Угрюмый. Часть 7.

– Олег, Вы меня слушаете?
– Да, Анна. – Угрюмый устало провел ладонью по лицу.
– Так вот, я тут собираю информацию о способах изгнания этого демона. В принципе, все манипуляции можно произвести самостоятельно, ничего сложного… Но с другой стороны, в текстах сказано, что обычному человеку изгнать его не под силу.
– Что за манипуляции?
– Изгнать Асмодея, согласно имеющийся у меня информации, можно с помощью воскурения печени и сердца рыбы glanos в курильне из тамарискового дерева. Демон не переносит этого. Такой способ описан в «Завете Соломона».
– А где мы возьмем курильню из этого дерева и рыбу эту?
– С деревом проблем нет. Его саженцы продаются у нас. Называется у нас это растение гребенщик, также его называют божье дерево, гребенчук и бисерник, а в Астраханской области – жидовильник и астраханская сирень…короче, с этим проблем нет. Сложнее с рыбой. Мне не удалось найти ее современного названия.
– И как же быть?
– Олег, я думала над этим. Я считаю, что способ из книги чересчур эстетский. На мой взгляд, можно обойтись и без курильни. Тамариск, как я уже сказала, не проблема. Развести костер и…
– А с рыбой как быть? – перебил Угрюмый.
– Ну, тут конечно нет стопроцентной гарантии, что сработает другая – не glanos. Во многих источниках написано просто – курение из тамариска и печени и сердца рыбы…без указания названия рыб. Можно взять несколько рыбин разных семейств, на всякий случай.
– Мда…действительно, гарантии никакой. Если честно, Аня, у меня ощущение, что я участник какого-то розыгрыша или безумного спектакля. Бред какой-то!
Анна усмехнулась:
– Понимаю…Мне в этом плане легче. Я не сомневаюсь в реальности происходящего.
– Ну, так и какой план?- Угрюмый допил остаток виски в стакане, поднялся и поискал глазами бутыль.
– Олег, есть еще интересный момент, о котором я хочу рассказать!
– Какой?
– Асмодея можно призвать и подчинить на время. Нет, подчинить – неправильное слово…скорее воспользоваться им. Дело в том, что он может ответить на любые вопросы – о будущем, о судьбе, о прошлом и так далее…, находясь под властью Печати Соломона и действием заклинания. Для этого ритуала нужно заклинание, знак Асмодея и Печать Соломона…прочитать заклинание и…
– Аня! Аня! Аня! Тормозите!…Пожалейте мой бедный мозг! Для чего нам все это? Наверное, правильнее сжечь его вместе со всеми этими рыбами и деревьями?! – Угрюмый налил себе виски и закурил сигарету. Боже, что я говорю!!! – мелькнула мысль.
– Олег, я просто говорю, что есть шанс воспользоваться демоном. Делюсь тем, что узнала.
– Хорошо. Ань, я пытаюсь собрать в кучу то, что Вы на меня вывалили… Пощадите! Расскажите о своем плане пошагово.
– Значит так! Коль на текущий момент мы не смогли найти экзорциста, значит надо попытаться предпринять что-то самим. Так?
– Так. – Олег кивнул.
– Для того, чтобы быть уверенными в том, что Ваш босс и есть Асмодей, его надо призвать заклинанием в то место, где мы будем проводить обряд, а не привозить. Так?
– Наверное…
– Во всяком случае, это хоть сколько-нибудь, застрахует нас от страшной ошибки. Хотя, по моему мнению, и так все ясно! Демон даже имя не менял…
– Продолжайте..
– Имея на руках все необходимое: знак Асмодея и знак Соломона, чтобы призвать демона, тамариск и рыб, для изгнания. Мы вначале призываем его, после чего запаливаем костер, с тамариском и внутренностями рыб, а дальше по обстоятельствам. Вот такой план. Другого нет.
– С рыбой и деревом все понятно, а где мы возьмем все остальное?
– Текст заклинания я нашла, знаки Асмодея и Соломона, тоже. Купила медальон с символом Асмодея в одном из странных магазинчиков, торгующих всякой сатанинской хренью, сейчас, к несчастью, с подобной атрибутикой проблем нет, а печать Соломона есть на серебряной марокканской монете девятнадцатого века. Я ее купила у нумизмата. Дело за малым осталось найти место, где это все проделать.
У Олега тут же мелькнула мысль о флигеле. Там есть буржуйка, да и в случае пожара, гореть не чему. О чем он и сказал Анне.
– Отлично, Олег! Я еще сегодня поизучаю вопросы по теме, а Вы закупите тамариск и рыбу и подготовьте помещение. Когда определитесь со временем, сообщите мне.
– Хорошо, постараюсь сделать все за завтра.
– Буду ждать звонка! Если будут новости, я позвоню.
– Договорились. Аня, спасибо большое за участие и поддержку!
– Пока не за что…До завтра!
– До завтра! – ответил Угрюмый, но в трубке уже был гудки.

Он поднялся и, задумавшись, стал медленно ходить по комнате. Подойдя к окну, Олег посмотрел на черный внедорожник.
-Твою мать!… – выругался он, взял телефон и набрал номер.

– Алло.
– Тагир, привет!
– Привет!
– Тут такое дело, на бандюков нарвался, они мне тачку расхерачили, а я у них джип угнал.
Тагир хохотнул.
– Нормально, чо…!!! Весело живешь!
– Ага…Обхохочешься. Помочь можешь разрулить?
– Попробую.
Угрюмый знал, что у Тагира есть авторитетные друзья в блатной среде, с которыми неплохие отношения. Сидя в тюрьме, Олег старался держаться обособленно и таких знакомств не завел. Ходил в мужиках, блатных сторонился.
Он рассказал Тагиру подробно историю с машиной и сообщил место.
– Там моя тачка побитая стоит. Их джипарь здесь, у меня.
– Понятно.
– Завтра, я заеду на нем за Вериной машиной, которая стоит на стоянке рядом с местом, где погиб Валера, веркину заберу, а джип вместо нее поставлю. Ключи оставлю в зажигании.
– Добро.
– Тагир, ты завтра планируешь на похороны?
– Вот что-то совсем не хочу, если честно. Людка говорит, его в закрытом гробу хоронить будут… Вернее сжигать.
– Тогда у меня к тебе еще пару заданий….
Олег попросил купить несколько саженцев или веток тамариска (гребенщика) и несколько рыбин: речную форель, карпа, бычка, осетра и сома…
– А на хрена тебе это все? Уху варить собрался на особых дровах? – с недоумением спросил Тагир.
– Ну типа того…Сделаешь?
– Хорошо. А где купить этот тамарикс и куда привезти?
– Не тамарикс, а тамариск… Саженцы в Тимирязевке попробуй или в интернете глянь, где продают. Ну а рыбу на рынке…Только не потрошеную!!! А куда везти, я потом скажу.
– Олег напиши мне все это в СМС, а то запутаюсь еще.
– Хорошо. Напишу сейчас.
– И номер джипаря! Давай. Жду.
– Ты как чего, так звони!
– Ты о тачках?
– Ну да…
– Добро.
– Спасибо…На связи тогда.
– Давай.

Угрюмый включил ноут и попытался поработать. Получалось не очень. Отправил несколько неотложных и важных писем, дал указания по галерее и пообщался с бухгалтерией. Потом вспомнил, что Модей хотел посетить антикварный магазин, позвонил управляющему и предупредил о приезде.

***

Утром следующего дня Олег доехал на угнанной машине до стоянки, где находился автомобиль Веры. Рассчитался с бородатым, сонным взлохмаченным охранником в металлической «будке – скворечнике», которому, судя по виду и запаху, требовался срочный опохмел. Забрал Верину машину и поставил джип на ее место, оставив ключи в зажигании.
По дороге на Троекуровское кладбище Угрюмый, снова и снова, прокручивал в голове все безумные события, которые на него свалились в последнее время.
Заклинания, обряды, демоны…Все это в Москве, в плотном потоке машин, при свете дня, воспринималось, как бред воспаленного мозга. Тем не менее, факты! Два трупа – Валера и Абрамцев. Их смерти были более чем странными. Безумие Веры. Изображение демона на рисунках пациентов психушки и его жены. Анна, которая, по ее словам, уже проходила через одержимость, а Иван Николаевич это подтверждал. Да и вообще, его жизнь повернулась круто, тоже при совсем необычных обстоятельствах.
Олег взглянул на часы…9.00. Прощание в 10.00. Пути еще на полчаса. Можно заехать на заправку и выпить кофе. Есть не хотелось. Так он и сделал, выпил кофе на АЗС и продолжил путь.

Угрюмый подъехал к кладбищу и припарковался. Погода была под стать настроению – низкие серы тучи, слякоть, промозглый порывистый ветер кидал в лицо колючую снежную крупу. Выйдя из машины, он поднял воротник своего серого полупальто, сунул руки в карманы и, ежась от холода, посеменил в сторону серого здания с надписью «Некрополь». По дороге он остановился и купил 12 красных гвоздик. У входа он встретился с женой Валеры, одетой во все черное и в шляпке с черной вуалью. Она стояла с потерянным видом в окружении каких-то людей, видимо родственников.
Он приблизился к группе и поздоровался. Подойдя к Людмиле, обнял ее за плечи, поцеловал в щеку и прошептал соболезнования.
Далее было отпевание в храме при крематории.
Угрюмый не был верующим в полном смысле этого слова. Он был крещенным. Носил крестик. Считал себя православным скорее по традиции, нежели по верованию. Постов он не соблюдал, на службы и исповеди не ходил, да и в доброго дедушку с бородой, который живет на небе, не верил. Он склонялся к тому, что есть что-то там за гранью. Вселенский разум или что-то подобное. Библию он воспринимал, как учебник по правильной жизни для безграмотных людей. Но все это было, до недавних пор. Сейчас, учитывая все то, что происходило в его жизни последнее время, Угрюмый уже не знал чему верить, а чему нет.
На отпевании Валеры, Олег удивился тому, как, по мере чтения священником молитв и отпевания, приходило расслабление и какое-то умиротворение. Ему становилось хорошо и легко, и это было удивительно.
Угрюмый впервые был на отпевании. Когда умерла его мать, он ее похоронил без этого ритуала, так как она не была верующим человеком. На похороны дальних родственников, он приезжал на поминки, стараясь избежать участия в похоронах непосредственно.
После отпевания, простившись с Валерой, Угрюмый еще раз обнял Людмилу и направился к машине, глядя себе под ноги, стараясь не вступить в снежную кашу.

– Олег Анатольевич! Здравствуйте! – прозвучал рядом знакомый тягучий голос.
Олег поднял голову и замер. Перед ним стоял улыбающийся Модей. Одет он был, как собственно и всегда, согласно такого рода случаю, во все черное. На голове была шляпа, на шее шарф. В левой руке он держал над головой раскрытый зонт, правой придерживал шляпу, то ли в приветствии, то ли от ветра.
– Здравствуйте.
– Я видимо опоздал?- с сожалением произнес Андрей Сергеевич.
– Видимо опоздали. Прощание и отпевание уже состоялось. – глухо отозвался Угрюмый.
– Жаль. Как прошло?
Олег поднял на Модея глаза и внимательно посмотрел ему в лицо. Андрей Сергеевич в свою очередь смотрел Угрюмому прямо в глаза и не отводил взгляда. Только сейчас Олег разглядел, что глаза у Модея разного цвета. Один глаз карий, практически черный, а второй темно-зеленый. Повисла пауза. Мужчины смотрели друг другу в глаза. Угрюмый зло, Андрей Сергеевич с любопытством и, как показалось Олегу, с насмешкой.
– «Как прошло» что? – зло процедил Угрюмый.
– Видимо я неправильно сформулировал вопрос? Что Вас так разозлило, Олег Анатольевич? Я имел в виду состояние вдовы и ближайших родственников…
– Нормально…если так можно выразиться. Без истерик. – чуть помедлив, выдавил Угрюмый, отвел взгляд и продолжил идти к машине. Модей последовал за ним.
– Олег Анатольевич, может, я доставляю Вам неудобство своим присутствием? – Олег вновь остановился и взглянул на него. Лицо босса оставалось спокойным и чуть насмешливым. Впрочем, оно было таким всегда, поэтому Угрюмый слегка расслабился и смягчил тон. Перед ним стоял человек, может не совсем обычный с точки зрения обывателя, похожий манерами и одеждой на какого-то английского аристократа, но все же человек, а не демон.
– Пойдемте в машину, Андрей Сергеевич, я обещал Вас свозить в антикварный магазин. И надо бы обсудить текущие дела галереи.
– С превеликим удовольствием, Олег Анатольевич!

***
Они сели в машину. Андрей Сергеевич устроился сзади на пассажирском сидении. Угрюмый завел мотор, включил дворники и выехал со стоянки. Мельком взглянув в зеркало заднего вида, Олег увидел, что Модей смотрит куда-то в сторону и ухмыляется, и в глазах его блеснул красный огонек.
Он проследил за взглядом и увидел, что Андрей Сергеевич смотрел в сторону храма «Николая – Чудотворца».
Угрюмый вновь занервничал. Как ни странно, даже сейчас, зная, кто сидит в машине, страха не было. Раздражение и злость, но не страх. Быть может, мозг отказывался ассоциировать этого человека с образом страшного демона из сна.
– Вы верующий? – прервал молчание Модей.
Олег взглянул в зеркало, на него смотрели внимательные насмешливые глаза Андрея Сергеевича.
– Скорее да, чем нет. – помедлив, ответил Угрюмый.
– Интересный ответ, Олег Анатольевич!..- усмехнулся Модей. – То есть, Вы не уверены?
– Я уверен, что Бог или вселенский разум есть, а вот какой он…тут я не уверен точно.
– Мда… Интересно.
– А Вы?
– Я? – Модей засмеялся – У меня все гораздо хуже, Олег Анатольевич! Я даже не знаю, что добро, а что зло!
– В смысле?
– Ну к примеру…Ад – это зло?
– Безусловно!
– А я вот не уверен.
– Почему же? – у Угрюмого пробежал по спине холодок и вспотели ладони, когда он увидел глаза пассажира в зеркале! Что-то изменилось в них. Он увидел мрак, как тогда во сне, у явившегося к нему демона.
– Ну рассудите сами, Олег Анатольевич. Кто попадает в ад? Грешники, ведь так?
Олег утвердительно кивнул.
– То есть адские муки, это возмездие за грехи убийцам, насильникам, извращенцам, бандитам и прочим…Это плохо? Это зло?
Угрюмый задумался, затем уверенно произнес:
– Это зло! Зло для зла, если хотите.
– Хахаха…Но минус на минус – плюс? Так ведь. То есть зло для зла, это же добро?
Олег промолчал.
– Или вот еще пример, самый обычный и простой… Рождается в семье долгожданный ребенок. Все его любят, балуют, холят и лелеют – это же добро? А потом вырастает никчемный самовлюбленный осел, который от чувства собственной значимости и безнаказанности убивает человека слабее себя, допустим девушку, осмелившеюся ему отказать. В данном случае, добро порождает зло, ведь так? Получается, что зло, может рождать добро и наоборот? Правильно?
– Нет. Вы, как мне кажется, путаете понятия! В конкретном примере, баловство ребенка – зло.
– Но родители то об этом не догадываются! Они же делают доброе для ребенка… Ну хорошо…Давайте возьмем масштабней! Война – зло?
– Конечно! Война, это боль, кровь, ужас, страдания!
– Есть любопытная история, Олег Анатольевич, которая произошла совсем недавно. Слышали про программу от Майкрософт, под названием чат-бот Тау?
– Нет, не слышал.
– Так вот, Майкрософт запустили эту программу в интернет 23 марта 2016 года. Это самообучающаяся программа, с интеллектом. Сразу после запуска чат-бот начинал общение с фразы «Люди очень клевые», но всего за сутки стал выдавать такие фразы, как «Гитлер был прав!», «Негры и мексиканцы – зло!», «Ненавижу евреев!»… В итоге, меньше чем за сутки Тау возненавидел всех и выдал фразу «Человечество нужно уничтожить!». После этого инцидента, компания-разработчик с извинениями, закрыла проект и уничтожила программу. Как по Вашему, предвзят ли, только что созданный искусственный разум? Быть может, человечество действительно должно быть уничтожено, а война это средство? Ведь, если рассматривать человечество, по отношению к другим живым существам и к миру в целом, то какая от него польза? Так что, война – не такое уж зло, если рассмотреть ее глобально.
Угрюмый ничего не ответил, достал сигарету и закурил.
– Вы позволите, Олег Анатольевич? – спросил Модей, показав на свой портсигар.
– Конечно. Курите.
Они молча курили. Угрюмый думал над словами Модея.
Ему самому порою кажется, что апокалипсис неизбежен. В современном мире, в основном, мерилом всего являются деньги. Из-за них не прекращается литься кровь. Из-за них люди готовы идти на самые низкие поступки. Все больше людей теряют веру в кого бы то и во что бы то ни было… Зачастую, большинство людей, даже не задумывается о цели своего пребывания на земле. Появляется все больше чайлдфри, гомосексуалистов, педофилов и прочих извращенцев. Люди работают над тем, чтобы дети рождались без участия родителей. Дети из пробирки, клонирование – это уже не фантастика, а реальность! Люди создали искусственный интеллект. Уже давно создано оружие способное уничтожить все живое и саму планету. При этом до сих пор человечество постоянно находится в состоянии войны. Общество потребления – так можно охарактеризовать нас сейчас. Постепенно и беспрерывно вымирают виды животных и растений на планете. Меняется климат на Земле. Мы разрушаем, но не созидаем.
Как-то, давно, Олегу довелось пообщаться со старовером, который жил в тайге и в поселок выбирался крайне редко. Он тогда сказал следующее: «Людям уже присвоены номера ИНН, паспорт и прочее…Вещам и продуктам присвоены номера – штрих-код. До конца света осталось недолго. Антихрист придет, когда людям вживят щипы (тут он наверное имел ввиду чипы) в голову и руку!». Дед отказывался от продуктов, упаковка которых имела штрих-код. Тогда, Угрюмый не придал значения его словам, но спустя некоторое время услышал в новостях, что практика вживления чипов под кожу в Европе уже пошла, и он вспомнил слова деда. Сегодня он вспомнил старовера во второй раз.
Угрюмый взглянул в зеркало заднего вида, на него смотрели внимательные глаза Андрея Сергеевича. Модей улыбался.

  Обсудить на форуме