Угрюмый. Часть 2.

Угрюмов стоял у окна и зачаровано смотрел, как крупные белые пушистые хлопья, кружась, медленно падают с неба. Картина зимнего леса завораживала. Все было покрыто снегом, словно белой ватой. Полная тишина. Лишь изредка то тут, то там с огромных еловых веток падал налипший снег. Окна в доме на втором этаже были практически во всю стену от пола до потолка, поэтому панорама открывалась бесподобная.
Из оцепенения его вывел звонок мобильного телефона.
-Привет, любимый! Я уже почти дома. Снегу то навалило! У нас почищено?
-Привет, Верунь! Не почищено еще, но ты проедешь, у тебя же полный привод, а снегу не так много. Если вдруг что, звони…
-Хорошо, мой сладкий!- чмокнула губами и повесила трубку. Он еще некоторое время постоял у окна, затем вернулся в кресло у камина, закурил сигарету, взял ноутбук и продолжил читать электронную почту.
***
Жизнь Угрюмого снова круто изменилась после встречи с Модеем, и он был ему за это благодарен. Теперь у него было все. И большая квартира-студия над галереей, собственно сама галерея и этот довольно большой загородный дом. Олег больше любил находиться здесь и без особой необходимости в город не выезжал. Веруня, наоборот, окунулась с головой в светскую жизнь. Она полностью контролировала работу галереи. Фактически именно Вера являлась Управляющей галереи. Участвовала во всех светских мероприятиях, летала организовывать выставки в Европу. Поначалу, она очень обижалась на Олега за то, что он всеми правдами и неправдами старался пропускать все мероприятия, которые, по мнению Веры, просто необходимо было посещать. В итоге, она от него отстала и брала с собой только на протокольные мероприятия, где без супруга было появляться нельзя. Угрюмый дал ей практически полную свободу. Он ей полностью доверял и полностью на нее полагался. Вера открывалась для него с новой, неизвестной стороны. Из робкой чувственной девушки, она превратилась в уверенную бизнес-леди и светскую даму. Она тряслась над галереей, как над своим детищем. С помощью Ивана Николаевича, она познакомилась с рядом его коллег, которые информировали ее о новых талантах, появляющихся в стенах их заведений, и с удовольствием помогали ей пополнять коллекцию. Веруня проводила и благотворительные выставки, средства от которых, шли на помощь больным.
Угрюмый тоже не сидел без дела. Он открыл два антикварных магазинчика в Москве и в Питере. Пользуясь своими связями с жителями городской свалки, он имел бесперебойные поставки антиквариата. Этот бизнес успешно развивался. Конечно больше половины того, что ему несли, оказывалось просто хламом, но многие экземпляры после соответствующей реставрации были очень интересны.
Модея Олег практически не видел. За прошедших два с лишним года с момента их первой встречи, он виделся с ним раза четыре. В основном общение происходило по телефону, электронной почте и скайпу. Это устраивало обоих. Все шло своим чередом. Бизнес развивался, деньги капали – обоих это устраивало.
***
Внизу хлопнула входная дверь. Через минуту на лестнице послышались шаги.
-Привет, муж! – Вера подошла к нему, обвила рукам шею и прижалась к его щеке. От нее исходил едва уловимый нежный запах духов.
-Тихо ты, громила! Задушишь! – проворчал Угрюмый.
-Так тебе и нааадо! Ааам! – она прикусила ему ухо.
Угрюмый отставил ноутбук, одним движением уложил жену к себе на колени под ее звонкий смех и поцеловал.
Они с Верой поженились чуть меньше года назад. Угрюмый был счастлив и нисколько не жалел. В конце концов, он уже мог ей что-то предложить, поэтому не был против брака.
Она высвободилась из его объятий и поднялась.
-Выпьем?
-Есть повод?
-Да подустала я, что-то…Чего тебе налить?
-Вискаря немного..и не клади кучу льда!!! – прокричал он уходящей в сторону кухни Вере.
Конечно, Угрюмый, имея средства, не ограничивался теперь «Столичной», но по-прежнему ооочень внимательно выбирал напитки для бара. Ту историю, после которой он попал в психушку, Угрюмый запомнил на всю оставшуюся жизнь и больше всего на свете боялся её повторения. С Валерой-охранником, по традиции, они пили «Столичную» всегда, когда тот заходил. Валера работал у них с Верой начальником службы безопасности. Конечно «звезд с неба не хватал», но был исполнительным и обязанности свои выполнял добросовестно.

После ужина, когда они с Верой уютно устроились в креслах, Угрюмый спросил:
– Верунь, что-нибудь случилось?
Он весь вечер наблюдал за ней и видел, что что-то не так.
– Ничего страшного, Олеж. Правда.
– А все-таки? – он видел, что жена чем-то сильно опечалена.
Вера вздохнула.
-Да Валера учудил!
-Что учудил?- Угрюмый напрягся.
-Да картину, продал из экспозиции…Помнишь «Девочка с радугой»?
-Он совсем ебанулся что ли?- Угрюмый вскочил. – Когда?
-Олежек. Ну не волнуйся! Ну не такая уж прям картина…и цену за нее дали хорошую. Там какой-то родственник автора все за ним ходил и просил – мол память о покойной племяннице и все такое… Ну, а Валера сжалился. Говорит, прям горе в глазах у человека было, ну отдал. Так тот денег дал за нее пятьдесят тысяч. Я пришла, а Валера сидит и переживает, говорит погорячился. Просил тебе не говорить пока, хочет ее назад вернуть. Эх, зря я сказала!
Угрюмый уже взял трубку телефона и набрал Валере.
-Алло?
-Валера, ты совсем что ли охуел?
-Ты про картину? – обреченно ответил охранник.
-Про нее, мать твою! Про нее, идиот!!! – у Угрюмого от злости на лбу и шее вздулись вены.
-Олег, прости! Прям, бес попутал! Но я верну! Верну!
-Блядь Валера! Делай что хочешь, но чтобы завтра она была на месте!!! Мне по хер как и где, но чтобы завтра была!!! – проорал Угрюмый и бросил трубку.
Он повернулся к Вере. Она сжалась в кресле и робко смотрела на него. Таким она его никогда не видела. Он был хмурым молчуном, но чтобы так орать! Такого не было на ее памяти никогда!
-Ты хоть понимаешь, что это картина принадлежит Модею?
Вера молча кивнула и продолжала испуганно на него смотреть.
Угрюмый прошел на кухню, налил себе водки и выпил.
-Тьфу блядь, идиот! – вслух тихо выругался он.

Утром Угрюмый встал в плохом настроении. Выпил кофе и поехал в галерею. В мыслях он ругал Валеру, но уже не было той злости. Вчера он точно врезал бы верзиле оплеуху, не побоясь получить ответку. Веруня ушла сегодня раньше. Он очень жалел, что так напугал ее. И сейчас испытывал досаду вперемежку с умилением к жене.
Он подъехал к галерее.
Это было небольшое двухэтажное строение серого цвета с большими окнами на фасаде. Внутри здания стены тоже были покрашены в серый цвет, а двери, оконные рамы, наличники, плинтуса в красный. Мебель, дверные ручки, карнизы, жалюзи были черными. При входе, после металлоискателя, справа была стойка ресепшн, она же выполняла функцию кассы, дальше просторный холл с гардеробом. Рядом с ним вдоль стен стояли диваны с красной кожаной обивкой. На первом этаже было четыре зала с картинами на стенах, в каждом из которых было по три-четыре скульптуры. Все экспонаты подсвечивались. На этом же этаже располагались комнаты персонала и бухгалтерия.
На нижнем этаже, в подвальном помещении, обстановка была более гнетущей и устрашающей. Может быть, это просто так казалось из-за труб обмотанных, крашеными в черный цвет тряпками под мешковину. Так или иначе, но экспозиция здесь была более депрессивная и гнетущая. Здесь были собраны картины тяжелых шизофреников, маньяков, сатанистов и извращенцев. Детей до шестнадцати лет сюда не пускали. Угрюмый и сам там не любил находиться и заходил туда исключительно по необходимости. Слишком давящей была энергетика… ну или ему так казалось.
На верхнем этаже, располагалась их с Верой просторная квартира-студия.
Войдя в галерею, Угрюмый поздоровался с охранником и девушкой за ресепшн.
-Здрасть! А где Валерий?
-Здравствуйте, Олег Анатольевич! Он у себя. – ответила девушка.
-Спасибо.
Помещение Службы безопасности было небольшим. У стены напротив двери, стоял длинный стол, в центре которого, находился компьютер. Вокруг на стенах висело несколько мониторов, по которым транслировалось видео с камер наблюдения. Слева от двери, размещались два потертых серых кресла и журнальный столик, на котором были электрический чайник, банка растворимого кофе, три чашки на пластиковом подносе, пачка рафинада и упаковка чайных пакетиков. Валеру Угрюмый застал в таком состоянии, что ругать его перехотелось. Он сидел в кресле перед компьютером, обхватив голову руками, и раскачивался из стороны в стороны.
-Привет!- поздоровался Угрюмый.
-Олег! – Валера обернулся – я не понимаю! Я не по ни ма ю!!!
-Что ты не понимаешь? Что впарил чужую картину, какому-проходимцу? Что тебя развели, как мальчика? Что ты блядь не понимаешь?!!- Угрюмый снова начинал злиться.
-Олег, это чертовщина какая-то!!! Этого человека нет на видео с камер!!!- Валера посмотрел на Олега. Во взгляде было отчаяние и страх.
-Что ты буробишь?- неуверенно спросил Угрюмый.
-Смотри…- Валера отодвинулся в сторону, от монитора компьютера. Угрюмый подошел ближе.
Экран был поделен на две части, в каждой из которой была запись с камер первого этажа зоны входа в галерею. На видео была видна стойка ресепшн и гардероб. Практически посреди холла лицом к входу стоял Валера. Он как будто кого-то слушал. Иногда отрицательно качал головой, что-то говорил, жестикулировал. Потом он вероятно злился, бурно что-то объяснял и показывал рукой в сторону двери. Потом он прошел к гардеробу и присел на один из диванов. Он продолжал с кем-то активно спорить. С кем-то сидящим рядом с ним на диване. Но на видео никого, кроме самого Валеры не было!!! Угрюмый посмотрел на дату и время. Происходило это позавчера, поздно вечером. Галерея в это время закрыта, а Валерий работал в ночную смену.
-Видишь?..
-Валера, это что за спектакль?
-Олег клянусь! Клянусь! Смотри дальше…- он перемотал запись минут на сорок вперед.
Наконец разговор на диване видимо завершился. Валера встал и пошел в сторону зала, где находились картины. Через несколько минут он снова вышел в холл. Не спеша, словно ведя с кем-то беседу, проследовал к входной двери. Там постоял некоторое время, периодически утвердительно кивая головой и на что-то словно отвечая. Наконец будто бы пожал протянутую руку прощаясь, открыл дверь, выпуская невидимого гостя, и снова запер на ключ. Постоял некоторое время, кивнул и помахал рукой.
Валера застонал и остановил запись.
-Видео из зала не записалось. На нем только рябь. При том не записалось именно то время, что я находился там. – сказал Валера и снова обхватил голову руками.
-Денег, которые я от него получил….их тоже нет! Они мне тоже привиделись!!! Единственное, что реально, так это что картины больше нет!
Угрюмый, плотно сжав губы, пристально смотрел на товарища.
-Валер, ты за кого меня держишь?- процедил он.
-Олег, делай что хочешь! Просто подумай, на хера мне это все?
Действительно, зарплата у Валеры была очень достойная. После каждой выставки он получал премию. По итогам года он получал большой бонус. Да и не был Валерка вруном никогда. И до денег был не жаден.
Угрюмый снял пальто, кинул его на одно из кресел и опустился в кресло напротив. Покрутил одну из чашек на подносе. Поднялся. Еще раз пересмотрел видео. И начал ходить по комнате.
-Валер, ну вот поставь себя на мое место…ты бы поверил?
-Я все понимаю…- тихо сказал Валера, сидя в той же позе, упершись локтями в стол и обхватив голову руками. Затем он повернул голову к Угрюмому – Олег, я понимаю…я все понимаю. Глюк или крыша поехала, но картины-то нет!!! И видео из зала…Почему рябь именно тогда, когда мы…я там находился?
-Ты меня спрашиваешь? – Угрюмый пристально посмотрел на Валеру. На том «не было лица» – бледный, осунувшийся, припухшие веки, воспаленные красные глаза, из которых текли слезы.
Смотреть на плачущего здоровенного, тридцативосьмилетнего мужика, у которого кулак был с полторы пивных кружки величиной, было невыносимо.
-Ладно, не ной…разберемся!- сказал Угрюмый.
Он достал телефон и набрал Вере.
-Вер, ты где?
-Я скоро приеду в галерею! Ты уже там? Не ругай Валеру сильно, пожалуйста! Пожалуйста, милый!
-Ты через сколько будешь?
-Минут через сорок…
-Ладно. Я наверху.
Он убрал телефон.

-Валер, иди домой. Выспись как следует. А там видно будет. Решим что-нибудь. – Угрюмый хлопнул его по плечу, взял пальто и направился к двери.
-Олег!- окликнул его Валерий. – Я не вру!
Угрюмый остановился, кивнул не оборачиваясь, и вышел.
***
Олег поднялся в квартиру. Включил музыкальный центр, и нашел радиостанцию Релакс ФМ. Зазвучала спокойная музыка. Медленную песню на английском исполняла приятным бархатным голосом какая-то незнакомая ему певица. Ему хотелось успокоиться и все обдумать. Он сделал себе виски со льдом. Со стаканом в руке подошел к окну, отодвинул жалюзи и посмотрел на улицу. Вид был унылый, и ни в какое сравнение не шел с видом из окон их загородного дома. Облезлые стены соседних зданий, серая каша вместо снега, грязные машины… Угрюмый поморщился, закрыл жалюзи и отошел от окна.
Расположился в кресле и закурил.
Он размышлял, чтобы это могло быть. Зачем Валерке понадобилось ни с того ни с сего разыгрывать этот спектакль? Может, та картина стоит больших денег? Но раньше деньги его не особо интересовали, и, если у него они появлялись, то Валерка старался их быстрее отдать своей жене. Как он выражался деньги ему «жгли ляжку». Он боялся их промотать по кабакам, на рулетке или ипподроме. Валерка азартный. Так! А что если, он проигрался и разыгрывает комедию? Да нет! Валерка честный. Он бы никогда так не сделал. Сказал бы как есть и попросил взаймы…Хотя в жизни всякое бывает!
Угрюмый, решил, что завтра еще раз поговорит с ним и выяснит, сколько он задолжал. Может смогут выкупить картину и все встанет на круги своя. Но сможет ли он доверять после этого Валерке? Вот вопрос!
***
Веруня пришла, когда Угрюмый дремал в теплой ванне. Она зашла к нему и чмокнула в мокрый нос.
-Привет, мачо!
-Привет, красотка!
-Вылезай давай, расскажу тебе где была.- Веруня смотрела на него и улыбалась с довольным гордым видом.
-Неужто картину нашла?- спросил Угрюмый вылезая, из ванны.
-Нууу….почти! – выходя из ванной, сказала Вера.
Он взял с полки полотенце, вытерся, достал из шкафчика махровый халат, сунул ноги в шлепки и вышел вслед за женой. Вера пошла на кухню готовить обед. Угрюмый плеснул себе выпить и направился со стаканом к Вере.
-Ну, рассказывай. Где была?- сказал Олег и присел на стул.
-Я ездила к знакомому художнику. Абрамцев…помнишь его?
Угрюмый пожал плечами.
-Ну такой….Лысый в очках….Ну не важно. Короче, я взяла фото той картины, которая пропала…
-Не пропала! – перебил ее Угрюмый – А Валера про… просрал!
Он попытался смягчить ругательство. Вера обернулась и строго на него посмотрела.
-Олег, может хватит материться?
-Может и хватит… – немного смутившись ответил он.
-Правда, Олег, прекращай так себя вести!
-Хорошо. Давай дальше.
-Так вот, я взяла фото с собой, показала Абрамцеву и попросила сделать копию. И он согласился!
-Сколько денег?
-Обижаааешь! – улыбнулась Вера. – никаких денег!
-Натурой?
-Дурак! – она отвернулась к плите.
Угрюмый улыбнулся, поднялся со стула и попытался обнять жену. Вера дернула плечом, скидывая его руку.
-Ладно малыш, не обижайся! – сказал ей на ухо и поцеловал в щеку. – Когда он нарисует?
-Напишет! – поправила Вера. – Сказал за три дня.
Угрюмый вздохнул.
-Ну хоть, что-то…Знаешь, меня другое больше напрягает! Что это за цирк с видео? Что это за «театр одного актера» в исполнении Валеры? Уж от кого от кого, а от него вообще не ожидал. Абсолютно нормальный мужик без закидонов… Я сильно сомневаюсь, что он способен был сам такое придумать.
-Я не знаю…Может его показать Ивану Николаевичу? Может у него депрессия долгая была, а мы не замечали и теперь, она вылилась в психоз?
В голове Угрюмого пронеслась картина пьяного довольного смеющегося Валеры, когда он хохотал над анекдотом, рассказанным им же самим. Это было буквально две недели назад.
-Нет. Это вряд ли…- уверенно произнес он.
-Ну тогда не знаю. Но Мальцеву, все равно его надо показать.- настаивала Вера.
-Да. Надо. Только, пожалуйста, Вер, займись этим сама. Тяжело мне будет убеждать Валеру, на полном серьезе, сходить к психиатру…
Вера согласилась.
После обеда она позвонила Ивану Николаевичу и договорилась привезти к нему на прием Валеру. Затем позвонила и сказала Валере, чтобы он ничего не планировал на завтра, и она за ним заедет утром. После этого она быстро собралась и убежала по каким-то рабочим делам.
Угрюмый открыл ноутбук. Пока грузился ноут, позвонил Чемберлен. Нет! Не покойный лидер консервативной партии Великобритании, как мог подумать читатель. А обычный БОМЖ с московской городской свалки. Длинный, рыжий, с культей вместо правой кисти. В миру его звали Андрей.
-Здорово, Угрюмый! – прохрипел он своим низким сиплым голосом в трубку.
-Привет, Андрюх!- Олег встал, подошел с трубкой к бару и стал наливать себе очередную порцию виски.
-Как сам?
-Да «как сала килограмм»! Чего хотел?
Чемберлен хохотнул.
-Слышь-ка, тут шкаф старинный притаранили…Нужен?
-Чо за шкаф?- Угрюмый отхлебнул виски и подумал, что алкоголя на сегодня пожалуй хватит.
-Я блядь откуда знаю! Нормальный такой…в финтифлюшках, как ты любишь! И состояние нормальное такое…Мне ж его, сам понимаешь, в каминный зал уже ж не поставить…и так все оленьими головами да статУями забито!- Чемберлен «заржал аки конь».
-Ладно, остряк, пришлю к тебе Тагира, он заберет. Я посмотрю, рассчитаемся как всегда, после реализации.
Тагир – татарин, тоже бывший БОМЖ, которого Олег взял к себе водителем на Газель.
-Добро! Тока пусть водяры нормальной ящик купит!
-Да ща тебе ящик! Два пузыря привезет и ша…
-Ну хоть три!!! – попросил Чемберлен.
-Хрен с тобой!
Они попрощались и Угрюмый сразу перезвонил Тагиру.
-Привет, Тагир!
-Здоров!
-Скатай к Чемберлену. Там вроде шкаф старинный надо забрать. Оттарань его в мастерскую, пусть Тимофеич глянет.
-Не вопрос!
-Да, и купи водку! Три бутылки. Отдай Андрюхе Чемберлену.
-Хер ему, а не водку!
-Не забудь!
-Лааадно.
-Набери потом!
-Добро.
Угрюмый закончил разговор и сел к ноутбуку. Скайп был включен, а с экрана смотрел Андрей Сергеевич Модей.

  Обсудить на форуме