Путь проклятого Глава 10

Глава 10. Дать бой

Ирина вновь уставилась на оранжевые сполохи. Валик уснул больше часа назад, скоро проснется, а она так и не сдвинулась с мертвой точки. Снова и снова черная комната. Почему-то она была уверена, что оказывается в помещении. Голос: “ты слаба, ведьма”. Голос настолько ужасный, что сразу хочется бежать. Она вздохнула, собираясь с мыслями, вспомнила свой звонок.

– Да, он пьян, поговорить все-равно не выйдет. Подождите уже до вечера, максимум до утра. Какая вам разница, вы тоже от него ничего не добьетесь, в таком состоянии.

Ей пришлось строить из себя дурочку, подпускать в голос дрожаще-просящие нотки, и когда она наконец-то отключилась, то зло прорычала:

– С каким бы удовольствием я бы выцарапала твои глаза, ублюдок!

Она надеялась, что ярость поможет, но нет. Пробиться сквозь темноту и пустоту не получалось. Она посмотрела на малыша, который сопел в кроватке, потом на мужа, напряженно сидящего на столе. И решившись, вновь погрузилась в темноту.

– Ты слаба ведьма! – голос пугал, липкой, холодной змеей, проникал за шиворот, хотелось бежать. На этот раз, ей удалось преодолеть панику, и она двинулась вперед. В темноте, наугад. Боль пришла неожиданно. Голову, словно пронзили десятки иголок, женщина закричала и метнулась назад. Удар! Она не вывалилась обратно, не вернулась домой, она продолжала пребывать в этой темноте. Еще одна попытка вернуться, и снова удар о невидимую преграду, будто она заблудилась.

Паника. Самое страшное, что могло произойти, случилось. Ирина запаниковала, и стараясь выбраться, билась о невидимые, но прочные стены, постепенно теряя остатки здравого смысла.

Михаил видел, что с женой что-то не так. Она резко побледнела, потом, словно обмякла в кресле, из носа потекла тонкая струйка крови.

– Ира! – Закричал он, и хотел уже броситься прямо к жене, но вовремя понял, что сможет лишь расшибиться, упав со стола. Тогда он побежал к свисающему полотенцу, в душе понимая – поздно.

Женщина почти обезумела, она уже совсем не ориентировалась где верх, где низ, куда бежать, чтобы вынырнуть из этого непроглядного мрака. И тут тишину нарушил посторонний звук. Откуда-то издалека до женщины донеслись звуки детского плача.

– Валик! – Крикнула она и побежала на звук. Сын один, муж сейчас не может позаботиться о нем.

Миша спустился примерно до половины, когда проснулся Валик, проснулся и сразу начал плакать и звать маму, хотя в последние дни он отличался завидным спокойствием. Мужчина ругнулся, и, проклиная свою нынешнюю беспомощность, стал спускаться еще быстрее, рискуя сорваться.

Плач усилился, и женщина, в очередной раз, наткнувшись на стену, не стала искать обходной путь, а в ярости ударилась в нее со всей силой, на которую была способна. На миг, тьму, которая ее окружала, прорезала ярчайшая вспышка. Она ослепла, а когда зрение вернулось, Ира увидела свою комнату, кроватку, Валика, старающегося вылезти из нее. Мать кинулась к малышу, взяла на руки, он обнял ее, и уткнулся в плечо.

– Спасибо, малыш, – прошептала она, – ты показал мне дорогу обратно. – Миша, успевший спуститься, с облегчением прислонился к ножке стола. В этот раз, обошлось, но он сомневался, в целесообразности продолжать.

– Ира, – негромко позвал он, – надо обсудить кое-что, когда сможешь, давай поговорим.

– Хорошо, милый – они уже практически привыкли, что могут вот так разговаривать.

Женщина успокоила малыша, покормила его, и когда он увлекся карточками с изображениями животных, Ира обратилась к мужу.

– Что именно ты хочешь обсудить?

– Я вижу, как опасно то, что ты делаешь. Может лучше отдать им перстень? И забыть это все? – Ира помолчала.

– А как же месть? Если они виноваты в том, что произошло?

– Плетью обуха не перебьешь. Если в следующий раз, ты, – он запнулся, но продолжил, – если ты не вернешься, Валику будет очень плохо. – На этот раз молчание затянулась, женщина о чем-то задумалась, потом, тряхнув головой, ответила:

– Кот, я не отдам перстень. Просто не могу. Уже не могу. Скоро придет сестра, я попросила ее погулять с Валиком. И когда они уйдут, я продолжу попытки.

– А что ты ей сказала? – Он напрягся.

– Не переживай. Ты в командировке, я решила привести молодого любовника. – И не выдержав, рассмеялась. – Иногда, нам девочкам, нужно время накрасить ногти, вы мальчики некоторых вещей просто не поймете. А мы, девочки, вполне. К тому же Оксанке, нравится возиться с малышом, видимо уже своего хочет, так что подробно она не расспрашивала.

– Значит, придется посидеть в коробке безвылазно, твоя сестра любопытна, заметит еще что-нибудь.

– Как, ты не хочешь поздороваться с Оксаной? – игриво возмутилась она.

– Хочу, конечно, но есть два момента. Во-первых, я вроде как в командировке. Во-вторых, если твоя сестра меня увидит, она тут пропишется. У нее будет сразу два объекта, для проявления нерастраченных, материнских чувств.

– Все, стоп! – Ира рассмеялась, – дай тебе волю, ты сейчас мне три часа будешь рассказывать.

– Несмотря на то, что меня грубо прервали – продолжил Миша, неумело подражая Гафту, из “Чародеев”, – я вынужден вновь взять слово. Невзирая, на вышеописанные минусы, встретить твою сестру, очень заманчиво. Я помню, какой длины юбки она предпочитает, а сейчас, мне очень удобно под них заглядывать. Надо же использовать, то единственное преимущество моего положения, которое я только что обнаружил.

– Кот, хватит! – Ира старалась говорить серьезно, но с трудом сдерживала смех. Уж очень уморительно выглядел ее муж, стоя на полу, говоря весь этот бред, с крайне серьезным видом.

– Нет, нет и еще раз нет! Я молчал с того самого момента, когда снова начал ходить пешком под стол. И сейчас…

Звонок в дверь прервал его на полуслове. Ира дернулась к двери, потом в растерянности посмотрела на Мишу, а тут еще Валик, вновь выползший из манежа, и явно заинтересованный, показался в коридоре. Тогда женщина, сгребла мужа с пола, и засунула в карман халата. Затем, с криком:

– Я, сейчас! – подняла Валика, и пошла, открывать дверь.

– Ну вот, – негромко ворчал Миша, устраиваясь поудобнее. – Когда заканчиваются аргументы, сразу начинается применение грубой силы.

Может быть, жена и слышала его, но вида подавать не стала. Щелкнул замок:

– Привет, Ириш!

– Приветик, Ксюшка! Заходи, чай будешь?

– Ой, Валюсенька, привет мой холосый! – Оксана сразу потянулась к малышу, а тот и не возражал. Обнял тетю за шею, и сразу стал ей что-то рассказывать.

– Дай просто воды, да мы пойдем гулять. Погода прекрасная. А твой куда уехал?

– Пока в Харьков. А там видно будет. Может куда, и подальше съездим, но, чур – это секрет. Боимся сглазить. – Ложь далась Ире легко и свободно. Последние события, заставили ее многое переосмыслить.

– Ну, тогда не буду расспрашивать, хотя и очень хочу.

– Проходи пока на кухню, Валика можешь посадить в стульчик, вода в холодильнике и на столе. Я сейчас.

Пока Оксана возилась на кухне, Ира прошла во вторую комнату, и тихо спросила:

– Пойдешь в коробку?

– Давай останусь тут. Только не обнимайся с сестрой, а то халат не отстираешь.

– Да ну тебя, с твоими шуточками! – Ира быстро сложила в коляску недостающие вещи, и как раз в этот момент на пороге появилась сестра.

– Мы готовы! – Валик на ее руках, всем своим видом, выражал согласие с тетей.

– Я тоже. Если он очень запросится домой, сразу возвращайтесь, но думаю, что часа два он погуляет.

– Не переживай сестрица – и Оксана покатила коляску к лифту.

Когда за сестрой с сыном закрылась дверь, Ирина прошла в комнату, и вытащив мужа, поставила его на стол.

– Нет, Ириша – он покачал головой, мне надо быть на полу, и дай мне иголку.

– Зачем?

– В прошлый раз, ты побледнела и у тебя кровь носом пошла – тебя вернул только плач Валика. Но его сейчас нет, так что, если такое повторится, уколю в ногу.

– Я же могу прибить тебя! Не надо испытывать судьбу.

– Ты рефлекторно дернешься в другую сторону. Не спорь, маленькая, я должен хоть как-то помочь.

Ира все-таки уступила. Она села в кресло, Мише же расположился на полу, так чтобы видеть ее лицо. Снова темное помещение, снова опостылевшая фраза про слабость. Женщина медленно шла вперед.

Текли минуты, Ира сидела с закрытыми глазами, ничего не происходило, и Миша вновь вспомнил события последних дней и ночей. В начале Ира начала пробовать с азартом, с энтузиазмом. Раз за разом, она пыталась проникнуть за неосязаемый, но, тем не менее, прочный барьер. Кажется десять раз. Или двенадцать? Он не помнил точно. А потом, на жену, навалилась усталость. То ли от бесплодности усилий, а вероятнее всего, это было просто очень тяжело, но у нее перестало получаться, даже нормально управлять оранжевыми точками. Она не жаловалась, но он достаточно хорошо знал свою жену, чтобы понимать: она устала.

Несколько дней, Ира практически не экспериментировала. Их быт потихоньку налаживался, семья начала приспосабливаться к новым обстоятельствам. Миша, почти безвылазно сидел в своей комнате. Старался заниматься спортом. В его положении сила не имела практически никакого значения, нужна была выносливость. Для этого необходимости в применении каких-либо тренажеров не было, единственное чего не хватало – это турника. Но он думал, что приспособит для этого какое-нибудь подручное средство. Все равно было скучно. Особенно сложно было из-за невозможности поиграть с сыном, нормально полежать с женой, или даже просто пройтись. И конечно компьютер. Теоретически он мог как-то на нем работать, ну не работать, просто коротать время, но практически – это превращалось в очень сложный квест. Сложный, и, к сожалению, малоинтересный.

По ночам, он постоянно оказывался на плато с ведьмой. От нечего делать, они разговаривали. Ксана, он наконец-то узнал, как ее зовут, интересовалась успехами Ирины, ведьма явно была заинтересована в положительном результате. Давала советы, которые Миша мог передавать жене, но по большому счету – ничего полезного. Основной посыл был в том, чтобы не останавливаться. В последние ночи, их разговоры не ограничивались этой темой.

Мужчина, постепенно выпытал у ведьмы, о том, что хранилось на втором этаже. Там как раз и были, заклинания, наподобие того, которым колдунья, когда-то привязала демона. Некоторые ингредиенты, для зелий.

– Приворотами, отворотами баловалась? – сострил мужчина.

– Вот не сомневалась, что ты спросишь именно об этом. – Женщина улыбнулась, и Миша отметил, что если забыть о том, что она сотворила, то улыбка у нее просто очаровательна. – Привороты, как и практически любое воздействие на поведение, можно делать без зелий. Кстати, зелье, или напиток, это тоже стереотип. Чаще как раз делаются курительные смеси. Или просто добавочка, типа пищевой – она усмехнулась. – Добавляется такой порошок в чай, кофе, воду, или там водку. И привет.

– Ядами баловалась?

– Ой, чем только я за эти годы не баловалась.

– Ладно, оставим твою темную сторону силы. Расскажи, что все-таки хранилось у тебя на втором этаже?

– Во-первых, я говорила, ценные вещи, связанные с магией, ведовством, алхимией. А во-вторых, зачем тебе это?

– Странный вопрос. Чем тут еще заниматься? А так, расскажешь мне, я научусь со своими новыми ограничениями работать за компом, книгу напечатаю. Из серии: “Практическая магия, советы от мертвой ведьмы”. Думаю, будет разбираться на ура.

– Остроумно. Тогда третий вопрос, а мне это зачем?

– Найду тебя после перерождения и поделюсь гомнораром. – Она рассмеялась:

– Как же все-таки сильны некие привычки. Знаешь, это не то, о чем рассказывают кому-либо. Но, в любом случае, я уже не ведьма. Так что и спроса нет.

– А у вас, что-то типа сообщества, с ответственностью перед кем-то выше стоящим? – Удивился мужчина.

– Нет, мы в основном одиночки, и объединяемся крайне редко. В том мире, который такие как ты, называют мистикой, волшебством, или каким-нибудь еще термином, ответственность иная. Например, начнешь болтать, а потом, слегка ошибёшься в простейшем заклятии, и привет.

Женщина ненадолго замолчала, видимо собираясь с мыслями, затем продолжила:

– Понимаешь, проклятый, очень часто, ценнейшие вещи, хранятся у обычных людей, которые даже не знают, какими сокровищами обладают. Мне потому и нужны были деньги, чтобы иногда, просто выкупать нужный мне предмет. Ведь если можно купить, зачем отнимать? Особенно с учетом того, что иногда, отобранное силой, перестает работать.

– Как интересно. Значит убить младенца ради денег можно, а выкрасть, бесплатно, какой-нибудь артефакт, нельзя?

– Можно сказать и так. Дело не в моральности поступка, а в его эффективности. Т.е. если проще проклясть младенца и получить деньги, за которые потом купишь артефакт, чем выкрасть его, то проклинаешь. Ну и тем более, когда речь идет о предметах, которые в принципе нельзя украсть.

– Да, Витольд был все-таки прав, ты реально начисто лишена эмпатии, совести и прочего.

– Зайчик, – ведьма улыбнулась, – мне все-таки почти двести пятьдесят, и за эту долгую жизнь, я столько сделала и повидала. А Витольд, о, он меня ненавидел, хотя и сам был виноват.

– И за что же он тебя так ненавидел?

– Витольд был бабником. И всячески ко мне подкатывал. Я его честно предупредила, что после того как мужчина переспит с ведьмой, у него уже ничего и никогда не получится с обычными женщинами. Он не поверил.

– И ты ему дала?

– Ну а почему бы и нет? Если мотылек летит на огонь, даже зная, что сгорит, то это уже не проблема огня.

– И потом он тебя возненавидел?

– Не сразу. После того как понял, что я была права, и у него ни с женой, ни с проститутками, ни просто с искательницами приключений ничего не выходит, Витольд пришел ко мне. Ну правильнее сказать приполз.

– Поиздевалась?

– Зачем? – Она казалось искренне удивилась. – Просто объяснила, что сделать ничего нельзя.

– А это правда? Что такое не отменяется?

– Правда, если мужчина сует свое достоинство в работающую мясорубку, пусть потом не удивляется тому, что оно не подлежит восстановлению.

От воспоминаний Мишу отвлек стон. Он встрепенулся, его Ира снова застонала. Она была бледной как мел, и из носа, вновь текла тонкая струйка крови. Ругая себя последними словами, за то, что не следил за ней, мужчина схватил иглу, как копье, и побежал к креслу. Ире было уже совсем плохо, тело обмякло в кресле, голова безвольно покачивалась из стороны в сторону. Подбежав вплотную, к ее ноге, Миша не колеблясь уколол ее в подушечку большого пальца. Как он и ожидал, Ира отдернула ногу назад, но к его ужасу, не очнулась. Застонала, дернулась и снова обмякла. Мужчина закусил губу. Сердце колотилось в бешеном темпе. Проклиная свою теперешнюю медлительность и беспомощность, он обежал Ирины ступни с другой стороны, и уколол жену в очень чувствительную точку, под косточкой на щиколотке. Укол со всей дури, не церемонясь.

На этот раз он достиг цели. Ира вскрикнула, и резко выпрямившись, открыла глаза. Миша не мог видеть этого, в первые секунды в глазах жены, сверкали оранжевые искры, подобные тем, внутри перстня. Мужчина пятился назад, чтобы увидеть ее лицо, быть уверенным в том, что Ира вернулась.

Женщина посидела еще минутку, приходя в себя и успокаивая дыхание.

– Спасибо, Кот, хорошо ты меня уколол, – она потерла ногу и поднялась. Оказалось рано. Видимо во время путешествия, ее ноги сильно затекли, и она, не удержавшись, упала вперед, туда где замер ее муж. Миша как загипнотизированный смотрел, как Ирино тело, надвигается на него. Странное дело, мозг фиксировал все детали, например, он видел, что окажется под левым бедром своей жены, но ноги словно приросли к полу, мужчина не мог сдвинуться ни на миллиметр.

Каким-то чудом, женщина смогла извернуться, и изменить траектория своего падения, свалившись рядом с ним.

– Нам надо что-то придумать – произнесла она, – я была в паре секунд от инфаркта.

– Та ладно тебе, отстирала бы ты ковер, – сострил он, стараясь унять нервную дрожь. – Что было там?

Ответить она не успела, зазвонил телефон. Чувствительность уже вернулась к Ириным ногам, она, немного пошатываясь, дошла до стола, и ответила:

– Да, Ксюш. Возвращаетесь? Конечно, давай, сестренка. – И отключив телефон, повернулась к мужу, – сейчас они вернутся, продолжим ночью.

– Стоит ли продолжать? Может отдать им это чертово кольцо?

– Нет, Кот, стоит. – Ее глаза стали злыми, – они должны ответить за то, что произошло с тобой. – И не давая ему ответить, продолжила – Оксанка скорее всего напросится на чай, ты посидишь в коробке? Я выставлю тебя на балкон, чтобы у нее вопросов не возникло.

– Давай, маленькая – от привычки так называть свою жену, он отказываться не собирался, несмотря на всю абсурдность данного определения в их ситуации.

Ира поставила коробку на пол, и он, зайдя внутрь, сразу улегся на вату. Нервное напряжение не отпускало, и от того, что пять минут назад он мог превратиться в блинчик, и из-за жены. Миша боялся, что она не вернется после очередной попытки. Прозвенел звонок, Ира, оставив его на балконе, пошла открывать, а мужчина вновь вспомнил свои разговоры с ведьмой.

– Так значит, переспать с ведьмой, и стать импотентом – это синонимы?

– Нет. Со мной бы у него снова все получилось, а вот с другими – нет.

– Т.е. если моя Ирина, найдет себе кого-то – эти слова дались мужчине с большим трудом, – то с ним произойдет тоже самое?

– Скорее всего да. Есть варианты, ведьма может защитить своего любовника от таких последствий, но это не просто, да и не смогу тебе объяснить. А что, ты ей уже кого-то подыскиваешь?

– Нет, конечно, просто привык смотреть на вещи трезво. От меня толку нет, она женщина молодая, со временем начнет посматривать по сторонам.

– Ну, – ведьма явно развеселилась, – я бы тебя со счетов не сбрасывала. Ты ведь явно слышал фразу, главное не размер, а умение?

– Слушай, заткнулась бы ты, а? И так тошно.

– Нет, погоди. – Она уже откровенно смеялась. – Ты можешь досконально, так сказать всесторонне, изучить тело своей жены. Главное экспериментировать, смотри…

– Я же попросил, смени пластинку!

– Конечно раздеть там, ты ее теперь не сможешь, но уверена, в этом вопросе она пойдет тебе навстречу.

Не желая слушать эти издевки дальше, мужчина, быстрым шагом, отправился в туман. И конечно же, через минуту, вновь оказался перед коконом.

– Ты зря не хочешь слушать. Я говорю абсолютно серьезно. Месяцы тренировок и исследовательской деятельности, и у вас может получиться нечто путное. Рискованно правда, она у тебя как, очень страстная?

Мужчина не отвечал, поняв, что ведьма будет насмехаться, до тех пор, пока он реагирует на подначки. Поневоле представил то, о чем говорила Ксана, и его передернуло.

Поняв, что больше не добьется от Миши никакой реакции, замолчала и ведьма.

– Ты успокоилась? – Поинтересовался он через пару минут. – Можем продолжить о магии?

– Извини, забавно было тебя по смущать. Ты, между прочим покраснел. Если захочешь практического совета…

– Нет! Не захочу!

– Ладно, ладно. Так вот, возвращаясь к магии, очень часто, заклинания, или рецепты, хранятся в обычных книгах, либо в виде заметок на полях, либо разбросаны по тексту. Могут быть на марках – это самый дорогой вариант, выкупить марку у коллекционера, еще та задачка.

– И как ты их находила?

– Это уже мастерство, опыт, знания, интуиция. Иногда смотришь на вещь, и просто понимаешь – это то, что нужно. А иногда, вычисляешь ее, по информации из других источников. Тут нет рецепта. Например, в прошлом теле, я жила тихой мышкой-библиотекаршей. Искала, собирала. Чего только не было. И соблазнения. И покупки через третьи руки. И ограбления самых несговорчивых. И не только ограбления. Купила тот дом. Взяла на воспитание девочку из детдома, отписала все ей. Ее, немного выросшую, ты и видишь сейчас.

– И не было никаких проблем? У нас библиотекари не в чести.

– А причем тут это? Сила-то была при мне. Но, вот за эти спокойные годы, я конечно сильно расслабилась. Потому ты так легко и убил меня.

– Значит мне повезло.

– Как сказать. Если бы ты отказался от предложения Витольда…

– То Валик бы умер.

– Да, и это было бы горе для вас. Но потом, вашу семью накрыло бы откатом.

– Чем?

– Любое магическое воздействие, имеет множество побочных эффектов. Именно поэтому ведьмы и колдуны, не являются всемогущими. Не буду вдаваться в подробности, расскажу только про печать смерти. Тот на кого ее ставят – умирает. А вот те, кого она задела косвенно – в вашем случае это ты и твоя жена, так вот их накрывает так называемым откатом, или компенсацией. Конечно у вас в семье был бы траур. И горе. Но неожиданно, твоя жена быстро бы снова забеременела. И все протекало бы легко и хорошо. У тебя бы на работе пошел рост. Знаешь удачное знакомство, деньги, или переезд. Удача не была бы бесконечной, но принесла бы вам много.

Миша вспомнил свой сон. Как он вернулся домой, двое детей.

– Может ты и права. Но я все равно не жалею о своем решении.

Стало светло. Это Ира сняла крышку с его коробки.

– Ух, ушла моя сестричка, повезло, что у нее свидание. А то бы еще сидела и сидела. Давай я отнесу тебя в комнату. Послушай музыку, поешь, я же с малым повожусь, а когда он уснет – продолжим.

– Может не стоит?

– Стоит. И более того, на этот раз ты мне не будешь помогать вернуться. Пришло время мне совершить сверх усилие.

– Ира!

– Миша, не спорь. Не заставляй меня закрывать тебя, ладно?

И он понял, что спорить бесполезно. Когда его, обычно спокойная жена, была в таком настроении, пререкаться с ней было бессмысленно. Даже когда он был нормального роста.

Время превратилось в улитку, причем в спящую. Мужчина каждые пять секунд смотрел на часы, не мог занять себя ничем. Но рано или поздно все заканчивается, Валик уснул, Ира перенесла его в их комнату, еще раз предупредила – не мешать, и вновь погрузилась в транс. На этот раз она понимала, эта попытка обязана быть успешной.

Темнота. Голос. Все это было десятки раз, и Ира решила не обращать на них внимания. А просто переть вперед, как танк. Снова пришла боль. В своем последнем путешествии, из которого ее вернул Миша, она смогла ослабить ее, представив, что носит шлем-отражатель. В этот раз, защита далась проще, видимо она все-таки тренировалась в своих путешествиях.

А стоило ей уткнуться в первую преграду, женщина не стала искать пути обхода, а просто ломанулась вперед. Как тогда, когда спешила на плач младенца. Удар, звон невидимого стекла, и преграда исчезает. После того, как Ира, таким же образом, преодолела вторую стенку, или стекло? Или вообще иллюзию? Неожиданно вспыхнул свет, она зажмурилась, а когда глаза привыкли, женщина увидела, что стоит в обычной комнате, чем-то похожей на комнату в их квартире. Только тут не было мебели, лишь яркая лампа под потолком. И странное дело, хоть комната и была пуста, на стене находилась чья-то тень. Вот она сгустилась, отделилась от поверхности, набрала объем. И Ира поняла, она добралась до демона. Теперь осталось лишь выжить.

– Ведьма – голос раздался прямо в голове. – Ты слаба, ты ничего не сможешь мне приказать, да и защититься тоже не сумеешь. Зачем ты здесь? – Демон материализовался в фигуру, схожую с человеческой. Абсолютно черный, только там, где у людей находятся глаза, у него сверкали оранжевые точки.

– Я хочу договориться – она вспомнила слова мужа. Демон абсолютно логичное существо, значит должен выслушать.

– Что ты можешь мне предложить?

– Свободу. После того, как ты выполнишь мою просьбу, я произнесу ритуальную фразу.

– Говори, а лучше думай о своем задании – голос в мозгу остался абсолютно бесстрастным. Но Ире все-таки показалось, что она почувствовала нотки заинтересованности.

Когда женщина очнулась, часы показывали 3-15. Муж ходил по столу туда сюда, и стоило ей открыть глаза, с его языка моментально слетел вопрос:

– Получилось?

Она же, пребывая в некой эйфории, вскочила, подхватила его на руки, поцеловала, и прижала к груди.

– Мишка, Кот ты мой, я у тебя молодец.

– Согласен, – его голос прозвучал глухо. Слишком быстро, слишком крепко она его сжала, да и прикосновение к груди жены, после вынужденного воздержания, не пошло на пользу. Вспомнились шутки ведьмы, и это немного остудило его. – Расскажи в двух словах, и давай спать. Завтра утром, идти на встречу.

– Ну, если она говорила правду, и демон не может врать, то он обещал зачистить информацию о нас, так хорошо, как это вообще возможно. Завтра, когда я встречусь с этим Алексом, он будет моей тенью, и начнет действовать. А после завтра, я его освобожу. Это если в двух словах.

– Тенью? В смысле?

– Демон выглядит как сгусток тени. Вот завтра станет частью моей.

– Я хочу, чтобы ты взяла меня с собой. Завтра. Понесешь в сумочке.

– Зачем?

– Хотелось бы посмотреть в глаза ублюдка, подставившего нас, и угрожающего тебе. Напоследок.

– Ладно, Кот. Договорились.

Звонок Иры застал Игоря в злополучном “Гнедыне”. Он как раз готовился приступить к работе с детектором, накануне, решили не рассчитывать на то, что искомый предмет у проклятого, и начать дополнительные поиски. И когда в трубке раздалось – Александр? – он чуть было не ответил – Вы ошиблись, – но вовремя опомнился.

– Да, Ирина?

– Муж прихватил из того дома статуэтку и кольцо. Они были в куртке. Я готова их отдать.

– Отлично, но я уехал, на встречу приедет Витольд. Он вас знает, отдадите ему.

– А деньги?

– Он привезет. Думаю, уже через час приедет к вам домой.

– Нет, не хочу, чтобы вы в дом приходили. Я иду гулять с сыном, давайте в парке. Уверена, вы знаете где он?

– Конечно, но парк большой.

– Мы войдем со стороны главных ворот, и будем недалеко от бювета.

– Хорошо, давайте там. Вам перезвонит Витольд, и скажет точное время.

В это время суток, тут было безлюдно. Только возле бювета, несколько человек набирали воду, да периодически можно было встретить мамочек с колясками, или пенсионеров. Ира шла медленно, стараясь не качать сумкой. Мужа она расположила с комфортом, но все равно, боялась поранить его. Витольд перезвонил, обещал быть через сорок минут. Они явно спешили.

– Здравствуйте.

– Здрасте, – Ира поманила его кивком головы, и прошла к пустой лавочке, со всех сторон, окруженной кустами.

– Принесли?

– Да, но вы деньги обещали.

– Пожалуйста – мужчина протянул ей стопку купюр, – пересчитайте, и закончим с этим делом. Больше, обещаю, вы нас не увидите.

– Надеюсь – она, пересчитав купюры, положила их в сумку, и дождалась, пока Миша, вскарабкается на ее ладонь. Затем медленно вытащила руку, и продемонстрировала собеседнику, крошечного человечка. Миша, удобно развалившейся на ее руке, помахал опешившему Витольду, и показал рукой куда-то вбок. Тот, посмотрел в направлении, указанном проклятым. Густая тень на траве. Вдруг, она стала набухать, подниматься. Больше всего это напоминало фильм “Привидение”, тот момент, когда за умершими грешниками, приходили черти. Мужчина замер в ужасе, затем преодолел ступор, и потянулся к карману. Поздно.

Тень метнулась к нему, она уже приобрела форму кляксы, со множеством отростков. И они, оказались весьма материальными. Пара из них обхватила Витольда за плечи, а два тонких протуберанца, вонзились в глаза мужчины. Тот дернулся пару раз, затем затих. Ира и Миша наблюдали за этим, она с интересом, хоть и немного испугано, он со злорадством. В следующий миг, тень полностью растворилась в теле мужчины. Паралич тут же отпустил его, он повернулся к Ире, одновременно восстанавливая, пробитые глаза. Некоторое время в них полыхали оранжевые искры. Наверное, так, демонов отображали на всяких гравюрах. С адским пламенем в глазах. Затем искры потухли, теперь его глаза, ничем не отличались от человеческих.

– Я теперь знаю все, что знал он. – Голос не изменился, хотя Миша почему-то ожидал, что теперь бывший Витольд будет хрипеть, или говорит глухо, как в ужастиках. – Я соберу всех, скажу, что мы нашли нужный предмет. Зачистку начну ночью. Сотру все носители информации, как живые, так и электронные. Если проклятый будет спать, он сможет увидеть мою работу.

– Ты будешь убивать всех? – Уточнила женщина.

– Всех, кто может вывести на вас. И тех, кто встанет на пути. Перемещаться буду, только с целью выполнения задания. Ты знаешь, что такие как я не врут, я все сделаю максимально хорошо. Завтра в шесть утра, ты отпустишь меня.

– Согласна.

Рука Витольда скользнула к Ирине, двигался он со скоростью атакующей змеи. Женщина напряглась, дернулась, но оказалось, демон просто прикоснулся к ее перстню. Затем он вытащил из кармана такой же.

– Иллюзия, – прокомментировал он – но качественная. Ира, ты сейчас узнаешь заговор на сон. Он простенький, и действует только если тот, кого ты хочешь усыпить согласен. Вечером, в 21-00, примени его к мужу, пусть он увидит все.

– Зачем?

– Так вам будет проще выполнить свою часть сделки.

– У меня же нет выбора? Я знаю, что обязана отпустить тебя.

– Да, но вы люди, часто делаете глупости. – Он поднялся, одновременно доставая телефон. – Алло, Игорь? Можешь возвращаться. Мы нашли перстень. Хорошо, закончи свою сегодняшнюю работу, если что-то еще обнаружишь – привози. Но вернись до вечера. И… – Он отдалялся, голос затихал, последние слова, женщина уже не расслышала.

Ира подождала пока он исчезнет за деревьями, и вздохнула. Теперь оставалось только ждать. Она посмотрела на Мишу, и прыснула – он развалился, с руками за головой, словно лежал не на ладони, а на пляже.

– Тебя так и нести?

– Боюсь, что уронишь, так что вернусь ка я в сумку. На будущее придумаем что-нибудь, и будем опять гулять вместе. – Он бодрился, чтобы скрыть нервное напряжение, и жена понимала его как никто.

Глава 11. Горький вкус победы

Святослав погладил голову дочери. Последние дни он был просто в ярости. В ярости, и отчаянии. Запасы “ОВ-12” подходили к концу, решение надо было найти за две недели. Звонок Витольда вернул ему хорошее расположение духа.

  Обсудить на форуме