Отдел. Тени. Глава 9.

Сидящий во главе огромного стола человек, одетый в сутану, отложил приборы и взял стакан с водой:

– Я ждал вас раньше.

Безликий повернулся к говорившему:

– Ситуация изменилась.

– Разве не вы говорили, что такой груз тяжело доставить?

– Теперь нет.

– Это связано с теми ммм… проблемами на большой земле? Кстати, вы к этому причастны?

Вытерев рот полотенцем и бросив его на стол, Безликий слегка улыбнулся и покачал головой:

– Нет.

– Поверю вам на слово, – Алеко сделал глоток. – И всё же, кажется, что доставка, наоборот, должна осложниться.

– Сейчас акцентируют внимание на людях. Так что грузы стало легче провозить.

– Кхм… Тогда надеюсь, вы простите меня за созданные неудобства.

– О чём вы?

– Джонатан, будь любезен, приведи нашего гостя.

Человек с бледным лицом, с едва заметно светящимися глазами чуть склонил голову и вышел из обеденного зала. Спустя десять минут он вернулся в сопровождении мужчины, одетого в тёмные штаны и рубашку. Худощавый, чуть сутулившийся, с неумело подстриженными чёрными волосами. Густые брови налезали на глаза, а плотная щетина пыталась захватить всё лицо. Его движения походили на рывки, словно человек заново учился ходить. Дворецкий придвинул стул, мужчина сел и наклонил голову, опуская взгляд к полу.

– Мистер Давидсон, прошу знакомиться. Я нарёк его Тобиас.

– Вы?

– К сожалению, его родители ммм… не могли это сделать. Так что эту ответственность я взял на себя.

– Это… – в голове Безликого мелькнула безумная мысль. – Это…

– Да. Это оно. Вернее, уже он.

– Но это…

– Невозможно? – усмехнулся пастор, наслаждаясь реакцией.

– Остров изолирован несколько десятилетий. Ни одна особь за несколько поколений не демонстрировала способности к… – он обвёл рукой сидящего с опущенной головой. – Как это произошло?

– Благодаря Господу.

– Сомневаюсь, что он, – Безликий поморщился и указал пальцем вверх, –  самолично в этом участвовал.

– Конечно, нет. Для этого он использовал своего верного слугу.

– То есть вас?

– Да.

– Хорошо, – он не отрывал взгляд от сидящего напротив. – Как вы это сделали?

Алеко сложил пальцы и поднёс ко рту:

– Словом Божьим.

Щека Безликого дёрнулась.

– Я предельно серьёзен, мистер Давидсон. По всему дому, в том числе и в подвале, установлены не только камеры, но и динамики. И через них я каждый день читал молитвы.

– И это сработало?

– Он начал слушать. Внимать. Когда стало понятно, что он старается понять слова, я решил навестить его лично.

– Как?

– Благодаря препарату, который вы мне любезно оставили.

– Понятно, – он кивнул. – И дальше?

– Я воспользовался той силой, что дал мне Господь.

Безликий откинулся на спинку и покачал головой:

– В это верится… с трудом.

– Почему? – удивился Алеко. – Человек с вашими связями и возможностями должен, как минимум, представлять, кто я такой. И что могу.

– Всё равно… – он коснулся пальцами губ. – Родился на острове, в стае. Никогда не видел людей, до момента, пока не схватили. Не перевоплощался. Вернее, не знал в кого и как…

– Считайте это чудом, – хозяин дома улыбнулся и сделал глоток из стакана. – Хотя в процессе работы с Тобиасом у меня появилась одна мысль, возможно, объясняющая произошедшее. Вам интересно?

– Будьте любезны.

– Я задумался, как работает укус. Если можно передать возможности зверя, то почему это не может работать обратно?

Безликий усмехнулся:

– Считаете, его укусил человек?

– Нет, – собеседник остался серьёзен. – Просто… если он в своём истинном облике укусит человека, тот перевоплотится.

– Если выживет.

– Конечно, – кивнул Алеко. – И передаст навыки, знания, те же инстинкты и жажду крови. И новообращённый будет сразу знать, что и как делать. Без периода адаптации к новому телу. Я прав?

– Возможно. Никогда не изучал этот вопрос так подробно.

– Как видите, зря. А я серьёзно углубился в доступную информацию. И узнал, что изначально они являлись не животными, а людьми.

– И?

– Что если теперь, продолжая жить и размножаться в зверином облике, где-то там, внутри, есть тот самый человек? И почему укушенный становится зверем, а зверь не может стать человеком?

Безликий молчал. Этот религиозный фанатик сотворил невообразимое, вернув человеческий облик этому существу. Действительно, чудо. Но зачем? Это случайность или так изначально задумано? Только пастор слишком умён для таких случайностей. Тогда зачем он это сделал?

– Вижу, вы впечатлены.

– Более чем.

Алеко улыбнулся:

– Тобиас, ты сегодня молился?

– Да, Владыка.

Рот Безликого невольно открылся. Справившись с новым удивлением, он перевёл взгляд на пастора:

– Он может говорить?

– Как видите. Вернее, слышите. Тобиас, на удивление, быстро учится. Словно вспоминает. Хватило пары недель, чтобы его речь достигла нормального уровня.

– Читает? Пишет?

– Пока с трудом. Возникают некоторые проблемы с удержанием ручки. Ему непривычно работать пальцами. И видимо, глаза ещё не привыкли к новому спектру. Тобиас, будь любезен, подними голову.

Мужчина выполнил указание, и Безликий вздрогнул. В звериных глазах с жёлтой радужкой светилась ярость.

– Он опасен?

– Тобиас? – посмотрел Алеко на сидящего.

– Нет, – раздался ответ.

– Мы выходим с ним на прогулки.

– В церкви красиво.

Не зная, что сказать, Безликий переводил взгляд с пастора на зверя в человеческом обличье. Что не так с головой Алеко? Зачем он предоставляет этому существу возможность сбежать? Проверяет? Но даже если ему плевать на собственную паству, здесь находится его ребёнок. Дочь, о которой явно заботятся и охраняют. Наконец Безликий спросил:

– Зачем вам я? Вы сами можете его доставить.

– Могу, – кивнул Алеко. – Но я хочу, чтобы это сделали вы. Услуга за услугу.

Его озарило:

– Вы боитесь, что он перевоплотится во время поездки.

Пастор склонил голову:

– В том числе.

– И думаете, что я смогу его обуздать?

– Именно.

– Странная мысль. Опасная.

– Вы с ним уже справлялись. Тем более, у вас будут ампулы с успокоительным.

– Я подготовил операцию. В порту ждёт контейнер для транспортировки. Не стоит…

– Это человек, – перебил Алеко и усмехнулся. – Так что не следует обращаться с ним как с животным.

Откинувшись на спинку, Безликий закрыл глаза. Он проматывал в голове варианты, зачем это нужно пастору. Так и не найдя приемлемого, сказал:

– Ему нужен паспорт.

– Уже готов.

– Вы подготовились.

Алеко мягко улыбнулся:

– Это решается просто.

– Визы.

– Сделали.

– В какие страны?

– Все, которые могут быть на маршруте.

– Хорошо, – Безликий кивнул. – Так понимаю, билеты тоже уже есть?

– Да. Рейс утром.

– Транспорт до аэропорта?

– Вечером будет ждать у дверей.

– Тогда мне надо собрать вещи. И найдите ему солнечные очки.

С этими словами он встал из-за стола. Покинул обеденный зал с опасными существами и, поднявшись на второй этаж, зашёл в свою комнату. Достав мобильный телефон, он набрал сообщение, отменяя подготовленную операцию.

В течение нескольких минут задействованные люди будут оповещены и свернут деятельность. В порту разберут и сбросят в воду клетку, подготовленную специально для, теперь уже, Тобиаса. На лайнере отменят бронирование места для груза дипломатической почты, который не подлежит проверке.

В Исландии отменят договорённости с портовыми службами по переносу контейнера. В Дании не будет ждать грузовик, который доставит груз из морского порта на аэродром. В России не встретит еще один, чтобы доставить клетку до нужного места. Так же уйдут те, кто должен следить, чтобы зверь не выбрался. Раньше намеченного. И все эти люди уже получили деньги. За ничего.

– Блядь!

Он подавил гнев и желание разбить телефон о стену, убрал его в карман. Столько переговоров, денег, использованных связей, и всё впустую.

Теперь нужно что-то делать с Тобиасом. Если он действительно безопасен, как говорит Алеко, придётся расшевелить. Первоначально зверь должен «чудесным образом» сбежать. А теперь придётся убеждать вернуться к привычному для него состоянию. Набрав номер, Безликий дождался, когда гудки сменяться голосом:

– Да?

– План меняется.

– Уже видел. Что нужно?

– Кое с кем поговорить. Убедительно.

– Когда и где?

– Сообщу позже.

– Принял. Аабхт не заинтересуется?

– Он получил людей, остальное неважно.

– Хорошо. Жду.

С наступлением вечера он спустился и вышел на улицу. Перед крыльцом стоял джип с водителем. Закинув вещи в багажник, он остался у машины, ожидая попутчика. На крыльцо вышел Джонатан, окинул безразличным взглядом улицу и сделал шаг в сторону, пропуская пастора и мужчину. Спустившись, Алеко протянул конверт.

– Паспорт и билеты.

Безликий убрал документы во внутренний карман и спросил:

– Вы так и не спросили о ваших людях.

– Они мертвы.

– Уже помолились за их души?

– Да.

– А за свою?

– Не собираюсь искать прощения за свои поступки. За каждый из них я отвечу на Небесном Суде.

Кивнув, Безликий сел на заднее сиденье. Обойдя машину, к нему присоединился Тобиас и надел очки, закрывая нечеловеческие глаза. Алеко постучал по стеклу, преграда опустилась, впуская холодный воздух в салон, и протянул свёрток.

– Вы забыли.

– Что там?

– Инъектор и успокоительное.

– Спасибо, – поморщился Безликий, чуть не оставшийся без единственного средства защиты.

– Там же рецепт, чтобы вы смогли пронести это в самолёт.

Стекло поднялось, и Алеко сложил ладони, произнёс несколько слов и двумя пальцами осенил крестом машину:

– С Богом.

Водитель, будто ждавший этого, надавил педаль газа, двигатель заревел, и джип направился по дороге в город. Промчавшись мимо домиков, съехал с асфальта на землю и, следуя указаниям навигатора, устремился в наступающую тьму ночи.

Соседство с бормочущим молитвы Тобиасом нервировало, и Безликий то и дело тянулся к инъектору. Скудный ландшафт, состоящий из выхватываемых светом фар камней, мха и снега, вселял уныние.

Всю долгую поездку они провели в тишине, если не учитывать постоянное бормотание. Но и оно стихло, как только над горизонтом стало появляться солнце. Завороженный рассветом Тобиас не заметил, как джип остановился у аэропорта Кангерлуссуака. Пассажиры вышли и тут же, взвизгнув шинами, машина укатила в обратном направлении. Задумчиво проводив взглядом удаляющийся транспорт, Безликий повёл новоявленного человека в здание.

Дождавшись в подобии кафе начала посадки, они беспрепятственно прошли таможню и контроль. Не считая момента, когда Безликий достал инъектор. Но демонстрация единственной заряженной капсулы, наигранное, но настойчивое желание отдать его стюардессе и рецепт, выданный Алеко, позволили занести его на борт.

Ожидаемая проблема случилась, когда заработали двигатели самолёта. С трудом сумевший пристегнуться и впервые услышавший такой звук Тобиас едва не вышел из себя. Безликому с великим трудом удалось его успокоить. В момент, когда раздался треск ремня, он уже достал инъектор и приставил к шее Тобиаса. Держа палец на спусковом крючке, он пытался объяснить причину шума, принцип работы двигателя и рассказать о предстоящем взлёте.

Подошедшая к неспокойному пассажиру стюардесса попыталась влезть в разговор, лишь мешая, но Безликий парой фраз отогнал девушку. Ему пришлось несколько раз упомянуть пастора и заставить Тобиаса вспомнить молитвы. Наконец, он достучался до сознания мужчины, и вновь раздалось бормотание. Но теперь оно вселяло надежду на благополучный исход. Возможность быть растерзанным отходила в сторону. На неопределённый срок.

При наборе высоты Тобиас удивил, начав скулить и закрыв руками уши. Он забыл про неприятные ощущения после совета заглянуть в иллюминатор. Открывшийся вид поразил недавнего зверя. Он неотрывно смотрел на проплывающее под ними тёмное полотно океана, бормоча что-то под нос. Выдохнув, Безликий сдался накопившейся усталости и закрыл глаза, давая себе хоть каплю отдыха.

Проснулся он в момент касания шасси полосы в Копенгагене. Они вышли в зону ожидания и провели в молчании несколько часов до следующего рейса. Всё это время Тобиас с интересом разглядывал проходящих мимо людей. Его увлекали разные оттенки кожи, наряды, запахи. И несколько раз он чуть не кинулся на собачонок, зачем-то пронесённых в аэропорт размалёванными дамами. Но и тут удержался от агрессивных действий.

Очередной контроль, вновь посадка, взлёт. В этот раз Тобиас просидел весь подъём с закрытыми глазами, зажимая уши и морщась от боли. И вновь уткнулся в окно, заворожено глядя на землю далеко внизу.

На Безликого вновь нахлынуло чувство опасности. Рядом с ним не человек. Даже если так выглядит. Он всё размышлял, как Алеко умудрился изменить это существо. И зачем.

Весь полёт Тобиас так и провёл, спокойно уткнувшись в окно. Он с явным интересом познавал открывающийся мир.

Заключительная посадка в Санкт-Петербурге. Они забрали вещи и вышли на улицу. Не раздумывая, Безликий согласился на услуги местных таксистов, не обращая внимания на явно завышенную цену. Доехав до гостиницы, он расплатился с заросшим щетиной смуглым водителем и повёл Тобиаса внутрь. Безликий перевёл на него свою бронь и проводил в номер.

– Вы останетесь? – спросил Тобиас, принюхиваясь и осматривая помещение.

– Нет.

– Почему?

– Я тебя довёз. На этом всё.

– Что мне делать?

– Не знаю. Отдыхай, посмотри телевизор, поешь, – Безликий посмотрел на мужчину. – Выйди на улицу.

– Здесь всё непонятно.

– Освоишься. Еду заказывать здесь, – он указал на телефон. – Поднимаешь трубку, ждёшь, когда спросят, и говоришь что хочешь.

– Что хочу?

– Да. Еда, выпивка. Девочки. Только не сырое мясо.

– Почему?

– Могут возникнуть неудобные вопросы.

– Но это еда.

– Здесь нет.

– И что мне есть?

Безликий усмехнулся:

– Добывай её сам.

– Как?

– На улице.

Тобиас внимательно посмотрел на него:

– Владыка запретил убивать людей.

– Он запретил убивать там, – он махнул рукой в сторону. – Здесь всё по-другому. Другая страна, город. Люди. Ты сам видел, как мы летели через океан.

– Океан?

– Где много воды.

Он кивнул:

– Почему здесь по-другому?

– Здесь другой Бог. И не нужен твой.

– Почему?

– Я же говорю, есть свой.

– Кто?

– Деньги.

– Чему он учит?

– Жадности. Любить себя. И делать, что хочешь.

– Это плохо.

– Здесь город плохих людей, низких желаний и потребностей. И Алеко против такого. Думаю, он не сильно расстроится, если ты начнёшь нести истинную веру в сердца местных. Тогда к его прибытию, они сами будут просить о вашем Боге.

– Владыка сказал, что я должен быть незаметен.

– Не обнаруживай себя, – Безликий пожал плечами. – Будь осторожен, аккуратен. Выходи ночью. Как дома. И ищи плохих людей, рассказывай им о Боге. Так ты будешь нести добро.

– Плохие люди?

– Да. Здесь по ночам ходят только плохие люди.

– Почему?

– День для хороших, или думающих, что они хорошие, ночь для плохих. Так здесь разделено.

– Меня не накажут?

– Не попадайся. А если обидят, можешь защищаться.

Тобиас замолчал, обдумывая сказанное. Или делал вид, что думает и просто ждал, когда Безликий уйдёт.

– Подумай. Совершать добрые поступки, достойные настоящего верующего в Господа, и нести свет в душу плохим людям, или нет.

– А если это будет хороший человек?

– Можешь определить это по внешнему виду.

– Как?

Безликий усмехнулся:

– Яркие губы, короткая юбка, открывающие ноги. Вообще, мало одежды.

– Я не знаю, что это.

– Смотри, – он взял пульт и включил телевизор, заставляя Тобиаса отскочить и зарычать на ожившую картинку, и нашёл канал с музыкальными клипами. – Запоминай. Так по ночам одеваются плохие люди.

– А они?

– Они хотят быть на них похожими.

– Зачем?

– Не знаю. Я же говорю, это другой город, – он положил пульт на тумбу под телевизором. –  Мне пора.

– Вы хороший человек, – сказал Тобиас ему в спину. – Пусть Господь позаботится о вас.

Кивнув, Безликий вышел из номера. Он не верит в воображаемых божеств. Только в настоящих. Пусть и в пока мёртвых. Спустившись на улицу, он достал телефон:

– Это я. Нашёл нужного человека?

– Да.

– Тогда записывай, – он продиктовал адрес гостиницы. – В номере будет человек, зовут Тобиас. Пусть с ним поговорят и убедят вернуться к прежней жизни, приставь наблюдателей. И пусть они будут осторожней.

– Что с ним?

– Объект доставки.

После минутной тишины из динамика раздалось:

– Ты шутишь?

– Отправлю донесение, прочтёшь.

– Хорошо.

– Ещё одно.

– Что?

– Скоро прибудет Алеко.

– И?

– Скорее всего, не один.

– Говори конкретнее.

– С ним будет ребёнок. Девочка.

– Что ты хочешь?

– Она должна потеряться. Совсем.

– Ты просишь о… странных вещах.

– Просто сделай. Для общего дела.

– Хорошо. Найду людей.

– Не из наших.

– Естественно. Но это будет дорого.

– Сам оплачу.

– Как пойдут деньги?

– Всё равно. Отправь письмо на почту для связи.

– Хорошо. Там будет номер счёта и сумма. Переведёшь деньги и с ответом укажешь детали.

– Договорились.

В трубке раздалась тишина. Безликий вдохнул пропитанный выхлопными газами воздух. Он сделал всё, что мог. Если Тобиас не начнёт охоту, не вернётся в истинный облик, план Владыки, каким бы он ни был, может успешно закончиться. Этого допустить нельзя. Нужно будет помочь новому человеку.

А девочка наведёт на самого Алеко. Вряд ли телохранитель не отреагирует на то, что произойдёт. Пусть все дороги ведут к пастору.

  Обсудить на форуме