Помощница Антиквара. Глава 7

Часть 1. Браслет.

Глава 7.

Даниэль Стоун нервничал. Он несколько раз пытался чем-нибудь заняться, но вскоре все бросал и вновь ходил по прокуренной комнате из угла в угол, щурясь от густого табачного дыма. Взгляд перебегал с настенных часов на телефон и обратно. Время текло предательски медленно. Но когда мобильник в руке ожил и разразился в тишине оглушительной трелью, Стоун вздрогнул и чуть не выронил его из рук. Внезапное волнение не позволило с первого раза попасть на кнопку ответа.

– Джулия?! – в нетерпении воскликнул он, но вместо женского голоса, который должен был сообщить об успехе или провале операции, услышал насмешливый голос брата.

– Жаль, но я не твоя новая пассия, – хихикнул Максимилиан.

– Что тебе нужно? – надменно спросил Даниэль.

– Ну-ну, не будь таким сердитым, – добродушно ухмыльнулся Максимилиан. – Моя новость наверняка заставит тебя перестать дуться на меня.

– Только если это новость о твоей смерти, – непримиримо рявкнул Даниэль.

– Ни за что не догадаешься, кто меня сегодня навестил, – не обращая внимания на резкое обхождение, объявил Максимилиан.

– Мне это неинтересно, – буркнул Даниэль и хотел уже нажать отбой, но брат поспешил победоносно объявить:

– Я нашел ее, Дэн! Мы богаты!

– Ты уверен, что это она? – осторожно поинтересовался Даниэль. Раздражения в его тоне поубавилось.

– Процентов на восемьдесят, – ответил брат.

– И по-прежнему хочешь вернуть ее домой? Ты не думал о том, что это уже никому не нужно? Ни ей, ни ее семье. Ведь прошло двадцать два года! И если без нее до сих пор прекрасно обходились, есть ли смысл все менять сейчас?

– Есть, Дэнни, сейчас как никогда! Пока тебя не было, там столько всего случилось! Но лучше приезжай ко мне, и я все расскажу по порядку.

Меньше чем через час братья сидели в кабинете Максимилиана и обменивались новостями. Они не виделись много лет и расстались из-за крупной ссоры, но вражда отступила перед необходимостью принятия важного решения. Даниэль решил пока не рассказывать Максимилиану, как в его доме появилась эта девушка: признаться, что нанял воровку, означало бы вновь разругаться с братом. С детства близнецы были вспыльчивы, часто ссорились, и время не смягчило их горячего нрава.

– Ну и где же наша девочка? – начал проявлять нетерпение Даниэль, когда часы пробили три.

– Если она не вернется до рассвета, я твой раб до конца жизни, – запальчиво произнес Максимилиан их детскую клятву.

– Позволь мне предложить другое условие, – пристально глядя на брата, сказал Даниэль. – Если она не вернется, ты сдашься властям.

– По рукам! – самоуверенно ответил Максимилиан.

– Ты не понял, Макс. Не этим европейским прогнившим насквозь властям, а нашим, королевским. То, что у тебя несколько паспортов и за тобой охотятся почти все известные мафии, ничто по сравнению с преступлениями против Королевства.

Максимилиан убрал протянутую для пари руку: некоторые сомнения насчет девушки все-таки были, а проспорить брату и провести остаток дней в заключении ему не хотелось. Он предложил Даниэлю отдохнуть или посмотреть телевизор в гостиной, но тот отказался, устроился в кресле и погрузился в раздумья.

Макс читал за столом, его помощники играли в шахматы. Сначала Даниэль с интересом наблюдал за этой странной парой: светловолосый и светлоглазый атлет Ганс и тоненький, как подросток, сутуловатый Давид с выдающимся носом и большими черными глазами. С первого взгляда понятно, что эти двое очень близки, но это весьма странная дружба. Давид не упускает случая поддеть Ганса, причем иногда довольно обидно, а Ганс относится к его издевкам со снисходительностью няньки к капризному дитяти. А может, они… Да ладно! Впрочем, это не его дело. А его дело, скорее всего, провалено. Браслета ему не видать как своих ушей. Кто бы мог подумать, что из сотни кандидатов он выберет для своей цели именно эту девушку! И кто бы мог подумать, что спасенная Максом двадцать два года назад малышка станет заурядной воровкой! Ну ладно, незаурядной: люди, рекомендовавшие ее, отзывались о ее “талантах” очень уважительно. И теперь Макс хочет вернуть ее. Зачем? В Королевстве о ней и думать забыли, а она – дитя этого мира и этого времени, и даже если ее ждут, ей будет нелегко привыкнуть к чужим для нее правилам и обычаям. И потом, каждый переход наносит серьезный ущерб балансу между мирами. Поэтому Даниэль и хотел забрать у Максимилиана браслет, чтобы тот прекратил перемещаться когда и куда ему вздумается. Нашел, понимаете ли, игрушку!

Даниэль не заметил, как задремал, и пропустил момент возвращения Анны. И теперь, стоя под прицелом трех пар глаз и улыбаясь, как президент на пресс-конференции, он лихорадочно соображал, с чего начать, чтобы окончательно не потерять и так уже подорванное доверие девушки. “Я готова выслушать ваши объяснения…” Черт побери, что она хочет услышать от него? Все, что он может ей сказать, сейчас будет выглядеть совершенно неправдоподобно! Присутствие полицейских только осложняло его задачу. Конечно, можно было бы извиниться и вежливо их выпроводить, в крайнем случае дать денег, но что-то ему подсказывало, что эти парни уже видели больше, чем надо, и просто так не отвяжутся.

– Друзья мои, – пришел на помощь брату Максимилиан, – всему свое время. Я знаю, что вы очень устали, поэтому давайте позавтракаем, и вы расскажете мне, какие испытания выпали вам этой ночью и как вы выпутались из них.

Стоуны уселись за стол. Заспанная горничная принялась разливать кофе, украдкой позевывая, но не забывая усердно вертеть бедрами перед полицейскими.

– Поесть – идея хорошая, – ответила Анна, наблюдая, как Ник и Рик с энтузиазмом принялись за еду, – но вы не хуже нас знаете, в какую переделку мы попали. Вы, – она в упор посмотрела на Даниэля, – объясните мне, для чего вы меня наняли. А вы, – кивнула Максимилиану, – расскажете, почему ждали меня. Что за подставу вы мне приготовили? Кто вы вообще такие? Мафия? Спецслужбы? Кто?

– Так это ты ее нанял?! – злобно прошипел в лицо брату Макс, – а я-то, святая наивность, думал, что она…

– Мне все равно, что ты там думал, но ты не можешь отправить ее туда! Джулия… извините… Анна, отдайте мне браслет, я расплачусь с вами согласно договору и уничтожу это дьявольское изобретение! Этот возомнивший себя богом интриган нанес немало вреда обоим мирам!

– Анна, не слушай его! – перебил Макс, гневно сверля глазами брата, – браслет ни в коем случае нельзя уничтожать!

– Анна! Отдайте браслет, заклинаю вас! – рычал Даниэль.

– Не отдавай! – увещевал Максимилиан. – Ты ведь уже знаешь, что это не просто безделушка!

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – Анна растерянно переводила взгляд с одного брата на другого, – но в ваших разборках участвовать отказываюсь.

– Так, секундочку! – вмешался Рик. – Кто кого нанял и с какой целью? Давид, дружище, принеси-ка мой блокнот, я оставил его в кабинете. А вы, господа, предъявите документы. Вы, госпожа Шульц, тоже.

– Понимаете, произошло недоразумение, – затараторил Максимилиан. – Вы немного неправильно все поняли. Анна – моя гостья, я к ней претензий не имею и прошу вас отпустить ее.

– А браслет? – прищурился Ник. – Она ведь его украла?

– Повторяю, – любезная улыбка Макса сменилась на жесткий оскал, – никаких претензий, в том числе материальных, к этой юной особе не имею. Это семейное дело, и мы разберемся сами. Не вижу оснований для вашего дальнейшего пребывания в моем доме. Готов компенсировать все связанные с этим неудобства.

– Вы что, предлагаете взятку? – хмыкнул Ник. – Рик, так и запиши в протоколе.

– Эй, какой протокол, вы о чем? – возмутился Даниэль. – Ничего себе, навестил брата!

– Максимилиан Стоун, – не отрываясь от записей, спросил Рик, – почему вы назвались другим именем?

Предстояло долгое и нудное разбирательство, а у Анны голова шла кругом от всего случившегося за эту ночь. Она по-прежнему не понимала, что от нее нужно этим Стоунам, но начала догадываться, что у каждого из них свой ответ на этот вопрос. Какой же глупой она была, когда взялась за этот заказ! Ведь мудрый Абрахам предостерегал ее, советовал подождать, собрать побольше информации о клиенте и объекте! Если бы она знала, что предстоит иметь дело с братьями, которые к тому же готовы грызть друг другу глотки – ни за что бы не согласилась!

Близнецы не очень-то охотно давали показания, каждое слово приходилось тянуть из них чуть-ли не клещами и несколько раз уточнять, правильно ли их поняли. С их слов выходило, что браслет принадлежит Анне, Максимилиан хотел его купить, но для начала решил немного сбить цену. Торговались отчаянно, шумно, и в какой-то момент Давид, не разобравшись, в чем дело, вызвал полицейских. С небольшими натяжками эта версия устраивала всех. Вот только парням надо было как-то объяснить своему начальству, что они делали всю оставшуюся ночь. Не рассказывать же, что было на самом деле! Ладно, не для протокола – самим бы разобраться, что это было…

– Господа полицейские, можно мне домой, а? – жалобно спросила Анна. – Ко мне ведь нет претензий, а если появятся вопросы, вы знаете, где меня найти.

– Потерпи немного, – подбодрил ее Ник, – а потом мы тебя отвезем.

– Да пусть идет, – разрешил Рик, – видишь, на ней лица нет.

– На себя посмотри, – фыркнула Анна. – Ганс, будьте добры проводить меня до ворот, я боюсь ваших собак.

– Анна, постой! – заволновался Максимилиан.

– А как же браслет? – воскликнул Даниэль.

– Ах, браслет! – на губах девушки заиграла коварно-лучезарная улыбка. Ну, она им сейчас устроит представление! – Извините, совсем из головы вылетело.

Она достала из кармана злосчастное украшение, повертела в руках, вздохнула с сожалением:

– Эх! Он мне так нравился! Ну ладно, для хороших людей не жалко. Забирайте!

Того, что Анна сделала после, не ожидал никто. Размахнувшись, она швырнула браслет в сторону дальней стены, вдоль которой стояли два стула, кресло, кушетка и этажерка с громоздящимися на ней массивными старинными часами.

– Ой, простите, уронила, – хихикнула несносная девчонка, разыгрывая смущение.

Что тут началось! Браслет еще не успел удариться о стену и закатиться в угол, а Стоуны сорвались с места, одновременно врезались в некстати подвернувшегося Ганса, а затем с остервенением принялись превращать строгий интерьер зала в свалку. Они расшвыривали мебель и на четвереньках исследовали зачищенное пространство, при этом умудряясь толкать и пинать друг друга. Часы все-таки упали с этажерки, лишь по счастливой случайности не задев головы братьев.

– Кажется, больше ничего не забыла, – Анна бросила на Стоунов презрительный взгляд и кивнула Гансу: – Пойдемте.

– Рик, пойдем и мы, – предложил Ник, – больше нам здесь делать нечего.

– А вами теперь будет заниматься следователь, – на прощание “обрадовал” Стоунов Рик, но и это не заставило их прервать поиски.

Анна с наслаждением вдохнула свежий, влажный утренний воздух и в последний раз оглянулась на этот странный, недобрый дом. Склока между близнецами вызвала у нее отвращение: всегда мечтавшая о любящей семье, она и не представляла себе, что родные братья могут грызться, как псы, из-за безделушки, пусть и золотой. И ведь оба не бедные: на бронированных машинах ездят, целый штат охраны держат… Анна нехотя полезла в мокрые от дождя кусты за спрятанным там велосипедом.

– Анна, поехали! Нам еще смену сдавать, – позвал Ник.

– Да я скорее голышом по улице пройдусь, чем добровольно сяду в полицейскую машину.

– Ты же еле на ногах стоишь, – Нику не хотелось отпускать ее. – Садись.

– Нет, Рик, я не поеду.

– Я Ник.

– Извини, ошиблась. Знаешь, если бы мы встретились при других обстоятельствах, не исключено, что вы бы оказались неплохими ребятами. Но раз уж получилось именно так, я была бы вам очень признательна, если бы вы исчезли из моей жизни навсегда.

– Что ж, понимаю, – вздохнул Ник.

– Езжай уже, Ник тебя ждет! – усмехнулась Анна.

– Ник – это я.

– Прости, я не нарочно, – виновато улыбнулась Анна, и Ник понял: нарочно. Издевается.

– Анна, – окликнул ее Рик, когда она перекинула ногу через раму, – подожди. Послушай. Если когда-нибудь тебе придется рассказывать кому-либо о событиях этой ночи – я имею в виду следователей, которые могут проявить интерес к этой истории, – я надеюсь, у тебя хватит ума придерживаться официальной версии.

– Я что, похожа на идиотку? – возмутилась Анна.

– Мой долг предупредить. В противном случае тебя ждет неприятный разговор с психиатром. Ему и будешь доказывать, что ты не идиотка.

Мужчины проводили глазами быстро удаляющуюся девушку и сели в машину.

– Дааа, – протянул Рик, – повидал я разных дур, но эта – уникальный случай!

– Как она этих жлобов умыла! – восхитился Ник. – Огонь, а не девчонка!

– Да, огонь, – мрачно подтвердил Рик. – Пожар. Катастрофа. Чума и землетрясение. От таких лучше держаться подальше.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме