Помощница антиквара. Глава 5

Помощница антиквара. Часть 1. Браслет.

Глава 5.

– Ты вообще соображаешь своей головой? Ну хоть чуть-чуть? – угрожающе нависая над Анной, в очередной раз вопрошал Ник. Выследить и схватить девушку двум молодым крепким мужчинам не составило труда, и теперь, за активное сопротивление закованная в наручники, она сидела на песке и исподлобья взирала на полицейских.

– За каким, прости, чертом ты сюда полезла? – присоединился Рик, – И как нам теперь отсюда выбираться?

– Я вас за собой не звала, – огрызнулась Анна. – Снимите с меня эту дрянь, – она взмахнула скованными руками, – и катитесь куда подальше. Выбирайтесь как хотите.

– Ну уж нет, – Рик наклонился и, жестко взяв Анну за подбородок, заставил смотреть в глаза, – по твоей вине мы здесь оказались, и ты вернешь нас назад. Поняла?

– Ха, и эти люди обвиняют меня в отсутствии ума! – возмутилась Анна, – а у самих мозгов как у тех доберманов, которые только и умеют выполнять приказы! Вам что, должностная инструкция предписывает лезть куда попало? Или от этого зависела национальная безопасность? Или чья-то жизнь? Или команда “фас” затмила вам разум? – с каждой фразой в ней сильнее разгоралась обида за незаслуженное обвинение, и последние слова она бросила в лицо Рику, уже не считая необходимым сдерживать свои эмоции. – И убери от меня свои руки, психопат!

– В самом деле, Рик, не дави на нее! – Ник отстранил его руку от лица девушки. – Смотри, она сейчас заплачет! – издевательски-ласково сказал он.

– Нос вытри, у тебя кровь, – презрительно усмехнулась Анна. Да, это она разбила Нику нос при задержании.

– Извини, погорячился, – устыдился Рик. – И все-таки, как ты это сделала?

– Что я сделала? – устало спросила Анна, прекрасно зная, что он имеет в виду. Разговор шел по кругу.

– Ну это… это… – Не зная, как назвать странное явление, забросившее их в неведомые земли, Рик беспомощно посмотрел на Ника.

– Ну… это, – словарный запас Ника также не помог обозначить произошедшее, и он рукой и свистом изобразил вращение по спирали.

– Да не делала я ничего такого, сколько можно повторять? Не понимаю, почему вы решили, что это моих рук дело?

– Потому что все переполошились, и только ты спокойно наблюдала за этим, – Ник снова покрутил рукой, – а потом просто встала и ушла.

– На какой ферме выращивают таких тупых баранов?! – воскликнула Анна. – Да клянусь вам чем хотите, я такое видела впервые в жизни!

– Я тебе не верю, – заявил Ник. – Для человека, видящего такое впервые, ты выглядела слишком… уверенной.

– Я устала вам объяснять, что просто хотела сбежать. И от сумасшедшего Стоуна, и от его громилы-телохранителя, который, между прочим, угрожал мне оружием. И от вас.

– Что ты взяла у Стоуна? – вдруг свернул с заезженной темы Рик. – Что ты спрятала под одеждой?

– Не ваше дело, – дерзко ответила Анна.

– Ошибаешься, – оскалился Рик, вновь угрожающе приблизившись к ней.

Анна на всякий случай встала на ноги: если этот грубиян опять позволит себе распускать руки, так будет удобнее заставить его пожалеть о содеянном.

– Вам же сказали, что вызов был по ошибке, – принялась юлить Анна, – вероятно, нервному секретарю приснился кошмар.

– Но я сам видел, как ты спрятала что-то за пазуху, – сказал Ник. – И слышал, как этот Стоун – или Гейдрих? – требовал вернуть браслет. Что ты об этом скажешь?

– Это мой браслет, пока мне за него не заплатили.

– Опять врешь? – начал выходить из себя Ник.

– Парни, вы мне надоели, – вздохнула Анна. – Забирайте свои дурацкие наручники, и я, пожалуй, пойду.

– Куда? – полицейские одновременно повернулись к ней.

– Ну, не сидеть же здесь, на солнцепеке! В одном вы правы: надо отсюда выбираться.

– А ты знаешь, куда идти? – с ухмылкой спросил Рик.

– Куда угодно, лишь бы подальше от вас!

– Нет, так дело не пойдет, – решительно сказал Ник. – Самое логичное в нашей ситуации – попытаться найти людей и узнать хотя бы, где мы находимся. И лучше нам держаться вместе. – Предвидя возражения со стороны Анны, он добавил: – Во-первых, я очень сомневаюсь, что у тебя есть навыки выживания вне города. И во-вторых, не теряю надежды, что ты нас отсюда вытащишь.

Три человека медленно брели по пустыне. Садилось солнце. Они шли около полутора часов и не обнаружили никаких следов людей или животных. Но вдали они заметили стаю птиц, кружащих над деревьями. Это внушало надежду: там может быть какой-никакой водоем, а если повезет, то и человеческое жилище.

– Ребят, ну отпустите меня! – упрашивала Анна. Ее правая рука была теперь пристегнута наручниками к левой руке Рика. – Я не убегу, обещаю. Мне просто некуда бежать, понимаете?! Да не дергай так, мне же больно!

– Не ной, – с садистским спокойствием отвечал Рик, – береги силы. Будешь идти рядом – не буду дергать.

– Мстишь за доберманов и баранов, – предположила Анна, но все же постаралась не отставать, несмотря на усталость.

Среди бесконечных песков под ногами все чаще стали попадаться островки пожелтевшей травы. Когда путники добрались до небольшой рощи, беспощадное солнце почти касалось горизонта. На невысоких деревьях с кривыми стволами и плоскими кронами птицы устраивались на ночлег в своих широких, растрепанных гнездах. Ожидаемый водоем оказался почти пересохшим маленьким озерком с заросшими высокой травой берегами и непригодной для питья бурой водой. Рик сел на землю, увлекая за собой Анну, Ник расположился рядом. По его вискам стекали ручейки пота, рыжие волосы намокли и потемнели.

– Мы тут сдохнем, – обреченно простонал он. Анна молча сняла с левого плеча лямку рюкзака, достала бутылку воды и протянула Нику.

– О! Спасительница! – воскликнул он, прежде чем сделать большой жадный глоток.

– Эй, не увлекайся! – напомнил Рик, протягивая руку к бутылке. – Спасибо, – сдержанно сказал он, утолив жажду. Анна бросила косой взгляд на своего мучителя. Такое впечатление, будто он не шел под палящим солнцем, а только заступил на смену! Ни следа усталости на лице, взгляд серьезный и невозмутимый. Как ему это удается?

– А может, в твоем рюкзаке и поесть что-нибудь найдется? – невинно спросил Ник.

– А может, тебе и виски налить? Не наглей! – возмущенно фыркнула Анна. – Хотя, вроде, должна была остаться половина шоколадки. Но, наверное, вся растаяла.

– Шоколадка? Это замечательно, – воспрянул духом Ник, – давай!

– Имей совесть, – приструнил друга Рик.

– А что я за это получу? – решила поторговаться Анна и выразительно кивнула на ненавистные наручники.

– Даже не знаю, чем смогу расплатиться, – Ник сделал вид, что не понял намека. – О, придумал. Хочешь, я тебя поцелую?

– Да пошел ты, – усмехнулась Анна.

– Ладно, тогда Рик тебя поцелует, – подмигнул Ник.

– Нет! – опережая друг друга, выкрикнули Рик и Анна.

– Не надо вовлекать меня в свои глупые игры, – буркнул Рик.

– Поцелуй – это слишком много за кусок шоколада, – философски изрекла Анна и снова тряхнула наручниками, – но моя свобода была бы правильной ценой.

– Рик, ну отпусти ты ее, – попросил Ник. – Сам подумай, куда она убежит на ночь глядя? А если и убежит – значит, сама себе враг. Может, хищникам на ужин достанется.

– Значит, она – хищникам на ужин, а мы – на завтрак? – хмуро уточнил Рик.

– Рик, не будь ты таким вредным! – взмолилась Анна. – Мне еще жить не надоело, но кандалами греметь – удовольствие сомнительное.

– Я сказал, нет! – отрезал Рик. – А ты, Лозовский, позор полиции! За еду готов душу продать!

– Подождем часок, и ты продашь не только душу, но и тело на органы, – пробурчал Ник.

Строго говоря, Рик уже и сам сомневался в целесообразности таких суровых мер, но еще не решил, как лучше освободить эту дерзкую девчонку без ущерба для своего задетого самолюбия. Разговор о еде только усугубил ситуацию.

– Обещаешь вести себя разумно? – строго спросил он Анну.

– Черт побери, обещаю! Снимай скорее, не могу больше терпеть!

– Ах, вот оно в чем дело, – рассмеялся Рик, мысленно предвкушая реванш, – Что же ты раньше не сказала? Мы с Ником отвернулись бы…

– Ты больной придурок! – вознегодовала Анна.

– Ладно-ладно, не нервничай, – Рик начал не спеша шарить по карманам, – сейчас найду ключ. Сейчас… Не могу найти… Ник, у тебя его нет?

– Нет, он точно был у тебя. А может, ты его потерял? – подыграл другу Ник.

– Может, и потерял, – согласился Рик, сдерживая мстительный смешок, – придется возвращаться.

– Теперь уже нет смысла, в песке мы его не найдем, – театрально развел руками Ник. – Да и стемнеет скоро…

– Вы над всеми задержанными так издеваетесь или только я удостоилась столь великой чести? – прошипела Анна.

– Ну, не сердись, мы не будем подглядывать, – уже не сдерживаясь, ухмылялся Рик.

– Честно-честно, – подтвердил с серьезной миной Ник.

– Парни, это уже не смешно, – разозлилась Анна.

– Скучная ты, шуток не понимаешь, – упрекнул ее Рик и “наконец-то нашел” злосчастный ключ. Освобожденная Анна с быстротой молнии скрылась в высокой траве, на бегу расстегивая ремень. “Ладно же, теперь моя очередь шутить”, – злорадно подумала она.

– Ну, где шоколадка? – нетерпеливо спросил Ник, когда она вернулась.

– Какая шоколадка? – изобразила удивление Анна.

– Ты обещала мне шоколадку, – напомнил Ник.

– Я? Когда? – она сделала круглые глаза.

– Да вот только что! Обманула? Ах ты…

– Не обманула, а пошутила, – лучезарно улыбнулась Анна.

– Злая шутка, – насупился Ник. Рик сидел на земле, жевал травинку и насмешливо смотрел на друга.

– Не более чем ваша, – язвительно заметила Анна. – Ой, только не плачь, малыш. Жизнь вообще жестокая штука.

Немного понаблюдав за бурей эмоций на его веснушчатом лице и выслушав набор нелестных эпитетов в свой адрес, Анна все же смягчилась и полезла в рюкзак за шоколадом. Ей было немного стыдно оттого, что Рик, который в полной мере заслужил ее месть, ехидно лыбится, а Нику досталось за двоих.

– Так и слопаешь все один? – поинтересовался Рик.

– Я тебе оставлю, – шурша фольгой, пообещал Ник.

– Да я не о себе! Ей оставь.

– Я не хочу, – отозвалась Анна.

Она села на землю, прислонившись спиной к дереву, и достала браслет, чтобы наконец-то рассмотреть его, подержать в руках и – почему бы и нет – примерить, пока на пустыню не опустилась ночь. Желтый металл мягко блестнул, поймав луч уходящего солнца. Пальцы скользнули по гладкой поверхности и запнулись на овальном резном орнаменте. Так же, как и той ночью, когда рассматривала фотографии, Анна подумала о том, что рисунок кажется ей странно знакомым, а его разгадка – не далее чем в двух шагах. “Нет, не может быть!”, – твердил разум, а рука уже тянулась к заветному медальону на шее. “Вот теперь – точно, не может быть!” – ошеломленно подумала девушка: орнамент на браслете пятикратно копировал резную поверхность медальона, как оттиск печати. Выпуклые листья и стебли вьющихся растений на медальоне были вдавленными на браслете, а тонкие линии решеток повторялись в зеркальном отображении. Почему она раньше не заметила этого сходства? Наверное, дело в том, что снимки были не очень четкие. В памяти всплыли слова Стоуна: “Я научу тебя, как им пользоваться… у тебя есть ключ к замку…” Ключ. Замок. Что она открыла? И как ей это закрыть?.. Когда в кабинете Стоуна она спрятала браслет под футболку, медальон (ключ?) соединился с одним из резных овалов (замком), и… И снова – не может быть! Так не бывает! Никакая наука этого не объяснит! Но это произошло. И сейчас она попробует это повторить.

Продолжение следует.

  Обсудить на форуме