Механики. Часть 21.

Глава 1.

После решили сгонять на сельскохозяйственный остров.
На берегу, возле пары небольших причалов, стояли пришвартованные лодки. Несколько лежали днищем вверх, судя по всему, находящиеся на ремонте. Чуть поодаль, возле небольших сарайчиков, припарковали оба наших багги; рядом, не теряя бдительности, неспешно прогуливались наши пацаны. Поскольку десантный катер имел небольшую осадку, то Серый подогнал его к самому берегу и просто опустил аппарель, по которой мы спустились на берег.
– Ну что, Саш, поехали, прокатимся? – спросил Слива. – Посмотрим, как и чем они тут живут и что выращивают. Надеюсь, наши СОБРровцы с Потеряшкой несильно тут всё разнесли.
– Сейчас, Кузьму дождёмся – кивнул я на подходящий к причалу водный мотоцикл с нашим бойцом за рулём и сидящим сзади Кузьмой.
– Привет, мужики! – радостно крикнул Кузьма, спрыгивая с водника на берег. – Поехали, я вам тут покажу всё.
Глядя на него, было заметно, что он соскучился по современной технике и получил от прогулки на мотоцикле огромное удовольствие.
– А что с электричеством? – спросил я. – Как я понимаю, в данный момент его нигде нет.
– Уже ремонтируют, – ответил Кузьма. – Они там несильно повредили. По кабелям у нас запас был, так что сегодня вечером свет в форте будет. Мы сюда на ваших маленьких катерах нескольких толковых мужиков перевезли, вот они ремонтом и занимаются.
– Давайте, разгружайте всё! – крикнул, стоя на аппарели, Риф сидящим чуть дальше, у воды местным мужикам и ожидавшим распоряжений.
– Добрый вечер – поздоровались они с нами, поднимаясь на ноги.
– Добрый – ответил я. – Расслабьтесь мужики, никто вам вреда не причинит. Помогите разгрузить катер, там много чего пригодится.
– Скажите, а что дальше? – вперёд вышел мужчина лет 45. Одет, как и все остальные, в одежду из кожи животных, только обувь у него была современная – видимо в той жизни это были полуботинки, вот он в них и ходил до сих пор. Похоже, качество обуви было хорошее, если она не развалилась до сих пор. Как я уже говорил ранее, с обувью тут был полный швах, у кого-то обувь местного производства, даже не представляю, как и из чего они её делали, у кого-то ещё та, из нашего мира. Правда, у многих она достаточно сильно поизносилась, а у этого мужика ещё ничего, держится вон.
– А вам разве ничего не объяснили? – удивлённо спросил я, показывая на стоящего рядом Кузьму.
– Да объяснили – кивнул этот мужик. – Только хотелось бы услышать реальное положение дел от старшего, а мы так понимаем, старший в этой экспедиции – вы. Про ваши города и где вы живёте, мы кое-что уже знаем, но, может, вы всё-таки расскажете нам подробней сами?
Я задумался, а ведь мужик прав. Мы завтра хотели уже уплыть отсюда, оставив тут своих людей. Конечно, Кузьме и Потеряшке мы дали кое-какую информацию, но это всё поверхностно, да и полноты картины они оба не имеют. Придётся мне с ними разговаривать, только вот как до всех эту информацию довести? Ведь расскажи я сейчас этим, другие ничего знать не будут. И я сомневаюсь, что все мои слова стоящие передо мной мужики смогут донести как надо. Что-то с Кузьмой мы поторопились, вернее, не подумали до конца. Надо нормально людям дать информацию.
– Хорошо – кивнул я. – Давайте поступим следующим образом. Кузьма!
– Тут я – отозвался он.
– Сегодня уже поздно – посмотрел я на часы. – Завтра с утра собери несколько десятков людей. Тех, кто может слово в слово запомнить и передать мои слова остальным, и привези их всех сюда. Катера и водные мотоциклы мы вам оставим в ваше распоряжение. Я постараюсь ответить на все вопросы. Так вас устроит? – спросил я у стоящих передо мной мужчин.
– Да, устроит, спасибо – тут же послышались их ответы.
– Ну и замечательно. А теперь, с вашего позволения, мы осмотрим ваш остров, а вы, пожалуйста, помогите разгрузить наш катер – я обернулся и указал на открытую аппарель. – Там много того, что вам может пригодится. Все остальное обсудим завтра.
Мужики охотно, с шутками и прибаутками взялись за разгрузку. На берегу стала расти груда ящиков, бочек, строительных материалов. Мы не знали, что нас ждёт в этой экспедиции, поэтому набрали с собой достаточно много всего. Провода, кабеля, мощные прожекторы, несколько генераторов, доски, сварочные аппараты, куча железа в различных вариантах – будь то уголки или обычные листы железа.
Убедившись, что и без нас тут все под контролем, мы погрузились в багги и поехали на экскурсию, по этому острову.
Ну что можно сказать?
Остров, действительно, оказался не очень большим – размерами где-то четыре на шесть километров. Мы увидели несколько полей, где выращивали картошку, бобы, кукурузу и пшеницу. Сады с фруктами тоже были, несколько десятков деревьев, овощи, вон, рядом растут. Кузьма пояснил, что к ним пару лет назад сюда провалились несколько человек с рассадой, и потом ещё пару человек с мешками картошки. Дачники какие-то, скорее всего, либо обычные торгаши с рынка, вот они и засадили тут всем этим. Так же было небольшое стадо в 40 голов из коз и из местных коров, около 30 штук, много телят. Коровы, как и у нас, в хозяйственном оазисе. Они тут до этого жили на этом острове, люди их приручили, и постарались развести. Две лесопилки, небольшая литейка. На другом конце этого небольшого острова открытым способом добывали железную руду и, как могли, переплавляли её и отделяли от шлаков. Мельница, пекарня, скотобойня, несколько кузниц. Этакие Робинзоны. Да уж, всё было сделано на коленке, без каких-либо инструментов, вернее инструменты они уже сами делали, но качество у него конечно так себе было. Но, несмотря на это, те же самые топоры, кирки, ломы, лопаты и мелкий инструмент они делали, даже вон стоит небольшой пресс, с помощью которого прокатывали листы железа. Проехав чуть дальше, увидели несколько сараев, где делали лодки.
На всём пути нашего следования мы встречали много телег, какие-то из них тащили быки, какие-то люди.
– А это что такое? – удивлённо спросил Туман, когда мы приехали на очередную небольшую поляну.
На поляне стоял небольшой сарай, жилой домик и несколько небольших чанов возле него, камни, какие-то трубы и много нарубленных дров. Чуть дальше небольшие бесформенные кучи железа или каких-то, пока непонятных, мне, деталей. Мы выгрузились из багги и стали с интересом всё это рассматривать.
– Кузьма, а тут что? – спросил я, показав рукой на всё это нагромождение.
– А тут алюминий авиационный переплавляют.
– Алюминий?
– Ну да, с аэродрома небольшие куски возят, и тут плавят – как само собой разумеющееся, сказал он. – У алюминия температура плавления 660 градусов всего, обычный костёр от 800 до 1000 градусов. В земле сделали колодец, обложили камнями, разжигаем внутри огонь, туда емкость с нарезанными кусками алюминия, накрываем сверху всё это большим камнем – он показал нам на тут же лежащий камень в форме блина. – Вот он и плавится потихоньку. Потом вот этими рычагами – указал на небольшую треногу на колёсиках, – вытаскиваем емкость и льём в формы. Это если кратко – Кузьма пожал плечами. – А там раскатывай его как хочешь, и делай что надо, в формы лей, например. Те же самые ложки, вилки, ножи. Он же обрабатывается очень легко. Да и на холодную гнётся хорошо. Он, конечно, не весь плавится, да и шлаков много, но что-то получается. Был бы уголь, газ, или другое топливо, было бы лучше. Чан можно было бы больше сделать и большие объёмы производить.
– Охренеть! – удивленно произнес Туман, оглядывая нехитрое и даже примитивное производство.
– А чего вы так удивляетесь-то? – засмеялся Кузьма. – Там этих железок на аэродроме тонны.
У меня в голове тут же щёлкнуло. Я посмотрел на Тумана, а он у меня.
– Ты тоже об этом подумал? – спросил он у меня.
– Ага, – улыбнувшись, ответил я. – тонны алюминия прикинь?
– Вы о чём мужики? – спросил Няма.
– Да о том – немного возбуждённо ответил ему я, – что алюминий много где можно использовать. И если на этом их аэродроме – я ткнул пальцем в Кузьму, – его достаточно много, то грузи его на баржи и вези к нам на переплавку.
– Во бабла-то будет – хихикнул Кирпич. – Осталось только найти пункты приема цветных металлов!
– Млять, точно! – выпалил Слива. – Если уж тут его кое-как переплавляют, то у нас тем более смогут.
Вот это сюрприз.
Как же это мы, вчера, про это не подумали, когда нам Кузьма с Потеряшкой про аэродром свой рассказывали! Да и арканит, до кучи. Мля, мы же на золотую жилу встали, на жилищу, я бы сказал.
– Вот что, Валер – обратился я к нему. – Давай-ка, мы с завтрашней поездкой домой пока повременим.
– Почему?
– Первое. Собрание на пару часов затянется, наверняка.
– Ну да.
– Второе. Сетки видишь лежат? – кивнул я на небольшие куски металлических сеток, с мелкими ячейками. Скорее всего, их тоже с аэродрома привезли.
– Вижу.
– Дай задание тем мужикам на берегу, пусть они сделают лотки из неё, как у золотодобытчиков. Небольшие такие.
– Зачем это? – недоверчиво покосился на меня Туман, а остальные ребята стояли рядом и с интересом грели уши.
– Порода, Валер, епт. Под фортом порода, только её надо просеять. Зачем нам отсюда с пустыми руками идти домой? Завтра, после собрания, народ найдём, пусть они на своих лодках вёдрами или что там у них породу со дна добывают и просеивают. Кристаллы арканита крупнее, песок сквозь сетку весь уйдёт, кристаллы останутся.
– Точно, млять! – ошарашено развел руками Туман. – Дохрена намыть смогут. В мешки, и с собой, на наш завод. Там профессор уже пусть разбирается. А перед этим заплывём на аэродром и наберём с собой кусков алюминия. Инструмент есть, порежем.
– Вот это уже деловой подход! – засмеялся я.

Глава 2.

От открывшихся перспектив у меня аж дыхание перехватило.
Алюминий, куча арканита.
Конечно, было ещё непонятно, что там за порода и получится из неё “пластилин” или нет? Но попробовать можно. Пару мешков намоем, профессору покажем, если всё хорошо, то развернём тут добычу. А алюминий? Ну, если его там действительно много, то мы можем просто его возить и продавать на переплавку. Уж ему-то применение у нас в Таусе точно найдут. Мебель, окна, просто алюминиевые листы различных размеров, практически любую деталь можно будет отлить, диски на тачки, да и на машины можно будет кое-какие кузовные детали делать. Те, что не требуют сложного производства.
Да его много где можно применить! Понятно, что кое-где надо будет другие добавки добавлять, очищать от шлаков, ну с этим уже, думаю, наши литейщики сами разберутся. Заводы сразу прибыли начнут другие получать, а те, кому они будут поставлять слитки алюминия, начнут выдавать совершенно другую продукцию, что тоже есть гуд.
– Саша, приём – зашипела у меня рация голосом Клёпы, который, с некоторыми нашими ребятами в этот момент был в большом форте, хотя Туман уже несколько минут назад отдал им команду покинуть его и прибыть всем на десантный катер. Ночевать в форте нашим ребятам точно не стоит. На катере спокойней, непонятно, какой фортель местные могут выкинуть.
– На связи.
– Тут местные мяса хотят.
– А я тут при чём?
– Нельзя всех животных под нож – испуганно сказал Кузьма, – завтра чего жрать будем?
Клёпа не услышав Кузьму и продолжил.
– Да тут бабы местные нас окружили, мы еле на катер прорвались. Говорят, дети голодают, молока и мяса по несколько месяцев не видели.
– Взрослые, скорее всего, тоже – тихо произнёс Туман.
– Только мы видели количество животных, – снова Клёпа – там на всех точно не хватит. Тебе решать. Они говорят, что если бандитов убили, жрать давайте.
Охренеть. И чего делать?
– Ну так чё, Саш? – не дождавшись от меня ответа, снова спросил Клёпа.
– Ща, Клёп, будь на связи. Вы где сейчас?
– В катере около форта, отошли от него. Венецианцы эти пока боятся в лодки прыгать и плыть на остров. Мы же расстреливали всех подряд.
– Будь на связи – повторил я и посмотрел на стоявших возле меня ребят. – Ну? Ваши предложения?
– Нельзя всех под нож – твердо сказал Кузьма.
– Может, половину? – предложил я.
– А потом что? – спросил Кузьма. – Молока будет меньше, сейчас наедятся все разок, а потом?
– Значит, делаем так – немного подумав, сказал я. – Пусть всех доят и всё молоко детям. Кузьма, проследить. А чтобы было честно – бери наши катера и вези детей сюда, можешь несколько мамаш с ними отправить для контроля. Да, скорее всего, так и надо сделать. Туман.
– Здесь.
– Дока сюда, пусть нормы скажет. Большинство давно уже жирную пищу наверняка не видели, пусть он нормы скажет местным, не то наедятся на свою голову, а нам завтра тут арканит мыть надо будет. И найдите несколько больших казанов, наверняка такие есть тут где-то, пусть они похлёбки какой наварят. Конечно, всех не накормят, но хоть основной массе хватит.
Туман кивнул и, отойдя в сторону, взялся за рацию.
– Наших всех потом на катер – крикнул я ему вдогонку. – Пусть они тут сами рулят. Кузьма, поставь тут людей, чтобы всех животных не зарезали от жадности. Мы привезём еды через несколько дней. Но ты прав, всех валить нельзя. Сейчас все возвращаемся на катер и отходим от берега. Риф, один багги на острове оставь, второй – на борт.
– Зачем?
– Алюминий на катер ты на себе будешь с аэродрома таскать?
– Точно, не подумал.
Затем связался с Клёпой и сказал ему о нашем решении.
Вернувшись на берег, увидели, что местные мужики уже разгрузили катер, и теперь сидели на берегу в окружении ящиков и различных стройматериалов, отдыхали. Кузьма тут же запрыгнул на водник и умчался к форту. Следом за ним, ушли и оба маленьких катера. Третий, с Клёпой на борту, возвращается в большой форт. Среди местных мужиков сидели несколько наших матросов и вели неторопливую беседу. Остановив багги, около большого количества ящиков, я вылез из машины, и подошёл к сидевшим людям.
– Спасибо за помощь, мужики. Там сейчас женщины ваши предложили всех животных под нож пустить и накормить всех.
– Ещё чего! – тут же встрепенулся один из мужчин. – А завтра что они жрать будут?
Я улыбнулся, услышав точь-в-точь слова Кузьмы.
– Мы также подумали – присаживаясь на ящик рядом, сказал я. – Решили следующее. Так как нахлебников уже нет – я кивнул в сторону всё ещё дымящегося бандитского форта, – то некое количество еды освободится.
Затем я им сказал, что мы придумали с детьми. Все присутствующие это поддержали. В общем, через пять минут мужики пошли валить и разделывать животных, разжигать костры. Казаны тут были, сейчас отмоют их и сварят, там, супы какие, хоть тот же самый бульон детям. Сколько и чего они будут валить, решат сами. Но, судя по их поведению и реакции, они понимали, что убивать всех нельзя. На нас надейся, а сам не плошай, как говорится.
– Ну, чё там? – спросил я у Сливы, когда мы отошли на десантном катере от берега метров на двести и встали на якорь. Слива стоял около окна и рассматривал берег в бинокль. На улице уже начинало темнеть. Абсолютно все наши находились на десантном катере. Местным мы оставили все маленькие катера и водники для пользования. С управлением там ничего сложного нет, разберутся сами.
– Детей всех перевезли – ответил Слива. – Костров, вон, сколько запалили, есть готовят.
– Сколько детишек то?
– Не знаю – с небольшой задержкой ответил тот. – Но человек сто точно есть, все разных возрастов, даже больше. Женщины, вон, среди них, несколько мужчин. Катера наши в форт пустые пошли – продолжал комментировать Слива, рассматривая берег в бинокль. – В один из них они пару забитых и выпотрошенных коров погрузили, скорее всего, сейчас там жарить будут.
– Не побили бы они всех сегодня – тяжело вздохнул Туман. – Кузьма этого не переживёт.
– Нам в любом случае придётся сюда живность вести, Валер – ответил я. – Они уж очень сильно по мясу соскучились. Если несколько голов уцелеет, хорошо будет. Пусть сами решают, кого и сколько оставлять. Мне ещё завтра с ними разговаривать. Больше всего меня пугает то, что они все захотят к нам переехать, большинство так точно.
– Дааа, Саня – засмеялся Риф, – не завидую я тебе.
– Ха-ха – передразнил я.
– Ты, самое главное, не обещай им много – пробухтел Большой. – А то поверят в манну небесную, и будут требовать всего и побольше.
– И про дисциплину сразу предупреди – включился в разговор Туман. – Скажи им, что за беспредел и воровство гасить сразу будем.
– Знаете что, умники? – повернулся я к ним. – Давайте-ка подгребайте все поближе. И мы сейчас с вами обсудим все вопросы, которые они могут задать, а вы думайте, что мы, вернее я, отвечать буду. Хоть на основные вопросы ответы нормальные, придумаем. Я, конечно, и сам понимаю, что они будут спрашивать, и что им отвечать. Но вы давайте тоже, не расслабляйте булки. Может, кто из вас какой заковыристый вопрос придумает сейчас, а такие наверняка от них будут. Они уже в курсе, что завтра собрание будет, и сейчас обязательно какой-нибудь умник найдётся, который эти заковыристые вопросы задавать начнёт.
Так, за нашей неторопливой беседой, окончательно стемнело. Наш кок приготовил нам великолепный ужин, который мы уничтожили за непринужденной беседой, отходя от приключений. Я периодически поднимался и подходил к окну, рассматривая и невооружённым глазом, и в бинокль остров и форт. Электричество уже дали и всё достаточно хорошо освещалось. На острове до сих пор шла большая движуха. Маленькие катера шныряли туда-сюда постоянно. Катаются они там, что ли, на них? Либо людей перевозят. А форт, конечно, впечатлял. Куча прожекторов, светильников и обычных маленьких лампочек ярко и не очень светили в ночи, освещая всё вокруг. Сверху это всё, наверное, выглядит ещё красивее. Жалко только, что низкая облачность сегодня не разошлась, и наши парапланеристы взлететь так и не смогли. Хотя мне очень хотелось отправить их на облёт озера и особенно в сторону этого скального озера, посмотреть что там. Ну, будем надеяться, что рано или поздно эти облака рассосутся, и Саныч с Витьком сделают облёт.

Глава 3.

Наступил пятый день в этой нашей разведке. Это считая и дни, когда мы после потери маленького катера вернулись в речной. И пять с половиной месяцев пребывания в этом, новом для меня мире.
После утренних водных процедур пришёл в кают-компанию. Большинство наших уже пришли туда.
– Доброе утро – поздоровался я со всеми.
– Доброе – почти синхронно послышалось в ответ.
Присел за стол к ребятам и налил себе кофе.
– Саша, омлет будешь? – спросил у меня кок.
– Да, пожалуйста. И пару бутербродов ещё.
– 5 минут.
– Собрание через полчаса – допивая свой кофе, сказал сидящий напротив Туман. – Кузьма уже выходил на связь, сказал, что на берегу все будут тебя ждать.
Я кивнул ему:
– Как у них там вчера прошло всё? Всех животных на суп пустили? Или оставили-таки кого?
– Не – расплылся в улыбке Туман. – Кузьма не дал всех порезать. Мужики вчерашние, ну которые помогали разгружать катер, на его сторону встали. Мяса хватило всем, забили 11 коров, кажется, и несколько коз. Кстати говоря, Кузьма с Потеряшкой себе неплохую команду собрали, их там человек 30 уже точно есть.
– Проблем с ними не будет? Их же всё равно тут всегда больше будет, чем нас.
– Да нет – отмахнулся Туман. – Смысла им нет бузить против нас. Они понимают, что мы – сила, и перспектив с нами больше. Многие же рассчитывают потом к нам перебраться. А если случится что тут, не в нашу пользу я имею в виду, то к нам им дорога закрыта будет, это они тоже понимают. Сейчас я их ещё поднатаскаю, накручу, и будут тут у нас лояльные к нам люди. Мы же не знаем, что там дальше, ниже по реке. Кстати, когда дальше вниз пойдём?
– Ох, Валер – покачал я головой, тяжело вздыхая, – не знаю пока. Тут дела для начала разгрести нужно. Ты Кузьме сказал, чтобы он составил список необходимых им вещей, оборудования, лекарств и всего остального? Перепись сделали?
– Кузьме сказал – кивнул Туман. – Перепись вчера ещё сделали. Вот список – он достал из разгрузки сложенный вчетверо листок и, развернув его, зачитал. – На вчерашний день, ситуация следующая. Общее количество людей на острове и в большом форте – 1642 человека. Из них 153 ребёнка, от совсем малышей до 14 лет.
– Фигасе! – воскликнул я. – Сколько же они тут их родили уже?
– Больше половины – улыбнулся Туман. – Плодятся и размножаются во всю. Много беременных женщин, если правильно посчитали, то 37 человек. А так, население – большинство мужчин, старики есть, но их мало.
– Спасибо – поблагодарил я кока, когда он поставил передо мной тарелку с омлетом и бутербродами.
– Приятного аппетита – он улыбнулся в ответ. – Добавки захочешь, скажешь.
– Теперь понятно, почему вчера женщины на Клёпу наехали по поводу мяса и молока – сказал я.
– Да, витаминов детям не хватает – кивнул Туман. – Что с ними делать будем?
– Вывозить всех – хмыкнул я. – Всех детей к нам в Таус – там и питание лучше, и школы, и садики есть. Только, скорее всего, с таким количеством детей ещё пару детских садиков придётся строить. Да и с жильём нашему мэру думать придётся.
– Ничего страшного – хитро улыбнулся Туман. – Хотел он увеличение количество населения, получите – и распишитесь. Да и перед поездкой сюда Дима мне говорил, что на другом конце города наша мэрия начала строить большой микрорайон с жильём, на перспективу. Знаешь, как китайцы в том мире строили? Они же вообще плодятся как муравьи.
– Знаю – кивнул я, поглощая омлет. – Там китаёзы целые города возводят.
– Вот и у нас так же. Только дома все двухэтажные будут, по типу таунхаусов, с придомовой территорией, магазинами, садиками, школами, в общем – со всей необходимой инфраструктурой.
– Молодцы – похвалил я нашего мэра. – Человек думает на пару шагов вперёд. Тогда вообще никаких проблем с их размещением – я кивнул головой в сторону форта, – не будет. Наша задача только доставить их всех к нам.
– Мы можем часть сегодня, или когда мы, там, к нам отправимся, взять, – предложил Туман.
– Боюсь, что не поплывут они сначала.
– Почему это? – неожиданно спросил Слива. Ребята всё это время сидели рядом с нами и молча завтракали, внимательно слушая беседу.
– Ты бы отпустил свою жену с ребёнком непонятно куда, непонятно с кем? – спросил я у него – Сам прикинь. Живёшь ты, живёшь, пусть плохо, не доедаешь, пусть и бандиты под боком, и убивают иногда твоих соседей – я ухмыльнулся, – но ты привык. В один прекрасный день, появляются военные, мы. Валят всех плохих парней, рассказывают про города, как там живут, и всё такое. Всех сразу вывести мы не сможем, Венецианцы это тоже понимают. Соответственно, сначала предложим вывести женщин и детей, а потом уже и остальных.
– Я бы не отпустил – подал голос Няма, – пока не убедился бы в том, что всё что сказали, правда.
– А тем, кому нечего терять, поедут – негромко сказал Кирпич. – Но таких немного будет.
– Поэтому, скорее всего, надо будет брать несколько человек – подхватил дальнейшую мысль Риф. – Везти их с собой, чтобы они там всё у нас посмотрели и, вернувшись сюда, рассказали, что видели. А ещё лучше, дать им несколько фотоаппаратов, пусть снимут и покажут тут. Они хоть и напуганы, но привыкли уже к такой жизни. А то есть блага, где-то там – Риф помахал рукой. – Хорошо там, где нас нет.
– Вот! – показал я пальцем на Рифа, типа, хорошая и дельная мысль. – Потом, не забывайте, что нам надо понять, как будут себя вести змеи, когда мы обратно вверх по реке пойдём.
– На полном ходу должны пройти – уверенно сказал Риф. – Но ты прав, надо сначала убедиться, что опасность будет минимальной. Всё-таки, когда повезём детей и женщин – это совершенно другое. Случись что с ними – Риф резко замолчал, но и так всем было понятно, что нам тут этого никогда не простят.
– Туман, ответь – заговорила стоящая на столе рация.
– Слушаю тебя, Кузьма – ответил ему Туман, взяв рацию.
– Мы собрались, готовы к собранию. Семьдесят два человека.
Я только брови наверх поднял. Туман посмотрел на меня, а я кивнул.
– Через десять минут будем – ответил Валера.
– Ждём.
– Риф, рули к берегу – сказал ему Туман, убирая рацию в разгрузку. – Подходим к берегу, опускаем аппарель. Слива, Клёпа, Колючий – по бокам от Саши, со мной. Няма, Кирпич, со снайперскими винтовками, на палубу. Остальным смотреть за окрестностями, не хватало нам ещё отморозка какого с оружием. Мы хоть и прочесали вчера всё, но лучше перестраховаться.
Пацаны тут же встали из-за столов и стали выходить из столовой.
– Васьки, сзади людей этих встаньте где-нибудь – продолжил отдавать распоряжения Туман. – Периметр, возьмите ещё несколько бойцов.
– Ты не слишком усложняешь-то? – обалдел я от слов Тумана.
– Не слишком – ответил он мне, вставая из-за стола и поправляя разгрузку. – Ты уверен в них? Я – нет.
– Ладно – сдался я, – тебе виднее.
Когда подошли к берегу и опустили аппарель, я увидел большое количество стоящих людей на берегу. Были среди них и женщины, и несколько стариков. Наши ребята разошлись в разные стороны, как им сказал Туман. Я сошёл на берег.
Да уж, много народу-то!
Хотя опыт проведения собраний с таким большим количеством людей у меня уже был, в сервисе нашем. Но там работники, и вопросы были больше по внутренним нашим вопросам. А здесь – совершенно чужие люди, я их не то что никого не знаю, многих, вообще, первый раз вижу.
– Саня, держи – сзади меня появился Риф и протянул мне матюгальник.
– О, спасибо – обрадовался я, беря его. Горло рвать не надо будет.
Среди ожидающих в первых рядах стоял Кузьма с Потеряшкой.
– Рассаживайтесь все – крикнул Кузьма. – Чего встали, как на параде-то?
Люди стали рассаживаться на множество ящиков, находившихся на берегу, и уже притащенные брёвна. Довольно-таки ощутимо пахло костром и жареным мясом. Около причалов стояли пришвартованные три маленьких катера и оба водника. На одном из водников уже расположился наш боец. Большой вон, вижу, присел со своим пулемётом около штабелей досок, Иван, киженьский мэр, расположился чуть дальше. Ватари с Полукедом присели недалеко от ближайших к ним людям.
– Охраны-то у сколько! – услышал я чей-то женский голос.
– Ага, видать, шишка большая – поддержал его другой. – Как президента охраняют.
– И наверху – снайпера – это еще кто-то сказал.
Народу много, не поймешь, кто там говорит. Я глубоко вздохнул, взялся за мегафон и начал.
– Доброе утро, дамы и господа. Меня зовут Александр, я – руководитель этой экспедиции. Давайте я вам сначала расскажу кто мы и откуда прибыли. Затем вы зададите свои вопросы. После я расскажу вам про перспективы, что мы хотим, и что предлагаем. Надеюсь что всё, что вы сейчас услышите от меня, доведёте до своих друзей и семей которые остались в форте.
– Не успел прибыть, уже предлагает – тут же послышался из толпы мужской голос. Кто это сказал, я так и не увидел. Вот и первый гнилушка, такие будут всегда. Не удивлюсь, если в дальнейшем появится ещё несколько таких и они будут всем недовольны и слишком многого будут хотеть, как правило, для себя любимых. Работать не хотим, а требовать будем. Но тут я точно не собираюсь прогибаться.
– Вы сначала выслушайте меня, а потом будете возмущаться – ответил я в мегафон. – Итак, кто мы и откуда.
Следующие минут пятнадцать я им это всё рассказывал. Но тут всё просто, такую информацию я уже выдавал, так что ничего сложного. Рассказал им всё без утайки. Люди сидели и слушали меня, затаив дыхание. Никто ни разу меня не перебил и ничего не выкрикнул. По их лицам было видно, насколько жадно они впитывают поступающую от меня информацию.
Было несколько десятков вопросов про наши города, как там и что. Ответил честно.
Потом начал вторую часть, про то, что мы планируем тут. Вчера мы решили рассказать про арканит. Я этим людям сказал, что мы тут решили обосноваться и начать его добывать. Сказал, что из него получается хороший и крепкий материал. В секрете мы это всё равно не удержим, так что нет смысла скрывать. Сообщил, что всем необходимым обеспечим, сделаем всем зарплату. Наладим регулярные рейсы в речной оазис. Предлагаем всем семейным людям, а особенно детям, переехать в Таус, жильём и работой эти люди будут обеспечены. На это услышал одобрительный гул голосов. Говорил долго, всё старался как можно подробнее разжёвывать. Попутно отвечал на вопросы, само собой, появились гнилушки, давил я их жёстко, не хочешь – не работай, но тогда кормить тебя никто не будет.
– Ты прям оратор, Сань, – засмеялся Слива, когда я после окончания этого собрания вернулся на десантный катер.
А у меня в горле всё, пересохло. Туман, хоть, и давал мне водички промочить горло но наговорился я по самое не хочу.
– Четыре с половиной часа, Саня – показал мне на часы Туман, когда мы зашли в кают-компанию. – Я просто офигел от количества вопросов, которые тебе задавали, и как ты на них отвечал.
Чувствовал я себя немного выжатым. Но, в целом, я считаю, что всё это собрание прошло хорошо. Уже под конец на этих самых гнилушек начали шикать сами люди. Основная масса понимала либо поняла изначально, что их жизнь изменилась с нашим приходом, и изменилась в лучшую сторону, и глупо было бы не воспользоваться таким шансом. Так что всё путём, я думаю, будет. Конечно, мутные личности есть, и будут всегда, но с такими, я думаю, быстро будет вопрос решён.
Нет, убивать никого не будем. С ними просто поговорят в неформальной обстановке. Нечего нам тут смуту вносить. Мы никогда и нигде никого не гнобили и, тем более, не унижали человеческое достоинство. А вот такие личности пытаются как можно больше натянуть одеяло на себя, чувствуя себя выше всех. Ведь тут как получается – когда были бандиты, они сидели поджав хвост, бандитов не стало, появились мы. Гниловатые распрямили спину, типа, те, кто пришли, то есть мы – помягче, честнее, справедливее; и нами можно крутить и чего то требовать, за что они от бандитов сразу бы в зубы прикладом получили.
Но нет, с нами такая штука не прокатывает. Надеюсь, что все это поняли, ну, а те, кто не понял, что же – Большой вон пару раз улыбнулся этим гнилушкам, думаю они сразу смекнули, что не стоит бузить и считать себя выше остальных. Да и, судя по местным, они этих гнилых типов тоже особо не любят. Вон как некоторые с отвращением на них косились и смотрели, когда те пытались что-то требовать. А потом ещё Дима подключится, завербует несколько человек, будут у нас тут свои информаторы.
Понятно, что всех мы сразу перевести к нам не сможем. Но переехать захотели многие. Будем потихоньку их переселять. Чтобы не получился наплыв новых людей в Таус. Перевезли партию, устроили их, дали работу, потом следующую партию, и так далее. А тех, кто останется тут, поставим на баланс в ГДЛ. Тут тоже работы валом, и не только с добычей арканита. Но и жильё их надо в порядок привести, и на острове развернёмся. Привезём животных, семена, оборудование кое-какое, все это должно крутиться и вертеться. Рабочих много нужно будет. Вот обо всём этом мы и разговаривали.
– Было круто – сказал появившийся с Потеряшкой где-то через час после собрания Кузьма. – Мне собрание очень понравилось. Я прям все перспективы сам представил.
Потеряшка согласно кивнул.
Остальных местных мы на катер особо не пускали. Всё-таки доверяй, но проверяй. А после того, как бандиты нас чуть не грохнули, тем более. Туман накрутил всем нашим бойцам и матросам хвосты, и те теперь бдили.
– Нашёл людей на добычу? – спросил я у Кузьмы, одновременно показывая им на свободные места за столом.
– Да, около 100 человек. Сейчас начнут вытаскивать со дна породу и просеивать её. Остальные пока занимаются ремонтом башен и наводят порядок на острове. Так же, есть пять человек, которые готовы отправиться сегодня с вами, к вам. Две женщины и трое мужчин. Люди нормальные, проблем с ними не будет, я с ними поговорил со всеми.
– Прекрасно – удовлетворенно кивнул я.
– Когда отправляетесь? – спросил Потеряшка. – Чтобы мы тем людям сказали.
– Думаю, завтра – немного подумав, ответил я. – Нам надо взять арканит с собой, а его ещё намыть надо, да и на аэродром надо заехать. Посмотреть, что там к чему, и погрузить алюминий с собой. Вы-то как? С нами пойдёте?
– А можно? – тут же обрадовались оба.
– Да можно, думаю, – пожал я плечами. – Ты, Кузьма, только за себя тут человека оставь. И это, список всего необходимого к вечеру постарайтесь сделать.
– Список будет – улыбнулся тот. – Нам как, скромно или можно с размахом?
– Проси больше – получишь меньше – засмеялся Туман.
– Точно – улыбнулся Потеряшка. – Пошли, Кузьма, нам до вечера надо всё сделать. Лекарства, средства гигиены?
– Пишите всё, что вам надо – сказал я.
Оба кивнули и вышли, на ходу начав обсуждение перечня необходимого.
– Риф.
– Тут я.
– Вечером, как список будет, дай задание радисту, пусть свяжется с нашими в Таусе и продиктует всё, пусть закупают. К завтрашнему вечеру всё должно быть в речном. Максимум, послезавтра с утра. Потом грузим всё на баржи и назад. Туман, с тебя бойцы для местной службы безопасности. Их количество, вооружение и где они жить будут – решать тебе. Пару машин с водителями, для пятерых, вернее семерых, с Кузьмой и Потеряшкой если считать. Пусть их прокатят везде, покажут, что к чему.
– Сделаем – кивнул Туман.
– Большой.
– Внимательно – услышал я сзади голос.
– Придём в речной, бери мешки с породой этой и к профессору. Покажешь ему, если она подходит, с собой его, назад, сюда. Может, что дельное тут на месте подскажет. Апрель как раз алюминий увезёт. Там, я думаю, они с Георгичем разберутся, кому его на переплавку сдать и за сколько. И, заодно, договорятся о дальнейших поставках. Вроде пока всё.
– Мы сейчас что делаем? – спросил Риф.
– Облака есть?
– Есть.
– Значит, Карлсоны наши взлететь не смогут. До вечера у нас времени полно, предлагаю по озеру этому пройтись. Сначала идём к скальному острову. Потом вдоль берега. Нам бы размеры озера уточнить. То, что Кузьма с Потеряшкой говорили, что оно большое, ничего не значит.

Глава 4.

Не откладывая дела в долгий ящик, уже через 15 минут мы подходили на катере к этому скальному озеру. Проходя мимо большого форта, я увидел как множество людей в лодках поднимают со дна породу, тут же просеивая её через сделанные сита. Великолепно, он, таким макаром нам тут пару десятков килограмм арканитовой породы сегодня точно намоют! Правда, пока не известно, сколько будет оставаться кристаллов с одного ведра, после промывки и просеивания.
Мне сейчас Серый вытащил и показал одно ведро. Кристаллы-то я увидел, но только предварительно покопавшись руками в самом ведре, с находящемся в нём песке вперемешку с мелкими камушками, ракушками, водорослями. Они, эти кристаллы, чёрные, их видно, но я бы не сказал что их много. В общем, пусть местные работают, а мы дальше на разведку сходим. Я их называю кристаллами, потому что мне так удобней. На самом деле, там такие же песчинки, только чуть крупнее, чем у обычного песка. Надеюсь, не все эти песчинки арканита будут уплывать сквозь сито при промывании. Нам сейчас, самое главное, намыть хоть несколько килограмм и отвезти нашему профессору, чтобы он вынес свой вердикт – то это или не то, подойдёт или нет.
– Стоп, машина! – скомандовал Риф, когда нам оставалось до скального острова около полутора сотен метров. – Не хватало нам ещё на рифы какие налететь. Тут вода потемнее, чем около форта.
– Хрен мы там где высадимся, – сказал Туман, рассматривая берег в бинокль. – Скалы сразу в воду уходят, даже причалить негде.
– Машинное, малый вперёд! – скомандовал Риф после пару минут разглядывания острова в бинокль. – Туман прав, отвесные скалы. Обходим остров против часовой, ищем где пристать можно, если нет – идём дальше вдоль берега.
– Есть малый вперед! – отозвался стоящий за штурвалом Серый.
А высокие скалы-то. Мы пока потихоньку чапали вдоль этого острова; я старался хорошенько разглядеть его в бинокль. Многие наши стояли пялились на этот остров, даже Полукед заинтересованно разглядывал камни, медленно жуя шоколадный батончик. Я, конечно, вот так с ходу не готов сказать, какая высота у скал, но метров сто, минимум, точно есть. Теперь я понимаю своё глупое предложение о том, чтобы на них скалолазы залезли. Хотя, может быть, профи и заберутся на них. Лучше, конечно, чтобы для начала Витёк или Саныч сверху на него посмотрели, но эта облачность не даст им ничего рассмотреть, а вот врезаться в эти скалы в тумане они могут легко. Придётся пока вот так, обходить остров и визуально на него смотреть.
– Полукед, чуешь что? – спросил Туман, когда мы стали забирать влево, огибая остров.
– Нет, тихо всё, – ответил наш говорящий радар, спокойно облизывая пальцы, от растаявшего шоколада. – Нет там никого. И на берегу тоже никого нет, везде только камни.
За полчаса или около сорока минут обошли практически весь остров. Везде отвесные скалы, только в одном месте оказалась небольшая площадка, более-менее напоминающая причал, но дальше снова скалы.
– Короче, нет тут нихрена, – резюмировал Риф, рассмотрев эту площадку и опуская бинокль. – Скалы, и больше ничего. Даже птиц, которые так любят такие места, и то нет. Серый, давай дальше вдоль берега.
Километров через 10 увидели первую протоку. Вот к ней мы уже подошли поближе. Ширина около 500 метров, рыжая вода и большое количество наших старых знакомых – змей.
– Течение довольно-таки сильное, – сказал Риф. – Я не знаю, как местные вверх по нему поднимались, я про тех, которые на разведку ушли. Если только так же как мы, когда вода уходила. Но это надо было сидеть и ждать и плюс не понятно, сколько рыжая вода будет, рисковые они парни, конечно. Тут на двигателях-то особо не разгонишься, змеи могут напасть, а они на вёсельном ходу… Придётся нам, когда тут обратно пойдём, закупориваться внутри катера. Туда-то ладно, по течению мигом спустимся, а вот обратно… – Риф задумчиво покачал головой.
– Прорвёмся, – произнёс Туман. – Я бы, если честно, при каждой нашей поездке просто скидывал за борт взрывчатку, и потом всё это дело взрывал. Раз десять взорвём, когда ходить туда-обратно будем, змей по-любому меньше останется, так со временем и уничтожим их всех, либо проредим хорошо.
– Хорошая идея, кстати, – согласился я. – Кидать в стороны по обоим бортам взрывчатку с таймером, и все дела.
– Мы когда змей пробовать будем? – неожиданно спросил Слива.
– Кому чего, а Сливе лишь бы поесть, – засмеялся Риф.
– А чё? Мясо у них наверняка вкусное. Одну змеюку грохнуть и вытащить, на всех хватит. Смотрите, какие они большие.
– Потом, Слив, попробуем, – ответил ему я. – Надо ещё подумать, как её поймать. Гарпун тут точно не поможет, это тебе не кит. А начнём тупо расстреливать из оружия, другие мигом накинутся. Скорее всего, в несколько мест надо копья втыкать, в тело я имею в виду. Воткнёшь в одно, она мигом обернётся вокруг копья. Да и сильные они очень.
– А из их кожи хорошие вещи получатся, – добавил Няма. – Женщины без ума от туфель и сумок по ходу будут.
Тут мы все согласились. Я помню, когда мы скидывали мёртвые тела за борт, как поразился их коже. Мягкая, в то же время достаточно упругая, ярко-фиолетового цвета, на ощупь очень приятная. Наши мастерские с удовольствием такую кожу возьмут и наделают из неё различных вещей.
– Надо у местных спросить, – сказал Риф, – ловили они их или нет.
– Не ловили, – ответил Туман. – Я спрашивал у Кузьмы. Попробуй такую хреновину поймай, она мигом тебя самого раздавит, дураков нет. И не ели они их никогда.
– На крючок. – неожиданно подал голос Полукед. – Я могу попробовать. Только мне помощь нужна будет.
Мы все мигом посмотрели на него, даже оба Васи перестали дурачиться, толкаясь и громко сопя.
– Нужна приманка, – спокойно ответил он нам, продолжая смотреть на лежащих на берегу на камнях больших и маленьких змей. – Они плавают только в рыжей воде. В эту чистую они не заходят. Подплывём поближе и закинем в воду кусок мяса, кто-то наверняка клюнет.
– Точно, млять! – хлопнул себя по лбу Туман. – А вы все, гарпун-гарпун, расстреливать.
– А вытаскивать её чем? – воскликнул Кирпич. – Они же тяжёлые какие.
– Лебёдкой. – ответил Риф. – Вытащим и закрепим лебёдку на нос катера, у нас есть автомобильная на 10 тонн, любую змею вытащим, надо только трос нарастить. Кидаем приманку, змея её заглатывает, и тащим на чистую воду. Как ты думаешь, Полукед, сдохнет она в этой воде, или нет?
– Не знаю, – пожал он плечами. – Но, думаю, обессилит точно. Они чуют чистую воду и не заплывают в неё, можно будет подождать и посмотреть, что с ней будет. Если сильно заглотит приманку, то шустро двигаться не сможет. Ослабнет – добьём. И лебёдку надо не на носу делать, а чуть дальше от носа, чтобы змею всю на палубу вытащить.
– Мож попробуем? – потихоньку спросил Серый, но его все услышали.
– Я не против, – тут же ответил Туман. – Разведка никуда не денется, а мяска попробовать хочется.
– Ты, и ты, тащите крепления, – начал отдавать распоряжения Риф, стоящим рядом с нами матросам, ткнув в них пальцем. – Ты – сварочный аппарат, ты – лебёдку.
– Мы поможем! – встрепенулись Слива и Клёпа.
– Я за наживкой, к коку! – крикнул Колючий.
– Я с тобой! – кинулся за ним следом Полукед.
– Я за тросом. – включился Ватари.
Помещение, в котором мы находились, мигом опустело, я даже глазом моргнуть не успел.
– Во, млять, рыбаки-то! – засмеялся Туман.
Через пять минут работа на палубе кипела. Ребята притащили лебёдку, протянули электрический кабель, заработал сварочный аппарат. Лебёдку приварили на два мощных уголка, а уголки прикрутили к самой палубе на толстые болты, чтобы она была съёмной.
Установили её в двадцати метрах от носа. Нарастили трос до 50 метров. Теперь любая змея тут поместится. Полукед с Колючим притащили кусок мяса с кровью, с виду килограмма на два. Кто-то из матросов сделал неплохой такой крючок, в мою ладонь по размерам. Через час всё было готово, можно было начинать рыбалку на змей.
Полукеду, как главному рыбаку, сунули в руку пульт от лебёдки, но он отдал его Ватари:
– Как скажу, вытаскивай змею так, чтобы её голова оказалась вот тут, – он положил свою ладонь на леера, – пусть так болтается. Нужен тот, кто выстрелит ей в голову, и убьёт.
– Я могу, – ответил Кирпич, показав нам СВД в своих руках.
Полукед кивнул и снова повернулся к Ватари:
– Как махну второй раз, тащи её к самой лебёдке, она уже мёртвая будет.
– На какое расстояние к рыжей воде подойти? – спросил у него Риф.
– Тридцать шагов.
– Это сколько метров-то?
– Пятнадцать, – перевёл я меру Полукеда. Он всё всегда шагами своими мерил. – Два шага, грубо – метр.
– Лучше сорок шагов, – немного подумав, сказал Полукед.
– Ага, двадцать метров, понял, – улыбнулся Риф.
– Как он вытащит сюда змею, – продолжал свои инструкции Полукед, – отплывите назад подальше.
Риф кивнул.
– Уходите все с палубы! – снова подал голос Полукед и, взяв кусок мяса, стал насаживать его на крючок, который уже был крепко прикручен к тросу лебёдки. – Идите, сверху смотрите.
– Я с тобой останусь, – неожиданно сказал Иван-мэр Полукеду. – Подстрахую тебя, ты только верёвкой на всякий случай обвяжись.
– И я останусь, – пробурчал Большой, – мало ли что. А тебя, Вань, только я быстро вытащить смогу. Мало ли, змея махнёт хвостом как-то не так.
– Добро, – кивнул Иван. – Марк, меч мой принеси на всякий случай, и верёвку, обвязаться нам.
Палуба мигом опустела, мы поднялись выше, встали перед кормовой надстройкой на небольшой площадке, с которой вся палуба была как на ладони. Ватари стоял около лебёдки, чуть дальше Кирпич с СВД. На носу, по бокам, привязанные верёвками, Большой с Ваней, и, посередине, также привязанный верёвкой Полукед.
И вот, настал момент. Серый подогнал катер на указанное Полукедом расстояние. Новоиспеченный рыбак, словно ковбой, раскрутил над головой крючок с насаженным на него куском мяса и кинул его в рыжую воду. Мимо как раз плыла змея, мгновенно среагировав, заглотила наживку и нырнула. Трос, раскручиваясь, закрутил катушку.
– Ватари, давай! – крикнул Полукед и махнул рукой.
Трос, натянувшись, заёрзал по палубе. Ватари включил лебёдку, и она быстро стала наматывать трос обратно, на барабан – какая бы сильная змея не была, у неё никаких сил не хватит справиться с лебёдкой.
– Идёт, родимая! – обрадовался Иван, посмотрев через леера вниз и сделав пару шагов назад.
– Риф, назад! – азартно крикнул во всё горло Полукед.
Двигатели взревели, и катер стал отрабатывать винтами назад. Через некоторое время мы увидели появившуюся голову змеи на борту. Из её пасти торчал трос, и она пыталась всеми правдами и неправдами вырваться. Полукед снова махнул, Ватари остановил лебёдку. Мы все смотрели на эту рыбалку, затаив дыхание. Полукед отскочил в сторону, а Большой с Иваном направили на эту змеюку своё оружие. Змея извивалась изо всех сил, но слишком сильно заглотила наживку – её башка ходила ходуном, и мы то и дело видели её мелькающий хвост за носом корабля.
– Стреляй, стреляй, Кирпич, твою мать! – закричал Большой, водя помповым ружьём за мелькающей головой змеи.
На самом деле, думаю, можно было бы, чтобы Большой или Иван выстрелил в голову змеи, они ближе стояли. Раздался выстрел из СВД. Мимо! За ним ещё один, снова мимо! Кирпич громко выругался.
– Попробуй поймай её, когда она так извивается!
Змея и не думала подыхать, несмотря на то, что мы уже отошли от рыжей воды метров на сто точно. Серый, видать, полный назад с испугу врубил. Тут грохнул выстрел из помпы, и башка змеи разлетелась на кусочки. Большой не выдержал и всадил её заряд.
– Тащи, Ватари! – передёрнув затвор, крикнул ему Вася.
И вот, через несколько секунд всё тело змеи было уже на палубе. Голова у неё отсутствовала полностью, но Иван выстрелил в лежащее тело змеи ещё раз, стараясь попасть ближе к месту, где у змеи только что была голова.
– Контрольный! – улыбнулся он.
Мы, как по команде, побежали вниз рассматривать нашу добычу.
– Большая змеюка-то, – выпалил Слива, меряя её своими шагами. – Пятнадцать шагов, метров семь грубо, а вес хрен его знает, килограмм двести, точно есть.
Да уж, мы, конечно, и больше особи видели по пути сюда, но эта тоже впечатляла. Толщина тела в две человеческие ноги, ляжки если считать, и длинная, зараза!
– Молодец, Полукед! – заорал Няма.
– И вы, пацаны, молодцы! – обратился он к Большому и Ивану. – А ты, Кирпич, мазила.
– Да у неё голова туда-сюда дёргалась, – попытался оправдаться тот, – попробуй, попади в неё.
Полукед уже с деловым видом подошёл к убитой змее, пощупал её тело, достал своё мачете и несколькими ударами перерубил её пополам. Удар он нанёс где-то в метре от головы. Точнее, от того места, где еще недавно была голова. После ножом вырезал из её внутренностей крючок, наживка так и висела на крючке.
– Ещё будем ловить? – спросил он, хитро улыбаясь, и показывая нам крючок с наживкой.
– Дай-ка я попробую, – неожиданно среагировал Туман и взял из рук Полукеда крючок. – Большой, Ваня – на исходную. Риф, давай к воде, а то мы так, задним ходом, сейчас до речного дойдём.
Короче, за следующий час мы наловили ещё 10 змей, пару раз крючок срывался, пару раз оставались без наживки. Но большинство ребят попробовали свои силы в ловле. Самое сложное было – это стоять на носу и ждать, когда голова змеи появится на уровне палубы и выстрелить в неё. Даже я и то попробовал, с первого раза не попал, зато со второго всадил ей короткую очередь точно в голову и уже мёртвую, её мгновенно втянули на палубу. Иван попробовал вытащить очередную змею руками, взявшись за трос, но не тут-то было, змея оказалась сильнее. В общем, с помощью лебёдки её втащили на палубу и благополучно пристрелили.
– Ну, наловили! – окидывая взглядом палубу, с заваленными змеями, сказал Риф.
Когда ловили последних пятерых, мы уже даже назад не отходили, просто подтягивали их лебёдкой и убивали. Остальные змеи, несмотря на то, что их сородичей утаскивают, даже не делали попыток напасть на катер и вообще делали вид, что ничего не происходит. Всё-таки чистая вода для них полнейший запрет. А змеи нам попались и большие и маленькие. Я где-то читал, что взрослая анаконда весит под 100 килограмм. А эти местные змейки были гораздо больше. Невооружённым взглядом было видно, что некоторые из них под 300 килограмм точно весят. Такая, мне кажется, не то что человека – рогача утащит, если бы он оказался поблизости. С этих 10 штук тонны две мяса точно будет, если не больше.
– Палубу сами будете отмывать, – продолжил Риф, глядя на неё, залитую во многих местах кровью. – Ну и кто с них кожу снимать будет?
– Я сниму, – спокойно ответил Полукед.
– Я тоже умею, – подключился Ватари.
– Я тоже могу, – отозвались ещё пару человек.
– А вы, все остальные, давайте рубите мясо на куски и тащите его в холодильник! – громко рыкнул наш кок. – Ну, когда они кожу снимут.
В то время, как ребята занимались змеями, мы пошли дальше. Через километр увидели ещё одну протоку, тоже рыжая вода и змеи, течение так же вниз. Не останавливаясь, пошли дальше. Шли на полном ходу. Справа скалы, скалы и ещё раз скалы. Высадиться куда-то – нереально. Остров и форты остались далеко позади, мы шли вдоль берега, огибая это озеро по кругу против часовой стрелки. Где-то через два с половиной – три часа такого хода увидели протоку, из которой мы и вышли в это озеро. Значит, прошли около шестидесяти километров. Диаметр озера примерно получается около тридцати пяти километров.
Большое!
Точно! Всё верно, вон вторая протока, следом третья, четвёртая. Еще через час, на горизонте показались форты. В общем, навернули мы по озеру круг. Местные оказались правы, ловушка, вокруг скальные берега и никакой живности, редкие деревья и кустарники не в счёт. Выбираться на берег, значит гарантированно сломать себе ноги.

Глава 5.

– Слушайте, мужики, – задумчиво произнёс Митяй, когда мы шли вдоль берега в сторону форта, – а вам не кажется, что в некоторых местах эти скалы мраморные или гранитные? В одном месте – так точно мрамор.
Мы все как по команде уставились на него, бросив работу. В данный момент мы рубили на куски уже освобождённые от кожи тела змей, складировали в большие ящики и относили в холодильник на борту катера.
– Ты вот раньше не мог об этом сказать? – в сердцах промолвил Риф, держа ящик со змеиным мясом в руках.
– Да я как-то всё думал…
– Думал он, – передразнил его Риф – И где ты это видел?
– Да как вторую протоку с той стороны, прошли, там, вроде, были. На змей мы охотились в первой протоке, потом вторая, а вот за ней, кажется, всё-таки скалы мраморные были. А так, точно только тогда скажу, когда подойдём к ним. Да и вообще, неплохо было бы поближе к берегу пройтись, может ещё где такой материал есть.
– Нам, может, объясните? – с интересом спросил Няма. – Что такое мрамор и гранит – я знаю. А вот чем отличается – нет.
– Я тоже не знаю, в чём отличие. – поднял руку, как школьник, Кирпич.
– Да я тоже, – честно сказал я. – Знаю только, что это хороший строительный материал, и сносу ему нет. Давай Митяй, рассказывай, ты, судя по всему, в этом деле шаришь.
– Ну, слушайте. – улыбнулся Митяй, усаживаясь поудобней на ящик. – Проведу вам короткую лекцию. Гранит – продукт, полученный в результате медленного остывания и последующего окаменения магмы, или в процессе затвердевания определенных земных пород. Гранит состоит из слюды, полевого шпата и кварца. Природный окрас гранита – светло-серый, но с учетом того, что в состав гранита входят всевозможные примеси, цвет его может варьироваться от розового и красного до голубого, и даже зеленого. Гранит имеет оригинальный зернистый рисунок.
Мрамор – горная порода, состоящая из карбоната кальция и магния. Камень имеет рисунок в виде прожилок или разводов. Он обладает светлым окрасом, а примеси, присутствующие в его составе, придают ему разнообразные оттенки: от желтого и красного до черного. Благодаря своей физической структуре, мрамор довольно легко полируется.
Гранит, по сравнению с мрамором, более прочный и износостойкий, поэтому довольно часто используется в оформлении городских мостовых, в облицовке уличных лестниц, зданий, для изготовления барных стоек, столешниц, и так далее.
В отличие от гранита, мрамор – более капризный материал. Он не такой скользкий, как гранит, поэтому его часто используют для облицовки ступеней и полов, в банях и ванных комнатах. Турецкие бани вспомните, например, а также для возведения внутренних лестниц. Благодаря своеобразному узорчатому строению, мрамор активно используется для изготовления памятников, для внутреннего оформления помещений, облицовки зданий, декорирования отдельных элементов интерьера. Мрамор нуждается в очень бережном обращении.
Мрамор более мягок в ручной обработке, гранит посложнее, но, при должном умении, его тоже можно обрабатывать. Я считаю, что мрамор лучше – больше оттенков и он красивее, несмотря на то, что более мягкий. Но это больше для тех, кто занимается его обработкой, для потребителя это не важно. И мрамор, и гранит по долговечности, – Митяй снова улыбнулся, – в общем, переживут нас, наших детей, внуков и правнуков. Внешняя среда, вода, перепады температур, им всё нипочём – в Питере набережные большинство из гранита, а те же самые статуи и мосты, из мрамора… – Митяй резко замолчал и уставился на нас.
Спустя пару секунд раздались аплодисменты от нескольких парней.
– Браво, маэстро! – воскликнул Слива, хлопая в ладоши.
– Ты, прям, энциклопедия, – пробурчал Большой.
– Молодец, Митяй! – так же хлопая, сказал Иван.
– Откуда столько знаешь-то? – спросил Туман.
– До попадания сюда, занимался продажей плитки из этих материалов, – ответил Митяй. – вот поэтому и знаю.
– И мрамор, и гранит – тяжелые же, пипец! – обалдело сказал Риф. – Уж не знаю, сколько весит колонна там какая, или статуя небольшая, но плитку таскать доводилось. Это вам не обычная плитка, мы, я помню, вдвоём еле поднимали одну.
– Ты прав, Риф, – кивнул Митяй, – материал очень тяжелый. Квадратный метр мраморной или гранитной плиты толщиной 22 миллиметра весит 55 килограмм, 30 миллиметров – 83 килограмма, 40 миллиметров – 110 килограмм. И нарезать всё это надо из цельного куска. Размеры представляете? – Митяй развёл в стороны свои руки и нарисовал перед нами воображаемый кусок данного материала.
– Ну и как это добывать, и грузить? – спросил я. – Добыча мрамора у нас есть. Но там только мрамор, гранита нет, памятник-то пацанам нашим мы из мрамора сделали, и обошёлся он нам недёшево, но это наша память. На плитку его пускать слишком дорого, я имею в виду из той добычи, что добывают у нас в Таусе. А если мы наладим поставки, то цены вниз пойдут в любом случае, а это опять рабочие места и строительный материал. Я бы, например, у себя в доме в новом оазисе точно нашёл бы место, где мраморной плиткой выложил бы тот же самый пол. А если эта самая плитка недорогая будет, то и заправки, и фасады, да куча всего, где его применить можно.
– Вот и я про это! – кивнул Митяй. – люди обязательно будут покупать.
– А я бы парочку каких статуй себе прикупил из них, – внезапно сказал Риф. – Дядьку Черномора какого, например, или русалок, и установил бы при въезде в речной. Красиво? Красиво, – удовлетворённо кивнул он.
– Так как добывать-то и грузить? – повторил я свой вопрос.
– Рвать только если, – сказал Митяй. – Взрывчаткой, и грузить краном большие кубы, вернее, большие куски.
– И сколько такой кусок весить будет? – подняв брови, спросил Риф.
– От тонны, и выше. Скорее всего, Риф, тебе надо будет на одну из барж кран устанавливать, стрелу, и ей уже грузить. Либо эту самую баржу построить самим и таскать её с помощью катера какого.
– А упрёт катер-то такой вес? – спросил Слива.
– Упрёт легко, – заметил Риф. – Ты наверняка видел по телику или вживую, как маленькие катера толкают своим носом океанские лайнеры.
– Видел. – немного подумав, ответил Слива.
– Вот и нам так же можно будет, – улыбнулся Митяй. – Катер только забронировать и пусть шлёпает потихоньку вверх по течению.
– Серый! – крикнул Риф.
– Тут я, – высунулся тот из окна капитанской рубки.
– Меняем курс. Идём на вторую протоку, с той стороны.
– Понял, – тут же ответил Серый, и нырнул назад.
Молодец всё-таки Серый, лишних вопросов не задаёт. Сказали – делает.
– Ну пошли, посмотрим, мрамор там или гранит, – хитро улыбнувшись глядя на Митяя, произнёс Риф. – Если ты прав, будем думать на счёт баржи, крана и катера.
Часа полтора пересекали это озеро, большое оно всё-таки. Ещё минут двадцать искали эту вторую протоку, нашли.
– Стоп машина! – скомандовал Риф, когда до берега оставалось около ста – ста пятидесяти метров. – Давай, Серый, надувай лодку и вперёд, на промер и разведку глубины.
Мы в этот момент на палубе были, всё с этими змеями возились. Не хватало нам ещё на подводные рифы налететь.
А со змеями оказалась целая технология, по снятию кожи.
Сначала Полукед, Ватари и ещё несколько добровольных помощников отрубили им головы, вернее, то, что от них осталось. Потом делали надрез вдоль всего тела и руками пытались снять кожу. Ага, наивные, это с маленькой так снимают, а с этих хреновин так уже не катит. Пришлось снова задействовать лебёдку, зацепив кусок кожи за крючок, потихоньку стаскивали её с туловища, где-то рвалась, где-то нет.
Кровищи на палубе было море!
Вот так, сначала с одной сняли, а потом уже и с остальных. Потом кожу промыли и повесили сушиться, мясо, как я уже говорил, рубили на куски и относили в холодильник. Что-то оставим себе, что-то отдадим венецианцам. Замучались прям с этим мясом, его оказалось ну очень много. Холодильник забили полностью. Мы всё никак не могли дождаться, когда наш кок приготовит его. Слива так вообще весь извёлся, бегал несколько раз на камбуз. Если мясо окажется вкусным, то рыбалка будет постоянной. Вообще, змеиное мясо очень вкусное. Я пробовал его один раз в жизни, надеюсь, у местных змей оно не хуже.
В итоге, получили несколько десятков квадратных метров змеиной кожи. Ну, теперь наши мастерские её с руками поотрывают, да и мясо мы хотим тому же Армену на пробу дать. Уж он-то из этого мяса приготовит такой деликатес, что пальчики оближешь. А вот их кожа, после того как ребята её сняли, приобрела другой оттенок, став не ярко-фиолетовой как у живых, а тёмно-фиолетовой. Но, по мнению всех наших ребят, так ещё красивее. Посмотрим, что на это швейные мастерские скажут.
– Мотор не забудьте на неё поставить, – продолжил Риф, руководя разгрузкой лодки.
– Вы чего? Не все лодки в форт отдали? – с удивлением спросил Туман.
– Неа, – улыбнулся Риф, – себе парочку оставил, видишь, пригодились, да и для мелкого ремонта они могут понадобиться, на берег куда высадиться. Серый, опускай аппарель.
Пока мы наводили окончательный порядок на палубе, матросы уже успели накачать лодку и спустить её на воду.
Лихо, хотя лодочка вон маленькая какая, компрессор подключили к ней и надули. Ещё один матрос принёс подвесной мотор. Он совсем маленький, но на саму лодку и пару пассажиров его хватало. Рекорды скорости тут ставить никто не собирается, так что потихоньку поплывёт. Установили мотор, Серый спустился в надувную лодку, пару раз дёрнул за верёвку, и моторчик, кашлянув выхлопом, завёлся.
– Как у бензопилы звук, – сказал стоявший рядом со мной Слива, на что среди наблюдающих над процессом людей прошел легкий смешок.
Мы стояли, кто на откинутой аппарели, кто сверху, на носу катера. Это да, Серый ещё поддал газку, звук точно как у бензопилы. К нему в лодку спустился Митяй и моторчик, взревев, если это можно было так сказать по отношению к этой крошке, оставляя за собой небольшой бурун на воде, стал уносить лодку, повинуясь руке рулевого. У нашего катера осадка, конечно, полтора метра, но налететь на скалу и пропороть днище желания не было ни у кого. Вот и пусть на лодке сначала сходят.
– Давайте пошустрее там, – посмотрев на часы, сказал Туман в рацию, – через пару часов темнеть начнёт, а нам ещё к фортам возвращаться.
Ух ты, я глянул на часы, действительно день пролетел, и не заметили. Интересно, сколько арканита нам намыли? И получилось ли вообще у венецианцев чего?
Мы все стояли и наблюдали за лодкой и находившейся в ней Серым и Митяем. Вот они подошли к берегу, вернее к скалам. Я поднёс к глазам бинокль. Увидел, как Митяй достал большой молоток, пару раз ударил по камню, взял в руку небольшой отколовшийся кусочек, удовлетворённо кивнул, и они проплыли ещё пару десятков метров вдоль берега, периодически останавливаясь и повторяя манипуляции с молотком.
– Гранит, мужики! – заговорили голосом Митяя наши рации. – Много, хороший, разноцветный.
– Ну, и хорошо! – ответил Туман. – Возвращайтесь.
После этих слов, Туман повернулся и, улыбаясь, посмотрел на Рифа. Тот вздохнул, почесал затылок и ответил:
– Ясно всё, буду думать на счёт баржи и крана.

Глава 6.

Через час с небольшим, подходили к большому форту.
– Серый, сразу к острову давай. – негромко сказал Риф.
Ах да, мы же мясо наконец-то змеиное попробовали, кок приготовил. И скажу, оно получилось офигенно вкусным, в прямом смысле – пальчики оближешь. Мы, прям никак наесться им не могли. Ни на одно из тех жареных кусков мяса, которые я пробовал ранее, змеиное мясо не походило. А в этом мире я попробовал мясо многих животных. У тех же самых скатов оно тоже вкусное, но змеиное это что-то с чем-то. Мягкое, буквально тает во рту, а я ещё представляю, какое оно будет холодного и горячего копчения. Хорошо, что кок много приготовил, ели и оторваться не могли. Думаю, что после этой дегустации рыбалка на змей будет регулярной, технология обкатана, как говорится. Крючок с наживкой, лебёдка, контрольный в голову.
Итак, возвращаясь к острову.
Причалили без проблем, опустили аппарель.
– Ну, пойдём посмотрим, что там местные нам намыли, – сказал Туман, когда мы стояли и ждали пока эта железная плита опустится полностью.
Когда она открылась, нашему взору предстала следующая картина.
На берегу стояло множество мешков, заполненных наполовину. Больше трёх десятков, точно. Рядом уже стояли и ждали нас Потеряшка с Кузьмой. Потеряшка, кликуха такая прикольная. Я, как её слышал, невольно улыбаться начинал. Мне бы в жизни не пришло в голову такое погоняло челу дать, а этот вон откликается и вполне доволен. Причём кликуха безобидная такая, я бы даже сказал, ласковая.
Потеряшка, гы.
– Здорово, мужики! – крикнул Кузьма, когда мы по опущенной аппарели сошли на берег.
На берегу находилось немного людей – женщины, мужчины, бегали дети. Вчерашний груз, который тут разгрузили, уже практически весь растащили и развезли по местам. Четверо мужиков прямо сейчас грузили на телегу какие-то ящики. Впряжённый в телегу большой бык стоял и терпеливо ждал погрузку, медленно пережёвывая траву, насыпанную перед ним в небольшую кучку.
Мы все поздоровались в ответ. Некоторые из местных радостно помахали нам руками.
– Как дела-то? – спросил я у Кузьмы, подходя к нему и рассматривая мешки.
– Вот, намыли, – показал он нам рукой на мешки. – Ячейки в сетках слишком большие, много этих штук чёрных сквозь них ушло. Вам у себя придётся их ещё раз просеивать.
Я подошёл к ближайшему мешку и, развязав его, заглянул внутрь, затем засунул туда руку, черпанул и вытащил её наружу. На ладони увидел обычный песок, в вперемешку с чёрными кристалликами арканита и должен сказать, что чёрные кристаллики преобладали.
– Неплохо, – кивнул я головой. – Сколько тут?
– Да не знаю, – честно ответил Кузьма. – Килограмм 400-500, может, есть. Мужики сегодня после собрания до вечера черпали и промывали, умаялись вусмерть.
– И на том спасибо! – с уважением в голосе, сказал я. – Нам на первый раз хватит. К себе придём, просеем, промоем, посмотрим что получится из всего этого, – я ссыпал с ладони песок назад в мешок, и, отряхнув ладони, обвёл стоявшие мешки рукой. – У нас вам тоже гостинец.
– Какой? – Кузьма тут же подобрался.
– Мясо змеиное пробовал когда-нибудь?
– Неа, – испуганно ответил Кузьма и аж пару шагов назад сделал. – Вы их что, поймали? – Он вытаращил глаза. А стоящие неподалёку несколько мужчин и женщин прекратили свою работу и также уставились на нас. Даже дети, услышав про змей, притихли и с интересом стали наблюдать за нами.
– Ага, – заулыбался я. – Поймали с десяток.
– Да ладно! – недоверчиво сказал один из мужчин, ставя очередной ящик на телегу. – Они же здоровые как телеграфные столбы. Как вы их ловили-то?
– На наживку, и лебёдкой вытаскивали. – засмеялся Туман. – сейчас мы вам дадим больше тонны мяса, делайте с ним что хотите.
– Больше тонны? – ахнули мужики, а некоторые женщины за голову схватились.
– Ага, – довольный произведённым эффектом, произнёс Туман. – Мы весь холодильник этим мясом на катере забили.
– Вы, кстати говоря, можете сами их ловить спокойно – сказал подошедший к нам Риф, спустившись с аппарели. – Катер, вон, у вас есть, – показал он рукой на пришвартованный к берегу наш небольшой катер.
С ним ребята больше всего намучались, когда из десантного отсека катера вытаскивали. Это мне Серый рассказал. Небольшой катерок, с двумя двигателями, метров десять в длину, пластиковый, или из чего он там. С крышей, небольшим спальным отсеком, всё как положено. Хорошо, что он на небольшом прицепе был, но вытаскивать, вернее выталкивать, пришлось вручную. Ничего, вытолкали.
– Мы вам потом расскажем, как их ловить, – продолжая улыбаться, и наблюдая за реакцией местных жителей, сказал Риф. – Так что всё в ваших руках. Главное, в эту рыжую воду не заходите.
– Кузьма, дай несколько человек нам, пусть они помогут ящики со змеиным мясом разгрузить, – радостно сказал я, – и мешки погрузить на корабль. Когда ваши люди змей ловить будут, пусть шкуры аккуратно снимают и сушат, мы покупать будем.
Разгрузку мяса и погрузку мешков организовали мгновенно. Мясо тут же распределили и, погрузив на стоявший катер несколько ящиков с мясом, повезли в большой форт. Остальное тут приготовят, детишки-то все здесь, вон, носятся.
– Жарьте, и приятного аппетита, – пожелал им Туман. – Мы завтра к себе идём. Давай, Кузьма, завтра часиков в 9 утра тех пятерых, что с нами идут, к нам на корабль, и ты сам с Потеряшкой. Зайдём на ваш этот аэродром, посмотрим что там, и к себе в речной. Список готов?
– Да, вот, – спохватился Кузьма и вытащил из нагрудного кармана несколько листков с тем, что им тут было надо.
Я взял листки и убрал их в карман своей разгрузки, сейчас на катер назад вернёмся, посмотрим, что они там понаписали. Кстати говоря, идти назад мы решили все из нашего экипажа. Сначала-то хотели тут большинство бойцов оставить, а потом подумали, что смысла в этом нет. Так что назад вернёмся все. Попрощавшись с местными, пожелав им ещё раз приятного аппетита и, заодно, спокойной ночи, вернулись на катер.
– Ну, Валер, давай, посмотрим, что они тут поназаказывали, – сказал я, садясь за стол и вытаскивая листочки со списком необходимого.
В списках было много наименований – одежда, обувь, лекарства, инструменты, топливо, средства гигиены, строительные материалы. Еда, много еды, только они не знали, каким продуктами из еды мы располагаем, поэтому просто написали мясо, молоко. Животных тоже заказали. В общем, не завидую я Апрелю или тому, кто будет заниматься закупкой всего этого. В принципе, ничего космического и эксклюзивного они не написали. Туман просмотрев наименования сказал тоже самое.
– Риф.
– Тут я.
– Заказывайте всё по списку, – протянул я ему листочки.
Риф кивнул, забрал листки и отдал их стоявшему рядом радисту.
– И это, Риф, – снова обратился я к нему, – пусть кто-нибудь из наших девочек и мамаш подключится. Скажи – тут детей много, нужны сладости, игрушки какие, лимонад, фрукты, да и взрослым тоже думаю не помешает. Туман.
– Да, – очнулся Туман.
– Накажи радисту, надо бойцов сюда. Место мы выбрали под базу, надо также кое-что из материалов привести.
С базой мы решили не заморачиваться. Восстановим несколько башен из бывших бандитских и там будут наши пацаны жить. Мы их хоть и изрешетили все, и несколько из них разрушены практически полностью, но восстановить сможем. Благо опоры, три ноги, на которых стоит каждая башня, целые, а это – самое главное. Так что нам останется только сварить сверху новый корпус под жильё, утеплить, провести электричество, сделать переходы. В общем, построить удобное и уютное жильё для бойцов.
Да и судя по заказанному материалу и железу в списках, в большом форте тоже кое-что хотят изменить и перестроить, вот и будут тут всё делать. Народу много, рабочих рук хватит. Сюда даже наш дядя Паша не нужен, местные сами знают, как и что тут надо строить. Нет больше мест для создания базы, везде скалы и горы. Да и под боком и местные, и остров. На остров, вообще, были отдельные планы. Всё это мы обсуждали, сегодня, на катере, пока ходили туда-сюда по этому озеру.
И производства у них тут некоторые переделаем, и поля ещё распашем, технику только надо пригнать, и животных тут больше будет. Мы тут остаёмся, остаёмся всерьёз и надолго. Даже если с арканитом не выгорит, то есть аэродром с алюминием и теперь ещё гранит добавился, змеи, а в дальнейшем, думаю, и мрамор найдем тут по-любому. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Митяй вон какой довольный вернулся на катер, когда они с Серым плавали скалы эти рассматривали. Он же теперь не успокоится, пока всё тут не прочешет и мрамор этот не найдёт, или ещё залежи гранита. Да и дальше надо вниз по реке идти, смотреть что там.
Ха, ГДЛ расширяется и расширяется довольно-таки неплохо. Часть этих людей к себе оформим, будем штат расширять. Тех, кто захочет, конечно. Не захотят – ради бога на биржу. А вот условия для жизни мы тут сделаем просто замечательные, уж в этом я ни капельки не сомневаюсь. Влетит нам это конечно в копейку, неплохую такую копейку, вернее в лины. Но мы их по-любому отобьём, и я очень надеюсь, что арканит нам в этом поможет, но это только профессор сможет сказать.

Глава 7.

C утра проснулся от того, что кто-то из ребят топал своими ботинками по железной лестнице. Я сначала сквозь сон услышал, как идет несколько человек, а потом уже окончательно проснулся.
– Кому там неймется? – забурчал с соседней койки Слива – топают как слоны.
– Иди и посмотри – сказал также проснувшийся Няма, – и выбей им зубы, чтобы они в следующий раз потише ходили.
– Вставайте давайте, – потянулся я в кровати – время уже.
Я посмотрел на свои часы – 8.23 утра. В 9 отходим.
– Так что давайте девочки, подняли задницу и вперёд. И это, доброе утро.
Через 10 минут я был уже в столовой, следом потихоньку подтягивались остальные. Кок уже был на ногах, и как только я отнёс в свою каюту мыльно рыльные принадлежности, сразу учуял запах свежего кофе. Ноги сами понесли в столовку.
– Доброе утро – присаживаясь ко мне за стол, сказал Туман.
– Доброе. Где Венецианцы то?
– Тут мы, – услышал я радостный голос, и в проходе появилась голова Потеряшки, следом Кузьмы и ещё там люди стояли.
– Заходите – позвал я их.
В кают-компанию, которую мы использовали так же в качестве столовой, вошло 7 человек. 5 мужчин и две женщины. Следом зашли двое наших бойцов и один из них незаметно кивнул мне, типа обыскали, всё нормально. Быстренько все перезнакомились. Двоих из вошедших мы уже знали, это Кузьма и Потеряшка. Остальные, как я понял, были семейные люди – их местные отправили сначала посмотреть, как и что там у нас, а уже только после этого они позволят нам перевезти детей с мамами. Всё правильно, просто так в никуда отпустить близких, это надо круглым дураком быть. Мы же сразу предупредили, что всех перевезти физически не сможем, да и разместить для начала надо всех так, чтобы они не ютились по 10 человек в одной комнате как беженцы какие. Так вот, из вошедших и незнакомых нам людей двое оказались братьями, около 32-35 лет, провалились сюда вместе с жёнами и детьми во время пикника в лесу, ещё один хмурый мужик лет 40-45, такой же бородатый как и Кузьма был, когда мы его в первый раз увидели, тоже с сыном 9 лет сюда попал. Кузьма, кстати говоря, уже и бороду свою сбрил, и копну ему его на башке кто-то из наших матросов подстриг. И две девушки, одна около 28-30 лет, есть сын, а у второй вообще двое пацанов, второго она уже тут родила, сейчас ему полтора года – с папой остался. Только они присели за стол, как в столовку вошёл наш Док.
– Так, я не понял? – он как вкопанный остановился в дверях, а Слива аж с кружкой в руках замер – Вы чё тут мне разводите?
– В смысле, Док? – переспросил я.
– Не хочу вас обидеть, – Док подошёл к этим пятерым людям – но давайте-ка сначала ко мне на осмотр, потом душ и переоденетесь в нашу форму. Никаких болезней непонятных мне тут на корабле не надо. И тем более к нам их везти.
– Да мы здоровые, – удивлённо сказал хмурый.
– Не сомневаюсь, – кивнул головой Док, – но осмотр мы всё равно проведём. Риф!
– Да понял я, понял! – крикнул он ему с дальнего столика – Пока не скажешь, никуда не трогаемся.
Одна из девушек хотела было возмутиться, но Док сразу понял, чего она хочет.
– Милая девушка, – обратился он к ней, – ваши прелести мне абсолютно не интересны. Девушки-врача у нас тут нет. Осмотр буду проводить я, и вам придётся раздеться полностью.
Тут же из наших бойцов кто-то хихикнул. А девушка покраснела и опустила голову.
– Кому там смешно? – тут же рявкнул Туман и вытянул шею ища того, кто хихикнул.
В столовой тут же наступила тишина.
– Чистую сухую одежду и обувь вы получите прямо сейчас, – продолжил Док, – включая нижнее бельё, сразу после моего осмотра. Это не займёт много времени. Я отвечаю за здоровье всего экипажа.
– Рекомендую вам послушать, что он вам говорит, – поддержал Дока Туман, спокойно отхлёбывая из кружки. – Именно благодаря Доку многие из нас ещё живы и ходят на своих ногах. Так что идите на осмотр, в душ и переодевайтесь – Туман непринуждённо взял со стола бутерброд и откусил его, как ни в чём не бывало.
Я тоже как-то не сообразил, да никто не сообразил. На них же эта одежда из кожи, и обувь тоже местная – я, пока Док кипятился, украдкой посмотрел на то, в чём они обуты. Кто его знает, какие там паразиты по ним ползают. Да и на счёт осмотра Док тоже прав. Наши-то никто уже не возникал, все знали, что с Доком лучше не спорить в плане здоровья, болячек всяких, ранений, травм и способах их лечения, ну и чистоплотности тоже.
– Это да, – закивал Потеряшка улыбаясь, – с ним лучше не спорьте, мигом на берег спишет. А форму вот такую же получите, – похлопал он себя по груди и бокам, – и вот такую же обувь – показал он свои кроссовки.
– Пошли! – решительно встала из-за стола эта мама двоих детей. – Ведите нас, Док – и она улыбнулась ему.
– Вот это другое дело! – расплылся в улыбке наш врач – Топайте за мной – он развернулся и вышел из столовой.
– Я вам потом разогрею покушать – крикнул им вдогонку Кок.
– Спасибо – услышали мы нестройный ответ уже из-за угла, среди них пару женских голосов тоже было.
– Садитесь рубайте пока – заулыбался я, посмотрев на Кузьму с Потеряшкой, и кивнул на стол, где в двух больших тарелках лежали бутерброды с колбасой, мясом, сыром и отдельно в кастрюле стояла рисовая каша. – 15 минут, и если всё нормуль, идём на ваш этот аэродром. Вы там вместо себя оставили кого?
– Да – кивнул Кузьма, наливая себе кофе из чайника, – пару деньков тут сами справятся. Ничего сложного.
– Никто не бузил? Что мы вас типа старших назначили? – спросил у них Туман.
– Не – махнул рукой Потеряшка. – Люди поспокойней стали. Это раньше все от каждого шороха вздрагивали, а сейчас поняли, что опасность миновала. Да и помощники наши тоже нормальные люди. Все более-менее друг друга знают. Так что проблем не будет.
– Ага, – засмеялся Кузьма, – особенно после того, как ты одному говорливому руку сломал.
– О как? – удивились мы разом.
Потеряшка тут же стушевался. А мальчонка-то не промах оказывается. Толк из него будет. Главное его в нужное русло направить. Сейчас наверняка Кузьма скажет, за что он ему клешню обломал.
– Да всё правильно ты сделал, – легонько хлопнул ему по плечу Кузьма, затем повернулся к нам и пояснил – этот мужик хотел еду украсть у семьи одной. Типа он интеллигенция, ему для мозговой деятельности больше пищи надо. А остальные потерпеть могут, включая детей.
– Хренасе крендель! – воскликнул Слива с зажатой в своей левой руке кружкой, а в правой большим бутербродом – Надо было и вторую ему сломать. Ты меня в следующий раз с собой возьми, – хищно ощерился Слива, – я покажу ему как у детей еду воровать.
– И меня тоже – спокойно сказал Иван Мэр, проходя мимо нашего стола.
– Даа мужики, – удивлённо покачал головой Кузьма, – у вас не забалуешь.
– А то? – подмигнул ему Большой – Детишек нельзя обижать. Дети это наше всё.
Ну да, вот только у самого Большого детей нет. Зато он в Кайте своей души не чает, она у него самый любимый ребёнок. Мы все неоднократно видели, как он играет с ней и бегает за сервисом. А она отвечает ему искренней собачьей, нет, Волховой или как там назвать верностью.
– Он уже понял всё, – тут же расцвёл Потеряшка, – больше так не будет.
– Ну, вам виднее – сказал я. – Ешьте давайте. Кстати, как змеиное мясо-то?
– Супер – хором сказали Кузьма и Потеряшка.
– Народ в диком восторге от него был – засмеялся Потеряшка, делая себе такой же бутерброд, как и у Сливы. – Сегодня наши должны на рыбалку поплыть. Полукед с Ватари вчера объяснили, как змей ловить. Про шкуры мы тоже сказали, будут снимать и сушить, потом все вам отдадут. Так что голод как раньше нам теперь точно не грозит.
Ну, если наш Самурай и Полукед объяснили, то я за местных не волновался. Мы Венецианцам несколько единиц оружия оставили и боеприпасов. Кстати, за эти пару дней, что мы тут находились, нашлись несколько придурков, а иначе я их назвать не могу, которые попытались пошутить над нашим Полукедом. Типа дурачок и всё такое. Ох и зря они конечно это сделали. Этих остряков быстро взяли под белые ручонки наши пацаны, отволокли за уголок и поговорили. Уж не знаю, что они им сказали, но потом эти умники появлялись из-за угла белые как скатерти и очень сильно извинялись перед Полукедом. И думаю, что после того, как Полукед их простил, они побежали менять штаны, потому что с ними разговаривали практически все наши бойцы, группами. Тут, мне кажется, кто угодно в штаны наделает. Молодцы парни наши в общем, любят у нас Полукеда, любят и уважают. Туман ещё сказал, что Ватари над одним таким остряком так своим мечом махнул, что у того волосы сразу на пару сантиметров короче стали. В общем, думаю, больше никто не будет над нашим сластёной шутить. И у детей Полукед сразу стал любимчиком. Он с ними и в салки играл и лепил там что-то из песка. Короче теперь он у них свой в доску. И самое поразительное, что Полукед все свои запасы шоколадок детям раздал. Я уже под конец увидел, когда он пустую коробку из-под шоколада в костёр кинул и последнюю шоколадку девочке лет 6 протянул. Вот же человечище. Мы-то свои сразу не сообразили отдать, не до этого было, потом отдали, а этот сразу всё детям раздал.
– Ах блин, – спохватился Кузьма, – совсем забыл – это вам наверняка пригодится – с этими словами он достал из кармана своей разгрузки небольшую коробочку, по размерам со спичечный коробок. Достал и положил её перед нами на стол.
– Что это? – хором спросили мы.
– То, чем вас вырубили – улыбаясь, ответил Кузьма.
Я взял коробочку в руки.
– Только осторожно – предупредил меня Кузьма. – Не вздумай пальцем тыкать в массу эту. Эта гадость очень сильная.
– Ну её нах – сказал я и поставил коробок обратно на стол.
– Да ладно тебе, Кузьма – сказал Потеряшка. – Напугаешь сейчас ребят – он взял коробок и открыл его, показывая нам содержимое.
Внутри мы увидели что-то похожее на пластилин, чёрного цвета
– И что это за хренотень? – спросил Слива, осторожно рассматривая.
– Дерево у нас там на острове растёт – ответил Потеряшка. – Вот оно эту смолу и выделяет. Эта штука очень сильная. Иголку обмокаешь в ней и стреляешь, вырубает мгновенно. Ну, я думаю, вы и так эту штуку уже на себе попробовали.
– Ещё как – сказал я, вспомнив тот укол мне в шею.
– Лучше держите её подальше от греха – сказал Кузьма.
– Риф, убери куда-нибудь – сказал я ему.
– Так безопасна? – спросил подойдя Риф – Ну если на руку там капнет или ещё чего.
– Абсолютно безопасна – ответил Потеряшка. – Ей обязательно надо в кровь попасть. Уж не знаю, как эту смолу тут обнаружили и как испытывали, но когда я тут появился, она уже у местных была.
– И много там такой смолы? – спросил я, наблюдая, как Риф без опаски взял со стола коробок и вышел из столовой.
– Не, не много – снова ответил Потеряшка. – Это дерево раз в год эту смолу выделяет и объём около полулитра. Это всё, что удалось найти – кивнул он в сторону двери, в которую вышел Риф. Специальных условий для хранения не надо. Лежит и лежит себе, не засыхает, не портится.
– Мне вот интересно, – подал голос Няма, – нафига тут эта смола местным нужна была?
– Народ вырубать – буркнул Кузьма. – Шуму меньше. Выстрелил стрелой смоченной в такой смоле, человек хлоп и вырубился, на плечо его и утаскивай куда хочешь.
– И делай что хочешь, – добавил Потеряшка, – на несколько часов вырубает уверенно.
– Нам такая штука определённо пригодится – хитро прищурившись, сказал Туман. – Дима будет рад.
– Это точно – кивнул я, тоже сразу вспомнив про нашего главного по шпионам.

Глава 8.

– Риф, трогай, – зашипела рация голос Дока минут через 20, – всё нормально.
– Ну вот и закончился осмотр – сказал я.
Ещё минут через 10 назад в столовую вернулись братья и этот хмурый дядька. Только хмурый был уже не хмурым, а довольно-таки весёлым и подстриженным под ноль. Все трое одеты в нашу цифру, обувь, чисто и гладко выбриты. Братьев-то я сразу узнал, а вот хмурого с трудом, и то по характерному прищуру. Он же как неандерталец лохматый был и с бородой, заросший до самых глаз.
– Мужик, ты кто? – неожиданно спросил у него Слива.
– Как кто? – тот аж остановился и не знал что ответить.
– Да узнал я тебя, узнал, – засмеялся Слива, – решил красоту навести?
– Ну так дык – заулыбался хмурый, осматривая себя. – Спасибо вам за форму и обувь, я уже и не помню, когда в такую одежду последний раз одевался. Нас переодели, и я ещё решил подстричься – провёл он рукой по своей лысой голове. – Ваш матрос вон мне новую причёску сделал.
Все находившиеся в столовой засмеялись.
– А девчонки-то где? – спросил Иван Мэр.
– В душе они обе – ответил один из братьев. – Сказали, что им горячая вода из душа снилась по ночам. Вот и отмокают. Док ваш уже одежду им приготовил, нижнее бельё отдельно в пакетах запакованное принёс.
– Интересно, откуда у Дока женское нижнее бельё? – с улыбкой спросил Митяй.
– Это у тебя кроме снайперки и маленького вещмешка с собой ничего нет, – ответил ему Маленький, – а у Дока нашего всё всегда есть. Не удивлюсь, если у него и женские штучки всякие с собой найдутся. Я помню, как он в том оазисе с этими рокерами освобождённым женщинам всё вещи раздавал. Это нам мужикам можно не бриться неделями, а у женщин физиология другая.
– Это да, – согласно закивали ребята.
Судя по усилившейся вибрации по корпусу, мы наконец-то тронулись и взяли курс на протоку, которая ведёт в маленькое озеро.
Ещё через минут двадцать пришли дамы, следом за ними один из наших бойцов. Его я так понял Туман к ним приставил, но девушкам скорее всего было так хорошо, что они и не заметили сопровождения.
– Ну как? – заметив их первый, спросил Слива. – Душ вещь?
Я посмотрел на вошедших девушек – обе в нашей цифре, волосы не те сальные пакли, которые у них были час назад, а нормальные чистые и растрёпанные, они даже не высохли ещё до конца. Девчонки были в штанах от цифры и футболках с короткими рукавами, ну и в лёгких кроссовках, которые у нас в Таусе намастырились шить. И скажу я вам, эта обувь пользуется устойчивым спросом. Те ребята, вернее два хозяина этой мастерской, оба себе недавно по ЭМелке Мерина купили. Значит, хорошо зарабатывают и рабочие места людям дают. Они сначала сами шили, а потом расширятся стали потихоньку, теперь у них небольшая фабрика по пошиву такой обуви.
– Ох мальчики, – привалилась одна из них к стенке, – это такое наслаждение, душ, шампунь и мыло.
– Жалко детей наших тут нет – сказала вторая.
– Ну, вы же сами сначала захотели посмотреть где и как мы живём, – сказал я, – а то вдруг мы маньяки какие – я улыбнулся. – Посмотрите как и что, через пару деньков вернёмся назад. А пока садитесь покушайте, кивнул я на соседний стол, на котором стояли тарелки с бутербродами, кофейник и та же каша в кастрюле. Причём те пятеро уже вовсю её рубали, и бутерброды заканчивались прямо на глазах, Кок уже два раза их готовил.
– Садитесь девочки, – тут же нарисовался рядом наш Кок со сковородкой, в которой кажется омлет был, – кушайте на здоровье.
– Спасибо вам – практически хором сказали они, посмотрев на нас всех.
– Мы уже думали что всё, что всю жизнь так будем – сказала мама двоих детей, она кивнула себе за спину, но было и так понятно, что она имеет в виду.
– Да фигня, девчонки, – воскликнул Кирпич, – садитесь, ешьте.
– Да уж, оголодали девахи, – потихоньку сказал мне на ухо Туман, когда мы за оставшиеся несколько минут закончили со своим завтраком и волей не волей увидели, как девчонки и мужики накинулись на свежеприготовленную еду, – никак наесться не могут. Вон как омлет с кашей быстро уговорили, да и мужики за ними не отстают.
– Пошли, мужики, на палубу – сказал я. Хотел ещё сказать не будем смущать, но вовремя остановился.
По загремевшим стульям я понял, что до наших дошло, что я имел в виду, бойцы потихоньку потянулись на выход. Уже выходя из столовой, я увидел как Туман посмотрел на двоих наших бойцов, а потом потихоньку кивнул на сидящих и завтракающих этих людей. Всё правильно, доверяй, но проверяй. Мы их первый раз видим, может они сейчас схватятся за ножи и начнут ими налево направо махать, шучу-шучу конечно. Но бдительность не помешает.
– Они вчера и позавчера практически всю свою долю детям отдали, – сказал нам Потеряшка, когда мы вышли на палубу и, стоя на ней, наслаждались изредка пробивающимся солнышком сквозь облака, – уже змеиного более-менее сами поели.
– Мы хоть и старались мясо животных на всех разделить, – подключился Кузьма, – но его все равно маловато было. Слишком долго тут многие люди его не видели, на рыбе месяцами сидели, если бы не она, то вообще бы, думаю, кони двинули. А когда ещё Полукед ваш их детям первым шоколадки дал, так вообще счастье было, эх, житуха млять – Кузьма махнул рукой и уставился на озеро.
– Ничё, братан, – негромко сказал Большой, – теперь всё изменится. Сейчас сходим к себе и через день назад. Голодные вы теперь точно сидеть не будете.
Через полтора часа подошли к уже знакомой протоке. Риф объявил это по внутренней связи. Все зашли внутрь надстройки, и мы закрылись на все засовы.
– Теперь сидим все тихо и не отсвечиваем – снова услышали в колонках голос Рифа. – Глушим двигатели и идём по течению в маленькое озеро.
И вот наш катер входит в рыжую воду, невооружённым взглядом видно большое количество змей, которых очень много. Часть из них ползает по камням, часть просто лежит на них. Я стоял около одного из окон и смотрел на правый берег. Протока широкая, так что воду тоже было видно. Вон несколько змеюшек таких немаленьких размеров сползли воду, а чуть дальше наоборот – несколько выползали на камни. Их ярко-фиолетовые тела довольно-таки сильно были видны на серых камнях.
– Эх, взрывчатки мало – с сожалением сказал Туман, так же рассматривая змей в окно. – Сейчас бы по грамм 500 взрывчатки и таймер какой. Вот бы мы тут шороху навели.
– Ничего, Валер – успокоил его Большой. – Обратно пойдём, обязательно это сделаем. Я уже озадачил минёра нашего, чтобы он таких бомбочек побольше наделал.
– Я сильно извиняюсь, мужчины – подала голос одна из девушек.
Я повернулся и увидел, как все Венецианцы стоят около окон и рассматривают снующих туда-сюда змей. И было видно, как люди напуганы.
– Это эти самые змеи, про которых вы рассказывали? – с дрожью в голосе спросила она.
– Они самые – вздохнул Иван Мэр.
– Господи, какие большие-то. Я их и не видела таких никогда.
– Мне кажется, две таких змеюки – сказал хмурый – легко слона утащат в воду, и он ничего им не сделает.
– По поводу слона не знаем, конечно, – ответил Большой, – а вот людей они лихо утаскивают, видели мы уже – и его кулаки непроизвольно сжались.
Все как-то разом вздохнули, вспоминая наш бой со змеями в первый раз и гибель наших пацанов. У меня прям перед глазами всплыл момент, когда одна из змей мгновенно обвила барахтающегося в воде матроса с того маленького катера и мигом нырнула с ним под воду. Местные тоже уже знали про нашу стычку, поэтому замолчали и снова обратили свои взгляды на змей.
– Озеро – через некоторое время в колонках раздался голос Рифа. – Всё, чистая вода, течение не подкачало, 15 минут шли, можете выходить на палубу, идём к берегу.
Приготовится к высадке – тут же начал отдавать распоряжения в рацию Туман. – Проверить оружие и амуницию, приготовить багги к выезду, пулемётчики в кабинку.

Глава 9.

– Кузьма, Потеряшка, – обратился к ним вмиг став серьёзным и собранным Туман, – где нам пристать и объясните, где этот ваш аэродром? А вы все – Туман повернулся к остальным Венецианцам – сидите тут тихо и никуда не лезьте.
– Мы можем помочь вам – подал голос один из братьев.
– Мы все тут были – подключился хмурый. – Ну, кроме них – он кивнул на уже сидящих за столом девушек.
– Помочь в чём? – спросил Туман
– Ну не знаю, – немного стушевался один из братьев, – вы на разведку или как?
– И на разведку, и на погрузку. – ответил им не став скрывать наши намерения на алюминий Туман – Там вроде как алюминия много, вот и погрузим с собой.
– Ну вот мы с погрузкой и поможем – заулыбался хмурый.
– А мы можем помочь вашему Коку покушать приготовить – тут же включилась одна из девушек.
– С едой стоп – тут же сказал я.
– Понятно, – вздохнула одна из мамаш, – не доверяете.
– Точно так же, как и вы нам – не скрывая ответил я.
– Да понятно, – опустила она голову, – но вы нас тоже поймите, приплыли не понятно откуда, всех перестреляли, а потом говорите – грузите детей и поплыли с нами.
– Мы на маньяков похожи? – удивлённо спросил Туман.
– Да наверное уже нет.
– А вдруг? – засмеялся Слива. – Сейчас ночь наступит и у нас клыки вырастут.
– Да ладно вам, – отмахнулся от нас хмурый, – скажешь тоже.
– Давайте так, девочки и мальчики – взял я слово. – Вы всё-таки посидите тут, они за вами посмотрят, – кивнул я на двоих наших бойцов – мы сами всё посмотрим. Помощников у нас своих хватает, а проводниками они будут – показал я рукой на Потеряшку и Кузьму. – К нам придём, посмотрите всё и, я надеюсь, все подозрения окончательно снимутся. Вы нас тоже поймите, мы вон к бандитам в гости в этот форт пошли и нас там чуть не грохнули. А вас мы вообще сегодня первый раз увидели.
– А как же они? – удивлённо спросила одна из девушек, показывая на Кузьму и Потеряшку.
– Они с нами повоевали уже – ответил Туман.
– Ясно всё – вздохнул хмурый.
– Да ладно вам – попытался успокоить их Потеряшка, – вас же не в камеру сажают, а просят просто не мешаться и не лезть куда не просят.
– Хорошо – кивнул хмурый, – мы будем тут. Но нужна будет помощь – обращайтесь, нас хоть и мало, но хоть чем-то помочь сможем. Я не думаю, что вы бандиты какие. Бандиты детям шоколадки не раздают и не помогают так, как помогли за эти два дня вы.
Выйдя из столовой, мы всей толпой направились в десантный отсек. Спустившись туда, увидели там уже всех наших бойцов, которые деловито занимались подгонкой снаряжения; щёлкали затворы оружия, ребята прыгали на месте, слушая, гремит у них что-нибудь или нет.
– Вы как на войну собираетесь – хихикнул Потеряшка, – там безопасно, нет никого.
– Пускай так – ответил я, беря со стоящего стеллажа снаряжённые магазины и распихивая их по карманам своей разгрузки, – но нам так спокойней.
– И привычней – добавил Няма, резко передёргивая затвор у своего Печенега.
– Давайте, рассказывайте, как там и что – закончив экипироваться, сказал Туман Кузьме с Потеряшкой.
– К берегу подойдём без проблем – быстро сказал Кузьма. – Там глубины около 5 метров. Дальше метров 300 саванна и спуск вниз.
– Вот почему мы эти детали самолётов не видим – произнёс Саныч.
– Именно, спуск ещё метров 150 и начинается аэродром, там все детали. Как эти 300 метров пройдём, сами всё сверху увидите.
– Винт, Маленький, Митяй – в багги, первые поедете, удаление от нас 100 метров – крикнул им Туман. – Размеры аэродрома какие? – вновь спросил он у наших проводников.
– Да не знаем – пожал плечами Потеряшка, – мы его не мерили никогда. Ну, может километр на километр, может больше.
– По бокам что?
– Скалы те же самые, он ими со всех сторон окружён.
– Ясно – кивнул Туман.
– Готовность две минуты – раздался голос в колонках толи Серого, толи Рифа, тут внутри акустика такая, слова слышно, а вот кто говорит не понятно.
– Приготовились все – рявкнул Туман.
– Бойцы тут же выстроились в две шеренги по бокам подъехавшей к самой аппарели багги с Митяем за рулём. Маленький стоял сзади за пулемётом, Винт на месте штурмана.
– Ты, ты и ты – левая сторона – ткнул пальцем в бойцов Туман. – Ты, ты и ты право. Работаем тройками. Всем быть внимательными. Хоть и говорят, что тут нет опасности, клювом не щёлкать, если что, огонь без предупреждения, работаем как обычно – сначала стреляем, потом спрашиваем. Слишком много в этом мире зверей необычных.
– Да, мужики – произнёс с восхищением Кузьма, – видать в переделках вы бывали не раз.
– Ты даже не представляешь сколько, дружище – засмеялся Слива, вставляя в подствольный гранатомёт своего автомата гранату.
И вот мы все почувствовали, как десантный катер легонько ткнулся носом в берег, тут же стала открываться носовая аппарель. Все как по команде отошли в стороны, это на тот случай, если вдруг кто-то снаружи решит открыть огонь по десантному отсеку. Но это уже больше перестраховка и профессионализм наших бойцов.
– Кабинка один всё чисто – пришёл доклад от одного из нашего пулемётчика. Ребята сидели во всех трёх кабинках и следили за окрестностями, их кабинки в данный момент скорее всего крутились на 360 градусов.
– Кабинка 2 чисто.
– Кабинка 3 чисто.
Спустя несколько томительных секунд аппарель открылась полностью и её нос лёг на сухую землю, вернее, песок, подняв небольшое облачко пыли.
Багги не дожидаясь команды тут же рванула вперёд. Ну и следом уже, ощетинившись стволами во все стороны, пошли мы. Как же надоела эта низкая облачность. Опять облака, солнце пробивается местами, опять мы не сможем запустить наших парапланеристов. Встав цепью, мы потихоньку двинулись прямо, но по докладам наших наблюдателей с катера вокруг нас всё было тихо. Багги с пацанами резво умчалась вперёд, поднимая кучу пыли.
– Охренеть, мужики – услышали мы через пару минут голос Маленького в своих рациях. Я видел остановившуюся впереди нас багги и, видимо, они сверху увидели этот аэродром – шевелите ластами, мужики.
– Кто последний тот отец – громко крикнул Слива и рванул вперёд бегом.
Следом за ним тут же сорвался с места Колючий и ещё несколько пацанов. Я даже сообразить не успел. Туман посмотрел на меня, улыбнулся и сказал:
– Как дети, честное слово – и тут же побежал громко смеясь. Вот же засранцы, ну а я чё? Рыжий что ли? Пока стоявший недалеко от меня Няма с Кирпичом хлопали глазами на меня и на побежавших пацанов, я тоже побежал. Ну а чё? Все побежали, и я побежал.
– Вот же вы козлы – услышал я сзади крик Нямы.
Короче ломанулись все, до багги было метров двести, а мы в полной боевой, с оружием. Но эти двести метров я бежал так, как будто за мной гонятся трое ящеров, и все хотят откусить мне мою филейную часть. Понятно, что убежавших вперёд Сливу с Колючим я уже не догоню, да и резко повернувшегося и показавшего мне язык Тумана тоже, но я явно последний не буду.
– Ураааааа! – закричал кто-то из бегущих ребят, походу это таки Кирпич был, уж если проигрывать, то проигрывать с достоинством.
Его крик подхватили все, в том числе и я. Посмотрев на багги, я увидел, как ехавшие в ней пацаны вылезли из машины и теперь стоят и с удивлением смотрят на бегущих и кричащих ура нас.
– Есть – добежав до багги, хлопнул по ней ладонью Слива.
– Есть – отстав на пару метров, сделал тоже самое Колючий.
– Есть.
– Есть.
Бойцы поочерёдно подбегали к багги с разных сторон и так же хлопали по машине ладонью
– Зашибуууууу! – услышали мы рёв раненого бизона.
Я тоже уже хлопнул по машине рукой и стоял тяжело дышал, когда услышал этот крик. Обернувшись, увидел, как на меня с вытаращенными глазами несётся Иван Мэр, и остановиться он явно не успевает. Первый на его пути оказался Ватари, тот с проворностью мартышки отскочил в сторону, а вот стоящий за ним Полукед не успел. Короче Иван врезался в него, бедняга Полукед буквально отлетел на пару метров в сторону, попутно сшибая ещё несколько ребят. Следом в них практически сразу воткнулся Большой, короче сыграли они в боулинг.
– Полукед, дружище, ты как? – тут же подбежал к нему Слива – Ты живой?
– Живой – простонал тот, поднимаясь и потирая ушибленную грудь.
– Слива, какого хрена? – наехал на него Туман.
– А чё? – возмутился тот – Я же вас не заставлял бежать.
Туман не нашёлся что сказать, он только шумно выдохнул.
– Было классно, мужики – заржал Маленький. – Круто вы в атаку шли, мы прям засмотрелись.
– Ага! – хохоча, тоже сказал Митяй. – Особенно ты, Вань, как паровоз всех снёс, Полукеда чуть не зашиб.
И они втроём снова заржали. Полукед в это время стоял и переводил дух.
– Прости, Полукед – виновато сказал Ваня, – с моим весом бывает сложно остановится. Это Слива виноват – тут же он перевёл на него стрелки.
– А чё я-то сразу? – снова возмутился тот.
– А кто ура то кричал? – спросил Винт.
– Я! – радостно сказал Кирпич.
Все снова заржали.
– Я-то куда за вами, старый пень, побежал – тяжело дыша, сказал Кузьма.
– Было круто – радостно сказал Потеряшка с горящими глазами.
– Ну вы точно придурки – не зло сказал Туман. – Так, отдышались все? Собрались, девочки. Чё тут у вас, Маленький?
– А ты вон туда глянь – поворачиваясь в противоположную сторону и показывая рукой, сказал Вася.

Глава 10.

Пройдя ещё метров 20, мы подошли к спуску. И от увиденного у меня перехватило дыхание. Перед нами внизу стояло и лежало множество самолётов, вернее, их частей. Фюзеляжи, кабины, крылья, хвосты, до первого ряда сложенных крыльев было метров 150, дальше ещё крылья, ещё детали, много, и сверху мы всё это великолепие очень хорошо видели. Они лежали как отдельно, так и кучками, рядом друг с другом, фюзеляжи большие и маленькие. Куча самолётов, очень много.
– Ни хрена себе – воскликнул кто-то.
– Сколько же тут самолётов то? – вопросительно спросил Няма.
– Десятки – сказал довольный Кузьма, – если не сотни.
– Точно как в том фильме – произнёс Слива.
– И десятки тонн алюминия – добавил я, – возить, не перевозить.
– Чё стоим? Пошли уже – нетерпеливо крикнул Саныч.
– Маленький, давай вперёд – скомандовал Туман.
Спустились вниз мгновенно. Пацаны тут же разбежались по сторонам, отовсюду раздавались восхищённые возгласы.
Я залез на кучу крыльев хрен пойми от какого самолёта и тут же увидел, как бошки ребят мелькают в фюзеляжах самолётов. Ходили мы так наверное час или два точно. Сначала просто тупо вдоль рядов деталей и самолётов. Модели самые разные, Ан, Ту, Сухой, только все самолёты гражданские, истребителей или вертолётов нет, даже попадались большие современные аэробусы иностранного производства, я на таких за границу на отдых летал, Боинги.
Все разобраны, у одного поломано крыло, у другого от хвоста только обломки остались. Есть и откровенно со рваной дырой в боку – такое впечатление, что был взрыв изнутри. В реалии, при таком взрыве самолёт должен развалиться прям в воздухе, а здесь — стоит целёхонек, только дырой зияет. Наверное, техника дублируется в этот мир, как только получает первые повреждения в мире том, не дожидаясь развития событий.
Затем я тоже залез внутрь какого-то самолёта. Вернее, внутрь его фюзеляжа. Его я увидел, когда от начала этой разборки, а именно так её все сразу стали называть, мы прошли довольно-таки много. Шагомера у нас тут нет, но думаю, около километра точно протопали.
Там дальше просто на земле эти фюзеляжи и валялись. Без крыльев, голый остов. Забравшись внутрь увидел, что он абсолютно пустой, голый кузов. Прошёл в кабину пилотов – пусто, вообще ничего нет, снято абсолютно всё, не одной кнопки, прибора, датчика, проводочка, вообще ничего нет.
– Походу не сможем мы в воздух подняться – разочарованно сказал Туман, рассматривая вместе со мной кабину, – тут ничего нет, голяк.
– Думаю, ты прав – вздохнул я, начиная потихоньку смиряться с мыслями о том, что небо нам не покорится, и мы будем всё так же передвигаться по земле, разве только что парапланеристы наши летать на крыльях своих – в любом случае сейчас нам Саныч с Витьком окончательный вердикт вынесут. – Пошли на улицу.
Выбрались наружу, подошли к валяющимся каким-то деталям и уселись на них. Прямо перед нами стоял ещё один остов самолёта, ярко-красного цвета, без хвоста и крыльев, но с кабиной. Кстати все остальные детали самолётов были различных цветов, синие, жёлтые, зелёные, либо просто разукрашенные, полоски, квадратики, круги и так далее. Но практически все запчасти, которые мы сейчас увидели, были поцарапанные, мятые, былого лоска на них уже давно нет. Тут краска облезла, тут сама поверхность запчасти порвана или царапина большая.
– Саша приём – зашипела моя рация.
– А вот и наши карлсоны – улыбнулся я. – Слушаю тебя, Саныч.
– Вы где?
– В самолёте.
– Ха-ха – передразнил он меня. – Тут везде самолёты или их части. Мы с Витьком всё посмотрели, выводы сделали, можно закругляться с осмотром. Называйте место встречи.
Я вопросительно посмотрел на Тумана.
– Давай тут тогда – пожал он плечами, – на этот красный самолёт их ориентируй.
Я кивнул и сказал в рацию.
– Красный самолёт видите большой?
– Вижу – через несколько секунд пришёл ответ. – Несколько минут и мы подойдём.
– Всем сбор около красного самолёта – сказал в рацию Туман. – Маленький, вокруг объехали?
– Где смогли, объехали – тут же ответил он, – километр на два где-то разборка эта – вокруг скалы, перелезть думаю можно, но сложно. Везде детали, много, кое-где еле проехали, приходилось даже растаскивать запчасти.
– Ясно всё, давайте назад. Сбор у красного самолёт. Кажется, Ту-шка наша.
– Принял, едем.
В течении небольшого времени к месту сбора, назначаемого Туманом, стали собираться наши пацаны.
– Ну как вам? – улыбаясь, спросил Потеряшка, когда в сопровождении Большого и Ватари с Полукедом пришёл на эту небольшую площадку. Рядом тут же затормозила багги и из неё выпрыгнул Кузьма, он тут ребятам нашим показывал, что знал. Его Туман с ними отправил.
– Ничего так – ответил я. – Алюминия тут полно и проводов этих с лампочками вашими.
– Вот тут мы так всё и добываем – услыхав мой ответ, сказал подошедший Кузьма.
Я невольно представил себе, как они приплывали сюда на лодках, потом пешком ходили по этой разборке и заглядывали в каждую щель. Уж не знаю по какому принципу тут появляется то, что связанно с электричеством, но оно появлялось. Мы пока ходили тут, то Слива, то я, то Туман, то ещё кто-то из ребят периодически находили лампочки, розетки, выключатели, провода и кабели, распределительные щитки, ещё какие-то блоки. С самолётами эти детали вот совсем никак связаны не были, но они тут были и валялись в хаотичном порядке. Такое ощущение, что кто-то просто ходил и раскладывал их. Тут под крыло положил длинную лампу дневного света, там под хвост самолёта кабель метров 20 длиной, в начале фюзеляжа распределительный щиток, а в кабине пилотов выключатели или розетки, которые мы все привыкли видеть в каких-либо помещениях. У нас-то в облаке это всё на одном, ну максимум двух складах появлялось, а тут как грибы после дождя эти детали. Хочешь найти, ходи нагибайся. Точно как грибы это всё надо искать. Видимо я улыбнулся неожиданно, так как Митяй спросил.
– Вспомнил чё? Довольный сидишь как кот, объевшийся сметаны.
– Да не – ответил я. – Просто у меня все эти детали для электричества, которые тут валяются – я показал рукой перед собой на аэродром, – вызывают стойкие ассоциации с грибами. Хочешь найти, заглядывай во все щели.
– Точно – засмеялся Слива, – я тоже под крылом пару лампочек нашёл.
– И я нашёл.
– И я, и я – тут же послышались голоса ребят.
– Фух – услышали мы выдох, и с лежащего рядом с нами полуразобранного крыла на землю спрыгнули оба наших парапланериста, а следом за ними Иван Мэр и Няма.
– Ну когда в воздух-то поднимемся? – тут же спросил у них Слива.
– С этим хламом не поднимемся – садясь на какую-то деталь и снимая со своего пояса флягу с водой, ответил Саныч, – не на чем. Всё разобрано подчистую, даже изнутри крыльев все тросы, рычаги и то сняты, про аппаратуру я вообще молчу.
– Чё, прям совсем никак? – жалобно спросил Кирпич.
– Совсем – подтвердил Витёк, – представь машину, вернее её кузов. Голый кузов, вообще без всего. Ехать сможет?
– Нет – ответил Кирпич.
– Вот и тут так же – кивнул Саныч, – одно железо, вернее алюминий и железо. Хрен мы из этого самолёт соберём. Можем только сам остов самолёта собрать, без всего, и поставить его где-нибудь. Тут ничего сложного, фюзеляжей полно, кабины есть, крылья прилепим, хвост прикрутим, готово – Саныч засмеялся. – Тот, кто их разбирал, знает в этом толк. В общем всё это мужики – он хлопнул ладонью по крылу рядом – уже никогда в воздух не поднимется. И самое поразительное то, что тут детали только от больших самолётов, наши, иностранные, маленьких нет совсем. Мы сейчас с Витьком ни одного маленького так и не увидели, ну типа Сессны или нашего кукурузника. Только большие. Транспортники, пассажирские. А им только двигатели какие нужны, про аппаратуру и органы управления я вообще молчу. Нет у нас тут таких технологий, чтобы это всё воспроизвести. Может, если спец какой найдётся, сможет все эти детали сделать на коленке, мы такие знаниями не обладаем – Саныч усмехнулся, – слишком хитро и сложно всё. Это вам не колёса к машине приделал и покатил её, тут самолёт – навернёшься, костей не соберёшь. Вот эта Ту–шка, например – он показал рукой на этот красный самолёт, – шасси нет, движков нет, а там реактивные двигатели, куча трубок, проводов, датчиков и выключателей. Где их брать? Кто всё настроит? Тысячи деталей, которые должны как часики работать. А тут на многих деталях те или иные запчасти отсутствую. Вот крыло например лежит – он встал со своего места и подошёл к лежащему крылу, – видите закрылок нет – показал он пальцем, – тут крепления специальные для них, они же ходят туда-сюда, тоже сняты. Вот по мелочам ещё несколько тысяч таких деталей набежит. С этого всего сняли всё, что можно было снять – по слогам повторил он нам, – в том мире этим всем десятки людей занимаются, ремонтом и постройкой самолётов я имею ввиду. Да и камикадзе ещё надо найти, который эту хреновину согласиться в воздух поднять, если каким-то чудом самолёт восстановить. Нет уж мужики, я лучше на крыле своём летать буду, дольше проживу. Да и не восстановим мы ни один самолёт, совсем никак. Так что забудьте.
Ребята сидели и молчали. Не то чтобы мы сильно расстроились, но полетать охота было.
– Да и хрен с ними с этими самолётами – сказал Туман. – Будем по старинке на машинах, и вы у нас глаза сверху. Зато вон алюминия сколько, в переплавку будем возить отсюда.
– Это да – тут же кивнул Саныч, – алюминия тут тонны, у нас в Таусе ему применение быстро найдут. У него огромное поле применения. Он же очень хорошо обработке поддаётся, лепи из него что хочешь.
Тут да, тут Саныч был прав. Да я думаю, что все это понимали и так. Просто он выразил вслух общие мысли.

Глава 11.

– Риф приём – взялся за рацию Туман.
– На связи.
– Как обстановка?
– Тихо всё. У вас там как?
– Тоже нормально. Сколько нам по твоим прикидкам отсюда до Речного идти?
– Ну – Риф задумался, – сюда мы по течению пару часов шли, обратно конечно пошустрее должны пойти. Там ещё по нормальной воде пару часов. По идее, часа три обратно топать, но лучше с запасом, часов 5 бери, думаю нормально будет. Первый раз всё-таки, впритык не хочется.
– Понял, спасибо – ответил Туман и отключился. – Значит так мужики – он посмотрел на часы, – сейчас у нас 10.30 утра. Хотя бы в восемь вечера нам надо быть у себя в Речном. Значит в три нам надо отсюда отчалить.
– Это да – кивнули некоторые из ребят, кто уловил мысль.
– Соответственно, сейчас начинаем погрузку на десантный катер алюминия – продолжил Туман. – Саныч, где тут алюминий?
– Да всё что видишь алюминий. Только многие детали здоровые, пилить надо.
– Значит поступаем так. Разбиваемся на группы и грузим. Одни вытаскивают детали на дорогу – показал он в её сторону, – вторые таскают машиной к катеру, третьи пилят там же на куски, инструменты у нас есть. Можно не жалеть, ровно никому не надо, всё равно в переплавку всё пойдёт. Десантный отсек большой, чем больше погрузим, тем лучше. До 3 часов дня нам надо постараться погрузить побольше. Потом отдохнём, пупок рвать не надо, но и не сачковать. Давайте мужики, взялись. Двое человек дозор, смена через час. Митяй и Винт, на бугор первые.
И пошёл процесс. Я даже не предполагал, что крылья от самолёта могут быть такие тяжёлые. Через полчаса таскания этих запчастей мы были все мокрые. Но погрузка медленно, но шла. Всё-таки хорошо, что у нас была машина. Как и сказал Туман, крылья цепляли за тачку и тащили на берег, там уже либо лебёдкой затаскивали, либо пилили болгаркой и заносили на руках.
– Всё, время, мужики – услышали мы голос Рифа в рации, – сворачивайтесь. Пошли домой.
– Наконец то – с облегчением сказал я, садясь на распиленное пополам большое крыло на берегу. – Я думал, эта погрузка никогда не кончится.
– Сколько погрузили-то? – с интересом спросил Кирпич, рассматривая забитый десантный отсек катера.
– Хрен его знает – честно ответил я. – С виду около десяти тонн, а там кто его знает.
Быстро собрали оставшиеся куски крыльев и хвостов на берегу, покидали их внутрь катера. Место оставалось только для багги, всё остальное пространство было забито алюминием. Не под потолок конечно, но его было много. Лучше конечно на баржи всё это дело грузить, краном. В следующий раз так и сделаем. Рифу придётся думать насчёт крана не только на барже под гранит, но и под алюминий тоже. И машину надо сюда помощнее, походу на багги коробку-таки спалили. Она на автомате была. Кажется, багги эту из переднеприводного Тусана сделали. Маленький сказал, что воняло фрикционами частенько, и как-то она дёргаться начала, пробуксовывать, точно хана коробке. В горку эту пока затащишь крыло, тяжело машинке нашей бывало. Багги-то лёгкая сама, а крыло тяжёлое, вот и загнали коробку. Ладно, дома ребята разберутся. В дальнейшем, думаю, и машины сюда другие привезём, и генератор поставим, чтобы на месте распиливать на небольшие куски, а только потом в прицеп грузить и на погрузку везти. Тундру вон сюда или Додж Рам, самое оно будет. Эти тачки могут легко прицеп до трёх с половиной тонн буксировать.
– Маленький, загоняй багги внутрь – крикнул ему Туман.
Я посмотрел на багги и увидел, как сидящий за рулём Маленький дал газу, обороты взревели, но багги еле-еле поехала, точно кирдык автомату. За несколько часов коробку убили. Говорил им – таскайте по одному крылу, нет по два-три цепляли к машине, да и ещё завалы какие-то растаскивали, рвали там всё на ней, вот и результат.
– Идите мойтесь, переодевайтесь и можете отдыхать – сказал нам Риф, когда мы без рук и без ног поднялись в кормовую надстройку. – Кок обед вам приготовил, сейчас на стол накроют. А мы пока разгон возьмём и в протоку рванём, наружу не выходите.
Кстати говоря, в погрузке нам активно помогали Венецианцы, все, девчонки тоже. Молодцы, я думал что не станут мараться. А они нет, полным ходом алюминий таскали.
– Может, нам лучше с оружием наготове быть? – спросил я.
– А смысл? – ответил Риф. – Внутрь катера змеи всё равно не прорвутся. Полный ход дадим, ни одна змея прицепиться не сможет и тем более на палубу забраться.
– Ты так уверенно говоришь – сказал ему Туман, – как будто это уже раньше делал.
– Спокойно – выдвинул вперёд свою руку Риф. – Не боись, прорвёмся.
– Я лучше с оружием около окна посижу – сказал Слива.
– Я, пожалуй, тоже – подержал я его.
– Дело ваше – пожал плечами Риф. – Тогда тут сидите, не мешайтесь только под ногами. Серый – взялся Риф за рацию.
– Слушаю.
– Отходим от берега, разворачиваемся, давай полный ход, разгоняемся и вперёд, вверх по течению до чистой воды.
– Есть.
– Ну сейчас погоняем – немного испуганно сказал Няма.
– Не боись – подмигнул ему Иван Мэр.
Мы все тут же прилипли к окнам, матросы деловито позакрывали все окна, люки, двери, короче закупорились. Катер потихоньку отходит задним ходом от берега, пока аэродром, мы ещё сюда вернёмся. Затем потихоньку развернулись носом к протоке, из которой нас вынесло течением в это маленькое озеро и тут же мы все услышали уже знакомую вибрацию по корпусу десантного катера.
– Поехали – негромко сказал я.
И вот он момент. Судя по волнам, шли мы достаточно хорошо, и на полном ходу влетели в рыжую воду. Серый вёл катер точно посередине протоки. Змеи, которые до этого спокойно лежали на камнях, зашевелились. Видимо, они все услышали рёв двигателей нашего катера. Но пока они до конца соображали, мы уже проходили мимо. В закрытый иллюминатор я очень хорошо видел, как несколько довольно-таки больших змей быстро, очень быстро ринулись с камней в воду. Но Серый выжимал из движков всё, главное чтобы двигатели выдержали, хотя чего им будет. Кажется, Риф говорил, что они поменяли движки на более мощные, и мы теперь можем развивать скорость 20 узлов или 36 километров в час – ни одна змея нас не сможет догнать. В голове тут же всплыл курс из школьной программы про анаконд. Я помню, даже доклад про них делал. Взрослые особи могут развивать скорость до 19 километров в час, ну пусть наши ярко-фиолетовые гады шустрее, но всё равно думаю 25 километров в час для них потолок, да и устанут они быстро.
Даже с учётом того, что мы идём против течения, всё равно они не смогут догнать нас и забраться на катер. Венецианцы молча стояли около окон и иллюминаторов, и так же как и мы смотрели на огромное количество змей, которые как по команде выползали из-за камней и быстро ползли в воду, надеясь догнать и наказать источник шума, то есть нас. Но все их попытки были тщетны. Девушки стояли прижав руки к лицу и были немного бледноваты. Несколько раз я видел, как в огромном буруне позади нас всплывали порубленные части змей, и вода окрашивалась в красный цвет. Всё-таки кто-то из змей попадал под винты и их перерубало.
Я с опаской периодически поглядывал на палубу, чисто, нет там никого.
– Хрен догоните – радостно закричал Слива, тыча пальцем в иллюминатор.
– Отстают, они отстают – поддержал его криком Туман.
– Точно, маловато у них силёнок – сказал Няма. – Да и попробуй на такой скорости уцепись за борт.
Протоку пролетели на одном дыхании, вроде как за час. Никто из нас так и не отошёл от окон и иллюминаторов, все стояли в небольшом напряжении и нервно теребили оружие. Слишком свежи ещё в памяти были воспоминания о том, как эти змеи ползали тут по палубе.
– Чистая вода – коротко сказал в рацию Риф.
Все тут же засвистели, захлопали в ладоши.
– Молодцы, пацаны! – не выдержав от переизбытка эмоций крикнул я в рацию. – Как по рельсам нас провезли.
Все тут же подключились к моей похвале.
– Спасибо мужики – поочерёдно ответили нам Риф с Серым.
– Теперь два часа спокойного хода, и мы дома, – напомнил нам Риф, – можно расслабиться. Пойдём потихоньку, не будем движки насиловать.
– Представляете, как бы мы их проредили, – подал голос Большой, – если бы каждые секунд 10-15 за борт скидывали небольшие бомбы с задержкой взрыва. Обязательно в следующий раз попробуем.
– Так несколько раз покидаешь – хмыкнул Кирпич – потом змеи сами будут разбегаться, услышав катер или баржу. Не дураки же они совсем.
Тут я был согласен, ну на счёт бомб, а вот на счёт второго не уверен. Ими же движет инстинкт голода, шум, значит там пища. Вот и пёрли они сейчас на нас всем скопом. Ладно, с бомбами обязательно попробуем.
– Риф прием – взялся я за рацию.
– На связи.
– А баржи твои с какой скоростью могут по воде идти? У них же движки не такие мощные, как на этом катере. Не думаешь, что змеи догонят их и заползут на них?
Все тут же притихли и замолчали, сообразив, что я сейчас спросил.
– Спокойно – неожиданно радостно ответил мне наш капитан. – Насчёт этого у нас тоже уже идеи есть. Движки да, не такие шустрые, но мы кое-что на баржи придумали сделать. Сейчас в Речной придём, сами увидите, думаю, что там одну точно уже подготовили.
– Что придумали-то? – не выдержав, спросил Туман.
– Долго объяснять – отмазался Риф, – наберитесь терпения. Всё, не отвлекайте меня, идите там куда-нибудь, вон кок вас уже заждался – и он отключился.
– Чё они там удумали то? – спросил Слива.
Мы посмотрели друг на друга, улыбнулись, пожали плечами и пошли в наши каюты. За окном проплывали уже немного знакомые нам острова и чистая вода.
– Слива, порыбачить не хочешь? – предложил ему Полукед.
– Удочки есть? – тут же спросил он.
– Я тебя без удочки научу – махнул ему Полукед и, открыв дверь, вышел наружу.
– Я с вами – тут же откликнулся Колючий и ещё несколько бойцов и матросов.
– Идите-идите, рыбаки – улыбнулся Туман, – нам больше еды достанется.

Глава 12.

Следующие два часа хода до Речного, до нашего порта, пролетели быстро. Риф по громкой связи объявил, что мы подходим. Все как по команде высыпали на палубу. Вон уже виднеется причал, около него небольшой катер и уже не две, а три баржи, только они странные какие-то, баржи эти. Чем ближе мы подходили к причалу, тем отчетливее мы эти баржи видели. Тут и там по ним лазали люди и в воду сыпались искры от сварки.
– Вот что они удумали – произнёс Туман, рассматривая баржи и ведущиеся на них работы в бинокль. Когда мы подошли ближе и уже начали швартоваться, я окончательно увидел то, что тут за время нашего отсутствия с этими баржами сделали. Еще перед тем, как отправится в эту разведку, Риф провёл нам краткую лекцию по этим самым баржам.
Так вот, первая, самая большая баржа – наливная однокорпусная проекта 276 В, длина 78 метров, ширина 15.5 метров, осадка 1.7 метра, вес, грузоподъёмность 1250 тонн.
Вторая баржа типа Сандал, длина 48 метров, грузоподъёмность 500 тонн. А вот третью мы когда отплывали не видели, видимо за время нашего отсутствия её притащили из облака.
– Вон ещё одну баржу притащили – подтвердил наши догадки подошедший к нам Серый. – Самоходная баржа типа м-25, и у неё своя аппарель как на этом десантном катере, длина грузовой платформы 10 метров, грузоподъёмность 25 тонн. Нам самое оно будет, если на ней где крутиться.
– У них наверняка у всех движки слабенькие и тихоходные они – предположил я.
– Движки на тех двух мёртвые были – ответил Серый, – везде поменяли на более мощные, скорее всего и на малыше тоже другой будет стоять.
– Неплохо вы придумали – кивнул я на баржи.
– Ага, Рифа идея. Теперь ни одна змея не сможет забраться на борт, даже при всём желании.
А придумал он, и это сейчас воплощалось в жизнь, следующее. Во-первых, сами надстройки на корме для членов экипажа обшили железом. Пока швартовались, я хорошо их рассмотрел. Теперь эти самые надстройки напоминали какой-то дзот – узкие смотровые щели, бойницы, жалюзи, всю баржу покрасили в серо-зелёный цвет, а вот борта нарастили, и нарастили не тупо приварив листы железа вертикально. Их сделали закруглёнными. Высота бортов стала метра два с половиной, это на глаз если, и наверху закругление. Листы железа с двух бортов загнули в противоположные друг от друга стороны. И теперь получалось так, что, прежде чем забраться на борт, змеям надо показать чудеса гимнастики. Думаю, что им даже с их гибкими телами сделать это будет проблематично. И сверху так же накрыли железными листами. То есть теперь получилась баржа фура.
– А это что такое? – спросил Слива, показав рукой на небольшие железки, торчавшие из этих загнутых бортов параллельно воде.
– Пики – улыбаясь, ответил Серый. – Наверху приварят таких штук побольше, и они будут очень острые. Полезет змея, обязательно себе бок распорет.
Умно и хитро, Риф голова.
– Отдать швартовы – громыхнул голос Рифа по матюгальнику.
Тут же с носа и с кормы катера матросы кинули толстые канаты на причал, там уже другие матросы моментально их подхватили и закрепили к кнехтам.
– Открыть аппарель – очередная команда Рифа.
Сам причал, к которому мы пристали, был в форме буквы «Г». Можно и сбоку спуститься на причал, и через аппарель выйти. На берегу лежало огромное количество ящиков, досок, листов железа, проводов, мешков. И народу много, что-то таскали, тащили, катили. Стояли погрузчики, пару тракторов, ну как тракторов – из джипов переделали. Разгружались три фуры и один тентованный грузовик. Слышались команды, где-то играла музыка. Народ махал нам руками, свистел, кричал. Риф пару раз дунул в мощный воздушный сигнал, который был установлен на катере. В общем, у меня возникла стойкая ассоциация с торговым портом, которые я неоднократно видел в старинных фильмах. Там тоже когда корабли подходили и швартовались на берегу лежало огромное количество различных вещей, так и тут было. Прям муравейник какой-то. Но как такового хаоса нет, всё чётко разложено по своим местам, и везде есть проходы или проезды. Вон грузовик выезжает из-за большого количества ящиков. Из стоящих недалеко от причалов домиков тут же стали выходить люди. Маленькие грузовички, которые стояли там же, тут же стали отъезжать от зданий и, развернувшись, поехали в нашу сторону.
– А вон и наши – радостно крикнул Слива, показывая рукой в сторону дороги, которая вела от ворот к причалу.
Первый ехал ИКС моей Светы, следом чёрный Мерин Георгича. Сам пожаловал? Зачем это? И ещё несколько машин. Следом за ними показались две фуры нашего Апреля и ещё несколько джипов. Но машины все наши, все из Тауса. Пока мы спустились по трапу на причал, джипы и мерседес Георгича уже припарковались на небольшом пятачке. Я увидел, как из Икса вылезла моя Света и с правого переднего сиденья Ира Большого. Из мерина Наташа Сливы и ещё несколько девчонок наших ребят. Моя Света открыла заднюю левую дверь в БМВ и из неё пулей выскочили оба Волха.
– Булат! – набрав побольше воздуха в лёгкие, крикнул я.
– Кайта! – заорал Большой.
Оба Волха тут же навели на нас свой взгляд, увидали, и что есть силы наперегонки рванули к нам. Шедшие по причалу двое мужиков, которые несли какие-то коробки, еле успели в стороны отойти.
– Стоять! – выдвинул я перед собой руку, зная привычку Булата прыгать на меня с разбегу. Он кажется ещё больше стал, и с его 50 килограммами веса он снесёт меня.
– Сидеть! – рявкнул рядом со мной Большой.
Оба Волха тут же резко затормозили, оставив на досках причала небольшие царапины и уселись на задницу.
– Привет, Булатик! – присел я на корточки и обхватил его за шею, обнимая.
Тот сразу же стал крутиться в моих руках, норовя лизнуть меня в лицо. Точно так же крутилась в руках и Кайта. Наши ребята каждый погладили и Булата, и Кайту. Наконец подошли наши девчонки. Следом ребята, Апрель, Георгич, Кедр, Дима, в общем много народу.
– С прибытием – обнимая меня, сказала мне Света. – Я соскучилась.
– А у нас для вас сюрприз – кокетливо сказала Ира Большого.
– Какой же? – спросил я.
– Вон туда посмотрите – показала она пальцем в сторону машин.
– Твою же мать – выдохнули мы хором от увиденной картины.
По направлению к причалу, шли два человека, рядом с ними, грациозно вышагивая, шли две больших кошки, две большие чёрные кошки. Это были Селя и Страйк со своими котятами лимутов, только котятами я бы их назвал с большой натяжкой. Больше они походили на Ягуаров. Оба лимута были на коротких поводках.
– Вот же вымахали-то – сказал Слива.
– Красавцы какие – восхищённо произнёс Туман.
Люди, которые были на причале, и все наши, которые спустились с катера, бросили свою работу и с интересом смотрели на кошек. И чем ближе они к нам подходили, тем больше я поражался их размерам, тому, как они выросли. Оба лимута были по размерам со взрослую овчарку. А ведь взрослые кошки по размерам с тигра, значит и эти будут ещё расти.
– Привет, мужики! – радостно крикнул Страйк.
– Привет, парни! – поддержал его Селя.
– Здорово, пацаны! – кинулись к ним с распростёртыми объятиями Кирпич и Леший.
Обе кошки тут же пригнулись и громко зашипели на ребят.
– Тихо оба! – рявкнул на них Страйк и натянул поводок у своего кота.
– Хренасе – испуганно отскочил в сторону Кирпич.
– Вы это, держите их на привязи – тут же сказал Леший.
Кайта и Булат тут же развернулись и виляя хвостами подошли к лимутам, все с интересом смотрели за развитием событий.
– Можете не надеяться, драки не будет – радостно сказал Селя. – Они уже в сервисе познакомились и нашли общий язык.
Ну слава богу, ещё драки между волхами и котами не хватало.
– Сидеть – снова скомандовал Страйк, и оба лимута тут же послушно уселись на задницы рядом друг с другом.
– Привет, пацаны – обнял я наконец-то одного, а потом второго. – Сто лет вас не видел.
– Привет, Саня – крепко сжимая меня в своих объятиях сказал Страйк. – Вот решили приехать к вам в гости, засиделись там у себя уже.
– Это точно – засмеялся довольный Селя, обнимаясь с Туманом, а потом с Васьками. – А вы тут круто развернулись.
– Красивые кошечки – показывая на них с опаской сказал Слива, – хрен подойдешь к вам.
– Ну да, защищают они нас будь здоров, – кивнул Селя, подходя и гладя лимутов по очереди по головам. – Умные пипец. Все команды понимают с первого раза, как собаки.
– Сколько же они жрут? – спросил я, смотря то на них, то лежащих рядом с ними волхов.
– Много – ответил Селя. – Зато мне с ним ничего не страшно. Лучше любого телохранителя. А как они по деревьям прыгают, это надо видеть.
– Это точно – подтвердила Света, – вчера мы смотрели, как они через машины прыгали.
– Через машины? – удивлённо спросили мы.
– Да, через Теану перемахнули с места оба.
– А вы балбесы не сможете – разочарованно сказал Большой Кайте и Булату.
– Им и не надо – звонко засмеялась его Ира, – кошки быстрые очень, а волхи сильные и мощные, если челюстями вцепятся, хрен оторвешь его.
– Селя, ты как своего-то назвал? – спросил я. – У Страйка Дизель, а у тебя?
– Шварц. Да, мой хороший? – довольный Селя снова погладил по голове своего кота.
– Можно погладить? – спросил я.
– Ты это, Сань – тут же встрепенулся Слива, – откусит и глазом не моргнёт.
– Можно – ответил Страйк, и, повернувшись к лимутам, сказал – Это свои – показал он на нас пальцем. – Никого не обижать.
– Мож лучше не надо? – сделал ещё одну попытку Слива.
Я набрал воздуха в грудь и осторожно приблизился к лимутам. Оба так и продолжали сидеть, и смотрели своими глазами за мной. Я подошёл к ним, сел на корточки и осторожно поднял свою руку, приближая её сначала к Дизелю Страйка.
– Хороший мальчик – сказал я, начиная его гладить.
Лимут тут же закрыл свои глаза и поддался моей руке. Следом я погладил Шварца Сели. Потом и остальные пацаны потихоньку приблизились и начали их поглаживать, с опаской конечно, но гладили.
– Заурчал – негромко сказал Слива. – Точно как Дизель урчит.
Мне тут же в ногу ткнулся Булат, Кайта ткнулась в Большого. Типа, а мы? Мы же тоже тут и тоже хорошие. Так я и наглаживал их всех по очереди. Что волхи, что лимуты были очень довольны такому вниманию. Но лимуты конечно команд слушаются беспрекословно. Волхи конечно тоже не дураки, но на команду рядом или сидеть они могут ещё несколько секунд подумать, а лимуты выполняют их мгновенно. Крутые зверюги и красивые. Вымахают, хрен подойдешь к ним вообще. Мощные лапы, чёрная шерсть переливается на солнце, длинные и красивые хвосты. Ну очень красивые. Нагладившись зверей, я поднялся на ноги и тут же увидел стоящих Венецианцев. Кузьма с Потеряшкой тут же показали мне большие пальцы.
– Обалдеть просто – восхищённо сказал хмурый. – Это вы местных зверюг приручили?
– Ага – кивнул я, – это мой – ткнул я пальцем в Булата. – Булат, иди познакомься – кивнул я головой в сторону Венецианцев.
Волх поднялся со своего места и не спеша направился к стоящим людям.
– Может лучше не надо? – испуганно сказал один из братьев и поднял свои руки к груди, а второй приложил руки к своему достоинству, чем непроизвольно вызвал смешки ребят.
– Лучше не шевелись даже – быстро сказал ему хмурый, – а то он тебе вместе с руками заместителя твоего откусит.
– Иди ко мне мальчик – присаживаясь, протянула к нему руки одна из девушек.
Булат подошёл к ней, ткнулся в неё своей башкой и дал себя погладить. К ней тут же присоединилась вторая девушка, а затем и с большой осторожностью мужчины.
– Булат ко мне, рядом – внезапно сказал я, проверяя как он реагирует на команды.
Тот тут же вырвался и, послушно подбежав ко мне, сел на задницу. Молодец мальчик, слушается, как и надо.
– Ты лучше этих кошек – быстро прошептал я ему на ухо.
– Хрен бы вы их без хозяев так погладили – громко сказал Слива.
– Такие звери и должны только своих хозяев слушать – ответил ему Ватари. – Хороши и те и эти – кивнул он поочерёдно на волхов и лимутов, – главное умные. Такую массу просто так не остановить. Вы видели уже таких прирученных?
– Волхов нет – честно ответил я, – кошек да. С одной из них Большой врукопашку бился, со взрослой, победил. Только у неё размеры как у тигра были.
Все с восхищением посмотрели на стоящего и скромно улыбающегося Большого.
– Вась – подала голос его Ира, весело улыбаясь, – ты бы маме своей сказал, чтобы она этих троглодитов поменьше кормила. Они же не отходят от неё.
Все снова засмеялись.
– А Кайта отцу твоему дрова в зубах носит.
– И Булат не отстаёт – добавила Света. – И вчера ещё у нас весь сервис в столовую сбежался, вернее к окнам прилип, когда эти четверо малышей ужинали. Им каждому по кастрюле мяса дали, вот народ и смотрел на них.
– Ещё бы – послышался голос Потеряшки, – я бы тоже смотрел, не каждый день таких животных встречаешь. Какие же они красивые всё-таки.

Глава 13.

– Туман – обратился я к нему, пока мы потихоньку шли по причалу в сторону построек на берегу, – кто Венецианцев должен везти на экскурсию?
– Мы с Димой, Саш – подал голос Кедр, – тачка вон стоит – показал он рукой на микроавтобус Хендай H-1
– Тогда вот – показал я рукой на семерых наших гостей, – познакомьтесь.
Дима с Кедром шагнули к ним, стали обмениваться рукопожатиями и знакомиться.
– Вы все свободны – сказал Туман бойцам.
– Георгич, ты же не просто так приехал? – спросил я у него.
– Да, дело есть.
– Тогда сейчас пойдём, пообщаемся. Апрель – обратился я к нему, – там – ткнул я пальцев в сторону десантного катера, аппарель которого только опустили – больше 10 тонн алюминия. Организуй разгрузку и погрузку на свои грузовики. Сейчас совещание небольшое организуем, решим всё. Девочки не уходите – громко сказал я им, заметив, как они заскучали – всё, познакомились? – спросил я у Венецианцев и Димы с Кедром.
Ребята кивнули.
– Прекрасно. Тогда вам двоим задание – поочерёдно показал я на Кедра с Димой – организуйте им экскурсию, покажите Речной, Новый, Таус и Хозяйственный. Разместить, накормить, обеспечить всем необходимым.
– Всё сделаем – ответил Дима, – номера у Армена уже забронировали. Когда нам тут быть? Ну сколько у нас время есть?
– Время-время. Апрель, что с нашим заказом?
– Больше 70% привезли – ответил он. – Очень большой заказ на одежду и обувь. В Таусе у производств просто такого объёма нет, они со вчерашнего дня на круглосуточное производство перешли. Обещали к завтрашнему вечеру всё сделать. Потом мы грузим и сюда. Ну и остатки того, чего вы нам там надиктовали, в течение завтрашнего дня привезём.
– Тогда послезавтра с утра можем идти назад в Венец – подал голос Риф.
– Ну вот и мы вас тогда завтра вечером тут ждём – сказал я Диме и Кедру.
Оба кивнули.
– Поехали тогда – сказал Кедр Венецианцам.
– Спасибо вам – поочерёдно сказали нам Венецианцы и потопали за нашими ребятами к микроавтобусу.
– А где профессора-то наши? – покрутив головой вокруг и не заметив их, спросил я у всех.
– Вон они – улыбаясь сказал Слива, показав рукой на залетевшие на территорию порта два внедорожника и небольшой грузовичок – всё у этих умников в последний момент.
Оба наших учёных вылетели из джипов и чуть ли не бегом направились к нам. Быстро поздоровавшись и пожав нам руки, спросили где мешки с арканитовой породой и, не сговариваясь, ринулись внутрь десантного катера. Грузовичок, тут же развернувшись, подъехал к причалу задом, мы только с причала на берег выйти успели, как из катера показался сначала один, а потом второй профессор с мешками за плечами и тут же закинули их в фургон.
– Вот же неугомонные – засмеялся Риф.
К погрузке мешков тут же подключились грузчики и несколько матросов.
Мы стояли и смотрели улыбаясь, как оба учёных аж пританцовывают от нетерпения около грузовика, периодически засовывают руки в мешки, достают оттуда породу, трут её между пальцев, нюхают, чуть ли не на вкус пробуют, а нет, вон лизнули, и ссыпают назад. Всё, другой мир вокруг них существовать перестал. Да уж, хорошо личка у них есть, по трое у каждого, а то бы их уже таким макаром уже давно кто-нибудь из зверей сожрал. Профессора о чём-то увлечённо переговаривались. Через некоторое время мешки были погружены в грузовик, и оба, махнув нам руками, прыгнули в джипы и тут же умчались. Охрана, которая у них была, еле успевала за ними. Джипы и грузовик, подняв кучу пыли, тут же умчались.
– Не удивлюсь, если завтра у нас уже будет результат – сказал я, провожая взглядом машины. – Скорее всего, у них сегодня очередная бессонная ночь будет.
– Похоже, ты прав – вздохнул Туман, – энергии им обоим не занимать.
– Вы даже не представляете, как они всех на заводе этом гоняют – засмеялся Риф, – я там частенько бываю. Лаборатория их вообще бурлит, как будто там центр вселенной. Трубки, шланги, колбы. Я одну нечаянно разбил, так они меня чуть не четвертовали.
– А чё ты туда попёрся-то? – спросил Туман.
– Интересно же.
– Воткнут тебе в следующий раз в глаз мензурку какую, будешь знать.
– Эти могут – вздохнул Риф – я тогда еле отмазался, пришлось в Таус машину посылать за этой колбой. Теперь они туда вообще никого на пушечный выстрел не подпускают.
– Именно поэтому они у нас с Маленьким ещё людей для охраны попросили – добавил улыбаясь Большой, – говорят пусть стреляют сразу в чужих.
Все засмеялись.
– Они там что? Адронный коллайдер строят? – удивлённо спросил я – Или атомную бомбу?
– Не знаю я чего они там делают – ответил Большой, – но Крот у них теперь частый гость.
– Крот? – ахнули мы.
– Он-то с какого боку припёку? – удивлённо спросил я.
– А я знаю? – развёл руки в стороны Большой. – Тот тоже не колется. Приезжает с пацанами своими, разговаривает с ними и тут же сваливает.
– Чё они там мутят интересно?
– Бесполезно спрашивать – сказал Маленький, – мы уже и так и так, никто не колется. Типа ведутся научные эксперименты.
– Ага, а Крот у них подопытный – улыбнулся я.
– Сделаешь ты из него подопытного – засмеялся Туман, – он сам кого хошь подопытным сделает.
– Это точно – кивнул Апрель, – пацанов набрал себе – там волки пустыни. У Рифа такие же матросы есть. И у Тумана бойцы.
– Ну а как ты хотел – вступился я за Крота. – В пустыне ночевать и передвигаться по ней, это вам не хухуры мухры. Причём несколько дней подряд, а то и неделю. Рассчитывать приходится только на себя и своего напарника.
– Вы кстати в курсе, что они на своих машинах в наше облако ездят? – спросил Апрель – Сами.
– Зачем это?
– Щенков Волхов ищут.
– Психи млять – выдохнули мы разом.
– Ну, психи не психи – сказал Апрель, – а позавчера двоих щенков нашли, вернее отбили.
– Да ладно? – не поверил я
– Ага, правда сами еле ноги унесли – но два щенка волха у них теперь есть. Нюх-то у них какой хороший. Правда, Булат – он потрепал по голове сидящего около меня Булата. – У вас-то они ещё не спрашивали на счёт лимутов? – спросил Апрель у Страйка и Сели.
– Спрашивали – заулыбался Страйк. – Мои ребята уже ищут в джунглях. Думаю, найдут рано или поздно им котят.
– Короче, поисковый отряд будет просто загляденье – резюмировал я.
– Пацаны молодцы – поправляя автомат, сказал Туман. – Сколько людей они из пустыни привезли, скольких от зверей отбили. Они же ночью на помощь тоже ездят. Им уже под две сотни человек жизнью обязаны. Поэтому у Крота только профи и всё самое лучшее. Он их сам и тренирует, и отбирает, даже я не лезу. С меня только вооружение. Их и мы и город финансирует. Из тех людей, которых они из пустыни привозят, нет-нет да спецы попадаются. Я имею в виду по тем направлениям, которые нам тут необходимы. Не так давно вон двоих хирургов привезли. Муж и жена, сняли их с камней каких-то. Как Полукеда нашего тогда с девчонками. На двух машинах еле прорвались обратно. Благо тачки подготовлены. Я потом машины видел, ни одного живого места нет, все в царапинах от когтей животных.
– Ну вот если с этой арканитовой породой прокатит из Венеца – сказал я – им тогда в первую очередь им его на тачки. Пусть обшивают, переделывают, что хотят делают.
– Само собой – кивнул Туман.
– Сколько сейчас у них экипажей? Было две машины, насколько я помню, потом ещё 4 город заказал. Шесть? Или уже больше?
– Ещё две заказали – хмыкнул Георгич, – и думаю, это не предел.
– Неплохо – покивал я головой, – совсем неплохо. Так, ладно – обернулся я ко всем. – Пошли внутрь, сейчас девчонкам задание дам, а потом и всё остальное обсудим. Риф, где тут у тебя расположиться можно?

Глава 14.

Пошли ко мне в кабинет – сказал Риф.
– Да у тебя тут хоромы! – воскликнул Туман, когда мы вошли в кабинет к Рифу.
Тут и правда было неплохо. В одном из построенных из брёвен зданий Риф оборудовал себе кабинет. Большой такой, метров 40 квадратных. Всё внутри говорило о том, что человек, его занимающий, моряк до мозга костей. Ножки стоящего посередине большого стола оплетены пенькой, кресла обычные офисные, стоящее во главе стола другое кресло, самого Рифа, больше походило на капитанское с какого-нибудь лайнера. Уж не знаю, где они его взяли, но смотрелось оно внушительно. На стенах деревянные и железные штурвалы, сбоку стоит старый компас, с потолков свисают сети и там же различные по своей толщине верёвки и канаты, которые плавно переходят на стены. Несколько так же различных по размеру якорей. Сзади Рифа на стене висит 4 гарпуна, красиво нарисованные картины на морскую тематику. Мне особенно понравилась одна, самая большая. Холст где-то метр на два. На ней был изображён старинный парусник, попавший в шторм, и море такое, бушующее. Под гарпунами стол, на котором стоит несколько фигурок кораблей. При входе слева и справа две рынды, пару буёв в углах. И всё это очень удачно вписано в интерьер. Как-то уютно так, со вкусом всё сделано. Мы прям на пару минут зависли, рассматривая кабинет. То и дело раздавались восхищённые возгласы ребят.
Вокруг этого большого стола стояло около 20 хороших кресел, в углу большой диван с журнальным столиком перед ним. Шкаф, комод, небольшой бар, кофейный аппарат, кулер, большое зеркало. Волхи и Лимуты тут же облюбовали себе место в углу кабинета и улеглись на пол. Было прикольно смотреть на лежащих животных. Вроде собаки и не собаки, кошки, но и не кошки, больно здоровые все.
– Да уж, Риф – сказал я, – впечатлён. Даже не думал, что ты такой романтик, что ли.
Риф стоял рядом с гордым видом. Было видно, что ему нравится похвала от нас всех.
– Рабочие? – коротко спросил Туман, проведя рукой по висящим на стене гарпунам.
– А то. Хоть сейчас на подводную охоту. Присаживайся, Саш, по центру – сказал мне Риф и показал рукой на своё центральное кресло, – без тебя этого ничего бы не было.
– Ага, спасибо.
Уселся в кресло – а ничего так, удобно. Явно не офисное, точно с корабля какого то свинтили, подножки под ноги есть. Народ расселся за стол.
– Итак, девочки – начал я.
Дамы как по команде развернулись в мою сторону, прекратив рассматривать все эти штуки в кабинете.
– Вам персональное задание – продолжил я, – как вы уже знаете, послезавтра с утра мы с грузом пойдём назад в Венец. Там день-два и назад сюда. И мы планируем привезти оттуда всех детей, их мам, и, возможно, некоторых отцов, а также нужных нам специалистов.
– Сколько детей? – по-деловому спросила у меня моя Света.
– 153 человека, от совсем малышей до 14 лет.
– Ничего себе – удивились девушки.
– Они что, там рожали? – выпалила Света.
– Ага – кивнул я.
– Обалдеть просто.
– Так вот, привезём мы сюда через три дня человек 250 всех вместе, может больше, но на пару десятков. Я хочу, чтобы вы детям организовали праздник, когда мы их привезём сюда, вернее в Таус. Клоуны, шарики если есть, игрушки, подарки какие, сладости, в общем, сделать всё то, что каждый из нас видел в том мире когда-либо и где либо на детских праздниках. А то они там сидят в своих фортах и ничего этого не видели. Ну кроме голода, злости, страха и осознания безысходности и безвыходности ситуации.
– Правильно – тут же сказал Туман, – закатите детишкам праздник.
Тут же со всех сторон посыпались слова одобрения. Абсолютно все горячо поддержали моё предложение. Девушки тут же начали сыпать предложениями – и у кого у какой подруги есть знакомый, а вот у той, у этой. Трещали не переставая, перебивая друг друга.
– Так, стоп – хлопнул я рукой по столу.
Все мгновенно замолчали.
– Девушки – обратился я к ним, – прошу вас подойти к этому вопросы со всей ответственностью, что и как будет, меня не касается. Финансирует всё это, как думаю вы понимаете, наша «ГДЛ», не вздумайте ругаться и сорится.
– И не собираемся – улыбнулась Света.
– Тогда вы свободны.
Наши дамы встали из-за стола и направились на выход из кабинета.
– Булат, со мной пойдёшь или тут останешься? – спросила у него Света.
Ира Большого Васи тоже позвала Кайту, но Волхи даже не шелохнулись, только фыркнули по разу.
– Понятно – улыбнулись девчонки и вышли из кабинета.
– Я думал, у меня башка сейчас лопнет – сказал Туман, когда девчонки вышли из кабинета. – Подруги, клоуны, как начали трещать все вместе, обалдеть просто.
– Две женщины — это базар – улыбаясь, сказал Селя, – три это уже рынок.
– Ничего, сами разберутся – ответил я. – Так, что у нас дальше. Георгич, вопрос к тебе.
– Слушаю тебя, Саш.
– Ты мне вот что скажи. Я точно помню, что ты перед этой нашей разведкой по реке говорил, что город собирается или уже начал строить большой район с жилыми домами, таунхаусами. Мы сейчас первую партию людей привезём, потом ещё и ещё. Там в этих фортах – я замолчал и показал пальцем на Тумана.
– 1643 человека, из них 153 ребёнка – тут же подсказал он мне.
– Вот. Почти 1700 человек. Понятно, что какую-то часть мы оставим для проживания там, но это сотни полторы, две. Возможно, будем сменами людей возить, решим позже. У нас там свои интересы есть. Гранит, что нашёл Митяй, мрамор скорее всего тоже будет. А значит его добыча, алюминий этот с аэродрома, и я очень надеюсь, что добыча арканитовой породы, но это уже после того, как нам наши профессора скажут. Так вот, грубо говоря 1400 человек смогут разместиться в этих таунхаусах?
– Легко – кивнул Георгич, – район рассчитан на пять тысяч человек.
– Фигасе – ахнули мы разом.
– Наш Мэр походу действительно хочет переплюнуть Руви по количеству населения – задумчиво произнёс я.
– Я сильно извиняюсь – подал голос Маленький, – а что такое Тауснхаус? Уж будьте добры, объясните мне не сведущему.
– И мне тоже – подключился Риф.
– Таунхаус, мужики – начал терпеливо объяснять Георгич, – это небольшое двухэтажное здание в два-три подъезда. В нём, как вы уже наверное поняли, будут квартиры, одно-, двух- и трёх комнатные.
– Теперь ясно – ответили ребята.
– И будет таких зданий достаточно много. Вот туда и будут людей заселять.
– И всем этим людям надо будет есть, пить, где-то отдыхать, проводить свой досуг, гулять и работать – добавил довольный Туман. – Где мэрия столько людей для заселения возьмёт?
– Ну, во-первых из того же самого Руви – спокойно ответил Георгич. – У них там оазисов мало, наш Таус стратегически выгодней расположен. У нас работа всегда есть и будет, у них её меньше. А со строительством этого района появится огромное количество рабочих мест. Во-вторых, люди, которых привозит Крот и его команда. Ну и в-третьих, люди от Киженьцев. С Иваном мы разговаривали, к нам много людей хочет переехать жить и работать от них. Перспективы открытия собственного дела манят многих. Да и про обычных разнорабочих не забывайте. Так что как бы ещё этого района мало не было.
– Там только жилые дома будут? – спросил Апрель.
– Нет. Полностью вся инфраструктура. Жилые дома, садики, школы, всё с запасом, на вырост, а не как в том мире впритык или вообще на 100 мест садик, лишь бы отчитаться. Тут же мы площадью не ограничены, пустыня огромная, земли валом, строй не хочу. Технологии строительства отработаны. Морозов, дождей тут не бывает, значит само строительство не требует сложных технологий. Так вот – Георгич потёр свой лоб, – про садики и школы я уже сказал. Магазины, полицейский участок, пожарка, две больницы, два закрытых бассейна, один или два больших торговых центров, стоянки при них огромные, тоже на вырост. Пусть они и будут заняты меньше чем наполовину. Но через несколько лет, все надеются, машин тут будет гораздо больше. Соответственно не только стоянки делают больше, но и дороги сразу широкие, перекрёстки, парковки везде, парки, скверы. Участки земли, на которой будут строить дома и здания оставят с запасом, тоже если вдруг расширять надо будет.
– Просто обалдеть какие планы – ошарашено сказал я, – прям наполеоновские.
– Ещё какие – ухмыльнулся Георгич, – в данный момент построено уже несколько бытовок и специальные люди ищут электрические камни, воду, тянут коммуникации. Там буквально бурлит всё, пару тысяч человек работают. Темпы Стахановские.
– Сколько же денег на это всё надо будет?
– Думаю, под сотку-полторы где-то обойдётся, миллионов. И строиться это всё будет пару лет точно. Хотя если люди будут, то и построят быстрее, но тут я уже не специалист. Мэр нам на большом совещании сказал, что в три смены работы будут вестись, круглосуточно в общем. Поэтому сейчас активно набирают рабочих и увеличивают мощности заводов. Из Киженя пошли поставки необходимого оборудования и инструментов. Апрель вон знает, у него все машины постоянно в пути.
– Это да – кивнул Апрель. – Даже несколько фургонов у Андрея с развозки забрали. У Киженьцев столько всего оказывается есть, а нам всё надо.
– А денег-то у города хватит? – с прищуром спросил я. – Если тупо печатный станок запустить, инфляция будет, тут любой дурак сообразит.
– Хватит – ухмыльнулся наш всё ещё главный бухгалтер, а по совместительству чиновник в городской администрации. И должен сказать очень хороший чиновник. – Ты про налоги в городскую казну не забывай. Одни мы, наша «ГДЛ», от полутора до двух лямов в месяц налогов платит. Возьмём среднее, миллион семьсот, в год это двадцать с половиной миллионов только от нас. А сколько других производств, есть как крупные, так и мелкие и вы все это не хуже меня знаете. Я точных сумм налогов конечно не знаю, но думаю это очень хорошие суммы, если город на такое строительство решился. Тут же как, помимо финансирования стройки ещё есть куча сопутствующих расходов, на одни только зарплаты сколько надо. Не забывайте, что сейчас пойдёт активное заселение города. Работы полно, производства точно ещё откроются. Так что город точно со строительством всего этого в минус не уйдёт. Жильё как раз и строят для людей, и давать его будут бесплатно. А везде всегда первоочередная задача для любого города — это жильё, если людям будет где жить, то они с огромным удовольствием поедут в этот город. А если ещё в совокупности и работа будет, то вообще замечательно. Вот и делают так, чтобы ни с первым, ни со вторым проблем не было.

Глава 15.

– Да уж, дела – снова ошарашено произнёс я и замолчал, так как всё никак не мог собраться с мыслями и продолжить. – А во – вспомнил я, – сюда-то ты чего, Георгич, приехал?
– А приехал я за тем – он вздохнул, – что нам надо ещё увеличить поставки семян и асфальта, лиан этих.
– Так и знал – негромко сказал Туман.
– Ну если знал, то хорошо. Вы когда в город наш вернётесь, не узнаете его. Вся партия семян, что была, ушла на ура, вторую и третью которую привезли – тоже. Трава уже выросла, кусты почти, деревья пока ещё растут. Люди ходят на них как на инопланетные корабли смотрят. У нас в Мэрии, как я и говорил, специальный отдел создали, занимается он озеленением города. Всю травку, деревья и кустики сажают по линейке – Георгич снова засмеялся, – на них сначала смотрели все и пальцем у виска крутили, а через пару дней убедились, что всё эти люди правильно делают. Всё ровно, аккуратно, в общем очень красиво. Сейчас по дороге едешь в городе, а вдоль неё кустики растут, газончики аккуратные. Деревья до конца вырастут, тень будет, пыли меньше, и тут же асфальт кладут. Прям на глазах всё преображается. Каждый уважающий себя владелец магазина, производства, сейчас считает своим долгом посадить у себя семена. У нас на складе столпотворение из очереди за ними.
– Это точно – засмеялся Апрель, – чуть ли не до драки доходит. А город и его пригород действительно преобразился. То пустыня была, песок, солнце, сейчас зелень везде. Очень красиво стало. Но семян надо много, очень много, Георгич прав.
– Мне город очень понравился – сказал Страйк, – я давно тут уже не был. А тут приехал и обалдел.
– Значит, будем увеличивать – вздохнул Туман, – завтра свяжусь с ребятами – он посмотрел на часы – или сегодня, обсужу всё с ними.
– А как там с дорогой асфальтированной дела и с железкой? – спросил я
– Всё прекрасно. За эти 6 дней, что вы в разведке своей, положили около 20 километров железки. Пока отработали технологию, пока с рельсами и шпалами промучились, но Владимир этот из Киженя, ну который главный по строительству железной дороги, обещал, что дальше процесс быстрее пойдёт. И около 70 километров асфальта. Со стороны Киженя чуток побольше, у них опыта побольше. Работы ведутся с утра и до вечера, охрана, вагончики для рабочих, столовки, душевые, всё как положено. Людей привозят и увозят. В городе тоже потихоньку начинают укладывать асфальт. На центральных улицах уже есть, в городе круглые сутки кладут.
– Круто – воскликнул Большой, – скоро и к нам сюда асфальт проведут.
– Даже не сомневайся – кивнул Георгич, – есть задание заасфальтировать всё. По первой с этими лианами затык был, но человек из Киженя показал как их укладывать. Так что с каждым днём заасфальтированных дорог будет всё больше и больше. Благо с лианами проблем нет, их очень много и в Таусе, и, по докладу ребят, в оазисе этом, где сушат их. Но надо их ещё больше, поэтому пусть Туман задание даёт, об увеличении поставок.
– Может мы не будем время терять, а отправим ребят за лианами в Таус? – спросил Большой. – Возьмём этого спеца, оборудование там какое надо, и сюда? Отсюда, из Речного, через Новый начнём укладывать в сторону Тауса.
– Занимайся, Большой – сказал я. – Везите и начинайте. И найдите Крота, он или кто-то из его ребят должны были разведать дорогу в сторону пещеры, напрямую. В новом оазисе тоже количество людей увеличивается, а есть хочется всегда. Туда тоже надо начинать дорогу прокладывать.
– Понял, займёмся – кивнул Большой. – Апрель, грузовик дашь?
– Ох не уверен, Вась – покачал головой Апрель, – машины все расписаны на несколько дней вперёд.
– Ладно, завтра решим.
Так за этими новостями мы просидели пару часов. Информацию от Георгича и Апреля мы впитывали как губки. По сотовой и интернету, оборудование устанавливают полным ходом. Ещё неделя и будет у нас связь везде. Склад под бытовую технику забили практически полностью. Как мы и думали, тут же нашлись и те, кто решил открыть у нас свои магазины по продаже этой самой техники. Договора на покупку у нас оптом уже заключили, ну и плюс сами Киженьцы так же откроют магазин. Заправки строятся, сервис работает круглые сутки, из оазиса разборки везут тачки. Прямо как то всё хорошо, даже и не верится, что так бывает.
– И ещё, мужики – снова взял слово Георгич, – особенно это касается тех, у кого жилья нет – вы бы себе пару таунхаусов взяли, да сами там жили. Думаю, один-два дома вам легко под заселение город отдаст. Вот у тебя, Саш, например – Георгич показал на меня пальцем, – до сих пор квартиры своей нет, у тебя, Туман, тоже, как и у вас двоих – палец переместился на Васьков. – Не спите.
– Нам-то зачем там квартиры? – удивился Большой. – Мы в Новом оазисе постоянно живём.
– Вот же вы тёмные – покачал головой Георгич. – Вы всю жизнь будете в Новом оазисе жить? Жильё должно быть. Тем более, оно на халяву.
– Ты прав, Георгич – согласился я, – мне Света моя периодически напоминает о квартире. Только я себе трёшку хочу.
– Ну и прекрасно – улыбнулся Георгич. – Там будут такие квартиры. Пишите мне список сколько вас, я забью для вас дом или два. Будете все вместе жить.
– Я тоже согласен – сказал Туман. – Я хоть и один, но хочется пространства. Мне двушку плиз.
– Слушайте, мужики – встрепенулся Апрель, – вы вот через пару дней 250 человек привезёте. Дома ещё не построены, где их разместят-то?
– Найдут куда – ответил Георгич. – Есть быстровозводимые домики, там и расселят их, а потом, когда таунхаусы будут сдаваться, туда их всех. Поверьте, в Таусе всё быстро будет, никто не будет затягивать сроки строительства. Месяц, полтора и эти 250 человек будут жить в своих квартирах. Так и расселят всех.
– Мне квартиру тоже – поднял руку Страйк.
– И мне – откликнулся Селя.
– Будут списки, Георгич – сказал я ему, посмотрев на ребят. Квартиры нужны, у большинства наших их нет. До сих пор в студиях живём, которые мы на территории сервиса построили для сотрудников.
– Есть ещё пару вопросов – снова взял слово Георгич и обвёл нас взглядом. – Какое сегодня число?
Я тут же задумался, пытаясь сообразить, к чему он ведёт. Блин, а правда, какое сегодня число? Тут дни не один не похож на предыдущий.
– Новый год – выпалил Туман.
– Точно – засмеялись все.
– Вот и я про это – смеясь вместе со всеми, сказал Георгич. – Полторы недели и 31 декабря будет.
– Блин, с этой пустыней и делами совсем забыл про это – прокряхтел Страйк.
– Не ты один – сказал Селя.
– Будем праздновать? – спросил Георгич.
– Конечно – тут же ответил я, – спрашиваешь ещё.
– Где?
– У нас в клубе – тут же включился Туман. – Думаю, с ремонтом там почти закончили, завтра узнаю – скажу. В любом случае предлагаю там. Помещение большое, мы же его ещё расширили. Все поместимся. Заодно и открытие обмоем.
– Новый год — это хорошо, снега только жалко нет – с сожалением сказал я. – Но думаю, деда мороза и пару снегурок Туман нам организует.
– Конечно, все будет – захихикал Туман, – снегурки там у нас – закачаешься.
– Стриптизёрши что ли ваши? – спросил Апрель.
– Они самые – кивнул Туман. – Будет нам новый год, мужики – снова сказал он, о чём-то задумавшись, – всё как в лучших домах будет. Беру организацию на себя. Саша?
– Да понятно всё – махнул я рукой, – финансирование «ГДЛ» – делай праздник. По списку приглашённых потом пробежимся, пока напиши сам или с ребятами. Сколько у вас там в клубе человек поместится?
– Ну – Туман задумался, – человек 200-то думаю влезет, если не больше.
– Короче организуй всё. Армена подключи, он сможет помочь. Жалко салюта нет, но и так, думаю, хорошо повеселимся.
– Отлично – обрадовался Туман.
– Это ещё не всё – снова загадочно сказал Георгич.
Мы все тут же замолчали и уставились на него.
– Вот посмотрите лучше – Георгич взял стоящий рядом с ним небольшой портфель и, положив его на стол, вытащил сложенный вчетверо большой лист ватмана. – Извините что так, тубус не нашёл, пришлось согнуть.
Мы поднялись с кресел и помогли ему расстелить его на столе и прижали по углам, не было ничего тут у Рифа тяжёлого, пистолеты положили, а Большой на угол ватмана гранату от подствольника поставил.
– И что это? – спросил я смотря на чертёж. – Вроде здание какое то?
– Ну да – подтвердил Риф, – вот вход – показал он пальцем на чертёж, – вот ещё один.
– Совершенно верно, мужики – подтвердил Георгич, – это здание двухэтажное, это будущий офис «ГДЛ», который мы построим недалеко от автосалона.
– Обалдеть – раскрыл я рот и плюхнулся назад в кресло.
– Ха, давно пора – улыбаясь, сказал Туман.
– А – только и смог сказать я.
– Надо Саша, надо – посмотрев на меня, сказал Георгич, – давно просится.
– Понятно – смирился я, – ну рассказывай, что и как будет.
– Хм, надо же, я думал бубнить будешь – удивился тот.
– А чё бубнить то? Я сам видел, как там половину народа по углам и всяким коморкам чертежи свои с машинами чертят, пацаны наши, которые обвесами занимаются, уже давно соседний бокс у ремонтников отжали и увешали его рисунками и какими-то деталями. Только не думал, что это здание настолько нужно.
– Ещё как нужно – подтвердил Георгич, – бухгалтерия, снабженцы, художники, сисадмины сейчас будут, диспетчеры из такси, диспетчеры из доставки, всем нужны нормально оборудованные рабочие места. Здание будет двухэтажное, в форме буквы «П», твой кабинет посередине, предбанник для секретаря – принялся нам рассказывать он, водя пальцем по чертежу, – стоянка для машин сотрудников — вот тут. И под зданием будет минус один этаж для стоянки и технических помещений. И вот ещё один чертёж – он тут же достал из портфеля ещё один лист ватмана, и ребята так же шустренько развернули его на столе.
– Это что? – снова спросил я.
– А это будет большая двухэтажная парковка для сотрудников сервиса, плюс-минус один этаж. Всего три. Машин у нас становится всё больше и больше, и приезжающие работники уже начали забивать ими стоянку для битых машин.
– На сколько мест этот паркинг? – спросил Апрель, рассматривая чертёж.
– На 300 машин.
– Нормально – удовлетворённо кивнул Апрель.
– Так у нас же земли вокруг полно – возмутился я, – пусть те, кто на работу в сервис приезжает, там свои машины ставят.
– Объясняю – терпеливо сказал Георгич, присаживаясь назад в своё кресло. – Вы прожужжали все уши о расширении сервиса. Наш Степаныч там со своими ребятами уже всё вдоль и поперёк своими рулетками промерили. Ангары нужны? – Георгич начал загибать пальцы. – Покрасочные? Разборка для машин? Место, куда будут скидывать весь лишний хлам а потом вывозить, мусорка. Склад ещё один? В сервис машины на обслуживание будут приезжать? Склад под их запчасти? Это вы тогда молодцы, земли много купили. Если бы не купили, то сейчас ютились бы, а дальше мы уже не купим, вокруг нас уже жилые постройки, расширяться некуда.
– Сдаюсь – поднял я обе руки вверх. – Строим и офисное здание, и паркинг. Ты мне лучше скажи, во сколько всё это великолепие – я кивнул на два листа ватмана – обойдётся.
Георгич молча взял листок бумаги, написал на нём что-то, я так понимаю сумму, и протянул мне со словами.
– Процентов 20% сверху накинь на всякий случай. Это сумма за всё: здание, паркинг, прилегающая территория, дороги, коммуникации, ремонт, под ключ короче.
Взял листок, я вздохнул и посмотрел на него. На листке была нарисована сумма 800 тысяч.
– Млять – выдохнул я. Короче под миллион точно обойдётся.
Я посмотрел на Георгича, потом снова на листик, потом на замерших ребят, потом снова на листок.
– Сколько всё это по времени будут строить? – спросил я. – И кто будет строить?
– Срок строительства под ключ полтора-два месяца офис и месяца два-три паркинг – спокойно ответил Георгич. – Людей нанять не проблема. Если будут шевелиться. А думаю что никто не будет против, если это дело мы нашему Степанычу поручим, он с них с живых не слезет. Будет гонять, возможно и раньше построят.
– Строим – коротко сказал я, – и задние, и паркинг.
Георгич конечно умеет контролировать эмоции, но мне показалось, что он незаметно выдохнул.
– Сколько денег то? – спросил Туман.
– Да, нам-то скажи, интересно же – поддержал его Апрель.
Другие закивали головами.
– Миллион лин – ответил я.
– Ну, это нормально – тут же ответил Маленький, – зато будет своё здание. А это наше лицо. Как раз и гранит пригодится.
– Точно – хлопнул я по столу и посмотрел на сидящего молчаливого Митяя, – ищи дружище мрамор. Если строить и отделывать, так чтобы всё красиво было.
– Найдём – уверенно сказал Митяй, – а не найдём, гранит красивый подберём, серого не будет.
– И у меня наконец-то кабинет будет – довольно произнёс Туман, – а то я запарился уже вещи свои с места на место перетаскивать. Анкеты ребят вечно в пылищи.
– Да всем кабинеты нужны – добавил я, – Георгич прав.
– Ну и прекрасно – сказал довольный Георгич, сворачивая листы ватмана. – Я тебе, Саш, через пару дней общий план покажу со всеми постройками и новыми зданиями и складами. Там от всей этой земли небольшой кусочек останется, остальное всё будет застроено. Архитекторам нашим скажу, они нарисуют все.
– Добро, спасибо, Георгич.
– Может, поедим пойдём? – предложил Риф. – А то мы тут уже несколько часов сидим. На улице уже темно совсем.
Я посмотрел в окно – и правда, стемнело уже. Вон, горящие фонари видны. Долго же мы тут просидели.
– Пошли мужики – сказал я, вставая с кресла, – остальное если что за ужином обсудим. А вы, троглодиты, есть хотите? – спросил я у так и лежащих в уголке зверей.
Волхи тут же поднялись на ноги и завиляли хвостами, лимуты продолжали лежать как ни в чём не бывало.
– Они у вас на диете? – спросил Большой, показывая на кошек.
– Не, поесть они любят – ответил Страйк, – просто они только нас слушаются. Шварц, Дизель, рядом оба – скомандовал он.
Обе кошки тут же вскочили и подошли к вышедшим из-за стола Страйку и Сели.
– Вот же блин – пробурчал Большой, смотря на Булата и Кайту, которые уже оба стояли около двери, как бы подгоняя нас, – учитесь вон – кивнул он на стоящих рядом лимутов, – это вам лишь бы пожрать.

Глава 16.

Свистнули наших девчонок и пошли в местную столовку. Девочки в это время сидели в построенной беседке на берегу и увлеченно что-то обсуждали. Повара давно уже приготовили нам ужин. Приготовили они нам змеиное мясо, я попросил нашего кока с катера отнести с матросами на местную кухню побольше этого мяса и приготовить его. Пока мы им говорить не будем, что это за мясо, пусть сначала все попробуют. И сегодня же Риф отправил в Таус один из грузовиков с этим мясом. Мы пока на собрании своём были, он дал команду на погрузку и сказал развезти его по производствам и ресторанам, пока раздаём в качестве пробы бесплатно. Пусть попробуют для начала, а потом уже заказывают. В том, что оно всем понравится, я не сомневался. В этот же грузовик были погружены и кожа змей, её также завезут в несколько имеющихся у нас небольших производств по пошиву изделий из кожи. Но кожу продавать будем, почём, решать будут сами производители. Я, честно говоря, даже не знаю за сколько квадратный метр отдавать, а у нас её много. Нет смысла цены ломить, кожа тоже должна пойти, больно красивая она, а производителям её надо обработать ещё хорошенько и сшить из неё различные вещи. Вот и пусть скажут, за сколько они готовы её приобретать. Нам она бесплатно досталась, так что мы в любом случае в плюсе будем. Договоримся, наладим регулярные поставки.
От приготовленного змеиного мяса все были в полном восторге. Народу тут в порту было достаточно и хватило его всем. А особо мясо понравилось нашим волхам и лимутам, те хомячили его только так. В общем, охоте на змей быть. А Слива ещё приволок с катера кусок змеиной кожи, наши дамы зашлись в экстазе увидав его, тут же посыпались предложения о сумочках, туфельках, ремешках, жилетках, штанах и шортиках. Да уж, дамы никогда не меняются, шмотки и тряпки для них всё.
После сытного ужина ночевать поехали в пещеры Митяя. В Таус я решил завтра не ехать, денёк тут посидим.
На следующее утро хорошенько выспались. Проснулись около 11 часов утра. Ещё немного повалялись со Светой в постели. Привели себя в порядок, позавтракали, прокатились по Новому оазису и поехали в Речной, больно мне не терпелось посмотреть, что там ребята Рифа с баржами этими сделали. Я вчера видел их конечно, но хочется внутри посмотреть как там и что. Кстати говоря, наш посёлок в Новом рос не по дням, а по часам. Большинство зданий уже было построено, и стройка шла полным ходом. Уже облагораживали территорию, заборчики там ставили, аккуратные столбики, газончики, высаживали кустики. И народу тут много, машины вон туда-сюда ездят, мотоциклы, в общем, жизнь кипит ключом.
– Рыбзавод едем смотреть? – спросил у меня Слива, когда мы подошли к машинам после того, как посмотрели построенное такое не плохое административное здание в посёлке.
– А чего его смотреть? Там строят всё так же, рано ещё, построят – потом посмотрим. Поехали в речной.
– Саш, я с девочками в Таус тогда поеду – сказала мне Света. – Надо праздник подготовить детишкам, да и ты сейчас весь в дела уйдёшь.
– Хорошо – кивнул я.
Попрощавшись с девчонками и нашими волхами, мы сели в машины и поехали в Речной. Страйк с Селей также поехали в свой оазис-разборку, ну и лимуты с ними. Георгичу я с утра передал список по тем, кому нужны квартиры, вчера перед сном его написал, а потом позвал Тумана с Апрелем, и мы ещё раз пробежались по именам наших ребят.
И вот он Речной. Тут вообще всё крутилось, стояли под разгрузкой несколько фур Апреля. Большую баржу уже вовсю грузили, она была готова. Да уж, это не баржа, она больше на какой-то бронепоезд на воде была похожа. Длинная, плавучая, полностью обшитая железом и ощетинившаяся этими пиками во всю сторону.
– Привет, Риф – поздоровались мы с ним, когда остановились на берегу и вылезли из машин.
Риф в этот момент стоял с несколькими рабочими около небольшого стола, и они все вместе втыкали в разложенные на столе листы ватмана.
– Привет, мужики – повернулся он к нам, – пару минут погодите, сейчас я – сказав это, он снова повернулся к стоящим вокруг него мужчинам. – Значит, Вась, маленькую баржу ты можешь доделать потом. Мне надо, чтобы вы до вечера закончили со средней, её надо всю железом обшить, как эту – показал он рукой на большую баржу. – Успеете? Вечером на грузовиках одежду и обувь привезут, плюс ещё еды.
– Успеем – почесав затылок, ответил этот Вася, мужик лет пятидесяти. – Борта мы уже нарастили, осталось крышу над палубой сделать и пики по бортам наварить.
– Вы главное крышу сделайте – продолжил Риф, – хрен с ними с пиками. Самое главное, чтобы змеи внутрь баржи проникнуть не смогли. Мы всё равно по течению вниз без мотора пойдём. Пики мы можем и там наварить, эта баржа там останется. Там же на ней и кран будем собирать под погрузку гранита. Михаил, что с движками на ней? Сделали всё? – спросил он у другого мужчины, вероятно, тот был мотористом.
– Да, движки поменяли – ответил тот, – поставили всё, баки дополнительные, винты нормальные. 12 узлов теперь выдавать будет уверенно. Только с управляемостью у баржи этой не очень, это не катер.
– Ничего страшного – махнул Риф, – нам на ней по узким протокам ходить не надо. Тогда всё, мужики, за работу. Закончите с железом, сразу начинайте погрузку баржи.
– Понятно, ясно – закивали мужики, затем свернули все эти листы ватмана и быстро пошли к средней барже.
А на ней вовсю шла работа, со всех сторон в воду летели искры сварки, кары или квадроциклы волоком тащили листы железа, и собранные на берегу несколько небольших кранов перегружали их на баржу.
– Круто тут у тебя всё – сказал я улыбаясь.
– Ага, из барж прям броненосцы сделал – улыбнулся Туман.
– Нормально – как само собой разумеющееся ответил Риф, – я лучше на них побольше железа навешаю, но чтобы не одна змея внутрь проникнуть не смогла. Кстати, профессора-то не появлялись? Чё там с породой этой?
– Обещали вот-вот быть – ответил Туман. – Полчаса назад я с ними связывался.
– Они результат не сказали? – тут же спросил я.
– Да я не с профессорами разговаривал, с помощниками, а те молчат, без команды наших яйцеголовых ничего не скажут.
– Ясно, значит ждём. Риф, баржу покажешь изнутри?
– Конечно, пошли на большую.
Баржа мне понравилась. Надстройку, которая была у неё изначально на корме, снесли полностью и построили новую. Сделали её в два этажа и немного закруглённой. Если на десантном катере кабинки для пулемёта устанавливали на саму надстройку, то на барже она уже была интегрирована. То есть как башня в танке и крутилась так же, и залезать в неё надо было не снаружи, а изнутри, что было гораздо безопаснее при обстреле, например. Внутри несколько кают, гальюн, небольшой камбуз и столовая, душевая, пару небольших складских помещений и везде крепкие металлические двери с амбарными засовами. И особенно мне понравилась одна их придумка, Риф нам её показал. Снизу в дверях была сделана смотровая щель. Он нам даже продемонстрировал это их ноу-хау. Человек мог лечь на металлический пол, открыть эту щель и вести огонь. Умно, это если всё-таки змеи прорвутся внутрь и будут ползать по коридорам, они же не высокие, попробуй в них попади, они будут ползти, вот так лёжа их будет гораздо удобнее расстреливать. Во всех коридорах были сварены пирамиды для оружия и боеприпасов.
Если даже матрос будет идти без оружия в момент нападения или у него заклинит автомат, кончатся боеприпасы, то он сможет закрыться в том или ином коридоре и вооружиться, либо пополнить боезапас. В общем, продумали тут много чего. Стены, пол, потолок, двери, всё сварили из толстого листового железа. Как раз такое же грузили на среднюю баржу, когда мы сюда приехали. Посторонним людям сюда вход был категорически закрыт. Только грузовой отсек, только там чужие могли быть.
– Саша, учёные приехали – зашипела моя рация, когда мы как раз заканчивали осмотр баржи.
– Идём – ответил я. – Пошли, мужики. Риф, спасибо за экскурсию.
– Не за что. Пойдем узнаем, что там с породой, мне тоже интересно.
Выбравшись на палубу из недр баржи, мы увидели стоявшие около причала оба джипа наших профессоров и их охрану. Увидав нас, оба учёных тут же ринулись по сходням к нам.
– Это великолепно – ещё до конца не поднявшись по сходням, крикнул Лев Олегович, – просто превосходный материал.
Было видно, как они оба достаточно сильно возбуждены. Руками махают, говорят что-то, Сергей Викторович, засмотревшись на нас, чуть не свалился в воду.
– Так, спокойно – поднял я руку вверх, останавливая их.
Трещали они вдвоём как наши девчонки. Только девчонки друг друга перебивали, а эти друг друга дополняли, как будто одну речь учили. А мужики походу всю ночь не спали, вон взъерошенные какие, и глаза красные. Мы вчера были правы, ох загонят они себя когда-нибудь таким режимом.
– Говорите – ткнул я пальцем в Сергея Викторовича, это тот профессор, которого мы встретили на машине в новом оазисе, и это он открыл арканит с блюром.
– Будет арканит, много – выпалил он с довольным видом остановившись около нас.
– Ураааа! – закричали мы разом.
– Он по структуре немного отличается от того, что мы добываем в карьере, но в целом тоже самое – прооравшись вместе с нами, продолжил он. – Ему небольшая обработка нужна в виде сушки и хорошего просеивания, но в целом это такой же арканит, как и из карьера.
– Там, откуда вы привезли такую породу, ещё есть? – на одном дыхании выпалил Лев Олегович, это наш местный профессор.
– Да вроде как есть – ответил я. – Только он на дне реки лежит и его оттуда вытаскивать надо и просеивать.
– Когда вы сможете нас туда отвезти? – тут же последовал вопрос от Сергея Викторовича.
– Мы завтра с утра туда собираемся плыть, если всё нормально будет.
– Великолепно – поочерёдно сказали оба профессора.
– Вы нам лучше скажите, сколько у вас пластилина получилось из той породы, что мы вам привезли.
– Около 50 килограмм – тут же ответил Сергей Викторович. – Судя по всему, в том месте, где он находится, преобладает обычный песок. В первую очередь нам надо посмотреть процентное соотношение кристаллов арканита к обычному песку и камней – и, видя наши непонимающие взгляды, пояснил – сколько килограмм пластилина мы сможем сделать например из поднятой одной тонны породы.
– Теперь ясно – кивнули мы.
– Тогда с вас сетки для просеивания – тут же я перевёл на них стрелки.
– Да это не проблема – ответил Лев Олегович. – Мы ещё кое-какую аппаратуру с собой возьмём.
И оба, пошептавшись, не прощаясь ломанулись назад по сходням к машинам со стоящей около них охраной.
– Мы вечером привезём всё, оборачиваясь на ходу, крикнул Сергей Викторович.
– Где пластилин, который вы сделали? – спохватился, крикнув им Риф.
Оба учёных не сговариваясь подбежали к своей Q7, на которой они сюда приехали, открыли заднюю дверь, быстро выгрузили из тачки два ящика и, тут же закрыв багажник, шустро забрались в машину. Их охрана стояла и спокойно смотрела за их движениями, видимо уже привыкли, что те постоянно носятся. Но как только учёные залезли в первую ауди, ребята тут же попрыгали по тачкам, водитель и охранник запрыгнули в первую ауди, трое других ребят во вторую. Ауди были совершенно одинаковые, чёрного цвета и тонированные. Машины тут же сорвались с места, круто развернувшись на месте.
– Просто реактивные мужики – негромко сказал Туман. – Давай Риф, хватай ящики, пока им ноги кто-нибудь не сделал.
– Ох сейчас мы наделаем из него инструмента – потирая руки в предвкушении, сказал он спускаясь на причал. – Серый! – заорал во всё горло Риф.
– Тут я – тут же нарисовался его штурман, выйдя из-за стоящих ящиков.
– Пластилин – показал Риф на стоящие одинаковые ящики. – Зови Петровича и мужиков, пусть инструмент себе делают.
– Ну наконец-то – обрадовался Серый. – А то у этих – он кивнул в сторону уехавших тачек – не допросишься и килограмма.
Мы все засмеялись, и после этих его слов и ещё больше стали смеяться, когда увидели, как из-за ящиков тут же показались несколько мужиков и, быстро схватив ящики, озираясь по сторонам и улыбаясь нам, поволокли их куда-то в сторону.
– Я пошёл – кивнул нам Риф и припустил за ними.
– Наконец-то с арканитом проблем не будет – радостно произнёс Маленький.
– Погоди, Вась – сказал я ему, – профессора не зря сказали, что им надо процент кристаллов посмотреть. А то будет получаться, что из поднятой тонны породы со дна реки, получим только килограмм пятьдесят пластилина. Эти-то мешки помнишь, как просеивали? Мужики полдня там вёдра эти со дна тягали.
– В любом случае это лучше – поддержал Маленького Большой, – чем 70-80 килограмм раз в 4 дня из карьера.
– Согласен – не стал отрицать я. – Те, кто будут за деньги лопатить дно озера, найдутся в любом случае.

Глава 17.

Весь оставшийся день провели в каких-то делах и заботах, то одно решить, то другое, то фуры пришли – смотрели что привезли и помогали разгружать. Большой полдня на рации висел, всё договаривался насчёт лиан и машины, которая их должна была привезти, ну и человек из Киженя, который должен был приехать и показать, как их укладывать, тоже был нужен. Судя по тому, как ближе к вечеру оба Васи свалили в Новый оазис, всё у Большого получилось. Уж не знаю какую он там машину нашёл и сколько лиан ему отгрузили, но для начала пойдёт. Так день и пролетел. Вечером рухнул в постель без сил и мгновенно заснул. Завтра выходим в Венец.
На следующее утро приехали наши туристы; сказать, что они были под впечатлением, это ничего не сказать, мы ещё в пещере Митяя были, когда их Кедр привёз. Люди были на седьмом небе от счастья. Кедр показал им всё. Теперь с их переездом к нам вообще никаких проблем не будет. И думаю, что после их рассказов о городе и оазисах переехать захотят абсолютно все. Я ещё раз им терпеливо объяснил, что перевозить мы будем партиями. Устраиваются, акклиматизируются, находят работу, потом другая партия. Раз в полторы недели будем перевозить по 250-300 человек. До руководства города Дима по моему поручению довёл информацию о таком количестве народа из Венеца, чему там несказанно обрадовались. Тут же были организованы люди на дополнительное строительства жилья, чтобы разместить всех вновь прибывших. И само собой будут люди, которые помогут с самим размещением и объяснением как у нас и что. Особенно доведения до них правил жизни, законов и так далее. Хотя как таковых законов-то и нет, но какие-то правила есть. Надо будет сломать у них в головах шаблон о правилах жизни, которые многие помнят ещё по нашему миру. У нас всё проще, но и жёстче. Убил – убьют тебя, украл – изгнание, иди куда хочешь, тюрем нет, в общем, всё это объясняют по несколько раз всем новичкам.
Ну а потом поехали в порт. Приехав туда, увидели кипешь. Вокруг носились матросы и грузчики, заканчивая последние приготовления к отплытию. На баржи загружали последние ящики, бочки, коробки, верёвки, доски, оружие, боеприпасы, вещи и обувь. Суета была до небес.
– Погрузка закончена – доложился по рации Риф. – Всем зайти на борт, через 10 минут отходим.
Ну наконец-то. Мы с пацанами зашли на борт десантного катера и, пройдясь по палубе, я посмотрел на наш небольшой конвой. Первой Риф пускает большую баржу, как самую тяжёлую, затем средняя баржа и мы замыкающие на десантном катере. За два дня привезли всё, что мы заказали, и теперь это всё было погружено на наши корабли.
– Отдать швартовы – услышали мы очередную команду.
Со стороны это, скорее всего, было феерическое зрелище. Две баржи, обшитые железом, как будто рождённые фантазией какого-то режиссёра для фантастического фильма или для фильма апокалипсиса.
– Сколько народу-то плывёт? – спросил я у стоящего рядом со мной Тумана.
– Без экипажей 77 человек бойцов. Из них 60 останутся там на смену, смена будет по 2 недели. И человек 30 дополнительных людей – врачи, профессора наши, спецы по технике и так далее.
Да, много людей, то-то я смотрю, все практически друг у друга на головах сидят. Кают-то особо нет, у нас-то тут на катере их пару штук, и то их строили специально. А на баржах весь народ внутри грузовых отсеков сидит на головах друг у друга. Сейчас то они вон все на палубы вышли и я их очень хорошо вижу, а вот когда мы по рыжей воде пойдём, всем надо будет внутри находиться. Ну ничего, пару часов можно будет потерпеть. Именно столько мы по протокам со змеями в тот раз и шли, надеюсь, что в этот раз так же всё пройдёт, спокойно и без проблем.
– Когда острова-то будем обживать? – спросил Слива, когда мы проплывали мимо большого острова, на который мы имели большие планы. Но в данный момент у нас не было лишних людей, чтобы начать там обустраиваться. Ладно, закончим с этими фортами, начнём тут потихоньку дом отдыха строить. Риф только собирался отправить на остров первую баржу со стройматериалами, как появился Венец. Все эти доски, брёвна, листы железа, уголки, различные верёвки, крепления, кое-какой инструмент так и лежали на берегу в порту, ожидая погрузки. Вот это всё нам и пригодилось. Вырубать деревья, которые были на острове около Венеца, мы категорически не хотели, а строить там много чего надо. Даже взять тот же самый аэропорт, там пару навесов, сарайчиков и пару домиков для людей надо строить в любом случае, вот и пригодится нам весь этот строительный материал.
Точно так же мы не будем вырубать деревья и на этом большом острове, мимо которого мы в данный момент проплывали. Благо у нас есть оазисы, в которых этих самых деревьев ну очень много и рубить их не перерубить. Очень многие деревья там были в несколько обхватов, а сейчас ещё семена появились из оазиса с птицами. Из них полноценное дерево вырастает за 20 дней, да и на острове около фортов деревья так же быстрорастущие. Там, со слов местных, месяц – и дерево выросло.
– Думаю, что уже после нового года – ответил я Сливе, – надо обустроится в Венеце, построить там всё, вывезти людей, начать добычу гранита, арканитовой породы. В общем, везде запустить процесс, а вот уже после всего этого можно будет и до острова добраться.
– Я очень хочу сделать около порта пару таких башен, как в Венеце – сказал подошедший к нам Риф. – И перед островом тоже.
– Зачем они тебе? – удивился я.
– Моща, Саш – ответил он, облокотившись на леера и смотря на острова. – На них смотришь и как-то уверенней себя чувствуешь, что ли. Толку от них конечно нет, но уважение они внушают. Даже не знаю, буду ли я там наблюдательный пункт какой делать или нет. Но пару башен точно таких установлю.
– Хорошая идея кстати – поддержал Рифа Туман.
– Мне тоже нравится – буркнул Иван Мэр – он с Марком снова отправился с нами.
– Мы вчера связали их с колобком, а тот уже доложился им об обстановке у нас в Таусе и в их Кижене, всё хорошо, процесс был налажен ранее и идёт как по рельсам, проблем нет.
– Да они как памятники у вас будут стоять – снова попытался возмутиться я. – Нет, мне не жалко, устанавливайте. Только как вы их припрёте из Венеца? Опорные колонны эти устанавливать опять же в реке. Да там работы просто пипец сколько.
– Мы ничего не будем из Венеца тащить – ответил Риф, – свои такие же построим. Там ничего сложного, я вчера с нашими инженерами разговаривал, они сказали, что всё это возможно.
– И кто вам это всё финансировать будет? – тут же спросил я у Рифа.
Все пацаны посмотрели на меня как на дебила. А я от удивления поднял брови вверх.
– Ага, щас – ответил я. – Завтра вы решите в космос лететь или авианосец построить, а я вам финансировать должен?
– Саш, ну представь – начал Маленький и почему-то мне кажется, что они все спелись, – будет у нас большой остров.
– Ну – кивнул я, – башни тут при чём?
– Да погоди ты. Сам знаешь, около большого острова есть группа островов, на которых ты хочешь организовать частный сектор. Так?
– Так – снова кивнул я. – Риф говорил, островов много, думаю, найдутся любители уединения – те, кто захочет приезжать на такой остров и спокойно отдыхать от городской суеты.
– Вот! – поднял вверх указательный палец Большой. – На островках будет по несколько домиков. Правильно?
– Правильно, к чему вы клоните-то? Морды хитрые у всех. Сговорились?
– Я бы не отказался построить себе домик на одном из таких островов – включился в разговор Иван мэр, показывая на проплывающие вдалеке от нас небольшие островки. – Приплыл так, лодку поставил, людей нет, тишина, рыбалка, костерок, бутылочка спиртного, рядом любимая женщина – и он незаметно, ну как ему показалось, пихнул локтем Марка.
– Да-да, я тоже хочу такой домик – тут же сказал тот.
Я посмотрел на Ватари, он стоял и улыбался, слушая наш разговор.
– Башни вам на хрена? – снова спросил я.
– Охрана, Саш – сказал Риф. – Островов много, обязательно нужен будет патруль, который будет ходить по реке и смотреть за порядком. Вытащим им из облака катера, починим, установим мощные двигатели, ни один злодей не уйдёт.
– Какие злодеи-то Риф? – удивился я. Меня эта ситуация уже начал забавлять – Им-то тут откуда взяться?
– А сколько у нас народу будет тут жить через год, два, три? – хитро спросил у меня Туман.
– А в нескольких башнях можно будет небольшие магазинчики сделать – мечтательно сказал Слива, – кончились у тебя на острове какие-нибудь продукты, в лодку прыг и к башне, купил всё и назад.
Все засмеялись.
– Да, Слив – протянул я, – ты голодный нигде не останешься. Но твоя идея с магазином мне нравится. Только объясни мне, почему нельзя построить те же самые магазины на островах?
– Саша, блин – начал бухтеть Туман, – ну вот как тебя ещё убедить? Ну круто это, понимаешь? Башни все эти. Охрана на лодках, магазины там же. Нигде такого нет.
– Рек тоже нигде нет – продолжил я включать дурака, зля их всех, хотя уже внутренне согласился с башнями.
– Давайте его в воду сбросим – неожиданно предложил Большой и сделал шаг в мою сторону, – может тогда поймёт.
Я тут же почувствовал, как мои ноги отрываются от земли. Оказавшийся сзади меня Иван Мэр схватил меня за разгрузку и поднял над палубой. Пацаны тут же со свистами и криками налетели, и я тут же оказался поднят у них над головами.
– Охрана! – закричал я смеясь. – Помогите, хулиганы зрения лишают!
– Мы тут, Саня! – услышал я снизу хохот Сливы.
И они, засранцы, подошли к леерам, сейчас же скинут. Вон Полукед с Ватари уже со спасательными кругами наготове стоят.
– На три, пацаны – прокричал кто-то.
– Я согласен! – заорал я во всё горло понимая, что ещё пару секунд и я полечу с палубы катера в воду. – Поставьте меня на место.
Моя тушка тут же была аккуратно поставлена на палубу.
– Вот же вы блин – поправляя одежду, сказал я. – Ладно, профинансирую я вам ваши башни.
– Эх – услышал я разочарованный выдох Полукеда, и он, забрав спасательный круг у Ватари, понёс их на место. Походу он очень хотел увидеть мой полёт в воду, не зря круги приготовил.
– Ну и во сколько мне это обойдётся? – спросил я у ребят. – Сколько башен-то всего вы запланировали? Вы же вчера засранцы наверняка уже всё посчитали.
– Посчитали – с гордостью ответил Риф. – 5 башен, стоимость одной в районе 25 тысяч лин. Это если с нуля строить.
У меня в голове тут же всплыли слова Георгича о прибавлении сверху 20%, а тут такой стройкой никто из нас ещё не занимался, значит можно прибавить не 20%, а все 35-40.
– И башни будут немного другие – добавил Туман. – Не, они так же на опорах, с причалами, только разные по размерам, какая-то больше, какая-то меньше.
Плюс ещё 30% к цене, автоматически щёлкнуло у меня в голове.
– Где-то охрана будет – сказал Риф. – Ну речной патруль, полицейские, где-то магазины и склад каких-нибудь нужных вещей, топливо, строительных материалов, пригодится всё.
– От 25 до 50 тысяч лин каждая обойдётся – сказал я. – Ладно, строим.
– Спасибо Саня! – хором сказали пацаны.
– Но сразу предупреждаю – тут же сказал я, – на большом острове дом отдыха, как мы и решили, строим за счёт ГДЛ, я пока слабо представляю, сколько туда сил, средств и бабла ввалить надо. Его же минимум на сотку номеров надо делать, если не больше. Всю инфраструктуру с нуля строить. Кафе, причалы, саму гостиницу, развлечения, персонал, а ему жить где-то надо будет. Доставка, возможно там поля какие сможем найти, животных туда перевезти, выращивать там еду для гостиницы, а это тоже расходы, и расходы немаленькие. Все эти ваши дачи, причалы на маленьких островах, частный сектор, вы каждый строите за свой счёт. Даже не надейтесь, что я вам денег дам. У нас и так расходы будь здоров. Как в Новом вы строите себе дома, так и на островах будете. Места там всем хватит.
– Само собой – кивнули все.
– Пару лямов точно обойдётся эта гостиница – неожиданно сказал Туман, – если офис с паркингом в Таусе под миллион и там всё рядом. То на остров абсолютно все везти придётся.
– Ох Валер – покачал я головой, – в два мы не влезем боюсь. Тут три-четыре миллиона смело надо брать.
– Может ну её тогда эту гостиницу? – сказал Кирпич.
– Не, дружище, она нужна – ответил я ему. – Не построим мы, построит кто-то другой. Люди годами в пустыне живут, а тут река и номера, где всё включено, обслуживающий персонал и различные развлечения. Как ты думаешь, много народу захочет так отдохнуть? Провести пару дней или пару недель.
– Полно – тут же сказал Туман.
С ним согласились все.
– Так что гостиницу эту нам надо строить обязательно – улыбнулся я.
– Риф, давайте все внутрь – заговорила висевшая у него на разгрузке рация голосом Серого, – к рыжей воде подходим. Сейчас там наши друзья в кавычках появятся.
О, за разговорами пару часов по чистой воде прошли незаметно. Мы быстро пошли в кормовую надстройку, а Риф начал на ходу отдавать распоряжения.
– Капитаны барж на связь.
– Прием, слушаю – тут же отозвались оба капитана.
– Всех людей внутрь, закрыть все двери, люки, окна, двигатели заглушить. Всё это я вам говорил, но скажу ещё раз. Пока будет рыжая вода, чтобы не одна живая душа наружу не выходила.
Мы прошли в нашу кают компанию, Риф к себе в капитанскую рубку и мы все слышали по своим рациям, как он ещё и ещё раз говорил всем по рации, как себя надо будет вести, пока мы будем идти по этой рыжей воде. Потом основные правила техники безопасности повторил по громкой связи Серый.
– А на баржах тоже громкую связь сделали? – с интересом спросил Слива.
– Да – ответил ему Кирпич. – Я видел, как там колонки устанавливали, обе баржи грузопассажирские и обратно мы на них людей повезём. На маленькой барже даже откидывающиеся сиденья установили, туалет сделали и небольшой запас воды.

Глава 18.

– Это и есть те змеи, мясо которых мы пробовали? – со страхом в глазах спросил Сергей Викторович, когда мы заглушили двигатели и две баржи и наш десантный катер отдались власти течения и в данный момент шли по рыжей воде, а на берегу и в воде плавали большие и маленькие змеи.
– Они самые – весело ответил Туман.
– Какие же у них размеры?
– Мы выловили парочку по 20 метров длиной и весом около трёхсот килограмм.
– С ума сойти просто.
– Ну чё, мужики – услышал я сзади голос Большого, – пробовать будем?
Обернувшись, я увидел, как они с Маленьким принесли откуда-то ящик в котором лежали небольшие бомбочки.
– Вот – показывая нам на ящик, сказал Большой, и достал из ящика небольшую коробку,– пару десятков штук наши успели сделать. Таймер на минуту, водонепроницаемый корпус. Пробуем? – спросил он ещё раз и посмотрел на нас.
– Можно несколько штук бросить – тут же сказал Туман. – Давай вон дверь открываем боковую и кидай к берегу – показал он рукой на мощную наружную дверь. – Сколько там взрывчатки?
– Кило, шарахнет хорошо.
– А минуту не мало? – с сомнением в голосе спросил Слива.
– Да вроде нормально – пожал плечами Маленький, – эта бомба вроде как утонуть сразу должна.
– Вроде как? – тут уже я засомневался – А по течению мы плывём, она нас не догонит?
– А хрен его знает – честно ответил Большой и почесал затылок.
– Будет весело, если сами на них подорвёмся – засмеялся Кирпич.
– Так, Большой – сказал Туман, – давай-ка для начала одну выкидывай куда-нибудь в сторону. Река широкая, посмотрим.
Большой кивнул.
– Погодите – остановил я их. – Надо наших предупредить, а то сейчас начнут дёргаться все.
Быстро c Рифом предупредили, что сейчас будет большой и громкий бабах.
Ватари уже стоял около двери и был готов её открыть.
– Как тут этой хреновиной пользоваться-то? – бурчал Большой, крутя её в руках.
У меня прям от этой картины похолодело всё внутри.
– Слышь ты, камикадзе – не выдержал Леший, подошёл к Большому и отобрал у него бомбу, – ты её ещё на зуб попробуй или об пол грохни. Вот же крутилка на таймер.
– Ну простите – передразнил Лешего Большой, – я не минёр вам.
– Леший, давай – сказал Туман. – Ватари, открывай дверь.
До берега было далековато, метров 250 наверное, понятно, что он не докинет до него, пусть в воду кидает. Ватари открыл дверь, а я стоял и смотрел в задние иллюминаторы, змеи в воде были, они конечно не кишели в ней, но движуха была. Их ярко- фиолетовые тела были отчётливо видны.
– Приманка – внезапно крикнул Полукед.
– Поздно – крикнул Леший, размахиваясь – часики тикают.
– Кидай уже – не выдержал Слива.
Леший быстро вышел из двери, размахнулся и бросил бомбу в воду. Раздался всплеск, тут же к месту, куда упала бомба, ринулось пару змей, которые находились поблизости. Леший забежал назад и Ватари сразу закрыл за ним дверь. Мы все прилипли к задним иллюминаторам и смотровым щелям. Мне всё казалось, что мы слишком медленно отдаляемся от того места, куда упала бомба.
– 50 секунд – раздался в абсолютной тишине голос Лешего.
Через 10 секунд, которые пролетели в одно мгновение, раздался мощный взрыв. В воздух взметнулся столб воды, а вместе с ним и куски змей и часть водяного столба была красного цвета.
– Сработало! – радостно закричали мы.
– Леший, давай ещё – с горящими глазами сказал Туман.
– Минус две или три змеи – зашипели наши рации голосом Рифа. – Пулемётчик из верхней кабинки доложил – пояснил он нам, – ему оттуда лучше видно.
Короче за следующие несколько минут мы перекидали все бомбы. Бросали и по одной, и по две и с приманкой, просто верёвкой прикручивали к ним куски мяса, которые Слива притащил с кухни. Эффект в любом случае был более чем. Всплеск воды от упавшей в неё бомбы, с приманкой или нет, несколько змей, тут же метнувшиеся к ним, взрыв, кровь, кишки, кишки мы конечно не видели, но взлетающие вверх части змей были хорошо видны, и водичка красная становилась. Бомбы работали великолепно.
– Мне очень понравилось – сказал Туман, когда за кормой десантного катера рванула последняя бомба и ещё одну или две змеи разорвало на части. – Раз десять-двадцать пройдём туда-сюда, кидая бомбы, популяция змей сильно уменьшится.
– Не жалко? – спросил один из профессоров. – Они же в своём мире живут, а вы их тупо уничтожаете у них же дома. Просто потому, что вам тут плавать удобнее.
Все замолчали, честно говоря, мне как-то тоже стало жаль змеюшек. Ведь по-хорошему, он прав и они у себя дома. Эта река их вотчина.
– Хм- задумался Туман, – возможно, вы и правы. И что теперь? Не взрывать их?
– А зачем? – снова сказал Сергей Викторович. – Они же не нападают. Сделайте небольшой запас, положите на кораблях, пригодится. Вы в тот раз так и плыли тут?
– Ну да – ответил Туман, – по течению пару часов и будет чистая вода, там озеро. Потом на полном ходу назад возвращались, вроде нормально прошли.
– Мне тоже змей жалко – сказал Слива. – Красивые они какие. Может пусть живут? Полезут на катер или баржи – внутрь они всё равно не прорвутся. Да и если что, всегда можно будет бросить эти бомбы в воду, отпугнуть их. Вон как они врассыпную от взрывов разбегались.
– Поддерживаю Сливу – сказал Иван Мэр.
Смотрю, все ребята закивали.
– Хорошо – согласился Туман. – Большой, запас в 10 штук на каждый борт.
– Будет – спокойно ответил тот.
Течение нас не подвело. Обе баржи и катер так же снесло в левую протоку и ровно через два часа нас вынесло в маленькое озеро.
– Слава богу – выдохнул Сергей Викторович, когда ему сказали, что самые длинные протоки мы прошли и теперь мы в безопасности, ну только ту, маленькую ещё пройти осталось.
– Вы как тут? – спросил Риф, войдя к нам в каюту, где мы всё это плавание и находились.
– Нормально – ответил я ему сидя на диване.
– Ну и хорошо. Ус, приём – стал вызывать Риф кого-то по рации.
– Это кто? – спросил я, улыбнувшись. – Ус.
– Капитан маленькой баржи.
– На связи, командир – отозвался невидимый Ус.
– Давайте к берегу, разгружайтесь и в форт, Серый покажет где всё сгружать.
– Понял.
Ещё в нашем порту мы решили сразу разгрузить кое-какие строительные материалы и технику на берегу перед въездом на этот аэродром. Потом привезём сюда рабочих из Венеца, и они построят там пару домиков и начнут пилить на части алюминий. Вчера днём нам пришли доклады от ребят, которые повезли в Таус алюминий, змеиное мясо и кожу. Так вот, алюминий оторвали с руками на обоих производствах. Всего их у нас было три, там, где занимались переплавкой различного железа и изготовления чего-либо из него. Когда одна из наших фур приехала на второе производство, чтобы предложить им этот алюминий на переплавку, там как раз находился представитель этого третьего производства. Дела у него там какие-то были или ещё что, уже не важно. Но увидав полную фуру алюминия и узнав, что мы можем в прямом смысле слова засыпать этим материалом город, все схватились за голову от открывшихся перспектив. Всё-таки уж очень большая сфера применения алюминия. Кстати говоря, третье производство занималось производством мебели из железа. И должен признать, что вся мебель у них была великолепного качества. Они и ковали, и лили, обшивали резным деревом, кожей, в общем, неплохую мебель делали. Я был у них разок в их магазине, меня Светка туда затащила, покупать обеденный стол нам в дом в новый оазис.
Так вот, столов у них этих там достаточно много, плюс ребята сделали небольшой каталог, в котором были нарисована различная мебель, которую они могли произвести на заказ. И стол мне понравился, который мы выбрали. Он был круглый, но достаточно хитрой конструкции – там пару рычажков было и стоило его крутануть, как он увеличивался в два раза, раздвигался. Мощные ножки, массивные такие я бы сказал. Сама столешница отполирована и покрыта лаком, очень красиво. Там же у них мы заказали и пару шкафов. Хозяин этого производства сетовал на то, что мало алюминия, а то бы они развернулись, различные крепления и сам внешний вид мебели, много чего можно накрутить из него. И вот пожалуйста, фура наша пришла, покупай не хочу.
По цене с ними наш Георгич разговаривал и Игорь закупщик. Георгич на связь не выходил, а водители, понятно, не знали, почём они договорились тонну не переработанного алюминия покупать. Ладно, потом узнаю.
Со змеиной кожей получилось следующее. Швейные мастерские, куда наши пацаны привезли кожу, были сильно удивлены её цветом. Покупать не хотели, типа цвет необычный, непонятно, будут покупать или нет. Хотя я помнил, как наши девчонки реагировали на этот цвет, и каждая себе хотела что-нибудь из неё. Но одно дело девушки, которые что угодно у себя в голове могут нарисовать, а другое – привести в порядок кожу и сшить из неё что-то. Короче, отдали бесплатно всю партию, на пробу. Пусть мастерские изготовят что посчитают нужным и попробуют это продать, пойдёт – будем разговаривать о цене и налаживать поставки, нет, ну значит нет. Хотя мне жалко, больно необычный цвет у этой змеиной кожи.
С мясом получилось всё лучше некуда. Раздали чуть больше тонны и уже через пару часов посыпались запросы на поставки. Каждое производство, ресторан, кафе, готово было заключить с нами договор. Видать, они там себе его пожарили и попробовали для начала. Армен готов был прыгать в тачку и ехать к нам в порт за мясом хоть ночью. У него оно в ресторане ушло всё, хотя ему дали больше всех по старой памяти. Андрей жук, предложил ему и ещё парочке наших знакомых купить выделанную кожу с большой змеи. Типа мы привезём им шкуру змеи, метров 10-15 длинной, повесите у себя на стене, пусть люди смотрят, какие гады в этом мире бывают в воде, и именно их мясо вы сейчас едите или будете есть. На что получил мгновенное согласие всех. Значит, будем ловить змеюшек, приводить в порядок шкуры и повезём тем, кто их заказал.
Маленькая баржа ушла на разгрузку, а мы, не теряя времени, взяли курс на другую протоку, та, которая вела в большое озеро.
– Хобот, давай полный ход – скомандовал Риф в рацию и, быстро повернувшись к нам, сказал – Хобот — это капитан большой баржи, шнобель у него длинный, так и зовут его все. Он не обижается. Серый, за баржой – сказал Риф в рацию, – дистанция 300 метров, на обгон не иди, держись чуть правее.
– Понял.
Вот сейчас будет интересно и, как говорится, момент истины. У баржи конечно поменяли движки, но больше 12 узлов она выдать не сможет. Да и против течения, всё равно скорость будет меньше. А взрослые змеи могут и быстрее плыть, надеюсь они всем скопом не нападут на неё.
И вот большая баржа, медленно разгоняясь против течения, входит в рыжую воду, наш катер следом. Мы все в это время стоим и напряжённо смотрим на впереди идущую баржу. Люди и экипаж, которые выходили на палубу на перекур в этом озере, снова зашли внутрь бронированной надстройки и закрылись там. Не успели мы пройти и пятидесяти метров по рыжей воде, как лежащие на правом берегу змеи как по команде ринулись в воду. И мы очень хорошо видели, как они плывут и к нашему катеру, и к барже. Расстояние от берега до нас они преодолели за очень короткое время, что ещё раз подтвердило мою теорию, что в воде они очень и очень шустрые.
– Серый, давай ближе к барже – скомандовал Риф на ходу и быстро побежал в капитанскую рубку.
Двигатели взревели, и мы мгновенно нагнали баржу и теперь шли в каких-то 50 метрах сзади и чуть правее. Мы все увидели, как змеи пытаются ухватиться за борта баржи и забраться на неё, но борта гладкие и высокие, выступов нет. Точно такие же попытки они делали и с нашим катером. Плюс мы ещё шли, баржа на полном ходу, мы за ней, хотя могли дать и больше.
– Не получится у них забраться – сказал Туман, – все их попытки тщетны.
– Ну и хорошо – ответил я, увидав, как очередная змея выпрыгнула из воды на пару метров и попыталась забраться на баржу, но тут же врезалась в закруглённые борта и упала назад в воду.
– К нам они тоже забраться не могут – весело сказал Слива, наблюдая в иллюминатор.
– Думаю, что я смогу вам помочь их отпугивать от кораблей – подал голос Лев Олегович.
Мы как по команде уставились на него.
– Ультразвук – продолжил профессор. – Змеи очень чувствительны к нему, и в воде он распространяется по-другому. Я попробую собрать прибор, опустим микрофон в воду и попробуем.
– Ультразвук? – удивлённо спросил я.
– Да, у меня в том мире дача была – сказал профессор, – змеи замучали. Я купил прибор и установил его у себя, змеи ушли сразу. Можно и тут попробовать так же. Киты те же самые, например, они же посредством ультразвука общаются. Вот и я попробую что-то по типу такого сделать. Надо только частоту подобрать, чтобы они боялись его.
– А на ящеров нельзя такую же штуку сделать? – тут же спросил Туман.
– Работы ведутся – неожиданно ответил Сергей Викторович. – Только они не хотят реагировать на него. Мы Кроту давали прибор на пробу.
Вот зачем к ним Крот ездит постоянно. Теперь понятно, что у них за секреты.
– Но с ящерами у нас пока не получается, они совершенно другие животные. А эти змеи, думаю, похожи по структуре на наших тех змей, примерную частоту я знаю, разбирал я этот прибор ради интереса – сказал Лев Олегович, – так что, думаю, тут получится.
– Было бы неплохо – обрадовался я, – и бомбы не нужны будут.
– Совершенно верно, Александр, я как-то не сообразил сегодня, когда вы бомбы за борт кидали. В общем, вернёмся назад, сразу приступим к опытам.
– Смотрите, ещё одна упала за борт – громко сказал Ватари.
Быстро посмотрев в иллюминатор, я уже увидел только много брызг и мелькнувшее туловище змеи, которая видимо так же безуспешно попыталась забраться на баржу, а у нашего катера борта ещё выше, так что к нам они точно не заберутся.
– Всё, чистая вода – негромко сказал Слива.
Это мы уже и без него увидели, прошли протоку. Теперь курс на Венец.

Глава 19.

Не успели мы подойти к башням, как нам навстречу вышли катера и водные мотоциклы, которые мы оставили Венецианцам.
– Вот это встреча, – удивлённо сказали профессора, когда катера приблизились к барже и катеру, а находящиеся в них люди приветствовали нас радостными криками.
Так в сопровождении местных мы причалили к берегу острова. Мы решили сначала выгрузить всё там и распределить по кучкам, а потом уже из каждой кучки брать то, что необходимо. Слишком много у нас всего с собой было. Одних вещей и обуви только несколько тонн, всё-таки на полторы тысячи человек везём всего с собой. Да и различных палаток, взятых с собой нашим Доком и его людьми, которые тоже займут какое-то место на берегу.
– Здорово народ! – радостно крикнул я, когда аппарель нашего катера опустилась и мы вышли на неё, а на берегу было около двухсот человек, которые кричали и свистели, если не больше. Дети, женщины, мужчины, люди были рады нас видеть.
– Да уж, – только и смог сказать Лев Олегович смотря на людей.
– Ну Кузьма, – повернулся я к нему, – теперь твой выход. Организовывай разгрузку, установку палаток, давай людей, начинайте распределять одежду и обувь.
– Только перед этим каждого человека на осмотр сначала, – сказал подошедший к нам док. – Потом душ и только после этого свежая одежда. Да и подстричь их половину не мешает. Кузьма, мне нужно отдельное место для осмотра, скажи об этом людям и выдели помощников.
– Сейчас всё будет мужики, – ответил Потеряшка.
Мне кажется, Кузьма немного потерялся от всего этого, но быстро взял себя в руки и тут же начал выкрикивать имена людей, которые тут же подходили к нам, и они вдвоём с Потеряшкой говорили, что надо делать.
Мгновенно организовали всё, что потребовал Док, тут же запалили несколько костров, установили душевые. С катера и баржи потянулись первые ручейки людей, которые выносили на берег необходимое оборудование. Волей-неволей мы оказались вовлечены в этот процесс и активно помогали с разгрузкой и установкой палаток и постройкой небольших навесов. Катера носились от берега к башням и обратно без остановок, привозя всё новых и новых помощников. Часа через четыре подошла наша третья баржа, её встретили просто нереальными криками и свистом. Наши туристы, захлёбываясь, рассказывали про наши города и оазисы, девушки молотили языками без остановки, мамаши с детьми, замерев и затаив дыхание, стояли и слушали их. Некоторые просто плакали от счастья. Потом к нам потянулись суровые мужики и просто молча жали нам руки. Люди просто поверили, что всё плохое кончилось, что наконец то у них будет другая жизнь.
Кузьма с Потеряшкой организовали несколько групп помощников: одни занимались разгрузкой, вторые, после осмотра Доком и душа, начали выдачу одежды и обуви, третьи вон уже ходят толпой за нашими учёными, четвёртые с нашими же людьми уплыли в форты для того, чтобы посмотреть какой объём работ предстоит с этими самыми башнями, пятые тут же начали готовить на всю эту ораву еду недалеко от берега, шестые начали тут же строить несколько домиков на берегу из привезённых нами строительных материалов и так далее и тому подобное.
Я сам носился как ужаленный с места на место, отдавая те или иные распоряжения. Везде было абсолютное понимание, согласие, никто не быковал и не говорил, что не будет, не хочу, а чего ты тут раскомандовался и всё в таком духе. Так незаметно наступил вечер, баржи разгрузили полностью. С берега я увидел, как в форте на башнях начались первые работы, сварка то и дело работала. Сначала возили доски и различное железо на катерах, но потом просто погрузили всё что надо на маленькую баржу и подогнали её к башням, там мгновенно разгрузили и стали их ремонтировать, улучшать, расширять, всё-таки люди тут ещё будут долго жить и работать, а комфорта хочется всем. Вот и привезли мы с собой необходимые материалы для ремонта, мебель, кое какую бытовую технику, запасную одежду и так далее и тому подобное.
Уже вечером, когда мы сидели небольшой кучкой около костра и ели довольно таки неплохую приготовленную похлёбку, к нам подошли Кузьма с Потеряшкой в сопровождении двух дам. Девушка лет 20 и с ней женщина около 50 лет, чертами лица они были очень похожи друг на друга, не иначе мама с дочкой. Обе были уже одеты в нашу привезённую одежду, лёгкие брюки, кроссовки, футболки и сверху такие же лёгкие курточки. Судя по их волосам, обе уже отмылись в душе. Когда я первый раз увидел местных женщин, то ужаснулся их внешнему виду. Не то что бы они как бомжи какие были, все люди тут конечно старались ухаживать за собой, но без мыла и шампуня это сделать проблематично, тем более если ты привык пользоваться этими благами. А женщины во все времена остаются женщинами. Я сегодня видел с какой жадностью после принятия душа и переодевания в чистую одежду местные дамы наносили на себя макияж. Плюс мы специально заказали для них пару тысяч нижнего белья. Вот и ходили теперь по берегу эти дамы с высоко поднятыми головами.
– Познакомьтесь, мужики, – сказал нам Кузьма, показывая на подошедших с ним дам. – Это мои самые близкие тут люди. Это дочь и жена моего хорошего друга, который отправился вниз по реке на разведку за несколько дней до вашего появления тут.
– Мария, – представилась женщина.
– Светлана, – назвалась девушка.
– Очень приятно, – поднялся я с ящика и подошёл к ним, протягивая руку. – Александр.
– Слива.
– Кирпич.
– Присаживайтесь, девчонки, – показывая на ящики, сказал наш военачальник. – Меня Туман зовут.
– Большой, Маленький, – ребята поочерёдно представились.
Когда представился Туман, Мария как-то странно на него посмотрела, вернее скользнула взглядом. Такое ощущение, что она уже слышала его позывной. А может, мне и показалось.
– Это ваш муж отправился со своими друзьями вниз по реке? – спросил я у присевших к нам дам.
Кто-то тут же сунул им в руки по кружке с кофе.
– Да, –ответила Мария и вздохнула, – надеюсь с ними всё будет хорошо. Через несколько дней они должны вернуться.
– Конечно, всё хорошо будет, – постарался я их обнадёжить. – Мы сейчас тут немного разберёмся и вниз по реке обязательно сходим, возможно, встретим их. Вы же вроде на две недели договаривались?
– Да, на две, – кивнула Света и замолчала, видимо побоялась произнести вслух, что те, кто уходил на разведку раньше не вернулись. И никто понятия не имел, что там ниже по реке. Но прежде чем нам соваться туда, надо тут закрепиться, сделать базу и навести порядок для начала. А уже потом вниз по реке идти.
Блин, надо тему менять, а то сейчас ещё чего доброго заплачут. Вон у девушки уже глаза на мокром месте. Переживает она видимо сильно за него.
– Вам всего хватило? – спросил Туман. – Еды, одежды, женских там штук ваших.
– Да, спасибо вам большое, – тут же воспрянула духом Мария. – Дочка вон на седьмом небе от счастья, – она улыбнулась и посмотрела на свою дочку.
– Спасибо вам большое, – так же поблагодарила нас девушка. –Вы даже не представляете, какое это счастье сходить в нормальный душ и надеть чистую одежду и обувь. А то в этой местной, которая у нас была никакого комфорта, та одежда, в которой мы сюда попали через несколько месяцев в негодность пришла. Вкусный кофе, – показала она на кружку и наклонилась, чтобы поставить её на стоящий перед ней ящик, который мы использовали в качестве стола. У нас конечно с собой была мебель, стулья и всё необходимое для разбития лагеря, но натаскались сегодня все по самое не хочу, а вот так перед костром посидеть можно и на ящиках, даже уютней как мне кажется.
Она наклонилась, ставя кружку, и из-за отворота куртки у неё выскользнул небольшой кулон и мелькнул в свете костра. Я как-то сразу на него внимание обратил. Он не большой, может быть с колпачок от ручки, никакой ценности он наверняка не представляет, так, безделушка какая то, кажется обычная железка, белого цвета, даже не знаю, что он обозначает, но взгляд сразу к себе привлёк.
– Хм, – нахмурился Туман и мгновенно прекратил улыбаться.
– Ты чего, Валер?
Он резко встал с ящика, на котором сидел, подошёл к Свете и взял в руки этот кулон. Света от неожиданности поднялась со своего места и аж отшатнулась от него. А мы все сидели и не понимали, что происходит. Больно резко всё это Туман проделал. Молча и с полным серьёзности лицом.
– Откуда он у тебя? – спросил у неё Туман, держа кулон в руке.
Света испугалась очень, её глаза расширились, она попыталась сделать ещё один шаг назад, шнурок, на котором висел кулон у неё на шее, натянулся.
– Что вы делаете? – тут же сказала Мария и, вскочив, вцепилась Туману в руку.
Он тут же отпустил его и сделал шаг назад. Тут я увидел, что Туман часто задышал.
– Простите, – сказал он отпуская кулон и делая пару шагов назад, – я не хотел вас напугать – Светлана, скажи пожалуйста, откуда у тебя этот кулон? – Туман стоял и в упор смотрел на девушку.
– Папа дал, перед тем как на разведку вниз по реке уплыл, – ответила она и сжала его в свой кулачок. Стало понятно, что этот кулон её очень дорог.
– Папа? – вытаращил глаза Туман.
– Да, папа.
– Да, ей отец дал, – подтвердила Мария.
Туман завис, он стоял и хлопал глазами на стоящих перед ним девушку и женщину. Затем он закрыл глаза, пару раз глубоко вздохнул и выдохнул. Открыл глаза и снова посмотрел на них двоих. Потом сказал – Ты Вишенка, – ткнул он пальцем в Свету, – ты, вернее вы, – палец переместился на Марию, – Кнопка. Вашего отца и мужа зовут Грач. Я тот самый Туман, вспоминайте, медвежонок тебе, – палец снова показал на девушку, – маленькая шкатулка, – палец ткнул в женщину.
Обе после этих слов Тумана обомлели, они даже, кажется, дышать перестали. Первой опомнилась Света.
– Дядя Валера, – бросилась она к нему на шею.
– Валерка, – тут же заплакала Мария и так же подбежала к нему и, как могла, обняла его вместе со своей дочкой.
Мы просто охренели, я даже сглотнул, некоторые из наших ребят поднялись со своих мест и замерли. Обалдеть, тут оказались знакомые нашего Тумана и, судя по всему, очень близкие знакомые, вернее их отца, Грача какого-то.
– Вы мои хорошие, – целуя их поочерёдно в волосы и гладя их по голове, говорил наш Туман.
И у меня было такое ощущение, что он сейчас сам заплачет, настолько эта картина была необычна. И тем более видеть такую нежность и проявление чувств от нашего Тумана!
– Теперь всё хорошо будет, – продолжал им говорить Туман, – вас больше никто не обидит. Как же вы тут оказались то? Грач, дружище, твою же мать, – продолжал он бубнить себе под нос.
Обе, уткнувшись ему в плечи, продолжали плакать. Мы уже все стояли и молчали, я честно и сказать-то не знал что. Да и стоявшие рядом пацаны зависли. Кузьма с Потеряшкой стояли и хлопали глазами, растерянно переводя взгляд то на Тумана с плачущими у него на плечах женщинами, то на нас.

Глава 20.

– С Грачом мы прошли все круги ада – начал свой рассказ Туман, когда обе женщины наконец то от него отлипли. В данный момент всё их внимание постарался занять Полукед и Леший, отдельно рассказывая про наш Таус. Вон они около костра сидят и Леший размахивая руками о чём-то им рассказывает. Полукед стоит и размахивает своим мечом, делая различные движения. Обе дамы сидят и улыбаются, но супруга Грача нет нет, да бросает на нас свои взгляды. Их – Туман кивнул в сторону семьи Грача я знаю по письмам. Мы 4 года вместе с Грачом были, спали под одним камнем, делили последнюю банку тушёнки на двоих, последний магазин и рвали зубами бородачей тоже вместе. Спасали жизнь друг другу несколько раз.
– Афган? – спросил Колючий.
– Да. Давно это было. Дочке его лет пять было, когда мы с ним познакомились, вон какая красавица выросла. Они ему письма слали, он их мне читал. На войне письма — это как глоток свежего воздуха. Я им тоже подарки отправлял, с разрешения Грача естественно. Сам я как-то семьёй не успел обзавестись. Потом и они мне стали присылать подарки, так и писали с Грачом одно письмо на двоих – Туман усмехнулся – часть он, часть я.
– Почему ты нам то про это не рассказывал? – в сердцах воскликнул Маленький – мы же с тобой ещё до ГДЛ пересекались.
– А зачем? – удивился Туман – эти вон двое – он улыбнулся и показал на сидящих рядом Собровцев – тоже не очень словоохотливы. Мы все знаем, что они воевали и всё. Так и я тоже, ну воевал и что? Этим сейчас никого не удивишь. Обмен опытом это одно, а война это другое.
Туман замолчал и уставился на костёр.
– Что думаешь на счёт Грача? – спросил я – по поводы его дочки и жены вопросов не задаю. Тут без проблем, они теперь наши и под нашим крылом. Обеспечим всем по максимуму. Они ни в чём нуждаться не будут.
– На поиски отправлюсь – ответил Туман – знаю, что из этих их разведок никто ещё живой не возвращался. Но Грач — это больше чем друг – Туман посмотрел мне в глаза, и я понял, что ради этого человека он пойдёт до конца и если надо, отдаст за него жизнь.
– Отправится он – ухмыльнулся я – мы с тобой пойдём. По крайней я точно. Завтра же и отправимся.
– Да да, тут без вопросов Валер – подхватил Большой, а следом и другие наши пацаны горячо выразили своё желание отправится на поиски этой экспедиции. Но где они и что с ними никто не знает.
– Нас возьмёте с собой? – поднял руку Потеряшка, следом поднял руку Кузьма.
– Возьмём – ответил я – так что давай Валер – отбирай пацанов, вооружаемся и завтра отплываем. Рули как обычно.
– Спасибо мужики – вскочил от переизбытка эмоций со своего места тот и быстро направился к сидящей неподалёку семьи Грача.
– Походу тут этот мир тоже круглый – сказал Слива – подбрасывая в костёр очередное полено.
Новости о том, что Туман встретил тут семью своего однополчанина мгновенно облетела наши ряды, еще быстрее разошлись новости о том, что мы завтра отправляемся на его поиски и поиски остальных 8 человек из этих разведчиков. Добровольцами оказались все, все наши бойцы, которые приплыли сюда сегодня с нами. Но такое количество нам не надо. Туман отобрал 25 бойцов и у Рифа экипаж на катере 11 человек включая его самого. Хорошо, что мы по своей привычке набрали с собой всего с избытком, оружия, боеприпасов, различного обмундирования и медикаментов. Всё это быстро погрузили на десантный катер, туда же погрузили один водник и один небольшой катер, запас продуктов и воды. Когда сегодня начали разгружать баржи, я был приятно удивлён, когда увидел, как матросы Рифа разгружают с большой баржи 14 подвесных моторов и их тут же стали устанавливать на лодки, на которых тут плавали местные. Так что теперь в любом случае передвигаться тут будет гораздо проще и легче. Плюс ещё несколько надувных лодок.
А уже поздно вечером, когда мы сидели около костра и обсуждали то, что погрузили на наш десантный катер, к нам подошла группа в количестве 30 местных мужиков. А может и больше их было, светившие прожекторы конечно давали свет, но всё-таки темновато было.
– К нам гости – заметил их первый Слива.
– Добрый вечер мужики – поздоровался один вышедший вперёд один из мужчин, когда эта толпа остановилась около нас.
– Добрый – удивился я – вам чем-то помочь? Или вопросы какие?
– Да тут такое дело, мы слышали про Грача и про вашего Тумана – продолжил этот мужчина – многие из нас – он обвёл руками стоящих позади него мужчин – его знают. Правильный мужик он и хлопцы у него такие же. Мы хотим предложить вам свою помощь в его поисках и отправиться вместе с вами. Каждый из тех, кто сейчас стоит тут, в армии был, с оружием обращаться умеет и все добровольцы. Мы вам теперь по гроб жизни все обязаны, вытащили нас из такого дерьма и дали нам второй шанс. Братья, которые плавали с вами, рассказали нам про ваш город и оазисы. Так что можете на нас рассчитывать мужики.
С десяток секунд мы молчали переваривая услышанное, я честно говоря не знал, что им ответить, хотя понимал, что мужики, которые стоят в данный момент перед нами молодцы. Они понимают, что можно не вернутся и всё равно готовы отправиться с нами.
– Спасибо за предложение помощи мужики – вставая сказал им Туман – но мы справимся сами. Давайте я вам сразу поясню почему так.
Туман вышел вперёд и встал перед этой небольшой толпой.
– Мы – он обернулся и показал на сидящих нас – давно уже сработались. Знаем кто что может, кто что умеет. Что такое команда вам знакомо?
– Знакомо – забурчали Венецианцы.
– Вот. Завтра нас отправляется 25 бойцов и 11 членов экипажа десантного катера. Каждый из бойцов был не в одной переделке и в том мире и в этом. Никого из вас мы не знаем и кто на что способен, мы тоже не знаем. Вы уж простите, но я доверю свою спину тому, с кем уже бывал в различных передрягах. Что нас ждёт там – рука Тумана показала куда-то в сторону – никто не знает. И мы прекрасно знаем, что из всех ваших экспедиций, которые отправились туда, никто не вернулся. Так что мы сами, спасибо вам ещё раз за предложение помощи – Туман замолчал обводя их всех взглядом, а потом продолжил – вы лучше сделайте вот что. Как вы все знаете, завтра, максимум послезавтра на баржах повезут всех детей и некоторых матерей.
– Знаем – кивнул этот мужчина.
– Вот. Вы будете те, кто обеспечит их охрану. Про змей вы все тоже уже знаете и понимаете, какие они и на что способны.
– У вас же баржи бронированные – крикнул кто-то из толпы.
– Думаю если рядом с вашими детьми будут вооружённые люди в вашем лице, им будет спокойнее.
– Верно – снова послышались выкрики из толпы.
– Вот вы и будете их сопровождением. Несколько наших ребят проведут для вас небольшую лекцию, как себя вести в момент прохода проток со змеями. Кое какой опыт у нас в этом уже есть. А мы отправимся на поиски людей.
– Когда вас обратно то ждать? – спросил этот мужчина.
– Не знаю – честно ответил Туман – но до нового года постараемся вернуться, а там как пойдёт. В любом случае мы гораздо лучше вооружены, подготовлены, да и катер у нас хороший, просто так нас не взять. Мы постараемся найти тех, кто ушел вниз по реке. А вы обустраивайтесь здесь. Помогайте нашим людям. Вы же все уже знаете про арканит, алюминий и гранит?
– Знаем – недружно ответило несколько десятков глоток.
– Вот и помогайте тут всё это добывать и перевозить. Мы вам говорили, что всех перевезём к нам. Там уже делайте кто что хочет. Кто к нам на работу, кто на биржу, обо всём этом вам уже говорили.
Мужики снова зашумели, соглашаясь со словами Тумана. Поговорив ещё минут десять, они развернулись и потопали каждый в свою сторону согласившись со всеми доводами Тумана. Конечно это очень хорошо, что они предложили свою помощь. Лояльность к нам — это большой плюс.

Глава 21.

Тут когда-нибудь эти облака расходятся? – в сердцах спросил Саныч у Потеряшки, когда мы часиков в 11 утра попрощались со всеми и взяли курс на первую протоку.
– Бывает что и расходятся – посмотрев на небо ответил Потеряшка.
Тут я Саныча понимаю. Человек хочет в небо, а эти облака снова висят над нами и достаточно низко. Нет, солнышко то конечно проглядывает местами, но в целом облаков очень много и взлетать нашим парапланеристам бесполезно, всё равно ничего не увидят. Так и пришлось нам идти без воздушной разведки, хотя в нашей ситуации она была бы как нельзя кстати.
Дошли до протоки, снова рыжая вода и снова змеи. Уже без команды прошли все с палубу внутрь надстройки, закупорились, Риф отдал команду на выключение двигателей, и мы отдались власти течения.
По рыжей воде шли меньше часа. Река была не очень широкой, около ста, ста пятидесяти метров шириной. Внезапно рыжая вода кончилась, и мы оказались на чистой воде.
– Ну наконец то – сказал Туман, когда Риф по громкой связи разрешил открыть двери и выйти на палубу.
Что внутри мы были, что снаружи смотрели на берега, картина не менялась, скалы, минимум растительности. Берега казались неприступными. Так шли практически весь день, река то расширялась, то сужалась, никаких ответвлений не было.
– Ну и сколько нам так ещё плыть? – посмотрев на часы спросил Слива – весь день уже по реке вниз сплавляемся.
– Не знаю – ответил я – будем идти пока не упрёмся во что-нибудь. Следов на берегу никаких нет, хотя матросы вон постоянно по берегам биноклями шарят – кивнул я на стоящих по обоим бортам матросам с биноклями в руках – кроме скал ничего нет. Хорошо хоть вода чистая, змей этих нет.
Риф, на сколько мы от форта отошли уже?
Наш капитан пришёл к нам и в данный момент сидел и резался в шашки с пацанами.
– Идём мы уже почти 7 часов в экономном режиме – тут же ответил Риф – километров на 150 точно отошли.
– Скоро темнеть будет – вздохнул Леший.
Ещё через час пришёл доклад от вперёд смотрящего что прямо по курсу озеро. И темнеть начало. Странно, всего то семь вечера, а уже темнеет. Может тут пояса какие другие.
– Я пошёл в рубку – быстро сказал Риф и поднявшись со своего места вышел из каюты. Мы же продолжали ничего ни делать, кто-то остался в каюте, кто-то вышел на палубу рассматривая это приближающее озеро. Ещё через небольшое время мы вошли в него. То, что это озеро, поняли сразу. В бинокли были видны его берега и поэтому наш катер держал курс прямо. А вот противоположную сторону видно не было. Тем временем всё больше и больше смеркалось и кажется ещё туман появился. Вон как над водой стелется. Через 20 минут окончательно стемнело. Стало темно хоть глаз выколи. Включили ходовые огни и несколько прожекторов, но туман был такой плотности, что свет от мощных прожекторов с трудом пробивался сквозь него на пару десятков метров.
К стоявшим нам на палубе снова пришёл Риф.
– Наверное надо останавливаться – произнёс он – пока мы не налетели на что-нибудь в этом тумане. Невидно ничего.
– Тебе виднее – ответил ему я – ты у нас капитан.
– Стоп машины – тут же скомандовал он в рацию – бросаем якорь, вахтенные на посты. А вы все давайте внутрь – показал он на нас – нечего тут на палубе находится. Мало что тут вокруг нас плавает.
– Ага, лохнеское чудовище какое – тут же сказал Слива.
– Чудовище не чудовище – не оценив шутку ответил ему задумчивый Риф – но в этом мире всё что угодно может быть. Не нравится мне этот туман, ничего не видно, видимость никакая. Хорошо, что вода спокойная. Будем тут стоять, пока не расцветёт.
– Глубина 23 метра – зашипела у Рифа рация.
– Понял – ответил он – давайте внутрь все, нечего тут на палубе маячить – снова сказал он нам – Полукед чуешь что?
– Нет – отрицательно покачал головой наш сладкоежка.
Это напряжение Рифа тут же передалось нам всем. Тут он прав, видимости нет.
– Пошли поедим что ли – сказал Колючий и мы все направились внутрь катера.
Когда мы поужинали, я подошёл к одному из иллюминаторов и посмотрел на палубу катера. Вернее пытался посмотреть. Плотность тумана была такова, что горевшие на носу пару прожекторов видно не было, совсем. Наступила кромешная темень, а туман становился всё плотнее и плотнее. Даже те фонари, которые горели при спуске от кормовой надстройки и то еле-еле пробивались сквозь эту вату. Да уж, стрёмное местечко. Не хотел бы я сейчас оказаться в открытой лодке посередине этого озера. Риф прав, кто знает, какие гады плавают тут.
Через несколько часов все стали расходиться по своим спальным местам. Я тоже отправился в каюту, лёг, но заснуть так и не смог. Как будто какое то напряжение висело в воздухе или просто сон не шёл. Потихоньку спустился со своей койки и взяв вещи вышел из каюты, оденусь в коридоре, ребята давали храпака, а Слива вообще причмокивал во сне как младенец. Внутри десантного катера стояла абсолютная тишина, только в его недрах потихоньку гудели какие-то механизмы, но они скорее убаюкивали, чем мешали, а так было тихо. Все ребята расползлись по своим койкам. Поднялся в рубку.
– Не помешаю? – спросил я у двоих матросов, которые находились там на вахте.
– Да нет Саш, заходи – ответил мне один из них сидевший в кресле и смотрящий на показания приборов.
В рубке было тихо и спокойно. Горела красная свет, многочисленные приборы и тумблеры светились мягким бирюзовым цветом. Второй из несших вахту отвлекшись от чтения книги кивнул мне, бросил взгляд на стоявший рядом с ним стенд с датчиками и снова углубился в чтение. Рядом с ребятами стояли автоматы, пару стаканов сока и около читателя лежал не доеденный бутерброд.
– Видимость ноль? – спросил я подходя к лобовому стеклу.
– Да как у негра в одном месте – ответил мне первый из матросов вставая со своего места и разминаясь – я такого тумана в жизни не видел- кивнул он головой на окно.
Я подошёл к лобовому окну и посмотрел, что творится за ним. Да уж, вата, больше слов у меня нет. Даже фонари, которые были установлены при спуске на палубу и тех не было видно, а до них всего метров 5 отсюда. Про нос катера я вообще молчу, такое ощущение что он отсутствовал, на столько плотным и густым был туман опустившийся на озеро и поглотивший вместе с ним наш десантный катер. В такую погоду надо стоять и не шевелиться, двигаться даже с маленькой скоростью равносильно самоубийству. Катер не машина, остановится сразу не получится.
Сейчас мне почему-то вспомнилось, как мы тогда с провалившимися сюда ребятами в лице Колючего и Клёпы ехали на их БМВ по Плато в абсолютной темноте, прям как сейчас, только там тумана не было. И то я упирался руками в панель, а водитель до боли в глазах вглядывался в темноту. А тут десантный катер, ох Риф молодец всё-таки, что приказал бросить якорь и дождаться когда видимость улучшится. Время почти 3 ночи, долго же я ворочался в кровати. Бессонница какая-то.
– Илюх курить? – спросил матрос у второго, который читал книгу.
– Бросай ты это дело – всё так же не отвлекаясь от чтения ответил тот ему – курение убьёт тебя.
– Как хочешь.
Этот матрос встал со своего места и направился к двери, чтобы открыть её и выйти наружу. Я подошёл к его месту и стал с интересом разглядывать многочисленные датчики и приборы, надо же время как то убить. Мягко щёлкнул запор открываемой двери и в рубку тут же ворвался свежий воздух.
– Хорошо то как – сказал любитель табака снаружи и я услышал, как щёлкнула зажигалка, а следом за ней я учуял запах табака.
– Ты бы не выходил наружу то – отрываясь от чтения сказал ему этот Илья – мало что там в тумане.
– Да ладно – отмахнулся тот от него продолжая с наслаждением затягиваться – тут вокруг ни одной живой души.

Глава 22.

И тут на грани восприятия, я услышал в открытую дверь какой то шум, толи шлепок, толи ещё что-то. Судя по тому, как Илья тут же поднял голову и стал прислушиваться, не я один его услышал. Один любитель табака стоял и ничего не замечал вокруг.
– Зайди назад и закрой дверь – резко сказал Илья.
– Зачем это? – удивлённо спросил курящий и повернулся к нам лицом, а спиной к входу.
И тут сзади него выросла тень, я даже испугаться не успел, как от мощнейшего удара сзади этот матрос влетел в рубку. И следом за ним внутрь вошло или вошёл, я даже не знаю, как это назвать. Человек? Нет. Чудовище? Тоже нет. Но это что-то было очень большим. Оно аж пригнулось, войдя внутрь. Рост около двух метров, если не больше, руки, ноги, в руках огромная палица и ей он ударил этого матроса, тот пролетел пару метров после удара и врезавшись в перегородку без звука сполз на пол. Я честно говоря от неожиданности буквально оцепенел, настолько быстро всё произошло, несколько секунд и наш матрос лежит, то, что он мёртв я даже не сомневался. Слишком сильный был удар и я видел, как его выгнуло, когда он получил удар по спине.
Чудовище пару секунд постояло на месте, его глаза тут же привыкли к красной подсветке и оно увидело меня. Моё сердце тут же ухнуло вниз и где-то там в ногах быстро-быстро забилось. Хотел бы в туалет, полные штаны мне были бы обеспечены.
Чудище ринулось ко мне, Илья мгновенно бросил книгу и схватился за автомат, а я-то без оружия, в каюте оставил. Между мной и чудищем было метров 5-6 и плюс небольшая панель.
– Саша оружие хватай – заорал Илья и я услышал звук передёргиваемого затвора его автомата.
Этот монстр не останавливаясь ринулся ко мне размахиваясь своей палицей. Я успел увернутся, как надо мной просвистела его дубина и с диким грохотом врезалась в стену. Тут же послышался звон разбитого стекла и гул от принявшего на себя удара железной стены рубки. Перекатившись я отпрыгнул в сторону. Где этот автомат млять? Монстру было не совсем удобно в этом помещение размахивать своей дубиной. Я как сайгак прыгал по полу перепрыгивая через стол и стулья, а следом за мной наносились многочисленные удары дубиной. Монстр крушил всё на своём пути стараясь попасть по мне.
– Иди сюда падла – заорал Илья.
В очередном своём падении я увидел, как Илья стоит, широко расставив ноги и целится в монстра из автомата. Монстр тут же обратил на него внимание и резко развернувшись в два прыжка перепрыгнул место, где только что находился штурманский стол, сейчас он уже был разломан и его части валялись на полу. Илья недолго думая, дал короткую очередь. Попал, но монстр только покачнулся и размахнувшись своей палицей нанёс очередной удар, Илья успел увернуться, дубина опустилась на панель разнеся её вдребезги. Я быстро добежал и схватил автомат матроса, любителя покурить на свежем воздухе. А его бездыханное тело сломанной куклой так и лежало в углу.
– Тревога – заорал я во всё горло хватая автомат и быстро передёргивая затвор. Монстр носился за нами по всей рубке махая своей дубиной круша всё на своём пути. Как же выстрелить то? Почему-то у меня возникла ассоциация с курицей, когда я гонялся за ней в курятнике. Она тоже перепрыгивала с жерди на жердь, кричала, махала крыльями и никак не давалась мне в руки. Вот точно так же сейчас и мы с Илюхой носились по рубке, а нас гонял этот не пойми кто, размахивая и колотя по всему подряд своей немаленькой дубиной.
И тут в дверях появился ещё один такой же. Пипец, сейчас они нас точно грохнут. Мы даже дверь не успеем открыть, с другой стороны есть ещё один выход наружу и пробегая мимо неё в очередной раз я обратил внимание, что она закрыта на оба засова. Один я успею открыть, а вот второй нет, по башке мне точно заедут. Так мы и изображали из себя Джеки Чанов перепрыгивая через стулья, стол, штурвал, уворачиваясь от ударов. В очередной раз отпрыгнув от первого монстра я за что-то зацепился ногой и упал на пол спиной. Получилось так, что упал я как раз напротив входа. Этот второй так же остановился на несколько секунд чтобы привыкнуть к красному освещению. Недолго думая, я из лежачего положения быстро прицелился и нажал на спусковой крючок. Автомат задёргался в моих руках. До монстра было каких-то три четыре метра и все пули чётко впивались в его тело. Я видел как он дёргается от попаданий. Магазин опустел за несколько секунд и монстр тяжело взмахнув своей палицей сначала упал на колени, а потом мордой вниз, вроде готов.
Но тут ещё один где-то Илюху гоняет, монстр, услышав выстрелы прекратил гонять по всей рубке Илюху и переключил своё внимание на меня. Млять, магазин пуст, перезаряжаться некогда и нечем, вон магазины в разгрузке. Илюху он зажал в углу, но своими выстрелами я отвлёк его.
И тут в недрах корабля поднялась стрельба. Хлопала как помпа, так и раздавались длинные автоматные очереди. Тут же завыла сирена. Их не двое? Они что уже на корабле? Сколько их? Все эти мысли вихрем пронеслись у меня в голове.
– Тревога – закричали колонки громкой связи – нападение, все в ружьё.
Да ладно? Мы тут уже давно об этом орём, а остальные только проснулись.
Монстр сделал пару шагов ко мне и мгновенно размахнулся дубиной, я успел вскочить на ноги и кинул ему в ноги автомат, попал в правую ногу, на пару секунд он замешкался и за это время я успел перепрыгнуть очередной еще не до конца сломанный стол, я аж загордился собой, натуральный паркурщик. А нет, всё-таки хреновый, зацепившись за что-то ногой, растянулся во весь рост и врезался башкой в очередной ещё целый шкаф. На меня сверху посыпались какие-то бумаги и канцелярская фигня в виде ручек, карандашей, линеек.
– Саня не двигайся – заорал Илья и тут же послышалась длинная автоматная очередь.
Ага, не двигайся, там какой-то чувак ко мне идёт и жаждет прихлопнуть меня своей дубиной как надоедливого таракана, а он мне орёт не двигайся.
Вот он монстр, уже надо мной, уже заносит для удара свою палицу. Пипец, приплыли. Попадёт, впечатает меня в пол, раздавит как блоху. Но тут в него стали попадать пули и он задёргался, затем резко развернувшись с ходу бросил свою дубину в стреляющего в него Илюху. Палица попала в человека снеся того с места, хренасе бейсболист. Илья попытался пригнутся от летящей в него дубины, но не успел. С грохотом он отлетел в сторону, сколько же она весит у него? А монстр развернувшись тут же потерял ко мне интерес и направился к Илье. Когда он повернулся ко мне спиной я увидел, что она у него вся в пулевых отверстиях, но это его кажется особо не смущало. Хотя скорость передвижения у него замедлилась.
Заорав от избытка адреналина и страха, Женька Чан так конечно не орал, но я заорал и ещё кажется пару словечек каких-то завернул, короче вскочил на ноги ища чем бы огреть его по башке, то, что он сейчас подойдёт к Илюхе и добьёт его я ни капельки не сомневался. Илья получил очень сильный удар и теперь с трудом пытался подняться на ноги, его автомат отлетел в сторону. Топор! Вон щит с пожарным топором, ведром и багром, ведро как-то слабовато для этого чувака, багром тут не помашешь, а вот топор самое оно. Я ринулся к щиту, больше под рукой ничего не было. Можно конечно было кресло схватить, которое этот монстр вырвал из пола, но я далеко не Арнольд, чтобы тут большими предметами кидаться.
И тут ещё одна дверь, ведущая внутрь корабля распахнулась и на пороге появился злющий Леший с автоматом в руках. Морда перекошена, волосы всклокочены, штаны порваны и босиком.
– Стреляй Леший – заорал я показывая рукой на медленно идущего к Илюхе монстра – стреляй твою мать – сам я продолжал играть в Женьку Чана и перепрыгивал через очередную разбитую панель бежал к пожарному щиту.
Леший сориентировался мгновенно. Он буквально выпрыгнул с лестницы в капитанскую рубку и быстро прицелившись, стал стрелять короткими, но злыми очередями в чудовище. Я не останавливаясь добежал до щита, схватил с креплений топор как раз в тот момент, когда у Лешего кончились патроны.
– Твою мать – услышал я крик Лешего. Он быстро отщёлкнул пустой рожок и стал доставать из своих штанов запасной магазин.
Монстр, падла, он всё ещё стоял на ногах и продолжал двигаться к Илюхе, тот пару раз попытался подняться на ноги, но видимо ему слишком сильно попало палицей, так как раз оба раза он падал на пол.
Схватив топор, я прыгнул на монстра и хотел врезать ему по его большой и бестолковой башке обухом, но этот хрен покачнулся и топор в моих руках опустился ему на правое плечо. Хрясь. Этот недоделанный взревел и развернувшись врезал мне своей левой рукой по моему корпусу. Млять! Удар был такой силы, что я улетел в одну сторону, мой топор в другую, а если бы я был в тапках, то они бы либо остались на месте, либо улетели в третью сторону. Но я был в кроссовках и поэтому полетел вместе с ними. Даже сгруппироваться не успел, здравствуй родной шкаф. Я только успел руками голову прикрыть, боли не почувствовал. Снова на меня что-то посыпалось. Быстро вскочил на ноги выбравшись из этого шкафа и увидел, как на монстра прыгнул Леший держа автомат за дуло. Монстр всё ещё стоял и покачивался на ногах. Леший стал наносить ему страшные удары по голове прикладом автомата, а матерился то как. Так обычно Слива только делает. Видать Леший наслушался у него и решил применить данные знания на практике. Снова взмах, теперь в другую сторону улетел Леший. Да что же это такое, терминатор прям какой-то. Мы как кегли разлетаемся в разные стороны от его ударов, и этот инопланетянин никак умирать не хочет. И тут на монстра метнулась тень. В него кто-то врезался и снёс его с ног. Во как! Этот кто-то влетел с ним в штурвал, впечатав в него монстра спиной. Затем вскочил на ноги и подпрыгнув опустился ему ногами на голову. Затем стал буквально впечатывать его ногами в пол.
Иван! Это был Иван Мэр. Это он его снёс как в американском футболе и теперь прыгал у него по башке. Быстро подбежав к ним хватая на ходу топор, я стал рубить им по туловищу монстра, с каждым ударом топор глубоко уходил в его тело. Пару раз дёрнувшись монстр затих. Наконец-то, что-то мне совсем не понравилось с ним драться.
А стрельба внутри катера тем временем продолжалась.
– Леший посмотри Илюху – крикнул я и показал на лежащего без сознания в углу матроса – и второго проверь – показал на второго – Ваня пошли.
– Закрой дверь – на ходу крикнул Иван и я увидел, как Леший тут же кинулся к входной двери и с силой захлопнул её.
Мы с ним быстро схватили валяющееся на полу оружие, тут же вытащили из висевшей на спинке чудом уцелевшего кресла разгрузки магазины и перезарядили автоматы. Перепрыгивая через две ступеньки, понеслись вниз на звук стрельбы. А стрельба там шла не шуточная, стреляли минимум пять или шесть стволов, кажется в десантном отсеке тоже кто-то вел стрельбу.
Спустившись вниз увидели валяющегося на полу ещё одно такого же убитого монстра. Под ним растеклась большая лужа крови. Недолго думая выстрелили ему по кроткой очереди в голову, контрольный. Башка тут же лопнула и кровь забрызгала стены.
– Там – показал Иван на один из коридоров.
Побежали туда и забежав за поворот увидели картину. Стоящий Слива в трусах, Туман и Няма расстреливают из автоматов очередного монстра. Только они умудрились зажать его в угол и теперь старательно делали из него решето. Ещё один валялся на полу мордой вниз, а над ним сверху стоял Ватари с Полукедом и раз за разом втыкали в него свои мечи, чуть дальше лежал один из людей.
Наконец расстреливаемое чудовище с трёх сторон испустило дух и плашмя рухнуло на пол. Его башка так же лопнула и мозги, если конечно они у него есть, разлетелись по стенам.
– Чисто – услышал я голос Сливы.
– Чисто.
– Чисто – отозвались другие ребята.
Стрельба стихла так же неожиданно как и началась. В ушах стоял звон, всё-таки пальба в маленьком замкнутом помещение не очень хорошо действует на слуховой аппарат. В воздухе отчётливо пахло сгоревшим порохом и кровью.
Я облегчённо вздохнул и опустился на корточки держа на коленях автомат. Пошёл отходняк, меня начал бить озноб. Слива стоял и матерился, он был весь перепачканный кровью. И в данный момент всю свою злость вымещал на только что убитом монстре пиная того ногами. Ватари с Полукедом окончательно добили своего монстра. Все дышали как загнанные лошади.
– Это кто такие? – спросил офигевший Туман, вернее крикнул, показывая стволом автомата на монстра.
– Я-то откуда знаю – ответил я – чудища какие-то местные. Залезли на катер, а мы даже не услышали.

Глава 23.

Напавших на наш катер монстров было 7 штук. Мы вытащили их из недр корабля за ноги и притащили на палубу, оставляя при волочении кровавый след, ох завтра, вернее сегодня отмывать всё это придётся. Положили их в рядочек и теперь мы стояли и смотрели на них. Чуть дальше лежали наши погибшие пацаны, их мы тоже сюда принесли.
У нас были и погибшие и раненые. Погибло 6 человек и ещё 4 были ранены. У всех переломы.
– Кто же они-такие-то? – в какой раз спросил Туман – когда мы стояли и смотрели на лежащих на палубе монстров. Теперь я мог их хорошо рассмотреть. Рост от двух метров и выше, вон парочка лежит, метр двадцать точно в них есть. Голова напоминает волчью, только без волос, уши прижаты к голове, руки, ноги как у человека, тело зелёного цвета, по пять пальцев на руках и ногах, а вот кровь красная. Больше они были похожи на баскетболистов каких то, такие же высокие и тощие, это если внешний вид в расчёт не брать. На поясах у каждого небольшая повязка из каких-то сушеных листьев. У каждого с собой была большая дубина, даже палица.
– Килограмм 20-25 весит – взяв одну из дубин в руки сказал Слива – с одного удара человека сносит ей.
– Как мы их прощёлкали то? – спросил Риф.
– Вокруг вата – ответил я – ничего не видно, они потихоньку к катеру на лодках подплыли и по верёвкам забрались. Нашли открытые люки и пробрались внутрь.
Две их лодки мы нашли привязанные к корме катера, когда прочёсывали катер. Выдолбленные из цельного дерева этакие каноэ.
– Если бы не огнестрельное оружие – подал голос Ватари – от них было бы очень сложно отбиться в рукопашную и потерь было бы больше.
Тут да, Самурай прав.
– Да и от пуль то они тоже не очень умирают – покачав головой ответил я- вот в этого я весь магазин выпустил – показал я на своего убитого монстра – прежде чем он умер. А вот в этого кажется сначала Илья стрелял, потом Леший, потом я топором ему дал, а он всё никак умирать не хотел. Пока его Ваня не снёс, и мы уже его добили.
– Я вот этого тоже кувалдой по корпусу бил – сказал Большой – вышел в туалет ночью, как этот из-за угла вынырнул, я еле увернутся успел, в трюм по лестнице свалился от неожиданности, этот за мной – показал Большой на монстра – хорошо там инструмент был. Разводной ключ ему как слону дробинка, лом далеко, пришлось кувалду хватать. А этот не ждёт – пнул Большой мертвого монстра носком ботинка – дубиной этой своей махает как сумасшедший, хорошо Маленький на выручку подоспел. Еле завалили его вдвоём.
– Теперь я понимаю, куда пропали все экспедиции Венецианцев – выразил Саныч мысль, крутившуюся у меня на языке. У Саныча кстати голова была перевязана, видать ему тоже прилетело, Витёк в лазарете. К ним со слов Саныча в каюту один из этих чуваков зашёл, вместе с дверью. Эти два балбеса дверь не закрыли на замок. Уж не знаю, как они уцелели и кто им помог, но оба живы.
– Как же вы так пацаны – услышали мы голос Рифа.
Он стоял над лежащими нашими погибшими пацанами и мял в руках свою кепку.
– Что с ними делать будем? – спросил я подойдя к нему.
Ребят жалко, очень. 6 человек потеряли и за жизнь ещё одного сейчас борется док. Слишком сильные у него повреждения внутренних органов.
– Как дела док? – спросил кто-то из ребят.
Повернув голову, я увидел подходящего к нам нашего доктора. Судя по его виду…
– Умер Павел – наклонив голову и остановившись ответил Док.
Млять, 7 человек.
– Остальные будут жить, но пару недель лежать точно будут – сказал Док.
– Серый – негромко позвал Риф.
– Тут я командир.
– Лодки этих баскетболистов где?
– Да вон за кормой болтаются обе – махнул тот рукой.
– Всех наших погибших пацанов туда, облить Блюром и поджечь – затем он замолчал на несколько секунд, сглотнул и подняв голову посмотрел на нас – хранить тела нам тут негде. Завтра от ребят появится запах. Это лучшее, что мы можем для них сейчас сделать, сейчас ребят похороним, пойдём дальше.
– И туман рассасывается – сказал Серый задрав голову наверх.
Это да, туман резко стал исчезать и теперь на добрых пару сотен метров вокруг катера было видно. На катере врубили все прожекторы и в данный момент было светло как днём. Матросы стоят с биноклями со всех сторон и наблюдают за озером, чтобы ещё одни такие монстры к нам незаметно не подплыли.
Наших погибших пацанов погрузили в две эти лодки. Кто-то прочёл молитву. Риф сам полил из канистры обе лодки и Серый протянул ему зажжённый факел. Затем лодки связанные между собой оттолкнули от катера и Риф бросил в них факел. Мгновенно образовался огромный костёр. Мы стояли и смотрели на него до тех пор, пока лодки не прогорели и не погрузились в пучину озера.
– Всё, по местам всем – тут же собрался Риф – Серый что там с рубкой? Сильные повреждения есть?
– Некоторые приборы разбиты, штурвал повреждён, пару часов и починим. Мебель в расчёт не беру. Порядок сейчас тоже наведём, пулевые отверстия во многих местах, но глобальных проблем нет. Кто из вас в трюме стрелял? – спросил он у нас всех.
– Я – поднял руку один из бойцов.
– Тебе повезло, что во взрывчатку не попал. Полметра от ящиков твоя очередь прошла.
– Да я не специально – начал оправдываться боец – эта хреновина на меня пёрла как танк.
– Всё нормально – резко сказал Туман – отбился, молодец. Баскетболистов всех за борт?
– Да – кивнул Риф – на корм рыбам.
Покидав трупы баскетболистов в воду, как их тут же стали у нас все называть, мы пошли наводить порядок на катере. Слишком много крови там было внутри. По очереди зашли с разрешения дока к нему в лазарет, проведали пацанов. Все трое перевязанные и накаченные лекарствами спали. Витёк вообще вон мумию напоминал. Да уж, несладко пришлось в этом озере тем из разведчиков Венецианцев, которые тут оказались. То, что причина пропажи всех людей эти длинные, я как-то ни капельки не сомневался.
Пока отмыли катер от крови и следов боя, пока навели порядок, расцвело.
– Курс прямо – сказал Риф и катер тут же взревев обоими движками оставляя за собой бурун воды двинулся, повинуясь штурвалу рулевого.
– Как думаешь – спросил у меня Туман, когда мы с ним стояли в капитанской рубке – живы пацаны?
– Не знаю дружище – честно ответил я – если эти гоблины валят всех без разбору, в чём мы смогли убедится сегодня ночью, то – я замолчал, но Туман думаю и так понял мою последующую мысль.
– Будем надеяться, что живы – вздохнул Валерка – где-то должно быть гнездо этих уродов. Не могут же они передвигаться на десятки километров на лодках с вёслами. Какими бы сильными и здоровыми они не были, ну десять километров, ну двадцать и должен быть остров или берег какой. А тут кроме скал ничего вокруг нет.
– Вижу впереди остров – заговорила висевшая на Рифе рация через пол часа нашего плавания – прямо по курсу, километра полтора два.
В ту же секунду мы как один прилипли к окнам рубки и стали до боли в глазах вглядываться в окуляры биноклей пытаясь рассмотреть этот остров. Действительно, прямо по курсу остров, по размерам я не готов был сказать какой он, большой или маленький, но то что остров это сто процентов.
– Вот там эти уроды наверняка и трутся все – зло сквозь зубы сказал Туман – высаживаемся, потихоньку прочёсываем остров, наверняка какие-нибудь следы найдём. Они тут у себя дома и никого не боятся. Идёт 20 человек. Риф.
– Да.
– Нас высаживаете и отходите от острова. Смотреть во все глаза. Если они с такой неохотой умирают, то воспользоваться глушителями не получится, соответственно будет много грохота и скорее всего будем уходить быстро, а за нами обязательно будет хвост. Держать связь, как вызовем, подходите к острову и ждёте нас, по возможности прикрываете огнём. И найдите пляж какой-нибудь, чтобы не по лесу скакать, а хотя бы метров сто-двести открытого пространства было, корды смогут работать. Там они – сквозь зубы процедил он – я прям чую что там их гнездо. Правда не известно сколько их и на что они способны. Колючий, Клёпа.
– Тут мы – отозвался Клёпа.
– Передний дозор.
– Есть.
Всё мужики – ставя бинокль на расколотую ударом дубины панель сказал Туман – пошли собираться.

Глава 24.

Пару раз на катере прогудела сирена, тут же лестницы и переходы наполнились топотом ботинок, бойцы хватали своё оружие и бежали в десантный отсек, там у нас в пирамидах находилось основная часть оружия.
Я мгновенно спустился вниз, подбежал к пирамиде. Первым делом одеваю на себя наш фирменный обвес лежащий на верстаке, затем бронник, разгрузку, гранаты к подствольнику, запасные магазины пихаю в разгрузку. Рядом вооружались и быстро паковались пацаны. Большой, Няма, Иван Мэр тут же взяли по пулемёту, запасные коробы, да и ещё обмотались лентами с патронами. Иван с Большим ещё по Мухе за спину закинули. Я старался взять как можно больше патронов распихивая снаряжённые магазины по карманам разгрузки и куда возможно по карманам штанов. Слишком свежи ещё были воспоминания, когда я расстреливал этого баскетболиста в упор, а он и не думал падать, так и пёр на меня. Что же у них за организм такой? И Туман всегда говорил, патронов много не бывает.
– А это мы им на десерт возьмём – пробурчал рядом со мной Слива складывая в небольшую сумку монки, туда же полетели гранаты к подствольнику.
Со всех сторон слышался лязг оружия и щёлкали затворы. Бойцы собирались молча и сосредоточенно. Интересно, что сейчас у каждого из них было в голове? Ведь наверняка все понимали, что это не ящеры и тем более не бандиты. Можно и не вернуться с этого острова. Хотя в облаке куда мы все ездили за тачками бывало тоже прижимало нехило.
– Готовы? – рявкнул Туман.
– Две минуты и выгрузка – тут же заговорили голосом Рифа колонки.
– Ещё раз говорю всем – в десантном отсеке снова раздался голос Тумана – идём двойками, не вздумайте вступать с ними в рукопашную, это не тот противник. Только огонь, если что, изворачивайтесь, прыгайте, бегите, но не в коем случае не деритесь с ними. Шансов выиграть рукопашную нет. А это вам на хрена? – удивлённо спросил Туман увидав, как Колючий с Клёпой помимо оружия и боеприпасов надевают на себя через голову бухты с верёвками и цепляют к поясу карабины для скалолазания.
– Пригодится – ответил Клёпа и продолжил экипироваться.
– Минута – снова голос Рифа и тут же аппарель стала открываться.
– Пошли бродяги – негромко сказал Туман и двадцать вооружённых с ног до головы бойцов мгновенно сбежали по аппарели на пляж, ну если честно, то 18, Ватари и Полукед были с мечами. Первые сбежавшие Клёпа с Колючим тут же разбежались в стороны и отбежав метров на двадцать встали на колено, беря на прицел ближайшие к нам заросли. Риф выбрал хорошее место, выгрузил нас на пляж, до леса было метров двести. Тут бы на песочке поваляться и рыбку половить, больно место хорошее. Но боюсь, что придут местные и настучат своими дубинами по голове.
– Пошли – негромко сказал Туман, и мы все отчётливо услышали его голос в своих наушниках.
Тут же за нами стала закрываться аппарель катера. Пока мы добежали до леса, катер уже отошёл от берега метров на сто.
И вот он лес, мы нырнули в него цепью и тут же остановились, присев на одно колено и держа так же на мушке всё перед нами, прислушиваясь к окружающим нас звукам. Но кроме пения птиц ничего другого мы не слышали.
– СОБР, вперёд – раздалась короткая команда Тумана – Васьки замыкаете, Ваня центр, расстояние 5 метров, пошли все. Смотрите все под ноги и на деревья.
Тут же с двух сторон немного шелохнулись кусты, и я увидел Клёпу с Колючим, которые прикрывая друг друга потихоньку пошли вперёд, причём у обоих на головах уже были банданы.
Двинулись по лесу вглубь острова. Лес как у нас в новом оазисе. Такие же деревья, температура около 25 градусов, я практически сразу весь взмок, да и ещё нагрузился как ишак оружием и боеприпасами. Шли так цепью минут тридцать, когда пришёл доклад от нашего головного дозора.
– Это Колючий – услышали мы его голос в наушнике – тут ручей, следы костра, а около него… В общем вам лучше самим посмотреть.
Потихоньку дошли до этого ручья, метров за 50 или чуть больше я услышал его журчание.
– Ты и ты – показывая рукой на бойцов сказал Туман- боковой дозор.
Раздвинув кусты, я увидел сидящих около пепелища Колючего и Клёпу. Колючий рассматривал в прицел автомата лес на том берегу, а Клёпа что-то изучал на месте бывшего костра. Ручей был шириной метров пять, затем крутой подъём и снова лес.
– Привал 10 минут – очередная команда Тумана.
Держа оружие на изготовку, мы потихоньку подошли к сидящим ребятам.
– Что тут у вас? – спросил Туман.
То, что тут был костёр было видно сразу, обгорелые деревяшки, пепел, плюс само место было обложено камнями и в песке были следы от чего-то тяжелого.
– Тут треногу ставили – подтвердил мои догадки Клёпа показывая нам на углубления в песке.
– Жрать они тут походу готовили – зло сказал Туман и сплюнул.
– Может это люди? – сделал предположения Слива.
– Ага, люди – кивнул Колючий и вытащил из-за большого камня два обожжённых человеческих черепа и несколько костей.
– Твою мать – выдохнули мы все.
– Оба убиты – вертя черепушки в руке продолжил Клёпа – вот этому бошку проломили – показал он нам на треснувший первый череп – а вот этому что-то типа пики воткнули в затылок.
– Пацаны смотрите – услышал я сзади негромкий голос Лешего.
Повернувшись увидел, как он ножом выкидывает из пепла кости, то, что они человеческие я как-то не сомневался.
– Людоеды – сказали мы разом.
Охренеть, эти твари людей жрут.
– Я тут ещё кое-что нашёл- зашипел наушник и из кустов вышел Кирпич, неся в руках охапку одежды.
Подойдя к нам, он бросил её перед нами. Леший тут же разворошил ножом одежду.
– Вот это наши шмотки – тут же сказал Кузьма, вытащив кожаную одежду и показывая нам -одежда недавно валяется, толком сгнить ещё не успела, значит это наших тут тащили и кого-то из них тут зажарили – кивнул Кузьма на пепелище.
– Там крови на земле много – кивнул головой в сторону кустов Леший – и одежда вся в пятнах крови.
– Правильной дорогой идём товарищи – сказал Туман вставая в полный рост и рассматривая лежащий перед нами лес – пошли дальше. Кирпич шмотки в лес на место, СОБР пошёл.
– Впереди жгут что-то, дымом пахнет – ещё через 15 минут пришёл доклад Колючего.
Принюхавшись, я так же учуял запах костра и кажется жареного мяса. Значит нам не далеко осталось, хотя при хорошем ветре запах дыма может намного по лесу распространяться.
– Всем внимание – тут же тихо сказал в рацию Туман.
Мы шли очень осторожно и по возможности тихо. Я сначала смотрел куда поставить ногу, не забывая так же смотреть по сторонам.
– Сто метров и ложитесь – услышали мы наставление Клёпы – мы на месте. Дальше ползком метров тридцать.
Через небольшое время мы ползком подобрались к большим кустам и перед нами открылась картина.
Мы находились на небольшом возвышении, внизу была яма, потом резкий подъём и огромная поляна с растущими на ней редкими деревьями. А вот на поляне был лагерь этих баскетболистов. И было их около 150 штук, если не больше. Эти баскетболисты были разные по своим размерам. Маленькие и большие, высокие и низкие, крепкие и не очень. Многие из них были с такими же дубинами, у кого-то были обычные копья. Дубины и в кучу сваленные валялись, и кто-то из длинных с ними ходил по лагерю. На поляне стояло большое количество толи шалашей, толи лачуг, горели костры, над парочкой из них на вертелах крутилось и жарилось мясо, даже не хочу думать, что это за мясо. А сбоку от всего этого находилось трёхэтажное здание! Кирпичное здание мать вашу. На многих окнах всех этажей были решётки, не на всех, но решётки были. И это здание как раз напротив спуска в овраг. Баскетболисты кто сидел около костра, кто просто слонялся по лагерю, бегали маленькие баскетболисты, гоняя с какими-то палками и тряпками, дети. Плодятся значит эти гоблины тоже. Левее от здания был установлен какой-то постамент с изображённым на нём каким-то уродом, вернее его башкой. Походу из камня высеченный. Перед каменой башкой алтарь жертвоприношений. То, что это алтарь я понял сразу. Вокруг него в землю было натыкано много кольев, на которых виднелись черепа людей, а несколько свеже отрубленных голов людей были просто на них насажены.
– Адово местечко – прошипел Слива – если они на нас все наваляться, хрен отобьёмся. Здоровые все какие.
– Пленные люди думаю в этом здание – сказал Туман – но в любом случае надо сначала проверить.
И тут задудела какая-то труба или рог. Её звук разнёсся по поляне и разошёлся дальше. Все баскетболисты как по команде вскочили со своих мест и подняв жуткий крик ломанулись к алтарю. Они лезли из всех щелей, из-за камней, выбегали из шалашей, навесов, откуда-то из кустов.
– Да сколько же их тут? – ахнул я наблюдая, как количество этих длинных увеличивается в геометрической прогрессии.
– Нас что-ли засекли? – испуганно спросил Кирпич.
– Не похоже – ответил Туман – скорее всего сейчас что-то будет.
Толпа длинных и не очень этих мутантов подбежала к алтарю. И тут мы все увидели, как двое длинных вытащили из здания упирающегося мужика. До здания от нас было метров 200 и в бинокли и прицелы мы очень хорошо видели, что происходит на этой поляне. Мужик упирался изо всех сил, но двое этих баскетболистов были гораздо сильнее человека.
– Это Мишка – негромко воскликнул Кузьма – он был в команде Грача, когда они на разведку вниз по реке ушли.
– Решётки, третий этаж – коротко сказал Клёпа.
Переведя туда свой бинокль я увидел, как за прутья решётки взялись люди. Их лиц нам не было видно, но то, что там есть живые люди — это точно. И смотрели сквозь решётку, как гоблины тащат этого мужика.
– Решётки второй этаж – снова сказал Колючий.
Переведя туда взгляд я увидел, как из окна высунулось пару баскетболистов и стали с интересом смотреть на лагерь.
Тем временем, баскетболисты дотащили упирающегося мужика до алтаря. К ним тут же подлетело ещё двое и они, схватив человека за руки и ноги мгновенно положили его спиной на алтарь и растянули. Мужчина пробовал вырваться, он кричал, матерился, проклинал их до 10 колена, но его крепко держали.
И тут из одного из шалашей вышел натуральный папуас. Я очень хорошо рассмотрел его в бинокль, с такой же волчьей башкой как и у остальных. Весь в каких-то перьях, с палкой в руках, на конце которой был прикреплён человеческий череп. На голове нагромождение соломы и перьев, сзади как у павлина так же во все стороны торчат перья. Толпа тут же расступилась перед ним в стороны пропуская его к алтарю.
Лежащий там мужик продолжал вырываться, но эти четверо крепко держали его за руки и ноги.
Папуас подошёл к алтарю, поднял к небу руки и что-то стал бормотать. Мы все затаили дыхание смотрели за происходящим. То, что мужика сейчас грохнут, никто не сомневался, но помочь мы ему точно сейчас ничем не могли. Начать стрелять? И толку? Ну завалим мы вот так сходу их штук 50, если откроем огонь из всех стволов. Остальные просто разбегутся во все стороны и тут же начнут нас обходить, а потом начнут гонять нас по лесу. И сдаётся мне, что они гораздо шустрее чем мы и бегают быстрее и ходят по этому самому лесу гораздо тише. При таком раскладе я вообще сомневаюсь, что из нас кто-то уйдёт живым и сможет добраться до берега.
Папуас закончив бубнить на небо отдал свой посох ближайшему стоящему к нему гоблину, а взамен тот дал ему что-то похожее на мачете.
Взяв мачете в правую руку, главарь этого шабаша подошёл к лежащему мужику. Затем размахнулся и одним ударом отрубил ему левую руку. Над поляной раздался просто нереальный человеческий вопль боли и страдания.
– Твою же мать – выдохнул лежащий рядом со мной Слива.
А моё сердце ухнуло в желудок. Затем папуас обошёл алтарь с другой стороны и коротким взмахом отрубил мужчине правую руку. Мужчина снова закричал.
Рядом негромко стали ругаться пацаны и каждый пообещал этому гоблину такую смерть, что я аж поежился. Тем временем папуас одну за другой отрубил мужчине ноги. Всё, мужик затих, либо сознание потерял от боли, либо просто умер, потом он отрубил ему голову и подняв с земли её за волосы, насадил на шест. Затем те, кто держали его на алтаре схватили изуродованное тело и мгновенно подняв его насадили на длинную палку, которую приволокли и подхватив потащили его к костру.
– Пипец уроды – снова выругался Слива.
– Походу у них сегодня намечается пир – зло сказал Туман – вон ещё двоих жарят.
Да уж, теперь на костре в этом лагере жарились три человека, три уже мёртвых человека. Отрубленные ноги и руки они насадили на отдельные шесты и отдали их своим детям, те с воем подхватили их и так же положили жарится на своём, отдельном костре.
– Всех вырежу – снова выругался Слива.
– Остынь – зашипел на него Няма – ты видел как они дерутся и как умирают от пуль? В каждого надо по рожку всадить прежде чем он сдохнет. А там таких больше двухсот штук, пока будешь одного валить, тебя двое других в лепёшку превратят своими дубинами. Веером от бедра стрелять не получится.

Глава 25.

Идеи есть? – спросил у нас всех Туман, когда мы сбились в маленький кружок. Только несколько человек назначенные им смотрели по сторонам – заложники в здании на третьем этаже. Охрана на втором и на первом тоже кто-то наверняка есть. Выход на крышу скорее всего завален или замурован. Так что прежде, этих охранников надо валить и быстро на третий, освобождать людей.
Следующие пол часа мы разрабатывали план по освобождению людей. Наконец всё решили, распределили роли, кто где находится и кто что делает. Начать операцию «Ы» как тут сказал Слива, решили на рассвете. А пока можно чуток отдохнуть и подкрепиться. Выставив охранение отползли подальше в лес, где и перекусили сух пайком.
– Пора – толкнул меня задремавшего в бок Слива.
Клёпа и Колючий тут же ужами исчезли в кустах и спустились в овраг. Нам остаётся только ждать, когда они вдвоём заберутся на крышу здания. Лагерь спал, горело несколько костров давая небольшой свет, даже отсюда мы слышали, как баскетболисты дают храпака.
– Холодно блин – поёжился Слива прижимая к себе автомат.
– Сейчас согреешься – ответил ему я рассматривая лежащий перед нами лагерь в бинокль.
Вроде всё тихо, все спят, ну кроме нас, птички поют и трещат на своих языках. Рассветать будет минут через тридцать. Мы специально выбрали такое время, чтобы наши пулемётчики могли накрыть огнём лагерь и отстреливать всех подряд. То, что без шума выкрасть заложников у нас не получится, мы уже убедились. За остаток вчерашнего дня мы наблюдали, как в здание то и дело входят и выходят из него баскетболисты. Грешным делом уже подумали, что они сейчас ещё кого на жаркое пустят, но всё обошлось.
– Ваня, Ватари пошли – раздалась команда Тумана в наших наушниках.
Следующие мы. Через 10 минут томительного ожидания я услышал два щелчка в наушнике. Это значит, что наш СОБР уже на крыше и сейчас они скинут с крыши одну из верёвок. По предложению Клёпы мы привяжем её к стоящему тут дубу и будет у нас канатка. Так что валить там надо всех и занимать оборону, пока заложники и некоторые из пацанов будут сваливать по натянутой верёвке. Здание находится на небольшом возвышение, вот и спустимся мы по ней прям сюда.
Где пригибаясь, а где и ползя по-пластунски мы поднялись наверх этого оврага, вот и прямо перед нами здание. В темноте я увидел пыхтящего Ивана, который ухватившись за верёвку довольно таки шустро для своей комплектации поднимался на крышу, снизу ожидал своей очереди Ватари, потом мы.
– Пошёл – хлопнул меня по плечу Туман.
Как же хорошо, что Клёпа с Колючим навязали на этой верёвке узлов, за которые было удобно хвататься руками, хрен бы я так забрался не будь этих узлов. Наверху меня шустро подхватили чьи-то сильные руки помогая забраться, всё, я на крыше. Следом за 5 минут забрались Туман, Слива и Леший с Кирпичом.
– Всё тихо – потихоньку сказал пригнувшись Клёпа, всё это время пока мы залезали на крышу, он наблюдал за лагерем и уже практически расцвело. По крайней мере лагерь с крыши уже просматривался хорошо.
– Ваня, Ватари готовьтесь быстрее – скомандовал Туман.
Задача этих двоих была залететь в окно на втором этаже и порубить там в мелкий фарш своими мечами охранников. То, что у них это получится не сомневался никто. Ватари мелкий и шустрый, а Иван одним ударом разрубает пополам ящера, это я тоже видел. Потом туда ныряет Туман, и они освобождают заложников и ищут выход на крышу, ну а дальше мы все бежим на неё и сваливаем по верёвке. Выбегать на улицу и сталкиваться с баскетболистами там, ни у кого желания не было. Клёпа с Колючим одновременно с ними спускаются на верёвках и закидывают гранатами первый этаж и следом мы. Моя задача с личкой зачистить остаток первого этажа и заминировать входы и окна. Потом держим оборону, пока ребята ищут путь наверх и отправляют по верёвке заложников вниз.
– Готовы – прерывая мои мысли и негромко щёлкнув карабином сказал Ватари.
– Пошли мужики – сказал Кирпич ставя Печенег на бортик крыши.
Четверо наших ребят тут же забрались на бортик и повернулись лицом к нам. Первые вниз ушли Иван и Ватари. Я подошёл к краю и посмотрел вниз. Оба бесшумно опустились к окну на второй этаж и замерли около него. Следом опустились к окнам первого этажа Колючий и Клёпа. Если на втором этаже только на одном окне не было решёток, то на первом в двух.
– Работаем – коротко сказал Туман.
Приготовившие свои мечи Иван и Ватари оттолкнулись ногами и залетели внутрь. Смотревшие на них Колючий с Клёпой тут же закинули в окна по две гранаты и прижались к стене. Раздалось четыре взрыва, здание ощутимо так тряхнуло. Тут же в стоящие шалаши и навесы в лагере стали прилетать РПГ и везде в беспорядке рваться подствольные гранаты. Заработали пулемёты от леса, где, выбрав себе позиции залегли Няма и Большой, а Кирпич стал поливать длинными очередями по лагерю из своего с крыши здания.
– Пошли – заорал Туман цепляя себе за пояс карабин.
Мы быстро зацепили карабины и заскользили вниз на первый этаж. Я правда слишком сильно его отпустил и чуть не сорвался, вот что значит опыта нет. Но успел остановится. В окно я влетел не ногами, а задницей вперёд. Следом влетел как обычно матерившийся Слива. Тут же увидел лежащих трёх дохлых баскетболистов. У одного отсутствовали ноги, у второго оказалась оторвана рука и половина головы, а третий был буквально нашпигован осколками. Пыль и побелка после взрыва ещё не осела, но видимость более-менее была.
– Чисто – заорал Клёпа – зачищайте помещения.
– Попёрли – тут же закричал Леший, одновременно отцепляя от себя верёвку и смотря в окна.
– Пошли – крикнул я быстро посмотрев в окно.
Твою мать, на наc шла волна. Эти баскетболисты, размахивая своими дубинами и страшно воя пёрли на здание. Клёпа с Колючим тут же выстрелили из своих подствольников по наступающим и стали стрелять по ним длинными очередями. По ушам тут же стали отдавать выстрелы, маты, крики. Я схватил Сливу, и мы выбежали в коридор. Дальше помещение, двери нет, выдёргиваю из разгрузки гранату.
– Граната – заорал я и выдернув чеку бросил её туда.
Через пару секунд взрыв, оттуда вынесло кучу пыли и бумаг. Залетаю туда, взгляд направо, как и учили, даю короткую очередь веером.
– Чисто – снова кричу я и бежим к следующей комнате.
Туда уже Слива закинул гранату так же заорав. Взрыв, ныряем, чисто. Третья комната, четвёртая, пятая, в шестой оказалось двое баскетболистов. Непонятно почему они не выбежали и не напали на нас? Может парочка какая оказалась, может испугались, но их убило взрывом, сделали по контрольному в голову и побежали по коридору дальше. Тем временем на втором этаже тоже гулко бухали взрывы, там Туман с Иваном или ещё с кем-то проводят зачистку.
– Выход – крикнул Слива присев на колено и держа на мушке входную дверь.
Леший тут же достал из своей сумки монку и поставил её около стены, лицом к выходу, тонкую леску мгновенно накрутил за выбитый косяк двери на противоположной стороне. Ох не завидую я тем, кто попытается забежать сюда через этот вход. Забежать то он забежит, только мина сразу сработает и обратно из здания вылетят части тела.
– Всё чисто – снова крикнул я – пошли к пацанам назад, Леший ставь растяжки около окон.
А стрельба тем временем и не думала прекращаться, мне кажется она только усилилась. Пулемёты слились в одну сплошную очередь. Раздавались взрывы. Забежав в комнату на первом этаже, которая первой подверглась зачистки увидели, как Колючий и Клёпа расстреливают бегущих к зданию этих уродов. Накрошили их уже достаточно много, но они и не думали кончаться. В нас полетели пики, камни, они то и дело влетали в окна или бились об стены.
– Слива окна – крикнул я ему всаживая очередь в голову небольшого роста баскетболисту, попал, от головы полетели ошмётки.
– Заложники наши – пришёл доклад от Тумана – Грач тут.
Я прям вздохнул с облегчением.
– Быстро все наверх – очередная команда от Тумана.
Наушники у всех были и мы быстро отстреляв по магазину бросились к ведущей наверх лестнице.
– Папуас готов – услышали мы в наушнике чёткий и спокойный голос Митяя.
Отлично, этого любителя рубить людей грохнули. Как только поднялись на второй этаж, в одной из комнат на первом этаже громыхнул взрыв и здание снова подпрыгнуло. Затем бабахнуло так, что я подумал, что здание сейчас сложится как карточный домик.
– Первая растяжка, вторая монка – улыбаясь закопчённой мордой сказал Леший.
Молодец, успел заминировать. Следом на первом этаже забухали ещё взрывы, а это значит, что эти мутанты полезли в окна.
– На те вам – зло сказал Слива и одну за другой кинул вниз две гранаты.
– На третий все быстро – снова крик Тумана.
Внизу снова взрывы, вой. Один из шустрых баскетболистов умудрился-таки прорваться к нам на второй этаж, но тут мы его встретили сразу из трёх стволов. Лупили не целясь, от бедра, прошили ему руки, ноги, кажется коленную чашечку одну разворотили, потом разом вскинули автоматы и всадили ему около десятка пуль в голову, готов, он так и упал спиной на лестницу.
– Леший растяжку ставь – закричал я ему, когда мы забежали на третий этаж.
– Сюда пацаны – кричал стоя в пыли около ведущей на чердак лестницы Ватари, Иван стрелял из автомата в окно.
Люк они походу вынесли направленным взрывом, так как дырень такая хорошая была.
– Готово – крикнул вставая с колена Леший закончив с растяжкой.
Я бросил вниз гранату и дал ту даже короткую очередь. Взрыв, снова вой.
– Наверх все быстро – крикнул я.
– Ты первый – толкнул меня Слива и развернувшись открыл огонь по лестнице.
По вертикальной лестнице, ведущей на чердак я залетел за несколько секунд. Следом Леший, Слива и остальные бойцы. Когда последним забрался Клёпа мы бросили вниз сразу три гранаты. Еле успели отшатнуться от люка как вверх взметнулся фонтан крови и пыли. Господи, они совсем отмороженные, лезут, не считаясь ни с какими потерями.
Через несколько секунд мы уже были на крыше. Я успел увидеть, как по натянутой верёвке вниз скользит один человек, ещё одного уже внизу принимают наши, третий готовится поехать. Рядом с Туманом стоит бородатый полуголый мужик крепкого телосложения лет 45 с автоматом в руках, и улыбается.
– Мужики познакомьтесь – сквозь грохот взрывов и выстрелов заорал стоящий рядом с ним не менее довольный Туман – это Грач.
– Грач — это Слива, Леший и Александр – наш босс – заржал Туман.
– Здорово бродяги – протягивая руку улыбнувшись сказал Грач, о, одного переднего зуба нет – выбили падлы – тыкая пальцем на зуб сказал он.
– Давайте сваливать уже – крикнул Слива – жрать охота.
Я прям засмеялся после этих его слов. Вокруг идёт пальба, а Сливе лишь бы брюхо набить.
– Ваня пошёл – хлопнул его по плечу Туман.
Иван тут же перекинул за спину автомат, залез на бортик, прицепился к верёвке и заскользил вниз.
Я перезаряжая автомат быстро посмотрел с крыши здания на лагерь. Ого, весело там у них сейчас внизу. Как таковой, лагерь перестал существовать. Абсолютно все постройки были уничтожены, алтарь и этот высеченный из камня памятник или что это у них так же уничтожены. По всей поляне валялись тела этих баскетболистов, кто-то из них шевелился, но в него тут же прилетали выстрелы, думаю что это Митяй из своей снайперки их добивал. Тут и там по земле пробегали фонтанчики от пуль. Ребята от леса поливали мечущихся тут и там баскетболистов не жалея патронов. Но основная их масса всё так же продолжала бежать к зданию и огибала его с противоположной стороны прячась за его стенами.
– Они здание подожгли – пришёл чей-то доклад – валите оттуда.
Точно, дымком потянуло. Я тут же вытащил из кармана разгрузки ещё одну гранату, выдернул чеку и не глядя кинул её в сторону лагеря. Грач с Туманом и другими пацанами в это время стояли и стреляли с крыши из автоматов.

Глава 26.

– Млять – услышал я крик и увидел, как от бортика отлетел Кирпич и у него изо лба пошла кровь.
Он попытался подняться, но видимо ему очень хорошо прилетело камнем, и он немного потерялся в пространстве. Тут же со всех сторон на крышу стали падать другие камни. Вот же, эти уроды мало того, что подожгли нас, так ещё и камнями закидывают. Грач недолго думая мгновенно перекинул свой автомат себе за спину, подбежал к валяющемуся пулемёту Кирпича, схватил его и побежал на другую сторону крыши. Там он просто выставил его с крыши и на вытянутых руках открыл огонь. Силён, так стрелять на вытянутых руках удерживая печенег не каждый сможет. Снова взрывы, выстрелы, мы отстреливались и кидали гранаты, по одному хватались за верёвку и скользили по ней вниз.
– Давай Кирпич поднимай жопу – быстро перевязав ему голову закричал ему в ухо Туман – Грач взяли.
Тот тут же бросил пустой пулемёт и подбежал к ним. Я стрелял и одновременно уворачивался от продолжающих лететь в нас камней.
– Ах ты млять – услышал я сзади крик и повернувшись увидел, как от боли выгнулся Слива.
Очередной камень попал ему сзади в икру ноги.
– Давайте давайте парни шевелитесь – кричал Грач, таща с Туманом к верёвке Кирпича.
– У нас Кирпич ранен – крикнул в рацию Туман прикрывая его своим телом от камней – принимайте его.
– Ловим – тут же отозвалась рация.
Подцепили Кирпича и толкнули его вниз, всё, он, болтая в воздухе руками и ногами заскользил вниз. На крыше остались мы вчетвером.
– Саша пошёл – крикнул мне Туман.
Только я побежал к верёвке, как очередной камень попал Туману прямо в лицо, он сразу упал на крышу и заорал от боли.
– Грач цепляй его – крикнул я ему. Тот мгновенно перестал стрелять, и схватил Тумана сзади за разгрузку, к ним подбежал Слива, и они подняли Тумана.
Мля, у Тумана из разбитой щеки обильно текла кровь. Слива и Грач быстро прицепили его карабин к верёвке и перекинули через бортик крыши, всё, Туман поехал.
– Грач пошёл – снова крикнул я.
Тот мгновенно отстегнул от автомата ремень, сам автомат бросил, намотал ремень на правую руку и недолго думая перекинул ремень через верёвку, всё, ушел вниз.
– Саня пошёл – закричал Слива кидая последние гранаты во все стороны с крыши.
Ох ты млять, хватаюсь за верёвку, по спине попало пару камней, бронник спас, поехали. Прикольно так ехать, только не когда в тебя со всех сторон камни и копья летят, но вроде пока я скользил на верёвке в мою тушку ничего не попало.
– Слива давай – крикнул я в рацию, когда очутился на земле и меня схватил Иван тормозя моё тело, чтобы я не врезался в этот дуб.
Но Слива уже и сам увидел, что я на земле, он перелез через бортик, быстро намотал что-то на руку, затем примотал второй своей рукой левую руку к верёвке и прыгнул. Верёвка дёрнулась и Слива заскользил вниз одной рукой держась за натянутую верёвку, а второй он держал автомат из которого стрелял по беснующимся внизу баскетболистам. Голливудские режиссёры сдохли бы от зависти увидав эту картину. Всё наяву, никаких дублей не надо. Слива опускался по верёвке одновременно стреляя и матерился, матерился так, что любо дорого было послушать. Лежащие чуть дальше наши пацаны как могли прикрывали его из автоматов и пулемётов. А здание то уже достаточно хорошо горит. В окнах второго этажа уже вовсю видны языки пламени.
Пока Слива ехал вниз на верёвке стоящий рядом Лама и Зима схватили по Мухе, быстро разложили их, дождались, когда Слива доедет до нас и влепили по реактивной гранате точно в это небольшое здание. Затем кто-то ещё выпустил две гранаты РПГ. Мощнейшие взрывы буквально разворотили его и многострадальное здание не выдержало. Сначала рухнула одна стена, затем оно просто осыпалась, погребая под обломками всех тех, кто не успел отбежать. Правая стена, по которой мы залезали на крышу вообще чётко рухнула плашмя, там я точно разглядел около 5 баскетболистов которых она накрыла, теперь от них осталось только мокрое место.
– Валим к берегу – закричал кто-то. А, так это я ору – Большой хватай Тумана, Ваня Кирпича на плечо. Грач Няма пулемёты.
Ребята мгновенно выполнили что я сказал. Сам я быстро перезарядил автомат и заметил напряжённо смотрящего на овраг Маленького, в руках у него был небольшой пульт.
– Вася ты чего тормозишь? – крикнул я ему.
– Ща ща – не поворачиваясь ответил он мне – десять секунд.
Пыль от рухнувшего здания уже немного рассеялась и мимо развалин вниз оврага стали прыгать баскетболисты. И было их достаточно много.
– На те вам – зло сказал Маленький и нажал кнопки на пульте.
Овраг озарился мощнейшей вспышкой, я только пригнуться успел, как с низа оврага вырвалась наверх ударная волна.
– Я заминировал – довольно сказал Маленький и убрал пульт в разгрузку.
А теперь ноги. Большинство наших уже ускакало вперёд, одни мы тут стоим. Грач с Нямой вон поливают из пулемётов от пояса.
– Уходим – крикнул я.
И мы побежали догонять своих. Я-то думал, что уже всё и нас не будут преследовать, но не тут-то было. Походу эти баскетболисты никогда не кончаться, хотя мы и настреляли их достаточно много. Бежав по лесу мы слышали их вой и я понял, что они нас догоняют. Вот я уже вижу мелькающие среди деревьев спины наших пацанов. Вернее, Большого и Ивана, которые несут раненых, Кирпич вырубился, Туман походу тоже без сознания, руки у него болтаются из стороны в стороны. Рядом с ними бегут ребята и смотрят по сторонам с оружием на изготовку. Около дерева стоит и ждёт нас Лама и Зима.
– Монки ждут – крикнул Лама, когда мы пробегали мимо него.
– Справа обходят – пришёл доклад от Митяя.
Тут же с той стороны раздались длинные автоматные очереди. Няма так же услышал это в своём наушнике и стал стрелять направо из пулемёта на ходу. К нему присоединился Грач. Сквозь деревья и кусты я увидел несколько бегущих на нас длинных. Пули срезали ветки, сбивали листья, дырявили деревья. Быстро обернувшись увидел, как за нами бежит большое количество этих местных людоедов. Остановился, дал короткую очередь в ближайшего ко мне, не попал, тот успел нырнуть за дерево и мои пули только щепки выбили.
– Патроны – заорал рядом Грач, когда его пулемёт замолчал.
Няма тут же подбежал к нему не переставая стрелять и у него на поясе я увидел висевший короб с патронами. Грач мигом сорвал его и стал быстро перезаряжать Печенег. Мы как могли прикрывали его. Чуть дальше ребята встали полукругом и стреляли так же по лесу. И тут сзади раздались два хороших таких взрыва. Рядом со мной появился довольный Лама, его монки сработали, несколько минут он нам выиграл
– Готов – заорал Грач вставая на ноги перезарядив пулемёт и тут же открывая огонь по лесу.
К нам подбежал Полукед, в обоих руках у него было по коробу с патронами для пулемётов. Вовремя, у Нямы как раз закончились патроны и он схватив короб, стал быстро перезаряжаться.
– Готов – спустя небольшое время крикнул он и мы побежали дальше по лесу стреляя на ходу.
Мля, а этих то среди деревьев много мельтешит. То один, то второй выныривает из-за деревьев и бросает в нас то камень, то копьё, то пытается как полоумный напасть и ударить дубиной. Но нас много, дружный залп из нескольких единиц оружия не даёт шанса никому из них подобраться к нам ближе чем на 20 метров.
До ручья я добежал оленем, дальше моя дыхалка кончилась. Спустившись на берег ручья я увидел уже на той стороне наших пацанов и среди них троих незнакомых мне мужиков, скорее всего это всё, что осталось от отряда Грача, у всех в руках были автоматы и они стреляли по все стороны экономными короткими очередями. Баскетболисты разбежались по всему лесу и пытались нас окружить. Вдоль реки бегал Клёпа с Колючим и устанавливали монки. Боюсь, что после того, как они рванут, русло этого небольшого ручья изменится. Рядом тяжело приземлился Грач и громко выругался. Только сейчас я заметил, что он босиком и правая нога у него в крови.
– Что с ногой? – спросил я.
– Фигня – отмахнулся он от меня тяжело дыша – поранился об ветку. Далеко ещё?
– Чуть меньше километра, там катер.
– Добро – улыбнулся он, этот отсутствующий его зуб прям улыбку вызывает.
– Чё встали? – заорал с той стороны Маленький – давайте шевелите жопами.
Блин, отдышаться не дадут. Развернувшись, я снова увидел баскетболистов, они так и бежали за нами по лесу огромными прыжками. Слева и справа в ручей стали прыгать другие. Да сколько же их? Мы стали пятится назад и стрелять из оружия, а боковых расстреливали другие наши ребята, один за другим мёртвые баскетболисты падали в ручей и вода тут же окрашивалась в красный цвет. Перебравшись на ту сторону увидел, как Большой взваливает на себя Кирпича, Туман уже стоит на ногах и его поддерживает Ваня.
– Пошли мужики – заорал я и развернувшись бросил гранату в выпрыгнувших из леса двоих баскетболистов.
Граната чётко взорвалась между ними разметав их в сторону.
– Ещё чуток, ещё пару метров – сбивая дыхание шептал бежавший рядом со мной Клёпа – пора.
Он нажал кнопку на пульте и сзади раздалось несколько мощных взрывов. Кажется, четыре или пять монок рванули. Да уж, все из баскетболистов кто в это время были в ручье или в ближайших метрах по направлению к нему, трупы. Металлические шарики из монок посекли там всё.
– Риф приём – закричал я в рацию.
– На связи – тут же отозвался он.
– Мы подходим, подходите к берегу, открывайте аппарель.
– Мы уже тут мужики, поднажмите, бегите только кучей, прикроем вас с кордов.
– Принял.
Вон уже сквозь деревья виднеется вода и десантный катер. И тут неожиданно из-за кустов на нас выскочило несколько баскетболистов. Первых бегущих бойцов буквально снесли мощными ударами дубин. Люди как будто со всего маха налетели на препятствие. Бежавший следом за ними Ватари успел увернутся от удара и мгновенно среагировав нырнул под руку одного из баскетболистов одновременно рубя ему мечом по ногам, реакция как у кошки, она его и спасла. А вот у этого баскетболиста теперь нет ног по колено. Тот с диким воем упал на землю и к нему тут же подбежал наш Полукед и как пику воткнул ему свой меч в голову. Млять, стрелять нельзя, оставшиеся трое баскетболистов уже врубились в наши ряды и теперь пытались попасть хоть по кому-нибудь своими дубинами. Ребята бросились в рассыпную. Передо мной оказался один из баскетболистов, я успел увернутся от удара, следом бежал Слива, он поставил под удар автомат и получил по нему мощный удар. Я быстро перехватил свой автомат за дуло и с хорошим таким замахом врезал прикладом по голове баскетболиста, удар получился прям загляденье. Длинный покачнулся и его повело в сторону. Подбежавший к нему Леший быстро посмотрел по сторонам и выбрав направление где нет наших упёр длинному в грудь автомат и нажал на спусковой крючок. Есть, пули прошли его насквозь, длинный тут же упал на землю, контрольный, готов.
Тем временем поддерживающий бегущего Тумана Иван отпустил его и Тумана успели подхватить Кузьма с Марком. Иван тут же вытащил из ножен свой меч и успел отбить удар дубиной, потом он как в кино резко развернулся вокруг своей оси и одним ударом перерубил длинного пополам.
Четвёртого длинного завалили Маленький с Потеряшкой и один из спасённых мужиков, они просто прыгнули на него с дикими криками и свалили того с ног. Образовалась куча мала, длинный пытался вырваться из-под ребят, а те пытались подняться и отбежать от него. Остальные стояли вокруг, и кто стрелял по лесу по бегающим длинным, кто не мог решится на выстрел в кучу малу. Наконец барахтающиеся на земле ребята, врезав по несколько раз друг другу в куче мале и по длинному отползли в сторону.
– Мочи его пацаны – закричал рядом Слива, и мы гурьбой навалились на длинного.
Наверное со стороны это всё смотрелось очень комично. 6 или 7 здоровых мужиков с оружием в руках бьют ногами одного из аборигенов. Сзади метался Полукед пытаясь протиснутся сквозь нас и врезать тоже пару раз по длинному. Баскетболист мигом сообразил, что его сейчас будут убивать и сжался в комок стараясь прикрыть голову руками, но куда там. Мы вымещали на нём всю свою злость, в ход пошли приклады. И тут сверху на длинного приземлился Полукед, я уж не знаю откуда он спрыгнул, но приземлился он ему точно на голову, не удержавшись на ногах сбил Кузьму и Потеряшку, те тоже долбили его ногами.
Я уж не знаю что нами двигало, страх? Адреналин? Короче мы его меньше чем за минуту уработали. Я блин большой палец на правой ноге отбил. Финальным аккордом стал подбежавший Няма с дубиной одного из убитых баскетболистов и нанёс такой удар ему по голове, что башка тут же треснула, всё, готов.
– Валим дальше – хрипло дыша сказал я.
Похватав валяющихся наших пацанов двинули дальше, вон пляж уже, не больше 50 метров до него. Обернувшись увидел, как Клёпа и Колючий быстро делают контрольные в голову лежащим монстрам и тут же подкладывают под них гранаты. Вот же блин спецназ, тронешь тело и будет бабах. Да уж, мастерство и привычки не пропьёшь.
Выбежали на пляж, всё, сил нет, дыхалки нет, автомат стал весить тонну, палец на ноге болит, отбил об этого баскетболиста, а я ещё помогал одного из парней тащить, поднырнув ему под руку. Катер стоял около берега с открытой аппарелью. Наверху на носу стояли матросы с оружием в руках и стреляли куда-то по сторонам, к ним тут же присоединились Корды.
– За вами хвост – сквозь стрельбу услышал я голос Рифа в наушнике – быстрее.
– Да иди ты в жопу Риф – не выдержал кто-то- мы и так как можем бежим.
Риф благоразумно промолчал. Навстречу к нам с катера выбежало человек 5 ребят. Добежав до нас, они мигом взвалили на себя наших раненых бойцов и понеслись назад к катеру. Мы же развернувшись открыли огонь по уже выбегающим из леса аборигенам. Вроде чуток их остановили.
– Все на катер быстро – заорал кто-то из пацанов.
Ну давайте ноги, несите мою жопу. Остался последний рывок. Развернувшись побежал вместе со всеми крутя головой по сторонам. И слева и справа на берег метрах в ста пятидесяти от нас выбегали ещё баскетболисты, но там их быстро находили тяжёлые пули из Кордов. Я увидел, как парочку из них разорвало выстрелами на несколько частей. Тут ещё кто-то сверху с носа катера стал лупить из шестизарядного гранатомёта. Всё, вот аппарель, стадом мы забежали внутрь, и я не удержавшись упал на пол, мне кто-то наступил на мою задницу, рядом плюхались другие пацаны.
– Все на борту – снова раздался чей-то крик – отходим, отходим, Серый полный назад.
Обернувшись увидел, как весь берег усеян трупами баскетболистов. Аппарель тут же стала подниматься.
– Дошли мля – сев на задницу сказал довольный Слива.
– Было весело – улыбнулся Грач и стал рассматривать свою ногу.
Обведя взглядом десантный отсек катера я увидел всех наших ребят. Вон Лама сидит и пьёт из фляги, вон Зима нагнулся и держится за ящик пытается отдышаться. А вон Няма, ставит пулемёт на сошки, а другой держит дубину одного из убитых баскетболистов, трофей всё-таки упёр.
Пулемёты наверху ещё продолжали молотить, но нам уже ничего не грозило. Тут же нарисовался Док со своим чемоданчиком и стал суетится вокруг раненых, матросы прибежали, у кого бинты в руках, у кого бутылки с водой, кипишь поднялся до небес.
– Все ушли? – хрипло спросил лежащий на ящиках Туман и к нему тут же подбежал один из матросов с небольшой аптечкой.
– Все ушли все – раздался радостный голос Рифа, он уже спустился к нам и помогал остальным чем мог – плюс 4 человека с вами.
– Всё правильно – кивнул Туман и провёл рукой по своему лицу размазывая по нему кровь.

Глава 27.

– Милый до нового года осталось меньше 5 минут – услышал я сзади голос своей Светы – ты сейчас можешь хотя бы о своих делах не разговаривать?
– Я пошёл – улыбнулся Георгич и подняв руки сделал пару шагов назад. Мы с ним стояли и беседовали.
В данный момент все мы были в байкер клубе Тумана где встречали Новый год. Большинство наших пацанов и их жён, подруг, девушек. Нас тут было больше двухсот человек. Носились официанты, расставляя последние блюда по столам, гремела посуда, стулья, приборы. Умную речь я уже толкнул, так что все ждали полночь. Я нежно обнял за талию Свету и мы направились за свои места за столом. Пока шли, я оглядел зал. Все мужчины были в сшитых на заказ костюмах, дамы в вечерних платьях с красивыми причёсками, зал как могли украсили всякими сделанными снежинками, игрушками, было что-то типа мишуры, посередине стояла ёлка, которую привезли из одного из оазисов, тоже вся наряженная и красивая. С момента нашего возвращения из Венеца после драки с этими баскетболистами прошло больше недели. За это время тут у нас много чего произошло, но об этом я расскажу как-нибудь потом.
И тут мы все услышали такой знакомый нам звон Кремлёвских курантов.
– Загадывай желание скорее – прошептала мне в ухо Света, а в другую руку Слива сунул мне бокал с чем то.
– Пять, четыре, три, два, один – считала толпа.
– С Новым годом – заорали все в помещение и тут же раздался звон бокалов, захлопали хлопушки, заиграла музыка.
Ну Здравствуй Новый, 0012 год по местному времени. Я даже и не представлял, какие приключения и открытия нас в нём ждут, но то, что они обязательно будут, даже не сомневался.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

  Обсудить на форуме

Igor Mankovsky
Подписчик

Круто!

olafa
Подписчик

Здорово! Местами дышать забываешь!

Antorel57
Подписчик

На одной из частей Александр сказал, что не будет продолжать “Механиков”, там я и остановился. НО КАКОЕ было мое удивление , когда в один из дней на НГ праздниках, увидел продолжение. Меня потеряли на 4 дня непрерывного чтения в свободное время. Спасибо Александр за НГ подарок!

wpDiscuz