Механики. Часть 22.

Новый, 0012 год мы встретили великолепно. Да и тут дела у нас пошли после возвращения из Венеца тоже не плохо. Но, наверное, стоит рассказать обо всём по порядку. Для этого, пока у меня ещё свежи воспоминания о последней неделе перед новым годом, я постараюсь вспомнить и рассказать, как и что было. Итак, поехали.

После того, как мы спасли Грача и часть его команды, побились с баскетболистами и взорвали на хрен их здание вместе с лагерем, Митяй пристрелил папуаса, сильно уменьшили поголовье этих самых баскетболистов, а Няма отжал у одного из них дубину, вернулись в Венец. По дороге рассказали Грачу про дела, которые мы натворили у них в фортах, потом увидели счастливое воссоединение семьи, короче – зависли мы там на пару дней. Грач оказался классным мужиком, он упёрся рогом и заставил-таки нас задержаться у них в Венеце. Одна баржа с детьми и некоторыми мамашами уже ушла к нам в Таус для переселения на постоянное место жительства. По докладу от ребят, всё прошло благополучно, дошли до Речного без проблем, даже стрелять по змеям не пришлось. Уж не знаю, как их встретили у нас в городе, но думаю, что девчонки не подкачали. На все мои увещевания, что нам надо домой, что нас там ждут, что до нового года осталось меньше недели, меня слали лесом. Ну не совсем прям лесом, но глядя, на Тумана и других ребят, которые находились под хорошим таким градусом, я понимал, что все мои приказы и просьбы они игнорируют и им всё равно. Хоть кол на голове теши. С другой стороны, Тумана я понимал, всё-таки встретить старого боевого товарища, с которым прошли огонь, воду и медные трубы многого стоит. Да и отдохнуть не мешает. Я конечно попытался им сказать, типа поплыли к нам, там и оторвётесь, но в ответ слышал только «Зачем? У нас тут всё есть».
Короче, ушли мы в штопор. Пили, ели, ловили змей, кажется, что-то взорвали. Ну а дальше… Дальше было ещё веселее. Уж не знаю, как их нашли, но у местных оказались муж с женой, в той жизни они были художниками, занимались нанесением рисунков на тела, так называемый Боди-Арт. Желающих было хоть отбавляй. А когда Маленький с Большим всё-таки влили в Ватари спиртного больше его нормы, и он, раздевшись, показал всем свои наколки, все захотели себе рисунки на тела тоже. Вот и эти художники стали рисовать у желающих на телах. Краски какие-то нашли. Откуда? Скорее всего тут из чего-то сделали, коры деревьев там или ещё чё. И должен признать, что рисовать они умеют, пацаны раздевались до трусов и наносили на тело рисунок. Были как и размашистые рисунки, так и на половину тела, но более мелкие и красивые. Те татуированные рокеры, с которыми мы бились в их оазисе, по сравнению с этими рисунками были детьми.
И фантазия у художников этих работала будь здоров! Помните у Мадонны был такой клип, Frozen? Там у неё на руках был нанесён мелкий рисунок. Кстати песня обалденная. Вот что-то типа таких наносили на тела, и должен признать, что было очень красиво. Большому, например, нарисовали через всю его грудь с заходом на шею. Ивану Мэру, жена этого художника наоборот нанесла рисунок от левой щеки вниз к правому боку и немного другой тематики. Вроде какие-то хаотичные квадратики с треугольниками, но как-то прикольно смотрится всё. Полукеду просто нанесли полоски краски на лицо, но с какими-то завитушками. В общем, эти художники теперь будут работать у нас и разрисовывать наружные стены всех ангаров в сервисе. Работы непочатый край, ведь у нас разрисовано только всё внутри, снаружи-то обычный серый цвет железа. А они наверняка внесут какое-нибудь оживление.
Через два дня всё-таки решили отправляться назад. Хватит, дел вагон, да и очень хочется узнать, как там у нас в Таусе обстоят дела. Вернувшись в Речной, увидели встречающих нас на причале наших женщин. А мы-то с бодунища, все помятые, заросшие, но довольные. Правильно говорят: две женщины это базар, три это уже рынок. А наших было больше 15 штук, каждая схватила своего мужика, погрузила тушку в машину, и мы поехали по домам, только не в Таус, а в Новый, дома-то свои все уже практически достроили. Светка мне так и сказала, мол ничего страшного без тебя в Таусе не случится, хватит воевать, стрелять, бегать и плавать кого-то спасать, отдохни сам и займись мной, а делами займешься после Нового года. В общем, 4 оставшихся дня мы купались, ели, спали, ходили друг к другу в гости, но пили очень мало, можно сказать, что совсем не пили. Я отоспался, наелся, со Светкой, ну вы поняли. Мини-отпуск такой получился. И самое поразительное то, что за эти дни ко мне никто не лез с делами, вопросами, предложениями, я просто наслаждался жизнью. Я так подозреваю, что это Света накрутила всем хвосты, сказала, чтобы меня оставила в покое, а судя по тому, что рядом постоянно были Васьки, Туман и ещё несколько ребят, их женщины тоже встали в позы и разогнали на хрен всех тех, кто хотел задать нам какие-то вопросы. Так мы и тусили одной большой компанией, передвигаясь с места на место. То в Речной на водных мотоциклах кататься ездили, то рыбу ловили и устраивали пикник на берегу, то в пещере Митяя закатили вечеринку, то на наше озеро Аватар ездили купаться. 29 декабря я уже устал отдыхать. Всё-таки за то время, что я тут, привык как-то, что вечно в движении, что-то решаешь, с кем-то договариваешься, прыгаешь, бегаешь, куда-то едешь или плывешь, а тут уже больше недели ничего не делаю. На все мои вопросы как дела и что там у нас происходит, получал один ответ: потом, после нового года всё узнаешь. Вокруг нас наши женщины образовали вакуум, мы не получали никакой информации. С одной стороны, такая забота, конечно, была приятна, а с другой, я как-то дёргаться начал. Видимо Света это поняла и со мной на связь вышел Георгич, который сказал, что всё путём, чтобы я не переживал и тут же отключился.
Выехали из Речного уже вечером. Проехав блокпост, заправку, выехали на дорогу, ведущую в Таус. Пока ехали, я обратил внимание, что некоторые её участки были проложены чуть в стороне и стали более прямые. Объяснил всё Большой. Они решили добавить несколько километров дороги, но сделать шоссе прямее, что бы в дальнейшем закатать это всё в асфальт и можно было выжимать всё из машин на этих самых прямых. Со слов Большого, теперь от Тауса до Нового оазиса 101 километр. Несколько десятков километров в самом Новом уже были покрыты асфальтом, по ним мы проехались. Но лиан пока было мало, вся основная часть уходила в сам Таус и на дорогу в сторону Киженя.
30 декабря поздно вечером мы вернулись в Таус. Как же я соскучился по этому городу, по сервису, ребятам всем! И город я не узнал, да никто из тех, кто был в этой нашей разведки, его не узнал. Ещё при въезде в город в глаза бросились несколько установленных сотовых вышек, а уж про зелень, которая теперь была везде, вообще отдельный разговор. Везде трава, кусты, растущие деревья и целые аллеи. Была куча народу, которые занимались поливкой этой зелени. Город изменился до неузнаваемости. Если раньше при въезде в город мы ехали так же по песку, поднимая кучу пыли за машинами, то теперь на дорогах был асфальт, а вдоль них росли где деревья, а где аккуратно подстриженные кустарники и их было много.
Во дворах домов, которые мы проезжали, видели людей, которые сидели на травке и занимались кто чтением, кто просто лежал, кто играл во что либо, детишки носились вокруг кустов, детские площадки облагорожены и находятся в теньке деревьев. Под многими деревьями установлены лавочки и трава, везде трава. Я даже несколько газонокосильщиков видел. Теперь всё это напоминало не построенный город посередине пустыни, к виду которого мы привыкли, а обычный Российский город в средней полосе России в разгар лета. Асфальт, который поливают из шлангов, травка, кустики и деревья и этого всего очень много. Честно говоря, я был под сильным впечатлением от произошедших тут изменений. А асфальт! О, это отдельная песня. В Новом оазисе мы как-то не успели раскусить всю прелесть твёрдого покрытия, мало там его ещё слишком. Зато тут закатали уже большую часть города в этот самый асфальт. И ехать по нему истинное удовольствие. Самый хороший показатель того, что асфальт в городе нужен, это вид на примыкающие к дороге здания и сооружения. Если раньше, проезжая по дорогам города, ты волей не волей машиной поднимал пыль и она оседала на фасадах зданий, то в данный момент все эти самые фасады были отмыты и на них было минимум пыли. Нет, она, конечно, была, но не в таком количестве как было раньше. А машины? Раньше тоже все пыльные, а тогда мы в первый раз увидели большое количество чистых автомобилей и людей, которые ехали в них с открытыми окнами. Пусть и жарко, но люди начали ездить с открытыми окнами, народ наслаждается асфальтом и тем, что нет песка и пыли. По просёлочной дороге каждый из нас когда-либо ездил. Вот там, когда проезжают несколько машин подряд, не то что ничего не видно, дышать нечем, шлейф такой, что видимость ноль. Вот так и в Таусе было, зато теперь асфальт и вдоль дороги кусты и деревья. У меня было огромное желание прыгнуть в тачку и поехать посмотреть, что там сделали с железкой, сколько асфальтированной дороги уже положили, но я понимал, что если я сейчас сорвусь, то меня это захлестнёт с головой. Пришлось, скрипнув зубами, оставить это всё на потом. Хотя желание было очень большое.
Завтра 31 декабря, особо времени на какие-либо дела уже нет. Успел узнать кое-какие новости и всё, уже полночь. Но положительных эмоций было хоть отбавляй. Оказывается, по меркам, которые у нас снимали для шитья формы, местные портные сшили нам костюмы, шикарные я бы сказал костюмы. Вот я и крутился в нём перед зеркалом около часа. Уж очень сильно я отвык от такой одежды за время нахождения в этом мире. Да и судя по ребятам, у них были такие же ощущения. Девушки наши заказали себе платья, завтра весь день прихорашиваться будут походу. У меня даже не было времени осмотреть сервис и начальный этап строительства офиса и паркинга, как-то закрутилось-завертелось всё с немыслимой быстротой. Я ещё тогда подумал, что всем этим я буду заниматься уже после нового года.
А 31 декабря приехал Георгич с каким-то парнем и привёз нам кучу новых сотовых телефонов. Всё, теперь у нас есть телефоны. Тут мы вообще все были на седьмом небе от счастья. Я выбрал себе такую же спортивную модель, как тогда видел у Марка в оазисе с птицами. Можно было выбрать и айфон, но как-то с моим стилем жизни я побоялся, что айфон долго не проживёт, нежные они очень, а этот спортивный телефон кидай, роняй, ничего ему не будет. Да и ребята себе все такие же взяли. Короче, на полдня мы с этими телефонами зависли, звоня друг другу и обменивались номерами. Потом пришли наши девчонки и нас всех разогнали, типа до нового года осталось полдня, а мы тут как дети сидим названием друг другу.
В течение дня подтянулись наши пацаны. Приехал Санта из Киженя, Страйк, Селя, профессора, дядя Паша, Степановну с её мужичком позвали. Короче народу было очень много. Пока обменивались приветствиями, рукопожатиями, делились впечатлениями от произошедших изменений с городом и последними новостями, наступил вечер.
Собрались и поехали в байкер клуб, там же мы встречаем новый год. Приехав в клуб и припарковавшись около него, я в очередной раз снял шляпу от того, что эти самые байкеры сделали из старого здания.

Глава 3.

Я вылез из лексуса и долго стоял, рассматривая само здание, прилегающую к нему территорию и то, что эти психи на мотоциклах во главе с Туманом накрутили и построили. На фасаде здания весела огромная вывеска «888» уж не знаю, почему они его так назвали, дело их, но она была неоновой и нереально большого размера. По бокам от входа на высоте в пару метров были установлены факелы, которые я видел у этих недоделанных рокеров-индейцев в их оазисе. Туман говорил, что они их сразу упёрли оттуда. И вот эти факелы образовывали этакий коридор метров в 20, который вёл к центральному входу. Факелы по одному выкидывали вверх пламя. Приехали-то мы уже вечером, когда стемнело, дамы наши собирались всё, красоту наводили. Так вот, факелы, вывеска, сам низ и верх этого здания тоже в неоновой подсветке и всё это буквально завораживало. Справа была стоянка для мотоциклов, слева для машин и народу было очень много. Потом было торжественное открытие, перерезание ленточки, Туман с какими-то пузатыми мужиками, одетыми в кожаные штаны и жилетки на голое тело, сначала толкнули речь, а потом перерезали эту самую ленточку. Честно говоря, я в костюме чувствовал себя как лох.
А вот когда мы всей этой толпой вошли внутрь, я вообще охренел. Шик, блеск, красота. Огромная барная стойка, по бокам крепления для танцовщиц, большой танцпол, мягкие кожаные диваны, на стенах в огромном зале висят мотоциклы, двигатели от них, колёса, цепи. С левого бока большая сцена с шестами для танцовщиц. Девушки-официантки были одеты в охрененные облегающие костюмы с вырезами, которые идеально облегали их фигуры, и эти самые вырезы чуть-чуть, но показывали их впуклости и выпуклости.
Столы буквально ломились от яств и напитков, было много официантов, Армен носился как в жопу ужаленный, гоняя персонал. Играла музыка, ди-джей крутил музон, ведущий развлекал всех, пока народ рассаживался по своим местам. А потом на сцену снова вышел Туман, уже в идеальном костюме тройке, снова толкнул речь, говорил долго, но все с огромным интересом его слушали. Он рассказывал, как они тут всё ремонтировали, как спорили, как набирали персонал, доставали то или иное оборудование. Как некоторые байкеры втихушку ездили на свой страх и риск в облако на склады и таскали оттуда электронику и тут её уже переделывали под свои нужды. В общем я понял одно, эти самые байкеры вложили всю душу в этот бар, клуб, не знаю как назвать.
А потом вышли танцовщицы, стриптизёрши. Зал замер, девочки такие выкрутасы на шестах выдавали, идеальные движения, идеально подобранная музыка, светомузыка, само освещение. После первого танца, зал грохнул, хорошо, что оружия ни у кого не было, а то бы в потолок точно палить начали. Я конечно был на стриптизе в той жизни, но тут девочки были абсолютно не хуже, а скорее всего и лучше. Даже моя Светка и то свистела им, засунув пальцы в рот. Честно говоря, я офигел, когда увидел её способности. Стриптизёрши сменяли другу друга, потом ведущий отправил их отдыхать, а всем гостям предложил перекусить. Куда там перекусить, в установленные небольшие клетки и на собранные мостики вышли другие девочки, разодетые и разукрашенные как индейцы, как на карнавалах в Рио, какая еда? О чём вы? И вот они стали танцевать в такт музыке, ди-джей ставил то медленную, то быструю музыку. Судя по танцовщицам, ставил им это все довольно-таки хороший хореограф, так как они двигались совершенно синхронно, несмотря на то, что находились в разных концах зала. Сколько же их гоняли так? Туман сидел как босс на центральном месте, раскинув руки, улыбка до ушей, разве что слюни не пускал от удовольствия. Мы весь вечер поздравляли и хвалили и его, и всех тех, кто приложил руку к созданию всего этого.
Потом к нам за стол пришёл Туман и сказал, что у них есть ещё одна фишка и показал на часы, вернее на большое табло, на котором были изображены часы, а внизу бежала строка. «Максимум через 4 минуты» и тикали часики. На все наши вопросы, что это за максимум он сказал: «Ждите, всё увидите сами».
Ровно за 15 секунд до начала этого Максимума слово взял ведущий и быстро сказал, что сейчас нам покажут всю мощь колонок, которые установлены в этом баре. И так будет каждый час всегда, на 10 минут будет на максимум включаться музыка. Я конечно ожидал что будет громко, но что будет так!
Короче официанты быстро перед колонками поставили несколько стаканов и бокалов с водой. И ровно в назначенное время ди-джей врубил всю эту шарманку на полняк. И вот тут я снова охренел от звука. Многие просто заткнули уши. У меня возникло ощущение, что мне пару колонок вместе с сабвуфером засунули в задницу и включили. Бокалы тут же лопнули и их унесло воздухом, который прокачивали через себя колонки. Я орал Светке на ухо в упор, она меня не слышала. Столы прыгали, басы долбили, музыка орала. Все были уже достаточно сильно разогреты спиртным. Помните на гонках включали музыку из Блейда, вот тут её врубили снова. Короче всё вывалили на танцпол танцевать. Вспышки, стробоскопы, моргающие лампочки, светящие прожекторы, девочки в своих клетках бьются в экстазе. Мля, это был полный отрыв. И никто не вышел из зала, никто не убежал, зажав уши руками. Зато несколько человек, которые к этому времени уже хорошенько набрались и спали за столом, очнулись и стали отжигать прям за столами. Полукед, Ватари, Иван Мэр, Марк, Ирка Большого, Васьки, я, Светка, да все, короче, мы так орали! Ну как орали, я видел, как народ открывает рот и на шее у многих надуваются жилы, но музон был громче. Пипец, было весело. Уже и новый год никакой не нужен. Хотя нет, нужен.
10 минут прошло, и на сцену вышел Дед Мороз, а с ним Снегурки, аппетитные я должен сказать Снегурки. Светка снова свистела. Потом были конкурсы, призы, смех и подарки. Ну, а потом куранты пробили 12, и всё понеслось по новой – стриптиз, танцы, 10 минут максимум звука. Затем на сцену вытащили огромный вентилятор и на него стали сыпать конфетти. В зале пошел снег из этого самого конфетти.
В общем, это была самая крутая встреча нового года в моей жизни. Я даже не помню, когда так отрывался в последний раз. А потом наши девочки переодели свои красивые вечерние платья и оделись в более удобную и лёгкую одежду. Ну и мы тоже скинули с себя галстуки, пиджаки и снова танцы, музыка, поздравления, салют на улице. Снова стриптиз и всё по кругу. Было круто, очень круто. Я даже и представить не мог, что во мне, да и не только во мне, столько энергии и я способен отжигать в таком темпе несколько часов подряд. Потом ближе к 3 утра в этих клетках вместо танцовщиц танцевали Слива с Клёпой, потом к ним присоединился Полукед, Колючий полез на шест, Апрель с Кротом танцевали прям на барной стойке. Моя Светка с другими девчонками быстро переоделись в костюмы этих самых снегурок и зажигали на стойке, шестах, клетках, в общем, все в прямом смысле слова отрывались на полную. Да уж, встреча нового года удалась на славу.
Ах да, охрана. Туман набрал из своих бойцов несколько вышибал, и они тут же утаскивали из зала тех, кто пробовал бузить или лез драться. Ребята молодцы, всё было вежливо и культурно, они просто без слов били в дыню и утаскивали бузотёров куда-то в подсобку или ещё куда. Все конфликты гасились сразу. Около входа дежурили наши такси, развозили народ по домам. Бар у наших рокеров получился просто сумасшедший. Думаю, что посещаемость ему обеспечена теперь всегда.
И самое главное. Некая команда, которая как мы решила покататься вокруг Тауса и поискать чего-нибудь интересное, нашли оазис, зимний. Снега там, говорят, завались, горы, большое замёрзшее озеро. Именно об этом мне говорил Георгич в клубе «888» когда Света потащила меня за стол. На мой вопрос, почему он не сказал мне об это раньше, Георгич ответил, что его Света со свету бы сжила. Она очень просила не трогать меня несколько дней перед Новым годом. Поэтому все и молчали, хотя об этом оазисе и так всего несколько человек знают. Как только мне Георгич сказал о нём, у меня в голове тут же возникло тысяча вопросов, но видимо не судьба, Новый год, знаете ли. Теперь я понимаю, что правильно сделали, что не сказали, иначе мы бы точно сорвались в него. Снег! Замёрзшее озеро! Горы! Блин. Лыжи, сноуборд, снежки, гонки по льду. Да там так отдохнуть можно! Я даже в шалаше готов ночевать. Уж очень я соскучился по снегу. А сколько таких как я тут? Ох, ребята и молодцы, кто его нашёл. Интересно, где он? Как мы его проворонили? Оставим это на первое января. А потом меня унесло в пучину веселья и стало как-то не до зимнего оазиса.

Глава 4.

– Доброе утро, мой любимый мужчина! – заметив, что я проснулся, прижалась ко мне и сказала Света 1 января 0012 года.
Вчера, вернее уже сегодня мы хорошо так отожгли.
– Доброе, – улыбнулся я, тыкаясь, своим лицом в её волосы, – сколько время?
– Почти час дня. Вставать будем? Или ещё поваляемся?
– Давай ещё поваляемся. Только водички бы хлебнуть.
– Голова бо-бо? – она протянула руку с кровати и вытащила из-за неё бутылку воды. – Держи.
– О, спасибо. Голова вроде не болит, – я легонько потряс ей, – хотя вчера и выпили много, и орали как психи какие. А танцы-то какие были.
– Не то слово! – расхохоталась в ответ Света, поглаживая меня рукой по груди, – будет что вспомнить.
– Хочу сказать тебе спасибо милая, что разогнала всех от меня и дала мне несколько дней отдыха. Умничка моя. А то бы меня с ребятами по возвращению из Венеца сразу бы дела захлестнули.
– Мы тоже так с девочками подумали, – сказала Света и села напротив меня на кровати. Покрывало слезло с её тела, волосы распустились. Красивая она, всё-таки, у меня. Вон, сидит глазками стреляет. – Всем девчонкам надоело, что вы вечно где-то пропадаете и стреляете. Да и гибнут ребята у вас. Мы все понимаем, что вы мужики такие и от этого никуда не деться. Но нам тоже надо время уделять – Света надула губки и посмотрела на меня, – а то мы без мужской ласки совсем одичаем. Вот будешь много ездить где-то, начну на других мужиков заглядываться.
– Ага, заглядываться она будет. У меня вон шпион есть, – кивнул я на лежащего на коврике Булата. – Странно, что он не подходит к нам.
– Да он вчера с Кайтой от пуза наелся, и эти кошки ребят тоже с ними были. Им поварихи наши столько еды наложили перед нашим отъездом в клуб, я уж думала, что они лопнут от её количества. Вот и лежит, дрыхнет до сих пор.
Булат словно понял, что разговаривают о нём, поднял голову, посмотрел на нас, зевнул и, снова положив голову, закрыл глаза.
Навалявшись и нанежившись в постели, через час мы со Светой, уже свежие после душа и одевшиеся, пришли в столовую. Там сидели многие наши ребята со своими девчонками. За обедом, а время уже как раз было обеденное, весело поржали, вспоминая, кто как вчера отжигал. Туман предложил в шутку Сливе с Клёпой устроиться к ним в клуб стриптизёрами, больно лихо они вчера отплясывали в клетках для танцовщиц.
– Пойду я с Туманом поговорю, – потихоньку на ушко сказал я Свете. – Валер на пару слов, – позвал я его, – пошли в беседку, потрещим.
На улице было тихо, я имею в виду людей не было и такой уже привычный шум отсутствовал полностью. Все грузовики, автовозы, платформы и фуры стояли без движения. Никто из механиков никуда ничего не тащил, не слышались звуки болгарок, молотков. Посмотрев на ангары, я увидел, что там и свет то не горит. Зато сбоку на них уже виднелись установленные огромные короба промышленных кондиционеров. Установили-таки ребята, молодцы, теперь внутри будут прекрасные комфортные условия. А вот навесы, под которые сгружали машины из облака, были полупустые, нет, там конечно виднелось некое количество различных битых автомобилей, но, по сравнению с тем, что тут было раньше, это очень мало. И что-то я не вижу машины из облака разборки. Н-да, быстро переработали машины.
Но больше всего мне понравилось вот что. Тех художников из Венеца, мужа с женой, их уже давно перевезли сюда к нам. И они плотненько занялись разрисовыванием ангаров. В данный момент они закончили с двумя. Уж не знаю, кто подал им идею, но на воротах двух ангаров были нарисованы передки машин. Ауди и БМВ. И должен признать, что рисунки были супер. Мне очень понравилось. Я даже подошёл поближе, рассматривая их. Все, кто эти рисунки видел, были в полном восторге. Представляю, как удивятся работники сервиса, когда завтра приедут на работу. А тачки действительно смотрятся круто. Так со временем глядишь, они все ангары нам разрисуют. А что? Мне очень нравится. Пусть лучше с наружи на стенах красивые картинки будут, чем обычные стены. Внутри то уже всё разрисовали. Потом мне Игорь показал ещё два рисунка, которые будут на воротах, Мерседес и Ленд Ровер, тоже красивые.

Ауди на воротах

Мерседес на воротах, который будет нарисован.

Ленд Ровер на воротах, который будет нарисован.

– У нас выходные-то сколько? – спросил я у Тумана, когда мы пришли и расположились в теньке беседке. Вокруг неё теперь росли деревья и, несмотря на обеденное время, был хороший такой тенёк, солнце не жарило как обычно. Да и травка вон тоже была.
– 3 числа всем на работу – ответил Туман, – два дня всем выходные дали.
– Ну и хорошо. Дел полно.
Тут же прибежал Булат и лёг рядом со мной. Посмотрев на выход из столовой, я увидел, как оттуда вышли некоторые из наших ребят. Вон Васьки вышли, Страйк, Селя, их кошки и Кайта. Девчонки, весело переговариваясь о чём-то, пошли куда-то в сторону наших жилых зданий, которые были построены нами на территории сервиса, а ребята, весело и оживленно что-то обсуждая, направились во вторую беседку, таща с собой графины с холодным соком.
– Ты мне вот что скажи, – обратился я Туману, – что по поводу Грача решил? И наверняка же у него ещё пацаны есть, которых ты к нам возьмёшь, – сказав это я увидел, как на территорию сервиса заехал чёрный Мерседес Георгича и я тут же вспомнил про его слова о зимнем оазисе.
– Я как раз с тобой хотел по этому поводу посоветоваться, – ответил мне Туман. – Мы растём в геометрической прогрессии. Охраны нужно всё больше и больше, нужен контроль.
– Ты его безопасником что ли хочешь сделать?
– Нет, наоборот. Я хочу поставить его на своё место. Пусть он занимается обучением бойцов и поездками в облако за тачками.
– Так он же там не был ни разу, – удивился я, – как он будет за машинами ездить? Да и ребята его, скорее всего, всерьёз воспринимать не будут.
– Недельку-две я с ним покатаюсь. Введу его в курс дела, расскажу, как и что. Опыта и умений у него в военном деле не занимать. Что такое дисциплина и ответственность он знает. Пусть занимается доставкой машин, набором ребят, их обучением и вооружением. В общем, всем тем, чем занимался я.
– Я так понимаю, ты в нём уверен на все сто.
– Уверен, Сань, – ответил Туман, посмотрев на сидящих наших ребят и подходящего к ним Георгича. – Ты сам видел, как он себя вёл в бою с этими длинными. Не стушевался, ничего.
– Не спорю, – кивнул я, – бился хорошо. А сам ты хочешь возглавить всю нашу безопасность? – я улыбнулся и посмотрел на него. – Заправки, гостиницы, оазисы, Речной, Венец.
– Да, если ты не против.
– Не против, – ответил я. – Всё к этому и шло. Давай Валер, организовывай и делай. Только меня в курсе держи.
– Не помешаю? – услышали мы голос и, повернув головы, увидели подошедших к нам Георгича и Ивана Мэра. Следом за ними из одного из ангаров вышли Игорь со Славкой и так же направились к нам.
– Ну всё Саня, – засмеялся Туман, – понеслись дела. Спокойное время у тебя кончилось.
– Да уж, – потёр я свои щёки руками.
– У нас тоже дело к тебе есть, – радостно крикнул Игорь.
– Пошли в кабинет тогда ко мне что ли, – обречённо выдохнул я, – там и поговорим.
– Саш, у нас быстро, – подал голос Иван Мэр.
– Идите мужики все ко мне, – крикнул я ребятам, – сейчас подойду.
Все развернулись и пошли ко мне в кабинет.
– Мы завтра домой к себе поедем – сказал Иван, когда мы остались втроём, я, он и Марк. – Спасибо за прекрасно проведённое время с вами. Спасибо за адреналин и встряску.
– Жаль только, что Топа погиб, – вздохнул Марк.
– Такова жизнь, – ответил ему Иван. – Нас всех предупреждали, на что мы подписываемся.
– Вы к нам приедете хоть ещё? – спросил я, стараясь быстро соскочить с этих воспоминаний.
– Конечно! – улыбнулся Иван. – Наши рожи ты будешь видеть постоянно. Нам ваш Мэр участок земли за городом выделил и мы там сейчас конюшню и загон строим для наших лошадей. Рабочие от нас приехали, занимаются как раз этим. Плюс заправка, магазин и ещё одну конюшню три дня назад начали строить в вашем Новом оазисе.
– Молодцы! – искренне обрадовался я такой информации. – От ваших лошадей все без ума будут. Кареты и эти рыцарские доспехи тоже продавать будете?
– Конечно, обязательно найдутся любители всего этого.
– Я бы себе прикупил лошадку вашу с удовольствием, только как за ней ухаживать я не в курсе.
– Вот для этого мы и строим большие конюшни, – улыбнулся Иван. – И покататься можно, и под присмотром профессиональных конюхов они там будут. Будет частное крыло с лошадьми.
– Круто! Давайте стройте быстрее и лошадей своих привозите, тут все уже знают про ваших красавиц, ждут не дождутся.
– Всё будет, Саш, – заверил меня Иван, – потерпите недельки две три.
– Санта с вами едет? – спросил я.
– Да, – кивнул Марк. – И плюс ещё два чёрных плаща ваши механики нам сделали. Завтра как раз погоним их к нам. У вас тут такие запросы по технике и оборудованию, что наши торгаши там у нас, – он кивнул головой в бок, – за голову все схватились от количества заказов.
– Одиночки уже начали ездить к нам в город, – поддержал его Иван. – На двух-трёх машинах приезжают, покупают, грузятся и назад. Торговля пошла, и пошла просто великолепно.
– Ну, мы этого с вами и хотели, – сказал я.
– Это точно, – подтвердил Иван. – Сотовую тут у вас наладили. В Таусе, я имею в виду. Оборудование всё Апрель привез. Сейчас ваши пацаны, – Иван замолчал на пару секунд, вспоминая имена ребят, – Туча и Вольт кажется.
– Есть такие у нас спецы, – кивнул я.
– Вот они со своими бригадами занимаются установкой этого оборудования в оазисах. Неделя-полторы, и будет у вас сетка сотовой связи везде. А потом уже и до Киженя дотянемся. Сейчас уже можно по рации связаться. Есть у нас такие станции, настроили уже, всё работает. По инету вашему местному тоже работы ведутся. Только я не знаю кто. Но Колобок вроде сказал, что там мэр ваш бригаду какую организовал, и они теперь сервера ставят, кабель тянут, короче там работы до хрена и больше. Так что, если что, – Иван легонько ткнул меня своим кулаком в плечо, – выходи на связь.
– Договорились. А с железкой что? – спросил я.
– Володя наш остаётся, – ответил Иван, – остальные все большинство наших домой. Они свою миссию выполнили. Володя наш как раз руководит у вас тут строительством железной дороги, так что все вопросы по ней к нему. Номер у тебя есть его?
– Да вроде есть. Если нет, найду у ребят.
– Я ему сказал, – продолжил Иван, – чтобы он тебе всю инфу без утайки давал.
– Спасибо дружище.
– С вас тачки, – напомнил Марк. – Много.
– Кстати мужики! – вспомнил я ещё одно дело, – а как там с дедом этим камикадзе? Ну, который на Москвиче своём ящеров на таран брал. Ему тачку подогнали?
– Нет, откуда? – пожал плечами Иван. – Ты же в разведку ушёл и всё.
– Блин, неудобно-то как. Пообещал при всех и молчок.
– Так мы завтра к себе едем же! – воскликнул Марк. – Давай нам тачку для деда, мы ему её и подарим от тебя.
– Момент. – я взялся рукой за пояс, на котором всегда висела рация, – блин. Где эти директора сервиса? Слива! – заорал я во всё горло. Его я увидел сидящего в беседке. Тот тут же подскочил с места и бегом побежал ко мне.
– Чё? – запыхавшись, спросил он подбежав.
– Игоря найди мне.
– Так он в кабинете у тебя же! – обалдело ответил Слива, – ты же сам их туда на собрание всех отправил.
– Тебе Саня секретарь нужен, – засмеялся Иван, – а то у тебя башка когда-нибудь лопнет от количества дел.
– Секретарь, говоришь? – я задумался, – а что, идея неплохая! Дел бывает действительно много. Спасибо за подсказку. Слива, тащи сюда Игоря.
– А чё его тащить-то? – с довольным видом спросил Слива и вытащил из кармана своих шорт мобильный. – Сделаем звонок другу, – и он стал нажимать на кнопки.
– А твой где? – спросил Марк.
– Млять, в номере оставил.
– Лошара! – заржал Иван.
– Да я откуда знал, что сейчас дел столько навалится? – попытался оправдаться я, – у каждого куча вопросов, – я ещё раз мысленно поблагодарил Свету за то, что дала мне неделю отдохнуть. Эти вопросы никогда, наверное, не кончатся. Меня только в рейдах наших никто не достаёт. А тут вон сбежались все и каждый требует немедленного решения его вопросов и проблем. Через минуту подошёл Иван. Я сказал ему про тачку деду, попрощался с Киженьцами и поплёлся в свой кабинет. Там походу сейчас мы надолго зависнем. Мля, 1 января, да что же такое-то.

Глава 5.

– Ну что, мужики, будете мучить меня? – громко спросил я, входя в свой кабинет. Они уже все сидели за столом, весело что-то обсуждая.
– О, начальство пришло, – громко крикнул Туман.
Пройдя, я уселся за своё место, походу поздоровавшись с Георгичем. Он мне напомнил такого нахохлившегося галчонка. Такой же взъерошенный весь, было видно, что ему тяжеловато после вчерашнего. Как он ещё за руль то сел. Может ему …
– Георгич, может, тебе водителя какого? Ты у нас личность видная. Пусть возит тебя человек.
Ребята в кабинете тут же притихли.
– Водителя? – удивился тот от столь неожиданного предложения.
– Ну да, а почему бы и нет.
– Да, можно. – согласился тот.
– Валер. – обратился я к Туману.
– Понял. – тот же кивнул тот.
– Грач где? – спросил я у Тумана.
– Так это, – растерялся Туман.
– Нет уж Валер, давай его сюда и ребят в курс дела введём. Если мы с тобой так решили, что пусть он тоже теперь на собрания ходит.
– Момент! – обрадовался Туман и пулей выскочил из кабинета.
Пока Туман носился в поисках Грача, я ввёл ребят в курс дела, ну что Грач теперь будет в облако за тачками кататься, а Туман отвечать за всю безопасность ГДЛ. Все горячо поддержали это решение. С Грачом уже большинство наших были знакомы, и многие из сидящих тут вместе с ним уже успели повоевать. Васьки вон так точно. Через пару минут вернулись Грач и Туман. Я ещё раз всем представил его и сказал с подсказками Тумана, что теперь будет входить в его обязанности. Как раз и Игорь вернулся.
– Да, и ещё, мужики, – обратился я уже ко всем, – мне нужен толковый секретарь. Дел становится всё больше, я могу и забыть что-то. Мальчик, девочка всё равно. Главное, чтобы понимал всё с полуслова, толковый и был всегда на связи. Если у кого есть на примете такой человек, прошу мне его прислать, поговорю.
– Есть такие люди! – тут же сказал Георгич.
Все с интересом уставились на него
– В Мэрии работает одна достаточно умная девочка. Думаю, она тебе подойдёт. Там она точно не в своей тарелке сидит.
В кабинете тут же раздались смешки.
– Светка тебе быстро что-нибудь открутит, – улыбаясь сказал Туман.
– Не открутит. – ответил за меня Георгич. – Девушка хороша собой это да, не спорю. Но у неё муж и ребёнок тут, они все вместе сюда провалились. И она, – Георгич задумался, подбирая слова, – она не то что стервозная, она серьёзная.
– И нафига она мне такая нужна? – обалдел я.
– Саш, поверь мне, она тебе подойдёт. Во-первых, она педант, во-вторых, у неё всё всегда по полочкам лежит, в-третьих, с ней ты будешь знать всё, я имею в виду, когда и что у тебя должно быть. В-четвёртых, она неплохой аналитик и не лезет со своими советами, куда её не просят.
– Ладно, Георгич. – согласно кивнул я, – пригласи её ко мне, поговорю с ней. Как её зовут-то? И сколько ей лет?
– Зовут её Татьяна, 29 лет, сыну 8. Муж на каком-то из производств руководителем работает. Хорошие люди и пара прекрасная. Так что все свои смешки, молодые люди, – Георгич обвёл всех сидящих взглядом, – оставьте при себе. Секретарь, это лицо босса и, как правило, от его слаженной работы очень многое зависит. Хороший секретарь-референт должен просчитывать ситуацию в графике своего шефа и чётко выдавать нужную информацию по запросу, причём в любой момент. Плюс грамотно планировать рабочий день и в рабочие часы планировать его встречи и переговоры. Это может быть в том мире у всех вас сложился стереотип о секретарях, этакая безмозглая блондинка, которая целый день отвечает на телефоны и готовит кофе, ну и ещё кое-что делает. Нет, парни, тут всё по-другому. А тебе она понравится Саш.
– Хорошо, – снова сказал я, – ты вот что, Георгич, скажи. Как тут дела с асфальтом и железкой? Что сделали-то уже?
– Это к Андрею лучше. – перевёл Георгич на него стрелки. – Тот Андрей, который отвечает у нас за такси, доставку и продажу гаражей, он там с ребятами постоянно общался.
– Спасибо, Георгич, – поблагодарил его Андрей. – Значит, дела такие. Первое, не знаю, обладаете вы информацией или нет, но Киженьцы завтра едут домой. Тут остаётся только их Владимир, ну который по железке всю инфу нашим передавал. Положили уже за время вашего отсутствия, а это почти три недели, 90 километров железной дороги.
– Нифига себе! – не удержавшись, воскликнул я. – Быстро работают.
– Ну, быстро – не быстро, – продолжил Андрей, – а работы ведутся для нас достаточно неплохо. Большой затык был с началом выпуска рельс и шпал, плюс доставка всего этого. С каждым днём всё дальше и дальше возить всё это приходится. Со стороны Киженя проложили уже почти 200 километров. Так что думаю ещё месяц, и будет железная дорога.
– Круто! – обрадовался Туман. – Я прям сразу себе билет на паровоз куплю.
– Не ты один хочешь прокатиться, – добавил Апрель, – я тоже поеду.
– Напоминаю, – поднял вверх указательный палец Андрей, – что мы взяли на себя обязательства о привидении в божеский вид пассажирских вагонов. Кондеи, кожаные кресла, телевизоры и так далее. Так, кажется, ты Саш хотел?
– Да, хотел, и не отказываюсь от этого. Только вагоны-то у них, сюда мы их не привезём.
– Не привезём. – согласился Андрей. – Значит, надо отправлять людей туда к ним. У них будут свои вагоны, у нас свои.
– А что у нас со строительством сервиса и магазина в Кижене? – спросил я у него. – Ты же наверняка в курсе.
– В курсе, конечно. Дядя Паша там развернулся достаточно неплохо. Нам там выделили неплохой участок земли. Он набрал людей и там сейчас стройка идёт полным ходом. Хорошо, что всё оборудование и материал есть в Кижене, отсюда ничего вести не надо. Примерный срок окончания строительства через две недели.
– Игорь.
– Да. – тут же ответил он мне.
– Тебе задание. Отправь кого-нибудь в Кижень. Наши, вернее вагоны нашего города, наверняка где-то в отстойнике стоят. Пусть думают, что с ними сделать и начинают заниматься их переоборудованием. Расходы все наши. Обязательно пусть учтут, что ехать придётся больше 8 часов и нужен комфорт для пассажиров. Плюс всё это через раскалённую пустыню, значит, охлаждение вагонов должно быть на высоте.
– Большие расходы будут, – тут же сказал Игорь.
– Зато потом, когда нашему городу понадобятся такие же вагоны ещё, а они обязательно понадобятся, то мэрия обратится к нам и тут мы уже получим городской заказ.
– Точно! – согласился Игорь, – люди будут. Свяжусь с дядей Пашей, чтобы он им там жилье подобрал.
– Что по асфальту, Андрюх? – снова спросил я у него.
– По асфальту, значит, ситуация следующая. Сначала говорю то, что сделал город. Положили асфальт везде в нашем Таусе и к близлежащим оазисам вокруг него. За городом проложили шестиполосное шоссе в сторону Киженя. Прошли Хозяйственный, пещеру, камни, где Полукед с девчонками отбивался от животных, вышли на Плато. Общая длина больше двухсот километров.
– Неплохо! – обрадовался я.
– Теперь что сделали мы своими силами с помощью Тумановских бойцов, – продолжил Андрей. – Сделали ответвления от шоссе в сторону Хозяйственного, по три полосы, так как ты и говорил. Ответвление в сторону пещеры, где будет оптовая база. От шоссе до Хозяйственного 11 километров, от шоссе до пещеры 14. Дальше мы же начали делать дорогу от пещеры в сторону нового оазиса. Крот со своими ребятами разведал дорогу, получилось 157 километров. Проложили уже, кажется, около 20 километров. Так же делаем по три полосы в каждую сторону. Технология укладки лиан оказалась простая как две копейки, Киженьцы нам показали. Людей мало, лиан хватает. Были бы люди, начали бы класть дорогу от шоссе в сторону оазиса-Разборки Страйка и самого оазиса с птицами. Ну и от Нового оазиса сюда в Таус.
– Сколько людей надо? – спросил я.
– Сколько? – Андрей задумался. – Если начать заниматься всеми этими дорогами одновременно, то человек 140-150 самое оно будет.
– Риф.
– Тут я, Саш.
– Завтра иди в Венец набирай рабочих и назад. Потом распределите людей, Андрей, с тебя их размещение.
– Понял, сделаю. – кивнули оба.
– Подключи Кузьму с Потеряшкой.
– Само собой! – кивнул Риф.
– Ну, в таком случае пару недель мужики, – улыбнулся Андрей, – и будут у нас везде дороги. Закатаем и Новый оазис и Речной в асфальт.
– В Новом и Речном мы уже сами частично положили асфальт, – буркнул Большой
– Лиан-то хватит? – недоверчиво спросил я.
– Хватит, – ответил Туман за Андрея, – я связывался с заготовкой. Мы же туда ещё людей отправили для усиления перед нашей поездкой на разведку по реке. Вот они там и занимаются их заготовкой. Всё нормально, потерь от птиц нет. Монстр как нельзя кстати оказался. Точно так же и семена они запасают. Лиан очень много приготовили.
– Ну и хорошо! – сказал я. – Ещё вопросы у кого есть?
Обсудив и решив ещё несколько вопросов, ребята уже решили было расходиться.

Глава 6.

– Погодите мужики, – остановил я их, – не расходитесь.
– Саня, на дворе первое января! – взмолился Крот,- Игорь, Слав, Ваня, покажите ему тачку какую-нибудь уже. Пусть он отстанет от нас наконец-то.
Все засмеялись.
– А действительно, Саш, – тут же подключился Игорь, – пошли мы тебе тачку твою покажем.
– Мою?
– Ну да. Восьмёрку твою сделали. Иди хоть тест драйв проведи.
– Во-во! – начали они галдеть поочерёдно.
– И джип сопровождения тебе сделали, – добавил Славка, – такой же, как и был.
– Может, пошли уже? – жалобно спросил Туман.
– Да подождите вы! – снова сказал я
Ребята тяжело вздохнули, но из кресел никто не поднялся.
– Георгич, скажи им про этот оазис? – перевёл я стрелки на более-менее пришедшего в себя нашего чиновника.
– Какой оазис? – посыпались вопросы на Георгича со всех сторон.
– Тихо вы, не галдите! – сморщился он и поднял руки. – Трещите как женщины на рынке со всех сторон.
В кабинете наступила гробовая тишина. Георгич не спеша поднялся со своего места, подошёл к небольшому холодильнику, который был у меня в кабинете, и я охренел, когда его увидел. И достал оттуда бутылку воды.
– Это тут откуда? – хватая воздух как рыба спросил я, показывая на холодильник.
– Так это, – ответил Игорь, ища поддержку у ребят, – привезли из Киженя и поставили. В сервисах тоже теперь и холодильники, и кофейные аппараты.
– Мы аппараты только на наши Лины переделали, – добавил Славка, – хочешь, и тебе можем сюда такой же аппарат поставить.
– Обалдеть просто! – я поднялся со своего места и подошёл к холодильнику, – хочу, конечно. Только мне бесплатно, плиз.
– Завтра будет стоять, – заверил меня Славка.
Холодильник стоял на небольшой тумбочке и его цвет совпадал с цветом мебели. Скорее всего, его просто обклеили плёнкой, чтобы он в глаза не бросался, вот я его и не заметил. Открыв его, я увидел внутри лежащие бутылки с водой и пару пакетов сока. Рядом стоял и пил воду довольный до ушей Георгич.
– Так что за оазис-то? – крикнул Туман.
– Это к нему всё, – ткнул я пальцем в Георгича и, взяв бутылку с водой, вернулся на своё место.
– Через пару дней после того как вы ушли в свою эту разведку по реке, – начал свой рассказ Георгич, – группа ребят, которые решили попытать счастья, отправились в разведку из Тауса. Поехали они куда глаза глядят. Ну и нашли огромный оазис, где снег, горы, замерзшее озеро.
Ребята сидели и молчали, сказать, что эти слова Георгича произвели эффект разорвавшийся бомбы, это ничего не сказать.
– Мы же вокруг Тауса всё объехали! – немного обалдело сказал Крот.
Георгич усмехнулся и спросил у него.
– На каком расстоянии вы всё объехали? Радиус?
– 250 километров где-то.
– Вот, а они нашли его на расстоянии в 260 километров, за облаком.
– Вот же млять! – стукнул кулаком по столу Туман.
– И чё, там прям сразу снег? – спросил Апрель.
– Я точно не знаю, – пожал плечами Георгич, – знаю следующее. При въезде в оазис еще несколько километров пустыня, потом температура начинает понижаться. И понижаться довольно-таки резко. А потом начинается снег, много снега – Георгич усмехнулся, – по пояс и больше. И температура там минус 10 и ниже.
– Обалдеть просто! – выдохнул Апрель. – Я бы с удовольствием на лыжах там побегал. Да и с горки бы покатался.
– А я бы по озеру этому замёрзшему на Эво прокатился бы, – добавил я, – только резина шипованная нужна.
– Как же мы-то его пропустили? – продолжал переживать Туман.
– А зачем он нам, Валер? – спросил я у него. – Сделать там горнолыжный курорт? Ты хоть представляешь, сколько туда бабла ввалить надо? Это вам не в пустыне пару домиков построить. Там с одним отоплением в этих самых домах думать надо, трассы прокатывать, дороги чистить.
– Совершенно верно! – поддержал меня Георгич, – но горнолыжный курорт там будет. Они нашли спонсоров, взяли кредит в банке и теперь завозят туда оборудование и стройматериалы.
– Да им туда техники только сколько надо! – воскликнул Игорь.
– А вот тут они хотят пообщаться с нами, – хитро улыбнулся Георгич. – Им нужны проходимые машины. Мне старший их задавал вопрос, когда они могут приехать и поговорить с вами насчёт тачек.
– А какие-машины-то им нужны? – тут же спросил Игорь.
– Я-то откуда знаю? – ответил Георгич. – Скорее всего, трактора какие или на широких гусеницах техника. В любом случае там снег мужики, и его много, на обычных легковушках и джипах там не проедешь. И тем более не проедешь на грузовиках. Но то, что этот оазис будет пользоваться спросом как горнолыжный курорт, думаю никто не сомневается.
– Ладно, ребята, тут есть к кому обратится, – сказал Игорь – соберут им, я думаю, технику.
– Это точно! – согласился я. – Давай Георгич, пусть они едут к нам, поможем, чем сможем с машинами. Да и, думаю, твоим пацанам, – я кивнул на Игоря, – будет интересно собрать какую-нибудь технику для передвижения по снегу. Таус открыл новое для себя направление – я усмехнулся, – надо поговорить с Иваном Мэром, одежды то зимней у нас тут нет, а у них в Кижене наверняка есть.
– Это точно! – закивали все головами.
– Да там, Сань, много чего сделать можно! – добавил Ваня, – взять ту же резину. Тут у нас все ездят на обычной летней резине. А там на ней ты не покатаешься. Соответственно, нужна будет какая-то площадка, где будут эту самую шипованную резину продавать или давать в прокат и где ты, приехав в этот оазис, сможешь переобуть свой автомобиль. То же самое и с одеждой, и врачи там нужны, всё-таки перепад температуры зверский. Сердечко может заклинить. Да и самочувствие ухудшится. С плюс 35 до минус 10 за пару минут – это не шутка.
– Всё это уже есть, – обрадовал нас Георгич. – Производители шин у них один из спонсоров, и они уже строят там небольшой магазин с шиномонтажом. Также они купили несколько километров лиан. Внутри там сейчас их класть будут, потом от Тауса проложат нормальное шоссе. Туда город хотел войти, но на собрании решили, что это будет частная контора. Туда сейчас много кто полезет деньги вкладывать. Строители, кафе всякие, спасатели горы уже точно полезли разведывать и искать места для горнолыжных трасс. Кажется, уже даже столбы повезли для подъёмников.
– Мы-то туда будем входить? – спросил у меня Туман.
– Нет Валер, – ответил я, – зачем? Нам и тут неплохо. Зимний оазис – это, конечно, хорошо, но не стоит тянуть на себя всё одеяло. Техникой поможем без проблем, а так подождём, пока они там всё построят, и будем ездить туда отдыхать. Когда ребята эти приедут? – спросил я у Георгича.
– Да сейчас позвоню, – он достал из кармана телефон, – и приедут.
– Договорились, и секретаря эту мою тоже пригласи, поговорю с ней. Ещё есть вопросы у кого какие?
Вопросов не было. Ребята стали расходиться, обсуждая на ходу зимний оазис. Всё-таки я был прав, народ очень уж тут у нас соскучился по снегу. Надо будет съездить туда хотя бы посмотреть, что там к чему.

Глава 7.

– Ну, пошли, тачку тебе твою покажем! – весело сказал мне очутившийся рядом Игорь, когда мы все вышли из моего кабинета.
– Пошли, – легко согласился я, предвкушая встречу со своей восьмёркой.
– Ты кстати себе машину-то ещё не выбрал? – спросил у меня Ваня. – Ну на которой по асфальту ездить будешь. Ты вроде говорил, что хочешь быстрый и комфортный автомобиль.
– Там вон вроде на стоянке есть у нас несколько быстрых тачек, – подхватил Игорь, – некоторые из ребят джипы свои скидывают и седаны себе брать хотят.
– И кто, например? – немного удивлённо спросил я, пока мы шли в один из ангаров.
– Туман, я знаю, точно Гелика своего скидывать будет. Он себе присмотрел уже 750 БМВ, хочу, говорит, белую, тонированную, на массивных дисках. Ребята из мастерской ему уже обвес рисуют, тачки, правда, ещё нет. Но думаю, найдут в облаке что-нибудь всё равно.
– Странно, конечно, – задумчиво произнёс я, – у Тумана зарплата позволяет две машины легко иметь. Может, он копит на что? Хотя участок у него есть в новом. Квартиру он сейчас получит. Ладно, дело его. А по тачке, мужики, – я вздохнул, – да не знаю я толком, какую мне тачку надо – мы зашли в ангар, и я почувствовал, что в нём довольно таки свежо, – о, тут прохладненько!
– Конечно, – ответил Ваня, – кондеи поставили, теперь работать можно в комфортных условиях. Ты сам-то что хочешь? – не унимался он. – Ну из машин, я имею в виду? Купешку? Ламбу какую или Феррари?
– Не, такую не хочу. И Ниссан ГТР тоже не хочу. Может быть, – я задумался на пару секунд, – Порш Панамеру например? И тачка неплохая, и мотор мощный и ехать можно на дальняк с комфортом. Как раз между оазисами на ней можно будет быстро передвигаться. Эво для души, на Кадиллаке особо не погоняешь, у Светы ИКС есть, ей самое оно. Восьмёрка просто мечта. А на Порше оттянутся можно будет.
– Прям автопарк развёл! – засмеялся Игорь.
– Ой, а сам-то?! – подколол его Ваня. – Кайен себе кто уже со стоянки подрезал?
– Ну, я, – улыбнулся Игорь и развёл руки в стороны. – На Аванте буду по асфальту между оазисами гонять. В дом к себе в Новый оазис, а на Кайене тут, по Таусу, передвигаться. Хочу его в ярко-бордовый цвет покрасить и в обвес красивый одеть.
– Красивая будет тачка, – кивнул я, представив такой у себя в голове. – Мотор какой?
– 4.8 турбо 520 лошадей. Я его вообще случайно увидел, не знал, что ребята из облака притащили. А тут иду мимо стоянки, смотрю – морда торчит. Подошёл, посмотрел, вроде не сильно битый, задницу ему кто-то снёс, и он ещё правой передней стороной куда-то въехал. Подушки выстрелили. А запчастей у нас валом на такие. Пустынные Порши-то мы делаем, вся начинка снимается и на склад. И жестянка есть и электроника, и панели всякие, короче до хрена чего. Ребята сейчас его восстановлением занимаются.
– А это, я так понимаю, для наших полицейских? – спросил я, останавливаясь и показывая рукой на 3 стоящие БМВ пятёрки. Одна из них уже была покрашена в местную полицейскую расцветку, и на крыше я увидел установленную мигалку. Маленькая такая, плоская, через всю крышу.
– Да, – ответил Игорь, – ещё несколько надо таких же, эта готова. Завтра Бондарев приедет, покажем ему.
– А мигалку-то из чего сделали? – спросил я, подходя и рассматривая её. Плоская, толщиной не более пачки сигарет, половина синяя, половина красная.
– Ха! – засмеялся Ваня. – Это Славка наш со своими ребятами, ну кто с паяльниками дружат, сделали из диодных фар машин. На Ауди, например, последних видел, по кромке фар диоды идут?
Я кивнул.
– Вот они и сделали из них, запчастей же полно. Моргает хорошо, кстати, и светит нормально. И плюс ещё в передние и задние фонари стробоскопы установили. Короче, теперь она как новогодняя ёлка вся светиться будет, как полицейские машины в Америке.
– Ну-ка, включи! – загорелся я посмотреть на это чудо.
Ваня открыл водительскую дверь, быстро нырнул за руль и завёл мотор. Спустя пару секунд я увидел, как стоящая передо мной БМВ вся заморгала. Стробоскопы в передних фарах моргали как поочерёдно, так и вместе, мигалка на крыше действительно оказалась очень яркой. Обойдя Бэху сзади, увидел, что в задних фонарях тоже всё светится и моргает. И тут же ангар огласил вой сирены. Я аж вздрогнул от неожиданности. И сирена, и крякалка. Круто, очень круто. Затем всё стихло, и Ваня, довольный произведённым эффектом вылез из машины.


(Картинка от MACKandCo)

– Это кто там балуется? – раздался от входной двери в ангар громкий и грозный голос, мы тут же услышали топот ног и перед нами мгновенно очутились два охранника.
– Это мы, мужики! – поднял руку вверх Игорь, – всё нормально.
– Здрасти, – поздоровались они с нами и, убедившись что всё нормально, развернулись и пошли на выход.
– Серьёзно у вас тут! – с уважением сказал я.
– Ещё бы, – ответил Игорь, – тут добра знаешь, сколько в этих ангарах? Всё в норки тащим. У каждого уважающего себя механика, слесаря, жестянщика, электронщика и так далее, помимо своего рабочего места, есть и свой собственный инструмент. Кто-то сам делает, кто-то через наших закупщиков покупает. Вот охрана и бдит. Мы не так давно им ящики всем купили, там всё и хранится. Сервис-то круглосуточно работает теперь, домой не натаскаешься всё каждый день.
– И воровства нет? – спросил я.
– Было, конечно, – честно ответил Игорь, – с такими быстро расставались. Одного мужики сами поймали, бока намяли ему и выкинули с территории. Я даже вмешиваться не стал, рассчитали и до свиданья. Я сейчас ещё Киженьцы нам кучу камер обещали подогнать. Я ими вообще всё утыкаю и внутри, и снаружи. Будет пост охраны отдельный с экранами.
– Хорошая идея! – ответил я, – мне в кабинете телик поставьте обязательно и камеры на него выведи.
– Сделаем, – кивнул Игорь.
– Саня, иди тачку принимай! – услышал я громкий крик Вани откуда-то сбоку.
– Пошли уже, – махнул мне головой Игорь и закрыл дверь БМВ.
Пройдя ещё пару десятков шагов, мы зашли за небольшой огороженный участок ангара. Вот она моя красавица. Передо мной стояла Ваз 2108, черного цвета, на 15 колёсах, абсолютно стандартная снаружи, но кроме колёс конечно. Чёрная, свежеокрашенная и отполированная до зеркального цвета. Стандартные восьмерочные бампера, которые славятся своей крепостью и неприхотливостью. Я стал потихоньку обходить её по кругу. Тонировка как я люблю. Снаружи не видно кто в салоне, диски пятилучевые, лучи гладкие, тоже чёрные, низкопрофильная резина. Передние перфорированные тормозные диски, задние тоже дисковые вентилируемые. Два выведенных глушителя с широкими насадками. Машина так и манила к себе, она все стояла и переливалась под фонарями дневного освещения. Идеальная покраска, идеально подогнанные друг к другу кузовные детали, я специально рукой провёл и посмотрел. Подойдя к водительской двери, открыл – о, тяжелая дверь-то и посмотрел в салон.
Европанель, которую так любили себе ставить вместо высокой тольяттинской, эта и гремит меньше и обдув у неё лучше.
Сел внутрь. Сиденья точно другие, боковой обхват другой и помягче они. По бокам кожа, посередине замша или что-то на неё похожее. Ручка КПП, ручка ручника, магнитола, в дверях небольшие подиумы с большими колонками, на передних стойках тоже пищалки в подиумах. Всё это обшито чёрным материалом и прошито белыми нитками. Неплохо, я бы даже сказал великолепно.
– Класс! – сказал я, берясь руками за руль.
– Я прям себе такую же захотел, – сказал Игорь, – когда для тебя эту собрали. Ваз 12 помнишь? Ну, которую вы в оазисе-Разборке у рокеров в качестве трофеев захватили?
– Помню, конечно. Я её ещё уничтожить не дал. Хотя некоторые ребята были готовы её расстрелять прям там на месте.
– Вот я и хочу из неё купе сделать: мотор другой, коробку, короче всю переделать как эту – он легонько стукнул рукой по крыше. – Волга у нас есть, продали уже, восьмёрка твоя. На 12-ю тоже думаю, желающие найдутся.
– А вообще, мы хотим отечественные вёдра брать и переделывать их, – добавил Ваня. – Отдельный цех сейчас для них делаем и начнём потихоньку. После того, как тот, кто купил ту Волгу с начинкой от А8, на ней по городу покатался, заказы так и посыпались. Будем делать короче тачки.
– Делайте – ответил я, продолжая рассматривать салон восьмёрки.
Задние сиденья тоже другие, маленькие и аккуратные подголовники. Класс, мне очень нравится.
– Заводи. – коротко сказал Игорь.
Для начал я включил зажигание и увидел, как панелька озарилась различными лампочками датчиков.
– Вы походу панель переделали? – спросил я. – Ведь на таких Евро панелях не шли АБС, антибукс.
– Да, тут только кузов остался, – ответил Игорь, – мотор у тебя теперь от Гольфа четвертого, Иван тебе уже говорил про это. 1.4 турбо, 170 лошадей, механика, вся электроника. Вон, на панели, смотри, кнопка антибукс, а то она на третьей буксует. Думаю, что у тебя резина будет расходным материалом. Такая у нас на складе есть если что. Дымище из-под колёс будь здоров валит! АБС отключаемая у тебя, вон тоже кнопка, – он показал пальцем, – можешь на ручнике смело разворачиваться или вон смотри флажок в туннеле, – он снова мне показал на небольшой переключатель, – как у тебя на Эво, распределитель тормозных усилий. Хочешь 50 на 50, хочешь 70 на 30 будет, хочешь – наоборот. Короче, на ней хорошо погонять можно. Некоторые детали подвески из арканита, стойки наши. Два слоя шумки, в ней тихо. Ничего не скрипит, не гремит. Музыка вся Накамичи, сзади Саб в багажнике. Заводи давай.
Я не заставил себя долго упрашивать и завёл мотор. Приятный звук, такой рык небольшой. Дав мотору с минуту поработать и разогнать масло, потихоньку поддал газу. Неплохой рык, не громкий, но и не простой.
– Выхлопная тоже настроена. По ушам тебе давить не будет и окрестности не разбудишь. Крутить мотор можешь до 7 200, рык её будет просыпаться после 5 с половиной тысяч. Пару дней поездишь, привыкнешь, отсечка срабатывает, она сразу захлёбывается, так что лови момент и привыкай. Сначала с анибуксом езди, потом отключишь. Над тахометром в панели установлена ярко красная лампочка. Боковым зрением ты будешь её видеть, срабатывает она на 7 тысячах, как раз есть пару секунд, чтобы переключится. Кулиса короткоходная, как на спортивных машинах. Ну в принципе всё Сань, давай, езжай, прокатись.
– Ты когда в Кижень то? – спросил я у него.
– Завтра мы со Степанычем туда едем.
– Спасибо мужики! – поблагодарил я их и закрыл дверь.

Глава 8.

Через предусмотрительно открытые охранниками ворота, выкатился во двор сервиса. Народу во дворе было не очень много, большинство уже разъехалось куда-то, но кто-то ещё был. Вон Слива в беседке сидит с Нямой, Света моя с Булатом рядом, Васьки около своей БМВ стоят и что-то обсуждают, к ним Ира Большого и Наташи Сливы идут. Восьмёрка тут же привлекла всеобщее внимание.
– Светик, поехали, прокатимся! – крикнул я подъехав к беседке и открыв окно.
– Ух ты! – восхищённо сказала Света. – Я на такой последний раз с папой в детстве ездила. Это тоже твоя?
– Ага, ребята сделали, я давно такую хотел.
Первый с места сорвался Булат и уже был готов запрыгнуть через открытое окно в машину. Ну любит он кататься, но сейчас точно ему не стоит ехать с нами. Света тут же окриком остановила его.
– Саня погоди, мы сзади на Лексусе поедем, – крикнул Слива, а Кирпич тут же побежал в сторону припаркованного седана. А, вон и джип чуть дальше стоит, как и был, а я его и не заметил сразу.
– Да ладно Слив, мы сами.
– Щас! – громко сказал Няма. – Нам Туман потом скажет пару ласковых. Нет уж Саш, без охраны никуда.
– Сам виноват. – сказала Света, открывая дверь и садясь на переднее место.
Булат метался сзади неё.
– Ир, возьми Булата – крикнула ей Света.
– Чё это я виноват?
– Нечего было таким большим начальником становится! – Света засмеялась.
– Булат, иди сюда, мальчик! – тут же крикнула Ира и открыла дверь БМВ Васьков, там, на заднем сиденье уже сидела Кайта. И Булат, недолго думая, побежал к баварцу. Ох, будут у них детишки точно, рано или поздно. Представляю, сколько желающих на щенков будет.
– Куда они собрались-то? – спросил я, одновременно смотря в зеркало заднего вида. Вон Кирпич добежал до седана Лексус и, прыгнув за руль, уже выруливает в нашу сторону.
– На пруд купаться, – ответила Света, оглядывая салон машины. – Классно тут всё сделали.
Сбоку я увидел стоящих Георгича, Тумана и Страйка. Лимут Страйка, Шварц, лежал в тенёчке дерева, а башка Дизеля, лимута Сели, торчит из-под переднего левого колеса Плаща Сели, а Селина задница и ещё чья-то торчит из-под капота американца.
– Вот, возьми, – протянула мне Света сотовый, – ты в номере оставил. Ну что, поехали?
Я кивнул, дождался, когда сзади к заднице восьмёрки пристроится лексус, подошедший Слива быстро сунул мне в окно рацию, и они с Нямой уселись в лексус.
– Ну, поехали, что ли? – сказал я, закрывая окна и включая климат на полную.
Так, включаем антибукс, пока потихоньку поедем. Климат на 21 градус, а хорошо дует-то. Первая, сцепление оказалось достаточно лёгкое, тронулись.
Восьмёрка мне очень понравилась. Сначала мы просто катались и наслаждались асфальтом, сзади неотступно на заднице висел Лексус. Покатались по городу, мягко идёт тачка, шумоизоляция сделана очень хорошо, пару раз крутанул мотор до ограничителя, замечательный подхват, без провалов. Но я помнил свой разговор с Бондаревым на предмет того, что эти гонщики в городе достали, поэтому не злоупотреблял. А вот моторчик-то тут живой, даже очень живой, восьмёрка лёгкая и эти 170 лошадок так и просились наружу. А ребята ещё сделали сброс воздуха с турбины и при каждом моём сбросе газа машина пшикала, и пшикала достаточно громко. Было прикольно наблюдать за реакцией пешеходов и водителей других машин. Наверное, на эту восьмёрку среди того количества иномарок, и должен сказать достаточно неплохих иномарок, большинство смотрело как на самолёт. А когда я ещё переключался или со светофора стартовал, и она пшикала, короче те, кто понимают, что это такое поймут, что восьмёрка совсем не простая и под капотом у неё что-то серьёзное. В конце города я уже не удержался и с очередного светофора выкрутил мотор на первых двух передачах до ограничителя. Это просто нереально, самолёт, да, это не Эво с его бешенным ускорением, это отечественный, полностью переделанный автомобиль с другим сердцем и трансмиссией. Но она того стоит! Мужик, который стоял рядом на светофоре на Шкоде Октавии, наверно охренел, когда увидел, как мой тазик умчался вдаль. Лексус с пацанами сначала было отстал, видимо сидевший за рулём Кирпич не ожидал, что я выжму из неё всё, но потом быстро нагнал. Всё-таки разница в объёме и лошадях довольно таки ощутима. Да и я, мгновенно разогнавшись до 130, перестал набирать скорость.
Света была в полном восторге от машины. На неё, видать, нахлынули воспоминания из детства, когда она вот так, практически на такой же машине, ездила со своим отцом. А Таус действительно преобразился! Всё это благодаря асфальту и зелени. Да, работы ещё очень много, но, катаясь по улицам города, мы видели, что большая его часть уже значительно отличается от того, что было тут каких-то три недели назад. Много деревьев, очень, кустарники, трава. Тут и там около различных зданий и сооружений рабочие, да и сами жители устанавливают бордюрчики и делают аккуратные газончики. Проезжая мимо детского садика и школы, я увидел, как работяги разгружают из кузова грузовика лавочки, думаю, тут сквер какой-нибудь будет. Больно лавочек много. Центральную площадь, ну где мэрия, вообще всю засадили деревьями. Мы как раз видели, как трое мужчин поливают из шлангов уже выросшую траву. Но больше всего мне, конечно, понравилось, что нет пыли, совсем. Везде асфальт и его много. Видимо технология укладки лиан оказалась действительно очень простой. Надо будет поехать посмотреть, как их укладывают на трассе. Появилось очень много знаков, дорожной разметки, чётко прорисованные пешеходные переходы, светофоры. Город приобрёл какой-то совершенно другой вид. Много тени, теперь солнце не жарит так, как раньше. Я ещё раз поразился прозорливости нашего мэра и его команды. Они, строя этот город, оставляли у каждого здания землю с запасом, а дороги вообще более чем широкие делали. Вот сейчас, например, проехав мимо нескольких кафешек, мы видели, как там открыли летнее кафе. На улице около него стоит мебель и всё это либо под навесом, либо в теньке деревьев. Света мне даже показала, в одном кафе люди просто босиком ходят по траве. Прям в самом кафе трава, на котором стоят эти самые столики и небольшие стульчики и отдыхающие сидят кто на траве, а кто на стульчиках.
Съездили мы так же и в новый этот большой район, где город строит огромный микрорайон. Да уж, когда мы туда приехали, я даже остановился, и мы вылезли из машины, рассматривая всё это великолепие. Огромное количество строительных вагончиков для рабочих. Много ездящих туда-сюда грузовиков, фургонов, строительная техника. Работа буквально кипела. Размечались дороги, несколько десятков человек копали ямы, другие разгружали несколько фур, несколько зданий уже вышли из земли. И это 1 января! Видимо, действительно как говорится всё для фронта, всё для победы. Я попытался сообразить, где будет таунхаус, в котором мы будем жить, но так и не смог ничего понять. Дальше виднелось уже несколько практически построенных зданий, но серьёзные охранники на въезде так и не пропустили нас внутрь. Нечего, говорят, там посторонним делать, хоть на восьмёрку пялились во все глаза. Типа у них приказ, посторонних не пропускать. У меня всё в голове не укладывалось, что люди выйдут на работу 1 числа. Видимо, план построить всё это как можно быстрее, вот и трудятся в несколько смен тут, скорее всего круглосуточно.
Потом Света мне показала большой городок, который был сделан для детей и мам из Венеца. Знакомых лиц я там не видел, слишком много там людей, но, проехав по кругу мимо него, я увидел бегающих там огромное количество детей, даже что-то типа садика было, там с детишками занималось несколько женщин. А перед входом в этот самый городок была построена остановка, на которой остановилась городская маршрутка. Обживаются люди, очень хорошо. Там же стоит огромный прицеп, из которого сделали магазинчик, около него мамаши с детишками. Получается так, что всем им надо будет подождать небольшое время и для них будет построено жилье. Прокатились мимо биржи, народу около неё куча, даже несколько дополнительных щитов с висящими на них листочками с вакансиями в городе установили. Всё делалось быстро, вновь прибывшие люди могли практически сразу себе найти и работу и, что немаловажно, жильё.
Доехали до нашего оптового склада, на территорию я даже заезжать не стал – несмотря на первое января нового года, на территории было много грузовиков и фур, стоящих в своей очереди на погрузку и разгрузку. Катаясь по городу, обратил внимание, что открылось много различных магазинов и фирмочек. Огромный магазин электроники, как раз там вывеску вешали, продажа сотовых, парикмахерские, продажа компьютеров, да всего полно. Город рос и развивался.
А потом я вспомнил про прямую, ну где мы на Ваниной БМВ с дядей Пашей зажигали. Там как раз около двух километров прямая. Короче поехали туда, и там я уже отвёл душу. Выключил антибукс, и когда резко бросил сцепление и выжал полный газ, тут же вспомнил слова Игоря. Первая, дикий визг и дым из-под колёс, заморгала лампочка, вторая, дым не прекращается, мотор ревёт, настроенный выхлоп очень красиво звучит, Лексус где-то потерялся в клубах дыма жжёной резины, третья, снова буксует. Наверное за нами осталась неплохая такая чёрная полоса от покрышек, точно резина будет расходным материалом и этот пшик меня буквально с ума сводит. Уже где-то в середине третьей передачи передние колёса перестали буксовать, но разгон продолжился, и довольно-таки хороший разгон. Да, приходилось немного корректировать её рулём, но в целом ничего опасного. Света аж завизжала от эмоций. Четвёртая, пятая, 220 в час и она продолжает набирать! Лексус метрах в пятидесяти от нас и быстро нагоняет. Короче, крутяк, я в полном восторге от машины! Так мы пару раз туда-обратно по этой прямой прокатились, пару раз я развернулся на ручнике, так называемый полицейский разворот, и подвеска и рулевое работают превосходно для данного автомобиля. Не болид, но похулиганить на ней можно. Я даже музыку не включал за всю нашу поездку, все наслаждался звуком выхлопа и пшиком. Класс, супер, превосходно, просто белиссимо!!! Эмоции у меня пёрли просто через край.
Накатавшись и, кажется, спалив резину в ноль, вернулись в сервис.
– Отличная машина! – любовно погладила руками по панели Света, – мне очень нравится эта восьмёрочка.
– Это да, – согласился я с ней, – улёт тачка!
Двор сервиса был пуст, никого не было. Все уехали на пруд. Вот работнички, город работает, а у нас выходные до третьего. А, ладно, пусть люди отдохнут. Мы и так все трудились не покладая рук все эти месяцы. Хотя нет, Селя вон копается со своим грузовиком, а его Дизель лежит рядом и внимательно за нами наблюдает. Тут Селя повернулся в нашу сторону, молча показал большой палец ткнув в восьмёрку и, взяв какой-то ключ, снова полез в двигатель америкоса.

Глава 9.

И тут у меня зазвонил телефон.
– Ох ты, – вздрогнул я от неожиданности, быстро нащупал его в кармане, – слушаю.
– Добрый день, Александр? – услышал я женский голос.
– Да.
– Вам сейчас удобно говорить?
– Да.
– Меня зовут Татьяна, ваш номер мне дал Андрей Георгич, я по поводу вакансии, секретарь-референт.
– Ах да, Татьяна! – тут же сообразил я кто такой Андрей Георгиевич и что это за Татьяна.
– Я понимаю, что сегодня первое января, но, если возможно, могу ли я сейчас подъехать для собеседования? Вы же наверняка захотите со мной пообщаться, прежде чем принимать решение о моём трудоустройстве к себе. Если сейчас это невозможно, то я готова подъехать, куда скажете в удобное для вас время.
– Через сколько вы сможете приехать в сервис ГДЛ? Знаете где это?
Секунд пять в трубке была тишина, видимо она узнавала у кого-то сколько времени на поездку понадобится.
– Через 8 минут я у вас.
– Хорошо, – ответил я, – на воротах охране скажете, что вы ко мне, вас пропустят и проводят.
– Спасибо, еду. – ответила она и отключилась.
А голос мне её понравился, чёткий, хорошо поставленный.
– Кто это? – спросила Света.
– Секретарь мой, – ответил я и приготовился к тому, что сейчас начнётся. А кто такая? А сколько лет? Замужем или нет? Ревность в конце концов, – сейчас сюда приедет, поговорю с ней, Георгич сказал, толковая мадам.
– Давно пора, – ошарашила меня Света, – а то ты в делах своих скоро совсем увязнешь, я вообще поражаюсь, как ты всё помнишь.
Видимо на моём лице прочиталось дикое удивление, она улыбнулась и спросила.
– Думал, ревновать буду? Типа я не знаю, что у богатых руководителей секретари делают? Ну не у всех конечно, но у многих. Или просто из бабской вредности побузить мне надо будет?
– Ну, типа того.
– Нет, милый, – снова засмеялась она, – ты уже большой мальчик и должен сам головой думать. Любишь меня, ничего себе такого не позволишь.
– Люблю, конечно! – тут же ответил я.
– Ну, тогда мне и переживать не о чём, я тебе доверяю и тоже тебя люблю. Пошли, сочку попьём, – и с этим словами она открыла дверь машины и вылезла из восьмёрки.
Нда, как же мне с ней повезло всё-таки. Умная она у меня и хорошая.
Улыбаясь, как дурачок, я вылез из машины и направился вслед за Светой. Лежащий под грузовиком Дизель лениво проводил меня взглядом, зевнул и положил свою красивую голову на передние лапы. Селины ноги продолжали торчать из-под машины. Вот так хрен подойдёшь к нему незаметно, Лимут этого точно не даст сделать. А на что способны эти кошечки, я видел.
Света сходила в столовую и принесла оттуда пару стаканов холодного сока. Пока туда-сюда, эти 8 минут и прошли. Я специально засёк время. И вот на территорию сервиса заехала жёлтая Шкода Фабия. Машина подъехала к беседке, где в данный момент мы со Светой и находились. Открылась водительская дверь и из машины вылезла девушка, одетая в лёгкое платье.
– А вот и Татьяна приехала, – сказала Света и поднялась с места, – на озеро поедем купаться потом?
– Да, поедем.
– Я тогда пойду, вещи возьму и вернусь сюда, а ты пока общайся.
– Добрый день, – поздоровалась с нами владелица Шкоды, – вы Александр?
– Да я, проходите сюда Татьяна.
Девушки поздоровались друг с другом, Татьяна подошла и по моему приглашению присела напротив меня. В общем, она мне понравилась, я с ней буквально 10 минут поговорил и решил, что она мне подойдёт. С работой секретаря она была знакома очень хорошо. В той жизни она как раз работала в одной достаточно большой компании, где было несколько секретарей и в её должностные обязанности входило их курирование. Так что объяснять ей, что она должна будет делать, мне не пришлось. Девушка далеко не глупая, глазки при разговоре не бегают, отвечает чётко и вдумчиво. В общем, первоначальное мнение у меня о ней сложилось хорошее. Договорились, что на работу она выходит 3 числа. Обговорили её зарплату и график работы. Я ей сразу сказал, что график может быть ненормированный, так как меня достаточно часто нет на месте. Скорее всего, придётся и ездить где-то со мной, не в разведки эти конечно, по производствам и оазисам. На что тоже получил согласие. Ну а дальше? Дальше будем работать. Предложенной мной зарплатой она осталась очень довольна. Сын у неё ходит в садик, есть няня, муж работает на заводе по производству кирпича руководителем отдела. Есть своя двухкомнатная квартира, в этом мире они уже полтора года.
– Спасибо, что приехали, Татьяна, – сказал я, – и давай сразу на ты.
– Давай, – улыбнулась она.
– 3 числа приедешь сюда, тебе покажут тут всё и покажут твоё рабочее место. Сейчас я тебя больше задерживать не буду. Посмотришь что тебе надо для организации рабочего места, закажешь. Сразу тебе задание.
Она тут же достала блокнот и ручку.
– Сразу закажи телефон, я не хочу, чтобы все кому не лень звонили лично мне. Все входящие через тебя. Мой номер сотового давать только по согласованию со мной. Ты мне можешь звонить в любое время. Точно так же я прошу тебя, чтобы ты была всегда на связи. Если тебе мало одного телефона, закажи ещё один. Но связь у меня с тобой должна быть всегда.
– Хорошо, – кивнула она, записывая.
Незаметно подошла моя Света с небольшой спортивной сумкой. Личка сидела недалеко от нас.
– Тань, познакомься, это Светлана, моя, – я замолчал думая как её назвать, – моя гражданская жена. А вон те, – показал на ребят, – моя личка.
Все быстро познакомились с моим новым секретарём, и она пошла к своей машине.
– Какие планы, шеф? – весело спросил Слива.
– Поехали на озеро искупаемся. Селя, – крикнул я, – бросай свою тачку, поехали купаться с нами.
– Если пять минут меня подождёте, – раздался из-под грузовика его голос, – то с удовольствием.
– А Дизель твой в воду полезет? – спросил Кирпич, не рискуя подходить к Плащу.
– Полезет. Он не боится воды, и Шварц тоже любитель поплескаться. Мы им у нас в оазисе даже отдельный бассейн выкопали.
– Бассейн? – удивился я.
– Ха, а вы что думали? – вылезая из-под машины и вытирая руки тряпкой сказал Селя, – у нас там тоже жарко. Вот мы и выкопали пару бассейнов, один для нас, второй для этих, – он кивнул головой в сторону уже сидящего около Сели Лимута. А тот как бы понял, что говорят про него, и ткнулся в Селю своей головой.
– Так там же вода стухнет быстро! – сказал Слива.
– Насосы поставили, – пожал плечами Селя, – воду меняем каждые два дня, скважина есть, качай не хочу. Нагревается она за несколько часов. Лимуты там постоянно плавают. Ты Саш, кстати, не хочешь к нам съездить посмотреть, что мы там сделали? Давно уже не был.
– А завтра и поедем, – тут же ответил я.
– Можно мне с вами? – неожиданно спросила Света.
– Можно! – улыбнулся я и обнял её, – и Булата с собой возьмём, он тоже воду любит.
Дождались, когда переоденется Селя, погрузились в машины и поехали на пруд. Кирпич пересел к нам в восьмёрку, а Селя с Дизелем поехали на Лексусе. Я оказался прав, когда думал, что все наши там. В общем, до вечера мы плескались и загорали на озере. Народу там было куча. Мы когда приехали, увидели, как по берегу носятся Волхи и Шварц Страйка с детьми, а когда к ним тут же присоединился Дизель, то всё то, что попадалось им на пути, сносилось на раз, родители только и успевали убирать с пути несущейся ватаги вещи. И вот там-то я и увидел, как Лимуты прыгают через стоящие машины. Несколько детей стали играть с ними, обе кошки приняли игру и сначала бегали вокруг машин, а потом просто с места перепрыгивали легковушки. Оказалось, что Лимуты тоже любят детей. Это было феерическое зрелище, два чёрных здоровых Волха и две кошки-переростки носятся по берегу, прыгают в воду и выпрыгивают из неё, и всё это сопровождается радостными детским визгом. А потом кто-то из наших ребят привёз несколько коробок мороженого, и мы все сидели и лопали его, угощая всех людей на пляже. Звери ели мороженое прям из рук детишек, а потом они всей кучей лежали в тенёчке деревьев, и мы, взрослые, наконец-то могли спокойно зайти и искупаться.

Глава 10.

На следующее утро проснулся в объятиях Светы. Всё-таки хорошо вот так просыпаться вместе с любимой женщиной. Осознавать то, что ты кому-то нужен, что тебя любят и ждут и что она всегда прикроет твой тыл и, как говорится, чтобы не случилось – будет стоять сзади и подавать патроны.
– А вот ты, балбес, что хочешь? – потихоньку спросил я, когда почувствовал и увидел, как здоровенная башка Булата легла на кровать. – Это моя женщина, понял?
– Да понял он, понял, – не открывая глаз, сказала Света.
Булат всё-таки изловчился и лизнул сначала меня в лицо, а потом попытался сделать тоже самое со Светиным, но она знала эту его привычку и тут же нырнула под одеяло. Тот недолго думая схватил его зубами и рванул, раздался треск.
– Э, ты чё? – возмутился я.
Булат тут же отпустил кусок оторванной ткани и отбежал к двери, а Света засмеялась. На тумбочке зазвонил мой сотовый.
– Началось, – вздохнул я и взял трубку.
– Говорите.
– Саня, доброе утро, – услышал я радостный голос Сливы, – через сколько в оазис-разборку выезжаем? Страйк уже с пацанами готовы.
– Сколько время то? – спросил я сам у себя, но Слива услышал меня.
– 10 утра, – ответил он, – сказать ему, чтобы подождали нас? Или сами поедем?
– Пусть едут. Мы не успеем так быстро одеться, и я ещё хочу посмотреть, где там паркинг строят и наше административное здание.
– Привет, Георгич, – услышал я голос Сливы.
– Слива мля, ты слушаешь меня?
– А? Да, да, тут Георгич приехал, тебя спрашивает. Страйк понял, пусть едут. Скажу им, что мы через несколько часов приедем. Георгич спрашивает, через сколько ты сможешь подойти.
– 15 минут.
– 15 минут, Георгич, – повторил Слива.
Я нажал отбой и положил трубу.
– Давай, Светик, просыпайся. Я сейчас быстро умоюсь, решу с Георгичем вопросы, посмотрю место, где будут здания и поедем. Короче, час-полтора у тебя есть.
– Хорошо. На сколько едем?
– К вечеру вернёмся. Сначала в пещеру, хочу посмотреть как там ремонт продвигается, потом в оазис-разборку, ну и как лианы укладывают тоже глянуть хочу, да и железку делают. Вчера мы с тобой так и не доехали до них.
– Еду с собой брать?
– Ну, только если перекусить что, – немного подумав, ответил я, – скажи в столовой, пусть на всех приготовят нам с собой и попить что тоже, да в машины погрузите.
– На сколько человек-то?
– Ты, я, – начал я считать, – и 6 пацанов: Няма, Слива, СОБР оба, Кирпич и Леший, ну и Булат, ему как на двоих надо.
– Хорошо, мой начальник, – обнимая меня, снова сказала она.
– И знаешь что, – немного подумав, добавил я, – пусть соберут ребятам в пещере вкусняшек каких. Я не думаю, что они там голодают, но им в любом случае будет приятно. Пару коробок пусть соберут, сок, мясо, фрукты, короче сама реши. Их там человек 30 точно есть, на всех не увезём, но хоть что-то сможем. Пацанов подключи, они багажник седана Лексуса пусть загрузят, в джипе в багажнике Булат поедет.
– Доброе утро, – поздоровался я со всеми, входя в столовую.
Пацаны и Георгич сидели и пили кофе. Ребята поприветствовали меня в ответ.
– Вот, Саша, смотри, – произнёс Георгич и, положив на стол тубус, стал его открывать, – тут окончательная схема паркинга и офиса. Архитекторы нарисовали окончательно, и я привёз тебе показать, как обещал.
Мы быстро помогли расстелить на столе большой лист ватмана. Георгич показал нам всё и рассказал. В принципе, всё красиво и здорово. От нашего автосалона до офисного здания будет метров 300, от паркинга до здания около двухсот.
– Я так понимаю, что к зданию от паркинга будет вести небольшая дорожка? – рассматривая схему, сказал я.
– Да, – кивнул Георгич, – и перед самим офисным зданием небольшая стоянка для машин. Паркинг находится как раз посередине между сервисом и зданием. И от сервиса тоже аллея.
– Вдоль аллеи посадите куст и деревья, – сказал я, – и лавочки можно поставить. Вообще, можно и вдоль этих дорог деревья посадить, – показал я карандашом на автомобильные дороги, ведущие от паркинга к офисному зданию и сервису.
– Может вот тут пару навесов больших сделать? – спросил Игорь, показывая на схему. – Около сервиса и здания, где площадку для пару десятков машин будут стоять. Не все же будут в паркинге парковаться, да и твои тачки около офиса наверняка будут стоять. А около сервиса закупка та же самая. Чего им на солнце жарится-то? Пусть под навесом будут.
– Давайте, – согласился я, внутренне соглашаясь с навесом и дополнительными расходами, – за стройку у нас, я так понимаю, Степаныч будет отвечать.
– Совершенно верно, – кивнул от раздачи тот.
Он уже посмотрел на схему и пошёл взять для себя свежих блинчиков, сумасшедший запах которых распространялся по всей столовой.
– К тебе у меня тоже дело есть, Степаныч.
– Говори, – вздохнул он, – но предупреждаю сразу, выше двух этажей мы его построить не сможем. Вернее сможем, но это будет долго и дорого. Два этажа будет достаточно.
– Да я не про это, – улыбнулся я, – ты про гранит обладаешь информацией? Ну, который Митяй около Венеца нашёл.
– Ага, – кивнул дед, – вроде как у нас на каком-то из производств будут пытаться его на плитку аккуратную пилить.
– Вот, гранит, а надеюсь, и мрамор Митяй тоже найдёт, используй в отделке административного здания. Чтобы красиво всё было. Это будет наше лицо, и ещё, Георгич, идея тут одна, – я снова склонился над листом ватмана, где Георгич как раз делал пометки от наших пожеланий. – Проложите отдельную дорогу от главной дороги к зданию, и вдоль неё так же деревья и фонари освещения. Хочу, чтобы был отдельный подъезд к салону, сервису и к зданию. И вот тут, наверное, или тут, – я снова ткнул карандашом на перекрёстки и повороты, – установите указатели, типа это к салону, это к зданию и так далее.
– Хорошо, – кивнул Георгич и снова стал записывать.
В общем, зависли мы с этим планом минут на 40 точно, каждый из присутствующих тут хотел что-то добавить. Все хотелки и предложения мы быстро обсудили, и Георгич стал сворачиваться. Наверняка ещё не раз вот так соберёмся, ну когда хоть что-то уже из земли вылезет, я имею в виду остовы зданий. Потом я в сопровождении нескольких ребят из моей лички и Георгича пошёл посмотреть на место вживую, ну где у нас будет построен паркинг и административное здание. В данный момент там уже были выкопаны котлованы, залиты подушки фундамента. Рядом лежало большое количество разгруженной арматуры, бетонных блоков, балок и уголков. Колышками, какими то столбиками и верёвками размечались необходимые участки, дороги, дорожки. Стояло несколько строительных вагончиков. В общем, процесс был в самом разгаре. Степаныч показал нам как и что и быстро исчез с наших глаз. С его слов, самое сложное это фундамент, вот сейчас они дождутся как застынет подушка, и возведение стен пойдёт уже гораздо быстрее. Административное здание будет построено быстрее, чем паркинг. Так как с паркингом больше работы. Все-таки один этаж под землёй и два сверху, и там везде будут машины. Несущие колонны и стены должны быть крепкие и надёжные.
Закончив с осмотром стройки, пошли назад к тачкам, пора ехать дальше. Вернувшись к Лексусам увидел, как Няма как раз грузит последнюю коробку в багажник седана, а Света с Булатом выходят из столовой. Булат облизывается, походу опять что-то сожрал.
– Едем? – спросила, увидав меня, Света.
– Да, поехали.
– Куда сейчас? – спросил Слива, садясь за руль седана.
– В сторону пещеры. И надо заехать посмотреть, как вокзал уже построили.
Булат залез в багажник джипа, а мы со Светой сели на заднее сиденье седана.
– Кирпич, только Булата не кормите ничем на ходу, – радостно крикнула из открытого окна Света, – хватит ему. Он только что большую тарелку каши на дорогу съел.
Кирпич кивнул, улыбнулся и полез в тачку.
– Васьки уже тоже к себе уехали, – сказал Клёпа с переднего сиденья.
– Да, все разъехались, – поддержал его Слива, заводя двигатель. – Риф ещё вчера к себе упылил. С ним Ватари и Полукед. Киженьцы и две фуры с ними минут двадцать назад к себе стартанули. Игорь со Степанычем тоже в Кижень уехали. Степаныч навставлял тут всем пистонов, загрузил полный грузовик инструментов, и они поехали. Туман с Грачом уже с утра в облако за тачками поехали, работа закипела.
Это да, это меня радовало. Ещё с утра, выйдя на улицу из столовой, я обратил внимание, что двор сервиса пуст. Нет автовозов, платформ, фур Апреля и Плащей.
– А Плащи-то куда поехали? – спросил я.
– Три плаща Апрель на прокладку дороги послал сегодня с утра, – ответил Слива, выруливая со двора сервиса на дорогу. Сзади как привязанный ехал джип сопровождения. – Крот дорогу-то разведал с пацанами своими между пещерой и Новым оазисом, вот они и поехали её прокатывать на трёх тачках. Сам Крот со всеми экипажами в пустыню ушел. Они запасы в башни повезли и на поиски людей, как обычно короче.
Слива не успел набрать скорость, как мимо нас пронеслись, дико ревя двигателями, два мотоцикла. Да уж, положили асфальт, а эти психи уже носятся. Что же тогда на трассе твориться будет? Там из машин и мотоциклов всё выжимать будут? Ограничений-то нет. Хотя чего греха таить, я и сам хочу прокатиться несколько десятков километров со скоростью далеко за двести, ну по возможности конечно. Я всё-таки остановился на Порше Панамере для себя. Не знаю, конечно, когда такая попадётся в облаке и сколько её будут ремонтировать. Игорь сказал, даст знать, если ребята притащат из облака. Вот тогда пойду к нашим дизайнерам, будем рисовать обвес и выбирать цвет кузова. Я хочу что-то разноцветное, не стандартную покраску, но не аляповатую, а что-то из нескольких цветов. Правда, я никак не мог представить этот дизайн у себя в голове, надеюсь, мне с этим как раз помогут художники. Восьмёрку поставили под навес, где были тачки руководителей и стояла будка охраны. Там же стояли Роллс-Ройс, Бентли, ну и мои Кадиллак, Эво и теперь ещё восьмёрка, А8 Апреля, АМГ и Крайслер 300С Крота, Тумановский Гелик уже куда-то делся. Несколько тачек старших из сервиса. Пару Кайенов, Х6 Светы, Два Лексуса, Ауди Кью 7, Линкольн Таун Кар, который я тогда увидел в облаке, и мы его притащили, 140 Кабан, Мерседес Георгича.
Ему Туман выделил водителя, того второго парня из двоих, которых мы взяли к нам работу. К сожалению, Андрей погиб в момент нападения на нас, а второй теперь будет возить Георгича на его Крузаке. У меня вон Слива водитель будет. В общем, стоянка напоминала слёт каких-то богатеньких чуваков около ресторана или дома отдыха. Но больше всего мне нравилось то, что некоторые машины были в нестандартной покраске, многие в обвесах, на совершенно сумасшедших литых дисках. Вот, например, тот же самый Кабан, ну Мерседес в 140 кузове. Он весь чёрный, тонированный, одет на красивую низкопрофильную резину и хромированные литые диски. Смотрится не просто красиво, он идеальный, как и внешне, так и внутренне. Зелёный Порш Кайен с серебристыми вставками в обвесе и на чёрных дисках, три Белых Инфинити пузатика на чёрных дисках. Короче, тачки радуют глаз. Особенно мне понравился новый окрас Аванта Игоря. Его Ауди после гонок починили и полностью перекрасили. Авант сам по себе смотрелся достаточно красиво, а в этой покраске он стал ещё красивее. Я даже не знаю, как объяснить то, как Авант покрасили, сейчас он стал трёх цветный. Чёрный, серый и белый, прямые и немного закруглённые линии. Плюс Игорь его ещё на чёрное литьё одел, я даже подошёл поближе, чтобы рассмотреть его тачку получше. Мне очень понравился этот его новый окрас.

Авант Игоря.

Пузатики Инфинити.

Глава 11.

Тут у меня зазвонил телефон. Ответив, услышал голос дяди Паши.
– Саня, тут такое дело, – начал он, – я знаю в Венеце много рабочих рук, а нам сюда в Новый они как раз нужны. Как ты смотришь на то, если мы сюда человек 150 перевезём?
– Да ради бога. Разместить их есть где?
– Есть, конечно.
– А куда людей-то столько? – спросил я.
– Да тут несколько производств посторонние люди открывают. Оазис-то расширяется, не всем же в Таусе жить. Лесопилки. Кирпичный, алюминий вон тоже хотят тут перерабатывать, да и по граниту вопросы задают. Те же самые магазины и кафе начинают строить. И у нас рядом с посёлком, и в Городском. Дороги-то уже давно накатали, Васьки вон неделю назад дали команду лиан привезти, сейчас асфальт укладывают везде. Как бы и 150 мало не оказалось – мужики на стройку, женщинам тоже работы хватит, и на поля, и на фабрики, и кафешки те же самые.
– Тогда нужен список, какие вакансии нужны.
– Есть уже. И есть человек, который готов с Рифом пойти в Венец. Риф сейчас звонил, сказал, что ты его тоже за людьми послал в Венец, вот я и предлагаю сразу двух зайцев убить.
– Давай дядь Паш, вези людей, – сказал я. – Хочешь, сам с Рифом сходи. Тебе же тоже люди нужны, вот и наберёте людей. Там народу ещё полторы тысячи где-то.
– Добро, – ответил наш строитель и отключился.
– Саня, вон вокзал, – сказал Слива, когда мы выехали за территорию города.
Мэрия, а вернее архитекторы, и тут, я считаю, поступили правильно. То, что наш город будет расти вширь, никто не сомневался. Вокзал построили в двух километрах от города и огородили для его территории очень большую территорию, на вырост так сказать. Ведь потом наверняка добавятся развязки, склады, вся необходимая инфраструктура. А ко всему этому нужны хорошие пути подъезда и стоянки для автомобилей.
Пока мы ехали эти два километра, я разглядывал в окно построенное шоссе. Ну что могу сказать? Класс. Просто великолепная дорога. По три полосы в каждую сторону, посередине установлены бетонные отбойники. Между ними пару метров ширины и там растут кусты из наших семян. Вся дорога размечена полосами. И сами ряды шоссе, и обочина, и островки безопасности. Вдоль всей дороги до вокзала, с правой стороны, установлены такие знакомые нам железные отбойники, фонари освещения и указатели.
С шоссе был сделан отдельный съезд в сторону вокзала, а оно само уходило дальше. Свернув на такую же широкую дорогу ещё километр, и вот он сам вокзал. В данный момент мы видели, как уже практически построено само здание вокзала с огромными окнами и ещё несколько зданий поменьше, и ветка железки уходила дальше. Кстати говоря, веток было две, светофоры, какие-то провода, пару развязок и два больших ангара, скорее всего для вагонов и самих паровозов. Куча шпал, каких-то коробок рядом, рельсы и народу много. В касках все, жилетках оранжевых. Они что-то делали, сыпали, копали, перевозили на тележках. Ездили грузовики и маленькие машинки. Как и везде, работа кипела. Насмотревшись вдоволь на строительство вокзала, сели в тачки и поехали назад на шоссе.
Отбойник кончился и было только шоссе, но точно так же аккуратно нарисованные прерывистые линии показывали полосы, и по бокам слева и права сплошные линии.
– Сань, даванём? – весело спросил у меня Слива, когда мы выбрались на шоссе и сквозь лобовое стекло я увидел уходящую вдаль ленту шоссе. Параллельно с ней, метрах в ста-ста пятидесяти шла лента железной дороги, и её было очень хорошо видно с шоссе.
– Давай, – ответил я, – только сейчас ребята на джипе отстанут. Выжми всё из него. Только аккуратно.
– Не боись, – садясь поудобней за рулём, сказал Слива, и взялся за руль двумя руками.
– Догоняйте пацаны, – крикнул в рацию Клёпа и, обернувшись, посмотрел на висящий на нашей заднице джип.
И мы стали разгоняться. Какой же это кайф, ехать в комфортной машине по хорошему покрытию.
– 200, – громко сказал Слива.
– Хорошо идёт, – негромко сказала Света, рассматривая в окно пролетающий там пейзаж.
Я обернулся и увидел, как джип потихоньку стал отставать.
– Засранцы, – зашипела рация голосом Колючего, – мы же не угонимся за вами.
– Слабаки, – весело ответил ему Клёпа.
– 250, – выдохнул Слива через небольшое время.
Я аж привстал со своего места и посмотрел на спидометр. Точно, стрелка лежала на 250 километрах в час.
– Меня ещё никто так на заднем сиденье не возил, – улыбаясь, сказала Света, – но ощущения классные. Потом на Иксе обязательно прокачусь.
– Эх, блин, больше не едет, – разочарованно сказал Слива. – Ограничителей понаставят япошки эти. И нормальные русские пацаны быстрее ехать не могут.
А Лексус хорошо идёт и дорогу держит хорошо. Не рыскает, ничего. Стоит как влитой на дороге. Вот что значит хорошая тачка. Я смотрел то на дорогу, то на спидометр, то оглядывался назад. Джип уже отстал довольно-таки далеко, и его кузов виднелся вдали. А шоссе и не думало кончаться. Прямое как лента, нет, как стрела, шоссе так и манило собой.
– Сейчас нас обойдут, – внезапно сказал Слива, косясь в левое боковое зеркало и занимая средний ряд.
– Где, кто? – только и успел спросить я, как мимо нас по левой полосе буквально пролетели друг за другом два мотоцикла.
– Офигеть, – вымолвила Света, посмотрев на мотоциклы, которые спустя пару секунд превратились в точки. – Сколько же они едут?
– За триста точно, – ответил Клёпа. – Мы 250 идём, а они нас как стоячих обошли.
– Мотики разглядели? – засмеялась рация голосом Кирпича. – Мы только успели заметить, как что-то пролетело мимо.
– Что же это за мотоциклы такие? – снова восхищённо спросила Света.
И тут я вспомнил, как Игорь с восхищением рассказывал про три супер-пупер мотоцикла, которые притащили из облака Тумановские пацаны. Туман их после ремонта приказал убрать на дальнюю полку, и только после того, как будет построено шоссе, продать. Типа таким мотоциклам на обычных гравийных дорогах нечего делать. Их место на шоссе. Вот видать и продали их. Насколько я знал, на большинстве хороших спортивных байках стоит ограничитель на 299 километрах в час. С одной стороны, этот ограничитель могли отключить наши умельцы. Но сколько ещё можно будет выжать с той же Ямахи Р1 дополнительных километров в час при снятом ограничителе? 10? 20? 30? А тут эти двое под 350 точно шли. Так что, скорее всего это и есть эти мотоциклы.
– Я видел в сервисе три мотоцикла, – сказал я, – некоторые из мотоциклистов на них молятся. Две Судзуки Хаябуцы и какой-то совершенно сумасшедший аппарат Кавасаки Ниндзя для особо отмороженного водилы. Последний, говорят, может больше четырёхсот жать.
– Хренасе, – выдохнули все разом в салоне Лексуса.
– Так что я думаю, это что-то из этих трёх мотоциклов и есть.
– Это как же надо своё тело-то чувствовать? – с восхищением сказал Клёпа. – Баланс, мотоцикл, чуйка должна быть просто супер.
– И практически отсутствовать инстинкт самосохранения, – добавил Слива.
– Ты прав, Клёп, – согласился я с ним, – не каждый на таком ездить сможет, обуздать эту дурь. Это равносильно тому, что обычного водителя посадить за руль моего Эво или за руль Вайпера, на котором мы с тобой, Слив, по Плато гоняли. Там нельзя просто так сесть и поехать. Да и мне кажется, за рулём таких мотоциклов нужно быть немного сумасшедшим. Давай, Слив, скидывай скорость, дожидаемся джипа.
Слива скинул скорость до жалких 150 километров в час, и после 250 мне казалось, что мы просто стоим на месте. Пока ехали по шоссе, обогнали несколько легковушек, джипов, фур и грузовиков. Некоторых обогнали быстро, некоторых потихоньку догоняли и обходили слева. А это говорит о том, что сидящие за рулём этих тачек так же выжимают из своих движков все соки. Буквально в самый последний момент, как я сказал Сливе скидывать скорость, мы обогнали лупатого Мерина. Тот километров 220-230 в час шёл, и наш Лексус его не так чтобы быстро, но настиг и обошёл. Вскоре этот самый Мерин пролетел мимо нас по левой полосе и радостно побибикал. Типа лохи на Лексусе, сдулись, а я дальше попёр.
Пока дожидались, когда нас догонит наше сопровождение, ехали молча. Думаю, не я один был под впечатлением от такой поездки, но больше всего меня конечно впечатлили эти два мотоциклиста. Да уж, под 350, а может быть и больше на мотике, это вам не хухры-мухры. У меня бы точно духу не хватило так проехать. Мы со Сливой на Вайпере-то тогда 300 по Плату ехали, и то у меня был такой дикий выброс адреналина, что на десятерых хватит. Смелые конечно эти двое и отмороженные. В хорошем смысле этого слова. Хотя, честно говоря, я всегда считал носящихся на таких спортбайках ребят немного пришлёпнутыми. Но с другой стороны, каждый сходит с ума по-своему. Мне вот, например, лучше на Эво по просёлочным дорогам прожечь, проходя в управляемом заносе повороты и пролетая мимо деревьев, Крот на 700 сильном АМГ носится по карьеру так, что у наблюдающих за ним душа в пятки от страха уходит. Игорь тот же самый на Аванте, а этим трасса и газ на полную.
– Вон они, – отвлёк меня от размышлений Слива.
Обернувшись, увидел, как нас догнал джип Лексус и пристроился сзади и чуть правее.
– Слива, больше 200 не езжай, – вновь заговорила рация голосом Колючего, – а то его покидывать начинает.
– Резину надо низкопрофильную поставить, – сказал я, – меньше кидать будет. Слива, вернёмся, скажи Игорю.
– Добро. На него тоже? – он легонько хлопнул ладонью по рулю седана.
– Да, диски побольше и резину низкопрофильную. Расход правда увеличится и спидометр врать будет, но нам на это всё равно. Будут лапти шире, будет устойчивей стоять на скорости и в поворотах. Только на мокрой дороге на нём аккуратней и особенно по лужам, всплывать на раз будет. Дороги сейчас поливают периодически в городе и зелень тоже.
– Спроси, как Булат там? – сказала мне Света. – Не укачало его там?
– Как Волх там с вами в багажнике?
– Нормально всё с ним, – засмеялся в рацию Кирпич, – сидит вон, таращится во все стороны. Ему гонки тоже походу понравились. Язык высунул, глаза горят, на мотики рычал правда.
Все потихоньку засмеялись.
60 с небольшим километров до поворота к хозяйственному оазису пролетели очень быстро. Всю эту дорогу я смотрел на железку, она так и шла параллельно шоссе. Вторая ветка кончилась километров через 15 после того, как мы отъехали от Тауса. Её, видимо, тоже на перспективу начали делать и под дальнейшее расширение. Отбойники тоже кончились. Вокруг была бескрайняя пустыня, редкие скалы и много песка. Сейчас шоссе плавно уходило направо, и так же плавно поворачивала железка. Дорога с шоссе к Хозяйственному была по две полосы в каждую сторону, точно так же разделённая полосой безопасности метров в 10 шириной. Ещё через 32 километра мы увидели указатель на пещеру, на котором было написано «Оптовая база 2.7 километра» и стрелка.

Глава 12.

Через два с половиной километра ещё один указатель «Въезд под погрузку» и стрелка прямо. Везде уже был положен асфальт. Перед Южными въездными воротами, где в тот раз был небольшой блокпост бандитов, стоял небольшой вагончик, шлагбаум, рядом будка охраны, и оттуда нам на встречу вышел охранник, второй остался в будке и смотрел на нас сквозь стекло. А будка такая ничего, метров 10 квадратных, сбоку виден короб кондиционера. Рядом небольшой навес, под ним стол, несколько стульев, кресло какое-то старое. Две стороны под навесом так же огорожены плотным материалом, скорее всего, обычным брезентом. Правильно, ветродуя чтобы не было. Стоянка были полностью заасфальтирована, и в данный момент там стояло несколько легковых автомобилей, пару джипов и микроавтобус. Потом тут будут стоять фуры и машины сотрудников или просто тех, кто приехал сюда по делам, это я из нашего плана помню. А Северные ворота будут только на выезд из пещеры, вон и дорога от них идёт сюда к нам. Стоянку уже практически полностью обнесли сеткой, вон мужики вкапывают столбы в песок. На площадке виднелись две большие кучи мусора и недалеко от них лежали доски под навесом. Там же стоял переделанный в грузовичок Фольксваген транспортёр, в который двое мужчин грузили мешки и доски. В дальнейшем тут поставят пару вышек, установят прожекторы и создадут необходимые условия для водителей. Туалеты, кафешку, душевые. Только вот забор из сетки меня смущает, хиленький он какой-то.
– Добрый день, – поздоровался с нами подошедший охранник в открытое Сливой окно водительской двери, – извините, но база ещё закрыта. Или вы к кому-то приехали?
– Мы к тем, кто тут ремонтом занимается, – ответил Слива.
– Минутку, пожалуйста, – и он взялся за рацию, – центральный, приём.
– На связи первый, – тут же ответили ему.
– Тут две машины приехали, седан и джип сопровождения, номера, – он подошёл к морде нашего седана, – Александр написано. Говорят что к тем, кто занимается тут ремонтом.
– Пропусти, это шеф приехал.
Внутренне я усмехнулся, прикольно, шеф. Охранник развернулся и махнул рукой снизу вверх второму охраннику в будке.
– Проезжайте, пожалуйста, – сказал он нам.
– Спасибо, – хором поблагодарили мы его.
– Шеф, – передразнила меня Света и украдкой показала мне язык.
Шлагбаум открылся, и мы потихоньку вкатились на большую стоянку. Въездные ворота перед нами были открыты, и Слива направил Лексус ко въезду в пещеру. Пока ехали, слева от самой горы, в которой и была эта пещере, прям около самой стены была залита бетонная площадка, и на ней виднелись короба огромных промышленных кондиционеров, трубы от которых уходили в саму гору. А чуть дальше наружу из горы выходила сама система вентиляции.
– Справа гляньте, – захихикал Клёпа.
Клёпа показывал на большой установленный указатель. В землю вкопали большой столб, и на него прибили много дощечек, одна из сторон которых напоминала стрелку.
Дощечек с надписями было несколько штук. «Таус 100 километров», «Кижень 549 километров», «Новый Оазис 162 километра», «Руви 122 километра», «Хозяйственный Оазис 31 километр».
– На нижние указатели посмотрите, – продолжал смеяться Клёпа.
Увидев их, мы рассмеялись все. Какой-то остряк прилепил две дощечки с надписями: «Бабы 31 километр», и указатель висит параллельно указателю на Хозяйственный оазис. Вторая «Стриптиз 100 километров», и дощечка параллельна на Таус. Да уж, креатив так и хлещет из ребят. Весело им тут видать.
Спустились вниз в пещеру, дорога разлинована, и под потолком весит большое количество светильников, в общем, светло как днём. Стены все покрашены в приятный бежевый цвет. Когда выехали на большую площадку, уже внутри я сразу обратил внимание, что стоящий тут дот отсутствует. Ну дот, в которой мужик на Вольво врезался и взорвался вместе с дотом и машиной. А вон и Навара Рыжего стоит, и пацаны наши нас встречают.
– Здорово, мужики, – радостно поприветствовал я их, вылезая с заднего сиденья Лексуса.
– Привет, шеф, – чуть ли не хором сказали они.
– Светик, моё почтение, – заулыбался ей Лама.
– Булат, привет дружище, – радостно погладил по голове Волха Зима.
Несколько минут мы приветствовали друг друга и обменивались рукопожатиями.
– Должен признать, что вы тут сделали замечательный ремонт, – с восхищением в голосе сказал я, крутя головой по сторонам.
Работа тут и правда была произведена грандиозная. Все стены отштукатурены и покрашены, все пулевые пробоины, которых тут было ну очень много, заделаны, под потолком висит куча новых светильников, которые дают прекрасное освещение на этот просто нереально огромный зал, в котором мы сейчас находились. Тут, мне кажется, без проблем могли две-три фуры развернуться и ещё бы место осталось. Дальше дорога уходила в глубину пещеры на сколько хватало моего зрения. Помнится, что одна из освобождённых нами женщин говорила, что общая длина дорог в этой пещере больше 20 километров.
– Это ты ещё дальше не видел, – засмеялся Рыжий. – Юра со своими ребятами тут как пчёлки трудились без выходных, – и Рыжий положил руку на плечо скромно улыбающемуся Юре, бригадиру всех строителей, которые тут трудились.
– Поехали, я вам всё покажу, – подал он голос.
– Поехали, – легко согласился я и сделал шаг по направлению к седану.
– Нет-нет, – снова заулыбался он, – у нас вон машины есть, – показал он пальцем на стоящие сзади меня 4 выкрашенных в разноцветные цвета машины.
– Ух ты! – воскликнул я. – Это для передвижения по пещере?
– Совершенно верно, – кивнул довольный Рыжий. – Ваня наш с Игорем нам 4 Гетца презентовали, покрасили их, и они тут разъездные теперь. Потом, надеюсь, что электрические какие они сделают и их надо минимум штук 10. Пешком тут не находишься, расстояния будь здоров.
Все засмеялись.
– Заказывайте, – пожал я плечами, – пусть делают электрические.
– Уже заказали.
Погрузились в эти Хёндаи и покатили по пещере. Проехали метров 300, пару поворотов. Юра, сидящий за рулём, только-только начал мне рассказывать с переднего сиденья что они тут сделали, как сзади мы услышали истошный звук клаксона, ехавшего за нами второго Гетца. Лексусы мы оставили на специально сделанной стоянке уже тут внутри пещеры. Место тут было не просто вагон, его было очень много.
– Чё это они? – вытянув шею и пытаясь рассмотреть, что случилось, спросил Юра.
Мы увидели, как из остановившегося второго Гетца выбрались пацаны, и Слива замахал нам руками, зовя к себе. А Кирпич с Нямой стояли и покачивали головами. Но так покачивают, когда видят что-то впечатляющее.
– Пошли глянем, чего они, – сказал я, вылезая из остановившейся машины.
– Ты чего? – спросил я Сливу, подойдя к нему.
– Туда глянь, – показал он мне пальцем.
Их Гетц, на котором они ехали, остановился как раз напротив второго поворота, я его просто прощёлкал, смотря в другую сторону. Там дальше, метрах в двадцати от нас, около стены стояло два мотоцикла. Два красавца спортбайка. Няма, Кирпич и Леший уже направились к ним.
– Походу, это они мимо нас промчали, – негромко сказал Клёпа и направился за ребятами.
– Знакомые что ли ваши? – вопросительно кивнул Рыжий на мотоциклы. – Это наших ребят моцики.
– Да мы сюда к вам сейчас ехали, – ответил я, так же подходя и рассматривая мотоциклы, – кажется эти двое мимо нас пролетели как ракеты какие. Хотя Слива из седана 250 выжал, а они нас как стоячих обошли.
Стоящие Рыжий, Лама, Зима и Юра громко рассмеялись.
– Эти да, эти могут, – ответил за всех Рыжий, – они их недавно купили у нас же. Два друга, попали сюда оба чуть больше года назад, тоже на мотоциклах кстати, только те у них конечно попроще были.
Подойдя ближе, я прочитал надпись мотоциклов на баках, так и есть, они. Первый стоял чёрный с серебристыми вставками Кавасаки Ниндзя, второй, более зализанный, Сузука Хаябуца в бордово-белом окрасе.
– Как же им не страшно с такой скоростью то ездить? – спросила Света, так же как и мы разглядывая мотоциклы.
– Так они профи, Свет, – ответил ей Рыжий. – Года три кажется назад, они вдвоём ездили участвовали в гонках на острове Мэн, и Вася там гонялся, занял 10 место кажись, Андрюха у него механиком был. Причём за свой счёт катались и мотоцикл везли.
– Да ладно? – охренел я от услышанного.
– Слышал про этот остров? – усмехнулся Рыжий.
– И слышал, и видео на Ютубе смотрел, – я прям тут же проникся огромным уважением к этим двоим ребятам.
– Что за остров-то? – спросил Слива.
– А вот они сейчас сами и расскажут, – тут же перевёл стрелки Рыжий на двоих молодых ребят, которые вышли из открывшейся двери. Оба были одеты в спортивные мотоциклетные комбинезоны под цвет своих байков. Оба ещё нас не видели, так как внимательно слушали идущего за ними мужичка постарше, парням было около 30 лет где-то, а мужичку около сорока, и он был одет в строительную спецовку, всю в каплях краски.
– Вась, не забудь, – втолковывал мотоциклистам этот мужичок, – сегодня к вечеру надо 10 литров белой краски обязательно, ей ещё сохнуть, и всё остальное из списка тоже привезите.
– Да понял я, – кивнул тот, кого назвали Васей, – всё будет, Леонидыч, ты нас знаешь. Сейчас до Тауса домчим, закажем машину, и всё привезут.
– Кажись, это вас ждут, – заметив нас, кивнул этот Леонидыч.
Оба байкера остановились и посмотрели на нас.
– Привет гонщики, – радостно поздоровался с ними Слива, – это вы нас на трассе пол часа назад обошли? Вернее, пролетели мимо?
– Мы много мимо кого пролетели, – улыбаясь, ответил Вася, – всех не упомнишь.
– Да и скорость большая, чтобы по сторонам смотреть, – добавил второй в комбезе, я так понимаю, это Андрей.
– И сколько вы на этой трассе выжимали? – с интересом спросил я, кивая в сторону.
– Я на этом 367 ездил, – спокойно сказал Вася и подойдя к нам, положил руку на седло чёрно-серебристого мотоцикла. Андрюха на своём, – он кивнул на бордовый, – 328.
– 335, – поправил его тот.
– Ну, пусть 335, – улыбнулся Вася.
– Охренеть, – выдохнули мы разом.
– 370 километров в час млять, – выругался Слива, отойдя на пару шагов и рассматривая чёрного красавца, – сколько же у него лошадей?
– В этом 326, турбовый, – с гордостью ответил его водитель, – думаю, что больше четырёхсот поедет. Резину жду, заказал у производителей уже в Таусе. Себе такие хотите?
– Да не, ни за какие коврижки я на такой не сяду, – тут же сказал я.
Пацаны тоже сразу подняли лапки кверху.
– Да, – любовно погладил он рукой мотоцикл, – с таким монстром не каждый справится. Хороший байк. Рыжий, – обратился он к нему, – мы список взяли, поехали заказывать.
– Погодите, мужики, – остановил их Рыжий, – расскажи пацанам про остров Мэн. Я им сказал, что ты там гонял.
Тот вздохнул, а Андрей улыбнулся.
– Да это давно было, – попытался отмазаться Вася.
– Да ладно, не скромничай, – поддержал я его, – я знаю, что там не каждый гонщик сможет ездить. Слышал я про него, и если ты действительно там гонял, то ты дружище, ну как космонавт для меня. Как говорится, снимаю шляпу.
По реакции Васи было видно, что ему понравилась моя похвала.
– Три года назад мы туда ездили, – взял слово Андрей, – у Васька Ямаха Р1 была, вот и решил он счастье попытать на этом острове.
– Что за остров-то? – спросил Кирпич.
– Ну слушайте, – весело сказал Андрей и уселся на свой байк ставя шлем на бак мотоцикла. – Остров Мэн, находится во владении Британской короны и расположен в Ирландском море. Сам остров небольшой. Он тихий и спокойный для жизни. Вот через него и проходит трасса, её длина 60 километров 700 метров. Первая гонка там прошла в 1907 году, потом стали проводиться каждый год. И участников становилось всё больше и больше. Победить там считается очень престижно. Это как в Формуле 1 например, победить в Монако или в автомобильных кольцевых гонках в Дейтоне. Очень круто в общем. Вот Вася и решил, – Андрей кивнул в его сторону, – попробовать себя там. Деньги были, мотоцикл был, оформили все бумаги и полетели туда. Народу была куча. 5 классов мотоциклов, до 85 участников в каждом, но в последний раз было больше. По два-три круга у каждого класса.
Кто-то из наших присвистнул.
– Вася выступал в классе ТТ Супербайк, от 750 до 1000 кубиков.
– И как? – нетерпеливо спросил я.
– 10 место из 89 участников, – ответил Вася.
– Охренеть, – снова вырвалось у меня, – псих. Не в обиду, дружище. Расскажи про трассу-то.
– Да я не обижаюсь, – почесал свою макушку улыбаясь Вася. – Трасса изобилует поворотами, как слепыми, так и открытыми, деревья, дома, длинные прямые, на которых выжимаешь всё что только можно из мотоцикла. Поворотов там больше двухсот. Рекорд этой трассы 331 с половиной километров в час. Так вот, был там такой чувак, Джон Данлоп, он побеждал на этой трассе аж 26 раз. Последний раз в двухтысячном году. Разбился насмерть на мотоцикле, причём не там на острове, а где-то в Эстонии, на мокрой трассе. Он там знаменитость, и памятник ему на этом острове стоит. На его похороны пришло и приехало почти пятьдесят тысяч человек. А девятикратный чемпион мира Дэйв Джеффрис однажды сказал: «Чтобы добиться на острове успеха, надо быть в абсолютном согласии с самим собой, нужно точно знать, что ты делаешь, и понимать, – Вася поднял вверх указательный палец, – что ты можешь вернуться домой в ящике»
Вот и едут туда каждый год те, кто это понимает. Многие отказываются от гонок, увидав трассу. Разбиться там можно, – он щёлкнул пальцами, – за столетнею историю этих гонок там разбилось насмерть больше двухсот человек, а ломаются и калечатся там каждую гонку еще пара десятков.
Мы все притихли, переваривая эту информацию.
– Да уж, – выдохнул Няма, – все эти доморощенные гонщики, которые гоняют по городу, дети по сравнению с вами.
– Ну, не совсем конечно дети, – ответил Вася, – там тоже опыт кое-какой нужен. Но в большинстве своём, конечно, им далеко до тех, кто гоняет на острове Мэн.
– Поедем мы, мужики, – спустя несколько секунд затишья сказал Андрей, – а то нам ещё тачку надо со стройматериалами сюда отправить.
– Байкер-клуб знаете «888»? – спросил я у них, когда они начали одевать свои шлемы. – Это байкеры местные открыли. Там Туман такой есть, главный у них.
– Слышали, – услышал я бухтение Васи из-под шлема.
– Съездите, познакомьтесь. Я думаю, он будет рад такому знакомству.
– Хорошо, спасибо.
Оба надели шлемы, перчатки, завели свои безумные мотоциклы и, помахав нам рукой, поехали в сторону выезда. От стен пещеры тут же отразился звук их двигателей. А мы все стояли и провожали их своим взглядом.
– 367 километров в час, – повторил Леший, – я на машине-то больше двухсот никогда не ездил. А эти на мотоциклах за триста гоняют.
– Чувство самосохранения у них отсутствует напрочь, – философски сказал Кирпич. – Их жизнь за 5 минут бывает интересней, чем у тебя за неделю.
– Завидуешь что ли? – спросил я. – Так купи себе мотик и гоняй.
– Не, Сань, я так не смогу и не умею. Я даже боюсь представить, какую реакцию надо иметь, чтобы обуздать между ног 326 лошадей на такой маленький вес. Это не ракета, это, – он запнулся, подбирая слово, – это пуля. Там наверное на любой скорости такой пинок при разгоне, как ты Саня говоришь под задницу, что только за руль держаться успевай.
Через небольшое время звук двигателей мотоциклов окончательно стих, а мы всё стояли и смотрели в сторону, куда уехали эти пацаны.
– Дальше едем смотреть пещеру? – спросил Юра, выводя нас из небольшого ступора от услышанного.

Глава 13.

Следующие полтора часа мы ходили и ездили по пещере и рассматривали то, что тут эта бригада «Ух» сделала. А сделали они тут действительно много. Во-первых, полностью выровняли, заштукатурили и покрасили все стены от пулевых отверстий. Да и взрывы тут кое-где тоже были. Уж не знаю кто, но когда мы тут воевали с бандитами, кто-то из наших ребят взрывал стены, чтобы пройти в соседнее помещение, плюс мы рванули одну, когда вытаскивали заложников. Всё эти дырки были заложены пеноблоками, заштукатурены и покрашены. Под склады выделили половину пещеры. Везде было хорошее освещение, вентиляция не чета той, которая тут была до этого. Под потолком висели новые алюминиевые короба системы вентиляции и вытяжки. Плюс мощные моторы для того, что весь этот запах вытягивало наружу.
Лёгкие, обитые тонким листовым железом двери на склады-холодильники, чтобы их можно было открывать коробками, которые везёшь на Каре или тележке. Юра показал нам принцип их работы, когда мы на Гетце проехали так в одно из больших помещений. Он просто машиной их открыл и заехал, я только потом обратил внимание, что на переднем бампере установлены небольшие крепления. А чтобы эти самые двери не царапали кузов автомобиля, на самих дверях были прикреплены небольшие ролики из мягкой резины, и в момент закрытия ворот, эти ролики скользили по кузову, не царапая и не повреждая его.
Так вот, про помещения, вернее про большие холодильники. Из Киженя сюда по заказу привезли кондиционеры, блоки которых я видел на улице. Было несколько больших помещений-холодильников для рыбы: холодного копчения, горячего, свежезамороженной. Причем замораживать её будут тоже прям тут. Мощность холодильников легко позволяет это делать. То же самое и с мясом. Река есть прям тут в пещере, вода питьевая, можно помыть если надо полы, да и машину если хочешь. И на свои нужды без проблем. Канализацию дополнительно провели, коммуникации. Несколько комнат для персонала отремонтировали, мы же много чего разнесли. В бывших покоях Рога сделали офисные помещения. Там будут отпускать и принимать товар, бумажная волокита, в общем, вся бухгалтерия, сисадмины, рабочие и грузчики, у всех будет своё помещение. Мастерские некоторые и то оставили. Наверняка надо будет что-то починить и проводить обслуживание.
В общем, мне очень понравилось, это только часть того, что я описал, а так по мелочам сколько работы было. Для овощей и фруктов тоже были помещения, везде также можно было регулировать температуру и спокойно подъезжать на погрузку и разгрузку. Понятно, что фуры везде подъехать не смогут. Для этого тут уже было 5 каров, множество поддонов. Всё новенькое, свежепокрашенное. Двери, окна, техника, мебель, всё было новое и красивое. Выезд для фур был немного круче чем въезд, и тяжёлая фура могла просто не подняться на него, движка не хватит. На самом верху этого выезда установили мощнейшую выдвижную лебёдку. Кажется, её у нас в сервисе умельцы сделали. Как сказал Юра, 70 тонн она вытянет на раз. Если фура не сможет выехать сама, то за грузовик цепляют трос и тянут машину наверх. А для того, чтобы понимать, сколько эта самая фура весит, перед выездом установили грузовые весы.
Вот так тут было очень много ноу-хау, которые ребята придумывали на ходу. Наверху на поверхности они сделали зону отдыха для персонала, там, где у бандитов небольшой бассейн был. Огороженная территория, пару небольших домиков, бассейн расширили и углубили, навес, столики, стульчики, красота. Можно ночевать как внизу в самой пещере, так и наверху. Для персонала были сделаны все условия для комфортной работы и отдыха. Если на этой планете случится какой-нибудь апокалипсис, рвать когти надо будет сюда. Еды, воды, топлива полным-полно.
Через неделю они окончательно заканчивают тут со всем, и можно будет везти сюда первые партии товара и трезвонить в колокола, что открылась крупная оптовая база по продаже продуктов питания. Скорее всего, и готовую продукцию с производств, которые расположены в нашем городе, тоже повезут сюда. По крайней мере, если бы я производил, например, ту же самую колбасу или кефир, или йогурты или сыр, да много чего, то я бы обязательно поехал договариваться с директором этой самой базы на предмет того, чтобы арендовать тут небольшое помещение и хранить свою продукцию тут или отдавать её на реализацию. Ведь отсюда будет три крупных направления: Кижень, Новый оазис и Руви. Сейчас как всё происходит? Покупатели, которые хотят купить ту или иную продукцию, ездят за товаром по разным производствам, которые раскинуты по различным оазисам вокруг Тауса, а рыбу вообще везут из Речного сразу по магазинам. Заехали в три-четыре места, купили товар, повезли для дальнейшей реализации к себе. А тут всё будет в одном месте. Так что мы были правы, когда решили открыть тут оптовую базу.
Население Тауса, Руви и Нового активно растёт, а есть хочется всегда, желательно несколько раз в день и вкусно. Так что наша база будет только процветать. Осталось только найти сюда нормального директора, да желательно толкового. Но у меня таких знакомых не было. Значит, надо искать. Вообще, сюда персонал нужен, я даже вот так сходу не готов сказать, сколько именно человек. Но около 30, думаю, точно. Хотя, найдя сюда директора, можно будет его озадачить поиском и подбором персонала. Маршрутки надо пускать, вернее, одну или две, или автобус. Который будет возить сюда работников на работу и вечером обратно. Мля, меня прям током прошибло. Люди-то как будут? Или их всех в Хозяйственный заселять? Он же рядом, 30 километров всего. Да не, пусть сами решают. Даже если они и из Тауса будут каждый день ездить на работу, что такое 100 километров по хорошему шоссе? Сорок-пятьдесят минут езды? Ерунда? Ерунда. По двое-трое в машину и вперёд. Короче, надо думать. Охрана тут будет постоянно, это уже Тумана проблемы, смены тут эти их, неделя, две, как хочет пусть делает, меня это не касается.
Потом опять же, не исключено, что многие приехавшие сюда грузовики под погрузку будут оставаться тут на ночёвку. Вон им какую стоянку сделали и всю инфраструктуру для водителей, небольшое помещение с баром и то построили. После дороги водителям надо будет где-то покушать, пивка попить да потрепаться. Рыжий сказал, что даже небольшая мастерская и шиномонтажная будет, и сбоку небольшая заправка с двумя вкопанными в землю цистернами с топливом. Мне их тоже показали. Значит, нужна будет ночная смена грузчиков, девушек или женщин, которые будут отпускать и принимать товар, готовить документы, короче, заниматься с бумажками. Вечером приехал, погрузился ночью, переночевал и с утра назад. На ночные поездки по трассе через пустыню еще долго смельчаков не будет, да и опасно это. Диких зверей полно, сшибёшь такого на полном ходу, сам улетишь куда. Так что только дневное передвижение на машинах.
Для работников предусмотрели всё. Задержался на работе, пожалуйста: вот тебе душевые, столовая, места отдыха и ночёвки. Сотовая связь скоро и тут будет работать. Домой позвонил, предупредил. Бравые Тумановские бойцы охраняют твой сон от посягательств животных, которые ночью вылезают из всех щелей и охотятся друг на друга в пустыне. Думаю, что если уйти в пустыню ночью, то ты проживешь максимум минут двадцать, потом ты станешь чьим-то поздним ужином. Так что бойцы с оружием по-любому тут будут нужны.
Про хлипкий забор из сетки, который мне не понравился, Юра сказал, что в двадцати метрах от сетки будет установлен ещё один из толстого железа, и на нём уже установят прожекторы, которые будут светить на пустыню. Сначала хотели установить вышки с охраной, но в Кижене были камеры. Они уже лежат на одном из складов тут, привезли. Вот эти камеры и установят на заборе. Неделя и всё будет готово. Ну и охрана будет бдить. Не удивлюсь, если Туман ещё заминирует все подступы к забору. По крайней мере, какую-то полосу точно, и огородит её флажками, например. Что бы какой-нибудь любитель прогуляться перед сном не подорвался.
Так что все места, где будут люди, будут за высоким и крепким забором, всё это будет под хорошим освещением и охраной. Наверху, где место отдыха для работников пещеры тоже установят сетку, забор и камеры.
Ходя по этой большой стоянке, наверху я увидел, как рядом с этой импровизированной лесопилкой построили большой навес и под ней несколько мужчин занимались тем, что делали разные деревянные ящики. Каждый из нас когда-либо в том мире видел на рынках или в магазинах большие и маленькие ящики, в которых лежали огурцы, помидоры, виноград и так далее. Вот они и занимались тем, что делали такие же. Придут сюда фуры и весь товар распределят по таким ящикам с одинаковым весом. Потом это всё ставится на поддоны и вуаля, можно грузить паллетами.
– Да, мужики, – произнёс я, полный впечатлений, – молодцы. Столько работы провели. База просто идеальная.
– Сюда только директор толковый нужен, – словно прочитав мои мысли, сказал Юра, – и персонал.
– Да думаю уже, кого сюда назначить. Ты прав Юр, толковый человек сюда нужен. Хозяйство тут большое будет. В любом случае, тебе и твоей бригаде огромное спасибо. Как закончите тут, думаю, мы с вами продолжим сотрудничество.
– Отлично, – обрадовался тот, – а если не секрет, какая ещё работа?
– Да не секрет. Мы сейчас в Таусе для «ГДЛ» офисное здание строим. Вот если хотите, можете заняться его отделкой и строительством. Там как раз только подушку залили. Здание большое будет, два этажа. И это будет наше лицо. Там всё идеально и красиво должно быть.
– С удовольствием займёмся. Будет всё тип-топ.
– Хорошо. Тогда всё мужики, поехали мы дальше. А да, там в седане, – я показал на него рукой, – мы вам вкусные гостинцы привезли, забирайте. Думаю, на всех хватит.
Они быстро разгрузили багажник, затем мы пожали друг другу руки, попрощались, погрузились в наши тачки и взяли курс на оазис разборку.

Глава 14.

Нам надо было проехать около 70 километров до Оазиса-разборки. 30 до Плато и ещё 35-40 до самого оазиса. Насколько я помнил, мне говорили, что асфальт и железку положили до самого Плато и чуть дальше. Но наш Оазис-разборка был справа, а Кижень круто слева. Значит, полтора-два десятка километров от шоссе нам нужно будет прокладывать самим. Ладно, сейчас поедем и посмотрим. И мне очень хотелось посмотреть, как укладывают лианы и железку.
– А круто они там сделали, – сказал Слива, когда мы выехали с территории базы и в данный момент держали курс на шоссе.
– Да уж, – протянул Клёпа, – работы кучу провели. Как в музее теперь стало.
– Мне тоже понравилось, – поддержала Света, – это в этой пещере вы воевали тогда с бандитами?
– Ага, – улыбнулся я.
Через пару минут мы выехали на шоссе.
– Слива, не больше 160 езжай, – заговорила рация в нашем Лексусе голосом Колючего из джипа сопровождения.
– Добро.
– Чего такой задумчивый? – спросила у меня Света. – Думаешь, кого директором назначить?
– Да. Сюда кучу работников надо, но людей нанять проблем не будет, с охраной тоже, Туман сюда ребят направит. А вот человека толкового где взять? Всю голову сломал уже.
– Вертолёта, – сказала она одно единственное слово.
– Точно! – я прям обалдел от столь простого решения и удивлённо посмотрел на неё.
– Вертолёт толковый мужик, – кивнул сидящий за рулём Слива.
– Он всю эту кухню изнутри знает, – продолжала хвалить его Света, – сам с низов начинал с развозки. И товар знает, и как хранить его. Честный и порядочный мужчина.
– Согласен, Свет, – ответил я. – Вернёмся сегодня, поговорю с ним. Надеюсь, он согласится стать тут директором и запустить всю эту махину.
– Согласится, – смотря вперёд, сказала Света, – зарплату сделаешь ему нормальную и согласится.
Наш Вертолёт, или как его звали Борис Петрович, действительно подходил для этой должности как нельзя лучше. В данный момент под его крылом была развозка и доставка по Таусу и близлежащим оазисам. Андрей был старший по доставке, такси и продажей гаражей. А Вертолёту отдали бразды правления по этому направлению. Люди его знали, и знали как порядочного человека. Кстати руками он стал меньше махать, но эта его кличка Вертолёт так и прикипела к нему. Я вспомнил, как первый раз его увидел. Света меня с ним познакомила. Мы как раз искали человека, который сможет возглавить доставку с производств в магазины различных товаров. Сначала у нас было, кажется, 5 фургонов, потом ещё три, потом ещё четыре. Сейчас уже 24 фургона у него. Причём они все одинаковые. Форды, ярко синего цвета на хромированных дисках. И каждый день машины используются на полную. С утра едут по производствам, грузятся и везут товар по точкам. Плюс различные частные заказы от людей. Будь то переезд или перевозка чего-либо. Причём эта отдельная фирма, входящая в структуру «ГДЛ», приносит нам достаточно хороший доход. Несмотря на то, что с каждым месяцем машин в Таусе становится всё больше, многие продолжают пользоваться нашими услугами. И доставка будет нужна всегда. Точно знаю, что уже несколько машин возят товар в Руви и от них к нам.
Потом, опять же, Вертолёт знает всех производителей, и ему не составит труда прорекламировать нашу базу. Скорее всего, какая-то часть фургонов отойдёт на нужды базы, для доставки товара с производств на базу, но это уже пусть Вертолёт решает. Я прикидываю, сколько одновременно вопросов на него свалится, но ничего, он дядька толковый, решит.
– Вон дороги делают, – сказал с переднего правого сиденья Клёпа.
– Тормози около них, – сказал я, – посмотрим.
С заднего сиденья через лобовое стекло впереди я увидел стоящую пыль столбом. И, честно говоря, поразился тому количеству людей и масштабу, который тут был. Мы уже давно выехали на Плато. Получается, что проложили шоссе и железку больше 30 километров от базы. И в данный момент невооружённым взглядом было видно, как обе дороги уходят левее, в сторону Киженя. Где-то там, справа, наш Оазис-разборка.
– Пошли, посмотрим, – сказал я, вылезая из Лексуса. – Свет, Булата на поводок и рядом держи.
Рабочих было очень много, кто-то обратил внимание на нас, кто-то продолжал работать. И вот тут я увидел уже стоящие на железной дороге какой-то непонятный тягач с длинной стрелой, с помощью которой как раз в данный момент укладывали очередную секцию рельс со шпалами, и сзади два вагона, на которых друг на друге и лежали эти самые секции. Походу, такой же рельсоукладчик сделали.
– Вон Володя к нам идёт, – сказал Кирпич.
– Приветствую, – подойдя к нам, поздоровался тот, протягивая руку. – Решили посмотреть, как тут у нас всё происходит?
– Ага. Далеко вы уже от Тауса отошли, – сказал я.
– Пошли, покажу тут всё, – позвал он за собой, улыбнувшись.
Работа тут не просто кипела, она бурлила. Пара десятков грузовиков, народу больше 100 человек точно. Из труб вагончиков, которые были установлены на прицепы, клубился дымок, как пояснил Владимир, это готовят обед. Посмотрели мы, как укладывают рельсы с уже прикреплёнными к ним шпалами. Сначала шёл грузовик, который своим отвалом ровнял землю, песок, в общем, то, что в данный момент там было. Затем рабочие делали отсыпку из щебёнки, не во всех местах, а то бы никакой щебёнки не напаслись. Дробилка была с собой, в неё вон как раз сейчас самосвал сгружает большие камни, и они выходят с другой стороны дробилки в виде щебёнки, всё это по ленте шло в кузов другого самосвала, и он уже разгружал её по ходу железки. Там пара десятков мужиков лопатами раскидывали щебёнку, ровняли, и сверху едущий по рельсам этот грузовик-паровоз с помощью своей стрелы укладывал очередную секцию рельс.
– Дробилку мэрия выделила? – спросил я у Владимира.
– Ага, они же и технику всю дали. Камни от ближайших скал возим, взрываем и краном грузим в самосвалы. Пары колёс для вагонов мы привезли из Киженя, тут из них вон какое чудо сделали, – показал он на этот тягач на рельсах, – пару вагонов, стрелу и туда уже рельсы со шпалами. У нас-то помните, мы из облака такой же рельсоукладчик вытащили?
– Помню, конечно, знатно тогда постреляли.
– Ну а тут вот сделали, – повторил Володя, – вся техника тоже города. Повара, вагончики для них, столовка под открытым небом получается, столы и лавки устанавливают, навес только сверху ставят. Душевые, комната отдыха с кондеем, если совсем припечёт, пара врачей есть.
– Каждый день в Таус вечером уезжаете?
– Да, зверей много по ночам в пустыне. Пробовали сначала отбиваться от них и прожекторами светили в разные стороны. Но зверей очень много, одну ночь еле отбились, решили больше не рисковать. Короче, теперь за два часа до темноты все быстро собираются и домой, с утра назад и так каждый день. Тяжелую технику на месте оставляем, нет смысла гонять её туда-сюда. Жалко, что так много времени тратится впустую, – он вздохнул, – но выбора нет. Безопасность людей превыше всего.
– А лианы как укладывают? – спросил я.
– Пошли, покажу, – посмотрев в сторону шоссе, сказал Володя, – как раз сейчас начнут, вон цистерны с водой подогнали.
Посмотрев на трассу, я увидел, как к стоящим где заканчивался асфальт двум грузовикам подъехали две большие автоцистерны. Пройдя быстро около двухсот метров от железки, мы подошли к рабочим. Четверо мужчин вытащили из кузова стоящего тут же грузовика две длинные и толстые лианы, отнесли их к этим двум грузовикам. Другой мужик с помощью рулетки их померил, удовлетворительно кивнул головой и показал другому рабочему с бензопилой в руках на лиану. Тот, заведя бензопилу, отпилил от лианы лишнюю часть.
– Чё они делают-то? – нетерпеливо спросил Слива.
– Смотрите, – ответил ему Владимир, – сейчас всё увидите.
Как все помнят, ширина шоссе в одну сторону была три полосы, эти два грузовика с какими-то креплениями сзади стояли посередине этих трёх полос на уже ровной и утрамбованной поверхности. Я там тоже успел разглядеть песок, мелкие камешки. Но на этой поверхности отчетливо была видна утрамбованная полоса.
Так вот, потом группа рабочих взяли эти две лианы и положили их на эти крепления на грузовиках. Напомнили мне эти крепления обычные отбойники как на фурах, только крючки там были. Затем по команде, взявшись за лианы руками, разом отмотали по всей её длине около двух метров. Как от изоленты все мы отматываем кусок, вот точно так же они отмотали от лианы, только её длина метров 6-8 каждой была. Этот отмотанный кусок приложили к окончанию дороги и прижали длинной балкой. Затем грузовики завелись и потихоньку, одновременно тронулись с места, разматывая за собой колбасу лиан. За ними получилась этакая плёнка, которая ровно ложилась на утрамбованный песок. Тут же две автоцистерны съехали с асфальта и поехали параллельно дороге, а по двое мужчин со шлангами стоя на цистернах стали поливать размотанную ленту. Следующие два появившиеся грузовика с прикреплёнными перед ними катками на всю ширину дороги потихоньку ехали и укатывали начинающую набухать массу.
Катки были прикреплены от машин метрах в 10 и за ними получалась ровная и гладкая поверхность. Другая группа рабочих с помощью верёвок тут же по бокам ровняли обочину и отрезали излишки трассы. Честно говоря, я просто обалдел. Какие-то 10 минут и вот сотня метров дороги готовы. Дальше появилось ещё две небольшие машины, там уже краска, по бокам выдвинулись специальные крепления, которые опустили на дорогу и эти крепления тут же начали чертить полосы. Посередине они рисовали прерывистую разметку, по бокам сплошную. Несколько человек стояли и направляли эти крепления, в руках у них были трафареты. Всё, дорога готова.
Честно говоря, я был под очень сильным впечатлением.
– Вот сейчас мужики перекурят, – довольно произнёс Владимир, – и дальше продолжим. До темноты ещё далеко, километров 7 сегодня ещё успеем уложить.
– Да уж, – произнёс Кирпич качая головой, – никогда бы не подумал что так можно укладывать асфальт.
– Так быстро я бы сказал, – дополнил Няма. – Теперь понятно, как вы так быстро весь Таус в асфальт закатали.
– Ну так, – засмеялся Владимир, – эту технологию мы ещё у себя в Кижене отработали. Только там у нас вместо машин лошади были. Лиана же как плёнка из рулонов разматывается, легко очень. Главное нарезать их и длину рассчитать, они же расширяются от воды.
– Круто, – сказал я, разглядывая как по свежеуложенному у нас на глазах асфальту уже ездят тяжёлые грузовики.
Посмотрев ещё разок на процесс укладки, попрощались и поехали дальше.
– Вот ответвление в сторону оазиса уходит, – сказал Слива.
Посмотрев в окно, я увидел отчётливо виднеющуюся дорогу, которая забирала налево, а наша дорога, к оазису разборке уходила направо. Досюда, от основного шоссе, откуда мы только что уехали, осталось проложить около 5 километров. Вон грузовик с отвалом как раз размечает на Плато само шоссе, ездя вперед-назад и беря левее. Значит, тут у нас и будет поворот на Оазис-разборку. Бойцы, которых Туман выделил на строительство дороги, появятся тут через несколько дней. Сейчас они кладут по такой же технологии дорогу от пещеры в сторону Нового оазиса. На Плато можно будет потом асфальт положить, тут и так всё ровно и гладко. Пыльно только очень, так что асфальту тут быть. Проехав около 10 километров, увидели этот большой Оазис-джунгли. Там мы воевали с рокерами, в котором теперь наша база и рядом с ним облако, из которых ребята таскают тачки и мотоциклы.

Глава 15.

– Долго же вы к нам ехали, – сказал нам радостный Страйк, когда мы въехали по уже знакомой нам дороге в Оазис-разборку и поднялись по дороге наверх, подъехав к зданию бывшей тюрьмы.
Кстати говоря, самой арки, которую тут раньше установили эти психи байкеры, уже не было, вернее она была, только без костей и черепов. Вместо человеческих костей на ней мы увидели установленные мощные прожекторы. Думаю, что ночью, когда всю эту иллюминацию включают, въезд в оазис видно на Плато за пару километров точно.
– Ну, показывай своё хозяйство, – сказал я ему, оглядываясь вокруг.
– Да легко.
Булат, выбравшись из джипа, увидал Лимутов и с пробуксовкой рванул к ним. Мы только постояли поулыбались, наблюдая, как Волх и обе кошки играют и носятся по площадке, на которой мы остановились.
За следующие пятнадцать минут Страйк с ещё несколькими ребятами показали нам, что они тут наделали и перестроили. Первое и самое главное, я им даже позавидовал немного, если честно, после этого. Так вот, очень многие ребята, которые жили тут, перебрались жить в домики на деревьях, которые остались от рокеров. В тюрьме как-то никто не хотел обустраивать себе гнездо. Естественно, они их переделали и модернизировали. Не удержавшись от соблазна, я залез как обезьяна по верёвочной лестнице в один из них. Домик мне очень понравился, наверное, каждый мальчишка в детстве хотел себе такой же. Представьте дерево в пару человеческих обхватов, и в его ветвях, на высоте метров 10-15, построен домик. И площадь у домика чуть больше 10 квадратных метров, хотя на других деревьях были и побольше. Сделаны они полностью из плотно подогнанных друг к другу толстых и широких досок. Кровать, стол, пару кресел, холодильник, шкаф. Деревьев вокруг тюрьмы было очень много, но вся основная масса домиков была как раз с этой стороны, также между ними были переходы, прям как в фортах между башнями. Насколько я помню, как раз с этих самых домиков и переходов рокеры смотрели на расположенные внизу площадку, где люди дрались с Лимутами, и эту смертельную полосу препятствий. С той стороны тюрьмы, у них были мастерские, склады, различное барахло и стоянка для машин. Конечно, множество домиков при бое здесь наши пацаны разнесли вместе с переходами, но ребята многие из них восстановили и навели тут прямо-таки идеальный порядок. Я насчитал больше 15 домиков в ветвях деревьев, в которых жило по несколько человек. В них можно было забраться как по верёвочным лестницам, так и по обычным. Просто шагать надо было несколько этажей. Как на вышку поднимаешься, так и тут было сделано. Так же было сделано несколько небольших площадок, там стояли стулья, столы, небольшая барная стойка даже была. Заглянул в несколько из них. Были как маленькие, так и большие на несколько комнат. В некоторых из них чувствовалась женская рука. Занавески, цветочки, салфетки и скатерти. Многие же из ребят переехали сюда со своими дамами сердца, вот они и обустраивали свои жилища, и должен сказать, что те из девчонок, которых мы видели по этому небольшому городку в деревьях, были довольны как никто. Видать, женской половине также нравилось тут жить.
Но больше всего мне понравилось, как они решили проблемы с коммуникациями. Ведь каждый хочет, чтобы у него в доме был и водопровод, и туалет, и чтобы всё это функционировало. Уж не знаю, как эту проблему решали рокеры, когда они тут жили, но в тот раз, когда мы тут были, ничего подобного я не видел. Так вот, в каждый домик от земли были подведены несколько пластиковых труб, которые привезли в просто нереально большом количестве из Тауса. Посередине этой деревни в деревьях, на высоте метров двадцати от земли, была установлена огромная цистерна с водой, несколько мощных насосов; бойлер, который нагревал воду, был в каждом домике. Трубы канализации от каждого домика шли к земле, где были интегрированы в центральную коммуникацию, одну большую и толстую трубу, и эта труба уходила далеко в сторону, там они сделали огромную яму с септиком, как на дачах делают или в частных домах.
Все эти трубы были оплетены лианами и полностью скрывались в растущей тут зелени. То же самое и с водой, горячая, холодная, от цистерны была сделана разводка в каждый домик. Круто, очень круто. И туалет, и вода холодная горячая и электричество. Да и переходы эти.
А какой тут запах я вам скажу. Идешь по переходу, и тебе в нос бьют все эти великолепные запахи джунглей. Птички поют, фонарики висят и освещают и домики, и переходы.
Страйк себе построил домик на самом высоком дереве и с гордостью показал его нам. Моя Светка, когда увидела, какой открывается с его балкона вид на джунгли, то просто зависла. Да, честно говоря, я тоже подвис. Деревья-то тут вековые, стволы мощные, и вес домика на мощных ветвях они не замечают. Страйк себе построил небольшое гнездо, как их тут все звали, на высоте метров в 40-50, одна комната, кровать, бойлер, туалет и балкон. А на балконе пару плетёных кресел и небольшой столик. Мля, я прям сразу захотел взять бутылочку вина, Светку и просто сесть в эти кресла, пить вино и смотреть на джунгли. В общем, красота, и ради неё никакой Таус не нужен. Теперь я понимаю Страйка, когда он сказал, почему он не променяет свой оазис на город в пустыне.
Девушки, которые переехали сюда жить со своими мужчинами, внизу в одном месте разбили сад-огород. Хоть с продуктами проблем-то никаких и не было, рейсы сюда были регулярные, но гораздо приятней пойти на участок, сорвать пару пучков укропа, петрушечки, клубнику, которая росла тут круглый год. Всё это помыть, положить на тарелочку, потом подняться в свой домик, выставить на стол огурчики и помидорчики, которые так же росли у них тут. Рядом запотевший графинчик из холодильника, сальце, холодный сок, позвать друзей и просто сидеть на одном из балконов и разговаривать ни о чем, просто наслаждаться жизнью. Да уж, у них тут прям курорт.
По моему мнению, те, кто живут тут, устроились лучше всех. Я искренне был рад за ребят и их женщин. Наши дачи и дома в Новом конечно тоже хороши, но тут всё по-другому как-то, спокойней, непривычней, интересней, уютнее. А как тут поют птицы. Да просто сидеть и слушать их пение, какое удовольствие!
– Саша, давай тут на ночёвку останемся сегодня, – взмолилась Света, когда мы спустились на землю с деревьев, – пожалуйста, одну ночь. Я готова даже на переходе спать, только бы насладиться этим великолепием.
– Зачем на переходе? – удивился Страйк. – У нас есть несколько гостевых домиков. Это вы к нам первый раз приехали, а ребята-то приезжают. И машины забирают, и запчасти, и еду привозят. Так что мы вас разместим со всем комфортом.
– Кстати, там тоже есть небольшой балкон, – добавил Селя. – С него, конечно не такой вид, как у Страйка, но джунгли тоже видны. А не хотите в домике, вон в бывших покоях этого железного сердца можете остановиться, – показал он рукой на эту большую надстройку над сами зданием тюрьмы. – Мы там тоже всё переделали, и там тебе вообще красота. Можно вообще кровать вытащить на крышу, установить крепления и всё это балдахином накрыть, чтобы вас комарики ночью не покусали, – он улыбнулся.
– Не-не, – тут же запрыгала на месте Света, – мы в домике, если можно.
– А я на крыше хочу, – буркнул Слива.
– Я тоже хочу на крышу, – подключился Клёпа.
– Ладно, остаёмся, – улыбнувшись, сказал я, – только мы еды с собой никакой не привезли. Думали одним днём, посмотрим всё и назад в Таус, а у вас тут вон какая красота.
– Пустяки, – махнул рукой Страйк, – еды у нас валом полно и привозной и своей, ужин будет хороший. Девчонки приготовят.
– Слив, – сказал я ему, – разгрузите тачки, там нам повара наши с собой еды положили. Отнесите всё на кухню.
– Добро, – кивнул тот и, толкнув Клёпу, оба тут же умчались к нашим тачкам.
– Ну что? Пошли дальше на экскурсию? – спросил Страйк. – Вы же ещё не всё видели. Или по 50 капель для начала? Кстати, можно жахнуть и искупаться.
Я тут же вспомнил про бассейны, про которые он говорил.
– Волх и Лимуты кстати уже плавают, – сказал проходящий мимо нас один из бойцов.
– Да давай, – махнул я рукой, – чё нет-то?
– Ну пошли, – как-то загадочно улыбнулся Страйк и позвал нас с собой.
– Слива, тащи спиртное, – крикнул я ему, увидав как они с Клёпой и ещё несколькими ребятами разгружают лексусы.
– Куда ставить-то? – замер тот с небольшим ящиком в руках и в нём звякнули бутылки.
– К бассейну всё несите, – крикнул Селя, – пацаны знают.
– Ой, я побежала переодеваться, – тут же спохватилась Света, – где у вас тут можно?
– Пошли Свет, мы тебе покажем, – рядом очутились две девушки ребят и они, схватив её под руки, сначала все вместе побежали к машинам. Там с заднего сиденья лексуса вытащили небольшую сумку и тут же побежали куда-то за здание.
– Вон водоплавающие бегут, – громко сказал Селя и кивнул в сторону.
Посмотрев туда, я увидел, как через кусты прорываются Булат и оба Лимута. Оба в несколько прыжков добежали до нас, встряхнулись. Булат попытался встать на задние лапы и лизнуть меня в лицо, но я вовремя отошёл в сторону. Эта троица была вся мокрой. Не дождавшись, что их кто-то погладит, они опять стартанули и ломанулись в сторону. Причем Лимуты с места перепрыгнули ближайшие кусты, а Булат просто прошёл сквозь них. Он их просто снёс своим весом.
Мы все снова засмеялись, увидав эту картину.
– На кухню побежали, – сказал Страйк, поняв направление их движения. – Дизель со Шварцем тоже любители поесть.
Через несколько секунд с той стороны, куда убежали звери, раздались женские крики и звон падающей посуды.
– Опять девок напугали, – засмеялся Селя, – вот никак мы не можем приучить нормально подходить. Они как партизаны подкрадываются и выпрыгивают. А глаза такие добрые-добрые.
– Да, пацаны, – покачал я головой, – весело у вас тут.

Глава 16.

– Тут у нас небольшая спортивная площадка, – продолжал свою экскурсию Страйк, когда мы шли к зданию, – тут Большой с кошкой дрался.
– Точно, – кивнул я, – она огорожена была и вот там слева, – я показал рукой, – эта дорога смерти была.
– Ага. Разобрали мы нах эту полосу препятствий. А на площадке ребята сейчас в волейбол, баскетбол или в футбол бывает играют. Забор только поменяли, покрасили всё, порядок навели.
– Любо-дорого посмотреть,– согласился идущий рядом Няма.
– Ладно, мужики, – сказал Страйк, – с этой стороны всё, пошли дальше.
Мы обошли здание с правой стороны. Кстати, само оно так и осталось в лианах, которые обвили его за время нахождения тут.
– А в здании у вас что? – спросил я, пока мы шли. – Чё вы там сделали?
– Да пустое оно практически. Убрались, покрасили, двери окна поменяли везде. Наверху, где главарь жил, кое какой ремонт получше сделали. Там Селя наш себе гнездо сделал, а так те же комнаты. Ну, обивку и мебель поменяли везде. Вы там разнесли тогда всё, – он улыбнулся. – На первом этаже, вернее в подвале, где тачки стояли спортивные те, у нас теперь мастерская. Там места полно, ребята мотоциклы шаманят свои. Тут у нас многие на мотиках так и ездят, да и так, нам если что-то надо починить. На первом этаже несколько помещений объединили, там склады теперь с запчастями.
– Сколько у вас тут людей-то сейчас живёт? – спросил я.
– Ну, если с девчонками, с работниками, с бойцами, – ответил Страйк, – 78 человек. Кто-то за хозяйством следит, кто-то в облако катается за тачками и мотиками, так и живём.
Тут же мы услышали несколько приближающихся к нам мотоциклов.
– Пацаны катаются, – пояснил Страйк, – там дальше трассу сделали небольшую, вот они и ездят туда прыгают на мотоциклах. Не хочешь Сань?
– Не дружище, я боюсь мотиков. Тем более прыгать на них.
Мимо нас потихоньку проехали наши Лексусы.
– На стоянку погнали тачки ваши, – сказал Страйк, – пришли уже, смотрите.
Обогнув здание справа, мы вышли на большую и расчищенную площадку, даже полянищу я бы сказал. На ней стояло два Чёрных Плаща, два автовоза, на которые несколько мужчин загоняли тачки из облака. Два 124 Мерседеса и сзади за автовозами виднелись ещё машины. Две платформы со Сканиями-тягачами с отвалами и с обвешанными железом кабинами, кабинки такие же как на наших КАМАЗах, на них я так понимаю ребята в облако ездят. Одна чёрная Апрелевская фура с номером «Красавчик 1», пару фургонов и чуть дальше в стороне машины ребят. Эти тачки наши, свежие и современные. Это, как сказал Страйк, тех, кто тут живёт. Ауди, Мерседесы, БМВ, Порши, большинство джипы, но легковушки тоже виднелись. Вон 7-ка БМВ в Е-60 кузове синяя чья-то стоит, рядом Мерины, 220, 221 кузова. Кроссоверы, Хонда Пилот, в красивом обвесе ярко-белая Мазда СХ-7, рядом Паджеро Спорт в какой-то сумасшедшей зелёно-синей расцветке. Мондео, БМВ Х3, Ауди Кью 5. Машин много, больше 30 штук. Так же на всей этой площади сделаны навесы, все тачки под ними. Чуть дальше Утюг Страйка, 4 различные багги, кроссовые мотоциклы, спортбайки, Харлеи.
– А это что? – спросил я, показывая на отдельно стоящие автовозы, только у них не было крепления под седло как на обычных.
– Это мы тут уже сделали, – ответил Селя. – Стандартный автовоз может увезти 6-7 машин, в зависимости от их размеров. А это ещё на 4 машины сделали. Грузим на них тачки, на жёсткую сцепку к автовозу и 11-12 машин за раз увезти можем. Бывает, что и по два цепляем. До Тауса-то 150 километров грубо, чтобы два раза не гонять, вот за раз и увозим.
Обойдя автовозы и прицепы, Страйк вывел нас на стоянку, на которой стояли машины, привезённые из облака и готовые к отправке к нам в сервис.
– Ух ты, – воскликнул Кирпич, увидав тачки.
– Да уж, – остановился я как вкопанный, разглядывая это великолепие.
– Любуйтесь, – засмеялся Страйк.
Перед нами стояли тачки из 90-х. 140, 124, 126 кузова Мерседесов, БМВ, 34, 39 кузова. Ауди, Ниссан Z, ещё одна Альпина, Мицубиси 3000, две Тойты Селики. Прогуливаясь между ними, я наслаждался этими автомобилями.
– Вот это машина, – любовно гладя капот 7-ки БМВ, сказал Няма, – сразу вспоминается фильм Бумер. Там пацаны на такой же ездили.
– Это Волчок? – громко спросил Леший, смотря на двигатель стоящего Мерседеса без капота.
– Да, – ответил ему Страйк, – на такие кучу заказов. И на М-ки БМВ тоже.
– А какие вообще тачки больше заказывают? – с интересом спросил я. – Вам же Кирилл заказы даёт?
– Да, – кивнул Страйк, – большинство из людей заказывают Мерседесы 140 и 124 кузова, БМВ, 3-ки и 5-ки, 34-39 кузова, любят у нас такие тачки. Затем спортивные машины. Кирилл дал задание таскать из облака одни и те же марки. Там же тачек полно, – кивнул в сторону Страйк, – но я так понимаю, что Кирилл с директорами сервиса хотят заниматься всего несколькими марками машин. Мы им сейчас усиленно на них запчасти возим. Чтобы меньше с восстановлением возиться.
– И чё за тачки?
– Мицубиси три тысячи, Супра, Ниссан Z, Корвет, Мазда RX-7, Порши, Селики.
– Ещё стали заказывать Сааб Аэро и Вольво Т5, – добавил Селя.
– Да, – кивнул Страйк, – эти тоже. Мне Саабы тоже нравятся. А ещё Мицубиси Галанаты универсалы. Помните, тут такой же был?
– Помню, – ответил я. – Полноприводный, турбовый, 280 сильный. Только он с правым рулём.
– Это единственная машина, которую Игорь с Ванькой разрешили с правым рулём везти. Они тот переделали на левый руль.
– Да-да, я помню, – включился в разговор Леший, – Туман притащил из облака такого же Галанта, только с левым рулём и в сервисе этот турбовый переделали на нормальный руль.
– Работы там конечно много, – вздохнул Страйк, – но значит оно того стоит. Фары, панель, трапецию дворников, педали, всё переделывать надо. Но тачка действительно хороша. Но это ещё не всё мужики, – он улыбнулся, – вон туда посмотрите, – показал он нам рукой в сторону.
– Твою же мать, – выдохнул Няма.
Там под деревьями, скрытые их ветками, стояло несколько Гелендвагенов, Пару Патрулей, Тойота Круизёр, Шевроле Тахо, Джипы Чероки, ещё в том, предыдущем квадратном кузове, за что он и получил прозвище Чемодан.
– На такие тоже заказы пошли, – вновь засмеялся Страйк, – любит у нас народ такие тачки. Легковушки неприхотливые в обслуживании, у джипов подвеска фору новым джипам даст. Не то что сейчас делают, одна электроника и алюминий. Ну и запчасти с тачек снимаем, вон на фургонах их отвозим, – он кивнул в сторону фургонов головой, – к нам в сервис. Кузовные панели, фонари, по подвеске много заказов, салоны тоже, у нас перешивают там в сервисе конечно, но тут много разукомплектованных машин попадается.
Это да, прогуливаясь по этой стоянке, я обратил внимание, что у многих машин чего-либо нет, у одних стёкол, у другой одной или двух дверей, капоты, крышки багажников, части подвески, движки разобранные, салон порван или сидений вообще нет. Вот и разбирают тут они другие машины и везут по заказанному списку запчасти в сервис.
– Остатки машин, – продолжил Страйк, – что после нашего разбора остаются, на платформы грузим и назад в облако. Там с краю скидываем, чтобы тут не захламлять всё. Облако все переваривает, через сутки уже ничего нет. Местная экология не нарушается, – он снова засмеялся.
– Как же он мне нравится, – услышали мы радостный вопль Кирпича из-за руля серебристого Гелика.
– Так купи себе такой, – крикнул ему Селя, – в чём проблема-то?
– Туман свой 500 продаёт, – крикнул я, вспомнив про это.
– Чё это? – из Гелика показалась удивлённая башка Кирпича.
– А он себе БМВ 7-ку хочет купить, – ответил я, – если уже не купил. Вот Гелик и скидывает, а он у него идеальный.
– Знаю, – немного обескуражено ответил Кирпич, вылезая из Мерседеса и закрывая дверь, – он за ним как за ребёнком смотрел. Не знаешь Сань, за сколько?
-Нет, так спроси у него, рация вон наверняка из Плаща добьёт до Тауса.
– Легко добьёт, – подтвердил Селя, – иди в грузовик мой и связывайся с Туманом.
Кирпич бегом подбежал к Плащу Сели, открыл водительскую дверь и нырнул в салон грузовика.
– Туман приём, Туман ответь, – через пару секунд мы услышали его громкий голос.
– Чё разорался? – тут же ответил ему Туман.
Кирпич тут же захлопнул дверь, и дальнейший их разговор мы не слышали.
– Через пару минут из грузовика вывалился довольный до ушей Кирпич.
– Ну? – вопросительно спросил я.
– Есть, – довольно ответил Кирпич.
– Сколько денег-то? – с интересом спросил Леший.
– 24 тысячи.
– Нормально, – тут же сказал я, – он его на торгах купил за 14 кажется, восстановил и облизывал. Так что он не на много на тебе наварился. В салоне такой минимум 35 бы стоил.
– Да знаю я, – ответил Кирпич, аж пританцовывая на месте от возбуждения. – У меня есть Гелик, ха, брутальный немецкий чувак. Пятисотый, 388 лошадок. А этот его рычащий звук — это просто супер. Саня, мне аванс нужен.
– Да будет тебе аванс, – засмеялся я, – вернёмся, в бухгалтерию пойдёшь и возьмёшь.
– Ну вот так Сань, – вздохнул Страйк, – таскаем тачки, запчасти. Там за джипами мотоциклы и скутеры стоят. Тоже возим их, но в основном машины. Сегодня легковушки отвезём, завтра джипы попрём.
– Молодцы.
– Пошли к бассейнам уже, – напомнил Селя, – опять барбосы бегут.
Повернувшись, мы снова увидели, как к нам бегут оба Лимута, а следом за ними, набрав скорость, несётся Булат. Даже отсюда было видно, что звери мокрые, их шерсть развевалась на бегу и с них во все стороны летели капли.
– Стоять, – тут же выдвинул перед собой руку Страйк.
Оба Лимута как вкопанные замерли, резко затормозив.
– Сидеть оба.
Кошки тут же уселись на задницы.
Булат, не успев затормозить, врезался в кошек и сшиб их, они покатились по земле. Затем резко вскочили на ноги, а Булат, поняв, что сейчас ему намылят холку, тут же развернулся в противоположную сторону и кинулся бежать, кошки побежали за ним.
– Пошли купаться и жахнем по 50 капель, – засмеялся от увиденной картины Страйк.
Там, метрах в 20 от нас, раздавались радостные крики и визг девчонок, играла музыка. Нам вот эти кусты перед нами надо обойти и, думаю, там будет бассейн, вернее два, один для Лимутов, в котором сейчас и Булат плескался, второй для людей.

Картинка от MACKandCo

Глава 17.

Бассейны ребята тут сделали, конечно классные. Они их выкопали недалеко от здания. Один был большой и глубокий для людей, 15 на 7 метров где-то, дно под наклоном, от метра и на другом конце два с половиной метра. Вокруг него плитка, лежаки, зонтики от палящего солнца и рядом небольшой бар, где одна из девушек под весёленькую музыку делала коктейли. Стоящий рядом с баром боец жарил что-то на барбекю. Второй бассейн был для кошек, три на три метра и глубиной сантиметров 50. Выйдя на эту так называемую зону отдыха, я увидел, как моя Света уже вовсю плавает в бассейне. Да там вообще много народу было, девчонки ребят, да и сами мужчины были, кто у бара, кто лежал на лежаках с большими стаканами в руках. А Лимуты и Булат лежали в своём бассейне. Прям курорт.
– Поберегись, – заорал Няма и, разогнавшись, прям в одежде нырнул в бассейн к купающимся, обрызгав тех, кто в этот момент сидел на краю бассейна свесив ноги в воду.
Тут я почувствовал, как меня подхватили чьи-то сильные руки и поволокли к бассейну.
– Отпустите гады, – заорал я, – дайте раздеться.
– Тащите его пацаны, – закричал Леший, – мы его тогда с катера не сбросили, зато сейчас можно.
Я даже глазом не успел моргнуть, как под весёлые крики и свист полетел в одежде в воду. Последняя мысль, которая пролетела в моей голове перед тем, как я погрузился в воду была о том, что всё-таки хорошо, что я выбрал себе спортивную модель телефона и он не боится воды. Какой-нибудь айфон сейчас бы сдох. Под водой я увидел, как народ гроздьями посыпался в воду, кажется, скинули ещё кого-то, и что-то лохматое плюхнулось рядом и поплыло ко мне.
– Булат, ты мой хороший, – стоя на дне ногами, гладил я плавающего вокруг меня Волха, – ты бросился меня спасать?
– Да он пулей из бассейна выскочил, когда увидел, как тебя ребята к воде волокут, – звонко сказала подплывшая ко мне Света. – Кирпича вон сбил и, кажется, Селю укусил.
– Не укусил, – отозвался проплывающий мимо нас Селя, – я успел увернуться.
– Ты мой хороший, – повторил я, погладив Булата по голове.
Волх, убедившись, что со мной всё в порядке, подплыл к краю бассейна, выбрался на берег, встряхнулся, и не спеша пошёл к продолжающим сидеть в своём бассейне кошкам. Те видимо уже привыкли к такому поведению людей, поэтому даже не рыпнулись. А этот молодец, сразу сорвался.
– Классно у вас тут, – сказал я Страйку, когда мы вдоволь накупавшись, сидели около бассейнов за столиком и ели свежепожаренное мясо.
– А ты почаще к нам приезжай, – с набитым ртом ответил Страйк, – нигде такого нет.
– Я прям себе такое же гнездо захотел, – развалившись на лежаке, сказал Слива, – только у нас деревья такие не растут. Ни в Таусе, ни в Новом. Если только как Риф говорил башню как в Венеце построить и в ней жить над водой около Речного. Тоже прикольно.
– Точно, Слива, – подключился Клёпа с соседнего лежака, – давай себе башню такую замутим. Прикинь, как классно будет. Понатыкаем прожекторов и будем светить ночью во все стороны. Саня вон добро дал на строительство.
– Я для дела, балбесы, – ответил я им, – а не для вас двоих.
– Клёпа, – хитро кивнул ему Слива, – решим, в общем, и покосился на меня.
– Думаю, они всё равно себе одну башню отожмут, – спокойно ответил Няма, беря со столика бокал с пивом.
Уже поздно вечером нас всех развели по выделенным нам домикам на деревьях. Как и обещал Страйк, нам со Светой дали классный гостевой домик с небольшим балкончиком. Он был расположен на высоком дереве, и с этого балкончика была видна часть джунглей. И вид оттуда, по моему мнению, был ничуть не хуже, чем с балкона Страйка. Света взяла с собой бутылку вина и нехитрую закуску. Развалившись в мягких креслах, мы долго сидели, изредка обмениваясь словами. Любовались джунглями, слушали различное пение птиц, которых тут было великое множество, думали о прекрасном и смотрели на звёзды. Потом, когда бутылка вина опустела, пошли спать. Домик был не большой. Так же сколочен из досок на довольно-таки мощных ветках могучего дерева. Комнатка, метров 12 квадратных, отдельно ванна с туалетом, пару стульчиков и небольшой шкафчик. Перед тем как лечь спать, я выглянул в окно и посмотрел на эту деревню в деревьях. Сквозь листву было видно большое количество горящих ярко и не очень лампочек. Народ потихоньку расползался по своим домикам, ходя по переходам. Вот кто-то кряхтя поднимается по лестнице наверх, звякая бутылками.
– Как же тут хорошо, – услышал я крик с крыши здания.
– Жизнь прекрасна, – поддержал его второй крик.
– Слива с Клёпой орут, – безошибочно угадала, смеясь, Света, лёжа в постели, – иди сюда уже, – это она мне.
– Спокойной ночи, люди, – заорали эти двое горластых с крыши на всю округу.
– Да спите уже, – ответил им кто-то криком из домиков.
– Как же тут хорошо, – снова заорал Слива.
– Слива, я сейчас приду и застрелю тебя на хрен, – услышали мы откуда-то сверху крик Страйка, –или с крыши скину. Спи давай уже.
И наступила тишина. Весь гомон людей, шаги и разговоры разом стихли. Нырнув к Свете в постель, мы снова стали слушать пение птиц. Такое ощущение, что они поняли, что теперь наступила их пора и каждая пыталась не переорать, а перепеть другую. Были как высокие, так и низкие ноты, которые брали эти птицы. Птицы чирикали, свистели, каркали. Они совсем не мешали, даже напротив, под их это самое пение как-то сладко стало, уютно, тепло и хорошо. Наверное, те, кто живут тут постоянно, вот так, ложась спать, с наслаждением слушают этих птиц каждую ночь. Конечно, они к ним уже привыкли, но для нас, кто первый раз тут вот так очутился, это было похоже на сказку. А джунгли, джунгли живут своей жизнью всегда.
С утра я был готов пристрелить всех птиц в джунглях на хрен. Найти этих особо горластых и лично сделать им кляп из своих носков, а некоторым особям ещё это всё воском залить. Всю ночь орали, свистели и чирикали. Сначала то было приятно, но нельзя же так орать, не затыкаясь всю ночь. Светка тоже не выспалась, оба ворочались всю ночь, с утра как рассвело, часов около семи утра, эти кричащие падлы заткнулись, и мы наконец-то заснули. Я не хочу больше ночевать в джунглях. Только я заснул, только я закрыл глаза, как мне практически в ухо заорала Светка, а внизу завыл Булат, да завыл так, что у меня кровь в жилах остановилась. Не знаешь, кого спасать, Светку или Булата.
Светка заорала из-за того, что к нам ночью заползла какая-то хренотень в форме гусеницы, только по размерам с ладонь, вот Светка её и увидела. У меня не хватило ума больше чем на то, как выкинуть стоящий стул вместе с ползающей гусеницей в окно. Вот же Светка блин. Вот зачем она посмотрела на стул, нет бы спала, как человек, нет, надо смотреть по сторонам. Да ещё на крыше здания раздалась длинная автоматная очередь. Джунгли снова заорали, птицы падлы проснулись. Зато Булат сразу заткнулся. Ну и само собой проснулись все остальные.
– Что случилось? – снося дверь с петель, ввалился к нам Кирпич с автоматом в руках.
Морда помятая, волосы всклокоченные и в трусах. Света лежала испуганно под одеялом и только глазами по сторонам зыркала. Следом за Кирпичом к нам прибежало ещё несколько ребят, тоже с оружием.
– Гусеница к нам заползла, – сказал я, вставая с кровати. Теперь про сон можно было забыть окончательно. – Кто стрелял? Чего Булат выл?
– Он, наверное, тоже не выспался, – сделала предположение Света из-под одеяла, – выйдите, пожалуйста, я оденусь.
– Кто стрелял? – спросил прибежавший один из бойцов, сзади него стояла его девушка с помпой в руках, в достаточно красивой такой ночнушке.
– Слива походу с Клёпой веселятся, – сказал я.
– Всё нормально, – зашипела рация на одном из висевших бойцов голосом Сели, – это Слива тут какую-то гусеницу с испугу расстрелял.
– Булат в порядке, – сказал появившийся Няма. – Чё вы разорались тут? Я всю ночь из-за этих птиц, млять, заснуть не мог. Только заснул. Эти орут, Булат воет, Слива в войнушку с гусеницами играет.
Посмотрев друг на друга, на наш растерянный и помятый вид, мы стали смеяться. Смеялись от души. Всё-таки ситуация была более чем не привычная.
– Ну их на хрен эти джунгли, – возмущался Слива через полчаса около бассейна, где мы все собрались для завтрака. – Я, во-первых, всю ночь заснуть из-за этих сволочей птиц не мог. Под утро заснул, чую, кто-то по морде у меня скользкий и противный ползает, рукой смахнул, вляпался во что-то. Глаза открыл, гусеница мать её как две мои ладони, – Слива показал на свои руки, – этот рядом на соседней койке храпака даёт, – кивнул он на Клёпу, – ну я её с испугу в угол сбросил вместе с одеялом и за автомат.
– За автомат-то зачем? – заржал Страйк. – Они же безобидные.
– Это ты знаешь, что безобидные. Говорю же, с испугу. Клёпа как ошпаренный с кровати вскочил, в балдахине запутался, – теперь Слива засмеялся.
– Да я из-за тебя чуть с крыши не свалился, – заорал Клёпа, – хорошо балдахин остановил. Сплю, никого не трогаю, тут этот Рэмбо недоделанный как даст очередь над ухом.
– Постель не надо менять? – смеясь, спросил Селя.
– Постель? Зачем это? – удивлённо спросил Клёпа. – А, ты про это. Не надо, всё нормально там.
– Может, ещё на ночку останетесь? – спросил Страйк. – Уже проще будет.
– Нет уж, спасибо, – тут же сказал я.
– Я пошёл машины греть, – тут же сказал Слива, вскакивая со своего места, – ещё чего, на одну ночку. Всю ночь птицы орали, а с утра гусеницы по морде ползают, – слышали мы его бухтение по мере того, как он от нас удалялся.
Все снова засмеялись.
– Ну а ты-то что завыл? – спросил я у Булата, гладя его по голове. – Тоже гусеница какая на тебя заползла?
Тот сидел, высунув язык, и смотрел на меня. Кошки лежали около бассейна. Местные, ничего им не страшно.
– Поедем мы, – сказал я, вставая из-за стола. – Спасибо вам за отдых.
– Приезжайте ещё, – весело сказал один из бойцов.
– Нет уж спасибо, лучше вы к нам, у нас по ночам никто не орёт как тут.
– И гусеницы не ползают, – вздохнув, добавила Света.

Глава 18.

– Домой? – спросил сидящий за рулём Лексуса седана Клёпа, когда мы, попрощавшись с обитателями оазиса разборки тронулись на двух наших машинах. Фуры с машинами ушли ещё вчера и сегодня должны вернутся за следующей партией, как раз джипы эти повезут. Правда они все по высоте не влезут на первый этаж автовозов, ну ничего, на верхний уровень и потихоньку поедут. Вниз ещё несколько легковушек можно будет погрузить.
– Да – ответил я с заднего сиденья – там дел полно.
Эти 160 километров до Тауса мы проехали достаточно быстро. Около полутора часов вся дорога заняла, я даже покемарить умудрился, всё-таки ночка бессонная дала о себе знать. Там, где строят дороги останавливаться не стали, просто потихоньку проехали мимо посигналив рабочим. Какой же всё-таки кайф ехать по асфальту и не слышать, как по аркам машины бьют мелкие камни и песок. Кстати говоря, от вчерашнего места, где мы видели, как укладывают асфальт и железку, Владимир с рабочими ушли километров на 10 и прошли поворот на оазис разборку. Значит сегодня-завтра Туман сюда пришёл наших бойцов, и они начнут укладывать асфальт. Поговорив сегодня со Страйком решили, что он тоже выделит людей для укладки асфальта к оазису разборке. Так что ещё несколько дней и будет нормальная, асфальтированная дорога. Заехав на территорию сервиса увидели там стоящие два КАМАЗа и прицепленные к ним платформы, с которых бойцы разгружали машины, которые они только что привезли из облака. Только вот на одном из КАМАЗов отвал как-то скособочился, видать что-то тяжёлое они им снесли. Рядом стояла Навара.
– Я спать – сладко потягиваясь на заднем сиденье Лексуса сказала мне Света.
– Может я тоже? – обернувшись с переднего сиденья спросил Слива – или сегодня куда-то поедем ещё?
– Да нет – немного подумав ответил я – идите спите все. Никто не выспался.
– А ты? – спросил Клёпа.
– Я сейчас быстро с делами разгребу и тоже пойду посплю. Пока нормально себя чувствую.
– Да уж эти птички – сказала Света и открыв дверь вылезла из машины.
Выбравшись из комфортного салона седана за ней, я увидел, как из-за одного из КАМАЗов выходят Туман и Грач. Оба о чём-то увлечённо беседовали и наши тачки пока не видели.
– Идите отдыхайте все – сказал я подошедшим ко мне ребятам из джипа – на сегодня всё.
Булат подошёл, сел рядом, зевнул и посмотрел на меня такими уставшими глазами. Как будто он всю ночь лапами туннель рыл, от Тауса до Хозяйственного.
– Булатик, пошли спать мой хороший – позвала его Света.
Посмотрев на то, как Волх поплёлся за ней я понял, что он очень устал и хочет спать. Уши висят, лапами еле передвигает. Видимо ему тоже сегодня ночью поспать не удалось. Странно, вроде зверь, должен быть привычный, а нет, привык в комнате с нами спать, а тут птицы падлы над ухом всю ночь орут.
– Мы тогда тоже пошли – зевая как Булат сказал Няма.
– А ты чего не идёшь? – спросил я у Клёпы.
– А я выспался – радостно ответил он – и он тоже – кивнул он замешкавшегося в джипе Колючего – на войне бывало и в худших условиях спали, а тут птички какие-то. Так что мы с тобой Саш.
– Ну и хорошо.
Тут Туман с Грачом заметили нас и направились от КАМАЗов к нам. Конечно одежда очень меняет человека. Если к виду Тумана в полной боевой экипировке я привык, то Грача видел в таком же, нашем фирменном обвесе впервые. Но за время, проведённое здесь, я уже научился отличать тех, кому военная одежда, разгрузка и оружие привычно, чем тем, кто одевает её первый или второй раз в жизни. Грач прям на воина стал похож, прям солдат удачи какой то, каска болтается на левой руке, за спиной автомат, разгрузка, само собой наш обвес из арканита, бандана на голове. Морда закопчённая, видеть постреляли они сейчас хорошо в облаке.
– Кирпич держи – не доходя до нас 3-4 метров крикнул Туман и вытащив из кармана ключи, бросил их Кирпичу – Гелик на стоянке сбоку стоит. Про деньги не забудь.
– Спасибо дружище – поймав их радостно крикнул тот и чуть ли не в припрыжку побежал к Гелику – про бабосы не волнуйся, мы договорились.
– Ну тебя можно поздравить с первой выездкой в облако? – спросил я у Грача, когда они вдвоём с Туманом подошли ко мне и стоящим около меня СОБРовцам.
– Ага – пожимая мне в ответ руку ответил он – весёленькие у вас там ящеры и рогачи эти. Я их как увидел, просто охренел.
– Грач молодец – тут же сказал Туман – не стушевался, в ступор не впал как некоторые из бойцов, которые первый раз в облако ездят. Сразу в работу включился.
– Судя по отвалу – кивнул я на КАМАЗ – вы там хорошо сейчас постреляли.
– Ага – ответил Грач, обернувшись и посмотрев на грузовик, от которого уже отцепляли платформу водитель и пару слесарей стояли и рассматривали отвал – Рогачей этих таранили и ящеров. Ну и постреляли маленько. Зато я теперь увидел ваше облако и как там у вас тачки стоят. В общем мне там понравилось.
– Как семья твоя? Устроил девчонок своих?
– Да, спасибо большое. У нас уже в «ГДЛ» работу нашли.
– Ну и хорошо.
– Ладно, пойду я к бойцам – сказал Грач поправляя ремень автомата – сегодня ещё раз едем в облако? – спросил он у Тумана.
– Да, сейчас отвал починят и надо скататься.
Грач кивнул, развернулся и быстрым шагом пошёл к бойцам, несколько человек из которых выходили из нашего оружейного склада, таща на себе ленты для Кордов в кабинках платформ.
– Ну как он? – спросил я у Тумана, кивая вслед удаляющемуся Грачу – потянет бойцов и облако?
– Потянет – уверенно ответил Туман – неделю, две покатаюсь с ним, привыкнет ко всему и отдам ему бразды правления.
– Ну смотри Валер, спрос с тебя будет.
– Всё нормально будет Сань. За Грача я ручаюсь. Мужик толковый, профи, никогда не предаст.
– Добро – кивнул я – ты прикинул уже сколько тебе людей надо? Чтобы все наши точки под охрану взять. Мне не нравится то, что наши старые друзья Рог и Круг молчат. Ни слуху от них, ни духу. Да и мало ли кто тут появится ещё в этом мире и в каком количестве. Надо быть готовым ко всему.
– По Рогу и Кругу я попросил Диму, он сделал несколько фотографий, с бородой, с усами, с волосами и без. У ребят в казарме висят.
– О как? – удивился я – умно, молодцы.
– Ага – улыбнулся Туман – по бойцам думаю сделать так. У нас есть Венец, где огромное количество здоровых мужиков. Через несколько дней схожу туда с Рифом, наберу бойцов. Вот пусть их Грач и тренирует, а я пока безопасностью поплотнее займусь. Нам надо ещё где то около 60 человек. Это на заправки- гостиницы на трассу, на сами заправки. В пещеру эту, на две три смены хватит. Две недели отдежурил, отдыхаешь. Как-то так.
– Хорошо, делай как считаешь нужным. Но безопасность всех наших точек и работающих на них гражданских людей обеспечь.
– Само собой.
– Ты в облако за тачками всех будешь посылать?
– Да, в обязательном порядке. Они должны быть обстреляны и уметь пользоваться оружием. Сидеть и охранять заправку на трассе это одно, а вот когда на тебя прёт ящер или рогач, это другое. Так что все будут туда кататься. Опять же ребята в оазисе по добыче лиан засиделись. А что дальше будет?
– Сколько у нас сейчас бойцов? – спросил я.
– В данный момент 149 человек. Наберу новеньких, будет 210-220 человек. Все прекрасно экипированы, вооружены, обучены. Техника, лекарства, врачи, страховка, всё есть.
– Маленькая армия – улыбнулся я.
– Типа того.
– Чё Гелик то скинул? – спросил я у него.
– Седан хочу и комфорта – сморщился Туман – Гелендваген конечно хорошая машина. Но жёсткий он и парусность будь здоров. Я на нём 160 разгонялся, его покидывать начинает, рыскает потихоньку. Всё-таки рамный автомобиль не предназначен для высоких скоростей. А мне сейчас ой как много ездить придётся. Вот и решил я тачку себе поменять. Семёрку БМВ себе взял, её как раз сейчас в сервисе чинят и красят. 740 рейсталинговую, Ф01/02 кузов, 326 лошадей – с гордостью сказал Туман – белый цвет, тонированная, литьё тоже белое будет. Мне как на картинке её показали, сразу влюбился. И ехать на ней далеко за 200 километров час без ущерба комфорта можно. Вы то уже небось вчера сегодня дали на Лексусах по асфальту?
– Дали – не стал отрицать я – Слива из седана 250 выжал, джип отстал после двухсот. Только нас два мотоциклиста сделали, далеко за триста шли. Мы их потом в пещере встретили.
– Я даже знаю на каких мотоциклах –засмеялся Туман – только они так ехать могут.
– Они самые – и я рассказал Туману про этих ребят. Он очень удивился и захотел с ними познакомиться. Думаю что теперь, этих двух гонщиков обязательно найдут в Таусе и притащат в три восьмёрки на рюмку чая.
Поговорим с Туманом ещё несколько минут, разошлись.
– Доброе утро Татьяна – громко поздоровался я с ней, входя в предбанник перед своим кабинетом.
– Доброе утро Александр – улыбнулась она мне сидя за столом.
Клёпа с Колючим зайдя, молча уселись на стоящий тут же диван.
– Ну и как ты тут? Устроилась? – спросил я, обведя взглядом её рабочее место.
Конечно вокруг был ещё небольшой бардак, папки вон в коробках лежат, канцелярские товары не распакованные. Телефон стационарный стоит на столе, лампа на столе, ноутбук, спикерфон. И тут из моего кабинета вышел наш сисадмин в сопровождении Игоря.
– О привет мужики – поздоровался с нами Игорь.
– Здрасти – кивнул сисадмин.
– Спикерфон тебе подключили – сказал Игорь, показывая на стоящий на столе у моего секретаря спикерфон – телефон тоже есть, сейчас он всё подключит- кивнул Игорь на сисадмина – пока только внутренняя связь, потом, когда станцию телефонную подключат в городе, будет всё работать. Остальное по списку всё сегодня привезут.
– По какому списку? – переспросил я.
– Это я дала список – тут же сказала Таня – вы мне говорили составить что надо.
– А да – вспомнил я – вы там всё? – кивнул я на кабинет спрашивая у Игоря.
– Да, закончили всё.
Зайдя в свой кабинет и пройдя на место, я сразу увидел стоящий на столе спикерфон.
– Таня – нажал я на кнопку вызывая её.
– Да Александр.
– Зайди.
Через несколько секунд она зашла в кабинет.
– Мы же договорились, что будем общаться на Ты.
– Я по привычке – засмущалась она –да и не привыкла я с начальством на Ты общаться и мне так удобнее.
– Как знаешь – махнул я рукой – значит тебе первое задание.
Она тут же приготовила блокнот и ручку.
– Этот кофейный аппарат – я обернулся и не увидел его на своём месте – а???
– Я его к себе поставила. Скажите, сделаю кофе.
– Хорошо – вот же блин девчонка. Конечно прикольно так, сказал, а тебе раз и кофе сделали. Я всего лишь хотел модель получше попросить. Этот что-то барахлить стал.
– Я другой заказала аппарат – словно прочитав мои мысли сказала Татьяна – Игорь сказал, что этот через раз работает.
– Хорошо – снова кивнул я – со списком я так понимаю ты тоже определилась что надо.
– Да.
– Ах вот что ещё – вспомнил я что хотел ей сказать – есть тут у нас такой Степаныч, он сейчас в Кижень уехал. Он у нас типа завхоза.
– Я знаю – сказал Татьяна и улыбнулась – я с утра уже узнала у ребят кто тут за что отвечает.
Шустрая какая. Молодец.
– Надо найти того, кто остался за Степаныча. Там дальше по коридору, есть кладовка – показал я пальцем. Её надо переоборудовать для моей охраны. Нечего им тут сидеть на диванах. Диван им туда, микроволновку, сама реши в общем.
– Поняла – черканула она что-то в блокноте.
– Дальше свяжись с Тучей и Вольтом.
– За связь отвечают – безошибочно сказал она.
Блин. Когда она всё успела то? Хотя время уже почти час дня, время у неё было всё узнать.
– Узнай у них, когда они сделают сотовую связь в наших оазисах.
– Хорошо – кивнула она – что-то ещё?
– Свяжись с Кириллом, директором салона – опередил я её – скажи, что я через пол часа к нему приду. Вернее узнай, на месте он будет или нет.
Татьяна кивнула и вышла из кабинета. А жизнь то ещё лучше становится. Я откинулся в кресле и прокрутил в голове то, что мне надо сделать сегодня. Дел вроде не так много. А с сегодняшнего дня, мне обо всех делах и встречах, будет напоминать секретарь. Удобно? Однозначно.

Глава 19.

Минут через 10, Татьяна дала мне ответы на все мои вопросы. Туча ответил, что он со своей бригадой занимается установкой сотового оборудования в новом оазисе, а Вольт в Хозяйственном, в течении недели всё запустят и связь будет везде.
Ну и хорошо, сегодня у нас 3 января, максимум 10, всё должно заработать. Другого завхоза она тоже нашла, так что комнату ребятам тоже переделают. Потом все эти помещения тут, отдадим под нужды сервиса. Знаю точно, что на мой кабинет уже положил глаз технический отдел, который занимается постройкой Поршей, багги и строительной технике, да и так они тачки делают, по типу Волги той переделанной или восьмёрки моей. Там же расчёты нужны специфические, инженеры и компьютерщики. Вот и пускай тут располагаются.
В новом офисном здании, такая комната для охраны уже учтена в плане. А вообще мы там придумали интересное решение. У нас будет один большой предбанник перед кабинетами директоров. Будут три кабинета для Славки, Игоря и Ивана, они будут расположены веером и в этом предбаннике будут сидеть три секретаря. А мой кабинет с секретарём будет иметь отдельный вход. Ну и у всех старших по типу Тумана, теперь уже и Грача, Димы, Андрея и более-менее больших начальников будут свои кабинеты. Туману я тоже думаю секретаря выделить, точно так же и нашему директору по заправкам, Вадиму Евгеньевичу, Евген, который отвечает за рыб завод, сделает, вернее ему его кабинет построят в здании на территории рыб завода. Пора выходить на другой уровень. Всё это будет телефонизировано и будет интернет. Правда по интернету Туча и Вольт ответа не дали. Прокладкой кабеля, установкой серверов, настройкой аппаратуры и всего остального занимается город. Но по всем подсчётам месяц и всё будет работать.
Само собой, в нашем офисном здании будет несколько больших и маленьких переговорных. Архитекторы хорошо прорисовали план здания, а Георгич мне всё подробно показал и объяснил.
Здание будет двухэтажное, все поместимся, даже место ещё будет. На первом этаже в одной части столовая, во второй небольшой паркинг для руководства, то есть для меня, хе-хе.
– Александр к вам посетители – отвлекая меня от моих мыслей, заговорил спикерфон голосом Тани – можно?
– Кто?
– Трое мужчин, говорят, что по делу.
– Пусть заходят.
Я вроде никого не жду. С другой стороны, если бы бандиты какие были, их бы охрана быстро под белые рученьки взяла. На воротах трое стоят и тут, перед входом Туман уже будку установил с двумя охранниками. Дверь открылась и на пороге кабинета появились трое мужчин. Первый вошёл мужчина, лет 50, голова вся седая, одет в лёгкие брюки и футболку. Рядом с ним по бокам остановились двое ребят, уж очень они все трое чертами лица похожи. Ребятам лет по 25-30. Скорее всего отец с сыновьями. Ребята тоже одеты в простую одежду, но загара как у нас всех на лицах нет, значит из вновь прибывших. На работу что ли устраиваться пришли? Зачем ко мне тогда? У нас же отдел кадров есть.
– Добрый день – не стройно сказали они.
– Чисто – сзади появился Клёпа и кивнул мне головой.
– Добрый день – поприветствовал я их – проходите пожалуйста присаживайтесь – показал я на пустые кресла, стоящие вокруг стола.
Троица с интересом крутя головами по кабинету присели за стол.
– Слушаю вас – начал я первый видя, как они мнутся – чем могу быть полезен?
– Меня зовут Станислав – представился седой мужчина – это мои сыновья – Дима и Максим – показал он рукой на ребят – нам посоветовали обратится к вам. Больно дело специфическое – он снова замялся.
– Да говорите как есть – подтолкнул я его улыбнувшись – меня Александр зовут, и я не кусаюсь.
Троица улыбнулась в ответ и чуток расслабилась. Станислав глубоко вздохнув, начал говорить.
А дело оказалось вот в чём. Они провались в этот мир буквально несколько дней назад. Их один из экипажей Крота нашёл в пустыне и привёз сюда. Станислав рассказывал всё не спеша, тщательно подбирая слова. Их история, напоминала мне одну из десятков других, которые я уже неоднократно слышал. Были на даче в бане, побежали валяться в снегу, закалялись, хлоп вспышка и они уже в пустыне. В том мире тоже зима, как и тут, только у нас тут жарко, а там снег. В бане они были с жёнами и двое детей с ними. Так всем семейством сюда и ухнули. Всего 8 человек. Дальше увидели башню, вызвали наших спасателей, те привезли их сюда. Тут их одели, накормили, дали крышу над головой и подъёмные деньги. Всё как у всех. Пошли на биржу, узнали, как тут и что с работой. Работы в Таусе было валом, но они были специалисты в одном направлении. И думаю они суперпрофи, если пришли к нам. Только просьба у них оказалась действительно очень специфической.
Сами они были из-под Ярославля, там у них был свой сервис, в котором они занимались ремонтом только Мерседесов, любых марок. Со слов Станислава, к ним со всей округи гоняли тачки на ремонт. А некоторые и из Москвы привозили машины на ремонт. Занимались всем кроме жестянки. Ходовка, движки, проводка, АКПП, всё что угодно. Раньше все трое работали в одном крупном сервисном центре в Москве по ремонту Мерседесов, их даже на обучение в Германию отправляли. Потом данный сервис закрылся, и они, оставшись не удел открыли свой. За год наработали клиентов и к ним пошли люди, сарафанное радио работало в полную силу. Теперь они хотят открыть тут свой такой же сервис. Сказав это, Станислав замолчал.
– Ну а от меня то вы что хотите? – с интересом спросил я – денег? Вы спокойно возьмёте кредит в банке. Помещение тоже найти не проблема. Мэрия активно помогает таким предпринимателям. Сервисы у нас тут есть, каждый правда своим делом занимается, но люди работают. Машин всё больше и больше с каждым месяцем тут появляется. Я-то чем могу вам помочь?
– Дело не в деньгах и не в помещении – ответил Станислав глядя мне в глаза – дело в инструментах и оборудовании. Если деньги, помещение, кое какой инструмент по типу ключей мы уже нашли и купили, кредит мы тоже уже взяли в банке. Проблема со специфическим оборудованием, компрессоры, электроника, программы, специальные ключи, подъёмники и так далее. Тут это взять негде, нельзя купить. В облако мы тоже не можем поехать, не на чем и не с кем. Да и не сможем мы там ничего.
– Вы хотите эти вещи попросить у нас?
– Не попросить, купить.
– Мы весь город обошли, нигде не продаётся то, что нам надо – подключился к разговору Дима.
– Там на Мерседесах некоторые ключи специфические – добавил Илья – мотор можно раскидать только с их помощью. Да проводку прозвонить, к мозгам подключится ноут с программой нужен. Тут в Таусе этого ничего не продаётся. Нам сказали, что вы всё сами из облака таскали.
– Это да – подтвердил я – много раз нам пришлось туда съездить, прежде чем сервис наш упаковали.
Я тут же вспомнил, как в одной из наших поездок, когда мы поехали в облако за подъёмниками, у нас погибло сразу двое бойцов.
– Поможете? – снова спросил Станислав – мы вам точно не конкуренты. Мы только Мерседесами занимаемся и работаем втроём. Качество для нас — это всё. Всё равно мы большое количество машин ремонтировать не сможем. На кого-то работать мы не хотим. Привыкли уже на себя.
– А если я вам предложу хорошую и достойную зарплату? Будете тут работать? – спросил я и посмотрел на них.
– Мы думали об этом – кивнул Станислав – нам сказали, что вы цените своих работников и никого не обманываете, никогда и зарплаты у вас хорошие. Но мы бы хотели работать на себя. Если не сможете нам помочь – он вздохнул – будем сами как-то выкручиваться.
Я задумался. Что мы потеряем, если поможем им? Да в принципе ничего. Станислав прав, нам они точно не конкуренты. Обслуживать тачки они будут? Ну и что. В городе много сервисов, где ремонтируют наши машины. Какой-то процент Мерседесов они на себя оттянут. Ну и пусть, он мизерный будет. Да и мы при всём желании всё равно не сможем ремонтировать все машины, которые продаём. А если я им сейчас помогу с необходимым оборудованием, то в их лице приобрету союзника точно. По крайней мере если они такие спецы как себя выставляют, то к ним всегда можно будет обратится за помощью. Хотя у нас тоже спецов хватает хороших. Потом опять же, запчасти они все у нас будут покупать. Либо они, либо владельцы этих самых Мерседесов. Наш магазин вон во всю запчастями торгует. Значит люди где-то ремонтируют машины. Всё одеяло мы на себя точно не утянем, да и ни к чему нам это.
– Таня – нажал я кнопку спикерфона.
– Слушаю Александр.
– Найди Игоря и пусть он прям сейчас ко мне придёт.
– Поняла – ответила она и отключилась.
Отец и два сына сидели и напряжённо смотрели на меня.
– Мы поможем вам – ответил я улыбнувшись.
– Спасибо вам большое – наперебой загалдели они.
– Без хвастовства – поблагодарив меня пару раз, сказал Станислав – мы действительно хорошие специалисты в ремонте данной марке и если вам нужна будет помощь, обращайтесь, всегда поможем или проконсультируем.
– Посмотрим. У нас тоже ребята есть спецы. Давайте так. Сейчас сюда придёт Игорь, он один из директоров. Скажите ему что вам надо и, если есть излишки, мы вам их продадим. Только сразу говорю, упаковать ваш сервис от и до с нашей помощью не рассчитывайте, последнее мы вам не отдадим.
– Это понятно – кивнули они разом.
– А вам я рекомендую найти команды добытчиков. Это те, кто ездят в облако за машинами и оборудованием. Поговорите с ними, сделайте заказ на то, что вам нужно. Они вам сами всё это привезут, как только найдут в облаке. Только это вопрос времени, сколько понадобится для того, чтобы упаковать вам ваш сервис, никто не скажет. Слишком специфическая вещь, это наше облако. Как капризная женщина, сегодня хочу, завтра не хочу. Этому дам, этому не дам. Но могу сказать вам одно, обманывать вас тут никто не будет. В этом мире всё строго. Каждый дорожит своей репутацией.
– Знаем – снова кивнул Станислав – наслышаны уже про правила жизни в этом мире. Честность и порядочность во всей своей красе. Нам после того, как нас сюда из пустыни привезли, целую лекцию в пункте приёма прочитали. Мы конечно в шоке были и мало чего запомнили, на следующий день ещё раз для нас всё повторили. Я думал так только в сказке бывает.
– Да нет Станислав – вздохнул я – тут люди создали себе чуть ли не идеальный мир. Поживёте тут подольше, много чего интересного узнаете и многое поймёте.
– Александр, Игорь подошёл – заговорил спикерфон голосом Тани.
– Пусть заходит.
Дверь открылась и на пороге появился Игорь. Я представил их друг другу, сказал вкратце ему кто они и что хотят, объяснил суть проблемы и их просьбы.
– Ну пошли посмотрим – задумчиво произнёс Игорь – чем мы вам помочь сможем.
– Тогда всё мужики – вставая из кресла сказал я – машина есть у вас?
– Нет – ответил Дима.
– Игорь, пусть наши перевезут им в сервис то, что ты им сейчас выделишь. По деньгам там сам смотри тоже.
– Спасибо вам ещё раз – поблагодарили они меня ещё раз и подойдя, каждый пожал мне руку.
Затем все вышли из моего кабинета.

Глава 20.

Пусть мужики работают. У них семьи, дети, все хотят зарабатывать. А то, что какие-то лишние инструменты и оборудование у нас есть, я даже не сомневался. Игорь вон периодически закупает нужные для сервиса вещи. Те же самые другие группы добытчиков, нам их по старой привычке везут.
– Таня Кирилл в салоне? – спросил я у неё нажав кнопку.
– Да, ждёт вас.
– Хорошо.
Теперь можно и в салон прогуляться. Посмотреть на наше второе детище. Очень мне хотелось узнать, как там дела, да и на красивые машины посмотреть. Кирилл там наверняка всю красоту на показ выставил.
– Если что я в салоне – сказал я выходя из кабинета в предбанник – телефон со мной – показал я ей на свой сотовый.
– Поняла –кивнула она и продолжила разбирать коробки, которые ей видимо только что привезли. Когда мы сюда пришли, их не было.
– Ты бы попросила кого помочь – сказал я глядя как она разбирается с коробками и вытаскивает из них различные канцелярские товары.
– Спасибо – улыбнулась она – я сама. Мне так удобней, буду знать где что лежит. Кофейный аппарат через час привезут.
– Пошли мужики – кивнул я уже ожидающим меня Клёпе и Колючему.
До салона я решил прогуляться пешочком. Тут всего то 400 метров. Выйдя во двор сервиса, мы увидели, как двое мужиков стоят и со всей дури молотят здоровыми кувалдами по отвалу КАМАЗа. Видимо так они его ровняют, усмехнувшись, пошли дальше. Сервис ожил, тут и там стояли различные тачки, грузовики, прицепы, несколько Апрелевских «Красавчиков». Вон двое ребят прицепив небольшой багги, вытаскивают из-под навеса, куда разгружают все привезённые машины, Мерин, в 124 кузове, следующие трое мужиков с матами, выталкивают на свет божий 7-ку БМВ. На Бумере нет капота и всех стёкол и в её салоне виднеется бампер.
– Я тебе говорил не гонять по трассе на нём? – услышали мы крик Апреля из-за стоявшего МАНа пройдя дальше – ты мотор сжёг, его сейчас перебирать придётся.
Обойдя грузовик, подошли к его передку и остановились. Кабина МАНа была откинута. Двое сидели под кабиной на двигателе, увидав меня, мужики кивнули, я кивнул в ответ, а Апрель отчитывал какого-то мужика, стоящего рядом с ним. Под МАНом была огромная лужа масла.
– Я тебе говорил не гонять на нём? – стоя к нам спиной, ткнул себе пальцем за спину Апрель, продолжая наезжать на водителя.
– Говорил – вздохнув и опустив голову парень, лет 30.
– Ты уволен – резко сказал ему Апрель – иди собирай свои вещи и получай расчёт.
– Апрель – разом поднял тот голову – ну прости. Восстановлю грузовик за свой счёт.
– Там все перемолотило в моторе – негромко сказал спрыгивая на землю один из тех, кто осматривал двигатель – более точно что там, покажет вскрытие. Он даже стартером не крутится.
– Ты уволен – жёстко повторил Апрель – я не Попугай, чтобы по два раза повторять. Первый раз я тебя предупредил, ты не понял. Свободен – Апрель резко развернулся и увидал стоящих меня с ребятами.
Водитель снова опустив голову побрёл в сторону здания, где у нас был отдел кадров и бухгалтерия.
– Гоняют? – спросил я.
– Не то слово – рубанул он рукой воздух – на всех грузовиках ограничители стояли и Евро 5 эти по выхлопу. Славкины электронщики всю эту хрень отключили, слесаря катализаторы выбили. Вон машины и задышали, плюс Блюр прибавку неплохую даёт. Головастики под 200 теперь могут переть по трассе, мы уже пробовали. Да и с фурой гружёной они лучше разгоняться стали. Асфальт положили, водители гонять стали. Если в том мире скорость у фуры 80-100, то тут они по 130 -150 ходят, если груз конечно позволяет. Этот – Апрель кивнул в сторону уходящего водителя – пару раз с легковушками какими-то гонялся на трассе. На 160 их обошёл.
– Фигасе – выдохнул Клёпа – как он не перевернулся то на ней?
– Вот и я про это – продолжил Апрель – я его предупреждал. И себя угробишь и груз, и машину. Не гоняй, езжай 120. Да я всем водителям об этом постоянно говорю. Технику надо беречь, это не легковушка. Нет – Апрель сморщился как от съеденного лимона – догонялся, спалил мотор.
– Так ограничители назад поставьте – сказал я – и не будет никто гонять.
– Уже ставят. Он видимо решил напоследок дать Ману под сраку.
– Ясно – улыбнулся я – ладно, не переживай, починят ребята грузовик.
– Вы в салон что ли топаете? – будто очнувшись, спросил у нас Апрель
– Ага, пошли мы.
– Давайте. Колян – крикнул Апрель.
– Чё? – отозвался второй слесарь, который так и сидел под кабиной грузовика – давайте его в ангар, раскидывайте мотор.
– Понял. Андрюх, отцепляй фуру.
Ну а мы пошли дальше к салону. Проходя мимо стоянки, на которой у нас собирали машины для наших внутренних торгов, обратил внимание, что в данный момент там находится около 15-20 автомобилей. Маловато, обычно там больше бывает. Видимо достойных экземпляров нет. Наша практика продажи машин по минимальным ценам для работников «ГДЛ» с моей подачи стала очень популярной. Теперь с каждого привоза битых автомобилей из облака, два человека их все осматривали и если была нормальная машина, минимум битая и с небольшим пробегом, то её оттаскивали на эту стоянку. Где другой человек оценивал по пяти бальной шкале её состояние и подсчитывал во что обойдётся её ремонт. Торги проводились раз в две недели. Например, тот же самый джип Чероки в предпоследнем кузове, который в салоне полностью восстановленный стоил от 35-40 тысяч, на торгах можно было купить за 15 тысяч Лин, ну и плюс восстановление и покраска. Тут тоже все цены были минимальные для сотрудников, с 10-20% наценкой на запчасти и работы. Вот и покупали у нас работники такие тачки, о которых в том мире могли только мечтать. Абсолютно простые люди, работники «ГДЛ» практически все ездили на иномарках бизнес класса. Очень любят у нас джипы. Мерседесы, Иксы, Ауди Кью-7, Кайены, Тойоты. Я же изначально и рассрочку придумал на выплаты по машинам. Так что за два-три месяца, ну с двух-трёх зарплат, люди полностью рассчитывались за свои автомобили.
Плюс, месяц-полтора назад, у нас появились дизайнеры и художники. Теперь можно было заказать себе на автомобиль индивидуальную покраску и обвес. Про диски, перетяжку салона, музыку и так далее я вообще молчу. По этим направлениям у нас уже давно цех был, где всё это делали. Но и правила ввёл. Работник «ГДЛ», может себе таким образом купить не более двух автомобилей в год. Чтобы не появились те, которые купят машину за недорого, восстановит её в сервисе, а потом продаст за хорошие бабки.
Взять для примера тот же брутальный 600-й Мерседес, в 140 кузове. Легенда 90- так сказать. Или 7-ка БМВ. Такие тачки уходили на торгах как горячие пирожки. Потолок был 15 тысяч Лин. С восстановлением они обходились новому владельцу в 20 штук. А в салоне, на такие же машины была очередь и продавались они там минимум за 45 тысяч. Так что барыжить машинами я тут точно никому не дам. Себе или своей жене пожалуйста, покупай, но не более 2-х тачек в год.
А местные машины конечно радовали глаз. Напротив этой стоянки с машинами для торгов, была стоянка для автомобилей работников, которые приезжают на работу. И стоящие там машины очень радовали мне глаз. Во-первых, как я уже говорил, все сплошь шикарные иномарки, а во-вторых, покрашены в различные, радующие глаз цвета. Очень много было ярких автомобилей. Красные, жёлтые, синие, двух и трёх цветные, тонированные и нет, в обвесах и без них. Нет ни одного автомобиля в бледном цвете, в который очень любили их красить в том мире. Тут если зелёный цвет, то он либо ярко-зелёный, либо тёмно зелёный, а не бледный как поганка. Либо вон например стоит чья-то ярко-синяя 7-ка БМВ на хромированных дисках и низкопрофильной резине. Рядом изумрудный Кайен, фиолетовая Ауди Кью 7, Апельсиново – белая Ауди А6 и смотрится кстати здорово. Да и по городу едешь, такие же раскрашенные и яркие машины встречаются. Не все, но попадаются, значит и покупатели себе заказывают индивидуальную покраску. Вон кстати от салона отъезжает Икс 6 коричневого цвета, с черным капотом, крышей, крышкой багажника и на чёрных же литых дисках. Причём на машине нет никакого обвеса, просто покраска кузова другая. В том мире, я например ни одного коричневого Икс 6 не видел.
– Много народу то – сказал Колючий, когда мы подошли к салону.
Это да, тут он прав. На стоянке около автосалона стояло достаточно много автомобилей клиентов и народу достаточно ходит. Многие около аквариумов стоят и рассматривают что там внутри. Пройдя мимо забора, мы вышли на площадку, которая вела к центральному входу. Так, что тут у нас в аквариумах этих? По три стеклянные конструкции по бокам и в них стоящие мотоциклы. В трёх какие-то Харлеи, в других трёх спортбайки. И кажется один из них только что обрёл нового владельца. Парень со шлемом в руках и рядом менеджер, который как раз этот аквариум открывает. Внутри стоит Ярко-красная Хонда.
Дальше 4 аквариума для легковушек. А там! Твою же мать. Я прям остановился как вкопанный, не зная к какой машине подойти первой. Люди хоть и ходили, но я рассмотрел стоящие под стеклом тачки. В ближайших к нам аквариумам под стеклом стояли два Форда Фокуса купе в очень красивых обвесах. Левый Фокус был с синей мордой, эта синева по окончанию дверей, плавно переходила в чёрный цвет и белый диски спицы, огонь тачка. Правый Фокус в другом обвесе, вообще всё другое, бампера, пороги, антикрылья, я этот аквариум по кругу обошёл, внимательно рассматривая стоящую там машину. Фокус был жёлто-чёрный и у меня возникло такое ощущение, что двум детям дали по фломастеру и сказали провести по машине какие захотите линии. И потом всё это покрасили в два цвета. Тут на водительской двери чёрная широкая линия, жёлтая линия заходит на капот, резко поворачивает и продолжается на крыше. Да и на крыше даже воздухозаборник как на раллийных тачках установили. Литьё выносное, арки расширенные и увеличенные, резина широкая.
– Мне эта больше нравится – ткнул пальцем в этот Фокус Клёпа.
– Мне тоже – поддержал его Колючий – как-то злее машина смотрится, наглее что –ли. Что тут с мотором то у него? – он подошёл к передней части аквариума, где был ценник и характеристики машины – так. Мотор два литра, 145 лошадей, цена 27 тысяч. Нормально, его только за один обвес можно купить.
– Какая красивая машина – услышал я сзади женский голос.
Обернувшись увидел, как ко входу в салон идёт пара, и мужик смотрит на левый Форд, а его спутница на этот правый. Да уж, чего чего, а тому, кто его купит, внимание точно будет обеспечено всегда и везде.
– Сань глянь на эту тачку – негромко крикнул мне от следующего аквариума Колючий.
Под следующим стеклом стояла Тойота Супра, золотисто-фиолетовая и на хромированных дисках. Огромное антикрыло сзади, сквозь литьё, виднеются большие перфорированные передние тормозные диски, задние просто дисковые вентилируемые. Причём цвета такие яркие, насыщенные.
– 3 литра, 2 турбины, 330 лошадей, 43 тысячи – тут же прочитал Колючий.
Напротив, под последним аквариумом стоит Ситроен С4 купе, тоже в обвесе. Только он чёрно, серо-зелёного цвета и на белом литье. Подойдя поближе посмотрел на листочек с данными. Два литра, 180 лошадей, 5 ступка, механика. Вот эта тачка будет хорошо ехать. Форды со своими 145 лошадьми сольют сразу. Но и цена у Ситроена, 32 тысячи. Зато готов поспорить, что по опциям Ситроен на порядок выше, чем оба Форда, да и у многих других иномарок Ситроены по комплектации выиграют. Французы, чтобы раскрутить марку в России, напихивали в обычные машинки как можно больше всяких примочек. А этот ещё двухлитровый. Да уж, красивые тут машины стоят. Что же там внутри салона Кирилл сделал интересно?

Глава 21.

Когда мы зашли в салон через автоматически открывшиеся перед нами, то от увиденного я впал в ступор. Я просто застыл истуканом.
– А, э, как это? – прохрипел Клёпа от увиденного.
– Вот это да – выдал Колючий.
– Добрый день Александр – поздоровалась широко улыбнувшись девушка на рецепшене – впечатляет да? – спросила она. Видимо не мы одни застывали от того, что видели при входе в салоне – я сейчас Кирилла позову.
– Ага – только и смог вымолвить я и кивнуть головой.
Да уж, такого я не видел нигде и никогда. Я имею ввиду не только в той же самой Москве, где жил ранее, но и в многочисленных фильмах, документальных фильмах, просмотренных мною роликах на том же Ютубе. Нигде и никогда.
– Обалдеть как красиво – выпалил Клёпа продолжая рассматривать это произведение искусства.
– Добрый день – как из-под земли появился рядом с нами Кирилл – вижу, что вы под впечатлением от увиденного.
– Под огромным впечатлением – ответил я пожимая ему руку, не сводя глаз с этого – сам придумал?
– Да, думал как изюминку добавить. Мы их только установили. Красиво получилось?
– Не то слово Кирилл, это не красиво, это прекрасно, великолепно.
При входе в салон, с правой стороны, где раньше стояла машина на небольшом подиуме теперь стоял разноцветный как радуга Хендай Гетц. Только внутри машины был аквариум! Там рыбки плавали! Рыбки вашу мать! Рыбки внутри машины. Руль, панель приборов, сиденья, всё было как обычно. Только его салон был полностью заполнен водой и внутри этого аквариума была подсветка, пузыри, всё точно так же, как в обычном аквариуме и там плавали рыбы. Народ просто охреневал от этого. Но это ещё ничего, слева от входа был установлен второй аквариум, большой. Внутри его стоял Пежо 308 жёлтого цвета с тонированными окнами, на красивых литых дисках. Внутри этого большого аквариума была вода! Вода млять! Пежо был полностью погружен в воду. Да и Пыжик ещё в обвесе прикольном. Подсветка, пузыри, рыбки и их было очень много. Они не спеша плавали вокруг, сверху, под машиной. Это просто пипец. Я честно говоря в небольшом шоке был.
– Как же вы так сделали то? – ошарашено спросил я, рассматривая то один, то второй аквариумы.
Гетц весь разбирали до железа – начал говорить Кирилл – с него сняли движок, коробку, все не нужные детали, электронику. Сиденья и панель тоже переделали, поролон из сидений выкинули, да там много чего вытащили с него. Обшили другим материалом, кузов весь пролили герметиком, смолой, короче заизолировали так, что теперь из салона не одна капля воды не выльется. В крыше люк, потом установили всю необходимую приблуду как в обычном аквариуме, подсветку, растения для рыб, воздух подали, систему очистки и так далее. Проверили, воду держит, притащили сюда, налили воду, всё ещё раз проверили и вот результат.
– Обалдеть просто.
– Поэтому тоже самое – повернулся он к аквариуму с Пыжиком – внутри только кузов. Окна тонированы, потому что с машины вообще всё сняли и точно так же за герметизировали кузов. Ну и плюс нагрузили его балластом, чтобы он вдруг не всплыл, если вода всё-таки попадёт внутрь. Ну и точно так же, подсветка, рыбы, необходимое оборудование.
Я наворачивал круги то вокруг Пежо, то вокруг Гетца, за мной ходили Клёпа с Колючим, Кирилл нам это всё рассказывал, а за нами ходили трое детей и несколько взрослых. Все взгляды людей были в прямом смысле слова прикованы к этим двум машинам. Смотрится они конечно просто нереально красиво. Да уж, неописуемая красота. И рыб то набрали в реке и сюда привезли. Причём в Гетце плавают маленькие красивые рыбки и их очень много. А в аквариуме с Пежо рыбы побольше. Млять, как же так они сделали то? Это просто великолепно. Я продолжал наворачивать круги вокруг тачек и не переставал восхищаться увиденной картиной.
Минут через пятнадцать я наконец то насмотревшись на аквариумы, отлип от них и повернулся в сторону Кирилла.
– Молодец директор – похвалил я его наверное в двадцатый раз.
– Спасибо.
– Покажешь, что тут у тебя? – кивнул я на салон.
– Да конечно, пойдёмте.
– Кирилл извините – услышали мы голос подошедшего к нам менеджера – там эти два человека приехали. На Форд и на Субару, сразу вдвоём.
– Блин как не вовремя то – разочарованно ответил Кирилл и повернувшись ко мне сказал – ждал их позже. У нас тут две тачки есть, у них вопросы по ним. А вон они и сами уже идут.
– Занимайся клиентами – быстро сказал я ему – я подожду, либо посмотрю и уйду. Не переживай.
Тот кивнул и сделал шаг навстречу подходящим к нам троим мужчинам и одной девушке.
Было видно, что они знакомы, улыбки, приветствия.
– Ваша машина пришла – сказал Кирилл высокому мужчине лет 35 – пойдёмте Михаил я вам покажу её. Про вашу чуть позже расскажу – сказал он другому.
– Хорошо – заулыбался тот – сначала давайте про Михаила машину.
Мне прям стало интересно, что же это за машины, если Кирилл сам проводит презентацию. Кивнул Собровцам, и мы потопали за этой группой людей. А идти то далеко и не пришлось. Кирилл провёл их в дальний угол салона.
А в углу стоял автомобиль красавец. Он был темноватого, оранжевого цвета, с чёрным капотом. В нереально агрессивном обвесе и на красивых дисках.
– Вот пожалуйста – улыбаясь сказал Кирилл, показывая на машину – Форд Мустанг ГТР собственной персоной.
Люди конечно от его вида ахнули.
– Машине 2 года, пробег 29 тысяч, идеальное состояние. 5.5 мотор, 580 лошадей, компрессор, 6 ступенчатая механика.
– Охренеть просто – сказал Михаил, ходя вокруг машины.
– Да Миш – почёсывая в затылке сказал один из его компании – ты с ней справишься?
– Справлюсь – уверенно ответил Михаил.
– А что в ней такого особенного то? – спросил третий мужчина.
– Кирилл расскажешь? – обратился Михаил к нему – а то он всё не верит, что эта тачка не такая как все.
Я стоял и молча слушал. Я конечно видел такую машину, один раз. Но видимо этот ГТР действительно какой-то особенный, да и не интересовался я никогда тем, что он из себя представляет. Вот про Вайпер я знаю, что для неопытного водителя он смерть, а этот ГТР что такое? Вокруг нас потихоньку собрался народ. Всё-таки эта машина очень привлекала внимание, а в её этом ещё борзом обвесе тем более. Кирилл улыбнулся. Вздохнул и начал говорить.
– Это боец, эта машина другая. Он кардинально отличается от всех мощных немцев, американцев и японцев. Каждый день езды на этом автомобиле, это вызов. Его владелец должен понимать, что цель у этой машины одна, чтобы ваш организм хронически, постоянно вырабатывал адреналин. Эта машина для законченных, адреналиновых наркоманов. Каждый поворот, каждый разгон, каждый манёвр — это вызов. Если на любой другой спортивной машине при прохождении поворота вы думаете о том, как вы красиво вошли в этот поворот, то на этом Форде, у тебя возникает одна мысль, я выжил, я удержал этого дикого зверя, смог его поймать, подчинить, обуздать эти 580 лошадей под правой ногой. Это дикий автомобиль, честная 6 ступенчатая коробка, абсолютно простой задний привод и тот, кто сидит за рулём данного автомобиля, должен обладать холодным расчётом всегда, везде, в любой ситуации. Это равносильно тому, что ты едешь на лошади верхом, которая в любой момент может взбрыкнуть и ты должен уметь её обуздать. Только лошадь думает сама, а эта тачка – Кирилл снова ткнул в неё пальцем – подчиняется тебе. И тут уже вопрос, справишься ты с ней или нет?
Люди стояли и молчали, переваривая информацию. Я точно прибалдел если честно.
– И какая же у неё максималка? – спросил кто-то.
– За 250 поедет точно. Но максималка ему не нужна – усмехнулся Кирилл – он просто прыгнет и догонит тебя в мгновение ока. Я мало знаю машин, с таким бешенным ускорением. Передаточные числа в коробке передач в этом Форде подобраны таким образом, что вы получаете мгновенное ускорение в условиях города на первых четырёх передачах. Поэтому он так опасен. Пятая и шестые для трассы. У него с завода стоит программатор Пауэр Флеш. Является самой интересной технической «добавкой», поскольку позволяет «заливать» в «мозги» автомобиля новые прошивки, выставлять отсечку, считывать ошибки – в общем, экспериментировать. Так что вы можете его настроить под себя.
– Беру – довольно сказал Михаил, открывая дверь и садясь за руль этого красавца – цена, как и обговаривали?
– Да – ответил Кирилл – проходите пожалуйста с Егором – показал Кирилл на стоящего рядом с ним менеджера – он оформит все бумаги.
– И номер – напомнил ему Михаил.
– Само собой. Рекомендую вам сразу купить комплект резины. Этот у вас кончится за день.
– Согласен – засмеялся Михаил вылезая из-за руля – мне прям не терпится до дыма на нём дать.
– Осторожней только – ещё раз предупредил его наш директор – это очень быстрый автомобиль.

pg” />

Ну а теперь ваша машина обратился Кирилл ко другому мужчине после того, как положил на лобовое стекло ГТР бумажку «Извините, Автомобиль продан» и подошедший человек в комбинезоне работника салона, тут же закрыл её на ключ и пошёл открывать выездные ворота из салона, чтобы выгнать золотистого красавца наружу. Правильно, а то сейчас обязательно кто ни будь захочет свою жопу в эту тачку посадить. Точно, вон какой-то хрен уже дёргает ручку водительской двери, хотя он видел бумажку на стекле.
– Машина продана – сказал ему Клёпа – чё ты ручку дёргаешь? Бумажку не видишь?
– А чё нельзя посмотреть что ли? – с вызовом ответил тот ему.
– Нечего её смотреть. Каждый если в салон залезет, там грязно будет. Отойди от тачки.
– А ты кто такой? – закудахтал этот паренёк.
– Слышь ты – подключился Колючий – тебе сказали тачка продана, нечего его лапать, отойди от машины.
Этот умник тут же сдулся и бросив ГТР, тут же подошёл к стоящей рядом тёмно зелёной Ауди Кью 7 и попытался открыть водительскую дверь, чтобы залезть в машину, но облом, она тоже оказалась закрытой.
– Вот какого хрена он по ним лазает? – зло сказал Клёпа наблюдая, как этот чувак ходит и пытается открыть двери у всех стоящих в салоне машин хоть какую-то дверь.
– Жалом водит – ответил я – вот так человек 20-30 в машину сядет за день, всё облапают, намусорят, да ещё сломают чего-нибудь. Таким как этим ничего не надо, лишь бы жопу свою посадить. Я конечно понимаю, что он возможно в такой машине никогда в жизни не посидит, тем более за рулём, но можно же снаружи посмотреть, а не в салон лезть, да ещё крутить и щёлкать там всем.
– Да они закрыты тут все – весело сказал Колючий наблюдая, как этот хрен, так и не смог открыть не одну дверь в стоящих тут машинах и разочарованно поплёлся на выход.
– Правильно Кирилл делает – провожая его взглядом сказал я – что тут все машины закрытые держит. Тут не выставка, чтобы по машинам лазить.
– Сколько интересно такая красавица стоит? – показывая на ГТР, сказал вслух подошедший мужчина своей спутнице и с ними пацан лет 15 был.
Увидав бумажку на лобовом стекле, никто из них даже не сделал попытку дёрнуть за ручку двери. Хотя я больше чем уверен, что этому пацану очень хотелось очутится за рулём этого Форда, вон он даже руки за спину убрал.
– Вырасту, обязательно куплю себе такую – мечтательно сказал парнишка обходя Форд по кругу и держа руки за спиной.
– Обязательно купишь сынок – поддержала его мама – мне она тоже нравится.
– Эх старый я уже для такой машины – вздохнул глава семейства – это для молодёжи самое оно, девчонок кадрить.
– Пошли уже старичок ты мой – ласково сказала ему видимо его жена, беря его под ручку – где там легковушка? Которую ты купить хотел.
Мужчина ещё раз вздохнул, заглянул в салон, не прикасаясь к стеклу и к машине вообще и показав рукой в противоположную сторону салона, они пошли туда. Вот почему одни люди умеют читать бумажки? Почему вежливые, внимательные, ведут себя очень корректно. И эти трое даже не сделали попытки открыть машину, они даже к стеклу не прикасались, чтобы заглянуть в салон. Даже парнишка этот молодой. А тот без тени сомнения стал тут же дёргать дверь. Воспитание? Наглость? Скорее всего просто воспитание, люди уроды, хамы.

Глава 22.

Блин, засмотрелись на Форда, и Кирилл куда-то свалил. Ладно, прогуляюсь пока по салону. А народ то ходит, смотрит, несколько менеджеров стоят около машин и что-то рассказывают клиентам. Вон один из менеджеров стоит с двумя здоровыми мужиками около Джипа Врангеля Унлимитед, пляжный вариант. Съёмный верх, сам кузов насыщенного ярко синего цвета, на больших выносных колёсах, с дугами, кенгурином и прожекторами. Тяги, рычаги и подвеска так же частично выкрашены в такой же синий цвет. Причём резина злая такая, такую у нас на багги ставят.
Ещё один менеджер, улыбаясь во все тридцать три зуба, втирает что-то двоим девушкам около купе Мерседес CLK ярко красного цвета, красные же литые диски в форме спиц, а сама окантовка дисков и окон серебристая и стёкла все тонированные, красиво смотрится. А вот наконец то я увидел и брата близнеца наших пустынных Поршев. В другом углу, как я и говорил, наложили больших и маленьких камней на выделенный участок и огородили небольшим заборчиком. Внутрь поставили пустынный Порш, причём Порш поставили в раскоряку, чтобы были видны ходы подвески. Блин, да там ход амортизаторов около метра и как он едет я знаю не по наслышке. Сам, один из первых собранных у нас тестировал.
Ба, а тут в дальнем углу стоят легенды. БМВ 3-ка в 36 кузове, БМВ 5-ка в 34 кузове, Бмв 7-ка в е 32 кузове, как в фильме Бумер, Мерседесы в 124 и 140 кузовах, Ауди А6. Все машины серебристого цвета. В общем вся линейка из 90-х, большинство вернее. А сзади них ещё огромные окна и они прекрасно освещаются и с улицы и светильниками, подвешенные под потолком. Я прям поностальгировал, обойдя их по кругу. Есть мне что вспомнить из тех лет. Да и народ вон ходит вокруг них улыбается. Особенно уже взрослые люди лыбяться. Видимо каждому есть что-то вспомнить, связанное с этими автомобилями. Не все же в те годы были честные и порядочные. А уж знакомые по ту сторону закона на таких машинах были у каждого. А машины хороши, все в идеальном состоянии. Я специально заглянул в салоны некоторых их них. Полностью перешитые сиденья, торпеды. Можно сказать, что тачки новые. В таком сухом климате как тут у нас, они не один год отъездят ещё. Наш сервис дал им вторую жизнь.
А вот это уже совсем здорово. Рядом с машинами стол, на столе бумажка. «Вы можете заказать себе такой же автомобиль» За столом сидит менеджер и что-то рассказывает сидящему напротив мужику. У мужика ещё складки такие сзади на шее прикольные, как у Шарпея. Походу мужик тачку себе заказывает.

Дальше стенды с различными литыми дисками, каталоги с ними, резина, большой стенд с различными спойлерами, бамперами, антикрылья. И это уже что-то новенькое, этого тут не было. Чувствуется рука Киженьцев. Большой стенд с музыкой, магнитолы, колонки, усилители, сабвуферы, телевизоры. Что-то в стенде, что-то на стеклянных витринах. Рядом стоит Мицубиси Галант универсал ядовито зелёного цвета с чёрным капотом и чёрной же крышей и в обвесе.
– И что вы предлагаете сделать с моим Субариком? – услышал я голос обходя стоящий серебристый Чероки-чемодан. Вроде ничего лишнего на нём нет, обычный кузов, а смотрится красиво, литьё только немного выносное.
А вот и Кирилл, стоит около стола, за которым сидит один из менеджеров, а напротив них как раз тот мужчина с девушкой, которые пришли с этим Михаилом, который Шелби купил. Третий мужик куда-то делся.
– А это вам сейчас Алексей расскажет – улыбнулся Кирилл, кладя руку этому Алексею на плечо – он у нас спец по тюнингу.
– Чтобы увеличить мощность Субару, который вы только что смотрели, я предлагаю сделать следующее – начал Алексей – первое, мы устанавливаем турбину большой производительности. Меняем выпускной коллектор на равнодлинный, правда пропадёт характерный для Субару звук выхлопушки, бу-бу-бу этот, но это немного снизит расход и благоприятно скажется на работе турбины, а так-же и впускной большого диаметра, ну и плюс нормальный нулевик тоже поставим. Машина будет лучше дышать, больше воздуха в цилиндры и меньше сопротивления для их выхлопа. Учитывая тут жаркий климат, в обязательном порядке установить «фронтал» то есть перенести интеркулер из-под капота вперёд, как сделано у Мицубиси Эволюшен, так он будет более эффективней охлаждаться. Так же устанавливаем более производительные форсунки и топливный насос, установим систему впрыска метанола, это будет достаточно хорошо охлаждать мотор и сокращает количество детонаций. За счет снижения температуры топливного заряда во впускном тракте вы получаете более плотную смесь, а следовательно большую мощность и детонационную стойкость топлива. За снижение температуры на впуске отвечает прежде всего впрыск метанола или метанольная составляющая при впрыске водометанола
– Извините – поднял руку Михаил и остановил Алексея – что такое метанол?
Да, мне тоже ни хрена не понятно, чуть было не ляпнул я.
– Спирт – усмехнулся Алексей – в багажник машины ставится небольшой бочок, как на омыватель лобового стекла. Либо туда заливается обычная водка хорошего качества. В том мире Субари так и делают. Ну и далее она подается вместе с топливом в цилиндр, как следствие повышается октановое число, горение выходит более длительное и температура его снижается, ну и детонаций становится на порядок меньше. Те, кто давно занимаются таким тюнингом, делают это не ради повышения мощности, а ради снижения количества детонаций, ну когда движок глушите, а машина ещё булькает несколько раз. Да и при других вмешательствах в мотор метанол помогает ему не “болеть” от нагрузок, а мощу снимают с больших турбин, впуска-выпуска, форсунок – насоса 300+л/ч и прошивкой.
– Понял теперь – кивнул Михаил – дальше?
– А дальше устанавливаем кованные поршня, тюнингованные валы. Ну и по мелочам ещё кучу всего, в самом конце всё это настроить и прошить мозги под новую программу. Заранее отвечаю на ваш вопрос. Запчасти будут, как и из того мира, снимали с других машин, так и то, что делают уже тут. Гарантию на сборку и тюнинг даём на 30 тысяч километров. Обслуживание у нас без проблем.
Этот мужчина сидел кивал головой, потом спросил – и какая мощность будет?
-300-350 лошадей – ответил Алексей – точнее покажет наш стенд, после того как мы на нём машину прогоним и настроим до конца.
– А коробка то выдержит? – снова спросил Михаил.
– Выдержит легко, там как на Эволюшинах, заложен большой запас прочности, как раз под увеличение мощности, для тюнинга. На Субару конечно не так как на Эво, но данное количество лошадей ничуть не повлияют на надёжность.
– Ради интереса Алексей – снова обратился к нему Михаил – а на Эво как?
– На 8 и 9 Эволюшинах, стандартный блок двигателя рассчитан на тюнинг до 600 лошадей. При этом, коробку и раздатку можно не трогать. Ну только сцепление будет расходным материалом, там керамика. На Субару например, можно буксовать и резко трогаться с места, Эво этого не любит. В Таусе, у одного из жителей есть красный Эволюшен.
Ух ты, это он про меня. Я стою за дисками, и Алексей меня не видит.
– У него тоже глубокий тюнинг провели на его Мицубиси и мощность там сейчас в районе пятиста лошадей.
– Да да – воскликнул Михаил – я видел его на гонках в карьере. Красивая тачка и едет хорошо и водила хороший.
Я прям загордился.
– Поверьте Михаил – продолжил Алексей – 350 лошадей на вашем Субару будут очень хорошо ехать.
– И сколько это всё – он поводил пальцем перед собой – будет стоить?
– Как говорится машина под ключ – улыбнулся менеджер Алексей – с ремонтом кузова, покраской, кстати вам надо выбрать цвет кузова и обвес, резиной, хорошими дисками, тюнингом будет стоить 43 тысячи.
– Обалдеть – тут же сказала девушка.
Будущий владелец Субару только глянул на неё, как она тут же замолчала и отвернулась, делая вид, что её прям сейчас заинтересовал стенд с дисками. Он немного подумал, покачал головой, потом сказал.
– Всё это – снова поводил он пальцем по бумажкам, на которых Алексей писал и чертил про этот тюнинг – я готов приобрести за 40 тысяч Лин.
Алексей вопросительно посмотрел на Кирилла. Тот быстро взял калькулятор, что-то посчитал и сказал.
– Договорились.
– Прекрасно – обрадовался этот уже Субаровод – куда бабосы платить? – он хлопнул себя по карману пиджака – и сколько вы её тюнинговать, чинить и красить будете? Через сколько я уехать на ней смогу?
– 8 дней – тут же ответил Алексей – только выберите цвет и обвес – и он пододвинул к нему по столу несколько листков с эскизами обвесов.
Но он даже не посмотрел на них, а сказал – обвес тот Кирилл, который ты мне показывал.
– Понял – кивнул директор – вот этот Алексей – безошибочно ткнул он пальцем в листок.
– А цвет – он взял листки и стал их внимательно рассматривать – во – воскликнул он – вот такой хочу.
Мля, мне прям интересно стало что он там выбрал. Потом попрошу, чтобы Кирилл мне показал. Конечно было очень неудобно вот так стоять рядом и греть уши, но больно интересно рассказывал Алексей. Видимо человек очень хорошо разбирается в тюнинге автомобилей. Это вам не простой чип тюнинг и катализатор выбить. Тут прям таки хирургическое вмешательство в системы и узлы Субару.
– Мне он тоже очень нравится – улыбнулся Кирилл – ваша машина просто нереально красиво будет смотреться в такой покраске.

Глава 23.

Алексей с Михаилом и его спутницей ушли куда то, продолжая разговаривать на ходу, а я вышел из-за стенда с дисками.
– Классный у тебя спец – кивнул я вслед уходящей троице – прости, стоял за дисками. Больно интересно твой менеджер всё рассказывает.
– Да, Лёха повёрнутый на Субару и Эволюшинах. В том мире он их тюнингом занимался и был механиком в какой-то команде. Машины любит как я. И язык у него подвешен хорошо. Вот я его и взял на продажу допа к нам.
– Чё за цвет то он выбрал? – спросил я.
– Вот этот – улыбнулся Михаил и показал мне листочек с рисунком. За моей спиной тут же выросли Клёпа с Колючим. Эти тоже как и я стояли грели уши – и вот этот обвес – показал он другой листок.
Ну обвесом меня не удивишь, на них я уже насмотрелся, а вот цвет кузова мне понравился. Субарик будет четырёх цветный. Преобладать будет белый цвет, дальше на ней будут нарисованы большие пятна. В общем будут камуфляжные кляксы. И будут они ещё трёх цветов, красный, чёрный и серый. Как раз на рисунке был нарисован Субарик в такой расцветке.
– Круто будет смотреться – восхищённо сказал Клёпа.
– Ага – кивнул Колючий рассматривая рисунки.
– Форда то за сколько продали? – спросил я.
– Я ему изначально 65 тысяч объявил – ответил Кирилл – этот ГТР действительно уникальный в своём роде. Весь тюнинг заводской, вернее около заводской. Я сталкивался раньше с такими машинами. Можно сказать, что ручная сборка.
– А на Субару откуда столько запчастей? Неужели у нас тут что-то делают?
– Что-то делают – вновь кивнул директор салона – что-то с машин, которые привозят ребята из облака снимают. Лёха вон первый к ним с ключами бежит. Они попадаются с тюнингом, правда завязанные в узел большинство, но что-то снять можно. За рулём таких тачек как правило пенсионеры не ездят.
– Чё прям все в хлам разбитые? –недоверчиво спросил Клёпа.
– Ты когда-нибудь ржавую Импрезу или Легаси видел? – улыбнувшись спросил Кирилл.
Клёпа задумался.
– Ты мог видеть например тот же самый Форестер – продолжил директор спустя небольшое время, когда Клёпа так и не смог ответить на его вопрос – а на этих если колотятся, то от души. По крайней мере к нам облако большинство таких попадают. Жалко Эво как у тебя Саш не встречаются – вздохнул Кирилл – тоже бы спросом пользовались – попадаются конечно, но крайне редко. Две уже где-то катаются. Правда там лошадей поменьше.
– Да? – удивился я – не видел.
– Увидишь ещё.
Поговорив с Кириллом некоторое время, попрощались, да и его опять позвали куда-то. Я ещё раз прогулялся по салону. Подойдя к одному из больших окон посмотрел во двор салона, где под навесом стояли на продажу машины по проще. Да уж, мало там машин то, штук 20 всего. А стоянка на гораздо большее количество рассчитана. Ну ничего, сейчас пацаны тачек натаскают, сервис их приведёт в порядок и будем торговать. Мы конечно с этими дорогами и разведкой по реке много время упустили. С другой стороны, и многое нашли.
– Так какую машину то будем покупать? – услышал я сзади мужской голос.
Обернувшись увидел, как за один из столиков присаживается мужчина лет 35 и две девушки. Причём все трое одеты в яркие рубашки, как на Гавайях. Кстати на девушках они смотрятся достаточно стильно и сексуально. Одна из них завязала её узлом на животе показывая всем свой плоский живот, точно занимается спортом. Напротив них за стол присел менеджер. Мужик уселся за стол и положил на него небольшую пухлую барсетницу и рядом сотовый телефон. О, народ уже с мобилами у нас тут ходит. Видать в барсетке бабосы за тачку. А телефон походу Самсунг Гелакси, точно, я близко стою, разглядел надпись.
– Не знаю Андрей – растерянно ответила одна из девушек, вторая просто пожала плечами и так же присела на стол.
– Вы бы Дмитрий какую себе машину купили? – вежливо спросил мужчина у менеджера.
– Ну Константин – начал отвечать тот – они обе по-своему хороши. Лексус РХ достаточно хорошо себя зарекомендовал в том мире. Пусть он и переднеприводный, но у нас тут грязи нет, я ездил на таких, тихо, комфортно, ничего не скрипит, расход не большой для его объёма и массы, машина надёжная. Фольксваген Туарег тоже замечательный автомобиль, полный привод. Я вам рассказал про их комплектации, плюсы и минусы.
– Да да – покивал головой мужик – спасибо вам, вы дали исчерпывающую информацию. Мне бы определится ещё какую брать, цена то одинаковая.
– Извините что вмешиваюсь – шагнул я к столу решив помочь мужчине с выбором.
– Слушаю вас – развернулся он ко мне.
– Я вижу у вас сотовый Самсунг – показал я пальцем на лежащий на столе его телефон.
– Да – взял он его в руки – хотите узнать где купить?
– Нет нет – улыбнулся я – у меня есть. Я услышал, что вы выбираете между двух автомобилей. Лексуса РХ и Туарега.
– Да – заулыбался дядька – обе классные тачки – какую брать не знаю- он показал рукой на стоящие рядом друг с другом в салоне машины. Оба джипа были белого цвета – мои дамы как-то даже мне посоветовать не могут – кивнул он на них.
– Нет уже дорогой – заулыбалась одна из них – машину выбирай сам, чтобы мы потом виноваты не были.
Мужик улыбнулся и снова посмотрел на меня.
– Телефоны в обеих машинах можно подключить по блютуз и разговаривать? – спросил я у менеджера – громкая связь есть?
– Да – кивнул он – не надо телефон у уха держать.
– Замечательно – снова улыбнулся я – а в Лексусе есть ещё функция чтения СМС.
– Как это? – удивлённо спросил мужик.
– С вашего телефона – ткнул я пальцем в его Самсунг – вся телефонная книжка закачивается в память машины и когда вам кто-то шлёт СМС, то женский голос вам говорит кто её прислал и читает её содержимое. Если играет магнитола или радио, то звук приглушается.
– Да ладно? – не поверил мужик.
– Очень удобная штука – тут же сказала одна из девушек.
Менеджер стоял и внимательно меня слушал, видимо эта фишка ему была не знакома.
– Так проверьте – пожал я плечами и кивнул на стоящий белый красавец Лексус.
Они вчетвером тут же поднялись из-за стола и быстрым шагом направились к машине. Я не спеша направился за ними. Завели тачку, я показал, как пользоваться блютузом в Лексусе, так же включили его в телефоне, машина тут же нашла телефон, запомнила его, придумали и ввели пароль, за минуту скачала телефонную книжку себе в память и вывела их на экран на панели приборов. Одна из девушек тут же набрала СМС на своём телефоне. Менеджер включил музыку в машине, он быстро диск принёс. Через небольшое время мы все услышали как играющая музыка притихла. А женский голос сообщил, что пришла СМС от Натальи и зачитала её.
– Круто – восхищённо сказал мужчина – даже не знал, что так можно. Спасибо вам – он протянул мне руку – беру Лексус.
– Да не за что – ответил я ему крепким рукопожатием – только имейте ввиду. Что СМС будет читать только с телефона Самсунг, всякие айфоны и тому подобное его система – я ткнул пальцем в машину – не видит.
– Понял – снова кивнул мужик – значит буду пользоваться только Самсунгом. Ну надо же, СМС читает. Спасибо вам ещё раз.
– Про эту функцию не многие знают – сказал я – у большинства айфоны, громкая связь есть и все считают, что этого достаточно.
– Спасибо – поочерёдно поблагодарили меня девушки.
Попрощавшись с этими приятными людьми, я пошёл в сторону выхода, СОБРОВцы потопали за мной. Посмотрев ещё раз на эти большие аквариумы внутри салона вышли на улицу. Один из аквариумов, в которых стояли мотоциклы был пуст. Видать тот мотик всё-таки купили. Жаль грузовики мы не можем тут на площадке выставить на продажу, мало их и они все проданы уже до того, как их в ремонт забирают. Спрос на грузовики тут огромный. Они нужны всем и особенно нужна строительная техника. Кстати я так и не узнал у Игоря как с ней дела, вроде как там группа его механиков занимается её разработкой и штучным производствам.
Чуть дальше сбоку, где был выезд из автосалона стояли Тойота Круизёр 80 Бордового цвета и Ниссан Максима, прикольного такого насыщенного фисташкового цвета. Вот как раз двое мужиков жмут руку нашему менеджеру в белой рубашке. Две девушки тут же достали из пакетов две бутылки и отдали их мужчинам. Обмывать походу прям тут будут. Точно, тут же появились стаканчики, содержимое бутылок мгновенно было разлито по стаканчикам, надеюсь у них там не спиртное. Потом люди выпив, весело погрузились в машины и тачки не спеша тронулись с места. А машины действительно хорошие. И на Круизёре и на Максимке и подвеска и движки фору дадут многим современным иномаркам. Если ещё Тойота дизельная, то мотору вообще сносу не будет. А рычаги там на подвеске с мою руку толщиной. Хрен убьёшь её, не, убить то всё что угодно можно, но надёжность там заложена колоссальная и у обоих машин нет проблем с электроникой. Там быстрее от старости глючить что-то начнёт, чем само по себе, как бывает на современных тачках.
– Саша когда в этот зимний оазис поедем? – спросил Клёпа, когда мы топали по дорожке назад в сторону сервиса.
Чё то меня рубить потихоньку начинает, всё-таки бессонная ночь даёт о себе знать. Можно сейчас пообедать плотненько и к Светке под бочок.
– Одежды нет – ответил я – в чём ты поедешь? В камуфляже? Надо с Киженьцами связываться, просить их, что бы они нам зимнюю одежду привезли. Как же я сразу то не сообразил – блин точно, упустил я этот момент.
– Может из наших кто уже заказал? – сделал предположение Клёпа.
– Не знаю – пожал я плечами – и узнать то не у кого толком. Хотя Иван Мэр наверняка знает про этот зимний оазис и понимает, что нужна тёплая одежда. Если их облако выдаёт любую спортивную одежду, то у них сто процентов есть и зимняя и одежда и обувь. Теперь только осталось всё это привезти сюда. Надо связаться с ними и узнать.
Но оказывается я зря переживал. Как я узнал потом, вездесущий Колобок и эту ситуацию пробил. Уж не знаю кто ему инфу слил, но про зимний оазис он знал раньше меня. А Георгич мне сказал про него 31 декабря. Короче Киженьцы уже выкупили себе помещение у нас тут в Таусе и будут там продавать зимнею одежду, обувь и различные зимние товары. А второй магазин, они открыли в самом зимнем облаке, там кучу небольших магазинов все производства открыли, но об этом я узнаю через пару дней, когда мы туда поедем. А пока я шёл и думал обо всём сразу. Блин, спать то как хочется.
– Мужики я спать – сдался я – до вечера меня не трогайте. Башка совсем не варит.
– Базара нет Саня – улыбнулся Клёпа.
Обедать я не пошёл, передумал, хотя как раз полдень был. Пришёл в свой номер, посмотрел на сладко посапывающую в постели Свету, погладил встретившего меня Булата, быстро скинул с себя одежду, сполоснулся и нырнул к Светке под бочок. Всё, меня нет, при пожаре выносить первым.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

  Обсудить на форуме