Отдел. Тени. Глава 3.

Он открыл глаза. Без крика или метаний по кровати. Лишь стон вырвался на последней секунде кошмара. Финальная нота пробуждения.

Максим поднялся, чувствуя, как мокрая от пота простынь липнет к телу. Солнце резануло по глазам, найдя прореху в занавесках, заставляя отдёрнуть голову. Он провёл рукой по лицу, стирая остатки сна, и посмотрел на часы. До сигнала будильника оставалось полчаса.

Вздохнув, он соскользнул с кровати и упёрся руками в пол. Каждое утро должно начинаться одинаково. Не обращать внимания на состояние; повторять момент, начинающий день. Запускать жизнь. Так говорил отец.

Толкая пол, он чувствовал, как очищается голова, и мысли выстраиваются в порядок. Вчера он совершил глупость. Засветился. Ругать себя бесполезно, да и поздно. Можно винить алкоголь, но это ничего не изменит. Теперь за ним будут наблюдать. Узнавать о нём.

«Быть незаметным», – всплыло в голове.

Он почувствовал, что больше не может, и встал. Взяв из шкафа свежую одежду, вышел из комнаты. Бросил взгляд на закрытую дверь соседа. До сих пор он оставался незаметным. Не лез в неприятности. Вернее, они никогда не происходили.

Максим прошёл по коридору мимо гостиной и закрылся в ванной. Включил душ и подставил лицо горячим струям воды.

Возможно, Азод прав. Он не сможет вести нормальную жизнь. Перед ним был другой пример. Отец исчезал и появлялся внезапно. Иногда с новыми шрамами. И каждый раз возвращаясь, он привозил трофей. Волос. Когда их набралось достаточно, они сплели нить.

– Это твой способ выжить, – сказал отец, и закрепил нить на шее Максима.

От него не скрывали, кто он. И что может. Но тогда началось обучение. Отец дал ему пустой дневник:

– Напиши о себе.

Маленький мальчик не понял, зачем это нужно, но сделал, как сказали. Для корявых букв хватило пары страниц. Отец быстро прочитал написанное и вырвал листы. Вновь дал Максиму дневник:

– Напиши о себе.

В этот раз он постарался. Описывал малейшие детали своей короткой жизни. Что нравится, и что нет. Его опус был изучен, и вновь из дневника вырвали страницы.

– Напиши о себе.

И вновь он взял ручку. Текста вышло немного, но больше, чем в первый раз. Он писал о том, что любит и не любит. Что нравится, а что нет. Свидетелем чего стал, и что об этом думает. Оставшись довольным прочитанным, отец протянул дневник обратно.

– Это ты. Каждый раз, сомневаясь в себе, открывай и читай. Со временем вписывай новое. Но делай это, когда уверен в себе, – он положил руки на плечи Максима. – Ты конвергент. Очень легко перепутать чужую жизнь со своей.

Очень быстро он убедился в правдивости этих слов. Направляя силу к трофеям, проживая чужие жизни, повторяя их путь, пользуясь навыками,  Максим забывался. Ему не раз приходилось перечитывать дневник, отсеивая чужие мысли от своих. Особенно после рассказов отца, как он получил тот или иной трофей. В его детском сознании отец выглядел героем. Не теми рисованными персонажами мультиков или отвратительно переведённых боевиков, а настоящим. И он с детским энтузиастом учился быть таким же, в то же время оставаясь собой.

– Никому не показывай свои возможности, – повторял отец.

А он, поддавшись вчера порыву, чуть полностью не выдал себя.

Максим усмехнулся. «Водяной», так его назвал Азод. И ошибся. Он использовал воду как самый доступный материал. И когда это не помогло, собрался задействовать что-нибудь ещё. Просто не успел.

Ему досталось много трофеев. Вода, земля, огонь, воздух. Частичное обращение в животных. И множество навыков. От полевой хирургии с рукопашным боем до готовки и вязания; от навыков карманника и подделки документов до трюков фокусника. Всё, что отец считал полезным. Сходные жизни разных людей повторялись, чтобы обойти правило десяти минут.

Именно столько Максим мог использовать способности. Быть другим, оставаясь собой. И если пренебречь временем, снова читать дневник. Вспоминая себя. Или, исчерпав лимит времени, переключится на другого. Похожего.

Максим выключил воду, вытерся, оделся. Открыл дверь и замер. Он может пойти по стопам отца. Зачем ему идти в Интерпол, если можно работать по найму. Никакого командования, никаких приказов. Браться за работу, когда платят. И когда хочется.

Пройдя гостиную, он вошёл на кухню. Включил чайник, достал кружку и бросил пакетик чая. Открыв холодильник, вытащил и нарезал колбасу, хлеб, собрал несколько бутербродов. Убрал остатки продуктов, налил кипяток в чашку и, добавив сахар, сел за стол. Медленно помешивая чай, думал о предстоящем разговоре с Азодом. О том, что не будет сотрудником, но может на них работать. В мыслях всё было неплохо. Главное, чтобы реальность не разочаровала.

Дверь соседской комнаты открылась. Протиснувшись боком, в коридор вышел бугай в одних штанах. Зевая и потирая левый глаз, Дмитрий прошёл на кухню.

– Чёт ты рано.

Максим пожал плечами:

– Не спится.

– Как погудели?

– Нормально.

– Херню творили?

– Нет, – Максим усмехнулся. Он не собирался рассказывать, чем закончился вечер.

– Скучный ты, – Дмитрий зевнул и кивнул на холодильник. – Жрачка осталась?

– Тебе хватит.

– Лады, – Дмитрий вернулся за одеждой и пошёл в ванную. Проходя мимо гостиной, крикнул: – Будут бить – ори.

– Обязательно.

Они познакомились случайно. Максим нашёл в сети группу своего института и разместил объявление о поиске соседа. В тот момент он с трудом мог находиться в собственной квартире. До четырнадцати лет он жил с родителями. Когда их не стало, о нём позаботился дядя. Как мог. Получив опеку, сразу сообщил Максиму, что не сможет его содержать. Вернее, не хочет. Они долго разговаривали и пришли к устраивающему обоих варианту. Максим отправлялся в школу-интернат, а дядя сдавал квартиру и откладывал эти деньги на счёт.

В день вручения аттестатов приехал дядя и забрал Максима. Они заехали в банк, закрыли депозит и перевели деньги на счёт парня. А на пороге родительского дома вместо прощания раздалось:

– Дальше ты сам.

Максим остался один. После стольких лет, прожитых в этой квартире с родителями. После трёх лет в комнате, где всегда были люди. Он был один.

Поначалу ему это нравилось. Никто не мешает, не отвлекает. Не рассказывает, как провёл каникулы с родителями. Это помогло ему поступить в институт. Но чем больше общался с сокурсниками, тем чаще понимал, что ему некомфортно одному. Он всё чаще и чаще ловил себя на том, что замирает в ожидании того, что кто-нибудь зайдёт в квартиру. Или включит телевизор. Сделает хоть что-то, разрушающее тишину. Когда он пять минут простоял у входной двери, заставляя себя зайти в квартиру, понял, что так больше нельзя.

После объявления приходили многие. Пытающиеся сбежать от родительской опеки и ничего не умеющие парни. Девушки, рассчитывающие на милое личико и выпирающую грудь, не собирающиеся платить за жильё. Странные личности, предпочитающие вечеринки, ищущие возможность накуриться в безопасном месте. Он их выпроваживал. Без сомнений. Лучше сходить с ума, чем связываться с такими людьми.

А потом в дверь позвонил Дмитрий.

Максим открыл дверь и удивился. На пороге стоял настоящий шкаф с лицом отпетого уголовника. Под два метра ростом, в облегающей футболке, готовой лопнуть от малейшего напряжения мышц. В каждой руке он держал сумку.

– Баб водить можно? – первый вопрос, который задал Дмитрий.

Так он и остался. Дмитрий оказался адекватным человеком, хотя любил образ тупого качка. При этом учился на инженера и был одним из лучших в группе. Подрабатывая вечерами инструктором в фитнес-центре, днём он пропадал на учёбе. Находил время на чтение книг. Не всегда по будущей профессии. А иногда приводил баб, подцепленных на работе, всегда предупреждая заранее.

Вполне соседские отношения, даже дружеские. Дмитрий знал, что квартира принадлежит Максиму, и никогда не возмущался, отдавая деньги за проживание.

Дмитрий зашёл на кухню:

– Чайник горячий?

Максим кивнул.

– Какие планы на сегодня? –Дмитрий налил чай.

– Да никаких. А у тебя?

– Такая же фигня, – Дмитрий сделал бутерброды. – Есть предложения?

– Втыкать в потолок? – Максим отпил чая.

– Странные у тебя наклонности. Все в баб втыкают, а ты в потолок.

– У тебя Петросяны в роду были?

– За такое морду бьют, – усмехнулся Дмитрий.

– Начинай.

– Да жалко, ещё прибью ненароком.

– Точно, – кивнул Максим. – Потом суд, тюрьма, хреновое питание. Исхудаешь, бедный.

– Во-во. Скажи спасибо моему желудку.

– Спасибо.

– Мож в соньку зарубим, – Дмитрий доел бутерброд.

– Давай, – Максим встал. – Всё равно делать нечего.

Резанувший по ушам писк заставил их остановиться.

– Слышишь? – Дмитрий посмотрел на Максима.

– Да.

– Что это?

– Может, пылесос?

– Может, – Дмитрий махнул рукой. – Ладно, дава…

С громким треском потолок в гостиной обвалился. Куски бетона раскидало по комнате. Они прикрыли лица от серой пыли, расползающейся по квартире.

Максим откашлялся:

– Какого ху…

Из дыры в потолке спрыгнул человек и, неловко приземлившись, упал. Ребята с удивлением смотрели на коротко стриженную черноволосую девушку. Не вставая, она отползла в коридор.

– Эй! – Дмитрий закашлял. – Ты охренела?

Только Максим сделал шаг, как сверху упал рюкзак. Тут же девушка кинулась к нему и оттащила в коридор.

Они приближались к пролому, когда сверху прыгнул ещё человек. Задёргался, поднял голову и крикнул на незнакомом языке.

– Эй! – Дмитрий сделал ещё шаг. – Какого…

Максим схватил друга за руку и потянул обратно.

– Назад.

– Ты чего? – Дмитрий посмотрел на державшую руку.

– Назад! – потянул Максим.

– Да что…

– Смотри, – Максим кивнул на дёргавшегося человека.

Его ноги не достали до пола несколько сантиметров. Из дыры к человеку шла белая, широкая полоса. Обвившаяся вокруг живота похожая на бинт материя удерживала человека на весу. Они видели, как ткань змеёй скользит по телу, окутывая грудь.

Максим кинулся к подставке с ножами. Схватил тесак для рубки мяса, дотянулся до крана и включил воду. Опять выглянул в гостиную. Дмитрий непонимающе смотрел на него. Заметил нож в руке друга, огляделся, подыскивая оружие себе. Не видя ничего внушительного, взял стул.

– Что происходит? – спросил Дмитрий, выглядывая из кухни.

– Хуй знает.

К этому моменту только голова висевшего не была замотана. Они смотрели на покрасневшее лицо. Человек слабо дёргался, пытаясь выбраться из пут.

– Может помочь? – Дмитрий до хруста в пальцах сжал спинку стула.

Глухой хлопок заставил их вздрогнуть. Забинтованный дёрнулся и открыл рот. Вместо крика из горла вырвался хрип, переходящий в бульканье. Глухой треск раздавался под коконом. Максим невольно подумал о попкорне в микроволновке.

– Блять… – глухо сказал Дмитрий, отворачиваясь.

Максим опустил глаза, с трудом сдерживаясь, чтобы не присоединиться к выблёвывающему завтрак другу.

Изо рта замершего над полом потекла кровь. Раздались ещё хлопки, и бурая масса вышла через горло человека. С каждой секундой ткань давила сильнее. Человека выдавливало как тюбик зубной пасты. Соскользнув с выжатого тела, лента устремилась вверх. Долгую секунду ничего не происходило.

В вытекшую жижу спрыгнул человек, разбрызгивая кровь по комнате. Не обращая внимания на исходящие паром внутренности под берцами, он посмотрел на тело. Кивнув, повернулся к замершим друзьям.

Они видели бледный подбородок и потрескавшиеся губы, остальное скрывал тёмный капюшон. Из правого рукава балахона свисал кончик ткани. Он повернулся на раздавшийся из коридора всхлип.

Человек сделал шаг, и Дмитрий не выдержал. Зарычал, и в два прыжка сократил расстояние с незнакомцем. Замахнулся и, вкладывая всю силу, ударил. Человека снесло и впечатало в телевизор на стене. Они вздрогнули, когда тело грохнулось на пол.

Дмитрий отбросил остатки стула и посмотрел на Максима:

– Надо вызвать поли… кхх…

Лента вцепилась в горло Дмитрия. Максим видел, как друг пытается просунуть пальцы под сдавившую горло ткань, но безуспешно. Он посмотрел на вставшего на колено человека. Капюшон сорвало, открывая бледное лицо с кровавыми глазами. Посередине безволосой головы шёл ровный шрам, скрываясь на затылке. На спокойном лице не было никаких эмоций. Казалось, удар остался незамеченным.

Стряхнув оцепенение, Максим потянулся к трофеям. Впустил в голову метателя ножей и бросил тесак. Неуловимым движением бледный увернулся и посмотрел на Максима.

Выругавшись, он вновь потянулся к трофеям. К самому доступному. Вода. Со свистом в бледного устремился водяной шарик. Второй. Третий. Каждый раз человек уворачивался. Не видя результата, Максим растянул шарик, превращая его в тонкую полосу, и послал в бледного. Лента соскользнула с горла друга и выстроилась в подобие щита. Водяное лезвие разбилось о живую ткань, не причинив той вреда.

Максим слышал, как заходится кашлем валяющийся Дмитрий, но не смел отвлечься. На лезвия уходило время. Он замешкался, и лента кинулась к ногам. Понимая, что не сможет увернуться, он накрыл себя водяным куполом. Материя ударила в преграду и заскользила, обматываясь вокруг.

Он не шевелился, используя все силы для поддержки защиты. Бросил взгляд на противника и не заметил признаков усталости. Лишь безразличный взгляд. Так смотрят на насекомое, не успевшее отползти от приближающейся ноги. Бледный давил и ждал, когда защита ослабнет. И тогда появится ещё один труп.

Придумывая и отметая разные варианты спасения, Максим заметил, как вошла девушка. Она быстро шла, поддерживая правую руку. Бледный повернулся. Раздался звук, будто стукнули по маленькому колокольчику. Черноволосая неумело замахнулась рукой, на которой была странная перчатка, и ударила.

Вспышка. Треск. Звон разбитого стекла. Максима дёрнуло и давление на купол исчезло. Не устояв, он упал на колени. От потери концентрации защита лопнула, обрызгав водой. Он запаниковал и, переключившись на следующий трофей, возвёл от пола до потолка водяную стену. Поднялся, ожидая новую атаку, и уставился на одиноко сидящую девушку.

Максим повернул голову к окну, и челюсть поползла к груди. В стене зиял пролом, из которого задувал холодный воздух. Он перевёл взгляд на странную перчатку на руке черноволосой. Главное, чтобы она не использовала это против него.

Он убрал стену и выглянул в гостиную. Дмитрий сидел, прислонившись к дивану, и потирал шею, рассматривая незнакомку. Максим медленно подошёл к другу, не спуская взгляд с девушки, и спросил:

– Ты как?

Дмитрий поднял голову и прохрипел:

– Что это было?

– Не знаю.

Максим оглядел разрушенную комнату, избегая смотреть на труп. Наверняка соседи уже вызвали полицию, этот грохот разбудил весь дом. И кто-нибудь на улице точно увидит дыру в стене.

У него возникло решение связаться с Азодом. Вряд ли ему откажут в помощи. Интерпол присматривает за такими, как он. Но теперь за ним будет должок. И что потребуют взамен, неизвестно. Но выбора нет.

– Надо позвонить, – Максим сделал шаг к коридору.

– Кто ты?

Он замер. Медленно обернувшись, посмотрел на Дмитрия. Тот внимательно смотрел на друга.

– Что?

– Кто ты? – повторил Дмитрий.

– Дим, ты…

– Я видел. Видел, что ты делал. Кто ты?

Максим не хотел отвечать. Надеялся, что не придётся. Рассчитывал на способности коллег Азода.

– Потом, – он показал на разрушенную комнату. – Сначала разберёмся с этим.

Дмитрий кивнул.

Максим чувствовал взгляд в спину, пока не зашёл в комнату. Взяв кошелёк с комода, достал визитку, набрал цифры и стал ждать. На третьем гудке в трубке раздалось:

– Да?

– Азод?

– Кто это?

– Максим.

– Максим?

– Вчера в кафе.

– Аааа… – раздался смешок. – Ты рановато звонишь. Я только передал информацию. Но твоё рвение похвально.

– У меня проблемы, – Максим поморщился.

Тишина в ответ.

– Азод?

– Да. Тут, – в трубке раздался вздох. – Слушай, я не знаю, что ты там себе вообразил, но я не буду вытаскивать тебя из отделения. Если ты что-то натворил, это твои проблемы.

– На меня напали.

Вновь тишина в динамике. Максим выдохнул, услышав:

– Продолжай.

– Тут… в общем… – Максим пытался подобрать слова, чтобы рассказать о случившимся. – У меня в квартире труп и незнакомая баба. Сосед чуть не умер, а нападавшим пробили стену. И я засветился.

– Скоро буду. Двери не открывать.

Максим отключил и убрал телефон в карман. Вернувшись в гостиную, сел в межкомнатном проёме. Девушка продолжала сидеть на месте. Только перевела взгляд на голову мертвеца.

Дмитрий закашлял.

– Позвонил?

– Да.

– Едут?

– Да.

– Такие же, как ты?

Максим дёрнул щекой.

– В том числе.

– Ты из тайного общества? Или секретной организации? – Дмитрий скривился и потёр шею.

– Воды? – спросил Максим.

– Не, нормально. Так откуда вы?

– Не мы, – Максим вздохнул. – Я к ним не имею отношения.

– Да? Тогда кто они? Секта? Организация? Какие-нибудь русские мстители?

– Интерпол.

Дмитрий замолчал, удивлённо смотря на Максима.

– Интерпол?

– Да.

– Почему…

– Приедут, у них спросишь, – поморщился Максим.

Дмитрий кивнул.

– Откуда такие знакомства?

– Случайно вышло, – Максим хмыкнул. – Ты слишком много говоришь для человека, которого чуть не придушили.

Дмитрий хотел засмеяться, но вновь закашлял.

– Ладно, тащи воду. Только нормально. В стакане.

Максим ухмыльнулся и пошёл на кухню. Сосед на удивление спокойно реагировал на произошедшее. Остановившись рядом с трупом, стараясь не смотреть на месиво, Максим спросил:

– Может его накрыть?

Дмитрий пожал плечами.

– Я только за. Только это улика.

– И что?

– Вдруг нельзя.

– Блять. Теперь смотреть на это.

Он зашёл на кухню, набрал воды в стакан. Вернулся в гостиную и протянул Дмитрию.

– Спасибо. Долго их ждать?

– Не знаю.

Дмитрий сделал глоток и поморщился.

– Кому расскажешь – не поверят.

Максим вздрогнул.

– Не ссы, – усмехнулся Дмитрий. – Не хочу, чтобы меня считали психом.

Они замолчали. Не зная, чем заняться, Максим сел рядом с другом.

– Как думаешь, кто она? – кивнул на девушку Дмитрий.

– Понятия не имею.

– Я думал из ваших.

– Не знаю.

– Странная она, – они синхронно посмотрели на девушку. – Заторможенная какая-то. Немного пугает.

Максим кивнул.

– Симпатичная кстати.

– Нашёл время, – поморщился Максим.

Но после этой фразы и он присмотрелся к незнакомке. Симпатичное лицо; в роду, судя по разрезу глаз, были азиаты. Хотя европейского больше. У него возникло странное чувство, что перед ними ребёнок. Хотя видел перед собой вполне сформировавшуюся девушку.

Раздался звонок.

– Пойду гляну, – Максим встал.

Он посмотрел в глазок и выдохнул, увидев Азода. За его спиной маячило ещё двое. Открыв дверь, он кивнул.

– Быстро вы.

– Показывай, – сказал Азод.

Максим пошёл в гостиную.

– Ян, останься, – сказал одному из своих Азод.

Они зашли в гостиную. Дмитрий молча смотрел на новоприбывших. Азод поморщился, глядя на кровавое месиво. Внимательно изучил девушку и повернул голову к Максиму.

– Рассказывай.

Он начал рассказывать, стараясь не упустить подробностей. Выслушав, Азод обратился к Дмитрию:

– Помощь нужна?

– Обойдусь.

Больше не обращая на него внимания, Азод осторожно прошёл к дыре в потолке и задрал голову.

– Дит, давай наверх, – он подошёл к пролому в стене и посмотрел вниз. Далеко внизу блестели осколки стёкол, на дороге валялся разбитый пластик окна. Достав рацию, он нажал вызов. – Марко?

– Здесь.

– Глянь вокруг, оконную раму видишь?

– Есть такое.

– Поищи тело.

– Сделаю.

Азод ещё раз посмотрел вниз и повернулся к девушке. Медленно подошёл, стараясь не совершать резких движений, и присел перед ней. Не дождавшись реакции, повернулся к Максиму.

– Давно она так?

– Долбанула мумию и так сидит.

– Мумию? – удивился Азод.

– Ну бинты, все дела… – смутился Максим.

– Понятно.

Азод вновь посмотрел на девушку. Взгляд остановился на перчатке. По хоккейной принадлежности стелились провода. Они подходили к металлической пластине на костяшках. Он осторожно коснулся перчатки. Девушка не реагировала. Азод повернул её руку. С обратной стороны краги была ещё одна пластина, от которой шли провода. Осторожно положив руку с импровизированным кастетом обратно, он проследил за взглядом девушки.

– Максим, накрой чем-нибудь, – попросил Азод.

Максим зашёл к себе в комнату и открыл шкаф. Окинул взглядом одежду. Выругался. Стянув с кровати одеяло, вернулся в гостиную и накрыл тело. Он поёжился, чувствуя на себе внимательный взгляд. Теперь девушка смотрела на него. Борясь с желанием скрыться от этих глаз, он встал рядом с Дмитрием.

Азод следил за происходящим. Он видел, что под пристальным взглядом парень чувствует себя не в своей тарелке. Открутив крышку фляги, он заставил воду окутать непонятное приспособление на руке девушки.

– Эй, – Азод старался говорить мягко. – Как тебя зовут?

На него не обратили внимания.

– Может у неё шок? – спросил Дмитрий.

– Может, – у Азода была своя версия. Осталось проверить. – Макс, можешь помочь?

– Чем?

– Спроси, как её зовут, – кивнул на девушку Азод.

– Я?

– Ты.

Максим нахмурился, но выполнил просьбу:

– Как тебя зовут?

– Тара, – звонко ответила девушка и улыбнулась.

– Необычная… реакция. – сказал Дмитрий.

Азод поморщился:

– Максим, попроси её отвечать на мои вопросы.

– С чего ты решил, что она будет меня слушать?

– Просто делай, как я говорю.

Максим покачал головой.

– Дурдом. Ладно, Тара, отвечай на вопросы Азода.

– Меня зовут Азод.

Девушка тут же повернулась.

– Ты будешь отвечать?

– Да.

– Кто этот человек? – Азод указал на накрытое тело.

Тара проследила за рукой и нахмурилась.

– Брат?

– Твой брат? – спросил Азод.

– Да? – лоб Тары разгладился. – Да.

– Кто на вас напал?

– Человек.

Дмитрий хмыкнул.

– Ты знаешь этого человека? – продолжил Азод.

– Нет.

– Хорошо. Откуда ты?

На лбу девушки вновь проступили морщины.

– Не знаю.

– Кто твои родители?

– Не знаю.

– Что вы здесь делали?

– Не знаю.

– Азод? – вклинилась рация.

– Слушаю.

– Тела нет.

– Повтори, – Азод нахмурился.

– Обыскал всё вокруг. Тела нет.

– Восьмой этаж, его не могло расплескать.

– Крови тоже нет.

– Хочешь сказать – ушёл?

– Именно.

– Так не бывает.

– Расскажи это Владу.

– Понял, – Азод опустил рацию и задумчиво посмотрел на девушку. – Тара, кто ты?

Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

– Создатель.

Азод кивнул и переключил рацию на общую волну.

– Азод всем. Красный один на меня. Повторяю. Азод всем. Красный один на меня, – он посмотрел на ребят. – Три пассажира.

– Требую подтверждение, – раздалось в ответ.

– Подтверждаю. Красный один на меня. Три пассажира.

– Принято. Пять минут.

– Здесь! – раздался голос этажом выше.

– Здесь! – донеслось из коридора.

– Внизу! – зашипела рация.

Максим нахмурился:

– Что происходит?

Азод встал, достал пистолет и снял с предохранителя. Его левую руку окутала вода.

– У вас пять минут на сбор вещей. Не забудьте паспорта.

– Нахрена? – спросил Дмитрий.

– Прокатитесь.

– Зачем? – спросил Максим.

– За надо! – прорычал Азод. – Выполнять!

– Я не собираюсь никуда ехать, – сказал Дмитрий.

– Я разве спрашивал? – Азод посмотрел на ребят. – Собирайтесь. Макс, не делай глупости.

Он и не собирался. Что-то случилось, и с ними не собирались церемониться. Сейчас нужно подчиниться.

– Дим, пойдём, – Максим встал.

– А если я откажусь?

– Парень, ты либо сам пойдёшь, – тихо сказал Азод, – либо тебя понесут. Выбирай.

Они молча буравили друг друга взглядом. Дмитрий не выдержал и отвёл глаза. Встал, не поднимая взгляда на Азода, и пошёл к себе. Максим выдохнул и пошёл следом.

– Куда мы едем? – замер на выходе из комнаты Максим.

– Путешествовать.

– Азод.

– Во Францию, – Азод криво улыбнулся. – Париж не обещаю, но Лион увидите.

  Обсудить на форуме