Отдел. Тени. Глава 7.

– Итак, судя по тому, что некоторые одеты по гражданке, стоит поздравить новобранцев с присвоением звания рядового, – полковник Дробан трижды хлопнул в ладони. – А теперь оставим бурные овации и приступим к делу.

Освещение померкло, и включился настенный монитор. Появился чертёж непонятного строения, напоминающего коробку.

– ПЛАТ, – на следующей картинке пропала стена, показывая внутреннее устройство. Схема разделилась на части, и теперь на экране висела проекция в трёх плоскостях. – Как видите, вход один. Две лестницы, с севера и юга. По каждому этажу проходят три коридора с камерами на каждой стороне. Всё легко и просто. Запоминайте.

Спустя минуту полковник включил свет.

– А теперь по заданию. Это разведывательная миссия. Шанс наличия противника минимален. Высаживаетесь, проникаете внутрь, осматриваетесь. После готовитесь к прибытию рабочей группы экспертов. Всё понятно? – Дробан обвёл взглядом присутствующих. – Замечательно. У вас полчаса на сборы. Выполнять.

Люди поднялись и направились к выходу. Прежде чем открылась дверь, уорент-офицер с ухмылкой напомнил:

– Новобранцы, не забудьте облегчиться!

– Все слышали?! – раздался голос одного из сержантов. – Поссать, посрать и засунуть тампоны во все дыры! Те, кто не сможет или не захочет, будет терпеть! Кто обосрётся – будет ходить и благоухать до возвращения!

Вышедшая толпа смешалась с потоком в коридоре. Дмитрий устремился за остальными на лестницу. Спустился ниже и зашел в свою комнату. Закрыв дверь, принялся торопливо раздеваться. Допрыгал к шкафу, вытряхнул ногу из вцепившейся штанины и достал форму. Штаны и куртка черного цвета с наростами карманов. Тяжёлые армированные ботинки с толстой подошвой. В таких невозможно двигаться бесшумно. Но им не ставят такую задачу.

Быстро одевшись, он развернулся к выходу. Сделал шаг в коридор и замер. В животе забурлило, напоминая о словах сержанта.

– Блядь… – тихо выругался Дмитирй и вернулся в комнату.

Закончив в туалете, подошёл к тумбочке и открыл ящик. Кинул в рот таблетку, разжевал и поморщился от горечи. Задумчиво посмотрел на блистер в руке.

– Нахуй…

Выдавил и закинул ещё одну дозу крепящего средства. Лучше по возвращению просидеть лишний час на унитазе, чем обосраться на задании. В прямом смысле. В кишках продолжало вяло бурлить, подкатывала тошнота. Он сделал пару глубоких вдохов, стараясь успокоиться и выбросить из головы ненужные мысли, и вышел из комнаты.

Пробежал до арсенала. Вошёл, поприветствовал сослуживцев, открыл шкафчик. И замер на секунду, довольно разглядывая экипировку. Щитки, прикрывающие колени и локти. Шлем, сошедший с фантастических картинок, с забралом линз ночного видения, с встроенным переговорным устройством и с пристёгиваемым намордником противогаза. Тяжёлая накидка штурмового бронежилета, заполненная пластинами кевлара и металлокерамики, закрывающими пах, горло и плечи.

Облачившись, он почувствовал нарастающую уверенность. И тут же одернул себя. Эффект терминатора, как называли такое инструктора. Нельзя терять голову и думать, что неуязвим. На подобной мелочи оступались многие.

Дмитрий потряс головой, отгоняя наваждение, и подошёл к окну выдачи.

– Кто? – рыкнул офицер.

– Радин.

– Подпись.

Он коснулся большим пальцем экрана планшета. Выдающий бросил взгляд на появившуюся информацию, развернулся и скрылся за дверью. Спустя минуту створки распахнулись и появился офицер, толкающий перед собой тележку со снаряжением.

– Забирай.

На стойке появилась недостающая экипировка. Небольшой рюкзак, минимум для спины, с противогазом, аптечкой, флягой, дополнительным боекомплектом. Пистолет-пулемёт в специальной кобуре для закрепления на правой ноге. Пять отстёгиваемых карманов с магазинами для левой. Автоматический дробовик и очередная порция карманов с магазинами для фиксации на бронежилете. По паре гранат осколочного, светозвукового и газового типа для специальных креплений на поясе.

Всё распределив, Дмитрий посмотрел на офицера.

– Чё замер? – сказал выдающий. –  Пиздуй уже, Рэмбо.

Развернувшись, он пошёл на выход. Пробежался до лифта, проверяя, не мешает или не давит что-нибудь. Видя его в экипировке, люди расступались. Приоритет очереди для отправляемых на задание. Поднявшись на первый этаж, зашёл в комнату распределения. В помещении находилось больше трех десятков людей в боевом облачении. Он увидел предписанных к его отряду и подошёл.

– Просрался? – спросил Горан.

Дмитрий недоумённо посмотрел на серба:

– Что?

– Я говорю, ты просрался?

– Ебать, ты внезапный.

– Не обращай внимания, – махнул рукой Лукас. – У него не получилось, вот и боится обгадиться.

– Блядь, ну не смог я, – Горан сплюнул. – Чё мне теперь, жопу разорвать?

– Таблетки хоть выпил? – вмешался Андрей.

– Да ёбанный в рот. Забыл.

– Держи, – Лукас достал из кармана блистер и протянул чеху. – Сожри пару. На всякий.

– Спасибо.

– И надейся, что это не слабительное, – улыбнулся Андрей.

Горан закашлял, подавившись таблеткой, и посмотрел на украинца:

– Вот ты…

– Готовы? – оборвал ругательство подошедший сержант.

Раздалось нестройное:

– Готовы.

– Хорошо, – Витан посмотрел на часы. – Ладно, мы третьи, так что работаем в темпе. И можете выдохнуть, ничего серьёзного не предвидится.

– Почему? – спросил Лукас.

– Тут половина молодняк, – сержант кивнул на собравшихся людей. – Если бы разведка заметила что-то, вас бы не послали. Считайте это учебной миссией.

– Уверен?

– Нахер вас отдавать сразу на боевую? Так что держитесь меня, выполняйте приказы, и всё будет нормально. А то вы ж не умеете ни хрена, ещё перестреляете друг друга.

– Ну, мы не настолько…

Дверь впечаталась в стену от мощного пинка.

– Все здесь?! – рявкнул вошедший офицер.

– Да, сэр! – прокричали сержанты пятёрок.

– По лестнице вверх, дверь, налево, автобус. Понятно?

– Да, сэр!

– Выполнять!

Пятёрка во главе с Витаном протиснулась к двери. Дождавшись очереди, они побежали наверх. Выбравшись на парковку, забрались в поджидающий автобус с затемнёнными окнами. Офицер Кремер зашёл последним и хлопнул водителя по плечу. Взревел мотор, раздался лязг поднимаемой двери гаража, и взвод оказался на внутреннем дворе. Проехали через открытые ворота и оказались на дороге.

Дмитрий посмотрел в окно. Пришло осознание, что он впервые за долгое время оказался не под землёй. И вид за стеклом немного разочаровывал. Мимо проплывали дома, мало отличающиеся от виденных на родине. Те же прохожие, лишь больше оттенков кожи. Ничего интересного.

Автобус выехал за черту города. Вид за окном изменился. И, по его мнению, в лучшую сторону. Они проезжали мимо ухоженных садов, небольших вилл. Иногда виднелись поля и лесные рощи. Люди в салоне расслабились, послышались тихие разговоры.

– Приготовиться! – вмешался в спокойную картину голос офицера. – По прибытию – за мной в ногу. Башками не вертеть!

Показался сеточный забор с колючей проволокой. Автобус остановился у контрольно-пропускного пункта. Открылась передняя дверь, и Кремер протянул конверт подошёдшему офицеру. Тот внимательно изучил бумагу, спросил что-то в рацию. Получив ответ, вернул документ и приказал открыть ворота.

Они двинулись дальше, проезжая мимо однотипных серых жилых зданий для солдат. Вдали проглядывались очертания ангаров и складов. По территории сновали люди в форме и удивлённо смотрели на проезжающий транспорт. Видимо, мало кто ожидал гостей.

Наконец они остановились, и раздалась команда:

– На выход!

Четыре десятка бойцов вышли из автобуса и построились у вертолёта.

– Приготовиться!

Грузовой люк медленно открылся и коснулся земли. Взвод устремился внутрь и занял места вдоль бортов. Кремер вновь зашёл последним, сел у кабины экипажа и снял с крепления на стене наушники. Дмитрий посмотрел за плечо, заметил такие же, снял шлем и нацепил на голову.

Взревел двигатель, раздался свист разрываемого лопастями воздуха. Нарастающая вибрация закончилась резким взлётом. Желудок устремился к ногам. Сглотнув, Дмитрий мысленно похвалил себя, что не забыл выпить таблетки. Хотя постоянная дрожь начинала приносить дискомфорт.

– Проверка связки, – раздался искажённый голос офицера. – Поднять руку!

Взметнулось четыре десятка рук.

– Так, слушать и запоминать. Для тупых буду повторять в лицо, – он усмехнулся. – Две промежуточные остановки: сначала база, потом авианосец. Обе посадки для дозаправки. После движемся к основной цели. Высаживаемся, проводим разведку, готовимся принять группу следаков. Вопросы есть?

Вопросов не последовало.

– И последнее! Если кого-то тянет блевать, глотайте! Не можете – блюйте под сиденье. Не хватало, чтобы кто-нибудь поскользнулся на ваших объедках. Отдыхать!

Казалось, полёт тянется вечность. Дмитрий наблюдал в окно, как проплывает земля. С высоты красоты природы не ощущалось. Ровные линии полей, виноградников, участков земли с постройками. Линии дорог, иногда петляющих в непредсказуемых местах. От однообразия начало клонить в сон. Странное ощущение – бояться, что желудок выплеснет содержимое, и при этом бороться со слипающимися глазами. В бесшумном внутреннем сражении с позывами незаметно пролетело время до первой остановки. И он чуть не проиграл, когда шасси коснулись земли.

Дмитрий повернулся к окну, но не увидел ничего интересного. Такая же база, с которой начался полёт. Те же снующие люди. Лишь их прибытие внесло некоторую сумятицу. Забегали техники, подогнали цистерну с топливом и подъёмник. Процесс заправки остался невидим. Просто человек со шлангом поднялся куда-то вверх, и спустя минуту послышался гул работающего насоса.

Безделье утомляло. Вновь подкрался сон, погружая в состояние нереальности. Где-то далеко раздавался шум и редкие переговоры соседей. Рокот двигателя цистерны. Приглушённые крики за бортом. Какой-то свист. Рывок.

Дмитрий открыл глаза и попытался вскочить. Ремни дёрнули за плечи и отбросили назад. Раздался хохот.

– Цыц, салаги! – рявкнул офицер. – Лучше учитесь.

Один из новобранцев не выдержал и спросил:

– Чему?

– Спать, когда есть возможность.

На лицах ветеранов прорезались ухмылки. Дмитрий взглянул за борт и тут же отвёл взгляд. Синева моря сменила землю. Казалось, можно разглядеть волны на поверхности воды, и от этого тошнота усиливалась. В бок ткнулся локоть сержанта.

– В каску, – сказал Витан.

– Что?

– Блюй в каску, а потом под сиденье. Появится время – ополоснёшь водой. Всё равно не согнёшься.

– Я не…

Он закрыл рот, не решаясь продолжить. Во рту появился кислый привкус, а на лице проступил холодный пот. Лучше молчать. Дмитрий закрыл глаза и попытался отвлечься. И как назло, в голову лезли мысли о еде. Медленно выдохнув, он оставил шлем на коленях. На всякий случай.

Вертолёт завис. Секунда – и желудок рванул к горлу. Мгновения неравной борьбы. И неожиданная победа над собой, благодаря встряске от посадки. Пусть за бортом не земля, но осознание подобия твёрдой поверхности успокаивало. Хотя бы желудок.

Снаружи опять суетились, но теперь дома сменились одинокой пристройкой управления, а земля – ровной площадкой взлётной полосы авианосца. И однообразный пустой горизонт вокруг.

Очередной взлёт и мили синего полотна под ногами. Вяло текли минуты. Люди уже устали, а им ещё предстояло выполнять задание. Даже если оно приравнивается к учебному. Почувствовав, как вертолёт завис, Дмитрий взглянул наружу. Та же вода за бортом, только у носа виднеется что-то тёмное.

– Кремер, зайди, – раздался голос пилота.

– Что там у вас ещё?

– Жизнь намекает, что вы дерьмо, – сказал другой.

Офицер скрылся в кабине экипажа и через минуту вернулся в отсек. Бойцы видели, как на злом лице шевелятся губы. Он надел наушники, и до бойцов донеслось окончание фразы:

– …вернусь – выебу разведку. Так! Проверить оружие! Моцарт, подготовиться к спуску.

Раздался лязг железа. Пятёрка у грузового люка встала и начала крепить тросы к потолку. Кремер открыл дверь к пилотам:

– Ну что, мальчики, принимайте рабочую позу! Разворачивайтесь жопой!

Раздались смешки находящихся в отсеке и вялые проклятья экипажа. Люк начал медленно открываться, предоставляя взору огромную платформу из тёмного металла. На противоположной стороне виднелась отмеченная на плане пристройка входа. А место намеченной посадки занимал грузовой контейнер с выцветшей от времени и облупившейся краской.

Кремер подошёл к сержанту отряда:

– Спустишься, проверишь вход. Мельком. Даёшь сигнал, и идём мы.

Моцарт кивнул и крикнул подчинённым:

– Приготовиться!

Бойцы закрепили устройства спуска за трос и скользнули вниз.

– Буй, прикройте, – приказал офицер.

Следующая пятёрка подошла к краю и нацелилась на дыру входа. Люди Моцарта быстро обошли контейнер и скрылись в проёме.

– Реще! – раздался голос пилота. – Мне не улыбается в воду рухнуть.

– Не суетись, успеешь.

Несколько минут спустя на площадку вернулась группа разведки. Моцарт подал сигнал о возможности спуска. Кремер позволил себе чуть расслабиться и обратился к бойцам в отсеке:

– Так, салаги! Начать спуск! Рассредоточиться по территории. Выполнять!

Пятёрка цепляется за трос, делает шаг, взмах руки офицера, и новая смена готовится нырнуть вниз. Дмитрий приблизился к краю и заглянул. Десять-пятнадцать метров до поверхности, не так уж много. Подобные спуски отрабатывались на тренировках. Но впервые придётся делать это не на площадке, и он надеялся, что всё пройдёт как надо. Трос выдержит, спусковое устройство не сломается, оружие не упадёт…

Отбросив пугающие мысли, он взялся за трос. Пропустил, как учили, через петли и колёса прикреплённых к бронежилету устройств и сделал шаг за край. Секунды вечности спуска, и ноги впечатываются в платформу. Сосущее ощущение в желудке пропало, сменяясь радостью от сделанного. Оглядевшись, он нарвался на гневный взгляд принимающего:

– Хули замер?! Вали уже!

Стушевавшись, он отцепил карабин и побежал к Витану. Сержант повёл их к входу, мимо нароста контейнера. Они заняли позицию, ожидая, когда закончится спуск. Периодически поглядывали на выцветший ящик, помешавший совершить посадку.

– Нахер он здесь нужен? – кивнул на контейнер Андрей.

– Продукты, – ответил Витан.

– Кому?

– Заключённым.

– Так там же замок, – удивился Лукас.

Сержант оскалился:

– Местным обитателям это не доставляло проблем.

Горан задумчиво посмотрел на двери:

– Ну, хоть пожрём нормально.

– С чего ты взял? – спросил Дмитрий.

– Всё равно это скидывать, – серб кивнул на контейнер. – Придётся избавляться от лишнего, чтобы уменьшить вес. А лишнее там что? Правильно, жрачка. А кто её будет выкидывать? Никто. Лучше сами употребим.

– Нравится мне твой оптимизм, – усмехнулся Витан.

Наконец последний спустился, и Кремер жестом отпустил вертушку. Он щёлкнул пальцем по рации:

– Внимание, начинаем! Проверять каждый угол! Не дай бог узнаю, что кто-то филонит, собственноручно сделаю обрезание.

– А если уже обрезан? – раздался чей-то голос.

– Это уже не мои проблемы. Обрежу, что в руку попадёт,  – раздались смешки. – Тихо! Рации пробивают только пару этажей, так что в случае чего, общаемся лестницей. Вопросы есть?

Офицер кивнул, удовлетворённый тишиной:

– Вперёд! Моцарт, лестница север. Перекрываем! Буй…

Отряды приближались к зеву входа, получая назначения. Пятёрка Витана начинала с коридора второго этажа. Зайдя внутрь, бойцы включили фонари. Сюда никогда не спускались ремонтники, а местные обитатели не заботились о состоянии ламп освещения. Несколько оставшихся в рабочем состоянии создавали густые тени, в которых мерещилось чьё-то присутствия.

Витан довёл своих людей до нужного этажа и достал люминесцентный маркер:

– Лукас вперёд, Андрей прикрываешь. Остальные, не забываем пометки.

И показав остальным пример, начеркал своё имя на стере коридора. Время текло медленно. Двое следят, трое проверяют. А из-за недостатка света приходилось заходить во все камеры. В очередной раз не заметив ничего интересного, Дмитрий закрыл грязную дверь и хмыкнул.

– Что? – спросил сержант.

– Да просто странно как-то.

– Ты о чём?

– Замка не вижу, – он посмотрел вверх. – Или здесь магнит? Или штыри в стенах?

– Они не закрываются.

Дмитрий удивился:

– Почему?

– Незачем.

– Теперь и я не понял, – сказал Горан.

– Шевелитесь лучше! Развели пиздёж…

Новобранцы выдержали пару минут, прежде чем вновь нарушить тишину:

– Так почему двери не запираются?

Витан вздохнул:

– Здесь некому открывать, закрывать или охранять. Всё автономно. Вода через опреснитель, еда в контейнерах. А что здесь происходило, никого не интересовало.

– Почему? – удивился Андрей.

– Кого здесь, по-твоему, держали?

– Эм, преступников?

– Хуюпников! – поморщился сержант. – Сюда отправляли самых настоящих психов. Их невозможно переубедить, перевоспитать, запугать. Для них убийство – единственная радость. Просто потому, что могут. И если им это нравится, пусть развлекаются друг с другом.

– Как-то… сурово, что ли… – сказал Дмитрий.

– А почему нет? – удивился Витан. – В обычной тюрьме их не удержать. Остаётся либо это, либо казнь. Кто-нибудь готов примерить капюшон палача?

В тишине они закончили шерстить камеры и подошли к лестнице. Дождавшись остальных пятёрок, сообщили по рации, что закончили и получили следующий приказ: заняться четвёртым этажом. Проходя мимо третьего, они увидели отметки других отрядов.

– Быстро они, – сказал Лукас.

– Пиздеть надо меньше, – ответил Витан.

Они спустились ниже, и очередная монотонная проверка камер. А по окончании – вновь ожидание у лестницы, доклад и спуск ниже. Дойдя до седьмого этажа, Лукас поморщился:

– Чё так воняет?

– А я думал, это от тебя, – сказал Андрей и засмеялся.

– Да пошёл ты…

– Тишину поймали! – рявкнул Витан.

Сержант поставил отметку и повёл отряд в очередной коридор. На подходе к северной лестнице из рации донеслось:

– Гонза, ты где?

В ответ тишина.

– Гонза, ёб твою налево, ты где?! – взревел Кремер.

– Спускаюсь на восьмой, – раздалось в наушниках.

– Ты под трибунал захотел?! Какого хуя ты не дождался остальных?!

– Дебил, блядь, – поморщился Витан.

– Тут всё равно ничего нет, – ответил Гонза. – Так что я просто ускорился.

– В жопу твоё ускорение! – взорвался офицер. – Ты, мудила, нарушил строй и подставил под удар всю операцию! Вернуться назад! Бегом!

– На какую лестницу?

– Что?!

– Мы уже пол коридора прошли, так что, на какую лестницу?

– Юг! Бегом!

– Чё эт Гонза такой смелый? – спросил Горан, когда рация замолкла.

Витан поморщился:

– Ему только дали сержанта, первое назначение в этом звании. Ну и в отряде баба есть. Вот и решил выебнуться.

– Дебил, – повторил Андрей.

– Вот и я о том же, – вздохнул сержант. – Ладно, поднажмём, немного осталось.

В наушниках вновь появился голос Гонзы:

– Контакт.

– Заключённый? – спросил Кремер.

– Вроде нет.

– Что значит вроде?! – ответа не последовало. – Гонза?! Отвечать!

Со стороны лестницы донёсся тихий хлопок. За ним ещё несколько. Горан нахмурился:

– Что…

– Бой! – прохрипела рация.

– Напряглись! – рявкнул Витан и взял карабин на изготовку. – Дим, со мной. Остальным продолжать.

Чем ближе они подходили к лестнице, тем громче становились хлопки, пока не переросли в звуки выстрелов. Вот глубокий звук карабина сменился лёгкой дробью пистолета-пулемёта. Они встали у проёма, ведущего на лестницу, и заглянули вниз.

Дмитрий провёл языком по пересохшим губам:

– Спускаемся?

– Ждём.

– Там наши…

– Ждём!

Он поморщился и навёл карабин на спуск лестницы. Полумрак разрывали усиливающиеся всполохи. Отряд Гонзы двигался к их позиции. Послышался топот, на лестницу выбежал человек.

– Эй! – крикнул Витан.

На звук голоса поднялся ствол. Они успели нырнуть за стену, прежде чем раздался выстрел. Пуля чиркнула по потолку и умчалась дальше в поисках случайной цели.

– Блядь! – раздалось снизу, и топот усилился.

Витан прикладом уложил выскочившего в коридор. Человек неуклюже завозил руками, пытаясь встать.

– Ебало вниз! – рявкнул сержант на наблюдающего за происходящим Дмитрия. Он подошёл к дергающемуся и, приставив к голове ствол карабина, сказал: – Повернись.

Это оказался боец из отряда Гонзы. На покорёженном лице парня застыл ужас. Он пытался отползти от проёма, ведущего к лестнице. К ним подошла тройка, закончившая проверку камер.

Дмитрий увидел, как на ступенях ниже показался ещё человек:

– Движение!

– Стреляй! – крикнул валяющийся боец. – Стреляй, блядь!

Витан подскочил к Дмитрию, посмотрел вниз. К ним быстро поднимался мужчина с забрызганными кровью лицом и руками. Витан прицелился и нажал на спуск. Цель отбросило, но человек восстановил равновесие и возобновил подъём. Прозвучал очередной выстрел. После этого он не поднялся.

Повернувшись к напуганному бойцу, сержант только открыл рот, как Дмитрий вновь крикнул:

– Движение!

На лестницу вваливались люди, мешая друг другу, застревая в проходе, падая и начиная ползти по лестнице. И в их глазах плескалась ярость и желание разорвать.

– Отходим! – Витан махнул своим, отправляя их в коридор, и достал гранату. Выдернул чеку и бросил в толпу на лестнице. – Бойся!

– Давай! – Лукас схватил за шкирку валяющегося новобранца и потащил за собой.

Внизу прозвучал взрыв. Они отбежали на пятнадцать метров и приготовились. Дмитрий оказался вторым, сразу за сержантом. За ними встали Горан, Андрей и Лукас.

Сержант обернулся:

– А этот где?

Лукас оглянулся:

– Сбежал, сука!

– Хуй с ним! – Витан коснулся рации. – Бой! Семь! Север!

– Принял! Двигаем! – ответил Кремер.

– Огонь по видимости!

В коридор влетел человек, одетый в обноски, напоминающие костюм. Раздался выстрел. Ещё один. Следом за первым человеком появился второй, третий. Навстречу отряду потекла река людей.

Пули разрывали незащищённые тела и впивались в напирающих сзади. Выстрелы слились в непрерывную канонаду. Что-то хрипели рации, на которые перестали обращать внимание. Витан сбросил последний магазин карабина, отработанным движением забросил оружие за спину и выхватил пистолет-пулемёт. Раздалась хлипкая очередь, казавшаяся на фоне карабинов хлопками петард.

Мертвые тела и их части усеивали коридор. Но выныривающие из проёма не обращали на это внимания. На их лицах застыла жажда добраться до нарушивших покой.

Горан отстрелял магазин, забросил карабин за спину, достал гранату и выдернул чеку:

– Бойся!

Он метким броском послал разбрасывающий смерть шар над головами напирающих людей.

– Нахуя?! – крикнул сержант и присел.

Взрыв в толпе разметал людей. Получив внезапное ускорение, на Дмитрия налетел человек. Боец успел выставить левую руку, и нападающий вцепился зубами в предплечье. Выпустив в грудь безумца очередь, Дмитрий поморщился от боли и отбросил труп с оставшимся во рту куском плоти.

Полминуты, за которые отряд приходил в себя, с лестницы никто не показывался. Видимо, взрыв оглушил и нападающих.

– Соль! Справа! – донеслось из рации.

Из-за угла помахали рукой.

– Слава Богу, – прошептал Витан. И уже громко, своим: – Пополнить боекомплект! С последнего!

– Кремер! Сверху! – вновь раздалось в наушниках.

Сержант облегчённо выдохнул. Теперь станет легче.

С лестницы донеслись выстрелы. К ним опять начали выскакивать люди, теперь меньше благодаря огню подкрепления.

– Гло! Сзади! – раздался крик.

Пятёрку Витана сменили, давая отдых и возможность нормально зарядиться. А совместная работа трёх отрядов без проблем косила нападающих.

– Рад. Обходим, – щёлкнула рация.

– Ниф. Обходим.

– Бык. Обходим.

– Буй. Обходим.

Четыре отряда вышли на этаж ниже с южной лестницы, готовясь ударить в спину. Моцарт перекрыл лестницу, чтобы противник не зашёл в тыл. Хотя, судя по поведению нападающих, это не требовалось.

– Пиздец их тут!

– Кремер. Даю гранату. Бойся.

Раздался взрыв, после зазвучали выстрелы.

– Кремер. Спускаюсь.

– Соль. Спускаюсь.

– Зарядились? – Витан дождался кивков и бросил в рацию: – Вит. Спускаюсь.

– Выдохни, – ответил Кремер. – Справимся. Тут тир.

– Отдыхать, – показывая пример, сержант опустился на пол и прислонился к стене.

Бойцы последовали совету и расселись. Но отдых не задался. Они каждую секунду готовились вскочить и отправиться вниз, на подмогу. Вслушивались в переговоры, заглушаемые грохотом оружия.

Дмитрий посмотрел на руку. Кровь медленно сочилась из места укуса. Он достал медпакет, вытащил бинт и закатал рукав.

– Эт чем тебя? – спросил Лукас.

– Да в руку один вцепился.

– Херасе.

– Слушай, а ты себя как ощущаешь? – спросил Горан.

– Заебанным. А что?

– Да я просто в одном фильме что-то подобное видел, – он кивнул на тела в коридоре.

– О чём фильм? – спросил Лукас.

– Типа о зомби.

– Их не бывает, – махнул рукой Дмитрий.

– Да знаю я. Только там были не совсем зомби.

– Это как? – вмешался Витан. – Либо зомби, либо нет.

– Короч, там вирус какой-то заставлял людей сходить с ума и нападать на остальных. И передавался укусом.

Повисла тишина.

– Ебать ты успокоил, – сказал Дмитрий и вновь посмотрел на укус.

– Да я так, просто. Чёт вспомнилось

Витан тяжело встал и подошёл к бинтовавшему себя.

– Рядовой, сдать оружие и снять броню.

– Вит, ты чего? – удивился Андрей.

– Надо, – сержант покачал головой. – До выяснения.

Дмитрий ошарашено смотрел на командира.

– Он же про кино говорил.

– Отставить разговоры! Сдать оружие и броню!

– Хорошо.

Он медленно положил карабин. Отстегнул с ноги кобуру и протянул сержанту. Встал, стараясь не делать резких движений, снял шлем и бронежилет.

– Доволен?

– Извини, – Витан кивнул Лукасу: – Забери.

– Закончить-то можно? – Дмитрий кивнул на висящий на руке бинт.

– Можно.

– Ну спасибо.

Вновь усевшись, он закончил перевязку и закрыл глаза. Не отвлекаясь на переговоры и слыша лишь бухающие звуки, напоминающие далёкий салют. Сознание поборола усталость. Он не понял, когда отключился и сколько так просидел. Прошло мгновение, и чья-то рука, коснувшись плеча, вырвала из забытья. Дмитрий открыл глаза и прислушался. Звуки боя стихли, а перед ним стоял Витан и протягивал шлем:

– Надевай.

– Это пиздец, – раздался в наушниках голос Нифа.

– Что там? – спросил Кремер.

– То же, что и у вас. Обглоданные кости.

– Сколько?

– Много.

– У нас чисто, – вмешался Буй.

– У меня труп, – раздалось бульканье. – Его только начали…

– Что там происходит? – спросил Дмитрий.

– Нашли останки тел. Много. Видимо эти, – Витан кивнул на лежащих в коридоре, – ими питались.

– Пиздец.

– Так что теперь за тобой постоянно будут присматривать.

– Если что, я не хотел, – вмешался Горан. – Так что меня ешь последним.

– Да пошёл ты, – усмехнулся Дмитрий и бросил взгляд на руку.

Сержант покачал головой:

– Так. Подняли задницы и двинули наверх.

– Вот я прям за, – сказал Горан. – Свежий воздух, птички.

– Какие птички в океане? – удивился Лукас.

– Воображаемые. У меня фантазия хорошая.

– А я думаю, чё ты всё без бабы… а тебе фантазий хватает.

– Да пошёл ты.

– Кремер? – ожила рация. – Это Моцарт.

– Что у тебя?

– Тут такое дело…

– Целку не изображай, говори уже.

– Мы тела осмотрели и нашли браслеты.

– Какие браслеты?

– Типа как выдают в саунах, аквапарках.

– И что?

– На них надпись: «Королева течений».

– И о чём мне это должно говорить?

– Помнишь, чуть больше месяца назад в новостях говорили о пропавшем лайнере?

– Пиздец…

– Эй, – Андрей остановился и повернулся к телам в коридоре. – Это получается, что мы…

  Обсудить на форуме