Отдел. Тени. Глава 5.

Безликий сделал глоток. Рубиновая жидкость оплела язык, отдавая вкус, и скользнула дальше.

– Превосходно.

Он поставил бокал на стол. Сомелье с лёгким поклоном долил вино и предложил его спутнице. Девушка кивнула. Исполнив свои обязанности, сомелье поставил бутылку на стол и вновь чуть наклонил голову:

– Желаете что-нибудь ещё?

Безликий покачал головой:

– Спасибо.

– Приятного аппетита.

Симона взяла бокал и сделала глоток.

– С каких пор ты разбираешься в винах?

– Я и не разбираюсь, – он пригубил ещё. – Просто понравился вкус.

– Неплохо.

Безликий улыбнулся похвале из уст женщины. Поставив бокал, принялся за еду.

– Когда? – спросила Симона, обведя вокруг ножом.

– Скоро, – Безликий промокнул губы салфеткой.

– Скоро – это сегодня?

– Да.

– Не рано?

– Не ожидал услышать такое от тебя.

С лица собеседницы пропал даже намёк на улыбку.

– Извини. Этим мы обеспечим шесть дней форы. Прежде чем начнут задавать вопросы.

– Твои друзья опаздывают.

– Деловые партнёры, – он усмехнулся. – Ещё есть запас времени.

– Надеюсь, у них не возникло проблем.

– Даже если они не успели в Португалии, мы просто сойдём в порту Сальвадора. И начнём всё заново.

Симона посмотрела ему в глаза:

– А Теодор?

– Его и пальцем не тронут. Он нужен. Никто не будет лишать себя шанса выбраться. Даже призрачного.

Cлова не успокоили девушку.

– Ты его чувствуешь?

Она на мгновение закрыла глаза и кивнула:

– Ты его вытащишь?

Безликий удивился:

– Я же обещал. Тем более, что мы сейчас, по-твоему, делаем?

Девушка печально улыбнулась:

– Ужинаем где-то в океане.

– В самом изысканном ресторане на этом корабле, – Безликий поднял указательный палец. – Не забывай об этом.

Симона опустила взгляд. Безликий чувствовал её страх. Страх, что связь с братом оборвётся. Их казавшаяся ранее бесполезной способность чувствовать друг друга на расстоянии играла главную роль.

Он знал, что неприятен ей и брату. Из-за того, что делает. Из-за людей, с которыми ведёт дела. Но они согласились на эту авантюру. Зная, что это приблизит их общую цель.

– Почему, Давидсон? – спросила она.

– М?

– Почему это… этот человек? – пояснила девушка.

– У него были нужные связи, – Безликий отпил из бокала. – К тому же он симпатичен.

– Не буду спорить, – Симона поймала брокколи на вилку. – Как твой наниматель?

– Аабхт? – он пожал плечами. – Грубый, вспыльчивый. Плохо воспринимает современную реальность.

– Даже так?

– Он отголосок былых времён. С трудом воспринимает, что одного его слова не достаточно.

– А это мероприятие?

– Пришлось долго объяснять, зачем это нужно.

– Ему?

– В том числе, – Безликий улыбнулся. – Почему бы не убить трёх зайцев одним выстрелом.

– Обычно речь идёт о двух.

– Я редко делаю обычные вещи. Кстати, вот и мои компаньоны.

Девушка кивнула и переключилась на еду. Он лишь усмехнулся. Симона хотела как минимизировать участие в том, что произойдёт. Например, пробыть всю операцию в каюте. Но оба понимали, что не получится.

– Рад тебя видеть! (фр.) – раздался мужской голос.

На чернокожего оглянулись сидящие вокруг. Бледное надменное лицо его спутника прорезала неприязнь. То ли от отвратительно сидящего белого костюма говорившего. То ли от громкой речи. Они подошли к столу.

– Представишь нас? – присаживаясь, кивнул на девушку чернокожий.

– Это было бы весьма… – сказал второй. Так и не закончив фразу, смахнул несуществующую пылинку с рукава алого костюма и сел.

Безликий кивнул на Симону:

– Она не говорит по-французски.

– Ничего страшно, – чернокожий улыбнулся, демонстрируя белоснежный оскал. – Самое приятное в женщине – её молчание.

– И хотелось бы знать имя твоей спутницы. Ведь она здесь не просто так.

– Симона, это Сиф (анг.), – Безликий указал на улыбающегося. – А этого превосходно выглядящего мсьё зовут Матор.

Француз чуть склонил голову.

– Рада встрече, – соврала девушка. Она встала и посмотрела на Безликого. – Думаю, мне лучше побыть у себя.

Он кивнул. Симона не хотела принимать участие в беседе. Этого и не требовалось. Её роль в другом. Дать направление.

– Ты всё жрёшь траву? (фр.) – спросил Сиф, заглядывая в тарелку Безликого.

– Мясо я предпочитаю употреблять в исключительных случаях.

– Такое бывает?

– Редко.

– Всё равно не понимаю.

– Чего?

– В отличии от этого, – Сиф указал на тарелку Безликого, – у мяса есть вкус. Вкус страха. Официант! (анг.)

– Вам что-нибудь посоветовать? – подошёл человек в чёрной безрукавке.

– Посоветовать? – удивился Сиф. – Ты? Мне? Кем ты себя возомнил, считая, что можешь давать советы? Или я похож на идиота, не способного решить, что буду есть?

– Я не это имел в виду…

Матор взболтнул остатки вина в бутылке.

– Что это за, – он понюхал горлышко, – помои. Есть что-нибудь получше этого?

– У нас обширная карта вин…

– Разве я это спросил? – француз картинно закатил глаза. – Хотя с кем я говорю. Бутылку Дюмен де ля Романе-Конти. Живо.

– Уточню, есть ли у нас…

– Это палатка с едой?

– Нет, мсьё, наш ресторан …

– Если это ресторан, принеси нормальное вино.

– Х-хорошо, – лоб официанта покрылся бисеринками пота.

– Мальчик, ты ничего не забыл? – оскалился Сиф.

– Простите?

– Мой заказ. Или ты читаешь мысли?

– П-прошу прощения, я…

– Стейк. С кровью. И пиво.

– Простите, но у нас не подают…

– Мне плевать. Принеси мне пиво.

Парень хотел что-то сказать. Проявить характер. Он уже открыл рот, но заметил неприятный блеск в глазах посетителя. И понял, что лучше исполнить заказ, чем выяснять последствия.

– Я что-нибудь придумаю, – Официант повернулся к Матору. – Вы желаете продолжить заказ?

– Мне хватит и вина.

Молодой человек развернулся и пошёл отдавать заказ. Безликий усмехнулся. Парня заметно покачивало.

– Зачем ты так? (фр.) – он повернулся к чернокожему. – Я понимаю, Матор – помешан на винах. Но за тобой не замечено такого.

– Ты знаешь, – Сиф вновь продемонстрировал белые зубы, – просто так.

Безликий удивлённо посмотрел на собеседника.

– Мне всё равно, принесёт он пиво или нет. Плевать на этого парня. Просто нравится заставлять людей испытывать страх.

– Странное увлечение, – сказал Матор.

– Увлечение? – Сиф засмеялся. – Оглянитесь. Посмотрите на этих так называемых мужчин. Самодовольные ублюдки, готовые отсосать у своего отражения. Самый большой риск в их жизни – трахнуть секретаршу. И при этом готовы ползать в ногах жены, если это обнаружат.

Он указал на ближайшую к ним пару:

– Посмотрите на этого. Дорогой костюм, часы. Жена из-под ножа хирурга. Хозяин жизни. Но стоит приставить нож к горлу… Он начнёт умолять. Забрать деньги. Трахнуть его бабу. Сделает всё, чтобы его не тронули. А женщины? Их единственное достояние у них между ног. Они умею только выносить мозг. Пиздеть и пиздеть, пока не засрут голову и не получат требуемое. А стоит дать ей в руки член, будет держаться двумя пальцами и морщится. Но стоит только приложить её об стену, превратиться в обычную шлюху.

– Хорошая речь. Но ничего не объясняет.

Сиф раскинул руки:

– Их надо расшевелить! Показать жизнь не только с привычной стороны. А так как я знаю другую, то с удовольствием продемонстрирую.

Перед ним появилась тарелка с заказом.

– Но сначала поем, – улыбнулся Сиф.

Возник сомелье. Он открыл бутылку и дал пробку Матору. Француз провёл рукой, пробуя аромат, и кивнул. Бокал наполнился, и выполнивший свою обязанность человек удалился. А получивший заказ смаковал вино, не обращая внимания на окружающих.

– Не ожидал его увидеть (зулу), – сказал Сиф.

– Почему?

– В последний твой заказ погибли его люди. А заказ считался выполненным.

– Именно поэтому он здесь.

– Объясни.

– Ты знаешь, что он выходит из игры?

Сиф кивнул.

– А кто будет руководить после?

– Не знаю.

– Я тоже. Поэтому и хочу расстаться на хорошей ноте. Когда-нибудь его люди могут понадобиться.

– И, если преемник будет против, решающий голос всё равно за ним, – задумчиво проговорил Сиф. – Ты настоящий змей.

– Приму за комплимент.

– Вы можете нормально говорить? (фр.) – спросил Матор, оторвавшись от бокала. – Обсуждаете что-то интересное?

– Твоего преемника, – ответил Безликий.

– Подойдёт любой.

– Почему? – удивился Сиф.

– Я выхожу только из прямой игры. Надоело ползать по болотам и ждать, когда найдёт пуля. Но отдавать руководство мальчиками? У меня хорошие командиры. Но никто не способен охватить всю картину.

– Кстати, раз уже зашла речь о мальчиках, – Безликий усмехнулся. – Начинаем?

– Я не доел! – возмутился Сиф.

– После у тебя будет достаточно времени, чтобы сожрать всё мясо на борту.

– Связался не пойми с кем, – заворчал чернокожий, вытирая рот. – Один алкоголик, другой траву жрёт.

Они вышли из ресторана. Пропитанный солью вечер освежал. Стелящаяся до горизонта вода навевала чувство одиночества. Ничтожности по сравнению с мощью океана. Безликий поёжился. Не время для таких мыслей.

В молчании они подошли к лифтам.

– Долго ждать? – спросил Матор.

Сиф засунул в рот сигару и прикурил:

– Каждые пятнадцать минут.

Матор достал из внутреннего кармана часы на цепочке. Щёлкнул крышкой и посмотрел на циферблат:

– Ещё четыре.

По истечении времени появился одетый в форму экипажа чернокожий. Он кивнул, приветствуя троицу.

– На местах? – спросил Сиф матроса.

– Да.

– Глушилки? – спросил Безликий.

– Расставлены.

– Начинаем.

Маленькие рации перекочевали в руки троицы.

– Готовность, – одновременно прозвучали команды Матора и Сифа.

Они зашли в лифт и поднялись на верхнюю палубу. Пройдя мимо одинаковых дверей к нужной, матрос постучал.

– Кто?

– Троянец, – ответил проводник.

Сиф усмехнулся:

– Символично.

Щёлкнул замок и дверь открылась. Глазам предстала небольшая комната. В не самом опрятном виде. Перевёрнутые кровати, предназначенные для отдыха экипажа. Два бездыханных матроса с перерезанными горлами. И десяток вооруженных людей. Каждый в униформе. Официанты, матросы, грузчики. Люди Сифа. Лишь один выделялся. Не только строгим тёмным костюмом, но и светлой кожей.

– Это кто? – Безликий кивнул на трупы.

– Скоро пересменка. Эти рано пришли, – сказал мужчина в костюме.

– Гилли, – представил его Матор. – Старший группы.

– Моей группы, – напомнил Сиф. – Где остальные?

– У кают экипажа и оружейной.

– Кстати, Давидсон, с каких пор ты стал расистом? Мои люди в прислуге, а люди Матора отдыхают в каютах?

– Он взял деньги. Ты мог бы так же.

– Понятно. Но мой вариант лучше, – Сиф оскалился и махнул одному из своих. – Мамоёб, проводи.

Безликий задумчивым взглядом проводил ушедших.

– Что? – спросил Матор.

– Ты знаешь, как его людям достаются прозвища?

– С чего мне таким интересоваться. Это важно?

– Нет, – он повернулся к командиру группы. – Доступ на мостик?

– Есть, – Гилли показал карточку.

– Ключ от радиорубки?

– У капитана на мостике.

– Имя?

– Хосе Гомез.

– Все в курсе, что делать?

– Так точно.

Безликий посмотрел на Матора:

– Начали.

Француз поднёс к губам рацию:

– Готовность раз.

Мгновение, и рации замолчали. На всём лайнере сотовые перестали ловить сеть. Телевизоры не принимали сигнал. И спутник не получал информацию о месторасположении. У них всего семь минут, чтобы попасть в радиорубку. Прежде чем сигнал уйдёт на сушу. Иначе подготовленный сюрприз не удастся.

– Двинули, – скомандовал Гилли.

Цепь вооружённых людей протянулась к мостику. Первое звено достигает цели. Карточка отпирает дверь. Наёмник влетает в помещение, укладывает прикладом ближайшего человека. И пока остальной экипаж замер в удивлении, помещение заполняет вся группа.

Минута.

– На пол! – крикнул Гилли. – На пол, я сказал!

Стараясь не делать резких движений, люди исполнили приказ. Лишь один стал исключением. Высокий, чуть полноватый, с начавшими седеть волосами. Безликий подошёл к капитану. И усмехнулся. Гладковыбритый подбородок выдавал страх.

Две.

– Сеньор Гомез, будьте любезны ключ от радиорубки. (анг.)

– Нет.

– Ну что же. Гилли!

Француз вытащил нож. Обвёл взглядом лежащих. Выбрал, подошёл и опустился коленом на спину человека. Схватил за волосы. Задрал голову. Посмотрел на капитана. И быстрым, уверенным движением перерезал горло.

Капитан побледнел. На пол мостика хлынула кровь. Человек пытался руками зажать рану. Но жизнь толчками вытекала сквозь пальцы.

Три.

– Сеньор Гомез, упрямством вы только что убили человека. Хотите повторить?

Капитан вздрогнул. Поднял взгляд на говорившего. И покачал головой.

– Я так и думал. Попробуем ещё раз. Сеньор Гомез, будьте любезны ключ от радиорубки.

Растеряв подобие храбрости, капитан трясущимися руками расстегнул ворот рубашки. Сорвал с шеи цепочку с маленьким цилиндром и отдал желаемое.

– Благодарю, – Безликий обернулся к замершим наёмникам. – Двое со мной. (фр.)

Четыре.

Он с сопровождающими прошёл в очередную дверь, ведущую к лестнице наверх. Поднялся и остановился у запертой рубки. Глянул в объектив камеры и вставил ключ.

– Приготовьтесь, – открыл дверь и посторонился.

– Кто…

Раздались выстрелы. Наёмники сделали всё быстро. Безликий покрутил мизинцем в ухе.

– И почему мы глушители не взяли…

Стрелявшие усмехнулись.

Пять.

Он подошёл к телам и обыскал. Нашёл связку ключей, выбрал нужный и открыл маленькую дверцу. Голос и уши лайнера. Достал прибор, напоминающий мяч для настольного тенниса, и нажал кнопку. По руке пошла едва заметная вибрация. Он положил мяч к проводам и закрыл крышку.

– Останьтесь, – бросил наёмникам, выходя.

Спустился на мостик.

– Успешно? – спросил Матор.

Безликий кивнул.

– Вам не сойдёт это с рук, – прорезался голос капитана.

– Правда? – хмыкнул Безликий. – Почему?

– Вас найдут.

– Связь заблокирована. Для спутников мы потеряны, – он сложил руки за спиной. – Позвольте узнать кто и, главное, как?

Гомез промолчал.

– Внимательно, – ожили рации.

– Готовность два, – сказал Матор.

На палубах раздались приглушённые выстрелы. Капитан вздрогнул и постарался заглянуть в смотровое окно. Раздались крики и новые хлопки.

– Что происходит? – тихо спросил Гомез.

– Людей сгоняют на верхние палубы.

– Зачем?

– Так надо.

Капитан сжал зубы:

– Как на мой корабль попало оружие?

– Это важно?

– Для меня – да.

– Дипломатическая почта. Это всё?

– Как вы смогли, – капитан указал на наёмника в форме официанта, – это?

– С трудом.

На верхние палубы прибывали люди. Люди Матора и Сифа прочёсывали лайнер, сгоняя всех наверх.

Они не боялись кого-нибудь упустить. Помогала система безопасности лайнера. Каждому на борту выдавался браслет. Заменял способ расчёта и документы. Благодаря этому экипаж всегда мог отследить, кто сошёл или поднялся на борт. Сейчас все числились сошедшими с борта, и каждого доставленного сканировали. Пока не найдут всех, они не успокоятся.

Это заняло всю ночь. На палубах не хватало места. Люди толпились, и всё чаще раздавались гневные возгласы. Безликий повернулся к Матору:

– Пора.

Француз кивнул и вышел. Ему предстояло распределить пассажиров. Дети и женщины в одно место, мужчины – в другое. Снизить концентрацию людей в одном месте. Подготовить к дальнейшему.

– Готовность три, – сказал в рацию Матор и вышел.

Солнце перевалило зенит. Безликий выдохнул. Прошло много времени. Хотя меньше, чем рассчитывали. В отличии от сменяющихся наёмников, он и экипаж не покидали мостик. Появилось даже некое уважение к простоявшему всё это время капитану. Но пришло время для следующего шага.

– Сиф, занят?

– Ещё нет, – хохотнула рация.

– Поднимись.

Полчаса ожиданий и чернокожий появился на мостике:

– Что хотел?

– Твои люди смогут управлять кораблём?

Сиф осмотрелся. Прошёл, заглядывая в приборы. И вынес приговор:

– Смогут.

– Хорошо. Кто старший помощник? (анг.)

– Я, – раздался голос одного из лежащих.

Безликий подошёл к говорившему. Достал пистолет, нацелил в голову и выстрелил. Сделал шаг к застывшему капитану. Поднял оружие и вновь нажал на спусковой крючок.

– Слабак (фр.), – прокомментировал Сиф расплывающееся пятно на штанах Гомеза.

– Остальных вниз. Трупы убрать, – Безликий посмотрел на бурые пятна и разметавшиеся мозги капитана. – И приберите здесь.

– Я думал, только мы используем такой метод смены капитана, – усмехнулся чернокожий.

– Всего лишь минимизировал риск бунта.

– Надо запомнить эту фразу, – сверкнули зубы.

– Заводи своих. Пусть готовятся. Скоро выдвигаться.

Сиф кивнул, и Безликий вышел. Зашёл в лифт, спустился на нужную жилую палубу. Идя по коридору, он видел последствия внезапного захвата. Беспорядок. Следы крови. Кто-то решили погеройствовать. Тела безумцев скармливали прожорливому океану. Но прежде снимали браслет. Воображение нарисовало, как один из наёмников сделал ожерелье из пластиковых трофеев.

Прошёл мимо хаоса в распахнутых каютах. Наёмники только начали искать ценности. Но уже казалось, что прошёлся ураган.

Он остановился у единственной закрытой двери и постучал.

– Кто? (анг.) – раздался женский голос.

– Давидсон.

Дверь открылась. Симона выглядела уставшей. Вряд ли девушка сомкнула глаза этой ночью. Трудно уснуть, когда вокруг раздаются крики и выстрелы. А по коридору снуют вооружённые люди. В голове появляется страх, что и к ней заглянут.

– Всё кончилось?

– Да. Нам нужно на мостик.

Девушка вышла. Увидела следы крови, развернулась и закрыла дверь.

– Надо идти, – потянул Безликий.

И она пошла. Стараясь не поднимать головы. Чтобы не видеть, в чём приняла участие. Поднявшись на мостик, девушка замерла. Наёмники убрали тела, но не успели позаботиться о кровавых пятнах. Или не хотели.

– Не обращай внимание, – мягко сказал Безликий. – Покажи направление.

Симона кивнула и подошла к компасу. Закрыла глаза. Спустя мгновение вытянула руку, указывая где чувствует брата.

– Север-север-восток, – заглянул через плечо человек Сифа.

Мостик ожил. Люди занимали места предыдущего экипажа, готовясь заставить лайнер двигаться. Где-то в машинном отсеке прозвучала команда «полный вперёд». Кто-то занял место у штурвала, направляя корабль по отмеченному курсу.

– Тебе нужно поспать, – сказал Безликий. – Следующая корректировка будет вечером.

– Не уверена, что смогу уснуть, – ответила Симона.

– Сможешь, – он мягко улыбнулся. – Помни, это ради Теодора.

– Это не ради него, – девушка посмотрела ему в глаза. – Ради него я бы на такое не согласилась.

– Тогда думай о нашей цели.

– Сейчас мне кажется, что она того не стоит.

– Стоит, – Безликий кивнул. – Как и любая великая цель. Просто никто не задумывается, что приходится делать на пути к ней. Мы делаем это, чтобы приблизиться к своей.

– Я понимаю, – пробормотала девушка, опуская глаза. – Просто это всё…

– Иди отдохни, – он мягко развернул её к выходу. Привлёк внимание одного из наёмников и указал на Симону. – Тебя проводят. И ничего не бойся. Никто не посмеет и пальцем к тебе прикоснуться.

Она кивнула и вышла.

– Она нам точно нужна? (фр.) – спросил Сиф.

– К чему этот вопрос?

– Боюсь, что у неё поедет крыша.

– С чего ты взял?

Чернокожий усмехнулся:

– Видно, что девочка не привыкла к такому. Поэтому и спрашиваю.

– Она справится.

– Мне всё равно. Так куда держим путь?

– В очень интересное место.

– И что там?

– Люди, жаждущие спасения.

Сиф засмеялся:

– Сомневаюсь в твоём благородстве. Ты такой же, как я. И либо тебе заплатили. Причём сумма покрывает наём меня и Матора. Либо это что-то важное. Сдаётся мне, те люди, к которым держим путь, такие же, как твоя девочка.

Безликий прищурился.

– Что? – усмехнулся чернокожий. – Не угадал?

– Угадал.

– Так зачем они тебе?

Он задумался. Знакомство с Сифом произошло давно. И тот прекрасно знал к кому обратиться, если нужно что-то неординарное. В среде наёмников знали, что есть люди с необычными способностями. Отличающиеся. И знали, что Безликий мог найти таких людей. Свести их с заказчиком. И вечно улыбающийся пират часто обращался к таким услугам. Африка редко живёт в мире.

– Как ты говорил? Людей надо расшевелить? – Безликий усмехнулся. – Они как раз могут.

– Даже так, – усмехнулся Сиф. – Становится интересно. А если я ммм… захочу предложить им работу?

– Не проблема, – он пожал плечами. – Только не особо рассчитывай. Думаю, у них есть желание поквитаться.

– С кем?

– С миром. Людьми. Теми, кто лишил возможности ходить по земле. Разве это важно?

– Нет, – Сиф улыбнулся. – Чувствую, будет забавно.

– Когда займёшься снадобьем?

– Мы скоро прибудем?

Безликий покачал головой:

– Не знаю.

– Тогда сегодня. Мы же не хотим, чтобы веселье отложилось?

Он проводил взглядом чернокожего. Многие готовы убить за этот рецепт. То, что заставляло кошмары оживать. Легенды о восставших мёртвых. И, зная главный компонент снадобья, хотел выяснить, откуда это у наёмника.

Хотя… Скоро он увидит источник. Благодаря Алеко и Аабхту.

Сиф не обманул. Сразу принялся за дело. Зал главного ресторана наполнился вонью и дымом. Захватчикам пришлось бежать. Надышавшись испарениями, люди начинали видеть странные вещи. Ужасные. Некоторые не выдерживали кошмаров и выпрыгивали за борт. Только вечно улыбающийся Сиф остался неподвластен мороку. И его забавляло происходящее. У Безликого появилась мысль, что он специально затягивает приготовление. А возможно, это связанно с объёмом работы. Понадобится много зелья, чтобы оставить сюрприз.

Пока кухня смердела, Симона ещё дважды поднималась на мостик. Девушка начала привыкать. Уже не вздрагивала от вида людей с оружием. Не отводила глаз от засохшей крови. Адаптировалась. Как и любой человек.

– Уже близко, – сказала девушка, в третий раз взойдя на мостик.

Безликий кивнул. Скоро они прибудут куда-то. Ему не хватало ресурсов, чтобы добыть информацию. И не знал, что их встретит. Некоторые секреты, Интерпол умеет хранить.

Он включил рацию:

– Сиф?

– Что?

– Ты скоро закончишь?

Раздался смех:

– Пару часов как.

– Так отчего продолжает смердеть?

– Надеюсь, ты не собираешься угощать нас национальной кухней? – вмешался в разговор Матор.

За эти сутки француз не покидал своих людей. Держал в ёжовых рукавицах. И как заметил Безликий, готовил Гилли к командованию. Матор лукавил, говоря, что продолжит контролировать своих мальчиков. Будущему командиру не понадобятся советы.

Рация закашляла смехом:

– Нет. Готовить удел женщин. Готовить и ублажать настоящих мужчин. Они для этого созданы.

– Тогда что ты там делаешь? – спросил Безликий.

– Задаю вопросы демонам.

– Позвать экзорциста или сам выгонишь?

– Уже пора?

– Скоро.

– Хорошо. Я отпущу своих предков.

Рация замолчала. Безликий удивлённо смотрел на коробку в своих руках.

– Чем он там надышался…

Едва заметную точку на горизонте заметили в середине дня. С каждой пройденной милей она увеличивалась в размерах. К вечеру, перед ними выросла металлическая конструкция. Тёмный прямоугольник, на тридцать метров торчащий из воды. В половину длины лайнера. На ровной поверхности крыши прыщём торчала пристройка.

– Подойдём близко? – спросил Безликий.

– Да. Хоть и опасно, – ответил Сиф. – Можно приложиться бортом. А эта штука явно крепче нашей посудины.

– Делай.

Судно приблизилось к непонятному сооружению. У основания виднелась пена от работающих двигателей. Конструкция постоянно корректировала своё положение.

Безликий спустился на палубу, с которой перекинули трапы на платформу. Сошёл с борта и почувствовал качку. Создатели этого не заботились о комфорте обитателей. Если кто-нибудь из здешних обитателей страдает морской болезнью, ему приходится несладко.

– Матор?

– Слушаю.

– Твои люди готовы?

– А я всё думал, зачем тебе мои инженеры и подводное снаряжение. Ты уверен, что есть ещё один вход?

– Не думаю, что прилетающие ремонтники соглашаются прогуливаться среди местных.

– Тогда проверим, – рация отключилась.

– И что теперь? – спросил Сиф, когда они дошли до пристройки.

Перед ними возвышался очередной монолит прямоугольника. Создатель этого сооружения любил прямые линии. Рядом с плитой двери располагался электронный замок. И к нему ключа не было. Безликий вздохнул и вновь поднял рацию:

– Матор.

– Что ещё?

– Выдели нам сапёра.

– Нашли растяжки?

– Нет. Нашли что взорвать.

Через несколько секунд раздался ответ:

– Ждите.

Через десять минут появился человек с рюкзаком. Безликий заметил, что не может запомнить его лица. Слишком обычное. Прекрасное качество для того, кто работает с взрывчаткой. Никто не сможет описать подрывника.

– Жан, – кивнул подошедший.

Осторожно сняв рюкзак, он принялся осматривать пристройку. Медленно обошёл вокруг, внимательно осматривая каждый сантиметр. Ещё раз. Достал молоточек и пошёл на новый круг. Простукивая заинтересовавшие места, иногда цокал языком. Осмотрел дверь. Простучал.

– Ты её ещё лизни, – сказал Сиф.

Фраза осталась без ответа. Жан открыл рюкзак и извлёк небольшой пакет.

– Пластид? – спросил Безликий, кивнув на тестообразное вещество.

– Нет.

– А что?

– Взрывчатка. Израильская. Название сказать?

– Обойдусь.

Подрывник кивнул. Отрывая от субстанции небольшие куски, раскатывал тонкие колбаски и крепил на дверь. Закончив изображать замысловатый рисунок, извлёк из рюкзака детонатор: металлические стержни с проводами, отходящими к самодельному таймеру.

Жан закончил подготовку и собрал вещи.

– Надо отойти.

Пройдя полсотни метров, он сбросил ношу и лёг.

– Нам тоже? – усмехнулся Сиф.

– Как хотите. Но я бы посоветовал.

Они легли. Лучше избежать ненужных проблем. Например, смерти.

Донёсся звук взрыва. Они подняли головы.

– Ну и зачем? – спросил Сиф.

– Что? – не понял Жан.

– Ложиться зачем?

– Вдруг.

– Надо проверить, – сказал Безликий, вставая.

Они подошли к дыре на месте взрыва. Перед глазами предстала короткая лестница к следующему проёму. Стальная плита двери занимала почти всё пространство.

– Протиснемся? – спросил Сиф.

– Вряд ли, – ответил Безликий.

– Тогда надо достать.

– Будто я не догадался.

– Ну, я закончил, – Жан надел рюкзак и пошёл к лайнеру.

– Мда, – Безликий кивнул на препятствие. – Сиф, вызови людей. Пусть достанут.

Ожила рация. Подошли наёмники и попытались вытащить глыбу. Руки соскальзывали с ровной поверхности металлической плиты. Кто-то попытался воспользоваться верёвкой, но так и не смог пролезть под дверь.

– Ты был прав, – ожила рация голосом Матора. – Мы нашли вход.

– Проблемы будут?

– Не знаю. Сначала вскроем, а там посмотрим.

– Хорошо. Когда проникните, найдите систему опреснения. Посмотри, смогут ли твои люди отключить баки.

– Ты уверен, что они есть?

– Сколько, по-твоему, потребляют воды местные жители?

– Не знаю. Зависит от количества людей. Предположим много.

– Значит, должен быть запас пресной воды. На случай выхода из строя.

– Понял тебя.

– С этим-то что делать? – кивнул на дверь Сиф.

– Там кто-то есть! – раздался возглас.

– Да неужели, – Безликий подошёл к лестнице. – Есть кто? (анг.)

– Кто спрашивает? – раздалось в ответ.

– Меня зовут Давидсон.

Спустя несколько минут прозвучал ответ:

– Слышали о тебе.

– Замечательно.

– Что тебе надо?

– Трудно догадаться?

После очередной паузы раздался другой голос:

– Вы не могли бы освободить проход?

– Пытаемся. Но если можете помочь, будем признательны.

– Тогда, лучше отойдите.

Они исполнили просьбу. В глубине раздались возгласы. Спустя мгновение железное препятствие заскользило вверх. Добравшись до входа, плита развернулась узкой стороной и выползла наружу. Стальное препятствие с грохотом рухнуло на площадку. Вышел старик, прикрывая глаза рукой от заходящего солнца.

– Как вы нас нашли?

– Теодор, – ответил Безликий.

Собеседник кивнул:

– Парень, непонятным образом попавший сюда.

– Непонятным?

– Он несколько отличается от здешнего контингента, – хмыкнул старик. – О. Что же это я. Совсем забыл про приличия. Кристоф Бреже.

Безликий посмотрел на вытянутую руку и покачал головой:

– Я слышал о вас.

– Неужели?

– Да, пан Бреже.

– Надеюсь, вы не будете винить старика в его маленький шалости.

– Все любят пошалить. Иногда, – Безликий улыбнулся. – Где Теодор?

– Нашли (фр.), – вмешался Матор.

– Прошу меня извинить, – Безликий отвлёкся от разговора и спросил в рацию: – Что вы нашли?

– Систему опреснения, – ответил Матор.

– Замечательно. Баки?

– Есть.

– Хорошо. Слейте воду и отключите подачу.

– Сделаем.

– Залейте бурду Сифа.

– Я помню, – буркнула рация и замолкла.

– У меня вызывает опасения услышанный разговор (анг.), – сказал Бреже.

– Знаете французский?

– Вынужденно. В ограниченном пространстве люди быстро учатся понимать друг друга.

– Понятно. Не беспокойтесь. Это не для вас.

– Уважьте покрытого сединами, посвятите в секрет.

– Никаких секретов. Это для вашей смены. И я всё ещё жду Тео.

Старик внимательно посмотрел на Безликого.

– Мы едва удержались от того, чтобы не открутить голову бедному мальчику. Здесь с трудом верится в спасение.

– Понимаю.

– Так для чего это вам? И что вы хотите взамен?

– Разве я что-то просил? – Безликий усмехнулся. – Просто хочу, чтобы вы делали то, что умеете.

– Список наших умений весьма ограничен.

– Знаю. Меня устраивает.

Бреже замолчал, обдумывая сказанное. Наконец, старик улыбнулся:

– Хорошо мистер Давидсон. От нас что-нибудь требуется?

– Малость. Заберите еду. И покажите, наконец, Тео.

– Еду? – старик удивлённо посмотрел на лайнер. – Вы в чём-то испытываете недостаток?

– Нет. Так надо.

– Хорошо, – Бреже скрылся в проёме.

Появился Теодор. Не самое приятное окружение, скудное питание и недосып сказались на молодом человеке. Исхудавшее лицо, бегающий затравленный взгляд. Симона проклянёт Безликого. За то, что смог уговорить на это. Он спросил парня:

– Ты как?

– Нормально.

Кивнул стоящим рядом наёмникам:

– Отведите его к Симоне. Дать одежду и накормить.

– Спасибо, – бросил на ходу Теодор.

Из глубины платформы выходили люди. Исполняя просьбу, каждый нёс в руках консервные банки. Недавние узники всё прибывали и прибывали, собираясь в толпу перед Безликим. Ожидая. Поток закончился, и Безликий прикинул количество людей. Сотни три, не меньше. Молодые и старые. Женщины и мужчины. И все напряжены. Готовые взорваться, если почувствуют обман. Таких людей не стоит разочаровывать.

– Что дальше? – вышел из толпы Бреже.

– Поднимайтесь, – показал на трап Безликий. – Располагайтесь в каютах. Места хватит.

Толпа двинулась к лайнеру. Сначала робко. Первый исчез в глубине, и остальные почувствовали реальность свободы. Наёмникам Сифа пришлось организовывать людей. Возник риск, что кто-нибудь сорвётся вниз.

Безликий повернулся к чернокожему:

– Когда они поднимутся, выводи мужчин. (фр.)

– Уверен? Ты понимаешь, что тут произойдёт? – Сиф кивнул на уводящий внутрь проём.

– Вполне.

– Хорошо, – раздался вздох. – Столько денег пропадёт.

– Корабль, женщины и дети. Так мы договорились. Тем более, мужчины неходовой товар.

– Знаю.

Последний из спасённых поднялся на борт. Сиф отдал команду. Новая процессия двинулась в обратную сторону. Бывшие пассажиры оглядывались, не понимая, где находятся. И куда их ведут. Но молчали и покорно шли вперёд.

Сиф засунул в рот сигару:

– Хотел бы я посмотреть на лица тех, кто их найдёт.

Безликий усмехнулся.

  Обсудить на форуме