсуждали наш маршрут.

— Освежить память не мешает, — уронил Хилун.

Валендир внимательно посмотрел на него, потом на Ильдана.

— А если честно, парни, что вы задумали? — напрямую спросил он. — Только не надо мне дуть в уши очередные небылицы. Я ведь вижу, что у вас созрел какой-то план действий. Давайте, колитесь! Мы ведь с вами в одной упряжке.

На этот раз Хилун поднял голову, встретился взглядом с братом, а потом посмотрел на Ильдана.

— Ну, хорошо, — выговорил он и отложил карту в сторону. — Подойди ближе.

Валендир приблизился к нему и сел на краешек кровати.

— Как ты уже, наверное, знаешь, найти рыбаков нам не удалось, — начал Хилун. — И мы пришли к мнению, что ушлые местные вояки решили на нас заработать, использовав в свою пользу некоторые слабости нашего проводника. Мы бы и рады пойти им навстречу и облагодетельствовать звонкой монетой, да только этой монеты у нас мало. Следовательно, нужно искать иные пути спасения Гурина…

— И что это за пути? — нетерпеливо поинтересовался Валендир. — Не хочешь же ты штурмовать тюрьму?

Хилун снова бросил быстрый взгляд на Ильдана.

— Именно это мы и собрались сделать, — просто ответил он. — Надеюсь, ты со своими людьми присоединишься к нам…

Валендир уставился на него круглыми глазами и так смотрел некоторое время.

— Это шутка, верно? — спросил он затем.

— Нет, — помотал головой Хилун. — Сейчас мне совсем не до шуток.

— Да вы тут, похоже, совсем свихнулись! — вскочил на ноги Валендир. — Ладно, если бы в застенке сидел кто-то из наших старых проверенных компаньонов. Но рисковать из-за безответственного пьянчуги!.. Не, ребята, вы меня в эту авантюру не втянете. Я лучше дальше сам пойду, без проводника, а заодно и без вас, потому как вы все вскоре наверняка присоединитесь к Гурину. Это в лучшем случае. А в худшем — к Шену или Согуру…

— Значит, ты не с нами? — тихо спросил Хилун.

Спросил абсолютно спокойно, но этот тон его младшему брату очень не понравился.

— Я похож на самоубийцу? — посмотрел на него Валендир. — Гурина нанимал ты, вот и занимайся им сам. А я понаблюдаю со стороны, если к тому времени не найду нового проводника.

Он направился было к двери, собираясь уже уходить, но вдруг остановился. Сделав над собой усилие, юноша глубоко вздохнул, пригашая эмоции, и снова обернулся к Хилуну.

— Когда вы хотите идти на Дело?

— А вот этого я тебе, дорогой братишка, уже не скажу, — холодно проронил Хилун. — Теперь это сугубо МОЯ забота, которая ТЕБЯ не касается.

— Касается, — не согласился Валендир. — Мы всё же родичи, и я бы не хотел, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Одумайся, Хилун, пока не поздно! Я не буду тебя удерживать и сохраню вашу затею в тайне, но на откровенное преступление не пойду.

— Что ж, спасибо и на том, — также сухо молвил Хилун и снова уткнулся глазами в карту, давая понять, что разговор завершён.

Махнув рукой, Валендир вернулся в свою комнату.

— Ну? — с нетерпением подскочил к нему Сарт. — Я прав?

— Лучше б ты ошибся… — мрачно буркнул парень и пересказал своему телохранителю разговор с Хилуном.

— Плохи дела, — обронил здоровяк.

— Хуже некуда, — Валендир плюхнулся на свою кровать и задумчиво уставился в потолок.

— И что будем делать?

— Нового проводника искать.

— Но если эти дурни сегодня в тюрьму полезут? — забеспокоился Сарт. — Завтра тогда наверняка сюда нагрянет стража, и нас загребут, как соучастников…

— Сегодня не полезут. Такие дела с наскока не делаются. У них есть несколько дней, прежде чем Гурина увезут отсюда на каменоломни, и минимум пару из них они потратят на подготовку. Нужно понаблюдать за Хилуном и его командой — если заметим нечто подозрительное, то, значит, и самим пора сматывать удочки. Если, конечно, не найдём к тому времени замену нашему полугному.

Но замену долго искать не пришлось — она сама их нашла. И случилось это в обед следующего дня, когда Валендир с Сартом вернулись в таверну из очередного похода по городу. Не успели они войти внутрь заведения, как Валендира окликнул трактирщик.

— Господин, вас уже давно дожидается вон тот человек, — указал он на какого-то мужчину, одиноко сидевшего в пустом зале.

Худой и невысокий, одетый в поношенную куртку, тот мирно потягивал пиво из кружки и не сводил чёрных глаз с охотников за сокровищами. На вид ему было около тридцати лет, а спутанные тёмные волосы и обильная щетина на лице сообщали, что дела его в последнее время идут не очень.

Тем не менее Валендир и Сарт подошли к нему.

— Ты хотел меня видеть? — без обиняков спросил первый.

— А это вам нужен был проводник до Мелкого Озера? — вопросом на вопрос ответил молодец.

— Да, нам, — кивнул Валендир. — Кто тебе сообщил об этом?

— Какая разница, кто сообщил? Слушок прошёл по городу, — хмыкнул незнакомец.

— И ты можешь нам помочь в решении этой проблемы?

— Ага, — кивнул парень. — Я сам могу отвести вас, куда надо.

Валендир и Сарт переглянулись, а потом ещё раз придирчиво осмотрели кандидата в проводники с ног до головы. Судя по скептическим выражениям их лиц, его внешний вид доверия у них не вызвал.

— А ты бывал в Руборе? — поинтересовался Сарт.

— Если бы не бывал, то сюда бы не пришёл, — молвил неизвестный. — Честно сказать, я не горю желанием снова соваться на Крайний Восток, но жизнь вынуждает… — он сунул руку в карман куртки и продемонстрировал там солидную дырку, через которую легко пролез его палец.

— Как тебя зовут? — спросил Валендир.

— Сарнаш.

— Ты местный?

— Местный.

— А чем промышляешь обычно?

— Да чем придётся, — уклончиво ответил мужчина. — Вы лучше скажите, сколько готовы заплатить за мои услуги?

— Пятнадцать риалов устроит?

— Устроит, если получу половину ещё до похода, — немедленно согласился Сарнаш.

— Нет, — помотал головой Валендир, — деньги ты получишь только по возвращении. И не здесь, а в Сленте.

— В Сленте? — разочарованно протянул парень. — Как-то это для меня не очень удобно…

— Смотри сам, — пожал плечами Валендир. — Моё дело предложить. Просто сейчас у нас с собой нет большой суммы, а в Сленте найдётся.

Сарнаш подумал-подумал, а потом махнул рукой.

— Ладно, но тогда я хочу уже двадцать пять золотых.

Теперь пришла очередь задуматься Валендиру.

— А, орк с тобой! — тряхнул он головой. — Двадцать пять так двадцать пять. Лошадь-то у тебя хотя бы найдётся?

— Не, не найдётся, — скривил губы Сарнаш. — Мне даже это пиво нечем оплатить…

При этих словах трактирщик, старательно протиравший посуду за стойкой, резко поднял глаза и с беспокойством посмотрел на беседовавшую троицу. Подслушивал, шельма!

— А ты хитрец! — взглянул на парня Валендир. — Но так и быть, я оплачу твоё пиво. Считай это задатком, — он достал из кармана медяк и бросил его покрасневшему от волнения хозяину заведения. — Это за нашего нового проводника.

Облегчённо вздохнув, коротышка на лету поймал монету и с благодарностью поклонился юному авантюристу.

— А где мы лошадь для него достанем? — кивнув на Сарнаша, спросил Сарт. — Да и оружие ему не помешает.

— Что-нибудь придумаем, — с задумчивым прищуром отозвался Валендир.

— У меня есть лук, — тут же вставил новобранец. — Правда, охотничий, но стреляю без промаха.

— А вот это хорошо, — улыбнулся Валендир. — В таком случае завтра в восемь утра будь уже здесь — в девять мы все отправляемся. Ну а сегодня займись подготовкой к походу. И лук свой не забудь. Желательно ещё и стрел побольше взять, если есть.

— Стрел немного, — признался Сарнаш, — но один колчан наберётся.

— Уже неплохо. Кстати, тарнусом увлекаешься?..

— Не особо.

— Что ж, ещё лучше. Тогда иди собирайся и отсыпайся, а завтра не опаздывай.

Сарнаш попрощался и вышел из таверны, а Валендир с Сартом поднялись на второй этаж. Проходя мимо комнаты Хилуна, Валендир услышал доносящиеся из неё невнятные голоса и остановился.

— Ты ступай, а я загляну к брату, — сказал он наёмнику, — предупрежу насчёт нового проводника.

Сарт кивнул и скрылся в их номере, а Валендир постучал в соседнюю дверь. Открыл её опять Ильдан.

— У меня новости, — бросил Валендир.

— Надеюсь, хорошие? — тут же послышался из глубины комнаты голос Хилуна.

— Кому как.

Ильдан впустил Валендира внутрь и снова запер за ним дверь.

— Я нашёл нового проводника, — не стал тянуть резину Валендир.

Хилун, до этого делавший вид, что рассматривает карту за столом, переглянулся с Ильданом.

— Поздравляю, — без всякого выражения обронил он.

— Договорился с ним на двадцать пять золотых, — продолжал Валендир. — Уже завтра можем выходить. Вы с нами?

— Я Гурина не брошу, — мотнул головой Хилун.

— Не спеши отвечать. До утра у тебя ещё есть время подумать…

— Это мой окончательный ответ! — повысил голос старший брат.

— Ну и дурак! — в свою очередь воскликнул Валендир. — Нашёл из-за кого рисковать жизнью! Ты хоть понимаешь, что нашему совместному предприятию из-за этого остолопа приходит конец? Теперь нам опять придётся действовать врозь, а мне бы этого совершенно не хотелось.

— Гурин не виновен, — со злостью процедил Хилун. — А я принял его в отряд под гарантии защиты, поэтому не брошу его, пока он не получит свободу.

— Значит… теперь мы каждый сам за себя? — с горечью проговорил Валендир.

— Да, теперь мы опять конкуренты, — посмотрел на него Хилун, и взгляд его был холоднее льда.

Впрочем, опечаленный Валендир не стал нагнетать драму и быстро взял себя в руки.

— В таком случае половину снаряжения и денег я забираю с собой, — сказал он. — Карту, кстати, тоже… — он посмотрел на разложенный на столе пергамент, но Хилун немедленно прикрыл его рукой.

— Обойдёшься! — бросил он.

Валендир собирался было возразить, но затем передумал. Эта карта ему уже больше не требовалась, потому что за время пути до Пушняков он успел срисовать её до мельчайших подробностей на специальную жёсткую бумагу. Получилось, конечно, хуже, чем в оригинале, но вполне разборчиво.

— Ладно, — усмехнулся он. — Тогда я заберу коня Гурина. И даже не спорь! Тебе карта — мне конь.

К его удивлению, Хилун спорить не стал. Он равнодушно пожал плечами и небрежно проронил:

— Забирай.

Так завершилась попытка единения Хилуна и Валендира. Больше тему совместного похода они не поднимали, до поздней ночи деля поклажу отряда. Конечно, люди Валендира огорчились, узнав о случившемся расколе, ведь теперь им сулило продолжать опасный путь в гораздо меньшем числе. Зато их команда всё ещё была в полном составе, в отличие от группы Хилуна, потерявшей по дороге Согура.

А следующим утром, невзирая на начавшийся ещё ночью дождь, в назначенное время к таверне явился Сарнаш, за плечами которого висел лук со стрелами. Также в руках он держал небольшую котомку с вещами. Вместе с отрядом Валендира он плотно позавтракал в главном зале, после чего все сели на коней и лёгкой рысью двинулись в направлении восточных городских ворот. За исключением Ильдана, никто из команды Хилуна не вышел их провожать. Да и сам Ильдан скорее наблюдал за тем, чтобы бывшие компаньоны не умыкнули чего лишнего. Однако, уже отъезжая от «Белого лебедя», Валендир в последний раз оглянулся на таверну и успел увидеть, как в приоткрытом окне комнаты брата шевельнулась занавеска и вроде бы даже мелькнула человеческая тень… Хотя, возможно, это ему всего лишь померещилось.

  Обсудить на форуме