Заброшенный город. История вторая.

Сын Гиллима.

Перед рассветом, часовые Галаша, увидели со стены, что по дороге к городу, бредет какое-то странное существо. В предрассветной тьме, им показалось, что это чудовище. Выбралось из Пустоши и подбирается к городу. Уже хотели бить тревогу, но тут кто-то крикнул, что это не чудовище, а человек, только двигается странно — то ползет на четвереньках, то падает.
Часовые вышли из ворот и помчались на помощь.
На земле, едва дыша, лежал молодой парень с лицом, залитым кровью. Взвалив на носилки, стражи отнесли его в дом лекаря. Никто его не узнал, но по одежде было ясно, что это — один из охотников, что ходят через Пустошь к Заброшенному городу. Охотники за сокровищами ходят отрядами и никогда — по одиночке. И если, до Галаша добрался лишь один, значит где-то в Пустоши лежат остальные. Весть облетела маленький городок в один миг.
В эту пору в Пустоши были два отряда — отряд Самдея, и отряд Калина. Сошлись на том, что Самдей — человек опытный, умный и везучий, так что скорее всего, раненный все же шел с Калином.
Вскоре, возле дома лекаря собрался народ. Близкие охотников, друзья и просто любопытные.
В дом никого не пускали и сам лекарь не выходил – был с раненым.
Вдруг откуда-то примчалась Айне, вдова охотника Гиллима, меньше года назад погибшего в Пустоши. Чего ей то тут надо? Но Айне, растолкав всех, взбежала на крыльцо и заколотила в дверь. Через некоторое время дверь распахнулась и Айне впустили внутрь.
– Это что ж такое? Гиллим что ли вернулся?!
– Гиллим то откуда? Самдей же в том году сказал, что погиб он! Неужто жив? – заговорили в толпе.
И вдруг кто-то вспомнил, что Иэнку, сын Гиллима, всю весну бродил возле гостиницы, в которой останавливаются охотники и уговаривал каждого, взять его в Пустошь.
– Вот неугомонный! Только отец погиб, и он туда же!
– Бедная Айне!
– А с кем он ушел то? С Калином, или с Самдеем?
– Да не взял его ни тот, ни другой! Айне запретила!
– Неужто один в Пустошь сбежал?
– Видно так. Бедная Айне… – посудачив еще немного, люди начали расходится.

Через два дня после этого случая, вернулся в Галаш отряд Самдея. Грязные, исхудавшие охотники, сразу отправились в гостиницу к Киприану. Там, сбросив мешки с добычей и грязную одежду, поспешили в баню, а после, распаренные и довольные, вышли в таверну, где для них уже накрывал стол Сэмюэль, племянник Киприана.
Кроме Сэма в зале таверны была только одна женщина. Увидев охотников, бросилась к ним.
– Айне? Доброго тебе дня! – удивленно приветствовал ее Самдей. – Ты нас ждешь? Что-то случилось?
– Да, Самдей, жду, – ответила она, кивнула каждому и опустилась на лавку не дожидаясь приглашения.
– Надеюсь, все хорошо у тебя? Если в деньгах нужда возникла, то обождать придется. Мы только вернулись, добычу еще не продали.
– Не ради денег я пришла, – перебила она Самдея. – Горе у меня.
– Что произошло, Айне? На тебе лица нет, – Сочувственно спросил Космин.
– Иэнку… – начала она и не выдержав заплакала. Сэм, который как раз поднес блюдо с жаренным свиным боком, покачав головой пояснил встревоженным охотникам:
– Иэнку сбежал в Пустошь. Один. Едва не погиб, еле живой вернулся два дня назад.
– Один в Пустошь сбежал?! – воскликнул Йона. – Да он что, ума лишился?! Ни опыта, ни сноровки нет у парня!
Приподняв голову, женщина хотела ответить, но вдруг снова разрыдалась и не смогла вымолвить ни слова.
Риа подвинулась к ней и обняла:
– Ну, ну, Айне! Что ты? Живой же, самое главное!
– Иэнку останки отца хочет найти и вернуть. Похоронить по-человечески, – снова пояснил Сэм. – Помните, он всю весну тут ходил? Просил вас, чтоб с собой взяли?
– Помню, – проговорил Самдей задумчиво.
– Нужно сказать ему, чтоб бросил глупостями заниматься… – начал Алин, но Айне, подняв мокрое, красное лицо, воскликнула:
– Не послушает он никого! Уж сколько я с ним говорила! А он как дурной стал! Дал клятву, что похоронит отца как положено! В Храме, перед богом поклялся!
Все помолчали. Сэм, пожав плечами пошел обратно, к кухонному окошку, из которого ему уже протягивали блюдо с ароматной картошкой.
– Клятва в Храме данная, дело серьезное… – проговорил Самдей. – Назад не возьмешь.
– Самдей! – окликнула его Риа. – Давай ка, поговорим наедине! Я уж вижу, что ты задумал, но мы с тобой тоже в Пустошь ходим, так что решать будем все вместе!
Айне бросила на нее хмурый взгляд:
– Знаю, знаю, Риа, что ты скажешь! Знаю, что все вы моего мужа не любили! Знаю, за что! Тебе Риа, он проходу не давал, думаешь я глупая, не догадывалась? Все я знаю! И Космина он обвинял, что без добычи вас оставил! И с Самдеем спорил! И Лионелла задирал! Все я знаю! Только погиб он уже, Гиллим то! И Иэнку того гляди следом отправится!
– Погоди, Айне, – попросил ее Самдей. – Дай нам обсудить это с ребятами…
– Ты мне сам говорил, помнишь?! – глаза ее совсем высохли и горели странным огнем. – Когда вы вернулись в том году без Гиллима? Ты мне сказал, что Гиллим вас всех спас и потому вы мне часть добычи отдавать будете, за него?
Риа возмущенно подняла голову, приоткрыла рот, глубоко вздохнула, но ничего не сказала.
– Так вот, не надо мне денег твоих Самдей. Освобождаю тебя и других от этого обещания, но только с одним условием: Иэнку вы поможете клятву выполнить!
– Айне, – попытался что-то сказать Йона, но она выдернула руку и проговорила:
– А откажете — так я прокляну вас! Вас и ваших близких, до седьмого колена! И молится каждый день буду о вашей смерти!
– Ну ты вообще уже, Айне! – ловко поставив блюдо с картофелем хмыкнул Сэм. В отличии от охотников, которые потрясенно уставились на женщину, он воспринял угрозу спокойно. – Ты слова то какие говоришь? Не стыдно? Пойдем со мной! Вставай, пойдем, на кухню! Посидишь, чаю выпьешь, пока Самдей с товарищами это обсудит!
Тут Айне снова зарыдала и позволила Сэму увести ее.
Первой заговорила Риа:
– Она от горя ума лишилась, но ты Самдей тоже хорош! Зачем ты ей сказал, что Гиллим нас спас?! Он же предал нас тогда, обокрал и бросил!
– Да уж, Самдей, это ты загнул! – поддакнул Лионелл.
– Нужно ей рассказать правду! – вставил Йона – Иначе начнет она по всему городу трезвонить, что ее муж нас спас, а мы ее сына в отряд не берем!
– Вот сейчас ее Сэм приведет, и скажем! – сказал Космин, а Алин только возмущенно дышал и сверкал глазами, всем своим видом показывая, что согласен с остальными.
Откинувшись на спинку скамьи, Самдей приподнял бровь и обвел всех взглядом:
– Что прям так и скажете? Сейчас вот? Когда она от страха за сына совсем обезумела?
– Нашей вины в том нет, – чуть смутившись ответил Лионелл.
– Мужа она в том году потеряла, сын вот-вот тоже в Пустоши сгинет, ну а мы ей расскажем, что муж ее был не героем, а предателем. Ну, хороший план, – пожал плечами Самдей.
– А что ты предлагаешь то? – спросил Йона. – Взять с собой мальчишку этого? В Пустошь? Искать там кости Гиллима? А ты помнишь, что там, где Гиллим сгинул, стрекот бродит?
– И еще наша добыча там лежит, – пожал плечами Самдей. – Семь мешков серебра и золота.
– И стрекот, – пробормотал Йона.
– Решать вам, – снова пожал плечами Самдей. – Не захотите — отказывайтесь. Ваше право. А я схожу.
– Это что еще значит? – возмутилась Риа.
– Помогу я Иэнку клятву выполнить, да может еще и добычу, брошенную в тот раз, принесем.
– Тьфу ты! – выругался Космин. – Выкрутил ты нам руки!
– Я согласна, – вдруг сказала Риа. – На кости Гиллима мне плевать, а вот Иэнку жалко. Пропадет он один в Пустоши.
– Ну ты всегда готова за Самдеем идти! – хмыкнул Йона.
– А что такого? Я тоже во всем за Самдея, – пожал плечами Алин.
– Стреокт это вам не шутки… – проговорил Лионелл. – Нужно будет «огненных шаров» у магов прикупить. Подготовиться тщательно.
– То есть ты тоже с нами? – уточнил Самдей.
Лионелл кивнул и Йона добавил:
– Ну что ж делать, и я с вами.
– Надеюсь, парень не в отца пошел, – буркнул Космин.
– Ну так зову я тогда Айне? – бухнув на стол стопку тарелок и вилки, спросил Сэм.
– Ох, ну всегда ты возле стола крутишься! – воскликнул Самдей. – Все слышал?
– Я еще в тот раз все слышал, когда вы весной вернулись и дяде Киприану про Гиллима рассказывали, – улыбнулся Сэм. – Не волнуйтесь, дядя Самдей! Я не болтливый. Никому не говорю лишнего!
Проводив парня взглядом, Космин сказал:
– Странный он. Молодой совсем, не больше восемнадцати, а ведет себя как старый дед. Рассудительный не в меру.
Тут из кухни показалась Айне. Подошла и снова заплакав, начала просить прощения.
– Оставь, Айне, мы не в обиде, понимаем, что ты от горя такие слова сказала, – перебил ее Самдей. – Мы тут решили, что поможем Иэнку. С нами идет в следующий раз.
Айне снова разрыдалась и принялась благодарить. Едва успокоили ее. Вскоре Айне ушла, не стала задерживаться.
Все вздохнули свободнее.
– Ну что ж… пора поесть, – как-то неуверенно предложил Лионелл.
– Аппетит пропал, – буркнула Риа. – Надо же! Всю дорогу мечтала о нормальной еде, а теперь в горло не лезет!
– Ну, ну, что это вы такое говорите? – снова возник возле стола улыбающийся Сэм и поставил большую бутыль вина. – Сейчас выпьете по стаканчику и полегчает вам. Понимаю, только вернулись из Пустоши и тут такое! Слезы и проклятья… Как тут без вина?
– Спасибо, Сэм, то что нужно! – воскликнул Самдей.
– Давайте я вам сам налью, дядя Самдей!
– Ну здравствуй, Самдей! С возвращением! – от дверей кухни к ним спешил Киприан, толстый пожилой мужчина, владелец гостиницы.
– О, вот ты где! – вставая навстречу, улыбнулся Самдей. – А я уж думал, куда ты провалился!
– Я от Айне прятался, – усмехнулся трактирщик. – За эти дни замучила она меня! Жалко ее, но чем я-то могу помочь?
– А она помощи просила?
– Просила на тебя повлиять, – покачал головой Киприан и повернулся к племяннику:
– Сэм, для меня принеси тарелку и стакан.
– Хорошо, дядя! – Сэм развернулся на каблуках и помчался в кухню.
– Ох, от девок, наверное, отбоя нет? – предположила Риа, провожая взглядом широкоплечего парня. – Собой хорош, глазищи голубые, а Киприан? Бегают девчонки?
– Сэм, не такой,- степенно ответил трактирщик.
– Не какой?! – поразился Космин. – Ты скажи еще…
– Да нет, глупый ты человек! – отмахнулся Киприан. – Что ты болтаешь! Чай не в столице живем, где всякими непотребствами парни занимаются!
– Ну ты так сказал… – попытался оправдаться охотник.
– Я сказал, что Сэм — парень взрослый не по годам. И рассудительный. Девки у него не на первом месте.
– Да как так то?! – не поверил Йона. – Вот я, помню, в восемнадцать! За девчонками только так бегал…
– А потом в Пустошь сбежал и до сих пор бегаешь! – усмехнувшись, перебил его Киприан.
Тут появился Сэм.
– Скажи-ка, – обратился к нему Йона. – Встречаешься ты с девушками?
– Ну ты ляпнул! – усмехнулась Риа.
Сэм подумав ответил:
– А когда мне, дядя Йона? Я все время тут. Забот много, не до девушек.
– А жениться как ты будешь?
– Да я итак осенью женюсь! На той неделе свататься ездили с дядей Киприаном.
– Это на ком же? – крякнул удивленно Самдей.
– На Ирме.
– На ком?! – Риа чуть не подавилась, а Алин закашлялся и покраснев выдавил:
– Ты ее видел, Сэм?!
– Говорю же — на той неделе ездили мы с дядей свататься. Я спросил, пойдет ли за меня. Ну конечно видел! – Сэм хмыкнул и опустился на край лавки.
– Ну, рассказывайте, дядя Самдей, как в этот раз сходили, что принесли.
Не успел охотник ответить, как в кухне раздался грохот и дядя с племянником тут же убежали туда.
– Ох, хорошо, что они ушли! Я бы не выдержала, – пробормотала вслед им Риа.
– А что такое? – спросил Лионелл.
– Ты в Галаше не живешь, местных плохо знаешь. Но если б видел Ирму, сразу бы понял! Она…
– Она страшная! – прошептал Алин. – Страшная, прыщавая и жирная! Да корова на пастбище выглядит лучше!
– И еще – она дурочка, – проговорила Риа. – Не сумасшедшая, но глупая. Даже читать не умеет. И ленивая очень. И злая. Ужас, а не девушка.
– Так зачем же он женится на ней?! Сэм красивый парень, умный!
– Ради денег, – сказал Самдей глядя в сторону кухни. – Ирма — дочка старосты. Отец за ней тысячу золотых дает и участок земли. А Киприан давно мечтает вторую гостиницу открыть, охотников то много.
– Вот пусть бы тогда сам и женился! Бедный Сэм! Я бы лучше в Пустошь один сбежал! – воскликнул Алин.
– Зачем бы ты сбежал один в Пустошь? – Сэм появился не из кухни, вошел в другую дверь и охотники его не заметили.
– Я… я хотел сказать… – замялся Алин. Выручил Самдей:
– Мы тут говорим, что ты, наверное, тоже в Пустошь мечтаешь пойти. Как бы не сбежал, как Иэнку.
– Я?! – поразился Сэм. – Да никогда! Ни ногой! В пасть к чудовищам соваться! Ни за что! У меня тут трактир, гостиница и невеста. Нет и нет. Ни за какие деньги! – возмутился парень.
Подошедший Киприан похлопал племянника по плечу, улыбнулся:
– Весь в меня! Эх, сестра бы сыном гордилась!
Переглянувшись, охотники перевели разговор на другое. Космин, выпив вина на голодный желудок, начал в красках описывать поход, Риа хохотала. Под вечер разошлись по своим комнатам. Все охотники жили в гостинице, только у Риа в Галаше был дом и муж.
Самдей отправился провожать ее. Мало ли что может случиться на улице?
– В Пустоши я, значит, с чудовищами сражаюсь, а в родном Галаше ты меня от людей защищаешь! – смеялась Риа.
– Люди похуже чудовищ бывают, – ответил Самдей.
– Это я знаю… Послушай-ка, Самдей. Ты ведь пока в Фешети не перебрался, тут, в Галаше жил?
– Да, родился я тут. И вырос тут, и женился.
– Киприана с детства знаешь?
Показалось ей, что Самдей насторожился?
– Ну, знаю.
– Так ведь не было никакой сестры у Киприана то!
– Как же не было? – деланно удивился Самдей. – Тогда племянник откуда?
– Вот именно — откуда? Откуда голубоглазый племянник у кареглазого Киприана? Да еще и такой красавец. Ты Киприана молодого помнишь?
– Вот что я тебе скажу, Риа, – остановившись, Самдей развернул ее к себе, – есть вещи, которые не нашего ума дело. Понимаешь?
Риа долго смотрела ему в глаза, а потом вздохнув ответила:
– Понимаю…

На следующий день, Самдей и Йона отправились в столицу — сбывать добычу. Конечно, можно было продать вещи местным купцам, но столичные перекупщики платили лучше, а в Галаше сбывали добычу только те, кто спешил получить деньгу и оставить ее тут же, в трактире.
Оставшиеся занялись подготовкой к новому походу. Лионелл и Космин сходили к Айне, познакомились с Иэнку и остались довольны. Обоим понравился парень, по крайней мере на первый взгляд.
Время до приезда Самдея тянулось медленно. За три дня успели все приготовить, а дорога до столицы и назад занимала не меньше десяти дней. Да еще там пока договорятся. Риа забегала каждый день, сами ходили к ней в гости, но в маленьком Галаше делать было нечего.
Вернулся Самдей. Осмотрел приготовленное. Решил, что передохнет еще денек и в путь.
Иэнку радовался, будто шли не в Пустошь, а на прогулку собрались. Самдей качал головой от этого энтузиазма.
– Ничего, это он от радости такой, – утешала Самдея Риа. – В Пустошь попадем, веселиться перестанет.
– В том то и дело, что бывал он уже там и видно, ума это ему не прибавило. Да и вообще, боязно с незнакомцем идти. Как он себя покажет, когда чудовищ встретим?

Утром, в день, когда должны были выйти в Пустошь, Самдей проснулся от грохота, доносившегося снизу. В таверне будто бы передвигали мебель. Слышались крики.
– Неужто Калин со своими до сих пор гуляет? – подумал Самдей, вставая. Небо едва начало светлеть. В этот момент в коридоре послышались шаги, кто-то начал стучать в двери комнат.
– Может беда случилось? – Самдей вскочил, наспех оделся и приоткрыв дверь, выглянул в коридор. Не меньше десятка девушек и женщин с ведрами и тряпками стучались в двери комнат, смеялись, переговаривались.
– Поденщицы, – понял Самдей.
Увидев среди этого безобразия Сэма, который почти бежал по коридору с молотком в руках, охотник дернул парня к себе:
– Что творится, Сэмми?
– Ох, дядя Самдей! Простите, что выспаться не даем и гоним пораньше! К нам гонец прискакал от его светлости.
– От герцога Борриамира?!
– От него. Едет он к нам. Сегодня в обед будет. Десять комнат ему нужно приготовить! А у нас! Не готово ничего!
С этими словами парень вырвался и помчался дальше.
– Это же надо! Его светлость едет в Галаш! – проговорил Самдей удивленно.
– Его светлость, его светлость! – проворчал подошедший Йона и широко зевнул. – Из-за его светлости выспаться нам не дали, и завтрака не будет!
– Ну, почему ж не будет? – лукаво прищурился Самдей. – Пойдемте вниз. Не выгонит же нас Киприан голодными.
Мимо промчался Калин. Лицо не выспавшееся, глаза красные. Вчера Калин со своими охотниками гуляли всю ночь.
– Я сейчас им устрою! Поспать не дают! – пообещал он Самдею и скрылся за поворотом лестнице.
Космин хмыкнул — Калин действительно выглядел смешно в рубахе и без штанов.
Они спустились вниз. В таверне царил кавардак — сдвигались столы, женщины опускали люстры, мыли стены.
Киприан ожесточенно чистил стойку и переругивался с Калином, который смущал всех женщин своими голыми ногами и никак не хотел понимать, что едет герцог.
– Дай что-нибудь поесть, Киприан, и мы пойдем! – крикнул Самдей. В ответ трактирщик отмахнулся:
– Сами возьмите в кухне! Что найдете — ваше. А в шкафу, слева у двери, я вам припасы в дорогу собрал!

Через пол часа жующие охотники добрались до городских ворот.
– Это вы куда в такую рань собрались, Самдей? – лениво окликнул их стражник.
– Да вот, Киприан разбудил до света и выгнал.
– Да ну? Что это он?
– А ты не знаешь? Герцог Борриамир едет в Галаш. К обеду будет.
– Шутишь, да? – недоверчиво переспросил стражник.
– У Киприана спроси — ему с гонцом письмо прислали.
– Так это от герцога гонец был?! – воскликнул стражник. – А я то думал! Ох, Киприан! Хоть бы предупредил, поганец!
Дальше охотники ничего не услышали потому, что стражник покатился вниз с лесенки и скрылся в башне — видимо пошел будить командира.
– К обеду Галаш на ушах стоять будет, – зевая сказал Космин. – Хорошо, что мы уже в Пустоши будем.
– А вот и я! – Из темноты появилась Риа. – Вы что какие смурные?
– Герцог Борриамир приезжает, нас Киприан час назад разбудил. А ты чего так рано встала?
– Так Алин разбудил! – пожала плечами Риа. – Прибежал, кричит вставайте скорее, все уж у ворот! Ну я и встала…
– Алин! А где он сам?! – повернулся на месте Йона.
– Убежал к Айне, Иэнку будить. А ты его значит потерял, да Йона? Эхх, как бы ты сокровища не потерял в дороге, или весь отряд.
– Будет тебе! – урезонил ее Самдей.
– Да я ж не в обиду! Ты не обиделся, а, Йона?
В этот момент на башне у ворот ударили в колокол, и все вздрогнули и закрыли уши руками.
– Да что такое?! Они так всех перебудят!
– Того и добиваются, – пожал плечами Самдей. – Сейчас староста на общей площади будет внушение делать. Чтоб герцога встретили как положено, чтоб не безобразничали. А ворота закроют сейчас… Эх, беда. Не выберемся мы из города до обеда!
– Может тогда пойдем сейчас прямо? – предложила Риа.
– Ага, пойдем! – передразнил ее Самдей. – А Алин с Иэнку?
– Мы уже тут! – послышался голос и из-за угла выскочили двое запыхавшихся парней.
– Я не знал, что нужно раньше, дядя Самдей!
– Никто не знал, – проговорил Самдей и протянув руку, сдернул заплечный мешок Иэнку.
– Быстрее, ворота закрываются! – забеспокоилась Риа, но командир сперва осмотрел сложенные вещи, и лишь после этого протянул мешок Иэнку и махнул рукой:
– Выдвигаемся.
Створки ворот тем временем съезжались все ближе. Охотники побежали. Все, кроме Самдея. Он не спеша прошел в узкую щелку и тут же ворота захлопнулись.
– Понторез! – улыбаясь, проговорила Риа.

Возле обрыва, где тропа круто вела вниз, Самдей снова остановил свой отряд и сказал:
– Так, прежде, чем мы туда сунемся, поговорить нужно. Иэнку… ты должен знать правду. Хоть и тяжело мне это тебе будет рассказать, но нужно.
– Погоди, зачем ты? – встрепенулась Риа.
– Мы же договорились молчать! – вставил Алин.
Иэнку непонимающе переводил взгляд с одного на другого:
– Что мне нужно знать, дядя Самдей?
– Пока не сказал, подумай еще раз! – попросила Риа.
– Я думал, – ответил он и сел на свой мешок. – Всю дорогу, пока в столицу ездили, думал. И так и сяк прикидывал. Одно дело Айне. Ей может и не надо знать правды. Но вот Иэнку — другое дело. Он мужчина. Мы должны ему рассказать, чтоб знал, что там случилось.
– Говорите уже, дядя Самдей! – попросил Иэнку немного побледнев. По лицу парнишки пронеслась гамма чувств.
– Ты должен узнать, как твой отец погиб в том году и почему мы не принесли его тело домой.
– Почему же? – голос парнишки дрогнул, и Риа негодующе взмахнув рукой отошла в сторону.
– Он нас бросил и ушел, когда на нас чудовище напало. Потому мы только примерно знаем, где лежат его кости. А было все так…
Когда Самдей закончил, на парня было жалко смотреть. Лицо стало бледным, а губы кривились и дрожали.
– Правда ли это? Дядя Космин? Дядя Йона? Алин? – по очереди он обвел взглядом каждого охотника. Каждый кивнул. В тишине было слышно, как через сомкнутые зубы Иэнку втянул воздух.
– Нет… не верю… Да как же это?! – взмахнув руками, Иэнку отошел в сторону.
– Эхх, жаль парня! – пробормотал Йона. – Как же ему нести на себе это?!
– Ничего. Железу все на пользу, а бумага все одно сгорит, – проговорил Самдей, следя за Иэнку, стоящим на краю обрыва с поникшими плечами.
– Что он у самого края встал? Не свалился бы от волнения, – начал Космин. Но тут Иэнку расправил плечи и пошел к ним, вздернув подбородок.
– Теперь я понял, почему вы меня брать не хотели, когда я в прошлом году к вам просился! Понимаю и не в обиде. Сын предателя! Конечно! Что, если я в отца характером?! Брошу вас в трудный момент?! Все ясно! – парень все повышал голос и уже почти кричал. – Не ходите со мной! Я один пойду и клятву выполню! Все! Прощайте!
Он шагнул к мешку, но Самдей придавил его ногой. Иэнку дернул посильнее. Тогда Самдей рванул на себя мешок и парень, не устояв на ногах, сел на землю.
– Ты сказал — я тебя выслушал. Теперь ты меня слушай, – спокойно проговорил Самдей. – Значит так. Идем мы все вместе. Тебе отца без нас не сыскать. Про отцов поступок я тебе не для стыда рассказал, а для знания. Чтобы ты молиться на него перестал. Он не бог и не икона. Теперь бери свой мешок и пошли. Времени уже много, некогда нам тут сцены разводить.
Ничего не ответив, Иэнку взял мешок и закинул на спину.
– Так, спускаемся, – скомандовал Самдей. – Идем как всегда. Я впереди, Риа следом. Иэнку предпоследний. Ты, Йона, замыкаешь.

День прошел спокойно. Пообедали и пошли дальше на север. А на закате расположились на ночлег. Весь день Иэнку молчал, только все время хмурил лоб и смотрел в сторону, сузив глаза.
– Куда это ты наш ведешь, командир? – спросила Риа после ужина.
– Да, я тоже удивился, – вставил Космин. – Не на восток ли нам надо?
– Значит, план таков, – сказал Самдей, развалившись на одеяле. – Во-первых ты, Алин, к ручью, за водой.
– А что я то? – взвился Алин. – Я теперь не самый молодой! Вон, Иэнку помоложе меня будет! Пусть он и бегает за водицей!
– Точно! – хлопнув себя по лбу рукой согласился Самдей. – Давай, Иэнку, возьми фляги и кожаное ведро и дуй к ручью. Найдешь, ручей то?
– Да не дурнее других! – вдруг весело ответил он.
– Вот и славно.
Дождавшись, когда Иэнку принесет воду, Самдей расчистил рукой площадку от травы и разложил карту:
– Вот тут значит мы. Шли мы весь день на север, по этой тропе всегда мы ходили. Кроме того раза, когда сгинул Гиллим. И чтоб вернуться туда, нужно нам сворачивать на восток. Свернем вот тут. Выйдем на каменистую осыпь, где ижинник растет. Там мы в том году от стрекота оторвались…
– И тогда свернем на юго-запад! – сказал Алин.
– Ну что ты спешишь, неугомонная душа?! Никуда мы не свернем, пойдем по старым следам дальше. Через день…
– Зачем нам туда, – поежившись, перебила Риа. – К стрекоту в лапы?!
– Да дослушайте! – поморщился Самдей. – Идем ровно до того места, где мешки с добычей в тот раз бросили! Забираем и идем обратно, до каменистой осыпи! Там сворачиваем и идем по следам Гиллима. Находим. Идем в Галаш. Теперь ясно? – дождавшись кивков скомандовал:
– Ну и хорошо. Спим тогда.
– А кто на карауле? – удивился Иэнку. – Могу я постоять!
– Если ты будешь на карауле стоять, то нам глаз всю ночь не сомкнуть! – засмеялся Йона.
– Не доверяете?
– Неподвижно стоять не сможешь и будет наш сторож звенеть всю ночь, – пояснила Риа. – Вон, смотри, что Самдей делает.
– Это охранная сеть? – поразился Иэнку увидев, как на миг блеснуло охранное заклинание и пропало, будто и не было.
– Она, – кивнул Самдей. – На пол километра берет. Никто бесшумно не подберется. Лучший страж.
– Класс! – пробормотал Йэнку укладываясь спать на свое одеяло. – Расскажу друзьям в Галаше, вот они обзавидуются!
– Риа! Объясни ему! И научи главному завету Пустоши!
– Какому завету, тетя Риа?
– Не загадывать о возвращении, не делить заранее добычу, не говорить вслух, чем займешься вернувшись, – отчеканила Риа. – Иначе накличешь беду.
– Я понял, – проговорил Иэнку ложась на одеяло.
На другой день, пройдя еще немного, свернули на восток. Вскоре показалась та самая каменистая осыпь, издалека блестевшая на солнце.
– Нужно будет набрать ижинника, – сказал Самдей. – Натрем подошвы.
Но ижинника на склоне уже не было. Вместо него рос чертополох и репьи.
– Вот те на! Пропал ижинник! – проговорил Космин.
– Трава капризная, – кивнул Самдей. – Сегодня тут, завтра не пойми куда перебрался. Ладно. Бог даст – проскочим.
Теперь пошли осторожнее. Охотники постоянно прислушивались, не раздастся ли знакомое дребезжание. Время от времени, Йона, замыкающий отряд, посыпал следы молотым табаком.

Через день они добрались до того места, где в прошлый раз сбросили добычу. Мешки так и лежали в траве. Даже не рассыпались от влаги.
– Вот и она! Добыча наша! – довольно проговорил Алин. – Все цело!
– Ну и слава богу, – сказал Самдей. – Мешки — на плечи и в обратный путь, к осыпи.
Но едва люди к ним потянулись, Самдей скомандовал:
– В боевой порядок!
В мгновение мешки снова полетели на землю. Лионелл, Космин и Алин, с мечами в руках, выдвинулись вперед. За ними встали Риа и Йона с луками на изготовку, Самдей — немного в стороне, с магическим свитком в руке.
Поколебавшись, Иэнеку вытащил меч и встал рядом с Лионеллом.
– Кто там? – не выдержала Риа.
– Смотрите! – указал рукой Самдей и все увидели, как среди густой травы в их сторону, будто бегут три волны. Все ближе и ближе…
Две волны — параллельно друг другу, одна чуть позади.
– Готовсь! Сейчас! – и тут из травы показались три существа, похожие на собак. Пятнистая шкура, черные хохолки на головах. Прижатые уши и хищно горящие глаза дополняли картину.
– Стреляй! – скомандовал Самдей. Чудовища не сделали ни одного движения, чтоб напасть на людей. Наоборот, осмотрев группу, они попятились обратно в траву.
Стрела Риа попала в цель и пес задергался, взвизгнул и упал. Огненное заклятье, вырвавшееся из свитка Самдея, уложило второго. А вот Йона промахнулся и третий пес скрылся в траве и побежал прочь огромными скачками. Только спина в подпалинах иногда мелькала.
Самдей отбросил свиток, снял со спины лук и вложив стрелу прицелился еще раз. Но пес уже был слишком далеко.
– Эхх! Вот беда то! – махнул рукой Космин. – Ну как же ты, Йона?!
– Да не знаю я! Солнце в глаза светит, – ответил расстроенно охотник.
– А что вы расстроились? – вкладывая меч в ножны спросил Иэнку. – Они же убежали.
– Это волколаки, – ответил Самдей. – А волколаки живут стаями. В каждой — не менее десяти тварей. Но обычно пятнадцать-двадцать. Сейчас на нас выскочили разведчики. Разведчики, это самые быстрые, бегают по окрестностям, и если находят жертву, приводят остальных. И сейчас один из разведчиков убежал обратно за стаей.
– Ох, беда! – воскликнул Иэнку. – Бежим скорее!
– Бежать то бесполезно теперь, – ответил Самдей. – Но поспешить нужно. Хорошо бы найти камень какой, или уступ. Идем в другую сторону. Они помчались аккурат по нашим следам. Так что возвращаемся другой дорогой.
Шли быстро, оглядываясь назад и по сторонам. Йона засыпал следы табаком.
– Погоди, Самдей! – остановилась вдруг Риа. – Откуда они тут? Это же стрекота территория?!
– И верно! – воскликнул Космин. – Откуда?!
– Я не знаю, – не останавливаясь отмахнулся Самдей. – Может, стрекот ушел. Или сдох.

Бежали через поле. Высоченная трава мешала, особенно трудно приходилось Самдею, который шел первым.
Прошла пара часов. Люди оглядывались, напряженно прислушиваясь, но ничего не происходило.
– Может, Йона его ранил, и он сдох, а? – предположил Алин.
– Если так, то хорошо. Но надеяться на лучшее не будем и останавливаться тоже не будем.
Еще через несколько часов на них все еще никто не напал. Время шло к вечеру и впереди показались каменные холмы, метра на два возвышающиеся над травой.
– Туда, – указал на них Самдей. – Пересидим ночь на камнях, подождем. Может и правда сдох тот разведчик.
– Хороший камешек, – проговорил Космин, взбираясь вслед за Самдеем.
– Молчи! – вдруг шикнул на него Самдей, – Ложитесь все и молчите.
– Да что такое то?!
– Вперед поглядите.
Равнина, которая лежала за камнем, пестрела от пятнистых спин волколаков. Стая расположилась вокруг большого белого камня, блестевшего в солнечных лучах, как кусок сахара. Повизгивая, играли щенки, несколько взрослых особей резвились, покусывали друг дружку, подпрыгивали.
– Сколько же их тут! – испуганно произнес Алин.
– Не меньше сотни, – пробормотал Лионелл.
– Я в жизни не слышал про такие огромные стаи, – проговорил Самдей. – Вот мы попали!
– Чтоб я еще раз на восток пошел! Не зря сюда никто не суется! В тот раз — стрекот, теперь эти! – досадливо прошептал Йона.
Прошла еще пара часов и солнце стало клониться к закату. Косые лучи позолотили равнину. Охотники завороженно наблюдали за стаей. Волколаки видимо никуда не собирались уходить — некоторые особи спали, остальные бегали вокруг камня.
– Они когда-нибудь уйдут? – тихо спросил Иэнку.
– Будем надеяться, – проговорил Самдей. – Иначе нам крышка.
– Я вот что не пойму. Это та стая, откуда разведчик был, или другая?
– Да бог его знает! Если сейчас еще штук пятнадцать сзади подберется, то значит другая…
– Смотрите! – показал Самдей рукой и все увидели, как из травы выскочил, прихрамывая на переднюю лапу, еще один пес. – А вот и наш разведчик.
Появившийся пес громко залаял. Несколько взрослых особей, до того отдыхавших в тени камня, поднялись на ноги и пролаяли в ответ.
– Они будто общаются! – удивился Иэнку.
– Ну да. И сейчас этот хромой ублюдок говорит, что повстречал сегодня вкусных людей.
Самый большой пес с черным пятном на боку, что-то пролаял высоко задрав морду. Тут же вскочили на ноги остальные. Пес бросился в траву. За ним десяток самых крупных псов, следом — те, кто поменьше. Затем побежали самки и щенки. В хвосте стаи бежали несколько прихрамывающих и облезлых псов.
– Ну вот, побежали за нами, – проговорил Самдей и встал на ноги. – Они круг дадут и по нашим следам сюда выйдут. Так что бежим. Теперь бежать надо так быстро, как только можем. Бог даст, доберемся до реки, и следы запутаем.
Все соскочили на землю и бросились за ним.
– А ведь мы с ними похожи! – проговорил на бегу Иэнку.
– С кем? С волколаками что ли? И чем? Хвосты такие же? – усмехнулся Йона.
– Да нет, у них вожак и у нас тоже, – пояснил Иэнку, кивнув на Самдея, бегущего впереди.
– А, ну так конечно! Куда без вожака! – согласился Космин.
– А вот и наш стрекот! – Самдей сбавил шаг и остановился у камня, возле которого только что отдыхала стая.
– Где?! – спросила Риа, – выхватывая меч.
– Оружие спрячь, мертвый он. Вот, глядите, – Самдей подошел к камню и похлопал по нему. – Это он и есть, стрекот. Только броня осталась.
Теперь и остальные увидели, что камень весь состоит из небольших пластинок, плотно прижатых друг к другу.
– Он же… огромный! – пробормотала Риа, подходя ближе.
– Неужто стая его одолела? Как же так? – почему-то расстроился за стрекота Лионелл.
– Одолела, но только Гиллим им в этом помог.
– Как так? – встрепенулся Иэнку.
– Вот, смотрите, – Самдей указал рукой в черный обгоревший участок, – Это прежде была морда стрекота. Видно, когда он нагнал Гиллима, Гиллим все таки успел огненным шаром по нему жахнуть. Не убил, но ранил. А видно недалеко эта стая пробегала. На запах крови сбежались и добили раненого.
– Значит отец близко, – оглядываясь по сторонам проговорил Иэнку.
– Близко должен быть, – кивнул Самдей. – Пока не стемнело, поглядывайте по сторонам, может найдем.
– О, вон там кости! И там… – показал рукой Йона.
– Это волколачьи кости, не видишь что ли, что огромные? – отмахнулся Самдей. – Дорого им стрекот свою жизнь продал, не меньше десятка убил. А теперь ходу, ходу!
Отряд снова бросился бежать.
Стремительно темнело. Иэнку на бегу все сокрушался, что не сможет исполнить клятву.
– Как я вернусь в Галаш то, – жалобно бормотал он.
– Не можем мы сейчас искать Гиллима, пойми ты! – произнес Космин. – Погоня за нами.
– Да понимаю я, – отмахнулся парень. – Думал, мне бог поможет, а все словно против…
Тут он вскрикнул и полетел на землю. Зазвенело серебро, словно рассыпалось по траве.
– Иэнку! Давай руку! – бросилась к нему Риа.
– Я ничего, я в порядке, – Иэнку тут же вскочил на ноги. – Бежим дальше!
– Ты сперва мешок подними, – посоветовал Самдей. – Я слышал, как он улетел у тебя.
– Нет, мой на спине. Я споткнулся о что-то, это оно звенело.
Засмеявшись, Самдей шагнул вперед и склонился, шаря по траве руками.
– Что ты там ищешь? – спросил Лионелл тяжело дыша.
– Гиллима кости, – послышался ответ. – А вот и они. Под ноги тебе отец бросился. Хочет, чтоб ты клятву выполнил.
– Что ты говоришь, дядя Самдей?
– А вот сам погляди!
– О бог мой! И правда, Гиллим под ноги сыну бросился! – Разглядев в темноте белеющие, человеческие кости с остатками одежды сказал Лионелл. – Спасибо, тебе, Гиллим!
– И за то, что в прошлый раз спас нас своим предательством, тоже, спасибо, – произнес Самдей. – Помоги нам от волколаков скрыться и в Галаш попасть, и простим мы тебе обиду. А теперь собираем кости и снова вперед. Река уже близко должна быть.
Охотники снова бросились бежать.
В небе вдруг выкатилась яркая луна и подняв голову, Йона произнес:
– Благодарствую, Гиллим.
– А и правда, помогает он нам, – улыбнулась, тяжело дыша, Риа.
Впереди блеснула серебристая полоска воды.
– Река! Еще немножко поднажмем, ребята!
Выбежали на берег и не раздеваясь бросились в холодную воду. Плыть с тяжелыми мешками и полностью одетыми было не просто. К счастью, посередине реки попался небольшой островок. Выбравшись на отмель, охотники перевели дыхание.
Но едва он снова бросились в воду, ветер донес до них слабые отзвуки лая.
– Быстрее! – застонал Самдей, бешено работая руками. – Быстрее, ребята! Нам только б еще пять минут!
Но пяти минут у них не было. Не успели выйти из воды, как с противоположного берега до них донесся яростный лай — стая выскочила из травы и вожак успел их заметить.
– О боже, они сейчас будут тут! – крикнула Риа, когда псы бросились в воду. И плавали они гораздо лучше и быстрее людей.
– Бежим! Бежим, бежим! Ищите деревья, скалы! Куда можно забраться, чтоб не навалились всем скопом! – кричал Самдей.
Но равнина была пуста — ни кустика. Псы лаяли уже на этом берегу. Вот-вот нагонят.
– Простите, меня, ребята, если чем обидела, – выхватывая меч, попросила Риа. – вы мне как братья были!
– И меня простите, друзья, если что не так, – попросил Йона.
– Я задержу их! Бегите! – вдруг крикнул Иэнку.
– Вот дурак! Стойте! – приказал Самдей. – В боевой порядок!
Охотники остановились и сбросив мешки встали: Лионелл, Космин, Алин и Иэнку впереди, с мечами, за ними Риа и Йона с луками, а Самдей сбоку, со свитками в руках.
– И вы меня простите, подвел я вас! – крикнул Самдей.
– Ничего, Самдей, нет в том твоей вины! – ответил Космин. Улыбнулся и снова повернулся к приближающимся псам. Три десятка черных теней мчались на них.
Передний пес был уже в десятке метров и Риа тихонечко запела молитву, подняв меч, как вдруг что-то вспыхнуло, рвануло. Раздался грохот и огромный взрыв потряс равнину. Рвануло прямо среди собак и с десяток тел взлетело в воздух. Тут же вспыхнуло еще раз, с такой силой, что охотники не устояли на ногах. Скуля и подвывая, мимо них промчался один из псов и скрылся в траве, не обратив никакого внимания на людей.
– Что это такое?! – воскликнула Риа, вскакивая на ноги и оглядываясь во все стороны.
– Всем стоять! Оружие в ножны! – раздался голос. Тут же они услышали перестук копыт и отряд конников в один миг окружил людей Самдея. Ввысь взлетел шар магического света, ярко осветив поляну.
– Кто такие?!
– Я — Самдей, а это мои люди. Охотники за сокровищами мы.
– Вон, женщина среди них, – раздался голос и одни из конников спрыгнул на землю, схватил Риа за шею и откинул волосы назад.
– Она человек!
– Конечно человек! – воскликнул Самдей шагая туда. – Что происходит?
– Правда чтоль ты, Самдей? – еще один конник спешился.
– Я это… Гордей?!
– Ну да.
– Ты его знаешь? – подъехал к Гордею конник в синем мундире, явно из людей герцога Борриамира.
– Знаю конечно. Давно в Пустоши этот отряд ходит.
– Так, осмотри их. Все ли знакомы тебе?
– Сейчас, поглядим, – сказал Гордей.
– Что происходит, а, Гордей? Откуда тут герцогские воины?
– Помолчи ка, Самдей. Так, это ты. А это Лионелл, его тоже знаю… Риа, в нашем городе живет… Космин, Йона, Алин, охотники, знаю их… А это кто такой? – Гордей схватил за плечо Иэнку.
– Это сын Гиллима, который в Пустоши погиб в том году. Парень клятву дал, кости отца найти и похоронить, – ответил Самдей.
– Так… Сын Гиллима значит. А скажи ка мне, сын Гиллима, как твое имя и как зовут вдову Гиллима?
– Я Иэнку, – растерянно ответил парень. – А мама — Айне.
– Хорошо. А в Пустошь ты первый раз пошел?
– Не, не в первый. Я месяц назад здесь был. Один. Отца искал.
Помолчав Гордей ответил:
– Ну он это. Иэнку. Точно.
– Хорошо. А скажите ка, не встречали вы кого по дороге? – спросил воин.
– Кроме волколаков? Только птиц небесных, да кроликов, – хмыкнул Самдей.
– Остроумный, да?
– Простите, ваша милость, – потупился Самдей.
– Хорошо, едем дальше, – всадник тронул поводья и конь пошел прочь. Гордей поспешил к своему коню.
– А что произошло то, Гордей? Кого ищете?
Махнув рукой, Гордей тихо ответил:
– Сэма ищем, племянника Киприана.
– Чегоо?!!
– Сбежал он в Пустошь. Да не один! К нам в Галаш его светлость, герцог Борриамир приехал с друзьями и с послом эльфийским. Так Сэм украл дочку посла и смылся с ней.
– Не может быть! – звонко крикнула Риа. – Чтоб Сэмми такое натворил!
– Мы и сами от удивления чуть не попадали! Да только правда это. А Киприан арестован и сидит под стражей, – уже отъезжая добавил Гордей.
Конники прибавили хода и помчались вперед по равнине.
Проводив их взглядами, охотники посмотрели друг на друга
– Сэм сбежал в Пустошь?! – повторил Космин. – Да как же так то?!
– Добыча наша! Забрать надо, – Самдей поспешил к мешкам. Остальные следом.
– Чем это они так жахнули, по волколакам? – спросил Иэнку. – «Огненным шаром»?
– Нет, это настоящая магия была, – ответил Самдей проводив взглядом всадников. На залитой лунным светом равнине, они выглядели как черные силуэты на фоне неба.
– Я такое видал в столице, – сказал Космин. – Настоящий маг с ними.
– Если маг может всех этих чудищ в момент извести, так почему ж до сих пор в Заброшенный город такие отряды не ходят?
– Это потому, Иэнку, что чудовища — не самое страшное в Заброшенном городе, – ответил Лионелл. – Там, дальше, у самого города, прежние хозяева таких ловушек понаставили, что даже магу не пробраться. Магия у них была особая, наши маги им и в подметки им не годились. Мураки, прежние хозяева города, они и в науках понимали, и в магии побольше нашего.
– А что там за ловушки?
– Ох, – вздохнул Лионелл. – Кто ж знает? Кто их видел, назад не возвращался.
– Пойдем что ли потихоньку? Пока луна светит? – спросила Риа. – Хочется отсюда подальше убраться.
– Пойдем пожалуй. Ну что скажешь, Иэнку, как тебе Пустошь? Небось больше сюда не сунешься?
– Это почему же? Буду ходить. С вами, если в отряд возьмете, дядя Самдей.
– Обмозгуем… Только вот Айне против будет.
– Маме я скажу, что если не с вами, так я сам, как в прошлый раз, один пойду.
– Вот неугомонная душа! – воскликнул Косимн. – Мало тебе, что в тот раз чуть живой пришел! Помолчи уж! В городе решим, как будет. Но запомни — в Пустошь соваться одному не след!
– Да, соберемся у Киприана и проголосуем, – вставил Йона.
– У Киприана теперь не соберешься, – буркнул Самдей. – Слыхали, что воины сказали? Арестован он.
– А я и забыл! – хлопнув себя по лбу сказал Йона. – Вот беда! Как же так то?
– Да один бог знает, что там произошло! – пожала плечами Риа. – Сэм! Вы его помните?! Как о Пустоши говорил, о походах?!
– Да он как старичок был, все только о таверне да новой гостинице пекся. Что б Сэм все бросил и девицу похитил! – воскликнул Йона.
– Ладно, в Галаш вернемся, узнаем, что там приключилось, – протянул Самдей. – Попросимся на постой к людям, может кто примет.
– А зачем проситься? – воскликнул Иэнку. – У нас с мамой и остановитесь!
– А двоих-троих я к себе возьму, – предложила Риа.
– Ну вот и решили, – подвел итог Самдей. – Светает уже. Еще пару часов, и увидим обрыв.

  Обсудить на форуме