Путь проклятого. Глава 13

Глава 13. Из жизни попаданцев.

Проснувшись, Миша первым делом осмотрел правую руку. В коробке было темновато, но несмотря на это, он был уверен: никакой татуировки на руке нет. Вздохнув, мужчина прошептал:

– Интересно, а не схожу ли я с ума? – Но ему никто не ответил. Помня о том, что Валик начал его слышать, мужчина не рискнул сразу звать Иру. Некоторое время прислушивался, но ничего так и не услышал. Рискнул выбраться наружу. Оказалось, он остался во второй комнате, жена либо забыла перенести его, либо не посчитала нужным.

В квартире тишина. Тронув мышку, он разбудил уснувший ноутбук. 5-44. Рановато, жена и сын, наверняка спят. Миша еще раз осмотрел свою руку. Ни следа загадочного узора. Он сделал зарядку, ну как зарядку, скорее легкую разминку. Мысли путались, он не мог ни на чем сконцентрироваться, даже на разминочных упражнениях.

Идти будить жену? Мало ли какая у нее была ночь. Пусть спит. Поговорить они успеют. Лечь, постараться уснуть? Но мужчина хорошо знал себя. На данный момент, это совершенно бесполезно. Протестировать микрофон на старых наушниках? На предмет того, сможет ли он уловить его голос? Идея хорошая, но не своевременная. Те наушники, немного барахлили, тогда он их просто сунул в коробку, взял новые, но без микрофона. Это произошло буквально за пару дней, до встречи с ведьмой, потом уже стало не до наушников.

Тишина. Абсолютно нечем заняться, и мужчина решил побродить по квартире. Конечно, они договаривались с женой, что он не будет просто так лазить по полу, она еще не привыкла смотреть под ноги, да и Валик, случись что, может оказаться не в меру быстрым. Но сейчас, ему захотелось размяться.

Спустившись на пол, Миша решил прогуляться везде, куда сможет залезть без риска застрять. Без какой-либо особой цели. Просто для того, чтобы убить время. Под диваном было тесновато и пыльно, начихавшись, и осознав, что выпрямиться под ним он не сможет, мужчина решил, что там делать нечего. А вот за шкаф, забраться было вполне реально. Если бы кто-то спросил мужчину, а вот зачем он это вообще делает, ответа он бы не получил. Во всяком случае логичного. С другой стороны, скука зачастую бывает страшнее реальной опасности.

Протиснувшись между шкафом и стеной, мужчина пару раз чихнул. Темно и опять-таки пыльно. И никакого ощущения тайны, как это бывает в детстве. Когда стоишь, смотришь на шкаф, который, с твоей, детской точки зрения, всегда тут стоял, и думаешь:

– Какие же тайны скрываются за его задней стенкой? Может быть там живут гномики из сказки? – И стоило подумать про гномиков, мужчина усмехнулся. Теперь то точно живут. Во всяком случае один гномик тут есть.

Не желая возвращаться, он прошел вдоль стены, собрав пыль и найдя, невесть как попавшую сюда монетку, он выбрался, с другой стороны. О том, что будет, если он напорется на какой-либо торчащий, ржавый гвоздь, или застрянет намертво в незаметной обычному человеку трещине, он не думал. Оконные занавески, свисали до самого пола. И оказались очень удобными, чтобы вытереть пыль и грязь, которые он собрал в своем «зашкафном» путешествии.

– Хорошо, что Ира не видит, и не увидит – улыбнулся он, и отправился дальше.

Идя по ставшей такой большой, такой чуждой квартире, мужчина не переставал думать. Миша был из тех людей, чей внутренний диалог, практически никогда, не прекращался. Он мог, раз за разом, прокручивать в голове события прошлого дня, или какой-то сюжет, или, даже случаи из детства. Говорить с невидимым собеседником, стараться придумать, как надо было бы поступить в той или иной ситуации. Вот и сейчас, он думал, правильно ли поступил, оставив ведьму. Может стоило ее отпустить? Или наоборот, поиздеваться, подразнить и все равно оставить? Как бы там ни было, правильного ответа, на такие вопросы, просто не существовало. В какой-то момент, он начинал вспоминать, как они шутили, Ксана давала советы, что сделать его жене, чтобы все-таки добраться до демона, и что ему предложить. И тогда, мужчине казалось, что он слишком жестоко поступил с ведьмой. Но в этот же самый момент, перед глазами вставала девочка, которая никогда не отпразднует девятый день рождения. Валик, на которого, отныне придется смотреть тайком, и нельзя приблизиться. И Миша решал, что все верно сделал.

Вот за такими размышлениями, мужчина добрался до кухни.

Там было чистенько. Кафель на полу, приятно холодил босые ноги. Проклятый рассматривал кухню как в первый раз. Вот полотенце, скрученное в канат. Можно вскарабкаться на стол, но особо не зачем. Из-за летней жары, оставлять любую портящуюся еду без холодильника нельзя. А грызть печенье или сухарики, он не хотел.

Ходить пешком под стол. Как часто взрослые используют эту фразу в отношении детей, или старики любят сказать такое тому, кто помоложе. Миша, улыбнувшись, посмотрел на деревянного, огромного как небоскреб, монстра. А ведь когда-то, именно он собрал его, и поставил тут. Теперь это кажется немного нереальным. И появилась грустная мысль: «интересно, а когда я забуду, что вообще был нормальным человеком?». Но в это утро, горевать не хотелось, и Миша, вновь осмотрев стол, вдруг широко ухмыльнулся.

– Ходить пешком под стол, залезть под платье – проговорил он вслух, смакуя каждое слово, будто пробуя его на вкус. Как, все-таки расхожие фразы, иногда, могут поменять смысл. Вот так, думая о своем, он не заметил, как приблизился к стене.

Он не знал, что вчера, Ира, когда готовила себе чай с медом, уронила полную ложку на пол. Конечно, женщина убрала весь мед с пола, но не заметила, что часть попала на стенку. И сейчас, Миша, рассеянно бродящий по кухне, умудрился влезть бедром, в это липкое и сладкое пятно.

– Черт, – ругнулся он, инстинктивно схватившись рукой за ногу. – Дважды черт! – Теперь и нога, и ладонь стали липкими. Мужчина не являлся каким-то неженкой, или чистюлей. Не брезговал ни мыть малыша, ни стирать при необходимости пеленки. В детстве обожал ездить с отцом в гараж, пачкался и в масле, и в пыле, и никогда не переживал по этому поводу. Но вот липкую кожу – терпеть не мог. Он даже, обедая, иногда ходил, два-три раза мыл руки, если пачкал их в чем-то липком. И сейчас, с отвращением глядя на ногу и ладонь, лихорадочно соображал, как поступить.

Разбудить жену? Можно конечно, но при мыслях об этом, что-то внутри мужчины, просто переворачивалось. Ну точно, малыш зовет маму. “Мама, помой меня!” Вот не мог он так поступить.

Ждать? Пока сама проснется? С одной стороны – самое правильное решение, а с другой, вариант ничем не отличается от первого. Так же точно, принять помощь от жены. Тем временем, липкая ладонь не давала покоя, думая, как избавиться от этой дряни, он добрался до ванной. И улыбнулся, увидев, что из крана капает вода. А значит, есть шанс, все сделать самому. И именно это отличает его от младенца.

Кое-как обтерев руку о валяющуюся тряпку, он принялся лезть вверх, по свисающему полотенцу. Было сложнее чем обычно, каждый раз, правую руку приходилось отрывать, но сантиметр за сантиметром, он поднимался вверх.

Как известно, если какая-то неприятность должна случиться, она случиться. Миша не знал наизусть точной формулировки этого закона Мерфи (а может и не Мерфи), но вот его смысл, помнил хорошо. И само собой, та самая неприятность случилась, как раз в тот момент, когда проклятый был на половине пути. Старательно цепляясь ногами за полотенце-канат, он все-таки прикоснулся к нему, испачканной стороной ноги. И приклеился, как говориться намертво.

– Твою ж мать! – Выругался он, стараясь оторвать ногу. Полотенце тянулось за ней, не отпуская. Висеть тут было бессмысленно. И Миша решил, что сможет добраться до раковины, и уже там освободиться.

Подъем усложнился, полотенце тащилось за ним, становясь все тяжелее. Руки словно налились свинцом. Богатое воображение услужливо нарисовало его тело, лежащее на полу ванны, и некролог: “погиб, пытаясь добраться до раковины”. Славная кончина для убийцы ведьмы.

Через минуту, он сдался. Придется спускаться, если это еще возможно. Руки предательски подрагивали, все-таки мало внимания он уделял физическим нагрузкам. Возникло желание заорать, позвать на помощь, но мужчина подавил его. Может и глупо, но сейчас, в его состоянии, проклятый предпочел бы разбиться, чем позвать на помощь.

Спустившись до того места, где он прилип к полотенцу, Мига вновь попробовал оторвать ногу, и в этот момент, полотенце выскользнуло из рук. Сорвавшись, он перевернулся головой вниз, и конечно, в этот же самый момент, нога, которая казалось приклеилась намертво, благополучно оторвалась от полотенца. Миша часто слышал, что иногда, в минуты смертельной опасности, время начинает течь по-другому. Не знал, правда это или художественный вымысел. И сейчас, понял – правда. Словно в замедленной съемке, он видел, каждый узор, каждую ниточку на полотенце. Успел представить, что произойдет в тот момент, когда его голова соприкоснётся с кафелем, украшающим пол. Руками судорожно вцепился в ткань. Пальцы заныли, казалось сейчас они вылетят из суставов. Падение замедлилось, но его начало разворачивать. Потом, он так и не смог вспомнить, как успел обхватить этот канат ногами, как вцепился в него мертвой хваткой, и медленно, головой вниз, сползал на пол.

Полностью, проклятый пришел в себя, уже лежа на полу. Кафель холодил спину, ужасно болели руки, и кажется он содрал кожу на бедре. Мужчина, несколько раз сжал и разжал пальцы, и облегченно вздохнул. Слушаются, значит не сломаны. Однако о путешествиях по канатам, похоже на пару дней придется забыть.

– И зачем мне все-таки жить? – Спросил он у потолка. Потолок остался равнодушным, ему было плевать на людские проблемы. – Хотя, с другой стороны, я все-так спустился без посторонней помощи – продолжил он. Честно говоря, эта мысль не сильно успокаивала. Надо бы встать, но сил на это не осталось. Вот так он и лежал, пока на пороге ванны не появилась жена. Ира, широко зевая, сделала шаг, на пол она явно не смотрела.

– Доброе утро, маленькая! – Поприветствовал ее Миша, с удовольствием рассматривая стройные ноги.

– Ой! Что ты тут делаешь?? – Ира явно перепугалась. – Мы же договаривались!

– Лежу. Хотел помыться, да вот, не получилось. – Ира села на край ванны, и выдохнула:

– Кот, пожалуйста, если не планируешь довести меня до инфаркта, не делай так больше.

Все-таки ему пришлось принять ее помощь. И пока Миша, сидя в кружке, тщательно отмывался от меда, Ира покормила Валика, и заиграла его. Малыш листал книжку, и игрался с ее телефоном, а муж и жена, наконец-то смогли поговорить. Утренний инцидент, по молчаливому согласию, решили забыть, так словно его и не было.

– Что думаешь о словах демона? О переезде? – Миша помолчал, задумчиво ответил:

– Боюсь, что он прав. Повторюсь, такого не прощают, искать, те с кем был связан Витольд с дружками, будут тщательно и усердно.

– Тогда квартиру придется продать?

– Вероятно да. Получать аренду, это, случись что, дополнительный след. А так, переедем в деревню, будешь там настоящей сельской колдуньей.

– Ох, Миша, Миша. Сразу видно, что в деревне ты не жил, только шашлыки на природе.

– Это ты, о чем? – Удивляется он.

– В деревенском доме, очень много всякой живности, которая не часто бывает в городских квартирах. И это не насекомые, которые тоже весьма докучают, это мыши, и иногда крысы. Вот извини, Кот, но это правда, тебе ни с теми, ни с другими встречаться не стоит.

– Согласен, не подумал о них – он задумался. – Ладно, будем решать вопросы по мере поступления. Думаю, с вредителями, мы, точнее ты, что-то решишь.

– Как ведьма?

– Давай, мы будем говорить колдунья? – Это звучит как-то поприятнее.

– Ладно, но не уходи от ответа. Ты думаешь, я смогу научиться их отваживать?

– Такой вариант есть. Но не будем рассчитывать только на него. Уверен, что в мире хватает технологических новинок, типа того же ультразвука. Только поискать надо.

– Миша, демон говорил о том, что у нас есть время, до переезда. Давай поговорим об этом позже. Раз уж мы получили передышку, давай используем ее.

– Как именно? – Он был слегка сбит с толку.

– Мне не нравится, что у тебя нет ни одежды, ни нормальной возможности поесть, выпить кофе. Я хочу поискать мастеров по созданию миниатюрных предметов. Помнишь сенсации из серии, кто-то там создал модель чего-то там?

– Думаешь, это сейчас так важно?

– Да. И не перебивай. Я не закончила. – Он поднял руки ладонями вверх, мол слушаю тебя, жена моя. – Кроме этого, надо поискать нормальную няньку. Нельзя все время рассчитывать на Оксанку. А то она возьмет и выйдет замуж, и вообще никто не сможет помочь.

– Ну, нянька – это вариант, но нам нужна не нянька, а типа временная помощница. Раз в неделю, а то и реже. Не уверен, что такое сейчас практикуется.

– Думаю можно найти. В крайнем случае будем платить больше.

– Или ты применишь чары – сострил он.

– Или применю. – В голосе жены не было и тени шутки, и Миша наконец-то проникся серьезностью разговора.

– Ладно, Ириша, попробую быть серьезным. Я вчера составил список покупок, с их помощью, попробую снова начать работать за компом. Ведьма говорила, что много всяких магических предметов, можно найти, в самых обычных местах. Не думаю, что это очень просто, но у меня будет хоть какое-то занятие.

– Хорошо, Кот.

– Это не все, ты заберешь себе ноутбук, а для меня соберешь компьютер. Придется тебе его скрутит, думаю проблем не возникнет. Думаю, пора мне переехать во вторую комнату на постоянной основе.

– Почему?

– Раз уж Валик начал меня слышать, лучше перестраховаться. – Да и тебя, практически голой буду реже видеть, но это он уже не стал произносить вслух.

– Хорошо, Миш, сделаю. И сегодня, пора тебе пойти гулять с нами.

– Ты придумала, место для своего мини-мужа? – Улыбнулся проклятый.

– Не называй себя так.

– Ира, ты же психолог. Сарказм как защита. Так что насчет места?

– В переднем кармане коляски. Он прикрыт мелкой сеткой, никто там тебя не увидит, а если и увидит, то решит, что померещилось. А ты хоть нормально воздухом подышишь. Да и…

– Ириш – он говорил нежно, с легкой улыбкой, – я все понимаю. Давай сходим вместе.

Все было не так. Мужчина развалился на мягких тряпках, наверное, они назывались как-то иначе, но для мужчины вся ткань, которая не одежда, или не полотенца, шла по разряду тряпок. Ему все время хотелось помочь жене: скатить коляску, придержать дверь. Очень сложно было ощущать себя чем-то вроде мебели.

Они гуляли, Ира болтала с Валиком, тот пытался ей отвечать. Потом к ним подошла соседка, поделиться новостями. Оказалось, что Зинаида свалилась с лестницы, и сломала шейку бедра. Очень и очень плохо в ее возрасте. Врачи говорят, что лечение продлиться очень долго, и скорее всего теперь ей придется ходить с палочкой. В голосе соседки, Миша так и не смог вспомнит ее имени, не было ни капли сочувствия. Вредная бабка, умудрилась достать всех.

Остаток дня прошел спокойно. Руки болели, Миша мазал их какой-то мазью, и разбирался с микрофоном. К сожалению, тот барахлил, а может чувствительности не хватало, но голосовое управление не срабатывало. Намучавшись с мышкой, и клавиатурой, мужчина создал себе табличку, куда решил записывать свои спортивные успехи. Не то чтобы она была ему очень нужна, но вся эта активность помогала справиться со скукой.

Стоило уснуть малышу, пришла Ира. Она принесла пиво, сейчас, женщина могла позволить себе немного. Они практически досмотрели вчерашний фильм, но под конец, как раз перед появлением Сигурни Уивер Миша уснул, сказался ранний подъем.

Снова горы. Стоило уснуть, мужчина оказался в том же месте. Спина ныла, шея затекла, похоже он лежал прямо на дороге. Странное дело, что не замерз. Самое обидное, что он по-прежнему был босиком. Иными словами, все выглядело так, словно он, провалялся без сознания тут, пока бодрствовал в реальном мире.

С того момента, когда Миша стал проклятым, его сны, подчинялись некой логике, и были последовательны. Взгляд назад, туда, откуда он предположительно появился, так и есть: куча камней никуда не делась.

Немного размявшись, и восстановив кровообращение в затекших конечностях, мужчина двинулся вниз. Туда, куда вела тропинка, зажатая между скалой и пропастью. Идти было не очень удобно, много мелких камешков кололи босые ступни. Это мелкое неудобство, грозило превратить прогулку в кошмар. Миша старался не обращать на это внимания, но нет-нет, болезненно морщился.

Тропинка, обогнув скалу, стремилась вдаль, скрываясь за следующим поворотом. Похоже на горный серпантин, и чтобы проверить свое допущение, Миша осторожно подошел к краю, заглянув в пропасть. Его взору открылась отвесная скала, уходящая вниз на сотни метров. Сплошной голый камень вверху, плавно переходящий в зеленое море, образованное скорее всего кронами каких-то деревьев. Вздохнув, проклятый отправился дальше. Дорога вела вниз, под очень маленьким уклоном, спускаться долго, зато удобно, не нужно никакого альпинистского снаряжения, а вот пара ботинок, оказалась бы весьма кстати.

Свернув в очередной раз, Миша услышал странный гул. Словно где-то недалеко находился источник высокого напряжения. Шум раздавался откуда-то спереди, и немного поколебавшись, мужчина медленно двинулся в сторону источника шума.

Облако. Не совсем точное определение, но лучшего Миша подобрать не смог. Тропинка вела мимо ниши, выдолбленной в каменной стене, и вся ниша была занята чем-то действительно похожим на облако. Оно было серого цвета, и странный гул исходил именно из недр этой аномалии.

– Будь это компьютерной игрой, я бы сохранился и проверил что там – пробормотал мужчина себе под нос. – А так, ну его нафиг, и он поспешил вниз, подальше от странного “облака”. Вскоре гул затих, и мужчина сбавил темп. Все-таки бежать в горах, особенно в незнакомой местности – гарантированное самоубийство.

Несколько часов, ничего не происходило. Тропинка петляла, иногда расширяясь, до размера хорошего шоссе, иногда сжимаясь в струнку, так что Мише приходилось идти “по стеночке”. В такие моменты было особенно жутко, но радовало то, что таких опасных мест было немного. Пару раз он слышал гул, похожий на издаваемый аномалией, но больше ничего похожего на облако не видел. Несколько раз, коварные камни, проворачивались под ногами, начинали скользить. Мужчина каждый раз успевал среагировать, и пока все обходилось, но такие сюрпризы грозили большими неприятностями. Богатое воображение рисовало, как он не успевает отскочить, и сначала раздается хруст, а потом щиколотка отзывается дикой болью. И его поход окончиться так и не начавшись. И вроде бы не так уж и страшно умирать во сне, да вот есть одна беда: происходящее с ним, не воспринимается как сон. Совсем.

Небо затянуто облаками, Солнца не видать. Ветер не сильный и не холодный. Вроде как идиллия, но мужчина все чаще ловил себя на мысли, что хочет пить. И желательно поесть, но пить больше. Услышав очередной шум, он привычно насторожился, но оказалось, что это не аномалия-облако, а горная речка. Скорее речечка, потому что шириной, эта преграда была метров десять. Не больше. Вода, небольшим водопадом стекала с практически отвесной скалы, пересекала тропинку, ведущую проклятого в неизвестном направлении, и таким же водопадом, рушилась вниз, куда-то в растущий внизу лес.

Пить хотелось неимоверно. В голове пронеслись мысли о болячках, появляющихся после питья сырой воды, тиф, холера. Или холера не от воды? Он не помнил. Но выбирая между потенциальной болезнью, и утолением реальной жажды, мужчина все-таки выбрал второе. Никакого сосуда у него не было. Пришлось черпать воду ладошками. Она, как и ожидалось, оказалась ледяной. Заломило зубы, руки почти онемели. Слегка напившись, мужчина еще раз осмотрел препятствие. Вода выдолбила в тропинке впадину, глубиной примерно сантиметров двадцать. Дно этой речушки было усеяно камнями, и проклятого передернуло от мысли, что может случиться с его ногами, если эти камни острые. Однако вариантов не много. По дороге сюда, он не видел никаких поворотов, кроме загадочного шумящего облака, и если выбирать между горной речкой и не пойми чем, он выберет воду. К тому же пробежать, надо метров десять, не больше.

После первых же шагов стало ясно: десять метров беговой дорожки, и десять метров этого ужаса, очень разные метры. От холода, сразу свело ступни, камни, как и ожидалось, оказались неимоверно скользкими, кажется Миша сразу укололся, и не слабо, но из-за потери чувствительности, не понял сильно или нет. Преодолев примерно половину водной преграды, не удержался на ногах. Упал на руки, и вот так на четвереньках, добрался до сухого места.

Сел, чтобы оценить ущерб. Замерзшие ступни по-прежнему не ощущались. С ладони стекала тонкая струйка крови, порезался. Скорее всего ноги тоже изрезаны. Проверил, так и есть. Левая стопа также кровоточит. С правой вроде порядок. Штаны мокрые, особенно на коленях, рукава курточки тоже.

– Еще пара таких препятствий, и игра окончена – пробормотал он, снимая штаны и куртку, надеясь хоть немного их высушить. Затем он растирал ноги, и как только к ним вернулась чувствительность, пришла и боль. Слегка морщась, проклятый поднялся, надо пройтись, погонять кровушку.

Повезло. Раны оказались не глубокими, кровотечение остановилось. А вот боль – никуда не делась. Миша с тоской посмотрел на тропинку, которая тянулась вдаль, и метров через триста исчезала за очередным поворотом.

До того, как родился Валик, мужчина много читал. Пожалуй, чтение – было его второй страстью, после компьютера. Читал много, и читал запоем. По большей части фантастику, фентези, иногда боевики, или, так называемые, космические оперы. Не обошел вниманием и популярный ныне жанр, связанный с попаданцами. В целом интересно, но, если задуматься, всем этим многочисленным мужчинам и женщинам, обычно очень сильно везло. Не всегда, но в большинстве случаев. Тогда, такое однобокое везение, вызывало у Миши некую досаду. Понятное дело, рассказ максимально приближенный к реальности, был бы весьма коротким. И напоминал бы сводку новостей: “Попаданец, был прирезан в кустах, первым же встречным разбойником. Точка”. Такое реалистичностью читателя не заинтересуешь. Но хотелось бы, так сказать чего-то среднего. Между джек-потом, и моментальной, бесславной кончиной. А вот сейчас, когда он и сам попал в описанную в книгах ситуацию, мужчина не отказался бы от везения, удачи, гостеприимных туземцев, и магических способностей.

– Вот мне и предстоит узнать, какова эта реальность. – Миша не заметил, как стал рассуждать вслух. Иногда, такой способ помогал собрать и упорядочить мысли. – Я конечно не могу считаться полноценным попаданцем, так как, похоже, нахожусь тут частично. Лишь, засыпая дома.

Сидеть и болтать с самим собой, дело приятное. Но с одним уточнением. Такой процесс должен происходить дома, в удобном кресле, когда рядом дымиться чашка свежеприготовленного кофе, а в холодильнике можно найти что-нибудь вкусное. А вот на пустынной тропинке, в незнакомых горах, босиком, с израненными ногами, и полным отсутствием еды и понимания того, что делать дальше, стоит заняться чем-нибудь более практичным. Например, взять ноги в руки, и пойти вперед.

Первые же шаги, показали проклятому, что ноги возражают против такой нещадной эксплуатации. Накопилась усталость, болели порезы, он начал замерзать. Но с упорством автомата шагал вперед. А что еще делать-то?

За очередным поворотом, местность наконец-то изменилась. Появилась первая растительность. Вдоль стены, росли невысокие кустики, усыпанные мелкими, красными ягодами. Похожими на поречку. Несмотря на голод, Миша еще не окончательно сошел с ума, чтобы есть незнакомые ягоды. Лотерея с водой, имела весьма приличные шансы на успех, но вот еда. И потом, не очень-то он любил ягоды.

Вот так, глотая слюну, он шел все вперед и вперед, пока не очутился на первой, с момента попадания сюда, развилке.

Когда не знаешь куда идти, иди на лево. Шутка шуткой, но почему бы и нет? Минут через двадцать, тридцать, когда проклятому стало казаться, что он вообще никуда и никогда не придет, он наконец-то увидел людей. Два паренька, лет пятнадцати, собирали те самые ягоды, в большие плетенные корзины. Видимо, Миша не умел передвигаться бесшумно, стоило ему приблизиться, как оба синхронно развернувшись, уставились на него. Тут проклятый понял, что один из парней – это девушка с короткой стрижкой. У обоих подростков, на поясе висели ножи, и парень моментально достал свой. Выражение его лица, не сулило гостю ничего хорошего.

– Вот похоже я и познакомился с настоящей реальностью попаданцев – пронеслось в его голове, когда парень двинулся в направлении проклятого. Миша непроизвольно поднял правую руку, и в тот же момент подросток замер, внимательно рассматривая татуировку. Через пару секунд, он скривился так, словно раскусил лимон, и спрятав нож, что-то сказал девушке. Язык оказался абсолютно незнакомым, хотя Миша и не верил, что тут разговаривают на русском или английском.

Девушка убежала, видимо за взрослыми, а парень настороженно смотрел на гостя, но не приближался. Тогда Миша решил пойти дальше, в любом случае о его появлении скоро будет известно, так зачем оттягивать знакомство.

Так и случилось, минут через десять, он повстречался с уже знакомой девчонкой, и тремя мужиками. Двое здоровяков, один с топором на плече, возможно лесоруб, второй с дубинкой на поясе. И невысокий крепыш, без оружия. Именно этот третий, привлек внимание проклятого. Причудливая татуировка, украшала его шею и часть щеки. Девушка, что-то сказала, и показала на его руку. Оба здоровяка скривились, как и тот парень, а вот крепыш посмотрел на него с искренним интересом, и что-то сказал сопровождающим. Те неохотно развернувшись, отправились вниз, а девушка, подарив Мише презрительный взгляд, вернулась собирать ягоды.

Оставшийся мужчина произнес непонятную фразу. Миша ответил, сначала на русском, потом на английском, но понимания не встретил. Тогда, незнакомец махнул рукой, мол, иди за мной, и Миша, понимая, что ничего другого не остается, принял это приглашение.

Остаток дороги, превратился в ад. Ужасно болели ноги, каждый шаг, отдавался болью во всем теле. Сопровождающий не спешил, видимо понял, что босоногий гость уже не способен идти быстро. Спустившись с горы, они вошли в лес. Удобная тропинка, привела мужчин к деревянному дому, укрывшемуся среди деревьев. Оказавшись внутри, Миша сел прямо на пол, и плевать как это выглядит со стороны.

Хозяин, быстро осмотрев его ступни, протянул горшочек, с какой-то пахучей мазью, и жестами показал, что ее надо втирать. Облегчение пришло практически сразу, мазь подействовала как заморозка, боль стихла, хотя и не прошла полностью. Тем временем, хозяин колдовал около печки. Он помешивал какое-то варево, что-то добавлял в небольшой горшок. Затем, сняв его, переставил на стол, и жестом приказал проклятому подойти и сесть на лавку. От горшка шел пар. Хозяин перелил часть варева в глиняную кружку, добавил щепотку порошка. Затем, взяв нож, уколол свой указательный палец, и подождал пока капля крови упадет в варево. Показал на Мишину руку. Давать свою кровь, на непонятно какие нужды не хотелось, но и ссориться с хозяином было не с руки. Миша послушался. Укол оказался практически безболезненным. Тогда хозяин отпил из кружки, и протянул ее проклятому. Стоило сделать глоток, как в голове зашумело, словно от ударной дозы алкоголя. Он поставил чашку, и тут мужчина заговорил:

– Приветствую тебя в Артании, меченный. Ты понимаешь меня?

В полутемном помещении один человек. Молодой парень, с конским хвостом, узкими очками, и банкой кока-колы. Он вальяжно развалился в кресле, лениво поглядывая на мониторы, показывающие странные переплетения цветных нитей, точек и прочей абракадабры. От задумчивой неги, парня отвлек писк, раздавшийся откуда-то справа. На одном из экранов, замигала красная лампочка.

В ту ночь, когда демон разгромил организацию Святослава, он действительно сделал все максимально хорошо. Не в его силах, было лишь несколько вещей. Уничтожить хранилище и отослать обязательный еженощный отчет. Это обязаны были сделать двое. Любые два человека, из пяти, сотрудников. Витольд, Святослав, Арсений, Игорь, или Петер. К тому времени, все они были мертвы, а использовать два тела демон не мог. В любом случае, большой проблемой это не было, тревогу бы данное действо, отсрочило всего лишь на один день.

Умная техника, записала первый промах, и стала ждать следующего отчетного периода. Когда и во вторую ночь, никакого ответа от филиала получено так и не было, система подала сигнал тревоги, предоставляя выбор решения и дальнейших действий, людям.

Молодой человек моментально подобрался, и щелкнув тумблером, произнес в микрофон:

– У нас проблема. Сектор SSFA, дважды не выходил на связь.

Через час, в офисе, расположенном на три этажа выше, собрались все те, кому по инструкциям было необходимо отреагировать в данной ситуации.

– Когда, последний раз, пробовали связаться с кем-либо из киевского руководства? – Вопрос принадлежал, высокому, худощавому мужчине, лет сорока.

– Сразу после получения сигнала тревоги. Никто из пяти недоступен – ответил парень, дежуривший в эту ночь.

– Что Кюизак? Он тоже молчит?

– Да, ни один его контакт…

– Боюсь, я нашел Кюизака – вмешался третий участник, мужчина лет тридцати, единственный среди присутствующих, одетый в темный костюм, с галстуком. Все лица повернулись нему. Тот развернул к остальным свой ноутбук. Новостная статья – “В ходе перестрелки, в ночном клубе, убито двадцать два человека”. И несколько фото. Мужчина максимально увеличил картинку, показывая лицо, одного из лежащих на полу.

– Кюизак?! – Удивленно выдохнул худощавый. – Так нелепо погиб?

– Именно. И одновременно с тем, как замолчали наши сотрудники. Кто-то верит в такие совпадения?

– Хорошо, – резюмировал высокий мужчина, видимо он тут был за главного, – придется готовиться к командировке. Когда там ближайший рейс на Киев?

Продолжение следует

  Обсудить на форуме