Коллекция

Пролог

Полумрак. На дворе день, но сквозь плотно закрытые шторы проникает очень мало света. Тишину нарушает лишь негромкое тиканье настенных часов. На письменном столе – обычный легкий беспорядок. Закрытый ноутбук, несколько листов формата А4, разбросанные ручки, и кофейная чашка, сиротливо приютившаяся на самом краю. Единственное что немного отличало эту комнату, от большинства таких же типовых помещений – это электрический камин, создающий в зимнее время ощущению уюта, и даже какой-то волшебной сказки. Сказки из детства, когда еще не знаешь, что такое камин, зато в лесу живут говорящие волки, в окно заглядывает Снежная королева, а Дед Мороз обязательно положит под елку подарок.

Но сейчас, летом, камин был выключен, и напоминал скорее несуразный комод, чем вещь имеющую отношение к волшебным сказкам. Так что же постоянно тянуло Валентина в этот, ничем не примечательный кабинет? Ответы был прост – коллекция статуэток на каминной полке. Это было удивительно, парень ни разу не был ценителем или там знатоком искусствоведом. Коллекция была невелика. 7 статуэток – мужских фигурок, выполненных довольно искусно. Одежда, выражения крохотных лиц, прорисовка мельчайших деталей. Но все это, на самом деле, не привлекло бы ни малейшего внимания парня. Было в этих фигурках нечто, неуловимо неправильное. Какая-то загадка, не дающая покоя. Во-первых, Валентин никак не мог забыть свое первое знакомство с коллекцией. Он тогда не обратил особого внимания на фигурки, просто машинально взял одну в руку и почувствовал просто неимоверное омерзение. Как будто статуэтка состояла из тараканов и пауков, которые радостно кинулись разбегаться по его руке. Он тогда машинально отбросил искусственного человечка, и долго мыл руки. А вот его девушка, Лариса, явно не испытывала ничего такого. Она часто брала их, вытирала пыль, переставляла по-разному. Валентин подозревал что ничего такого больше не испытает, но больше руками их не трогал. Во-вторых, он не мог избавиться от ощущения, что они двигаются. Ни разу не видя этого, он так и не мог избавиться от этого ощущения. Потому мог часами сидеть в кресле и играть в гляделки с игрушечными человечками.

От раздумий парня оторвал звук открываемой двери. Лариса. Каждый раз, когда Валентин видел свою девушку после даже незначительной разлуки, у него появлялась одна и та же мысль. Забить на свое убеждение, что жениться – это портить прекрасные отношения, и сделать предложение. Правда каждый раз, что-то мешало. Вот и сейчас он лишь молча наблюдал за своей красавицей.

– Привет. Все не налюбуешься? – Девушка стоит на пороге, немного склонив голову, с легкой улыбкой на немного тонковатых губах. Черные волосы распущенны, а в темно-карих, практически черных глазах, посверкивают смешинки.

– Привет, моя чаровница – поднимается парень ей навстречу.

Они стоят некоторое время на пороге, парень заключил девушку в объятия и уткнулся носом в макушку, вдыхая аромат каких-то трав. Потом он решается.

– Лариса, твоя коллекция мне кажется, какой-то странной. Не знаю, как сформулировать лучше. Это ваша, какая-то семейная реликвия?

Девушка высвобождается из объятий, и скользит, да вот именно скользит, а не идет, к камину. Задумчиво берет одну из фигурок.

– Реликвия, не реликвия, но история у этой коллекции есть, у каждого экспоната. – Она поднимает взгляд, и их глаза встречаются. На этот раз парню кажется, что он смотрит в два бездонных темных колодца. – И наверно пришла пора поведать эту историю – слышит он словно издалека.

Часть 1. Не доставайся же ты никому!

Сигарета потухла, слегка опалив пальцы. Андрей, слегка поморщившись, щелчком отправил бычок в урну, и посмотрел на дверь подъезда, затем на окна третьего этажа. И решившись, двинулся вперед. Дверь скрипнула несмазанными петлями. Подъезд встретил гостя какой-то неестественной тишиной. Парень нервно сунул руки в карманы плаща, и сгорбившись, поплелся на третий этаж. Внешнее его спокойствие было обманчивым. В душе Андрея клокотали злость, обида и недоумение. Вся эта буря эмоций, легко могла быть сформулирована одной фразой: какого… мы расстались?! Или точнее, почему она ушла?

Они познакомились почти год назад. Оба выпускники. Только он «Политехнического института», а она средней школы № 208. Парня каким-то ветром занесло на выпускной бал в свою бывшую школу, и он, затесавшись среди разодетых выпускников остался до утра. Ларису он заметил почти сразу. Стройная, в довольно коротком платье, с роскошными черными волосами до плеч, она чем-то выделялась среди своих сверстниц, и в добавок вокруг нее крутилась стайка одноклассников, желающих благосклонности. Студенту легко, удалось увести красотку от их назойливого внимания, они станцевали «медляк», и он понял, что не хочет больше отпускать девушку даже на 10 минут. Потом они сидели на подоконнике пустого класса и пили прихваченное со стола шампанское, из горлышка, передавая друг дружке бутылку. Затем танцы, где Андрей понял, чем его привлекла эта девушка, двигалась она просто умопомрачительно, далее злобные взгляды отвергнутых Ларисиных сверстников, которые, впрочем, так и не перешли к делу и конечно поцелуи, сначала робкие, а потом откровенно взрослые, выпускной и правила можно оставить сзади. Уже под утро, когда выпускники собирались отправиться встречать рассвет, парень обнаружил, что его телефон разрядился. И у него нет ни ручки, ни клочка бумаги что бы записать номер. Лариса со смехом, помадой на салфетке написала номер, как ни странно, весьма разборчиво, чмокнула парня в щеку, и вместе с одноклассниками отправилась на встречу нового дня. В школу оттуда она не вернулась.

Андрей позвонил через день. Хотелось выспаться. Девушка легко согласилась на свидание. Они гуляли по парку, если мороженное, болтали обо всем и ни о чем одновременно. Между делом Лариса рассказала, что поступать пока не собирается, будет работать в фирме отца, а потому летом ее не будет в городе. Тем не менее, дача, на которой она проведет большую часть лета, находится совсем недалеко от города, и если Андрей не является законченным лентяем и «городоседом», то встречаться они могут.

Парень понял, что девушка явно не из простой семьи. Знал он тот район, с дачами от миллиона, и отнюдь не в многострадальной национальной валюте. Но в то момент ему было все равно. Лариса нравилась все больше, и молодой человек лишь тихо порадовался тому, что в прошлом году отец подарил ему машину за успешное окончание института. Вообще-то парень еще не окончил свою учебу, но отец был постоянно в разъездах, а на «колесах» было удобно добираться до учебного заведения. В любом случае сейчас это было весьма кстати. Расстались они вечером, и Андрей для себя твердо решил, что Лариса станет его девушкой.

Начались летние будни. Первая настоящая работа, пока в роли стажера, и дипломный проект, оставляли не так много времени на развлечения, но парень каждый вечер болтал с Ларисой по телефону, и в пятницу они договорились о встрече.

– Андрюш – говорила девушка – примерно в 20-ти километрах от КП, смотри внимательно на указатели. Сразу за знаком поворота на «Калупаевку», сверни, и жди меня. Там ты увидишь местечко где легко можно припарковаться. И не забудь плавки!

В назначенное время Андрей припарковался на обочине. Тут действительно было нечто вроде «кармана», скорее бывшая автобусная остановка. Ждать пришлось недолго. Девушка появилась откуда-то из-за деревьев. Она шла, слегка подпрыгивая, словно озорная младшекласница, одета в летнее короткое и пестрое платьице, с большой пляжной сумкой на плече, и почему-то босиком. Хотя под ногами был не чистый пляжный песок, а заплеванная обочина. Открылась дверь, Лариса бросила сумку на заднее сиденье, и плюхнувшись на переднее, поцеловала парня в щеку.

– Поехали, я покажу тебе свое секретное место.

– Секретное? – улыбается парень, выруливая дорогу.

– Ага. У нас же все соседи такие солидные, важные – эти слова девушка произносила с явной насмешкой – все виллы имеют выходы к речке, свои бассейны и даже озера. Редко кто покидает их, чтобы отправиться на общее озеро или пляж. Ну и гости тут редки, предпочитают менее охраняемые территории. Вот тут на лево – безе перехода указала Лариса, на неприметную дорогу, уходящую в лес.

Через 10 минут тряски по полному бездорожью, они выехали на берег озера. Красиво, тихо. Андрей заглушил мотор, а девушка уже скидывая платье, подходила к воде. Полюбовавшись ее восхитительной фигурой, парень и сам переоделся и последовал за ней. Вода оказалась немного холоднее чем ожидалось, но оба с наслаждением плавали, плескались, ныряли и брызгались, наслаждаясь словно детишки на каникулах. Потом они лежали на песке, подставив лица летнему солнышку.

– Идем в машину – вдруг произнесла девушка, поднимаясь. Немного удивленный, он последовал за ней. – Открой заднюю плиз, негромко попросила чертовка, и стоило парню выполнить эту просьбу, она без дальнейших разговоров впилась ему в губы долгим страстным поцелуем. И все – реальность вокруг них перестала существовать.

Он оказался у нее первым мужчиной, но похоже переживал из-за этого больше чем она. Девушка блаженно жмурясь проворковала

– Мне пора, ужинать хочу дома, приезжай в следующую субботу.

– Я подвезу.

– Не стоит, мне тут через лес две минуты, пока.

– Но… – это растерянное, но, прозвучало уже в спину девушки, которая подобно лесной нимфе бесшумно растворилась среди деревьев. Андрей некоторое время смотрел в лес, решая догнать и проводить, или сесть за руль и поехать домой. Первое отпало само собой, он просто не был уверен, что сможет ее найти в лесу. Второе пришлось отложить, кровь прилила к голове, он чувствовал жар и некое опустошение, все было так нереально, от этого неожиданного секса с девственницей на заднем сиденье, до ее легкомысленного пока. Он бездумно подошел к воде, мысли скакали в голове, я старше, я опытнее, тем не менее, она меня пригласила, трахнула, чмокнула и оставила одного. Как-то, что-то тут не так. Поняв, что в таком состоянии просто можно не доехать, парень еще раз окунулся, и плавал пока прохладная вода не остудила внутренний жар. Потом он наконец-то завел машину и отправился домой.

Так прошло лето, и семья Ларисы вернулась в город. Их встречи тет-а-тет, продолжились в ее городской квартире. Почему-то она наотрез отказалась приходить к нему в дом, и понять этого ее нежелания парень так и не смог. Все это время Андрей не смотрел на других девушек, и вообще начинал подумывать о чем-то более серьезном чем беззаботный секс. Вскоре он познакомился с родителями Ларисы. Не то чтобы специально, просто ее отец вернулся домой раньше, и хорошо хоть они уже успели одеться и просто пили вино из пластиковых разовых стаканчиков.

Когда на пороге комнаты возник отец девушки, Андрей почувствовал холодный ком, предательски возникший внизу живота. Но все оказалось не страшно. Игорь Иванович, оказался крепким, слегка склонным к полноте мужчиной. С добродушным лицом. На то что его дочь пьет вино в компании незнакомого молодого человека, он не обратил внимания. Просто зашел в комнату

– Игорь Иванович, но зови меня Игорем, мне так привычней

– Андрей – ответил парень на рукопожатие, немного успокоившись. Даже голос не дрогнул

– Через десять минут придет Инга, мать этого сорванца женского пола – кивок в сторону дочери, – раз уж я вас застукал, поужинаем вместе. И мужчина спокойно оставил их наедине.

– Мировой мужик твой папа

– Ага, пока не разозлиться.

– А его легко разозлить?

– Разозлить к счастью сложно, но если получится, то убежать не успеешь.

Сказано это было шутливо, и парень не придал этим словам особого значения. Ужин прошел превосходно. Инга оказалась почти полной копией Ларисы, точнее наоборот, и Андрей подивился тому, как молодо выглядит мать его девушки. Словно они сестры. Мужчины пили коньяк, дамы вино, никто не задавал вопросов из серии «у вас все серьезно, или как вы познакомились». Честно говоря, парень потом так и не смог вспомнить, о чем шел разговор. Только под конец, когда мать с дочерью вышли из кухни, мужчина произнес странную фразу:

– Лариса у меня – ветер, я бы на твоем месте не влюблялся сильно, она не из тех, кого можно удержать. Парень ты неплохой, не порти себе жизнь.

– А – начал было Андрей, но отец девушки уже встал, и как-то рассеянно попрощавшись вышел из кухни.

Этот разговор парень вспомнил чуть позже, когда их отношения дали трещину. Они встречали новый год, в его квартире, девушка уже иногда приходила в гости, но изредка, предпочитая для встреч свою территорию. Андрей к тому времени решил, что предложить съехаться и пожить вместе. Правильный мужской поступок, да и отпускать от себя Ларису ему хотелось все меньше и меньше. Новогодняя романтика – располагала, и ее ответ был ушатом холодной воды.

– Андрюша, мы просто встречаемся потому что это приятно. Если ты хочешь чего-то большего – каких-то эксклюзивных прав не меня, то давай сразу разбежимся. – Сказано это было спокойно и уверенно, девушка явно не рисовалась, набивая себе цену, а просто расставила точки над И. Андрей обиделся и как ни старался ни подать виду, но новый год, оказался подпорченным, и Лариса, вызвав такси оставила его почти сразу после боя курантов. Целую неделю парень держался, не звонил, ждал. Потом не выдержал, они помирились, и некоторое время все шло как раньше. Однако Андрей не оставил попыток перевести их отношения на новый уровень. Бесплодных попыток

– Я ветер – со смехом отвечала Лариса, ты не удержишь меня. Парень злился, они ругались, потом он прощал, потом и сам просил прощения, они мирились, но кажется отдалялись. И в один далеко не прекрасный вечер, как раз на кануне 8-го марта, Лариса предложила расстаться. Так же спокойно, как и отказала в новогоднюю ночь.

Банально звучит, но мир парня перевернулся. Он метался как зверь в клетке, пытался вернуть Ларису, познакомится с кем-то еще, уйти в работу, уйти в запой… Другие девушки оказались ему неинтересны, от слова совсем. На работе все валилось из рук, от ухода в запой удерживали остатки здравого смысла.

Попытки сойтись с Ларисой снова – были бесплодны. Девушка то ни брала трубку, то брала, но вежливо повторяла, что их отношения себя исчерпали. Он кружил как коршун вокруг ее дома, подкарауливал на улице. Эффект ноль. И вот вчера он понял, что как говорят в дешевых мелодрамах: «жить без нее он не может».

Вот и Ларисина дверь, звонок. Девушка открыла, как обычно, не глядя и не спрашивая кто пришел. Вот что еще удивляло парня, почему такая богатая семья, живет в обычной квартире, без спец. охраны и прочего? Он удивлялся, но не спрашивал, а теперь это оказалось на руку.

– Пустишь?

– Заходи раз пришел, только быстро. – Она посторонилась, и парень оказался в ее квартире. Снова.

– Лариса, я, я не могу без тебя – говорил он не так и не то, но сил держать хорошую мину, у него уже не было.

– Андрюш, мы расстались. Уже кажется месяц. Ничего не вернуть

– Но, почему? Нам же так было хорошо! – голос парня сорвался под конец. И он начал теребить язычок молнии, на своей сумке, которую прихватил из дома, потом вообще открыл ее и начал теребить что-то внутри.

– Нам БЫЛО хорошо, потом ты начал все портить.

– Я думал, ты хочешь серьезных отношений.

– Андрей – она провела рукой по его волосам – давай прекратим это. У меня уже другие отношения, и знаешь, мне опять хорошо. Чего и тебе желаю. И она махнула головой в сторону двери – мол тебе пора.

Тьма накрыла парня, ярость и обида полностью отключили его способность думать головой.

– Ах, у тебя уже есть кто-то – толи простонал, толи прорычал парень. Нож, обычный кухонный, но остро заточенный. Еще дома он решил, что если Лариса не вернется к нему, то не достанется никому другому. Вот и прихватил его с собой. Правда пока он брел к ней, он остыл, и даже начал думать, что ломать свою жизнь из-за неудачной любви, но насмешливые слова Ларисы – поломали эти разумные мысли.

– Сука – проорал он, нанося первый удар в живот. Кажется, он порезался и сам, рука скользнула с рукояти на лезвие, но бешено кипящий адреналин, заглушил боль. Второй удар куда-то в грудь, и замах на третий… Их глаза встретились. Лицо девушки было перекошено болью, и какой-то детской обидой, руками она судорожно зажимала рану в животе, но глаза остались черными и глубокими. И это взгляд остановил парня, словно он натолкнулся на стену. Но через секунду, они закатились, и девушка, нелепо взмахнув рукой рухнула на спину, и почти сразу перевернувшись на бок, затихла.

Нож выпал из враз ослабевшей руки, и парень тупо уставился на расползающуюся лужу крови. Мысли заметались хороводом: «бежать», «сдаться», «покончить с собой» … Словно на деревянных ногах, парень обошел Ларису, и прошел на кухню. Тут был стационарный телефон, и можно было позвонить в милицию с признанием. Страх. Следующей мыслю было все-таки бежать. А вдруг пронесет. Но если мысли бежали в голове Андрея с огромной скоростью, то тело было вялым и медлительным. Звук открывающейся двери. Вот похоже все и решилось за него. Убить еще отца или мать Ларисы у него явно не получиться, Андрей медленно развернулся к дверям и сразу увидел Игоря Ивановича. Тот молча, не мигая смотрел на парня. Андрей тоже молчал, а что собственно может сказать убийца дочери ее отцу? В следующую секунду мужчина взмахнул рукой, и мир парня погрузился во тьму.

Часть 2. Расплата

Жажда. Сознание вернулось, но жуткая жажда и блеклая муть перед глазами.

– Пить. – Прохрипел он, и через секунду губ коснулось что-то твердо, наверно чашка. Он пил жадно, большими глотками, и казалось это самая вкусная вода, которую он пробовал в своей жизни. Зрение вернулось. Он в каком-то помещении, сидит по всей видимости на полу. При попытке изменить местоположение странный звон. Парень опускает взгляд и с испуганным изумлением видит, что его руку, обхватывает толстый металлический браслет, цепь от которого другим концом прикрепленная к мощному металлическом кольцу в каменном полу.

– Где я?

– У нас на даче. – Игорь Иванович, а это он напоил Андрея, поднялся и начал ходить туда-сюда, покручивая в руках плоскогубцы, и разговаривая сам с собой.

– Вот так бывает, растишь ребенка, душу вкладываешь, учишь всему. И с какого-то возраста, она начинает считать себя умнее всех. Мол зачем мне ваша наука дорогие родители? – Это монолог настолько не вязался с реальностью, что парень решил, он продолжает спать. А может вообще все происшедшее сон?

– Не надейся, мужчина казалось прочитал его мысли – ты не спишь.

– Почему вы не вызвали милицию?

– А, зачем? Зятек. Мы ж почти семья, сами разберемся. А вот как именно, зависит от тогда умрет моя дочь или нет.

– Лариса… Жива?

– А ты бы чего больше хотел? – и не дождавшись ответа, мужчина продолжил. – Жива, она сильная, хоть и отказывалась постигать наше мастерство, а ее мать прекрасная целительница.

– Целительница? – Андрей вообще перестал понимать происходящее.

– Ага. Теперь к делу. – Мужчина прошел мимо Андрея, тот развернулся ему вслед. – Вот холодильник, еда однообразная, но потерпишь. Хватит на недельку. Туалет –вон за той дверкой – жест в сторону небольшой кабинки. – Длины цепи хватит. Гадить на пол на зло мне, не советую, сам же в этом будешь сидеть. Вернусь, когда станет понятно, выживет Лариса или нет.

– Игорь Иванович! – я понимаю…

– Нет – мужчина обернулся – не понимаешь. Но скоро поймешь. – И не говоря ни слова вышел. С его уходом в подвале потух свет, за исключением одной лампы на столе.

Некоторое время парень дергал цепь, пытался расшатать кольцо, но с тем же успехом он мог попытаться перегрызть сталь зубами. Сделано было на совесть. Встал, размялся, сморщился, когда кровообращение начало восстанавливаться, и в затекшие ноги вонзились иголки. Подошел к холодильнику – вода в двухлитровых бутылках, крекеры, шоколад, хлебцы. И одна бутылка светлого пива. Все в пластике. Аппетита правда пока не было. Снова вспомнилась Лариса, особенно тот момент, когда она падала в прихожей. Проверив, что длины цепи, реально хватает только что бы открыть холодильник и присесть на унитаз, Андрей почувствовал себя морально выжатым. Сел на пол, и прислонился к холодильнику. В подвале было темно, единственный источник света – лампа на столе. Кроме лампы там лежали плоскогубцы, скальпель, паяльник. Почему-то парень был уверен, что отец Ларисы оставил их тут с умыслом, мол посмотри парень, что тебя ждет если моя дочь умрет. Думать об этом не хотелось. Но ничего приятного в голову не приходило.

В добавок начались странности. Краем глаза, Андрей уловил какое-то движение на противоположной стене. Словно тень прошмыгнула. Потом раздался звук, шорох и всхлип. И снова тишина. Андрей вскочил, бешено вертя головой, но тишину ничего не нарушало. – Крыса, это была крыса – произнес парень, чтобы разогнать тишину, хотя бы звуком своего голоса. Тишина не разогналась. Зато страшно захотелось пить. Осушив почти треть бутылки, Андрей вновь заметил, боковым зрением какую-то тень, и резко обернулся. Никого. Стоило ему присесть, и снова, шорох, всхлип, и непонятное бормотание. – Я свихнусь тут – произнес пленник. – Я долго не выдержу.

Времени тут не было. Он мог находится и час, и сутки. Нервы парня были растянуты до предела, он наверно уже был бы рад, даже пытке. Это была бы хоть какая-то определенность. Странные звуки, шорохи, тени. Он не мог сомкнуть глаз, не мог есть, только пил воду, косясь на пиво, если бы его было много – напился бы вдрызг, но с одной бутылки это было невозможно. При этом в странном подвале по-прежнему ничего не происходило. Ничего такого, что нельзя списать на темноту, тишину и страх неизвестности.

Дверь открылась, и свет, с непривычки болезненно резанул по глазам. Когда они привыкли, парень увидел Ларисиного отца, деловито убирающего со стола инструменты.

– Что с Ларисой? – вопрос слетел с губ и повис в воздухе. Мужчина не спеша закончил упаковывать инструменты.

– Жива. – Все-таки снизошел он до ответа. И Андрей почувствовал огромное облегчение.

– Что, что будет дальше? Вы отпустите меня, или сдадите ментам? Или…

– Заткнись, а? – и мужчина, как тогда в кухне, взмахом руки отправил парня в царство сна.

На это раз, Андрей очнулся на траве. Ночь, ветер. Откуда-то издалека доносится раскат грома. Он не узнает этого места. – Уф, отпустили – шепчет парень. – Вывезли в лес и бросили. Крутит головой, но сориентироваться не получается, места абсолютно незнакомые. Странное дело, несмотря на ветер, тут пахнет затхлостью и гнилью. Еще одной неприятностью оказалось, что он босиком. Оставаться на месте было глупо, и он побрел наугад. Под ногами хлюпало, трава, внезапно оказавшаяся острой и колючей, быстро изрезала босые ноги, он шел как робот, надеясь выйти к признакам цивилизации, не могли же его закинуть в Тайгу? Или могли? Он не знал, кем были родители Ларисы, возможно летали в очень высоких сферах, но вряд ли отправили бы его куда-то куда «Макар телят не гонял». Зачем так сложно. В таких вот невеселых мыслях, парень постепенно влез в болото. Именно отсюда тянуло затхлостью. Под ногами хлюпает, каждый шаг дается с трудом, ноги приходится вырывать из липкой грязи. В голову лезут воспоминания из детских кошмаров, когда снилось что он тонет, погружается в зловонную жижу, кричит, но на помощь никто не приходит. Тогда Андрей просыпался каждый раз, стоило погрузиться до подбородка. Получиться ли проснуться теперь?

Он все-таки добрался до твердого островка, с растущими деревьями, и слишком поздно понял, что шорох там в ветвях, это не ветер. Вызывающие отвращение змеиные тела, они скользят вниз с легким шипением. Парень рефлекторно поднимает руки вверх, приседая, и змеи неожиданно обвивая его руки дергают его куда-то вверх. И все исчезает.

Яркий свет в глаза, боль в руках, особенно запястьях и плечах. И снова тишина. Он в том же подвале, подвешен к потолку. Вместо змей руки обвивает простая веревка. На этот раз тут находятся и отец и… Лариса? Но нет, его бывшей девушки тут нет, а есть ее мать. Они действительно очень похожи.

– Что, что вам от меня надо? – В голосе парня страх – она же выжила, отпустите меня, или сдайте, или убейте в конце концов!

– Тихо – Инга, приживает к его губам кружку с водой – тихо мальчик, осталось не так много. Она смотрит, кажется с неким сочувствием, на то, как он пьет, и парню вдруг становится дико стыдно, ведь он практически убил ее дочь.

– Что, осталось, чего немного?

Женщина не ответила, отойдя от парня, она что-то ставит на стол. Затем поворачивается.

– Это – жест в сторону стола – «Деела эви», или по-простому «Ловец душ». Ты веришь, что у человека есть душа? Советую поверить на ближайшие шесть часов. Если ты выдержишь, сможешь не смотреть на статуэтку, то отправишься домой, и забудешь наш подвал, как страшный сон. Если нет, то твоя душа окажется в ловушке. – После этих слов, в подвале погас свет, а статуэтка наоборот, загорелась неярким желтым свечением. – Закрывать глаза бесполезно, «Деела» видит сквозь веки. Рассматривай что-то в стороне.

– Стойте! – парень заорал, задергался в путах. Но ответом ему были лишь стук закрывающейся двери. Парень с ужасом уставился на единственный источник света, и ему показалось, свечение усилилось. Тогда он повернул голову, сильно, чуть-ли не до хруста в шее. Его привязали за руки и ноги, и любой поворот корпуса был крайне тяжел.

Скоро Андрей понял, насколько тяжело не смотреть на единственный источник света, да еще и когда все тело ноет, шея затекает и единственное желание расслабиться. А расслабиться, это повернуться. А повернуться, это снова увидеть ненавистное сияние. Так что оставалось только поворачиваться то вправо, то влево. Закрыть глаза – как он уже понял – действительно не помогает. Проклятое свечение проходило через закрытые веки, и было еще страшнее. Он раньше был материалистом и не верил в загробную жизнь, но вот в этом подвале готов был поверить во все, что угодно. И отворачивался, отворачивался как мог, но все чаще взгляд возвращался к столу.

Постепенно сияние становилось ярче, а воля парня слабее. Он все дольше задерживался в удобном положение отдыхая, и глядя на статуэтку, и вот наступил момент, когда подвал исчез. Словно теперь, Андрей в темном коридоре, или туннеле. В туннеле, в конце которого свет. Не иди на свет, кричал кто-то в его сознании, кто-то безумно напуганный. Но крик постепенно затихал, а свет становился ближе. И вот наступил момент, когда яркое сияние коснулось парня. Огонь. Казалось огонь опалил его, но боль была очень короткой, на смену ей пришла тяжесть. Ноги, руки парня будто залило свинцом, а на плечи положили шкаф. Он попробовал повернуться, но не почувствовал ничего, голова не сдвинулась. Дернулся, свинцовая тяжесть не дала сдвинуться ни на миллиметр. Он вдруг понял, что уже не висит, парень вообще не понимал, что он чувствует кроме тяжести. В довесок свечение стало гаснуть, и вскоре он оказался в полной темноте. И вот тут пришел страх. Он кричал (беззвучно) бился в конвульсиях (неподвижно), звал на помощь…

Вскоре зажегся свет. Несмотря на то, что парень некоторое время находился в абсолютной темноте, никакого дискомфорта он не испытал. Просто стало видно. И сразу захотелось зажмуриться, но, оказалось, что теперь, он этого не может. И остается смотреть на свое, вдруг ставшее очень огромным тело, подвешенное под потолком этого адского подвала. Колоссальная фигура Игоря Николаевича, появившегося откуда-то сбоку. Он деловито перерезает веревки, и тело парня падает на пол. Мужчина спокойно подхватывает его за ноги, и тащит куда-то.

– Нееет, выпустите меня, выпустите меня отсюда! – никто не слышит, несколько томительных минут, и перед неподвижным взором несчастного вновь появляется кто-то. Он, а точнее, если судить по одежде – это она, стоит близко, и лица не рассмотреть. Наверно Инга. Гигантская ладонь тянется к нему, Андрей рефлекторно пытается отстраниться, но остается неподвижным. Рука сжимается вокруг его, и некоторое время парень ничего не видит. Потом видимо его берут уже за бока пальцами, потому что зрение возвращается, и Андрей видит огромное, слегка бледное лицо Ларисы.

– Жаль, что ты просто не оставил меня – шепчет девушка.

– Лариса, прости! отпусти меня!! Кричит он, но по-прежнему ни звука не раздается из его залитых свинцом губ.

Часть 3. Пополнение

Валентин молчит в шоке. Страшная история, никак не вяжется со смеющимися глазами его девушки.

– И что, вот так он с тех пор остался статуэткой?

– Да, и не он один. У каждого экземпляра своя история. Видимо у меня карма такая – привлекаю одних отморозков.

– Но, но это очень страшно. Они так и будут вечно стоять на камине.

– Не обязательно, если статуэтка разобьется, душа освободится. А статуэтка хрупкая. Они могут двигаться, когда никто не смотрит, но очень медленно, и очень тяжело. И может кто-то сможет дойти до края камина и упасть. Но время еще не пришло, и я их возвращаю на место.

– Зачем?

– Затем, что за все надо платить. И иногда страшную цену. Валюша – шепчет она, у меня одна просьба.

– Ка-какая?

– Не пополни эту коллекцию.

В этот момент, мужчине начинает казаться что на него смотрит не Лариса, а кто-то другой, старый, мудрый и недобрый. Он отстраняется, цепляется за что-то и падает.

Звон. Звонок в дверь. Валентин рывком встает. Надо же уснул в этом кресле. –Ну и муть же присниться, с облегчением вздыхает он и идет открывать дверь. Видать Лариска забыла ключи, у нее иногда случается.

Шесть месяцев спустя.

Валентин проследил как бычок, ударившись о край урны, все-таки упал внутрь, раскидав напоследок искры. Мужчина криво ухмыльнулся, и посмотрел на дверь подъезда. Лариса ушла? Что ж тем хуже для нее. Вчера он прихватил с работы пистолет. Конечно у них серьезная охранная фирма, и оружие так просто выносить нельзя, но ведь известно «если нельзя, но очень хочется». Вот он и вынес оружие, а максимум завтра в газетах появятся пошлые заголовки из серии «Новые жертвы несчастной любви» или «Ревность – страшные последствия» или… Да мало ли что взбредет в голову газетчикам. – Я уже по любому этого не прочитаю, ни я ни ты Лариса. Я же говорил, от меня нельзя уходить. От меня не уходят. Вот и третий этаж, звонок. Лариса откроет, она всегда открывает не глядя.

Через два дня, на каминной полке появилась восьмая статуэтка. Снова виртуозно выполненная в мельчайших деталях. Мужчина, зажавший в опущенной руке пистолет.

Эпилог

Зима. Потрескивает огонь в камине, за окном вечер. И хотя камин электрический, и потрескивание – просто звук, и вместо огня лишь изображение, все равно тут уютно и хорошо.

– Лариса, сделай мне кофе.

– Поздно же уже, может остановимся на вине?

– Одно другому не мешает, а кофе я пью в любое время суток. Завари пожалуйста свое фирменное?

– Ладно, не могу отказать столь галантному кавалеру.

Мужчина проводил взглядом свою подругу, и легко поднявшись подошел к камину. Десять мастерски выполненных статуэток украшали его. Десять. – Пора вам на покой – шепчет мужчина и вдруг сбрасывает на пол всю коллекцию. Они с хрустом бьются, а те, что выглядят целыми, парень давит каблуком.

– Что, что ты сделал? – Лариса на пороге комнаты, в руках полотенце, а в глазах растерянность и изумление.

– В них больше нет нужды, твердо произносит мужчина, приближаясь к ней.

Женщина не отрываясь смотри в зеленые глаза, и вдруг понимает, что теперь уже она тонет в этом омуте, растворяется в них. Крепкие руки ложатся на талию, и она прижимается к нему.

– Что же будет дальше? – едва слышно шепчет она

– Дальше? – Мужчина, расслышав ее улыбается – дальше у нас будет дочь.

А над осколками, лежащими возле камина, постепенно, с легким шорохом, угасает едва заметное свечение.

  Обсудить на форуме