Я выжил. Глава 1 – 21

Я выжил.

Глава 1.

Это утро было не такое как все. Более серое что-ли. С трудом поднявшись с кровати, я подошел к окну. Людская масса на улице медленно двигалась в сторону центра города. Мне тоже придется сегодня присоединиться к ним. Экзамен по термеху, чтоб его. Доковыляв до кухни и включив чайник, я отправился в ванную. Взяв бритву и посмотрев на нее, я сказал ей: «Не сегодня!» – и отложил в сторону.

Холодная вода привела в чувство. Кофе тоже немного взбодрил. Быстро одевшись, я вышел из квартиры. Вдохнув все чудесные запахи подъезда, и закрыв квартиру, я нажал кнопку лифта, или то расплавленное месиво, что осталось от нее. Тишина. Окей, хорошо, что я живу на восьмом.

Улица встретила меня мерзким ветром и накрапывавшим дождем. Нащупав в кармане пачку «Мальборо» я достал ее, и отвернувшись от ветра закурил. Дым проник в мои легкие. День начался.

В кармане, помимо сигарет, был еще мятый полтинник. До универа пара остановок. Пожалуй, пройдусь пешком.

Чувство невроза окутало меня. И дело было даже не в экзамене. Я обратил внимание на лица людей, идущих рядом со мной. Отрешенные, безыдейные, двигающиеся, словно на невидимом поводке. Все они двигались в одном направлении. Все.

Что-то было не так. Ком встал в горле. Я ущипнул себя. Нет, не сплю. Что происходит? Так, надо набрать Коляна. Я достал телефон. Верная нокия доложила об отсутствии связи. Ну что же, посмотрим, куда все идут.

Внезапно включилась тревожная сирена, и зазвучал голос. Видно я крепко спал, потому что для идущих рядом со мной людей это было не ново. «Внимание! Всем жителям города просьба прийти к центральному автовокзалу! Пожалуйста, не покидайте город другими путями. Внимание…!». Город мой, если его можно так назвать, был небольшим – тысяч двадцать населения. Так что эвакуировать его в кратчайшие сроки было вполне реальной задачей.

– Эй, парень! Че за хрень тут творится? – обратился я к рядом идущему молодому человеку, по виду моему ровеснику.

– Говорят, город закрывают на карантин. И всех эвакуируют. Все другие выезды из города закрыты и патрулируются. – Его небритое лицо, было покрыто испариной, несмотря на прохладу на улице. Маленькие, покрасневшие, глубоко-посаженные глаза, бешено бегали по сторонам. Как будто он искал кого-то или боялся, что найдут его.

И тут я уже обратил внимание на военных и полицейских окружавших нас повсюду. Все вооружены. Я даже заметил пару снайперов на крышах. Точно ли нас эвакуируют?

– Ты как-то на легке? – привел меня в реальность парень. – Меня кстати Витя зовут, – он протянул свободную руку. Вторая рука Вити была занята большой спортивной сумкой.

– Да я как-то и не собирался эвакуироваться, – сказал я, ответив на рукопожатие. – Меня Артем, – спешно добавил я.

Из-за угла послышались выстрелы. Толпа встрепенулась. «Всем сохранять спокойствие. Все под контролем. Сохраняйте строй», – сообщил всем громкоговоритель из полицейского ВАЗа четырнадцатой модели.

Надо вернуться домой и собрать вещи. Я ринулся назад. И тут же меня схватил мужик в военной форме.

– Куда собрался? – рявкнул он.

– Домой. Вещи… – выдавил из себя я.

– Пути назад нет.

– Но…

– Шагай вперед! Новые купишь, – сказал он, и подтолкнул меня.

Я быстрыми шагами двинулся вперед, ища возможность сойти с дороги. Но она не представлялась. Сотни полицейских и военных стояли на всем пути нашего следования. Впереди показался вокзал, где нас ждали десятки автобусов. Несколько уже были заполнены и отправлялись.

Послышалось еще несколько выстрелов, и со стороны автовокзала стал виден столп черного дымы.

Пока взгляды большинства были направлены туда и военные успокаивали толпу, мне, наконец, удалось покинуть это шествие. На одной из улиц я нырнул в дверь какого-то магазина. Вроде никто не заметил. Пройдя через него, я вышел во внутренний двор. Так, теперь нужно быстро вернуться домой и взять необходимые вещи. Я пошел через дворы, перебегая от дерева к дереву на всякий случай, опасаясь не понятно чего. И был прав. Послышались выстрелы. Совсем рядом. Щепки из дерева посыпались на меня. Я упал на землю и прикрыл голову руками. Это стреляли по мне! Что мать вашу, происходит? Я гражданин своей страны! Какого хрена?

Выстрелы не утихали. И теперь стреляли не только по мне. Я приподнял голову и посмотрел вперед. На меня медленно двигаясь, волоча за собой ноги, двигались Они. Явно неживые, полуразложившиеся тела. Не зря я смотрел Ходячих и играл в Лефт фо дэд. У одного не было руки, внутренности другого свисали из живота. Они тянули свои костлявые, желтеющие руки ко мне. Твою, мать! Вот это начало дня! Выстрелы приблизились. У первого снесло пол головы. Второй упал, но продолжал ползти в мою сторону. Я вскочил и забежал в ближайший подъезд, плотно закрыв дверь. Выстрелы утихли. Так, надо все обдумать. Вот он и начался – зомби-апокалипсис. Но не так я себе его представлял. Для защиты от этих упырей, у меня только пару тетрадей с лекциям по макроэкономике и термеху. Хотя нет, плюсы все-таки есть – на экзамен можно не идти.

Глава 2.

– Надюш, вставай! Твоя смена.

– Да, да. Уже встаю. – Хрупкая, темноволосая девушка медленно поднималась с кушетки. Сегодня наступал ее черед быть дежурной медсестрой третьей больницы.

– Все Надь, я пошла. До завтра, – сказала ей другая медсестра, захлопывая дверь.

– До завтра, – сонно бросила ей вслед Надя. Свесив ноги с кушетки, она потянулась, смотря в зеркало напротив. На нее смотрела заспанная молодая девушка, с растрепанными волосами, только год назад закончившая медицинское училище. Она встала, подошла ближе к зеркалу, взяла в руки расческу и начала приводить себя в порядок. «Мне кажется, я застряла здесь навечно», – посетила Надю не слишком радужная мысль, и в чем-то она была верной.

Больница №3 представляла собой жалкое зрелище. Это было старое, небольшое, одноэтажное здание, постройки 30-х годов. Рассыпающийся красный кирпич наружных стен, обваливающаяся штукатурка и облупившаяся синяя краска внутри здания превращала больницу в некий, карикатурный последний рубеж, между миром живых и миром мертвых. А начавшийся недавно капитальный ремонт, закончился на кабинете главного врача, не покидая его порога.

Сначала Надю это мало волновало. Перспективы будущих перемен к лучшему затуманивали ее сознание, и работу здесь она представляла как очередной шаг на пути к счастливой жизни. Эти мысли посещали ее каждый день, по дороге в съемную однушку, на окраине города. Но с каждый новым днем этих мыслей становилось все меньше. Их поглощала серая действительность.

За окном начал накрапывать мелкий дождь. Люминесцентная лампа подрагивала в такт каплям, стучащим по подоконнику. Зазвонил телефон. Надя вздрогнула, отложила заполняемый формуляр и подняла трубку.

– Надь, сегодня ты на дежурстве? Давай в одиннадцатую палату.

Реаниматолог Антон стоял у кушетки Анны Петровны. С квалифицированными кадрами была огромная проблема, и поэтому обход сегодня совершал он. Большая часть персонала, совсем небольшого по количеству, была на юбилее у главврача. Это нормальная практика для этой больницы. Так что сегодня на дежурстве были только он и Надя.

Анна Петровна поступила сегодня утром, с высокой температурой и кашлем. К вечеру температура спала, обычное ОРВИ на первый взгляд, но пожилые люди переносят его тяжелее.

– Записывай время смерти. 3-44, – продиктовал Антон. – Очень странно. Час назад я делал обход и все было в норме, – добавил он.

– Что с ней? – Прохрипел голос с соседней койки.

– Умерла Николай Дмитриевич. Вы спите, – ответила Надя.

– И я там скоро буду, – ответил Николай Дмитриевич.

– Что вы! Вы еще ого-го. Поживете! Спите. Вам покой нужен.

– Вечный покой уже мне нужен! – ухмыльнулся Николай Дмитриевич, покряхтел, и перевернулся на бок.

– Надь, звони родственникам

– Нет у нее родственников, Антон. Одна она.

– Тогда вези в морг. И заполняй бумажки.

– Хорошо, – покорно ответила Надя.

Сколько раз она уже была в больничном морге, но сердце Нади не переставало учащенно биться при заходе туда. Она медленно толкала каталку впереди себя, лампы на потолке в коридоре горели через одну. Скрип колес каталки будто отражался от стен и заполнял все пространство коридора. Открыв двери морга, она медленно вкатила Анну Петровну внутрь. Больничный морг представлял собой маленькое удушливое помещение, насквозь пропитанное запахом формалина и аммиака. «Мне кажется, я никогда не привыкну», – думала Надя. Истошный крик Антона прервал ее мысли.

– Наааадя! Сюда! Быстрей! – Неслось из конца коридора. Надя ринулась в сторону одиннадцатой палаты, Антон скорей всего был еще там. Поскользнувшись и кое-как сохранив равновесие, она побежала дальше. Около входа в палату она остановилась. Свет в палате был выключен. Лампа в коридоре мигнула, потухла, и загорелось вновь. Странный чавкающий звук слышался из палаты. Струйка крови медленно потекла через порог.

– Антон! – вскрикнула Надя и влетела внутрь. Голова с густыми седыми волосами была наклонена на уровне горла Антона. Его уже неживые глаза смотрели в потолок.

Крик застыл в горле Нади.

– Николай Петров… Что вы дел..

То что было Николай Петровичем повернуло голову в сторону Нади. Желтое, иссушенное старостью лицо впилось взглядом в Надю. Кусок мяса торчал в окровавленном рте. Оно зашипело, кусок мяса выпал, обнажив красные от крови Антона зубы.

– О Боже! Нет! – тихо вскрикнула Надя.

Николай Петрович начал подниматься, увидев новую добычу. Надя больше не мешкала и метнулась в коридор. Но там ее ждало еще одно потрясение. Анна Петровна в больничной пижаме медленно тянула к ней руки, открывая рот и обнажая желтые зубы.

– Нет! Ты мертва! Нет, нет! – кричала Надя. Она отступала назад, шаря руками за спиной и наткнулась на тумбу. Нащупав ножницы она сделала, то о чем не могла и подумать несколько минут назад. Она воткнула ножницы в глаз Анне Петровне. Та попятилась, захрипела и медленно осела по стене на пол коридора.

– Что я делаю! Что происходит! – верещала Надя.

Николай Петрович уже вышел из палаты и волочил ноги в сторону Нади. Его туманный взгляд, полный голода, испепелял Надю.

– Помогите, кто-нибудь! Пожалуйста! – кричала Надя. Но в больнице больше никого не было.

Она помчалась к выходу. Николай Петрович, волоча ноги, побрел за ней.

За открытыми дверями забрезжил рассвет. Надя споткнулась об каталку и упала. Холодная рука схватила ее за лодыжку. Она закричала, громко до хрипа и поползла в сторону света. Свободной ногой она со всей силой ударила Николай Петровича, нос его хрустнул и она освободилась. А тот продолжал ползти. Надя выбежала во двор больницы и побежала навстречу рассвету. Рассвету нового мира. Мира, который уже никогда не будет прежним.

Солнце поднималось, освещая вход в больницу №3. Дверь медленно открывалась, толкаемая желтой, костлявой кистью. Радио в приемном покое сообщало: «Внимание! Всем жителям города просьба прийти к центральному автовокзалу! Пожалуйста, не покидайте город другими путями. Внимание…!».

Глава 3.

Приоткрыв дверь подъезда, я выглянул во двор. Бездыханное тело мертвяка, с окровавленной дырой в затылке, лежало перед входом. Я взглянул на соседние крыши. Никого. Тишина. Только все усиливающийся дождь объявлял о своем присутствие. До дома недалеко, надо пересечь пару дворов и детский сад. Двигаясь вдоль стены дома, я не спускал взгляд с соседних крыш. Как я уже понял, у снайперов стояла задача стрелять на поражение по всему что двигалось. Даже по голодному студенту. Я уже пожалел, что не позавтракал – энергии я уже потратил достаточно.

Небольшими перебежками я добрался до родной девятиэтажки без приключений. Открыв с большой осторожностью подъездную дверь, никого за ней я не обнаружил. Вызывать лифт можно не пробовать, потому что, пережить зомби-апокалипсис застряв в нем, у меня не было совершенно никакого желания. Хотя я скорее, сдох бы в нем от вони.

На третьем этаже лежал кусок металлической трубы, пару сантиметров в диаметре. Жаль, не монтировка. Но пойдет для начала.

На седьмом этаже я встретил свою соседку.

– Клавдия Ивановна, вас же вчера похорон… Ан, нет. Походу не успели!

Спускаться по ступеням вниз зомби не умеют. Это я понял на собственном опыте, когда, далеко не маленькая, Клавдия Ивановна, кубарем полетела на меня с лестничной площадки. Я кое-как увернулся и она впечаталась в стену позади меня. Я взвесил трубу в руке. Если честно, мне она никогда не нравилась. Заходила ко мне, чуть ли не раз в неделю. То музыка громко, то кран шумит. Вот и все. Отшумел тот кран.

Клавдия Ивановна встала, рот ее был в крови. Видно уже позавтракала. А я нет. Она потянулась ко мне. Первый удар трубы не принес ощутимого результат. Но последующими двумя я смог опрокинуть Клавдию Ивановну, или то, что было ей, через лестничные перила. Ее свободный полет с седьмого этажа сопровождался хрустом ломающихся костей.

Можно ставить плюс, за первую сбитую бабушку. Да уж, юморок то черный! Но по другому нельзя, иначе я свихнусь.

Открыв дверь в свою квартиру, изменений я не обнаружил. Наверное, рано еще для мародеров. Я опустился на диван в зале и вдохнул. Можно расслабиться, хотя бы на пару минут. Нажав кнопку включения телевизора, ответа я не получил. Электричества не было. По крайней мере, в моем доме. И это совсем не радует. Как то быстро цивилизация расстается со своими благами.

Надо собрать рюкзак и делать выбор, как действовать дальше. Оставаться в городе и выживать, или эвакуироваться. Нет, конечно же, эвакуироваться. Какой из меня выживатель, я опаснее оружия, чем водяной пистолет в руках не держал.

Наспех перекусив, я начал собираться. Запасов еды у меня не было. Это не мудрено – какие запасы у студента третьего курса. Родители в другом городе и особо не помогают, а квартира в этом городе осталась от бабушки. Да и на бюджет в этом захолустье было проще поступить. Так что выбор, где мне жить и учиться, был не велик.

Но, все-таки, пару дошираков и пачку зачерствевших крекеров я нашел. Вода. Воды много взять не смогу, только пару баклашек. Если нас эвакуируют, то думаю, все будет хорошо, и с водой проблем не будет. Но на благополучный исход я не слишком надеюсь, так что надо перестраховаться. Ножницы, пару ножей, нитки, йод, парацетамол, активированный уголь. Так, что еще. Нет, но я же вернусь. Надеюсь, по крайней мере. Молоток, фонарик, кружка и еще по мелочи. Так, думаю, на первое время хватит, а там по ситуации.

Я захлопнул дверь в квартиру и повернул ключ. Прощай родная обитель.

Дождь наконец-то прекратился, но все равно было пасмурно. Дворы пустовали, лишь лай собак нарушал тишину. Осталось найти овчарку и вот я уже главный герой известного фильма. По, крайней мере, антураж подобающий.

Черный дым над автовокзалом сменился белым. То, что горело, скорей всего потухло. В магазины по пути я заходить не стал. Пока я еще не могу переступить через себя. Не желаю быть мародером. Вполне возможно, скоро все вернется на круги своя, и мне не понадобиться что-то красть.

А вот и автовокзал. Ужасающее зрелище предстало перед моими глазами. Горы трупов, как мирных жителей, так и военных лежали по всюду. Даже небольшой отряд омона – и те все мертвы. Все они лежали вперемешку с мертвяками. Два перевернутых автобуса, несколько выгорели дотла. Тут была какая-то кровавая бойня. Похоже, мне крупно повезло, и я вовремя улизнул. Походу на них напала целая стая этих тварей. И отправилась дальше, вряд ли их здесь всех перебили. Но откуда они взялись? Неужели источник заражения где-то рядом. В таком случае, нужно покинуть этот город. Но куда мне двигаться, и на чем? До родителей пару тысяч километров. Так, нужна машина. Не зря на права сдал полгода назад, вот и наступили настоящие практические занятия.

Без ключа машину я не заведу, и какие там проводки соединить надо, я в душе не знаю. Так что нужен готовый вариант. Походив по площади автовокзала я нашел, что искал. Но была проблема. Водитель. На водительском сиденье Тойоты Камри находился пожилой человек, точнее он был человеком. Наверное, сердце остановилось от увиденного, и он умер в машине. А теперь он царапал боковое стекло, клацал зубами, шипел и пытался выбраться. Но у зомби есть только один инстинкт – голод. Открыть дверь машины для них непосильная задача. Надо ему помочь. Я открыл дверь машины и быстро ретировался назад. Старик вывалился оттуда и пополз ко мне. Но несколько ударов трубой по голове его успокоили и он затих. Сев за руль, я первым делом проверил ключ. Так ключ есть, а где сам замок зажигания? Так она с кнопки заводится? Красота! Когда бы мне еще на Камри то поездить. Я нажал кнопку старт энджин. Тишина. Ага, ногу на тормоз. Еще раз. Мотор откликнулся, шесть цилиндров приятно зашуршали. Переводим селектор в режим драйв. Я нажал на газ. Ну что же – меня ждет долгий путь.

Глава 4.

«Странный тип, это Артем. Куда он свалил? – думал Витя. – Надо бежать с этой дыры, а он решил в свою нору забиться. Вот придурок». Дождь усиливался, и людской поток продолжал течь в сторону автовокзала, становясь все более и более хаотичным. Сдерживать толпу становилось все труднее и труднее. А новые выстрелы, дым и запах гари только подстегивали ее.

– Быстрей они уезжают без нас! Бежим! Быстрее! – закричал какой-то человек. И этого было достаточно. Огромная масса людей ринулась в сторону автовокзала. Ни военные, ни полицейские сделать уже ничего могли. Люди сталкивались, спотыкались, падали и снова вставали, что бы бежать дальше. Люди наступали на себе подобных, расталкивали впереди идущих и сбивали их с ног, не щадя ни женщин, ни детей. Обезумевшая толпа неслась к автовокзалу.

А с другой стороны к нему подходила другая толпа. Даже не толпа – стая. Стая оживших мертвецов. Они двигались со стороны городского морга, медленно перебирая дряхлыми конечностями.

На площади автовокзала произошла встреча этих двух противоположностей.

Мертвецов было намного меньше, чем людей, но дикий, животный страх, который сковывал людей при встрече с ними, увеличивал их число в глазах живых во много раз. До этого они видели их только в фильмах, книгах и комиксах, но теперь встретились с ними лицом к лицу. И были не готовы. Совсем не готовы.

Началась бойня. Крики, выстрелы очередью, скрип тормозных колодок и визг шин, плач женщин и детей – все это смешалось в окружающем пространстве. Мертвецы вгрызались в людей, рвали их на куски и шли дальше, в поисках новых жертв. Некоторые сдавались сразу, некоторые пытались бороться, но все тщетно. Эта битва была проиграна. И живых свидетелей этого события практически не осталось.

Но некоторые личности выживают всегда. И с точки зрения морали назвать их хорошими, очень трудно. Одной из таких личностей был Витя. Двадцатидвухлетний наркоман со стажем. Его желание выжить было очень сильным, и в критической ситуации на его пути лучше было не вставать. Хорошие люди всегда погибают первыми – эта истина сработала и здесь.

В момент, когда все люди побежали, он отпрыгнул в сторону и наблюдал за происходящим уже с расстояния. На пике событий, он выделил взглядом одного, одиноко стоящего полицейского, видно еще не решившего, что ему делать дальше. Подойдя к нему сзади, он накинул ему на шею кожаный ремень и утащил в переулок. Расправившись с ним, Витя переоделся в его форму, одел бронежилет и накинул на плечо укороченный АКС74У. Ноги полицейского, лежащего на грязной, пропитанной дождем земле, еще несколько раз дернулись и замерли. А Витя в это время уже быстро бежал в сторону выезда из города. Идти на автовокзал уже не было смысла.

Дождь прекратился. «Новые» берцы Вити ступали по мокрому, разбитому асфальту опустевшего города. Большую спортивную сумку он не выпускал из рук. Заметив впереди вывеску местного супермаркета, он поспешил к нему. Дернув ручку и не получив желаемого результата, Витя разбил витрину магазина прикладом. Стекло с грохотом разлетелось на тысячи осколков. Противно зазвучала охранная сигнализация, но на вызов ехать было уже некому. Проникнув внутрь, он осмотрелся. Товар был не тронут и аккуратно уложен на стеллажах. «Значит я первый! – ухмыльнулся про себя Витя. – Это радует!». Оставив свою сумку, он отправился за «покупками». Выбрав самый большой рюкзак, он стал набивать его всем подряд, уделив большую часть дорогому алкоголю. Закинув полный рюкзак на плечо, он двинулся к выходу, по пути отхлебывая из горла виски двенадцатилетней выдержки.

– Пакет не нужен,- сказал он на пустой кассе и кинул десятирублевую монету. – Сдача, тоже не нужна.

Подобрав свою спортивную сумку, он довольный и слегка подвыпивший вышел из магазина.

Лучи долгожданного солнца начали пробиваться сквозь серые облака. Витя зажмурился, взглянув на небо. «Пора найти транспорт, и убираться», – подумал он.

– Мяяууу…

Витя взглянул под ноги. Маленькое, хрупкое, пушистое создание прильнуло к нему.

– Какой хороший. А ну иди сюда. – Витя осторожно взял его на руки. Котенок совершенно не сопротивлялся и ласково заурчал.

Шипение сзади прервало создавшуюся идиллию. Холодные пальцы коснулись плеча Вити, а желтые, гнилые зубы потянулись к горлу.

– Ах, ты черт! – заорал Витя и метнулся в сторону. Котенок выскользнул из рук и юркнул в переулок.

– Ну, тварь держись! – крикнул Витя в сторону мертвеца. Он передернул затвор, опыт у него был, и первая очередь изрешетила грудь упыря. Но он лишь немного отступил назад и продолжил двигаться и тянуть свои обезображенные руки в сторону Вити. Следующие несколько выстрелов Витя направил прямиком в голову. И был прав. Тело мертвяка рухнуло и больше не подавало признаков своей гнилой жизни.

– Так вот как с вами надо, твари! – Витя вскинул автомат на плечо и побрел дальше по тротуару. Звук приближающейся машины заставил его повернуться. Черная Тойота Камри неслась в его сторону. «Что ж, – подумал Витя. – Попробуем без насилия». Он вытянул руку, выставив большой палец. Камри резко затормозила. Пассажирский стеклоподъемник медленно опустился.

– Знакомые лица! – криво ухмыльнулся Витя.

Глава 5.

На выезде из города я увидел голосующий силуэт на тротуаре. По виду полицейский. Ну что же, попробуем рискнуть и помочь оставшимся силам правопорядка. Я притормозил и нажал на кнопку стеклоподъемника. Не сказал бы, что увиденное меня сильно обрадовало. Это был Витя. Тот самый, которого я встретил тогда в толпе. Но теперь в форме полицейского, которая была явно ему не к лицу. Форму и оружие он либо снял с погибшего, либо… убил сам. Да уж, не лучший попутчик.

– Может, дверь все-таки разблокируешь? – зыркнул на меня через пассажирское стекло Витя.

Может, все таки нажать на газ? Нет, но ведь вдвоем-то легче выжить. Тем более у него оружие есть. Ээх. Была, не была. Я нажал на кнопку. Замки щелкнули.

– Багажник еще открой! – добавил Витя и отправился со своим скарбом к задней части машины.

Вот он шанс! Нет, я не могу его оставить. Первое мнение о человеке не всегда правильное. Хотя это уже не первое.

Наконец Витя закончил со своим багажом, и кинул свои худые кости на черное кожаное сиденье автомобиля.

– Ну вот, теперь будет гораздо больше времени для знакомства, – сказал Витя, улыбнувшись, и показав надломанный передний зуб.

– Да теперь больше. Видно судьба, – сухо ответил ему я.

– У тебя есть какой-нибудь план? Видишь, я хоть подготовился! – он положил руку на оружие.

Посвящать его в свои планы я пока не хотел.

– Убраться подальше отсюда – вот мой план. Ну и выжить еще бы хотелось.

– Не очкуй, прорвемся. Будешь? – он протянул мне бутылку.

– Да не, я не хочу, – замахал я головой.

– Да хоть глотни, когда еще такого пойла попробуешь!

Я взял бутылку и сделал глоток. Приятное и немного обжигающее тепло проникло внутрь меня. Вполне не плохо. Я сделал еще один.

– Куда так много! – вырвал у меня бутылку Витя. – Мне то хоть немного оставь, – и уже приложился к ней сам.

– Ну что, лучше? – обратился ко мне Витя. Я кивнул ему. – То-то же, – добавил он.

– Куришь? – спросил он меня, доставая пачку «Ротманса».

– У меня свои.

– Мажор, я погляжу, – усмехнулся он, взглянув на «Мальборо» в моей руке.

– Да нет, просто вкус нравится. Травиться, так хоть с удовольствие, – ответил я ему, выдыхая дым в окно.

– А по мне один черт, – ответил Витя, затягиваясь.

– Еще будешь? – спросил меня Витя, протягивая виски.

– А давай! – я глубоко затянулся и сделал большой глоток.

Я вернул ему бутылку.

– Погнали? – спросил я Витю.

– Давай. К черту эту дыру, – сказал он, выдыхая дым.

– К черту! – согласился я и нажал на газ.

Тучи постепенно рассеивались и только что показавшееся солнце, начинало свой путь к закату. Встречных и попутных машин все еще не было. Мы двигалась не очень быстро, и прохладный ветер приятно холодил лицо. Я все еще жив. Приятно это осознавать.

– Эй, смотри! – привел меня в чувство Витя, показывая на бегущий к трассе силуэт. – Тормози, тормози! Походу баба какая-то. Давай подберем, нужно разбавить нашу компанию.

Я плавно нажал на педаль тормоза. Изможденная девушка в грязном врачебном одеянии, ковыляла к нам.

– Помогите! Пожалуйста! Прошу вас! – с большим трудом пыталась кричать она.

– Ух-ты, медсестричка! – воскликнул Витя. – А она горяченькая, – продолжал он ухмыляться.

– Да тише ты! – рявкнул я, не ожидая от себя такого. – Не видишь, помощь нужна человеку, – продолжил я, не обращая внимания на возмущенный взгляд Вити.

Я вышел из машины и подбежал к девушке.

– Давайте я вам помогу! – сказал я ей. Ее спутанные, грязные волосы были все в листьях и репейнике. Она явно ночевала не дома.

– Помогите! – снова и снова повторяла она.

– Так давай в машину. Познакомимся позже.

Я помог ей забраться на заднее сиденье и протянул бутылку с водой. Она молча впилась в нее и стала жадно глотать живительную влагу.

– Как тебя зовут-то хоть? – спросил я ее.

– Надя, – тихонечко ответила она, протягивая обратно мне бутылку.

– Меня Артем. А этого… – кинул я взгляд на пассажирское сиденье, – Витя. – Тот помахал рукой.

– Так, захлопывай дверь. Надо двигаться, подробности по дороге.

Надя молча потянула за ручку, и мы отправились дальше.

Ехали мы молча и дальнейшей путь наш был не долог. Солнце все ближе и ближе склонялось к горизонту, и впереди я увидел, то чего и опасался. Огромная пробка. Пару сотен машин, врезавшихся друг в друга, были оставлены здесь уже скорее всего надолго. Видно одни люди пытались прорваться вперед, расталкивая другие авто, другие же покидали свои машины и спасались бегством. Те, кто хотел улизнуть из города на собственном автомобили были заранее обречены на провал. Военный кордон преградил им путь, а судя по обглоданным трупам, видимым даже с расстояния, ожившие мертвецы тоже приложили свои обезображенные руки.

Мы подъехали ближе.

– Тормози, уже. Приехали! – резко сказал Витя и вышел из машины, когда я остановился.

Покурив на улице, он вернулся, но уже на заднее сиденье. Видно законченная бутылка виски уже дала свое.

– Ну что, красотка. Вижу путь теперь нам предстоит неблизкий, да и к тому же идти придется пешком. Неизвестно когда еще придется посидеть на такой приятной коже, – сказал Витя, прижимаясь к Наде. – И на такой тоже, – добавил он ухмыляясь, и провел рукой по ее оголившемуся бедру.

Надя вскрикнула и вжалась в сиденье.

– Эй, ты чего? – резко сказал я Вите. – Прекрати, мы не звери!

– Заткнись! – Он повернул в мою сторону дуло автомата, все еще висящего на его плече. – Или сиди молча или присоединяйся, – добавил он, все больше вжимая Надю в сиденье и уже не стесняясь, шаря по ее телу руками. Та не подавала и звука, и лишь с мольбой смотрела на меня.

Я долго не думал.

– Хорошо, развлекайтесь! – и делая вид, что собираюсь выходить, я схватил трубу, лежащую в кармашке водительского сиденья. Резко развернувшись в сторону новоявленных возлюбленных, я с размаху ударил Витю по затылку. Послышался мерзкий хруст. Тело его обмякло, и Надя наконец дала волю эмоциям. Она заверещала и начала спихивать с себя обмякшее тело Вити, пытаясь нащупать ручку двери.

– Тихо, тихо. Все хорошо. Сейчас помогу! – я вышел из машины и помог открыть ей дверь. Она выскочила оттуда и обняла меня. Такого поворота я не ожидал. Думал она в лес кинется.

– Спасибо, – прошептала она, всхлипывая мне на ухо.

– Да не за что! – ответил я тоном, как будто для меня все случившееся просто рядовая обыденность.

Вот такая вот романтика на фоне разворачивавшейся катастрофы.

Обнимая Надю и смотря в сторону городу, я увидел пять силуэтов, медленно бредущих со стороны города. Теперь живые были не менее опасны, чем мертвые. Но сюда по походке, это были точно не люди. Уже не люди.

– Надя. Надо бежать, времени нет! – я открыл дверь и схватил автомат. Рука коснулась холодного металла. Ну что же, научусь в процессе. Другого выхода уже нет.

Глава 6.

– Семен Сергеевич, вы уверены, что все получится? – задавал вопрос молодой лаборант, поправляя очки на переносице.

– Я шел к этому всю свою жизнь, Андрюш, – отвечал пожилой человек в белом халате.

– Вы ведь понимаете, что произойдет, если мы получим положительный результат?

– Конечно! – воскликнул Семен Сергеевич, осторожно набирая в шприц светлую жидкость из стеклянной колбы. Его покрытая морщинами рука слегка дрожала. – Это открытие изменит всю нашу жизнь. И не только нашу. Оно изменит будущее всего человечества!

***

Нет, ну не идиот ли я? Продуктами-то надо было запастись. Все-таки идиот. Чувствую, в ближайшее время мы будем с Надей кореньями питаться.

Шоссе осталось далеко позади. Бежать вдоль него мы не рискнули, и ринулись в примыкающий к нему с обеих сторон лес. Наверное, тоже не лучший вариант, но времени на размышления было не много. И еще у меня был план. Не бог весть какой, но был. Река. До нее думаю километров двадцать не более. У одногруппника там дача, пару раз отдыхали на ней, а совсем рядом пляж и причал. Ну как, причал – это конечно громко сказано, но, по крайней мере, несколько лодок я там точно видел. И это может быть нашим шансом на спасение. Вполне возможно единственным.

– Надь, смотри, дом. Давай туда, – сказал я запыхавшимся голосом. Вечером уже было прохладно, и небольшие клубы пара сопровождали мои слова. Солнце только-только скрылось за горизонтом, но видимость была еще вполне приличная.

– Хорошо, я за тобой! – не менее уставшим голосом ответила Надя.

Небольшой деревянный сруб, предстал нашим взорам. То ли дом лесника, то ли отшельника, леший их разберет. Но ночевать где-то надо было.

Мы подошли поближе. Свет в окнах не горел, но из трубы шел дым и от дома прямо веяло теплом.

– Может, попробуем постучать? – робко спросила Надя.

– А может, сразу начнем с предупредительного? – усмехнулся я, вскинув «Калашников».

Надя кинула на меня непонимающий юмора взгляд.

– Ладно-ладно. Понял. Постучать, так постучать. – Я подошел к двери и аккуратно постучал прикладом. Потом еще раз. И еще.

– Кто там, мать вашу? – послышалось из-за двери.

– Санитары ле… Нам помощь нужна, – ответил я.

– Какая к черту помощь? Сейчас… – За дверью послышался шуршание, потом грохот, ругань, и наконец, дверь приоткрылась.

Седой бородатый старик, внимательно посмотрел на меня глубоко посаженными глазами. Его взгляд скользнул по мне сверху вниз и на мгновенье остановился на моем оружии. И тут я не успел даже моргнуть, а не меня уже уставилось дуло ружья.

– Оружие на землю! Быстро!

А дед не промах.

Я разжал пальцы. Автомат упал.

– Стойте. Мы не бандиты, – резко выскочила из-за угла Надя. – Не стреляйте, нам правда нужна помощь. Меня пытались изнасиловать, а он спас меня. Вы видели что творится, видели? – из глаз ее, потекли слезы.

Да же я не понял, то ли правда плачет, то ли в ней умерла актриса. Ладно, главное, чтобы помогла эта ее речь.

– Видел, – сухо ответил «лесник» метнув взгляд в ту сторону леса, где проходило шоссе. – Заходите, – добавил он, и еще раз смерив уже нас обоих взглядом. – И пукалку свою подбери.

Я поднял автомат, и мы зашли внутрь. Послышалось шуршание, и звук зажигающейся спички. Пламя свечи озарило скромную деревянную обитель. Небольшой стол, два стула, большой матрас в углу и умывальник. Еще небольшой шкаф, и пара полок с посудой и всякой-всячиной. Источником тепла была печь в углу.

Старик поставил свечу на стол:

– Еду предлагать не буду. Самому мало. Если есть своя, доставайте. Вон там печь, котелок и вода. В шкафу есть еще матрас и одеяла, ляжете здесь, – он указал на место рядом с порогом. – Переночуете и завтра, чтобы я вас не видел.

Такого гостеприимного приема я в жизни не видел. Ну что ж, и на том спасибо.

– Спасибо, – тихонько сказал Надя.

Старик что-то буркнул в ответ и завалился к себе на матрас. Странный тип. Очень. А может мы убьем его ночью. Застрелим. Задушим. И завладеем его чудной недвижимостью. А он просто взял и лег спать в окружение двух незнакомцев, один и которых с автоматом. Мда.

– Артем я есть хочу.

Я тоже не против.

– Сейчас что-нибудь сварганим.

Я достал из рюкзака два доширака. Как знал, что будет компания.

– Можно я с кур… Ладно. Дамы выбирают первыми, – сказал я и подвинул ей оба.

Она странно взглянула на меня и подвинула один себе не глядя.

– Пойду воды согрею, – сказала Надя и пошла к печке, пока я «готовил» наш ужин.

Ээх, романтика. Лес. Свеча. Два доширака.

В молчании поев, мы приготовили постель и легли. Самое удивительное, что мы еще ни разу не обсуждали происходящие и произошедшие события. Как будто, так и должно быть. Ладно, утро вечера мудренее. Эта поговорка никогда не устареет.

Надя подвинулась ко мне ближе:

– Мне холодно.

Намек понял, не дурак. Я повернулся в ее сторону и обнял. Она положила свою ладонь поверх моей и так мы заснули. И ничего более. Ничего.

***

– Семен Сергеевич! Семен Сергеевич! Он очнулся скорее! Он пытается встать!

– Я знал, что все получится. Знал, – восклицал Семен Сергеевич, вставая с кровати.

– С ним что-то не так, я сразу заметил, – говорил Андрей, дрожащим голосом.

– Сейчас посмотрим, – ответил Семен Сергеевич, переходя с шага уже на бег.

– Помогите! Пожалуйста! – послышались истошные крики в конце коридора.

– Это он, он. Быстрее! – кричал Андрей.

Но было уже поздно. «Пациент» Семен Сергеевича впился зубами в горло случайно проходящей рядом с операционной медсестры. Кровь брызнула, на голубую плитку стен, и тело медсестры забилось в конвульсиях.

Семен Сергеевич резко остановился и припал к стене.

– Что я наделал! – причитал он сам себе. – Что я наделал…

Глава 7.

Сквозь сон я услышал странный звук по ту сторону двери. Я осторожно встал, боясь потревожить Надю, и подошел ближе к порогу. Звук приближался. Внезапно дверь сорвалась с петель, и полетела на меня. Я кое-как успел увернуться от нее, успев отпрыгнуть в сторону. За дверью меня ждал старый «друг». Искаженное лицо Вити, смотрело на меня, будто пытаясь узнать или вспомнить. Это продлилось не больше пары секунд, и Витя кинулся на меня. Довольно шустро для зомби. Я споткнулся о чертов матрас, и растянулся на полу, успев повернуться в его сторону, но и Витя долго не медлил. Он накинулся на меня, придавив своей меня немалой массой. Его зубы сомкнулись на моем горле, неприятный звук разрываемой плоти сопровождался брызнувшим на лицо Вити алым фонтаном крови…

– Артем, Артем! – звала меня Надя, дергая за плечо – Просыпайся!

«Твою мать. Всего лишь сон».

– Да, да, я тут, – бормотал я.

– Кошмар? – спросила Надя.

– Кошмар, это то, что сейчас происходит в мире, а у меня был просто сон, – ухмыльнулся я.

Рассвет забрезжил через окно. Ровный храп старика распространялся по комнате.

«Пора в путь, медлить нельзя».

– Собирайся Надь, выдвигаемся!

***

Спустя часов шесть, мы были на месте. Я примерно знал, где находится причал, и добрались мы туда без приключений – приключения ожидали нас впереди.

Полуденное солнце было скрыто огромными серыми тучами, протянувшимися до горизонта, и даже намека на ближайшее прояснение видно не было.

Конечно, я надеялся на какую-нибудь яхту, пусть даже небольшую. Ладно, хорошо – лодка с мотором тоже не плохо, но к сожалению мои мечты с грохотом бьющегося фужера, разбились о реальность. Скромная деревянная лодочка с одним веслом, угрюмо плескалась у деревянной пристани. Ну что же – и на том спасибо.

Судя по разнообразию плавающих средств, таких умных как мы с Надей, было дофига. Последний раз, когда я был здесь – выбор был на много разнообразней. Правда и ситуация в мире была поспокойней, тут и говорить нечего. Что же, будем довольствоваться, тем, что есть.

Забравшись в нашу посудину, я как последний джентльмен в этом катящемся в тартарары мире, протянул руке Наде. Она не отказалась от предложенной помощи и вступила на «палубу».

Я уже было собрался оттолкнуться веслом, как Надя резко вскрикнула:

– Артем смотри!

К нам бежал, нет даже не бежал – мчался кот. Обычный рыжий кот.

Чуть помедлив около пристани, он вбежал на нее, и ничуть не задумываясь, прыгнул к нам в лодку.

«Ноев ковчег, мать вашу!»

Устроившись под сидением, он принялся вылизываться, как ни в чем не бывало. Ну ладно, одного пассажира мы еще потянем, только вот другие не заставили себя ждать. Причина, столь странного поведения кота, медленно вылезала из глубин леса. Около десяти мертвяков покачиваясь, брели в нашу сторону. Я уже слышал их рычание, и волосы на руках у меня встали дыбом.

«Черт, у меня же есть автомат!»

Я то и пользоваться им толком не умею, но времени бежать и записываться в военкомат на ближайший призыв уже не было.

И я принял решение.

Упершись веслом в причал, я оттолкнул нашу лодку дальше в реку, и начал грести. Веслом я точно умел лучше пользоваться, чем автоматом. По крайней мере, я так надеялся.

Мертвяки столпились, около берега, но в в воду не заходили. Странное поведения. Ну да ладно, обдумаю их поведение как-нибудь потом. Сейчас меня волновало другое – куда нам плыть?

***

Плыли мы по течения. Ну, это логично, так как плыть против на нашей посудине, довольно таки проблематично. И у меня наконец-то появился план: город моих родителей находился километрах в восьмистах вниз по реке, так что добраться туда будет задача, не сказать, чтобы легкая, но вполне выполнимая. Вот в принципе и весь мой план. Что же придется делать, в том случае если их там не окажется и город будет охвачен паникой, пожарами, и наводнен мародерами – короче говоря, будет биться в апокалиптическом припадке – я не знал. И вообще будем решать проблемы по мере их поступления.

Кстати о Наде. Она все время молчит. Ее выступление в лесу было последней речью, состоявшей из более трех слов, сорвавшейся с ее уст. Все что я слышал далее – это «Артем смотри!», «Я хочу пить!» и тому подобное. Но понять ее не трудно, события последних дней тому подтверждение. Не известно, что она пережила до нашей встречи. Так что, с расспросами я пока повременю, есть проблемы насущные. Например, еда. Пачка крекеров, болтающаяся у меня в рюкзаке, вот и весь запас. Сами виноваты, ну уже ничего не поделать. Воды вот, правда – хоть упейся. Не море ведь. Главное чтобы живот не прихватил, а то гальюна я на нашем судне не наблюдаю. Ладно, был бы я один, но тут ведь дама.

По моим скромным расчетам, а они скромные, так как до третьего курса я учился далеко не на отлично, плыть нам дней десять не меньше. Придется причаливать для ночлега, поиска еды, и опять же естественных потребностей. Чую веселое времяпрепровождение.

Спустя несколько часов руки мои устали, как никогда прежде, будто сотни раскаленных игл пронзили мои мышцы на предплечьях. А ведь это только первые часы путешествия. Уже не так весело.

Надя с котом мирно дремали. Умиротворяющее зрелище.

И грянул гром. Не ну вот правда. И грянул. Я аж вздрогнул. Надя с котом тоже.

Редкие крупные капли дождя, начали падать с темнеющего неба. Вот и первая большая проблема. От берега нас отнесло довольно далеко. Хоть я и старался держаться к нему поближе. Я начал неистово грести.

Глава 8.

«Чертов дождь».

Когда мы, наконец, догребли до берега, не ну греб большей частью я, весло то одно, и от кота с Надей толку было не много. Так вот, когда мы добрались до берега, я вылез из лодки и распластался на песчаном пляже.

– Артем, давай лодку затащим на берег, унесет ведь.

«Да пусть ее унесет, к чертям собачьим».

– Да, сейчас! – Промямлил я, с трудом поднимаясь.

Вытащив лодку, мы принялись осматривать место нашей вынужденной стоянки. Небольшой песчаный дикий пляж, окруженной бурной растительностью – то, что надо. Чем дальше от людей – тем безопасней.

Живот урчал, не переставая. Крекерами, особо не наешься, так что пора уже подумать о чем-то более серьезном. Правда, охотник из меня никакой. Я окинул взглядом реку. Рыболов тоже.

– Надь, собери, пожалуйста, хвороста. Костерок разожжем, а я пойду пока осмотрюсь – может надыбаю чего съестного.

– Хорошо. Будь осторожней.

– Попробую.

Я достал пачку сигарет. О чудо, они не промокли. Я с наслаждением затянулся. Да, согласен, курение опасно для вашего здоровье – но зомби все-таки опаснее.

Я взял из рюкзака нож и двинулся вглубь зарослей. Мои поиски длились недолго и вот уже первая добыча. Раскидистая яблоня, с большим количеством плодов предстала моим голодным очам. Думаю близкое расположение дачных массивов, сыграло свою роль, и одинокое яблочное семя пустило здесь свои корни. Но пробираться туда, откуда его принесло сюда, и где возможно есть мертвяки, у меня не было никакого желания. Хотя со временем голод, конечно, возьмет свое, но пока риск слишком высок. Так что будем обходиться тем, что есть. Сегодня будет яблочный день.

У меня даже сумки нет. Надо было хоть рюкзак взять. Я снял куртку, наполнил ее яблоками, кое-как завязал, и двинулся обратно. Добытчик, нечего добавить.

Когда я увидел Надю, она уже закончила собирать хворост. Она оглянулась на меня и улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ, и в этот момент зацепился за какую-то корягу, и с глупой улыбкой полетел на землю, держа в охапку куртку с яблоками. Но при ударе, куртка раскрылась и все яблоки полетели в стороны. Думаю, со стороны это выглядело эпично, ничего не скажешь.

– Ты в порядке, Артем? – Подлетела ко мне Надя.

– В полном! Яблочко будешь?

Не вставая с земли, я протянул ей яблоко, естественно вытерев его о штанину. Гигиена наше все.

Надя приняла мой дар, и помогла подняться.

Мы собрали яблоки, и я принялся разжигать костер. Осень только заявляла о своих правах, но вечером уже было довольно зябко. И только заболеть не хватало в текущей ситуации.

Я взглянул на Надю. Да она же в одном врачебном халате. Я не спорю, это чертовски сексуально, но… Но ей же холодно. Поэтому как бы я не хотел наблюдать подольше ее наряд, я отряхнул куртку от пыли и травы, и протянул ей.

– Спасибо! – Робко сказала Надя.

Я только кивнул в ответ.

***

Мы соорудили некоторое подобие матраса из еловых веток, благо поблизости росли сосны, а может это были ели, не знаю, но в итоге было достаточно удобно. Или просто мы были уставшие.

От костра веяла приятным теплом. Мы сидели молча, под деревом, прижавшись друг к другу. Говорить не хотелось. Сержант свернулся калачиком, и сопел рядом с нами. Кота я назвал Сержант. На ужин у нас были яблоки, и даже чай. У Нади в кармане завалялся пакетик, а меня в рюкзаке было железная кружка. В общем, они нашли друг друга. Как и мы.

Я достал телефон, сети так и не было. Но заряд еще оставался. Я завел будильник на шесть утра. С рассветом двинемся дальше.

***

Семен Сергеевич с Андреем быстро бежали по коридору научно-исследовательского института. Свет люминесцентных ламп отражался в голубом кафеле стен, и гулкое эхо шагов сопровождало их бег.

– Сюда! – Крикнул Семен Сергеевич, и они забежали в дверь одной из лабораторий.

– Семен Сергеевич, объясните мне, что происход…

– Нет времени! – Резко прервал его Семен Сергеевич. Одно его веко периодически подрагивало.

– Надо объявлять эвакуацию всего института! Хорошо хоть сейчас ночь… – Он полез в карман, – Черт, в кабинете оставил.

– Возьмите, мой. – Андрей протянул сотовый.

– Да, давай! – Семен Сергеевич вырвал телефон из рук лаборанта, и начал судорожно набирать номер.

– Алле! Алле! Виктор Петрович? Слышите меня? Беда, беда случилась. Нужно срочно эвакуировать весь институт, причем немедленно. Да дело в той вакцине, короче говоря, результаты эксперимента вышли из под контроля. Да все очень плохо. И еще… Пять образцов. Я разослал пять образцов по разным НИИ страны. Нужно их перехватить и предупредить институты. Если что-нибудь случится с ними по пути… Я даже боюсь представить себе масштабы трагедии. Да, Виктор Петрович. Хорошо. Я буду на связи.

– Насколько все плохо Семен Сергеевич? – робко спросил Андрей.

– Мы хотели обрести бессмертие, – ответил Семен Сергеевич протягивая телефон обратно, – а обретем погибель.

Глава 9.

Мы сплавляемся по реке уже пять дней, и за это время не встретили ни одной живой души. Не считая одного раза, когда мертвяк выскочил из кустов, и я чуть было не забыл свой драгоценный рюкзак из-за этого происшествия. А рюкзак и вправду стал драгоценным, и заметно потяжелел, так как во время очередного «привала» я рискнул, и позволил себе продвинутся на пару километров от реки, издалека увидев дачный массив. На одном из холмов стоял небольшой магазинчик «Продукты», ну и мне ничего не оставалось, как переступить через себя и проникнуть внутрь. Труда это большого не составило, дверь была закрыта, на небольшой китайский замок, которые обычно вешают на почтовые ящики. Я сбил его булыжником, и зашел в магазин.

Скорей всего хозяева собирались впопыхах, и надеялись вскоре вернуться, и, судя по ассортименту товара на полках, скоропортящиеся продукты они все же забрали. Но меня это не сильно опечалило, благо тушенки, печенья, и всевозможных консервов было достаточно.

Я набрал полный рюкзак, и положил в кассу двести рублей, хоть этого и было мало, но это хоть немного очистило мою совесть. Да это, наверно, был странный поступок, но я надеялся, что скоро весь этот ад закончится и все вернется на круги своя – как же я тогда ошибался.

Вернулся к Наде и Сержанту я с набитым вкусняшками рюкзаком. Да и у Сержанта был праздник в тот день, пачка вискаса пришлась ему по вкусу.

Продукты мы последние пять дней использовали достаточно бережно, так что до конца пути их остатка нам должно хватить.

Да, а по поводу того мертвяка, мне пришлось его отвлекать на себя, сделать небольшой круг, а потом уже ринуться за рюкзаком и прыгнуть лодку, где меня уже ждали верные и молчаливые попутчики. Иногда мне кажется, что даже Сержант разговорчивей, чем Надя.

***

Вот и настал шестой день нашего путешествия. Лучи солнца только-только начинали пробиваться из-за горизонта, а я уже держал в руках это проклятое весло.

А еще я устал. Как пес. Шесть дней мы плывем по этой забытой всеми богами реке, и сколько нам еще плыть я не могу уже даже представить. Верны были мои расчеты или нет, только зомби известно. Я не мог тогда точно учесть много факторов: скорость нашей лодки, скорость течения, время привалов и еще иногда налетающий, адский встречный ветер. Похоже, как бы мои десять дней не вылились во все двадцать. И это было уже совсем не весело.

– Надь, а Надь! А у тебя родственники то есть?

– Мама в деревне. И все, здесь у меня никого нет.

– А деревня далеко?

– Далеко.

– Понятно.

Так и заканчиваются большинство наших бесед.

Я продолжил грести, вглядываясь вдаль, и надеясь увидеть городскую набережную – вдруг я ошибся в расчетах и мы уже подплываем к городу моих родителей. Но везет мне редко.

Резкий звук двигателя моторной лодки вывел меня из мира грез.

Я начал грести быстрее. Представляю, как это выглядит со стороны, думаю очень уморительно.

Небольшой катер обогнал нас, и начал останавливаться метрах в десяти от нас.

В нем сидели трое в милицейской форме. Двое вооружены, и катер вроде как у береговой охраны, не знаю, как эта служба правильно называется.

Они начали медленно к нам приближаться.

«Черт, автомат!»

Если это настоящая полиция, то мне несдобровать с этим оружием. Придется отвечать на сотню вопросов, и так как Витя его точно не в оружейном магазине купил, то обладание этим трофеем мне ничего хорошего не сулит.

Если же это не полиция, то одному против троих мне не выстоять. Только я возьмусь за ствол, те трое нас в один момент изрешетят в капусту.

– Надь! – Шепотом сказал. – Под рюкзаком автомат. Тихонечко опусти туда руку и выкинь его в воду. Оооочень осторожно.

Надя сделала все идеально, пока я вставал, поднимая к верху руки, так как оружие полицейских уже было направленно на нас. Надя последовало моему примеру. Что до Сержанта, то он не подчинился «правоохранителям», а тихо вылизывался, поглядывая исподлобья на всю эту картину. Ну, это его жизнь и его выбор – не мне его судить.

– Руки держать на виду! И медленно переходим в нашу лодку. – Сказал один из них. Судя по гладковыбритым лицам и довольно опрятной форме это все-таки были настоящие полицейские. Ну, что-же, будем надеяться.

– Можно, я рюкзак возьму. Пожалуйста, – Спросила Надя. Вот молодец, а я ведь так и забыл бы про него.

– Бери! – Рявкнул второй.

Надя взяла рюкзак и осторожно перелезла в их катер следом за мной.

– Этот тоже с вами? – Первый взглянул на кота.

– Да.. Ээээ… Сержант ко мне! – крикнул я.

Второй обернулся, и изумленно взглянул на меня.

– Это кота моего так зовут. Сержант. – Я нервно сглотнул.

Сержант перестал вылизываться, и наверно, понял что речь идет о нем. Перспективы остаться одному на деревянной лодке, посередине реки его не прельщали и он долго не думаю прыгнул в катер.

– Все в сборе? – спросил третий из-за штурвала.

– Да, капитан! – ответил сержант. Ну, который не кот.

Я хотел было добавить «Так точно, капитан!», но не стал испытывать судьбу.

Тем временем нашу деревянную лодку начинало сносить течением. Прощай моя каравелла, ты сослужила нам добрую службу.

Глава 10.

Пять полицейских машин под вой сирен подъехали к НИИ вирусологии. Свет проблесковых маячков озарил окружающее пространство перед главным входом в здание института.

Двери двух полицейских «уазиков» открылись и десять «омоновцев» направились внутрь НИИ.

Спустя минут пятнадцать послышалась короткая очередь, а спустя еще десять двери главного входа НИИ распахнулись, и небольшая группа людей, сопровождаемая «омоновцами» вышла из здания. Группу замыкал пожилой седой человек в белом халате.

***

– Ну что же, рассказывайте вашу душещипательную историю.

«Интересно начать с Клавдии Ивановны или с Вити? Прямо не знаю».

– Да тут особо нечего рассказывать товарищ к.. капитан.

– Ну, ты все рассказывай, нам важны все подробности. Ситуация сложная сам понимаешь. Может воды, а то вид у тебя какой-то не очень?

– Пожалуй, не откажусь.

– Сань, налей ему стаканчик, – сказал капитан, сидящему позади меня на небольшом потрепанном диване лейтенанту. Вообще здесь все было достаточно потрепанно. Начиная от небольшого одноэтажного кирпичного строения, в котором мы находились, и заканчивая внутренним убранством.

Саня нехотя поднялся и отправился за водой. Теперь я хотя бы знал, как зовут одного из трех наших «спасителей».

Капитан, сержант и лейтенант – вот и весь состав местной «морской» полиции. Ну, если я правильно понимаю, то это просто спецподразделение МВД, которое занимается отловом браконьеров и тому подобными делами.

А вот и моя вода. Саня протянул мне граненый стакан воды, и я в три глотка полностью осушил его.

– Ну и славно, – сказал капитан, – теперь к делу.

– Да нечего мне рассказывать. Я простой студент, пытаюсь добраться до родителей, и как видите стандартным путем сделать это не получается, поэтому пришлось выбрать вот такой необычный вид путешествия. Ну а Надя… Надю встретил по дороге, и она не была против составить мне компанию.

«Темную историю кота Сержанта, я, пожалуй, оставлю в тайне».

Честно я вообще не понимаю, что они от меня хотят? Они не видят, что вокруг творится? Может они думали, что мы на своей лодке хотели наловить пару тонн лещей и сбыть их на черном рынке, под шумок зомби-апокалипсиса?

Может они вообще не в курсе происходящего?

Послышалась пара выстрелов.

Запыхавшийся сержант забежал в комнату.

– Еще один, Павел Викторович. Из кустов вылез.

«Походу, все-таки в курсе».

– Вот чертовщина, то а… Я только в фильмах такую жуть видел. А теперь чуть ли не каждый день забредают. Да и начальство никаких указаний не дает, – ответил капитан.

– Молодец, Жень. Иди, посмотри как так там баба этого, – и он кинул взгляд на меня.

– Так на чем мы остановились? Так вот, вижу, паренек ты нормальный, сейчас сделаю звонок, пробью по тебе ориентировку, если все в норме, то можете быть свободны на все четыре стороны.

Неплохой расклад, если честно, то я ожидал худшей развязки. Все-таки началу апокалипсиса обычно соответствует начало властвования беззакония, а потом и появление новых законов. Чаще всего соответствующих принципу кто сильнее тот и прав. Ну, так в книгах пишут. Получается реальность слаще? Что же, будем надеяться.

– А вы, куда собственно направлялись? – спросил капитан.

– К моим родителям, в город…

– Разумное решение, но…

Звонок стационарного телефона прервал его фразу. Черт, да он же с дисковым набором. У бабушки был такой же.

– Слушаю. Да. Да. Есть, товарищ полковник. Все сделаем, как скажете. Сейчас же выдвигаемся.

Капитан положил трубку.

– Тебе повезло, парень. Мы едем в город. Если хотите, можете с нами, места есть. Но есть и плохая новость. Город уже охвачен эпидемией.

***

– Ну и как вы предлагаете решать, проблему Семен Сергеевич? Давайте, давайте. Выкладывайте ваши предложения, потому что ситуация выходит из под нашего контроля. Мы уже начинаем задействовать армию.

– Я.. Я… Вирус очень силен. И суперустойчив к любым антибиотикам и внешним воздействиям. Я бы назвал его Гипервирусом, и вакцины на данный момент нет. Мы бросили все средства на ее создание, но пока все тщетно. И сами понимаете, нужно время. Огромное количество времени и средств.

– И того и другого у вас было достаточно, – резко ответил Виктор Сергеевич.

– Да, вы, несомненно, правы, но… Он развивается огромными темпами и просто вышел из под контроля. Я даже не понимаю, как произошла утечка во внешнюю среду. Костюмы, капсулы в которых он перевозился, все было герметично.

– Объясните мне, почему вы, и теперь уже мы, получили обратный результат? Мы ведь хотели создать вакцину, которая делает людей не восприимчивыми к любым видам вирусов и болезней, что пошло не так? Что, Семен Сергеевич?

– Понимаете… по сути, мы создавали не вакцину, а вирус. Вирус, который будет уничтожать другие вирусы, будет бороться с болезнями и опухолями. И по большей части мы справились. Вирус делает практически все, что мы хотели, но мы не учли другого. Вирус тоже хочет жить, и если человек все-таки умирает, то вирус, умирать не хочет…

– Что вы хотите этим сказать? – ошеломленно спросил Виктор Петрович.

– Я хочу сказать, что вирус разумен!

Глава 11.

Дворники старого «уазика» с трудом справлялись с потоком воды низвергавшейся с небес. Не хватало только, мать его, вселенского потопа. Да и ко всему прочему, болтало нас на заднем сиденье, как чертовых кукол. Пассажиров было пятеро – я с Надей, сержант Евгений за баранкой этого проклятого пепелаца, и рядом с ним капитан Павел Викторович. Компанию сзади нам составил лейтенант Саня. Кот пропал еще вчера, жаль, конечно, но времени на его поиски уже не оставалось.

Единственное, что хоть немного сглаживало впечатление от этой поездки, так это все ближе и ближе прижимающаяся с каждым ухабом ко мне, Надя. Может это, конечно и совпадение, а может… Да нет, не может. Даже при зомби-апокалипсисе я не обзаведусь девушкой.

Видимость становилось все хуже и хуже. Света фар катастрофически не хватало, и чертов дождь не собирался переставать, а ехать еще километров восемьдесят, не меньше. И от солнца, хоть оно еще и не село, толку было мало.

– Есть какие новости из города, Павел Викторович? – спросил я, хотя и сам знал ответ. Рация на том конце молчала, сотовая связь не работала и здесь.

– Тишина сплошная…

Тишина сплошная стояла и в машине. Лишь звук капель дождя, то усиливающийся, то уменьшающийся, барабанящих по крыше «уазика» немного разбавлял ее.

Надя посапывала у меня на плече, да я и сам понемногу погружался в сон.

Внезапный гул, грохот и яркие вспышки вдалеке, озарившие небо, вернули нас в реальность. Саня резко затормозил, да так, что нас нехило тряхнуло, и я впечатался в водительское сиденье. Дернув ручку двери, я вылез из машины, и помог выбраться Наде.

Зрелище, представшее нам, было завораживающим. И это был не далеко не «салют». Холодок пробежал по спине. Родители – они там. В этом аду. И это правда, был ад. Сотни вспышек, взрывов, огней освещали ночное небо над городом. Нам оставалось километров тридцать до города, и, видимо, нам очень повезло, что мы не добрались вовремя. Похоже, правительство решило стереть город с лица земли, чтобы предотвратить дальнейшее заражение. Но мне кажется, они уже опоздали.

– Ух, ты ж, черт!

Два истребителя пролетели так низко, что заложило уши.

Хорошо, что сержант не забыл выключить свет фар, иначе, нам бы не поздоровилось.

Я повернулся в обратную сторону, но и там начинался точно такой же ад. Видимо они решили уничтожить всю область. Теперь у меня нет дома. Нигде.

Пять человек. Мы молча наблюдали за происходящим. Каждый поглощенный своими мыслями. О близких, о жизни, о будущем. И находились мы в этот момент между молотом и наковальней. Молотом. И. Наковальней.

***

– Господин главнокомандующий, первая фаза операции завершена. Разрешите приступать ко второй? Группы по зачистке территории готовы.

– Приступайте.

***

Утреннее солнце светило прямо в глаз. Небо, как ни странно, было без единого облачка. Я оглянулся вокруг. Живы. Все.

Живыми заснули, живыми проснулись. Вчера было очевидно, что двигаться вперед, да и куда бы то, ни было, смысла нет. Мы загнали уазик под дерево, натянули небольшой защитный тент, и устроились на ночлег. Благо у полицейских были спальные мешки, так что в машине нам ютиться не пришлось. Канонада остановилось только под утро, и мы с трудом уснули, так как сон был необходим, ведь день предстоял трудный.

– Предлагаю голосование. Кто за то, чтобы отправиться в город? – вопрос был задан капитаном.

Женя, с Саней подняли руки. Мы тоже.

Разве у нас есть выбор? Да и вопрос был явно риторическим.

– Единогласно! – сказал капитан, и мы начали собираться.

Глава 12.

– Газу, Женя, газу! – кричал капитан.

Сержант притопил педаль акселератора и машина на полной скорости врезалась в толпу мертвецов. Тела с глухим стуком бились о капот и бампер УАЗа, разлетаясь затем, как кегли в боулинге. Вот так с распростертыми мертвыми объятиями встретил меня город моего детства.

Наполовину оторванная табличка с названием города осталась болтаться позади, окутанная клубами пыли, вырвавшейся из под колес нашей машины.

– Ребят давайте тормознем, задница уже как камень! – предложил я.

– Будет подходящее место, остановимся. Я сам не против кости размять. – ответил Павел Викторович.

Заехали мы с северной стороны города, в Ленинский район, тут бывал я нечасто. Квартира наша находилась на юге, так что придется топать через весь город. Ну или то, что от него осталось.

Черные, обугленные остовы панельных многоэтажек, сгоревшие магазины, ларьки, деревья. Короче говоря, ужасающее зрелище. Пока мы были в пути, я пытался отогнать от себя мысли о судьбе моих близких и мне это удавалась, пока мы не въехали в город. Шансы что они выжили ничтожно малы. Авиация постаралась на славу, только это не выход. Да, правительство, или кто там за этим стоит, попыталась нейтрализовать заразу. Но это точно не выход, они просто убили живых и возродили мертвых.

В подтверждение этому нам на встречу вышло еще с десяток зомби. Женя не стал больше мучать автомобиль, и мы свернули с дороги, на визуально спокойное место и наконец-то остановились. С согласия капитана, конечно.

Все с облегчением вышли из машины и начали потягивать задеревеневшие конечности.

– Есть разговор, – начал Павел Викторович. – У нас у всех здесь семьи, все мы надеемся на лучшее. Предлагаю составить план, по-которому будем двигаться дальше.

– Мне надо к семье, – сказал сержант.

– И мне, – поддержал его лейтенант Саня.

– Я вас прекрасно, понимаю. Ситуация сложная и несмотря, на то, что я ваш прямой начальник, держать я вас права не имею. Но по одиночке нам не выжить. Вы ведь согласны? – капитан взглянул на нас с Надей.

Неужели и нас спросили?

– Конечно, согласны. У меня здесь отец и мать. У Нади, к счастью никого, но она со мной. Идти ей все равно некуда. Но каков план?

– Для начала посетим наш отдел, если его не сравняли с землей. Нужны оружие и патроны. А уже потом будем искать наших родных. Спешка нам ни к чему. Скажете мне кто где проживает, и по мере продвижения по городу будем посещать ваши квартиры. И перекусить не помешало бы.

Конечно, мне всеми силами хотелось кинуться на поиски родителей, но капитан был прав. Спешить – зомби в пасть угодить.

– У меня сын, ему только пять исполнилось, – сказал Саня.

– А у меня дочь, Саш, – ответил ему Женя. – Все нормально, будет. Найдем их, я уверен.

– Все будет хорошо, – я положил руку на плечо Саши. Понимая, что «хорошо» уже не будет.

– Женек, Саня не раскисать, давайте в магазин. Вооон в тот. – Капитан указал на более-менее уцелевшее здание с вывеской «Продукты 24 часа». – Может чего съестного найдется.

Капитан открыл капот, и начал там ковыряться. Наверно решил посмотреть, нет ли повреждений, после наезда на мертвяков. Я же привалился спиной к колесу и уставился в безоблачное небо. Надя устроилась рядом, слегка прижавшись ко мне.

– Ты меня не оставишь?

Ээээ… всмысле?

– Нет, конечно, не оставлю.

– Кроме тебя у меня больше никого нет…

– Но ведь я спрашивал, а ты сказала, что у тебя нет здесь родственников.

– У меня вообще никого нет. Не здесь, не где-либо еще, мать умерла три года назад, а отец… Даже не хочу говорить…

– Извини.

– Нет, что ты, какие извинения. Просто. Просто пообещай.

Я обнял ее и поцеловал в макушку.

– Обещаю.

Послышалась очередь. Потом еще одна.

– Заводите машину!

Это кричали Женя с Саней. Они бежали с пакетами в одной руке, и с автоматами в другой. А за ними медленно шли зомби. Сколько их? Твою мать. Видно в момент воздушной атаки в магазине была очередь.

Пара десятков зомбаков ковыляли к нам, надеясь поживиться свежим мяском. Некоторые ползли, так как были без ног, но думаю, они были не менее опасны.

– Надя, подъем! – крикнул я.

Запыхавшиеся сотрудники морской полиции подбежали к нам.

– Багажник!

Я открыл верхнюю створку, и они закинули пакеты.

– Быстрее, быстрее! – кричал с водительского места капитан.

Мы заняли места, согласно купленным и машина с пробуксовкой ринулась вперед, оставив мертвецам на обед только пыль из под колес.

– Пообедаем на ходу. – сказал капитан.

Намек понял. Я кое-как повернулся в сторону багажника и начал осматривать содержимое пакетов. Ммм, котлетка по-киевски.

Глава 13.

Чертова котлета.

Сжальтесь надо мной небеса, молю вас. Такому извержению позавидовали бы даже Везувий вместе с Этной. Я не помню такого с момента, когда съел в универе ту адскую пиццу с солеными огурцами.

– Артем!

Да какой, к зомби Артем. Выжить бы.

– Артем, ну ты где?

– Иду, я, иду. Секунду.

Эх, лопух, лопушек.

– Без тебя уедем!

– Да бегу, я!

И я побежал к машине, на бегу застегивая ремень. Остаться тут одному, пусть даже в когда-то родном городе, перспектива не из лучших.

– Держи, это тебе. – Павел Викторович, кинул мне пистолет.

Кое-как его поймав, я кинул на него вопросительный взгляд. Нет, ну с автоматом я уже бегал, пострелять только не удалось. Просто странно, что он мне доверяет. Я бы не стал.

– Ну что смотришь? Это ПМ. П-и-с-т-о-л-е-т М-а-к-а-р-о-в-а! Так понятней?

Нет, ну соображаю я получше зомби.

– Да, понятно. Мне что с ним делать?

– В голубей стрелять. Так, в армии как я понял, не служил?

– Ну…

– Понятно, так, Саш подь сюды. Дай этому курс молодого бойца по стрельбе. Только супер ускоренный, а после двинем.

– Сделаем, товарищ капитан. Пойдем Артем, покажу тебе как с ним обращаться.

Ну, пойдем. Я кивнул, и мы отошли от отделения полиции, а точнее от его остатков. Оружейная достаточно сильно пострадала, но часть оружия и боеприпасов сохранилась. Конечно, пришлось пристрелить с десяток зомби-офицеров, но овчинка выделки стоила. Мы с Надей в «операции» не участвовали, а наблюдали со стороны. Ну и помогли собрать «трофеи».

– Смотри, видишь вон того? – Лейтенант указал на одинокого мертвяка, терзавшего… я надеюсь собаку. Хотя и её жалко, спору нет.

– Ага.

– Давай сюда пистолет.

Я протянул ему оружие. Саша взял его и достал магазин. Он был пуст. Ха-ха. Ну, конечно.

Он сунул руку в карман и достал коробок с патронами.

– Начнем с простого. Бери магазин и патроны.

Я взял.

– Магазин в левую, патроны в правую! Ты же не левша случайно?

– Да, нет, обычный я.

– Ну хорошо. И аккуратно снаряжай магазин. По одному! Не спеши.

С этим вроде справились.

– Так, руки вроде не кривые. Дальше вставляй магазин. Хорошо. Теперь снимай с предохранителя.

– Это, вот эта пимпочка?

– Да, эта пимпочка. Теперь отводи затвор в крайнее положении и отпускай.

Вроде ничего сложного.

– Так, только не в мою сторону направляй.

– Окей! – И я быстро направил ствол в сторону зомби.

– Теперь целься и стреляй. Целится хоть умеешь.

Это да.

Громкий хлопок. Я попал. Попал.

– И еще раз, в голову.

Еще выстрел. И еще. И наконец, прямо в затылок. Мертвяк завалился прямо на свой растерзанный обед.

Черт, я убил человека. Нет, он конечно уже не человек, и это уже не первый, кого мне пришлось убить, но все равно. И если считать из оружия, то первый. Да уж, странное чувство.

– Теперь ставь на предохранитель. Ну, вот кажется и все.

– Спасибо, Саш. Правда, спасибо.

– Да не за что, – смутился лейтенант. – Много ли нас живых еще осталось. Надо держаться друг друга.

– Да, ты прав, надо держаться.

Мы двинули обратно к машине.

– Быстро вы! – воскликнул капитан.

– Он хороший ученик, – ответил лейтенант.

– Ну и отличненько. Нужно до захода солнца найти укрытие, а завтра уже отправимся на поиске вашей родни.

– Можно нескромный вопрос, Павел Викторович, – обратился я к капитану.

– Выкладывай.

– А ваши родные, они…

– Я в разводе, бывшая жена с сыном в тысячах километров отсюда. Еще вопросы?

– Больше никаких.

– Ну и славно. Все, по коням.

Через час мы нашли неплохое местечко для укрытия. Небольшая парковка, огороженная высоким забором. Еще и ворота закрываются, то, что надо. Сейчас проведем зачистку, и можно будет отдохнуть.

– Артем подними шлагбаум.

Ну конечно, кто же еще. Артем то, Артем се… Эх, говорил мне отец, иди в военное училище.

Я вылез из машины и подошел к шлагбауму. В будке показалось какое-то движение. Я подошел ближе. Так и есть, тупой сторож-зомби пытался вылезти из будки, не через дверь, а через маленькое оконце выдачи денег. Я выключил предохранитель. Выстрел, тело дернулось и обмякло, наполовину вывалившись из окна.

– Артем, ну твою мать. Сейчас все мертвецы сбегутся сюда.

Черт, точно. Чего-то я не подумал.

– Извините, Павел Викторович.

– Открывай хренов шлагбаум!

И я подчинился.

Уазик медленно заехал на территорию парковки.

– Ворота!

Ну, конечно. Опять я.

Ворота я закрыл, но вот замок и ключ к нему. Наверное, в будке.

– Нужно, замок найти. Я в будке поищу.

– Давай, а мы с пацанами пройдемся по территории.

– Артем, можно к тебе? – жалобно протянула Надя.

– Давай, только если не боишься.

Хотя, чего она только уже не видела.

Я дернул дверь будки. Еще раз. А, так она внутрь открывается. Так вот почему зомби не смог выбраться.

Мы зашли в комнату.

– Фууу. Ну и запах. – сказала Надя, закашляв и прикрыв нос рукавом.

Да, не Франция, не Франция. Обстановочка так-себе, стул, стол, и аж двухспальный диван. И чайник еще есть, ну в общем красота.

А вот и замок. Где же ключ.

– Надь, поищи ключ.

– Вот он!

Ключ мирно висел на вешалке.

– Пошли закроем ворота, – сказал я, снимаю ключ, – и будем прибираться в будке. Место ночлега найдено.

Закрыв ворота, мы пошли к нашему доблестному отряду морской полиции. У них похоже все обошлось без боя.

– Ворота закрыли? – спросил Павел Викторович.

– Да, все сделали.

– Спасибо.

Ага. В карман не положишь. Можно мне вместо спасибо сон на том диване.

– У нас тут тоже только один был. В машине спал походу.

Логично, что один. Бомбили-то ночью. И того наверно жена выгнала.

Да, кстати, целых машин тут было по пальцем посчитать. Даже одной руки. Странно что, забор выстоял, с этим нам очень повезло.

– Что-нибудь живое есть? Я имею ввиду из автопрома.

– Да вон «Крузак» стоит двухсотый, – сказал Женя, указывая на черный блестящий внедорожник.

– Да он прям счастливчик.

Автомобиль стоял в окружении сгоревших и покореженных иномарок. Вот и правда «Тойота – управляй мечтой!».

– Так может, сменим-то нашу повозку? – спросил я.

– Так и я о том же, – поддержал меня сержант. Лейтенант же бродил рядом. Странный он какой-то сегодня.

– А чинить, вы, ее будете? С УАЗом разберемся на коленке без проблем, а с этим? – возразил капитан.

– А этот ломаться не будет, – вставил я с умным видом. А у самого-то из транспорта только проездной в кармане.

– Ладно, завтра решим. А сейчас давай-те отдыхать.

– Там в будке места достаточно, прибраться только надо. И диван есть, – сказал я. – В тесноте, да не в обиде!

– Ну что ж, пойдем, глянем.

Я под шумок взял Надю за руку (а она не воспротивилась), и мы двинулись к нашему пристанищу. Надеюсь не последнему.

Глава 14.

Я проснулся под мирные звуки барабанящего по крыше будки дождя. Небо налилось свинцом, и прояснения не предвиделось. Эх, а скоро еще и зима. Ладно, не будем пока задумываться о будущих перспективах счастливой жизни, в текущей ситуации любой прожитый день в радость. И любая сигар… Чёрт, сигареты! Надеюсь, кто-нибудь из наших курит.

Я осторожно вытащил затекшую руку из под Надиной сопящей головы, и осторожно встал с дивана. Надя спала ближе к стене, рядом я, а с другой стороны капитан с сержантом. Но Павел Викторовича уже не было, наверно вышел подышать утренним свежим воздухом, а лейтенант, тот вообще ночевал в машине.

На самом деле, я ни хрена не выспался, так как пришлось дежурить по очереди, ну не считая, конечно, женскую часть на нашей антизомби бригады. Так что если часа три поспал и то хорошо.

Потянув на себя дверь, я вышел на небольшое крыльцо защищенное козырьком, так что мерзкий дождь мне страшен не был.

Родной запах табачного дыма, приятно пощекотал ноздри. Нет, я не сторонник курения, каждый сам враг своему организму, но в текущей ситуации, бросать я точно не собираюсь. И так неизвестно, какая сигарета будет последней.

А вот и источник дыма.

– Утро, доброе, Артем! – сказал Павел Викторович затягиваясь.

– И вам того же… Сигареткой не угостите?

– Да, пожалуйста, – ответил капитан и протянул мне мятую пачку «Союз Аполлона».

Вот счастье, то!

– А две можно?

– Бери!

Думал я не долго. Ну что же, утро не такое и плохое. Еще бы чайку горячего, и в этом зомби-апокалипсисе можно жить. А если еще и кофе три в одном найдется, тогда вообще все вокруг происходящее раем покажется.

– Пора всех будить и в путь. Первым делом поедем искать Сашину семью. Его квартира первая по близости, затем Женина и твоя.

– Хорошо, сейчас разбуж…

– Ротааааа, пооодъем! – прокричал капитан, открывая дверь будки.

Чувствую не попить мне чаю.

Ехали мы молча, дворники медленно со скрипом скользили по лобовому стеклу. Окружающие виды совершенно не радовали глаз, все в серых и черных тонах, сопровождаемые запахом гари. Город был очень сильно разрушен, и пока мы не встретили ни одной живой души. Мертвых же было предостаточно. То там, то здесь виднелись мертвяки ищущие добычу. Не понимаю, почему так быстро распространяется эта зараза. Я не силен в вирусологии, но это, правда, было странно.

А живые если и остались, то думаю, постарались быстрее убраться из города. А тех, кто был менее расторопен, настигли мертвые.

– Вот он мой, дом! – воскликнул лейтенант. – Второй подъезд.

Дом был очень сильно поврежден. Большая часть перекрытий обрушились, и на то, что там есть выжившие, я бы не поставил и медного гроша.

Мы остановились.

– А какой у тебя этаж? – спросил я Саню, нарушив возникшую паузу.

– Первый, – тихо ответил он, с надеждой смотря в окно.

Как ни странно, но первый этаж выглядел лучше относительно вышестоящих четырех. Плита перекрытия между первым и вторым этажом выдержала, так что призрачный шанс был. С другой стороны, стекла квартиры выходящие во двор были выбиты, а ставни покорежены. Ну что же, скрестим пальцы.

– Ну, я пошел, – дрожащим голосом пробормотал лейтенант, и дернул ручку двери Уаза.

Железная подъездная дверь была выбита. Саня осторожно переступил через нее, и вошел внутрь. Мы же остались сидеть в машине наготове, я даже снял свое оружие с предохранителя, мало ли что. Может это было и не лучшее решение, отпускать лейтенанта одного, но так случилось, да и капитан не возражал.

– Вы ведь понимаете, да, что шансов никаких? – проговорил капитан.

Понимаем, но верим. И я верю. И Женя. Ведь следующая наша остановка, это его квартира.

Послышался выстрел. Один.

– Быстрей к нему, – крикнул сержант, выскакивая из машина, не ожидая приказа капитана.

– Выходим, – добавил капитан, и мы вылетели из машины.

Второй.

Мы забежали в подъезд, держа оружие наготове.

Третий.

Мы зашли в квартиру. Первым сержант, за ним капитан и я с Надей, хотя я и просил ее остаться в машине.

Нашим взорам предстала кошмарная картина. Три трупа. Маленький сын лейтенанта, его золотоволосая жена, и он сам. Видно они уже превратились, и он этого не выдержал.

Комнату окутала оглушающая тишина.

Глава 15.

– Я тебя найду тварь, ей богу найду, – бормотал Витя, с трудом поднимаясь с заднего сиденья автомобиля.

Он дотронулся до затылка, поморщился и взглянул на руку. Она была в крови.

– И шлюху твою найду, мы с ней не закончили.

Выйдя из машины, он первым делом открыл багажник и достал свою спортивную сумку.

– Вот ты родная, без тебя я никуда.

Путь по шоссе был заказан, и Витя это понимал. Открыв переднюю дверь «Камри» он заглянул в бардачок. Единственный свет давали только три четверти луны, но этого оказалось достаточно. Витя нашел, что искал. Атлас автомобильных дорог, редкость в наше время, но ему повезло.

– Ну что же, Тёма. Я иду к тебе.

И вскоре темная фигура Вити медленно удалилась в лесную чащу.

***

– Жень, ты только держись. Не надо, не повторяй то, что… – капитан запнулся.

– Я держусь. Держусь, – отвечал сержант.

Уазик медленно подъезжал к дому семьи Жени.

– Их не должно быть, дома. Если только что-то их не задержало. Они должны были уехать в деревню, километров двести отсюда. Но вдруг, вдруг они остались…

Мне казалось, что сержант вот-вот разрыдается.

Тем времени мы остановились напротив ворот. Дом у него был частный, в спальном районе, недалеко от объездной, по который мы и двигались. В центре нам делать было больше нечего, да и мертвяков здесь было поменьше.

Сержант потянулся за ручкой.

– Не спеши, все вместе пойдем, – одернул его капитан.

Домик был одноэтажный и небольшой по площади, но очень аккуратный, и от него прямо- таки веяло уютом.

Мы открыли резную металлическую калитку и вошли во двор. Впечатления совершенно не изменились. Красивые ухоженные клумбы, газон, правда уже подсыхающий, небольшой искусственный пруд, короче говоря красота. А в идеале еще должна выйти хозяйка дома и встретить нас хлебом солью…

– Артем, осторожно!

Вот и встретили нас, только не хозяйка.

Капитан достал пистолет и два раза выстрелил, мертвяк упал в клумбу. Эх, жалко цветочки.

– Это тетя Маша, соседка, – пояснил сержант.

Да уж, хороша соседка.

– Ну я вижу, что мои успели уехать, – с облегчением выдохнул Женя. – Но в дом все равно зайти надо.

– Только с нами, – быстро выпалил Павел Викторович.

Его можно понять, одного друга и бойца он уже потерял.

Женя поднялся по крыльцу, а мы засеменили за ним.

– Закрыто. Ну точно уехали!

Он открыл дверь ключом, и мы зашли внутрь.

Ох, ну как же хорошо. Горячий чай с бутерами – это просто экстаз. Хозяйкой кухни сегодня была Надя. Не знаю как в остальном, но бутерброды у нее получаются великолепные.

Мы уже около часа сидели на Жениной кухне, пытаясь отвлечься пустыми разговорами от произошедшего.

– Жень пошли загоним машину, если ее мертвяки еще не унесли, и будем укладываться, – сказал капитан.

– Ребят вы можете ложиться в нашей спальне, а мы с капитаном в зале, – предложил Женя, уже довольно бодрый духом.

– Ммм… СпаШибо… – пытался я выговорить с бутербродом во рту.

– Спасибо большое, Жень, – помогла мне Надя, улыбнувшись Жене.

А чего это она ему так мило улыбается? А?

– Постельное белье найдете в шкафу, ну короче разберетесь, мы скоро, – закончил сержант, и ушел, оставив меня, Надю и бутерброд одних.

– Ну что Артем, давай дожевывай и пойдем!

– Уммму…

И она мне тоже улыбнулась. Ой, не нравится мне этот задорный огонек в ее глазах.

***

Витя поставил сумку перед домом, нагнулся и открыл молнию. Внутри лежал чехол. Он достал из него ружье, зарядил его и постучал в дверь.

– Ну кто там, опять? – из-за двери послышался старческий голос.

– Открывай, помощь твоя нужна.

Дверь распахнулся, и Витя на миг зажмурился от яркого света, но в тот же миг перехватил поудобнее ружье, и выстрелил.

Первый заряд попал в живот, и дед повалился на кухонный стол, повалив с него всю утварь.

– Кто-кто, хер в пальто!

Второй выстрел был направлен в голову.

– Я теперь знаю, как вас нужно убивать, чтобы наверняка. Чертовы твари!

Витя поднял бездыханное тело, и вышвырнул на улицу.

– Пусть твои дружбаны поживятся.

Он запер дверь на засов, поставил ружье к стене, и завалился на кровать.

Через десять минут он захрапел.

Глава 16.

Утренний туман застилал разрушенный город, придавая ему еще более угнетенный вид. Столпы черного дыма от недогоревших до конца строений уходили в небо, медленно растворяясь в вышине.

Под покровом тумана первая группа из тридцати бойцов входила в город. Ее задача была проста – уничтожить все живое, и все, что было когда-то живым.

***

Утром в доме стало достаточно прохладно, поэтому теплый шерстяной плед стал нашим с Надей спасителем. И как же не хотелось из под него вылезать. И да, мы спали в одной кровати. Правда в разных ее концах.

Ладно, оставим пока дела любовные, сегодня мы едем к моим родителям, так что день предстоит трудный и физически, и морально.

– Все в сборе? – спросил капитан, повернувшись с водительского сиденья.

Команда «А» готова.

– Ну не пуха, двинули!

Объездная, как ни странно, была свободна, и мы без труда преодолевали оставшиеся километры до квартиры родителей.

– Слышали? – резко спросил капитан, и начал притормаживать, сворачивая на обочину.

Я лично ничего не слышал.

– Нет, – ответил я совершенно уверенно. Надя с Женей также ничего не слышали.

– Ну как же. Вот сейчас, – не успокаивался Павел Викторович.

А сейчас и правда вдали была отчетно слышна очередь выстрелов. И еще. И еще.

– Да, да, теперь слышим, – и все закивали, подтверждая мои слова.

– Наши? – задал вопрос Павел Викторович.

Да куда уж. Видели мы уже «наших», и видим до сих последствия их действий.

Звуки выстрелов приближались.

– Павел Викторович, давайте не будем испытывать судьбу, и поедем дальше. Я не думаю что это «Армия Спасения» пришла по наши души.

– Да я тоже так думаю, Артем, только вот далеко мы не уедем. Бензин на исходе, нужен автомобиль, откуда сможем слить.

– Тут заправка рядом, – предложил сержант.

– А качать ты вручную будешь, электричества то нет? – возразил капитан.

– Ну может из хранилища можно будет достать?

– Может, – согласился капитан. – Но найти машину будет более простым решением.

– А может все-таки поедем? – неожиданно громко и резко для себя возразил я.

Капитан с сержантом странно на меня посмотрели, но ничего не возразили.

– Артем, прав, – сказал Павел Викторович. – Выстрелы уже близко, бензина еще немного есть, так что погнали.

Проехали мы метров пятьсот, ну может шестьсот, и на этом наша веселая поездка закончилась. И причиной тому была не нехватка топлива. Очередная серия выстрелов была направлена точно в нашу сторону, и задние колеса с хлопком испустили дух.

– Всем пригнуться, – заорал капитан. И мы беспрекословно последовали его совету. Пригнувшись, капитан вслепую продолжал давить на гашетку, но с пробитыми покрышками далеко не уедешь, и в результате машину занесло на обочину, и скучающее деревце, покрытое золотой листвой, приняло нас в свои мягкие объятия.

И не сильно мягкие я бы сказал, так как мой шнобель очень болезненно впечатался в спинку водительского сиденья. Хоть и говорят, что место за водителем самое безопасное, но я этого не ощутил.

Я дотронулся до носа. Ух ты ж, как больно, но надеюсь, не сломал! Хорошо хоть большую скорость набрать не успели.

Надя!

– Артем ты в порядке?

Жива!

– Да вроде, ты сам как?

– Немного рукой ударилась, но ничего.

– Слышу все живы, – зазвучал голос Павел Викторовича.

Женя тоже подал голос с первого сиденья, значит тоже надеюсь не сильно пострадал.

– Так, – продолжил капитан, – тихонько открываем двери и выползаем из машины.

С одной стороны объездной дороги начинались бескрайние вспаханные поля, а с другой лес. Так вот мы оказались на той, где лес. Пересечем лес – попадем опять в город. Не хотелось туда углубляться, но выхода другого я не видел. И капитан видно тоже.

– Как выползли, бегите в лес, это наш единственный шанс.

Использовать нам его, увы, возможности не представилось. Этому поспособствовал стук дула автомата по стеклу.

– Выходим из машины с поднятыми руками. Любое резкое движение и будем стрелять на поражения, – раздался неизвестный голос, стоящего рядом с машиной человека. И судя по его уверенности, он был не один.

Ну, могли и разрешетить в труху автомобиль, а значит мы им нужны живыми.

– Выходим, – громко прошептал я, то ли вопросительно, то ли утвердительно, но все последовали моему «приказу».

***

«Буханка» подъехала к небольшому уцелевшему двухэтажному кирпичному зданию на севере города, которое стало штаб-квартирой для руководства, при проведении операции зачистки. Двое человек открыли задние двери, а третий направил туда ствол автомата. Четыре человека вышли из машины, аккуратно спрыгивая на землю, и один из них споткнулся. Но удар ногой одного из вооруженных людей быстро поднял его на ноги. И конвой продолжил свой путь к зданию.

– Товарищ майор, там привезли четверых, двое из полиции, и у них была полная машина оружия.

– Организуйте какое-нибудь помещение под камеру и туда их. И глазу с них не спускать. Я завтра с ними пообщаюсь.

– Так точно.

– И еще, мне они нужны живыми. Ты понял, живыми? – второй военный кивнул, отдал честь и вышел.

– Пока живыми, – эту часть фразы он уже не услышал.

Глава 17.

Как же хочется пить. Мне кажется, в моем рту суше чем в аравийской пустыне и язык сейчас просто прилипнет к небу.

Еще рука болит. Ну та, которая в наручнике. Да и все тело тоже. Все-таки спать, будучи прикованным одной рукой к батарее не самое завидное занятие, а ведь прошли всего сутки.

Помещение куда нас посадили, походу было обычным офисом. Несколько столов, кипы бумаг и тому подобной канцелярской утвари на них, а так же мониторы и системные блоки. И кулер родименький. Я даже издалека видел, как прохладная живительная влага медленно конденсируется на его стенках. Думаю, его оставили, чтобы мучить нас всех.

Кстати про всех. Прикованы мы были к батареям, двое с одной стороны стены двое с другой и разделяло нас длинное пластиковое окно с плотно закрытыми жалюзями. На противоположный стороне была дверь, ведущая в коридор второго этажа здания, и стул на котором сидел очень молчаливый тип, постоянно наблюдающий за нами, разговорить которого не было никакой возможность. На просьбу дать нам хоть каплю воды он также не реагировал. Вот выдержка, то!

Моим соседом по батарее была Надя, и это был единственный плюс в происходящем.

В дверь постучали.

А зачем стучать-то? Думают, мы здесь оргию устроили и вдруг нам помешают?

Молчаливый открыл дверь.

– Капитана к командиру! – отчеканил стоявший за дверью.

Хорошо, я не капитан. Только если очевидность.

Лица пришедшего видно не было, света в комнате было катастрофически мало, так как прохладный осенний вечер уже близился, да и жалюзи делали свое дело.

Молчаливый молча, представьте себе, подошел к Павлу Викторовичу, отстегнул наручник и повел к выходу. А дуло автомата, направленное в спину капитана, явно делало его движения более расторопными.

– Надеюсь, мы его еще увидим, – прошептала Надя.

– Надеюсь, – согласился я. Ведь что еще оставалась.

Когда дверь закрылась я предпринял еще одну попытку.

– Ну можно воды, ну хоть пол стаканчика?

А в ответ тишина.

Чтобы тебя зомби сожрали! Медленно и причмокивая в процессе.

***

– Вы присаживайтесь, присаживайтесь не стесняйтесь! Может водички?

Майор протянул стакан капитану, и тот долго не думая осушил его.

– Корнилов Павел Викторович, 1977 года рождения. Разведен, имеет сына. Что же так долго бороздите море в капитанах то, а? На суше для вас видно место не нашлось?

– Кто вы такой, и какое право имеете…

– Тише, тише. Право здесь имею только я, тут вы попали в точку. Так вот, я продолжу. Какого черта вы поперлись в этот город? Вы не видели, что происходит? Я уверен, что видели! Так что же, мародерствовать?

– Да как вы смеете меня в таком обвинять! – Павел Викторович попытался подняться, но военный в форме, стоящий за его спиной быстро остудил его пыл, с силой надавив на плечо.

– Молчать! Сейчас Ваша жизнь и жизнь ваших друзей или сообщников, пока не знаю, находится полностью моих руках. Так что отвечайте на поставленный вопрос.

– У них здесь семьи, я вызвался помочь!

– Значит геройствовать собрались? Ясно, ясно. Ладно, выясним. Так, давай следующ…! – обратился майор ко второму военному, но треск рации, лежащей на столе прервал его речь.

Он поднял руку в жесте, показывающем, что надо остановиться, и взял рацию в руку.

– Товарищ майор, прием, – раздалось из динамика.

– Прием, десятый.

– Тут толпа мертвецов огромная! Движется к зданию! – голос на том конце был явно очень сильно взволнован.

– Откуда они взялись-то, разведка ничего не докладывала. Где основная группа?

– Километрах в пятнадцати.

– Пусть направляются сюда, а ты ко мне в кабинет бегом.

– Так точно.

Рация замолкла.

Его настроение явно ухудшилось после последних новостей.

– Слушайте, майор, – начал было Павел Викторович.

– Отвести его обратно, – ответил майор, – и пока никого не приводить. Если кому надо в туалет или воды, то дайте им уже.

Второй военный вздернул капитана со стула и повел обратно в «камеру».

Майор подошел к окну, и взглянул вдаль. Больше сотни мертвяков медленно приближалась к зданию. Холодок, сопровождаемый капелькой пота, пробежал по его спине.

Глава 18.

Дверь открылась и Молчаливый завел Павла Викторовича в наше, надеюсь, временное место проживания. Приковав капитана обратно к батарее, он подошел к небольшому столику, который находился рядом со стулом, где он сидел, достал из кармана свечу, поставил ее на стол и зажег. После Молчаливый вышел, плотно закрыв за собой дверь.

Что ты, какой заботливый! Он хочет, чтобы мы тут сгорели заживо?

Пламя свечи медленно подрагивало, а тени создавали причудливые узоры на стенах, создавая уютную и теплую обстановку в комнате. Даже можно сказать интимную. Если бы не наручники, хотя… Для кого-то сочетание наручников и батарей, самый что ни на есть интим.

– Может поиграем в театр теней? – начал я разговор, показывая собачку на стене.

Шутку не оценили. Ладно, зайдем с другой стороны:

– Павел Викторович, ну порадуйте нас чем-нибудь. Долго нам тут еще яйца высиживать?

– Да собственно нечему радоваться. Майор этот на контакт не идет, а только попытался обвинить нас в мародерстве. Кто они и какую цель преследуют я то же не выяснил. А из свежих новостей – так это, то, что на нас прет толпа мертвецов.

– Много их? – спросил сержант.

– Судя по выражению его лица – целый батальон!

– Ужасно, и что нам делать? – вклинилась в разговор Надя. А я в это время смотрел на ее волосы. Длинные струящиеся черные локоны, ласково ниспадающие на плечи… Да, да и вот среди них я искал шпильку. Нет, ну в фильмах они же открывают наручники шпилькой, скрепкой и тому подобными средствами.

– Артем, ты чего? – взглянула на меня Надя.

Думаю я представлял собой странное зрелище, не моргая, уставившись на нее.

– С тобой все порядке?

– Да, да, у тебя есть шпилька?

– Эээ, нет.

Ну что за баба! Даже шпильки нет!

– Артем не мучайся, шпилька тебе не поможет, – успокоил меня капитан. Спорить буду, наверно ему лучше знать.

– Ну и какие будут ваши предлож… – не успел съязвить я, как дверь резко распахнулась. Тени быстро пробежали по комнате и остановились.

– На выход, – выдавил из себя Молчаливый и кинул ключи – мне с Надей и капитану с сержантом.

Вот это щедрость.

Мы долго не думая освободились, и уже быстро поднимались, разминая затекшие конечности. Послышалось несколько очередей.

Началось.

– За мной, – сказал Молчаливый. Ну что же, доверимся. И ему и его автомату.

Мы гуськом выбежали из импровизированной камеры и побежали вслед за Молчаливым по темному коридору, освещаемому лишь лунным светом проникавшем через несколько окон.

Впереди была лестница вниз, но путь туда был отрезан. Оттуда выбегал запыхавшийся майор, попутно отстреливаясь от прущих на пролом зомбаков. Лестница была не слишком крутой, но все-таки являлась преградой для зомби, хотя некоторые все равно понемногу продвигались вверх.

– Назад! – кричал он, выпуская очередную очередь в мертвецов. Пули пробивали мертвые тела, и кровь окрашивала стены лестничной площадки. – Там выхода нет!

Вот это мы попали. Ребят, ну вы же военные, знаете что делать.

На улице тоже слышались выстрелы. Я выглянул в ближайшее окно. Твою… Двое солдат во дворе здания отстреливались от мертвяков, но их брали в кольцо, и отступать им некуда. Первый не выдержал и побежал, сделав попытку прорваться, но она оказалась неудачной. Один из мертвяков впился ему в шею, вырвав кусок мяса, а остальные тут же присоединились к «пиру». Второй военный тоже попытался вырваться из окружения, возможно понадеявшиеся на то что, зомбаки буду заняты его сотоварищем, но все тщетно.

Надя холодной рукой дотронулась до моей, и я вздрогнул, оторвавшись от нелицеприятного зрелища.

– Бежим, – сказал она, и потянула меня за собой, в противоположный конец коридора.

– Там пожарный выход, наш единственный шанс, – сказал майор.

Что же, поверим на слово. Не хотелось бы закончить, как те бедные двое солдат.

На железной двери висел толстенный замок. Ну, конечно же, ведь это пожарный выход. Могло ли быть иначе?

Пока я причитал про себя, Молчаливый прикладом разбил стекло на висящем неподалеку на стене пожарном щите и достал топор. Шаркающие звуки позади нас говорили о том, что мертвяки близко.

В два его взмаха, и топора и Молчаливого, замок был повержен, и мы устремились вниз по лестнице.

Еще одну дверь мы также без труда преодолели и выбежали на задний двор.

– Артем, берегись!

Меня толкнули в сторону, и я упал, не удержавшись на ногах.

Один мертвец вылез из-за угла, и если бы не сержант, мной бы уже поужинали.

Сержант рванул в обратную стороны, но немного не успел и мертвяк успел впиться в его ногу, чуть выше колена. Женя вскрикнул, раздался выстрел, и майор прикончил тварь.

Сержант отпихнул тело с дырой в голове в сторону и прислонился к стене.

Он походу спас мне жизнь.

Я подбежал к нему. Рана была рваной, но кровотечение было несильное. Выживет ли он? Мы ведь даже не знаем, как вирус действует на здоровых людей.

– Нужно перевязать, – сказала Надя.

– Конечно, нужно, только сперва уберемся отсюда, – ответил майор, опасливо оглядываясь по сторонам.

– Бежать сможешь? – спросил Павел Викторович у сержанта.

– Постараюсь!

Майор достал ПМ и молча протянул капитану.

– Остальное оружие в машине, двигаем туда, – и он указал рукой в сторону одиноко стоящей «буханки». И как раз вовремя, так как с десяток мертвецов вылезали из-за угла.

И мы побежали что есть мочи, мертвецы тоже ускорили шаг, насколько позволяло их трухлявое состояние.

Сержант начал отставать, и я слегка притормозил, попытавшись помочь ему.

Черт, с другой стороны к машине тоже подгребали мертвецы.

Я подхватил сержанта, и практически тянул на себе.

Еще чуть.

Майор уже залетел на водительское сиденье, Молчаливый занял место рядом. Надя с капитаном распахнули задние двери и залезли внутрь.

Уже близко. Ах, ты черт! Двое мертвецов пытались схватить меня, но я кое-как увернулся и продолжил бежать, ну, по крайней мере, пытаясь это делать в обнимку с сержантом.

И вот финиш. Я закидываю сержанта в машину. И спотыкаюсь. Все происходит в доли секунды, но кажется вечностью.

– Артем! – слышу я крик Нади.

Боль пронзила ногу. Все-таки человеческий укус болезненен. Чертовски болезненен. Красные вспышки в глазах на мгновенье заполонили мое сознание. Второй ногой я пытаюсь отбиться от вцепившегося мертвяка. Черт, он сейчас начнет жрать мою ногу!

Еще несколько десятков зомби приближались к машине. И еще сотня вдалеке.

Капитан выстрелил в мертвяка. И попал точно в голову. Хорошо не в мою ногу, это было бы эпично.

Я начал терять сознание – от шока или от боли, не знаю. Может от того и другого вместе.

Меня затащили в машину. Вместе с мертвяком.

– Отцепите его от меня! – заорал я.

Капитан с Надей, принялись расцеплять его челюсть.

– Вот же хрень, хватка как у питбуля! – ругался капитан.

– Осторожнее, – послышался голос Нади. Уже где-то издалека. Я вроде и не сильно чувствительный, но, наверное, уже приближаюсь к своему пределу.

«Буханка» сорвалась с места.

– Получилось, – воскликнул капитан. И я почувствовал небольшое облегчение.

– Надя, подсоби мне, – сказал капитан, где-то справа от моего уха.

Что-то тяжелое с глухим звуком ударилось о землю за пределами машины.

– Артем! – услышал я голос Нади.

– Артем! Артем… – и голос все удалялся, и удалялся, и удалялся.

Глава 19.

Да что же так трясет-то, а?

– Эй, за баранкой! Можно чуть помягче?

В ответ на мой возглас ко мне повернулось обезображенное лицо майора. Местами обожженное, покрытое язвами и с проваленным носом. Он хищно улыбнулся, показав остатки гнилых зубов.

От неожиданности я вскрикнул.

Нет, не может быть, что происходит? Я перевел взгляд на свои руки. Это были руки мертвеца – зеленовато – желтые, иссушенные, с просвечивающимися сухожилиями.

– Артем! Артем!

Меня отчаянно трясли за плечи, и я наконец с трудом разлепил свои светлые очи.

Контур Нади постепенно прорисовывался, все более и более четко.

– Воды! – прохрипел я.

Нет, ну не прям как в фильмах, когда изможденное тело, ползущее по раскаленному песку, видит оазис, и начинает молит о вожделенной влаге, но где-то совсем близко.

– Сейчас, – ответила Надя. И пока она искала воду, я на всякий случай взглянул на свои руки.

Свеженькие. Ну и славно.

Правая нога в районе икры была забинтована. Болела не сильно, и меня больше волновала не боль, а последствия укуса. Рядом лежал сержант с перебинтованной чуть выше колена ногой. Он спал, но выглядел не очень, был очень бледен, а лицо покрыто испариной. Интересно, я так же плох на вид?

– Держи, – Надя протянула мне бутылку.

Я сделал несколько больших долгожданных глотков сей великолепной бесцветной жидкости. Она приятно разлилась по телу, и кажется достигла даже кончиков пальцев.

Удовлетворив потребности своего организма я вернул бутылку Наде.

– Как ты себя чувствуешь, – спросила она.

– Неплохо. Долго я был в отключке? Сутки, двое?

– Пару часов.

– А как Женя?

– Не очень. Температура высокая, дала ему аспирин, так как больше ничего нет. Не знаю чем ему еще помочь, он ведь заражен… Как и ты.

Черт! Мысли о том, что я тоже могу быть заражен обошли меня стороной, а теперь обрушились словно водопад.

– Ну… Я вроде нормально себя чувствую, не считая укушенной ноги, конечно. Да и жара.. – Я прислонил кисть руки ко лбу.

– И жара нет, я недавно мерила тебе температуру, – ответила Надя улыбнувшись.

И я ей улыбнулся. И так мы бы и улыбались друг другу, если бы меня окликнул подошедший Майор, заглянувший к нам через открытые задние двери «Буханки».

– Эй, студент, очнулся? Ну молоток!

Какой он заботливый то стал.

Следом за ним подтянулись Павел Викторович с Молчаливым. Интересно, как его звать-то?

– Ну ты как? – спросил залезавший в машину капитан.

– Я держусь, а вот Женек, как то не очень, – и я кинул взгляд на лежавшего на каком-то замшелом матрасе сержанта.

– Да он чего-то совсем плох, – согласился со мной Павел Викторович.

– Мы тут местечко нашли, докладываю тем кто не в курсе, – заявил нам уже усевшийся на водительское кресло майор. Нос у него кстати регенерировался. – Небольшой деревянный дом, даже с печкой, так что не замерзнем. Будем пока там куковать, пока я не свяжусь со своими.

Главное не в наручниках куковать.

Уаз завелся, правда не с первой попытки, и мы отчалили.

А спустя минут десять причалили.

***

Дом был так себе, конечно, больше изба, а не дом. Нельзя было что-ли получше найти в округе? Хотя наличие печного отопления в связи с дефицитом электронов было несомненно огромным плюсом. Ночами уже было достаточно прохладном, а нам зараженным лишние болезни не нужны. Мы понемногу начали обустраиваться, как говорится кто в лес, кто по дрова.

Я с трудом передвигался, болезненно ступая на укушенную ногу. Но я по крайней мере мог ходить, в отличии от сержанта, который уж совсем поплохел. Температура не спадала, и сейчас он уже даже не приходил в себя, изредка похрипывая при дыхании.

Уж очень быстро вирус действует организм. Может меня все-таки пронесло, и слюна того зомби, который меня укусил была стерильна. Нет, ну стерильна, это я конечно загнула, но может в ней не было штамма вируса. Штамма. Слово еще такое пришло на ум.

Я покачнулся. Черт. Прислонив ладонь ко лбу я почувствовал жар. Ну вот и приплыли. Недолго мой организм сопротивлялся.

– Надя! – позвал я мою «спутницу». Она оторвалась от кровати сержанта, и подошла ко мне, стоящему в дверном проеме, ведущему в небольшую комнатенку где положили сержанта.

– Мне кажется у меня жар.

Она дотронулась губами до лба. Как мило.

– Быстро ложись! – скомандовала она. Я беспрекословно подчинился. У многих есть такой фетиш.

Я занял кровать напротив сержанта. Вот и лазарет открылся. Добро пожаловать.

***

Я проснулся глубокой ночью, наверное в самый ее пик, так как луна стояла высоко в небе и ее лучи просвечивали сквозь кружевные занавески.

Надя дремала на стуле, прислонив голову на высокую подушку лежавшую в моих ногах. Им медсестрам не привыкать спать таким образом.

Я осторожно встал, боясь потревожить Надю и отправился на поиски выхода из дома, так потребности организма требовали свое. Я не мог им отказать, а идея надуть в штаны, даже списываю на то что я «заражен» меня не прельщала. И чувствовал себя я не плохо, жара так точно не было.

Наконец найдя обувку я вышел на освещенной луной двор, прихрамывая на одну ногу. Было очень тихо. Очень. И только я было собрался приступить к делу, найдя одиноко стоящее дерево, как меня прервали:

«Артем!»

Я вздрогнул.

– Ддда, – кое как выговорил я, – Кто здесь?

Я обернулся. Никого.

«Артем!»

– Да где-ты?

Ну кто шутить-то так вздумал? Еще и над инвалидом.

«Здесь!»

– Где здесь?

«В твоей голове!»

Глава 20.

Нет, нет, нет! Я не хочу сходить с ума. Это… Это просто видение. Да, да мне просто послышалось. Столько событий навалилось, тут любой с катушек съедет.

Одиноко плывущая по небу туча закрыла единственный источник хоть какого-то света в этом проклятом городе, на секунды погрузив его во мрак. Жуткий мрак.

«Артем!»

– Да, твою мать! Уберись из моей головы!

Я ринулся в сторону дома, но где я смогу спрятаться от собственной головы?

Старые, местами прогнившие деревянный доски старого дома противно скрипнули, когда я вошел.

– С кем ты там говорил?

Павел Викторович, собственной персоной.

– Да, сам с собой.

– Ясненько, я на перекур, а то не спится! Компанию составишь?

– С превеликим…

Доза никотина, да простит меня Минздрав, мне сейчас не помешает.

И только я поднес сигарету к губам, как крик Нади разошелся по всей избе. Мы с капитаном мигом очутились в «лазарете», и рядом с нами мгновенно появился майор с каким-то ружьем наперевес.

Зомби-сержант надвигался на Надю, ползущую спиной к нам. Луна, опять появившаяся на небосводе осветила жуткую безумную ухмылку сержанта, медленно плетущегося к нам.

Майор вскинул ружье и выстрелил. Тело бывшего сержанта отлетело, выбило старую деревянную раму со стеклами и вывалилось во двор. Павел Викторович с майором выпрыгнули в окно, а я с остался с Надей.

– Ты в порядке? – спросил я её, помогая подняться.

– Да, пойдем на улицу, глянем что-там с ним. .

И сразу в бой. Что же видно, что все порядке. Я только одного не пойму, как мы все не подумали о том, что может случиться с зараженными, и никто не остался на страже?

***

От увиденной картины меня вывернуло в кусты. Тело Жени с размозженной как лопнувший арбуз головой лежало в остатках пожухлой травы. Меня вывернуло еще раз.

– Надо его похоронить, – нарушил ночную тишину Павел Викторович.

– Возьмите, Володю он вам поможет, – поддержал его Майор. Володя это я как понимаю наш Молчаливый, державший свой пост видимо во дворе.

«Бегите!»

Да кто бы ты ни был, убирайся из моей головы!

Напролом, через хлипкий заборчик в полметра высотой, на поздний ужин, или очень ранний завтрак, к нам направлялась огромная стая мертвецов, тел так тридцать не меньше!

Чувствую ритуал погребения нам закончить не удастся. Что-же, покойся с миром мой спаситель, я этого никогда не забуду. А мы все-таки попытаемся еще пожить.

Я схватил Надю под руку, и мы рванули в другую сторону двора. Майор, Павел Викторович и Молчаливый за нами.

Вот засада. С другой стороны было не меньше мертвяков. Нас практически окружили. И вход в дом был уже заказан, так что забаррикадироваться там, уже не было возможности. Машина была так же в недосягаемости.

Мы начали отходить к единственной свободной стороне двора, находящий прямо напротив входа в избу. Благо там было чисто от мертвяков.

Майор было начал беспорядочную стрельбу по зомби, но их численное превосходство было очень велико. Машина, припасы и оружия были потеряны. Однако жизни мы свои пока сохранили.

– Бежим, – крикнул Павел Викторович. И мы побежали, вслед за убегающей ночью.

***

Витя сидел прислонившись спиной к старому, видно многого повидавшего в своей жизни БМВ. Его тень плясала рядом с ним, в отблесках небольшого костра. Он жадно впивался зубами в кусок жареной курицы, жир медленно стекал по подбородку, но его это мало волновало.

– Хочешь кусочек, – он протянул свой кусок хрупкой девушке сидевшей напротив него. Она отрицательно замотала головой, ведь другого варианта ответить у нее не было. Рот был залеплен скотчем, руки связаны за спиной. Сильный кровоподтек под глазом, говорил о том, что она попыталась оказать сопротивления, но видно все тщетно.

Он достал пластиковую бутылку.

– Хочешь? – спросил Витя.

Она яростно замотала головой.

– Конечно, столько времени не пить. Только у меня одно условие, когда я освобожу твой грязный рот, ты перестанешь вопить как сука! Уяснила?

Она продолжила мотать головой, словно собака с передней панели автомобиля.

– Хорошо.

Витя приподнялся, вытер рукавом жирный подбородок, и направился к своей «попутчице». В ее взгляде чувствовалось странное сочетания мольбы и ненависти. Он осторожно дотронулся до ее волос, нежно провел рукой по щеке, и наконец нащупал конец скотча. Резким движением он сорвал его.

– Помогите, пожалуйста. Прошу, кто-нибудь! – Тут же начала кричать девушка.

Витя отвесил ее пощечину.

– Сказал, же молчи. Хотя… Кричи, кричи, тебя все равно не услышит! Только мертвые! И меня это даже заводит!

Он приблизил свое заросшее щетиной лицо, и дыхнул на девушку запахом прокисшего супа.

– А тебя?

Глава 21.

Я аккуратно взял алюминиевую кружку в озябшие руки. Приятное тепло коснулась моих пальцев, и начало медленно разливаться дальше. Густой пар поднимался от кружки с чаем. Надя села рядом со мной плотно прижавшись и отхлебнула из точно такой же кружки. До первого дня зимы остался месяц.

Прошло уже три дня, но ни Павла Викторовича, ни майора с Молчаливым мы так больше и не встретили. В тут ночь мы разделились, во время неожиданной атаки зомби, убегая в разных направлениях, тем самым повысив свои шансы выжить, и нам это удалось. По крайней мере, нам с Надей.

– Я все надеюсь открыть глаза, и проснуться – проснуться в реальности, а не здесь, – сказала Надя, делая очередной глоток.

– Это и есть, реальность – самая, что ни на есть настоящая. – Я окинул взглядом наше временное пристанище. Полуразрушенный коттедж, с наполовину отсутствующей крышей и черными, покрытой сажей стенами. Мы сидели в том месте, где крыши не было, небо было чистым, что странно, для этого времени года, и усеяно звездами. Правда, мечтать, смотря на них, было не о чем. Мечтать мне хотелось, смотря на Надю.

– Что? – спросила, она меня, улыбнувшись, почувствовав на себе мой взгляд.

– Ээээ… нет, просто, что-то задумался.

Котелок с супом, если так можно назвать, то варево, что мы сделали мирно побулькивал на огне, окутывая нас приятным ароматом специй. Чего там только не было – и лапша, и картошка, и тушенка, и морковь – последняя наша вылазка в центр города была удачной.

Запах просто сводил с ума.

– Ну что готово уже? – Я уже не мог терпеть.

– Еще чуть-чуть, потерпи.

Желудок предательски заурчал, и мы дружно засмеялись.

Я все никак не мог разобраться в своих чувствах к ней. Что это? Любовь? Та самая? Или просто неизбежность ситуации, в которую мы попали? Ведь каждый из нас сейчас нуждается в теплых чувствах. Сколько нам еще осталось? Каждый день мог быть последним.

А Надю было вообще очень трудно понять, иногда она смялась, поддерживала разговор на любую тему, а иногда замыкалась в себе на несколько часов, смотрела в одном направлении и молчала. Понимание ее чувств в отношении ко мне, пока было неразрешимой загадкой.

Суп оказался восхитительным.

– Можно мне еще, – сказал я и протянул тарелку Наде.

– Конечно.

И только я протянул первую ложку ко рту, как в дверь забарабанили.

– Вот черт, кому тут по ночам не спится.

Я встал и подошел ближе к двери.

Стук начал сопровождаться каким-то лязганьем, шуршанием и шипением.

– Так это явно к нам на новоселье, но гостей встречать хлебом с солью не будем. Уходим!

Но тут дверь не выдержала натиска и вылетела прямо на меня. Толпа мертвяком ворвалась в дом, ну как ворвалась – медленно, конечно, но можно назвать и так.

– Надя, держ… – какой то мертвяк наступил мне прямо на голову. Я начал осторожно подниматься с пола. Надя вжалась в угол и держала в руке кусок ржавой арматуры. Зомби двигались прямо на неё. Но… почему они меня не замечают?

Я выпрямился во весь рост и оглянулся – мертвяки просто обходили меня стороной, как будто я был мебелью, как будто бы я был – «своим». Вот черт. Получил супергеройскую способность. Ну что же, используем во благо.

Я взял первого зомби за шкирку и отшвырнул сторону. Со вторым и третьим я сделал тоже самое. Ююююхууу. Взяв деревянный стул я продолжил битву, расшвыривая зомбей налево и направо. Когда они не оказывают должного сопротивления – это довольно просто. Вы пробовали толкнуть пьяного? Ну так вот, очень похожие ощущения. Надя тоже не отставала, проткнув пару мертвяков арматурой. И наконец, путь был расчищен.

Снаружи послышались знакомые чавкающую звуки.

– Бежим, – крикнул я, и схватил Надю за руку. «Суп» – пронеслось в голове.

***

Шея девушки хрустнула и тело обмякло.

– Вот сука, говорил же – не кричи!

Витя отбросил мертвое тело в кусты. Приближающийся звук вертолета привлек все его внимание.

Он выбежал на самое освещенное место и начал прыгать и кричать.

– Помогите! Прошу!

Взяв большую ветку, Витя поджег ее и начал размахивать из стороны в сторону.

– Я живой! Я не эти гнилые твари! Помогите! Заберите меня отсюда!

Вертолет начал приближаться.

***

– Для Артема крупноват.

– Согласен. Подбирать будем?

– Ну не оставлять его же здесь. Хотя… Со мной уже так поступали. Снижаемся!

Продолжение следует…

© Jethro

  Обсудить на форуме