Механики. Часть 19.

Глава 1.

И вот позади нас Плато и камни, на которых наш Полукед отбивался с девчонками от зверей, когда они на двух мотоциклах отправились за помощью. Затем мы обогнули бывшую бандитскую пещеру, с которой мы так и не придумали, что можно сделать и как использовать. Ладно, пусть стоит пока пустая, возможно, в будущем она нам как-то пригодится.
Хозяйственный оазис мы пролетели, даже не останавливаясь. Ну как пролетели – проехали со скоростью 50 километров час, он у нас справа остался. И Монстр не может быстро ехать, и фуры загружены под крышу. Так и пылили нашей огромной колонной. Чем ближе мы подъезжали к нашему городу, который за несколько месяцев нашего нахождения тут стал нам родным, тем больше у меня поднималось настроение, да и, судя шуточкам в эфире других ребят, они испытывали те же чувства. Кстати, а сколько мы тут уже? Месяцев пять, кажется?
– До дома 3 километра, мужики, – радостно крикнул сидящий за рулём Доджа Слива, – ох и напьюсь я сегодня.
Только я хотел спросить у рации у Тумана по поводу своей просьбы, ну, гостей наших разместить, номера у Армена забронировать, как внезапно с левой и справой стороны из-за барханов вылетело несколько мотоциклистов. Мы мигом схватились за оружие, защелкали предохранители. Хотя откуда тут бандиты-то? Большой стволом своего пулемёта достаточно сильно ударил в потолок и, как следствие, громко выругался.
– Сидите, не дёргайтесь все, – услышали мы на общей волне спокойный голос Тумана, – это наши пацаны нас встречают.
Вот же Туман засранец. Он, видимо, вышел с нашими ребятами на связь и сказал встретить нас, только интересно, как? Ну ладно, посмотрим.
Тем временем мотоциклисты на кроссовых мотоциклах, а было их человек по 7-8 с каждой стороны, догоняли нашу колонну. И тут мы все услышали длинные и протяжные гудки грузовиков, затем к ним присоединились ещё куча автомобильных клаксонов. И было их уж очень отчётливо слышно. Нам осталось повернуть за один из больших барханов и всё, прямая до города. И до этого бархана оставалось около километра. Видимо там, за этим барханом, и стояли машины. И тут из-за маленьких песчаных горок опять же с двух сторон выехали две наши Навары, следом три Порша и несколько багги. Из Поршей, как и полагалось, играла музыка, видимо, водители включили каждый в своей машине одинаковую музыку. Колонки, я знаю, там точно мощные стоят, вот и разносилась музыка над вечерней пустыней.
– Ни хрена себе, – выпалил сзади Иван, рассматривая в открытое окно мотоциклистов и машины.
Я быстро высунулся в окно и увидел, как его люди также высунулись в открытые окна и махали руками нашим парням. Мотоциклисты с диким рёвом подпрыгивая на ухабах пролетели мимо нас, кое-кто из этих бешеных наездников даже нам помахать умудрился. Вот пролетела одна Навара справа, вторая слева, Порши вообще пронеслись далеко за сотку.
– Это что за тачки у вас? – удивлённо спросил Иван, когда мимо промчались эти заряженные машины.
Пылищи было много, и то, что это Порши, я понял только по громко орущей музыке.
– Порши, – засмеялся Слива, – немного переделанные только. На них можно очень быстро по таким дорогам ездить, равным им в этом мире нет.
И вот он поворот, мы потихоньку огибали этот нереально огромный бархан и, выехав за него… Мать моя женщина. Вдоль дороги стояло куча тачек. Первые стояли и продолжали дудеть в воздушные сигналы три (!!!) Плаща, четыре МАНа Апреля, без прицепов, правда, следом за ними куча машин, легковых и джипов, и люди, много людей. Машины все наши, Мерседесы, БМВ, Ауди, Тойоты и прочие иномарки, я имею в виду наших работников и бойцов, неплохие такие тачки, я скажу. Девушки, женщины, молодые люди и мужчины, дети. Люди стояли около машин по обеим сторонам от дороги, плюс были ещё мотоциклы, не кроссовые, байки, спортивные, на крышах Плащей стояли наши бойцы. У всех машин горели фары и моргали поворотники.
Я честно скажу, эффект был просто нереальный, я аж загордился от этой картины. И вот мы своей колонной въехали в этот коридор из стоящих машин и мотоциклов и, сбросив скорость до 20 километров в час, потихоньку поехали дальше. Через сотню метров мы уперлись в стоящие посередине дороги трёхколёсный мотоцикл-байкер и их же ярко-красный Мицубиси Л-200, и остановились. Не выдержав, я выбрался из салона Доджа и мигом забрался на крышу Доджа. Музыка орала отовсюду. Вот и Света моя стоит около трёхколёсного мотоциклы, рядом Булат, Кайта, Георгич, девчонки наших ребят, Дима, Андрей, Вертолёт, да все наши, вообще все, кажется. Куда ни глянь, все знакомые лица.
– Здорово, народ, – что есть силы заорал я во всё горло, но мой крик просто утонул в звучащей музыке и приветственных криках людей. Да ещё эти байкеры на кроссовиках пятаки крутили неподалёку, да и ребята на Наварах и Поршах от них не отставали.
Булат с пробуксовкой рванул ко мне, следом Кайта к Большому, он тоже вылез из Доджа. За Волхами – моя Света и Ира Большого. Я глазом моргнуть не успел, как Булат добежал до Доджа и, не сбавляя скорости, запрыгнул сначала на капот, а потом попытался прыгнуть мне на руки. Ага, щас, хреновина под 40 килограммов – снесёт на раз. Пришлось прямо с крыши прыгать на землю. Булат приземлился в багажник и тут же, выпрыгнув из него, развернулся и снова бросился ко мне.
Родные, близкие, друзья встречали наших ребят, кто-то вон в воздух полетел. Я как раз со Светкой обнимался. Полукед! Это его запустили, его качать начали.
– Привет, мой любимый мужчина, – обнимая меня, прокричала мне в ухо Света, а в ногу мне ткнулся Булат. Большой схватил в охапку Кайту и свою Иру и обнимал их обеих. Да и приехавших с нами Киженцев, вон, тоже уже обнимают и хлопают по плечам.
– С приездом, – прорвался ко мне сквозь толпу Дима, – как наша встреча?
– Я в восторге, дружище, – крикнул я, протягивая ему левую руку, правой Свету обнимал, думаю, он простит меня за это. – Вань, как тебе?
– Я в шоке, мужики, – ответил Иван, принимая уже от кого-то стакан в свою лапообразную ладонь.
И я подозреваю, что в стакане была явно не газировка. Марк с Топой тоже стоят и лыбятся со стаканчиками в руках.
– Как эффект? – весело спросил у меня подошедший Туман.
– Ну ты дал, конечно, Валер. Когда же ты успел-то всех собрать?
– А что их собирать? Вышел с дежурными на связь от хозяйственного, сказал – нужно организовать встречу, да так, чтобы гости обалдели, и мы тоже. Тачки, мотоциклы, музыка, все дела, закуска и выпивка. Вот народ и собрался тут.
– Добрый вечер, молодые руки, – услышали мы уверенный голос, – добро пожаловать в Таус.
Обернувшись на голос, я увидел нашего Мэра со своей женой и его замов.
– Добрый вечер, Аркадий Петрович, – протянул я ему руку, затем поздоровался с его женой и замами. – Познакомьтесь, это Иван, мэр города, который мы нашли.
– Очень приятно, – ответил наш, пожимая ему руку.
– Какой же вы большой мужчина, – улыбнулась супруга нашего мэра, – я таких людей и не видела никогда.
– Природа не обделила, – засмеялся Иван.
– Смотрите, – засмеялась рядом со мной Света и показала пальцем в сторону.
Там в свете фар под музыку лихо отплясывали в доспехах три человека. Я так подозреваю, это Слива и Клёпа, а вот кто третий, уже не знаю.
– Внимание, – раздался усиленный мощными колонками голос. И такой знакомый, причём.
– Армен это, – подсказал мне Андрей, наливая в непонятно как очутившиеся у нас в руках стаканы какую-то жидкость. И сунули-то когда, я даже заметить не успел. Судя по запаху – Арменовская настойка. И Аркадий Петрович-то наш вон уже тоже со стаканом стоит, и жена его, и замы. А вот и Андрей, уже разливает. Прям тут? Не отходя от кассы?
– А чего тянуть то? – как будто прочитав мои мысли, сказал Андрей, – не каждый день тут города встречаются, в которых много людей. Сейчас Армен свои знаменитые шашлыки сделает, погуляем хорошо. Боюсь, мы такой толпой ни в одном из помещений нашего города не поместимся.
– Не расходиться, не разъезжаться, – продолжал Армен кричать в микрофон, – через 30 минут будут шашлыки.
Толпа взревела, снова крики, свисты. Андрей пригнал несколько своих фургонов, вернее, фургонов нашего Вертолёта, ребята сразу же запалили несколько костров, поставили мангалы, из фургонов стали показываться складные столики, на которые тут же ставились бутылки, тарелки, закуска. Девчонки мгновенно накрыли столы. Машины, которые стояли вдоль дороги, установили полукругом, темнело же. В центр этой достаточно большой поляны загнали джип байкеров с музыкой. Арменовские помощники в белых фартуках стали суетиться около мангалов.
– А на неплохих вы тут машинах все ездите, – с уважением в голосе сказал стоящий рядом со мной Иван.
Мы как раз подошли к одному из стоящих столиков, и я начал потихоньку их знакомить с нашими людьми.
– Да у них тут у всех сплошь иномарки бизнес-класса, – с восторгом в голосе поддержал его Владимир, – такое ощущение, что мы на тусовке каких-то богачей.
Стоящие рядом ребята рассмеялись.
– Что есть, то есть, – кивнул Апрель, беря с тарелки очередной кусок нарезки.
– Думаю, что сейчас можно чуток погулять, – взял слово наш Мэр, – потом вас разместят, а завтра прошу вас ко мне на совещание. Александр, – обратился он ко мне, – вы можете ко мне приехать на пару часиков пораньше? Введёте, так сказать, меня в курс дела.
– Хорошо, – кивнул я, – как раз нашим гостям успеют небольшую экскурсию по нашим окрестностям провести. Во сколько начало совещания у вас?
– Думаю, нет смысла спешить. Да и гостям отдохнуть и выспаться надо. Тем более, если вы им экскурсию хотите провести. Давайте так – часика в два я вас всех жду у себя. А вас, Александр, тогда в 12.
– Договорились.
Много не пили, обстановка располагала к простым разговорам и общению. Каждый из гостей был в центре внимания наших людей. Информация о том, что они там у себя ездят все на лошадях и каретах, мгновенно разлетелась по нашему месту гулянья, а когда ещё кто-то сказал про кучу электроники, тут вообще все обрадовались. Затем потихоньку Апрель дал команду отгонять машины в сервис. Сначала тронулись фуры и монстр, ну а потом уже и люди стали разъезжаться. Мы хоть и вооружены все были, но бегающих в ночи животных никто не отменял. Периметр ребята наши держали, конечно, под прицелами, развернув в сторону ночной пустыни несколько машин и включив дальний свет, но среди нас были детишки и девушки. Так что через два-три часа нашего веселья все стали быстренько собираться.
Всё это время я нет-нет да видел, как Киженцы с огромным интересом рассматривают наши автомобили. То один из них залез за руль с разрешения хозяина той или иной машины, то второй прокатился, то третий стоит, качает головой и рассматривает какую-нибудь иномарку. Мужики соскучились по тачкам, очень соскучились. Да и на мотоциклах некоторые и прокатились, и их катали. Их парочка экономистов весь вечер строчат что-то в своих блокнотах, собирают инфу. Завтра их надо будет с нашими познакомить, и пусть они курс устанавливают.
– Поехали домой, милый, – прижалась ко мне Света.
Я посмотрел на неё, потом на Булата. Он так и сидел рядом и преданно смотрел мне в глаза.
– Поехали. Мужики, мы домой, – крикнул я личке.
– Сейчас мы, пять сек, – спохватился Няма, следом за ним Кирпич.
– Да не надо, мужики, – остановил я их, – тут до дома несколько километров, мы сами доедем.
– Ага, щас, – нарисовался рядом Слива, – нам Туман потом голову открутит. Сейчас мы вас проводим, Няма, давай тачку какую-нибудь.
– А чего её давать, вон, на Додже и поедем, – показал он на него рукой.
Наших гостей уже рассадили по машинам и по одному-двое стали отвозить в гостиницу к Армену. Их машины забирали наши ребята в сервис, вещи только из них перекинули. Я как-то пропустил момент, когда рядом не оказалось Ивана с его людьми. Больно людей вокруг много было. Затем мы со Светой и Булатом залезли в её Икса, личка в Додж, и тронулись в сторону города. Машин оставалось все меньше и меньше. В фургоны Вертолёта собирали вещи, несколько людей быстро собирали мусор, Плащи стояли и светили фарами в сторону пустыни. Ещё полчаса и тут уже никого не будет. Ещё через десять минут мы въезжали на территорию сервиса. Во дворе сервиса стояли наши Камазы с прицепленным к ним платформами, пару автовозов с другими тягачами. И было достаточно оживлённо. Вон, ребята копаются в двигателе какого-то мотоцикла, двое других стоят и чешут репу перед открытым капотом Инфинити пузатика, еще один лихо поднимает на домкрат Чероки. В общем, несмотря на поздний час, жизнь в сервисе кипит. Навес, под которым разгружали привезённые машины, забит полностью, а это около 30 автомобилей, если не больше. Плюс я там, пока парковался рядом, успел рассмотреть несколько байков. Как бы мне не хотелось посмотреть на машины и узнать, как дела, но боюсь, что тогда Света на меня точно обидится. Поздоровавшись с несколькими ребятами, мы направились в свой номер. Личка проводила нас до номера и помахала нам ручкой.

Глава 2.

На следующий день я и Света проснулись практически одновременно. Я лишь пару минут глазами успел похлопать, как она открыла свои.
– Доброе утро, – сказала она, прижимаясь ко мне.
Тут же на кровать легла огромная башка Булата. Этого засранца вчера пришлось пустить к нам в номер, ну, после нашего душа со Светой и кувыркания в постели. Я побоялся, что он вынесет-таки дверь. Сначала он вроде как притих, ну, когда мы камасутру практиковали, а потом начал потихоньку долбиться в двери.
– Доброе, – ответил я, улыбнувшись Свете, одной рукой обнимая её, второй гладя Булата.
– Ты сегодня опять на весь день в дела уйдешь?
– Скорее всего, да, – вздохнул я, – информации много, надо нашему мэру все передать, а перспектив ещё больше.
– Прям такой хороший город у них? – поднялась Света и села напротив меня в постели.
– Ага. Лошадь хочешь?
– Лошадь? – удивлённо переспросила она, – да я верхом ни разу в жизни не ездила. Даже и не знаю.
– Лошадки у них красивые. Будем верхом ездить, научиться только надо.
– Не знаю, Саш, – пожала она плечами, – животные, конечно, классные, но уход какой за ними. Понятно, что мы найдём того, кто будет за ними ухаживать, но всё же это не игрушка. Это не Булат, – кивнула она на него. Тот так и продолжал сидеть около кровати, – это этого барбоса в машину погрузил и поехал.
– Ладно, пока оставим этот разговор. Увидишь их вживую, решим.
То, что ей понравятся лошади, и она сразу захочет себе такую же, я даже не сомневался. У меня вот лошади из головы не выходят. Красивые они всё-таки, очень красивые.
– Булат, ты есть хочешь? – спросил Света у него.
Тот мгновенно выбрался из моей руки и тут же перевёл свой взгляд на неё, и хвостом замахал.
– Предатель, – засмеялся я, – за еду что хочешь – сделает.
– У него молодой растущий организм, – сказала Света, гладя Булата. – Пошли, я тебя выпущу, беги в столовку, там тебя наверняка покормят. А ты, – Светкин пальчик ткнул в меня, – лежи и не рыпайся. Хотя нет – быстро в душ, будешь мне ещё раз показывать, как ты по мне соскучился. Я сейчас Булата отправлю и в душе к тебе присоединюсь.
После этого она спрыгнула с нашей постели и, грациозно виляя бёдрами, направилась к входной двери. Я прям засмотрелся. Булат посмотрел на меня, потом на Свету, потом опять на меня, фыркнул и направился за женщиной. Вот же засранец.
Через час мы вдвоём спустились в столовую. На часах было 11 утра, до встречи с мэром у меня был ещё час. В столовке было достаточно много народу, свободных столиков практически не было. Расширяемся, народу прибавляется, таким макаром надо будет и тут помещение расширять.
– Саня, Света, – крикнул Туман, поднимая руку из угла, он там с еще несколькими нашими ребятами сидел.
– Доброе утро, – поздоровались мы с ними, подойдя к столику.
– Я за кофе и завтраком, – улыбнулась Света и направилась к раздаче.
– Как там наши гости? – спросил я, – разместили?
– Как в лучших домах, – ответил Туман, – их уже на экскурсию по нашему городу и производствам повезли. Я у них был сегодня с утра, всё хорошо. Гости в полном восторге от вчерашней встречи и гулянки. Жаждут встречи сегодня у нашего мэра. Мы к нему к 12 едем?
– Да, ты, Апрель, я, и Георгича с собой.
– Апрель уже в Кижень с утра укатил, – буркнул Туман, – так что без него. Обе фуры разгрузили, Монстра ещё вчера. Вот они и поехали к ним назад за оборудованием и аппаратурой, договорённость-то была.
– Молодцы, – удивился я такой оперативности, – сколько машин ушло?
– 4 фуры, три фургона, Монстр. С собой боеприпасов набрали и Блюра Киженцам, Иван с утра просил отвести.
– Вы, главное, не забудьте, что и кто у кого берёт.
– Там Колобок всё пишет, – улыбнулся Туман, – ему персональную машину выделили, экономистам их тоже тачку дали с нашим водилой. Я знаю точно, что в данный момент их уже возят везде, причём с нашими экономистами.
– Быстро, – снова удивился я, – хотя правильно, быстрее всё посмотрят, быстрее курс установят и начнём торговлю.
– Пошли, я тебе покажу, какие тачки ребята из разборки-оазиса притащили несколько дней назад, – сказал улыбающийся Игорь, – две ходки уже сделали.
– Мотоциклов тоже привезли, – добавил Славка, – Кирилл довольный до ушей. Он тачками, как пирожками торгует.
– Блин, времени нет, мне бы наши дела обсудить, – спохватился я. – что тут у нас и как. Сейчас всё закрутится – мама не горюй.
Ребята за столом согласно покивали головами. Вчера под шашлыки мы выдали всем кучу информации про Кижень и его жителей. Все были, конечно, удивлены очень, тут же каждый нарисовал себе перспективы дальнейшего развития городов, торговли, строительства дорог и всей инфраструктуры. Но мне очень хотелось узнать, что у нас по продаже гаражей, торговле машинами, мотоциклами, топливом и вообще, как обстановка. В принципе, всё это можно узнать у одного человека, Георгича.
– Георгич где? – спросил я у всех сразу.
– Да тут где-то с утра был, – ответил Игорь, – ему там в его Круизёре что-то чинили, что-то там заглючило из электроники, вот ему ребята Славки и смотрели тачку. Найти его?
– Да, скажи ему, что мне отчёт нужен, он поймёт, какой. Пока в сервисе будем тачки рассматривать – он успеет подготовиться.
– У него всегда всё чётко, как в аптеке, – сказал Туман, – весь дебит с кредитом этот его в порядке.
– Пошли, Игорь, на тачки смотреть, – сказал я, поднимаясь из-за стола – Светик…
– Да иди уже, – отмахнулась она от меня с соседнего столика. Она там сидела с несколькими девчонками наших ребят, и они о чём-то беседовали. Своё правило – не обсуждать дела в присутствии женщин – я никогда не нарушал. Мы, вроде, завтракать-то все вместе начали, за одним столом, но как только речь зашла о делах, Света сразу пересела за соседний столик. Умная она у меня, всё-таки. Следом за ней и другие девушки пересели.
– Тебе от Коржа большое спасибо, – сказал мне Игорь, когда мы вышли из столовой на улицу в сопровождении Клёпы и Колючего, – они несколько дней назад свои тачки забрали. Довольные, как дети, всё вокруг них прыгали. Вчера до вашего приезда от них человек приехал, ещё машин заказали, много.
– Вот же, блин, – покачал я головой, – где же мы столько машин-то возьмём? Тут Киженьцы ещё сейчас добавятся, им тоже тачек много надо, даже очень много.
– Ну, это уже не мои проблемы, – засмеялся Игорь, – ты у нас большой босс, вот и думай, где ты столько машин будешь брать. Кстати, вон, глянь на Апрелевскую Ауди, – показал он мне рукой на стоящую под навесом А8, – он на ней и вчера, и сегодня прокатиться успел, потом уехал с грузовиками.
Мы подошли к его А8 и я внимательно рассмотрел её. Да уж, тачка получилась, что надо. Пацаны, которые у нас занимаются обвесами, постарались на славу. Другие бампера, пороги, причём пороги довольно-таки хитрой формы: около переднего колеса сам порог ниже на несколько сантиметров, а вот к заднему колесу он идёт под наклоном и заходит на заднюю дверь и крыло. Всё это сделано очень грамотно, линии плавные и покрашены в цвет кузова. Никакого антикрыла на крышке багажника нет, есть только небольшое крыло буквой Г на заднем стекле наверху. Тоже зализанное. Все хромированные детали покрашены в чёрный цвет. Диски тоже, скорее всего, другие поставили – резина низкопрофильная и шире. Смотрится тачка очень круто, я таких и не видел никогда. Вот что значит – индивидуальный подход к обвесу и хороший художник.
– Крутяк, – резюмировал я, обойдя А8 пару раз.
– Ага, – улыбнулся Игорь, – Апрель в восторге был, когда её увидел. Мы, кстати, цех ребятам, которые обвесы делают, расширили. Заказы пошли и много. Это в том мире обвесы штамповкой были, а тут, считай, эксклюзив, причем заказчик сразу может сказать, как и что он хочет. И у ребят программа есть на компе, где на экране всё сразу видно. Вон, смотри, например, – показал мне Игорь рукой на стоящий Форд Фокус ярко-красного цвета.
Этот Форд тоже был весь в спойлерах, очень похож на тот зелёный, который мы чисто случайно увидели. Только всё-таки у красного бампер передний другой, более массивный, и воздухозаборники другие. И глушители у него выведены перед задними колёсами.
– Турбовый? – кивнул я на тачку.
– Ага. Пулялка хорошая, механика как у моего, ты задний бампер глянь.
Обойдя машину, я посмотрел на задницу Форда. Задний бампер был зализан под самое днище, по бокам два крупных свеса, а посередине зализан. Смотрится тоже достаточно красиво, плюс тонированный весь, даже лобовое, кажется. И на крыше воздухозаборник, как на раллийной тачке, и колея расширена, лапти широкие стоят. Да, вот тут народ у нас с тачками веселится, дорвались, называется, мужики до машин.
– Ладно, пошли, покажешь, что там у тебя, – сказал я Игорю, закончив осмотр Фокуса.
Игорь завёл меня в один из ангаров, где у нас была разборка. Там с машин снимали все мятые детали и при необходимости разбирали салон. Работа кипела, шум, гам, тут и там раздавались звуки инструментов, вот один из слесарей понёс куда-то дверь от какой-то тачки, ещё двое на небольшой тележке везут колёса, третий сзади стекло несёт. Ангар битком как машинами, так и людьми. Всё его внутреннее пространство разделено на небольшие отсеки, как я тогда видел в грузовом ангаре. В каждом из отсеков стоит по машине, с которой группа минимум из 4 человек ведёт работу. Чуть дальше стоят различные станки, на них также работают несколько человек.
– Вон, смотри, – кивнул наш директор на стоящие тут и там тачки.
А посмотреть было, конечно, на что. Во-первых, в глаза мне бросилось сразу несколько трёшек БМВ в 36 и 46 кузовах, кажется, их три штуки стояло. Два в 124 кузовах Мерина, Мицубиси 3000, два В5 Фольксвагена, седан и универсал, один В5+. Хорошие, надёжные машины. Максима в 33 кузове, один Мерседес в 140 кузове, и ещё несколько машин.
– Отойдите, пожалуйста, – услышал я сзади себя крик.
Отойдя в сторону, увидел, как четверо мужчин катят мимо нас машину, она была без дверей, но я узнал этот самолёт. Сааб 9-5 Аэро, хороша тачка. Следом из отсека ещё трое выкатили зелёную Вольво.
– Что за тачка, мужики? – спросил я у ребят, когда они второго Шведа мимо меня катили, – мотор какой?
– Т5 это, Александр, – ответил мне один из них. – Восстановим, покрасим. Аппарат что надо будет.
И они покатили обоих Шведов куда-то дальше.
– Все машины, можно сказать, проданы, – сказал Игорь. – Кирилл их все сфотографировал и в салоне на стенд повесил. На вот этот, например, – палец Игоря упёрся в 140 Мерин, – он торги сделал.
Кабан стоял на стойках без колёс, без капота, без бамперов и передних фар. Но эта брутальность в нём просто зашкаливала. Он так и говорил, так и манил к себе, типа, посмотрите на меня, я хоть и старичок, глубокий, причём, но фору дам многим современным моделям.
– Трёхсотый? – спросил я
– Пятисотый, мужик какой-то купил. Знаешь, за сколько?
– Ну?
– 34 тысячи, при условии, что он будет в идеальном состоянии.
– Фигасе, – я тут же вспомнил, как на одних из наших первых торгов развязалась нешуточная борьба за обладание таким же автомобилем среди наших сотрудников. Что-то в районе 15 тысяч, кажется, тот первый продали, а тут за 34 тысячи. Неплохо, совсем неплохо.
– Ага, мы, в принципе, каждую машину, когда делаем, стараемся, но с этим придётся повозиться, там с электроникой проблем валом, – вздохнул Игорь, – плюс Кирилл ещё двух ребят себе взял, они сейчас каждую машину у нас проверяют, прежде чем в салон на продажу забрать или клиенту её передать. Чуть ли не в глушак лезут.
Я засмеялся, вспомнив, как сам Кириллу посоветовал таких людей взять.
– Что ты смеёшься? – нахмурился Игорь, – твоя работа, про проверяльщиков этих?
– Ага.
– Я так и знал, – развёл он руки в стороны, – хотя это и правильно. Несколько косяков эти хлопцы уже нашли на машинах, пришлось переделывать. Механики лучше работать будут.
– Вот это правильно, – поднял я указательный палец вверх. – И подумай, как ты расширяться будешь и куда.
– Опять? – вытаращил Игорь глаза на меня, – хотя да, – он тут же сдулся. – Киженьцы появились. Место есть, людей наберём, только вот качество…
– Качество должно быть не хуже, – тут же перебил я его, – что хочешь, делай: обучай, стимулируй, принимай экзамены, но чтобы всё делали чётко и аккуратно.
– Да понятно, – снова вздохнул Игорь, – сервис и так в две смены работает. Похоже, придётся на круглосуточный режим переходить.
– Сколько вы сейчас можете тачек в месяц готовить?
Игорь задумался.
– В зависимости от сложности ремонта – от 80 до 120 джипов, легковушек и фургонов. И от 15 до 20 грузовиков и автобусов, с ними работы много. Мы сейчас ещё один цех для них открыли, так что на несколько штук точно больше делать сможем. Мотоциклов от 10 до 20 тоже, – людей мало, а хороших спецов вообще по пальцам пересчитать можно. Мотоциклы, как правило все в хлам битые, там с рамой пипец, сколько работы. С ними сложнее, чем с машинами работать, да плюс пластик этот ещё, его вообще вручную делать приходится. Скутеры и квадрики – тоже в районе 20-25 штук, там попроще. Ну и на заказ тоже в районе 5-7 штук делаем: багги, Порши и так далее.
– Расширяй, друг мой, производство. Машины — это наш хлеб.
– Да понятно. Слушай, Сань, – встрепенулся Игорь, что-то вспомнив, – а как ты смотришь на то, если мы на парочку мотоциклов для пробы вместо пластика детали из Арканита сделаем?
– Из Арканита? А что, попробуйте, его хрен сломаешь.
– А я про что, – улыбнулся тот, – считай, пожизненная гарантия будет. Тут где-то как раз пару спортбайков есть, на них, видимо, гонщики упали и скользили, у каждого весь бок счёсан. Слепки сделаем и вылепим, да и на картинках наверняка ребята найдут. Покрасим и готово. Запчасти-то некоторые мы уже делаем из Арканита. Мало его, правда. На заводе нашем на пару месяцев вперёд всё расписано. Профессора все постоянно мучают вопросами об увеличении поставок пластилина, только взять его больше негде. Мало его в карьере находят. Зато с Блюром и различными смазками-маслами проблем вообще никаких нет. Сколько хочешь, привезут. Мы полностью от обычной нефти отказались, я имею в виду бензина и всего остального. Дороже, конечно, всё выходит, но и качество, извини меня, другое.
– Делайте парочку на пробу, – разрешил я, – только ты понимаешь, что и цена у такого мотоцикла выше должна быть.
– Само собой.
– Ты мне вот что ещё скажи. Что это за мотоциклы сюда притащили? Ну, которые под триста ехать могут?
– А, ты про эти-то? Там Туман уже вето на них наложил. Сказал, что пока не продавать никому. Две Хонды Р1, Две Сузуки Хаябуцы и Кавасаки Ниндзя АШ 2, это вообще дура. Тут у меня парнишка есть, спец по мотикам этим. Он как его увидел, аж затрясся весь. Сначала сказал, что это гражданская версия, 200 лошадей, потом разобрались и оказалось, что он с 2- скоростным турбо надувом, 310 лошадей.
– Охренеть, – обалдел я, – как же он едет?
– Он не едет, он летит. Этот парень так и сказал – от 400 до 500 километров в час можно попробовать на нём выжать. Туман все эти мотоциклы сказал починить, но пока не продавать и вообще убрать их на дальнюю полку.
– Зачем это?
– А где тут на них ездить-то? Асфальт сделайте, а потом мы их уже по максимальной цене и продадим. Сейчас те, кто у нас производством резины занимаются, мутят там что-то с колёсами, там для таких скоростей другой состав резины нужен. Да и машин спортивных всё больше и больше появляется. Тем более, что в городе уже знают про то, что у нас тут скоро асфальт будет, а значит, и скорости возрастут, и гонять будет народ. Вот они и сидят там, химичат что-то.
– Точно, – согласился я с дальновидностью Тумана, – когда будет, где на них так быстро ездить, то уже и ценник можно будет другой ставить.
– Вот-вот, – согласно закивал Игорь.
– Только Бондареву нашему хлопот прибавится, – улыбнулся я.
– Полицейскому-то? Это почему?
– Гаи надо будет делать, – ответил я, – чтобы по городу не носились, как угорелые. А значит, им тачки нужны будут одинаковые и мощные. Тут у нас тихоходных машин мало, все как-то предпочитают помощнее покупать. А с той соткой машин что? Ну, которые градом побитые были?
– Проданы давно, – махнул рукой Игорь, – покрасили, стёкла вставили и в салон. С поставками машин проблем нет, сам видел наверняка, что под навесом машин битком для восстановления, работай только с ними. Запчастей тоже много. Мы сейчас думаем ещё два ангара строить для машин из облака-разборки. С ними попроще всё-таки работать, чем с современными. Да и ребят, кто их знает, побольше у нас есть. Тут в начале той недели сразу три мужчины пришли, свежеприбывшие, как говорится, они в том мире как раз и ремонтировали такие. Один из них вместе с машиной своей провалился, а у него ноут, как у Славки нашего, и там инфы куча, плюс кое-какое оборудование для диагностики.
– Ну так и делай его директором по этому направлению. Если он человек нормальный.
– Уже сделал, – улыбнулся Игорь.
– Саша, приём, – зашипела моя рация голосом Сливы.
– На связи.
– Мы Георгича нашли.
– Где вы?
– В беседке.
– Иду уже, – ответил я и протянул руку Игорю, – спасибо за экскурсию, пошёл я.
– Давай, Саня, решай там с дорогами. По асфальту тут у нас все соскучились, удачи вам на переговорах.

Глава 3.

Попрощавшись с Игорем и обведя ещё раз взглядом цех, я в сопровождении лички направился к выходу. Выйдя из салона, сразу увидел стоящий около беседки Круизёр Георгича и зелень. Трава, кустарники с меня ростом, деревья достаточно высокие. Да уж, прут эти семена, очень хорошо прут. Я помню, как нам Киженцы про эти семена рассказывали. Кто-то из наших спросил: а вы не боитесь, что, засаживая пустыню этими семенами, новые кусты, трава и деревья будут давать свои семена и их будет разносить ветром. И так от пустыни ничего не останется. Так вот, ответ был такой. Когда вы сажаете семена в песок, меняется их структура, и они перестают плодоносить. С чем это связано – никто не знает, но факт остаётся фактом. То есть в оазисе с птицами семена есть, и вы их сажаете у себя, а с ваших растений семян уже не будет. Так что сплошное озеленение нам не грозит. И ездить за этими семенами нам теперь предстоит постоянно, как и за лианами.
– Приветствую, Георгич, – поздоровался я с ним входя в беседку.
Он в этот момент сидел за столом и что-то считал на калькуляторе.
– Здравствуй, Саша, – улыбнулся он в ответ, пожимая мне мою руку, – судя по твоей довольной морде и по последней информации, съездили вы очень удачно.
– Ещё как, – ответил я, присаживаясь рядом.
– Скажу сразу, – взял быка за рога Георгич, – отправляй машины за холодильниками.
– О как? – обалдел я, – вот так сразу.
– Да, бабки нужны?
– Спрашиваешь, – усмехнулся я
– Вот Апрель вернётся, – кивнул Георгич, – завтра, скорее всего. Все грузовики, которые есть, берёшь и отправляешь за холодильниками. Везите большие, для магазинов, и открытые, и с дверьми. С руками будут отрывать.
К Георгичу я прислушивался всегда. Он прямо-таки чует, на чём можно денег поднять, и как где что обойти.
– Цена?
– Влупим 5-6 тысяч за большие-открытые и по 4 за маленькие с дверьми. А если они смогут привести сам морозильник, чтобы из него установку сделать, им вообще цены не будет. Видел, может быть, на складах больших? Огромный короб снаружи висит, а сам холодильник площадью метров 30 квадратных? Вот такие установки тоже нужны, промышленные, в общем.
– Брать-то будут? – с недоверием переспросил я.
– Ещё как будут, – усмехнулся наш чиновник, – магазины и производства по-любому. Не привезём мы, через два дня информация уйдёт от Киженьцев в наш город и люди туда поедут сами.
– Понял тебя, – вздохнул я, – отправим. Что у нас по дебиту с кредитом?
– Всё прекрасно, – он достал несколько листочков и протянул их мне, – тут подробный отчёт, посмотри.
– А если вкратце? – взмолился я, – нет у меня сейчас времени читать и смотреть всё. Прибыль-то есть?
– С учётом всех расходов за последний месяц чистая прибыль составила два миллиона шестьсот сорок тысяч, – выдержав паузу, с довольным лицом произнёс Георгич. – Это то, что осталось после зарплаты, премий, страховки, коммуналки, налогов и так далее и тому подобное. Всё насчитано, выплаты в течение нескольких дней начнутся. Основная прибыль – от продажи машин. Андрей и его люди за 5 дней, пока вы в оазис к птицам ездили и в Кижень катались, продали ещё 107 гаражей, и перед этим 90 штук. И ещё чуть больше двухсот гаражей у нас есть непроданных, плюс для грузовиков. А это ещё около трех миллионов. Всё-таки основная прибыль у нас от автосалона. Оборот почти восемь миллионов шестьсот тысяч лин.
– Отлично, – обрадовался я. Листочки отложил, потом посмотрю.
– Мотоциклы, Блюр с 5 заправок и различные жидкости из него, про это тоже не забывай. Продажа продуктов питания из речного и хозяйственного оазисов, заказы в салоне. Арканитом пока не торгуем, сами всё перевариваем. Все эти деньги я перевёл на счёт в банке, как обычно. Вон, маленький листочек у тебя в стопке, – кивнул он на кипу бумаг, – это твои деньги, можешь делать с ними, что хочешь. Вернее, вашей великолепной пятёрки, – Георгич снова улыбнулся.
– Нет, Георгич, нам сейчас опять расширяться придётся, расходы предстоят – будь здоров.
– Рассказывай, только перед этим скажу тебе одну умную вещь.
– Слушаю тебя, – я подобрался.
– Первое – надо продать обе лесопилки, они нам не нужны. Второе – компания по переносу городской стены нам не нужна. Вчера было совещание, всё идёт к тому, что стены скоро совсем не будет.
– Как это? – обалдел я.
– А вот так. Не нужна она уже. Животные уже больше полугода к стене не подходят, а переносить её в копейку городу влетает, да и город растёт, как на дрожжах. Так что сносить её будут просто.
– Это же сколько людей без работы останется?
– Не останется, работа всегда есть. Сейчас, вон, на асфальт ваш и железку сколько людей надо?
– Точно, – согласился я.
– Мы её просто закроем? – спросил я.
– Нет, что-то город готов выкупить, что-то из оборудования себе заберём. Ты, вот, например, хочешь сделать фирму, которая будет заниматься укладкой асфальта и железную дорогу делать?
– Смотря, сколько денег будет.
– Я тебе скажу, сколько будет. Мало, очень мало. А расходы большие, нам надо оставить только доставку лиан и семян. Их будут покупать все и город и люди, а вот самих работников этой фирмы – на баланс города. Зачем тебе брать на себя штат, закупать оборудование, технику, страховку делать и так далее? Всю жизнь везде укладкой асфальта занимаются городские власти, государство. Только они там на асфальте бешеные откаты имеют, а тут лианы вози.
– Мы можем и на них хорошо заработать, – сказал я, – цены свои будем делать.
– Не получится, – обломал меня Георгич, – не получится задирать тебе цены.
– Почему?
– Потому что город сразу найдёт тех, кто будет согласен поехать и привезти эти лианы за меньшую сумму. Или ты думаешь, что выяснить местоположение этого оазиса будет сложно?
– Блин.
– Объём дорог, которые надо закатать в асфальт, тут нереально большой. Так что не жадничай, по цене за километр дороги решим, в накладе никто не останется. Мы возим, город укладывает. Считай, весь наш город, дороги между оазисами, внутри их. Это сотни километров. По железке все то же самое. В частную собственность её никто никогда не отдаст. Вот и пусть её сами делают. Аналогично и с сотовой связью.
– Про сотовые я так и думал.
– Ну, вот видишь, – развёл Георгич руки в стороны, – наша задача – доставка, всё, больше нас ничего не касается. Это ещё не всё.
– Еще-то что?
– От нефтянки надо отказываться, продавать. Не нужна она нам, и производства не нужны.
– Как это?
– Я там посидел с бумагами, пока вас не было. Завод достаточно старый, оборудование изношено. Через некоторое время его надо будет менять, а это достаточно большие суммы. Даже несмотря на то, что мы там в доле. То же самое и с производствами, ну, где масла и жидкости производят, и второе, где бензин и солярку делают. Есть люди, которые готовы всё выкупить. Мы просто захлебнёмся, если плотно займемся этим. Контроль там нужен, и очень хороший контроль. Я там очень много нашёл списаний средств, откаты, воровство. Я там точно сидеть не собираюсь вечно, пусть этим уже новые хозяева занимаются. Оставим себе только три заправки. С нашими двумя у нас их будет 5 штук. Даже если новые хозяева и решат построить свои заправки, а скорее всего, так оно и будет, мы в плюсе с Блюром будем. А за продажу получим деньги, вложим в другое.
– Во что?
– В хозяйственный и речной. Кушать хочется всегда, всем. И, желательно, несколько раз в день. Вот и увеличим поголовье скота, расширим штат, мясо, фрукты, овощи, рыба. Торговля оптом, никаких производств, только опт, чтобы с мелочёвкой не возиться. А благодаря этому мы сможем за счёт города протянуть к нам дороги и железку.
– Умно, – согласился я.
– Мне тут ребята сказали, что у Киженьцев есть куча различного оборудования.
– Ну да, станков у них полно разных.
– В том числе и для производства продуктов питания? – спросил Георгич.
– Думаю, да. – Текилу-то они делают, да и йогурты мы видели у них, колбаски разные, значит, делают они у себя там это всё.
– Ну а теперь сам подумай, сколько людей захочет также открыть такие производства тут, у нас в городе? Кредиты-то банк даёт без проблем. Ты же тогда решился и взял на сервис.
– Всё верно, Георгич, – снова согласился я ним, – ты прав. Тогда так и делаем. Лесопилки продаём, фирму в штат города переводим, нефтянку продаём всю полностью и на эти деньги расширяемся в хозяйственном и речном.
– Кстати говоря, – хитро прищурился бухгалтер, – нам в хозяйственный-то особо и вваливать-то не надо. Я имею в виду делать специальные места хранения для продукции.
– Бандитская пещера, – осенило меня.
– Точно, – засмеялся он, – место вагон, даже несколько вагонов. Температура – самое оно для хранения. До хозяйственного рукой подать, распахать ещё поля под посадки и животных ещё больше купить и разводить. Скотобойню только построить побольше, а на хранение всё возить в пещеру. Будет там оптовая база.
– Ну Георгич, ну голова, – покачал я своей головой.
– А когда асфальт будет, то можно будет и из речного рыбу возить в пещеру на хранение. Сколько там по прямой километров будет? – спросил он у меня.
– Да километров 100-150. Для грузовика или фуры пару часов езды.
– Вот и будут туда, как миленькие, все ездить: и наши, и Киженьцы, и из Руви, и из Нового оазиса. Там народу всё больше и больше оседает для жизни. В нашем-то городе уже за 35 тысяч населения. Крот постоянно людей привозит из пустыни.
– Крот молодец.
– Ещё бы. Сколько он со своей команды людей спас. Город подумывает ему и его экипажам медали дать за вклад.
– Да ладно?
– А что ты удивляешься? – пожал плечами Георгич. – 5-10 человек в день они привозят. 250-300 человек в месяц прибавка. Плохо, что ли? У него уже 4 тачки вместо двух.
– Не знал про 4 машины, – ответил я.
– Ну, так я тебе говорю, и ещё две они заказали. Причём доход идёт нам тоже хороший за привезённых людей от города, и машины за счёт города строят наши пацаны. Народ-то разный попадет, они всех подряд везут к нам. Тут уже на месте с ними разбираются. Я себе ещё женщину взял из них, бухгалтер от бога. Она с мужем провалилась сюда, один из экипажей Крота их нашёл около маяка и привёз сначала к нам в сервис. Тут я был, разговорились, я как с ней побеседовал, сразу её в штат взял.
– Молодец, – похвалил я его.
– Вот так наш город и растёт довольно-таки хорошими темпами.
– А в Кижене люди сразу около города появляются, – сказал я ему.
– Ну, у нас, к сожалению, такого нет. У нас кататься приходится, благо, сообразили и отработали данную технологию, – сказал Георгич. – Всё лучше, чем люди в пустыне пропадают.
– Согласен. Ладно, – я посмотрел на часы, – поехали к Мэру нашему, надо с ним обсудить всё.

Глава 4.

Свистнули Тумана, он как раз во дворе был, вставлял пистонов нескольким стоящим около него ребятам.
– Ща, – махнул он нам, затем повернулся я мужчинам, – я вас ещё раз говорю, балбесам – берёте сейчас один из Камазов с платформой, грузите его по списку от Страйка и прёте в оазис-разборку. Мне плевать, что они ещё машин туда не привезли из облака, значит, порожняком обратно пойдёте. Вам бы понравилось, если бы то, что вы заказали, вам привезли через несколько дней?
– Всё поняли, Валер, – ответил один из бойцов, – сегодня же у них всё будет.
– Вот теперь – другое дело, – он развернулся и направился к нам.
– Воспитываешь? – спросил я у него, когда он подошёл к нам, мы как раз около Кадиллака моего стояли.
– Да ну их. Страйк заказ сделал на топливо, оружие, боеприпасы, продукты, а эти ждут, когда они машин там натаскают из облака, чтобы впустую не ехать. Ладно, в Мэрию?
– Ага.
– Няма, – крикнул Туман.
– Тут мы, – услышали мы его голос, и из-за Кадиллака вышла четвёрка парней. Няма, Кирпич, Слива и Колючий.
– Гелик мой берите, и за нами. Ты сам за рулём поедешь же? – спросил Туман у меня, кивая на Кадиллак.
– Да.
– Георгич, нам надо продумать стратегию разговора с мэрией, – сказал я, когда мы уже не спеша ехали по нашему городу. – Первое – нам надо стрясти премию за сотовое оборудование. Второе – обговорить стоимость километра асфальта. И третье – установить курс наших Лин и Зен Киженьцев.
– С премией, думаю, всё нормально будет. По стоимости за километр надо обсуждать. А по курсу, – Георгич задумался, – я вчера поговорил с их экономистами, скорее всего, будет один к одному.
– Не слишком-то шоколадно? – подал с заднего сиденья голос Туман.
– Для них или нас? – ухмыльнулся Георгич, – что мы им можем предложить?
– Машины, мотоциклы, – хором сказали мы с Туманом.
– А они нам?
– Ясно всё, – ответил я, – у них товара гораздо больше. Вернее того, что они нам могут предложить. Машины дороже, но за счёт объёма того, что мы хотим у них купить, по деньгам будем почти ровно идти. Правда, это всё грубо очень.
– Вот именно, что объёмы, которые мы хотим у них купить, перекроют все эти поставки техники, – подтвердил Георгич, – и, пообщавшись вчера с их экономистами, я понял, что ребятки далеко не глупые, и скорее всего тоже будут предлагать курс один к одному. Они также всё понимают. Нет смысла мутить что-то особенное, бирж у нас тут нет, акций и производств тоже. У нас в этом мире есть уже два достаточно больших города, где в ходу Лины. Подвести Кижень под наши деньги – проблем нет: зарплаты, ценники и всё остальное. Месяц, и люди привыкнут. Будет единая валюта, никаких проблем не будет вообще.
– Надо только от этих пластиковых денег избавиться, – добавил я.
– Тоже не проблема. Станки у них есть. Можно вообще новую валюту выпустить, либо просто наши Лины делать бумажные. Всё-таки Киженьцев меньше, чем нас, пусть и привыкают к нашим деньгам. Наши Лины и их Зены – курс один к одному. Вернее, нам их Зены вообще не нужны. Выводить эти Зены у них постоянно из оборота, и всё.
– А потом же ещё инет будет, в дальнейшем.
– Инет сразу будут делать, Саш, – перебил меня Георгич, – это же золотое дно. Нам не надо этим заниматься, сразу говорю. А будет инет – будет и безнал, карточки. Полгода-год, и везде будет местный интернет. Фирм, которые займутся прокладкой сети, станет много, провайдеров тоже будет хватать.
– Получается, что все цены у них на технику упадут в два раза? – спросил Туман.
– Да, – ответил я, – мы когда у них по магазинам ходили, ноутбук сколько стоил? – спросил я у него.
– От 1000 Зен, кажется. Холодильник от 800, микроволновки от 240, кажись.
– Ну вот, будет всё почти в два раза дешевле и в наших Линах, – сказал Георгич, – при средней зарплате у нас в городе в три с половиной тысячи можно будет спокойно покупать всю технику домой, без особого ущерба для семейного бюджета. Но опять же, цены все примерные, все будут по-разному торговать. Сначала цены будут достаточно высокие, а потом пойдут на спад.
– Как мы с холодильниками, – засмеялся я.
– Точно.
Так за разговорами потихоньку и катили по городу. Каждый раз, передвигаясь по городу, я обращал внимание на количество машин, которые попадались нам навстречу. Тут и там виднелся различный автотранспорт: легковушки, джипы, фургоны, грузовики и автобусы. Проезжая здание автовокзала, увидел там стоящие три автобуса и народ, который бойко со своим скарбом грузился в них. Вот только что, обгоняя нас. проехала Шкода Октавия, остановившись на светофоре, увидел на противоположной стороне Цивик и Спортейдж. Машин становилось всё больше, но всё-таки ещё недостаточно, чтобы перекрыть потребности нашего города, близлежащих оазисов и тем более дальних оазисов: хозяйственного, нового и речного, туда активно переселялся народ и им всем тоже нужны колёса. Сколько мы тут продали машин за то время, что находимся тут? 300-400-500? Надо спросить у нашего директора салона Кирилла. Но это – капля в море. Уже давно я прикидывал, что только в наш город нужно около семи с половиной тысяч автомобилей, это без учёта дальних оазисов, а сейчас ещё Кижень добавился, да и население растёт. Да уж, тачек надо действительно много, даже очень много. Но выше своей головы мы прыгнуть не могли. Игорь сказал потолок – 120 машин в месяц, попробуем расширится и довести эту цифру хотя бы до 150-170 машин в месяц.
Со слов нашего главного по шпиона Димы, в нашем городе есть ещё около 10 сервисов, которые так же, как и мы, занимаются ремонтом и восстановлением машин. Причем, всё также со слов Димы, основную массу запчастей они покупают у нас. Но эта десятка сервисов выпускает от двух до десяти штук машин в месяц, нам они не конкуренты, точно. Основные производители мы, «ГДЛ». Вот нам и надо держать это первенство, на машинах мы очень хорошо поднимаемся и расширяемся постоянно. Сеть заправок приносят также хороший и стабильный доход, который с каждым месяцем будет только расти. Тачек то всё больше становится, заправлять и обслуживать их надо. А вот про асфальт мы все правы, вон, только что мимо нас промчался какой-то местный Властелин Колец на А6 и пылищи за ним, я вам скажу, было достаточно много. Ладно, сейчас к мэру приедем, поговорим.
Зарулили на стоянку около мэрии, вот и две знакомые А8 стоят, ещё несколько машин, видимо, местные работники администрации себе покупают. Кстати, пару раз было, что сначала к Кириллу, а потом ко мне приходили люди и говорили, что они от мэра, типа, хотим купить машину без очереди. Ну, ничего не меняется в этой жизни, всё также некоторые личности хотят пролезть вперёд без очереди. На что им было сказано – купите тачку в порядке живой очереди. Тут все равны.
– Ну, пошли, что ли, – сказал Туман, когда я аккуратно припарковал своего чёрного красавца на небольшую стояночку перед административным зданием.
– Георгич, наша задача выбить премию за сотовую связь и договориться насчёт продажи лиан, – напомнил я ему, когда мы, закрыв машину, пошли ко входу в здание. – Про телефоны молчим, будем сами продавать.
– Да помню, – ответил он.
– Интересно, как там наши гости? – улыбнулся я, – и где они сейчас ездят-то?
Туман, не говоря ни слова, взялся за рацию.
– Дима, прием?
– На связи.
– Вы где там с гостями?
– Заправки смотрим, – засмеялся тот в рацию, – по городу их покатали. Поржали они, конечно.
– Чего так?
– Да у нас вывесок раз-два и обчёлся, а у них весь город утыкан. И пылищи у нас везде валом.
– Понятно, ладно, катайте их дальше. В салон свозите, чтобы они охренели.
– Сделаем, – ответил Дима и отключился.

Глава 5.

– День добрый, – поздоровался с нами охранник при входе в мэрию, едва мы переступили порог, – вас уже ждут.
– Привет, мужики, – раздался ещё один голос, и из-за угла вышел безопасник мэра, Костя, – Аркадий Петрович вас ждёт, пойдёмте. Они там все вас ждут, – улыбнулся Костя.
Поднялись выше, зашли в предбанник кабинета мэра. Ух ты, секретарь – о какая фифа у него.
– Доброй день, – поздоровалась она с нами, улыбнувшись лучезарной улыбкой.
– Здрасти, – расцвел Туман.
– Как я понимаю, вы к Аркадию Петровичу? – не то сказала, не то уточнила эта симпатичная мадам.
– Да, они все к нему, – подтвердил Константин, опережая нас.
– Минутку, пожалуйста, – остановила нас секретарь и взялась за телефон, – как вас представить?
– Представьте нас на белоснежной яхте в океане, мы с вами сидим на палубе и попиваем красное вино, – выпалил я первое, что пришло мне в голову.
– А меня на красивом коне с шашкой наголо, – заржал Туман.
– Скажи, что Александр из ГДЛ с друзьями, – улыбнулся Костя.
Девушка на пару секунд зависла после наших представлений, но быстро взяла себя в руки. Она взяла телефон и только успела сказать люди из ГДЛ, как с той стороны ей быстро ответили. Я даже тут услышал, как мэр рявкнул на неё.
– Проходите, пожалуйста, – не теряя самообладания и положив трубку, сказал она нам.
Войдя в кабинет, мы увидели вышедшего к нам из-за стола нашего мэра, следом поднялись три его зама и ещё три человека, которых я раньше никогда не видел. Но, судя по всему, они очень хорошо знали нашего Георгича, а он знал их.
– Добрый день, – первый поздоровался я с мэром, затем с замами, затем с этой троицей мужчин, каждому около 40 лет, примерно. Они оказались экономистами, которые в принципе всю стратегию города и разрабатывали: консультировали по бюджету, расходам, в общем, были в курсе всех городских денежных дел. Вот они пусть и общаются сегодня с такими же, как они, Киженьцами.
– Чай, кофе? – спросил у нас Аркадий Петрович, когда мы все уселись в достаточно удобные кресла в кабинете мэра.
– Нет, спасибо, – ответил я, – чуть позже, если можно, давайте сразу перейдём к делу. Через пару часов сюда привезут наших гостей. Давайте мы для начала введём вас в курс дела, как там у них и что.
– С удовольствием послушаем.
Следующий час с небольшим я и Туман рассказывали им про Кижень, жителей, чем и как они живут. Рассказывали то, что видели и узнали за то короткое время, что у них находились, попутно отвечали на множество вопросов, которые все задавали нам вдумчиво и не спеша. Перспектива строительства железной дороги наших городских начальников очень обрадовала, также они обрадовались и тому, что можно везде положить асфальт и в городе, и между оазисами. Пыль достала всех. Ну а когда речь зашла о торговле, открытии магазинов, дополнительных рабочих местах, так они вообще чуть ли не в пляс пустились. Аркадий Петрович нам честно признался, что они хотят сделать наш город центром торговли и переплюнуть Руви по количеству населения. По последней информации, всё к этому и идёт. Запустим железку, народ к нам точно начнёт на заработки ездить, и торговля увеличится в разы, а значит, налоги в городской бюджет вырастут тоже. Отдельно разговаривали про сотовую связь и асфальт из лиан. Перспектива получения сотовой связи их очень обрадовала. Мы сказали, что хотели бы получить за это премию, Георгич ещё добавил, говорил вдумчиво и по существу, я прямо поразился его ораторским способностям.
Также мы рассказали про паровозы, заправки и гостиницы, которые мы хотим построить на дороге. Я донёс до нашего градоначальника и его зама свои мысли о том, что Киженьцы наверняка захотят тут открыть один или несколько магазинов. В общем, практически все эти пару часов и проговорили.
– Хорошо, Александр, благодарю вас за столь исчерпывающую информацию, – поблагодарил меня Мэр. – Наши гости, – он посмотрел на часы, – будет минут через десять. Константин, – обратился он к своему безопаснику, – прошу вас встретить их внизу и проводить в столовую. После экскурсии, которую устроили им наши друзья, – он кивнул в нашу сторону, – у них наверняка разыгрался аппетит. А мы тут пока посидим, посовещаемся. Думаю, что часа им будет достаточно. Не смею вас больше задерживать, – он встал из своего кресла и протянул мне руку, – по результатам сегодняшних переговоров, я думаю, вам всё Андрей Георгич передаст.
Попрощавшись, мы с Туманом вышли из кабинета и направились вниз.
– Ну, что думаешь? – спросил у меня Туман, когда мы вышли на улицу.
– Ой, Валер, пусть они сами там разговаривают. Мне вот эти взаиморасчёты, курсы и так далее и тому подобное, – я махнул рукой. – Есть вон экономисты, руководство, пусть сами всё и решают. Поехали, поедим. Я наговорился, в горле всё пересохло.
– Вы не хотите пообедать у нас? – услышали мы сзади нас голос.
Обернувшись, увидели Костю-безопасника. Он задержался у мэра в кабинете, видимо, получал ещё какие-то инструкции, а теперь догнал нас.
– Нет, спасибо, Кость, – ответил я, – мы к себе поедем. Гостей покормите хорошо.
– Сделаем, конечно, – улыбнулся тот.
Киженьцев всё ещё не было, и мы не стали их дожидаться. Попрощались с Костей, сели в машины и поехали в сервис. Через час-полтора, когда мы уже сытно пообедали в нашей столовой и сидели попивали кофе, приехал Дима и ещё несколько наших ребят, ну те, кто Кижиньцев возил.
– Привет, мужики, – поздоровался он с нами и, налив себе чашку кофе, присел к нам за стол. – Скажу сразу, ничего не знаю. Иван и его несколько человек пошли к нашему на совещание. Думаю, это надолго.
– Да никто и не сомневался, – хмыкнул Туман, – это не быстрый процесс. Остальные в гостиницу поехали?
– Ага. Костя покормил всех в мэрии, я тоже хорошо подкрепился, – он погладил себя по животу, – и сюда вернулся. Думаю, не раньше вечера они все освободятся.
– Как им, понравилось у нас? – спросил я, отпивая из своей чашки.
– В полном восторге, – засмеялся Дима. – Мы их даже по некоторым ближайшим оазисам успели провести. В салон к нам завезли, они на машины, как на космические корабли, смотрели. Короче, они все очень довольны.
– Ну и хорошо, – кивнул я, – тогда ждём их с переговоров.
– Да, – кивнул Дима, – я там пацанов наших на машинах оставил. – Их потом к Армену всех отвезут.
Нам остаётся только ждать. В том, что переговоры пройдут хорошо, я даже не сомневался. Но нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Ладно, будем убивать время.
– Поехали к Кириллу скатаемся, – сказал я.
– Сейчас Лексус подгоним, – ответил Слива, вставая из-за стола, – через пару минут выходи.
Ну да, седан-то живой, это джип Лексус расстреляли тогда в лесу, его на запчасти разобрали. Ребята обещали притащить из облака такой же, но пока что-то не попадается.
– Я тогда поеду, пацанов своих на полигоне проверю, – сказал Туман, вставая из-за стола, – а то они там наверняка расслабились без меня.
– Это точно, – улыбнулся я.
– Меня позови, не забудь, как Георгич с переговоров вернётся, – добавил Туман. – Мы же его ждём?
– Ну да, ребята, думаю, выжитые, как лимоны, будут. Слишком много им обсудить сегодня надо и прийти к какому-то соглашению. Георгич всё знает, он наши интересы будет отстаивать. Киженьцы, скорее всего, к Армену поедут, не будем их беспокоить, завтра встретимся в любом случае.

Глава 6.

Выходя из столовой, я столкнулся с Ваней, он у нас в сервисе главный по жестянке.
– О, привет, – воскликнул он, увидев меня. – Что, уже вернулись с переговоров?
– Да не, там Георгич остался, нас с Туманом вежливо попросили, да и нечего нам там делать. Они там сейчас сами разговаривают.
– Ясно. Ты в салон?
– Ага.
– Время есть у тебя?
– Есть, – пожал я плечами, – мы всё равно Георгича ждём, что он нам скажет.
– Пошли, я тебе тогда покажу кое-что, – он развернулся и махнул мне рукой.
– Ты же на обед шёл. Иди, поешь.
– Потом, – отмахнулся Ванька.
Я в сопровождении Клёпы направился за Ваней, попутно рассматривая стоящий около входа уже подогнанный Сливой Лексус седан, и стоящий за ним Инфинити-пузатик белого цвета. Да-да, ребята сделали-таки три такие машины. Не для сопровождения, как раньше было, просто те тачки всем очень понравились. Правда, они все погибли смертью храбрых, а один из пузатиков вообще взорвали, от него только морда осталась. Тут же у меня в голове тот бой в речном оазисе пронесся. Ребята решили, что три одинаковых белых Инфинити Ф-ИКС нам точно не помешают. Вот и стоят эти тачки у нас в качестве разъездных. Ездить на них, конечно, могут только определённые лица. Их берут бухгалтеры, начальство, старшие, мало ли, по делам надо куда-то в город съездить. Понятно, что и в личных целях их тоже используют. Ничего, пусть. Тачки смотрятся – просто улёт. Белые, тонированные, на огромном чуть выносном литье, обвесы, вон, для них специальные сделали. Считаю, что эти три машины смотрятся гораздо красивее, тем те предыдущие пузатики.
За Иваном мы прошли в один из ангаров, где у нас был цех тюнинга.
– Вот, полюбуйся. – показал он мне рукой, когда мы вошли внутрь.
Передо мной стояла Волга, наша отечественная Волга. Только она какая-то неправильная была. Я обошёл её вокруг, пытаясь понять, что это за тачка-то. Такое ощущение, что кузов Волги надели сверху на другую машину. Точно! Я вспомнил. Ауди А8 тех бандитов.
– На А8 надели? – спросил я.
– Ага, – кивнул Иван. – Вон, пацаны сделали, – показал он мне на скромно сидящих в уголке кушающих шестерых ребят.
– Добрый день, – поздоровались они со мной.
– Привет, мужики. Чего вы сделали-то с ней?
Из-за стола встал один из механиков и подошёл к нам.
– Ту расстрелянную А8 помните?
– Конечно, – улыбнулся я, – сам стрелял в неё.
– Мы её разобрали всю, а Тумановские ребята притащили ещё одну А8 из облака. Не сняли, а срезали всю верхнюю часть с Ауди. Перебрали подвеску, мотор, сверху надели кузов Волги, только его немного расширить пришлось вот тут и тут, – он показал рукой.
Было видно, что кузов сначала разрезали вдоль, вставили небольшую ленту, сантиметров 5 шириной, может, чуть больше, крылья нарастили и передние, и задние, капот и крышку багажника. Работа по металлу проведена просто огромная.
– Так каждую деталь подгоняли, осталась ещё немного работы по железу, потом покрасить, салон поставить, проверить всё, испытания провести.
– Но мотор они уже заводили, – добавил Иван.
– Круто, мужики, – восхитился я проделанной работой, в третий или четвёртый раз обходя машину.
Да, видно, что тут и там есть вставки из металла. У Волги кардинально изменился внешний вид, но смотрится она достаточно круто, сейчас ещё покрасят, на хорошее литьё поставят и вообще вещь будет. Обязательно найдётся тот, кто купит эту тачку. Вроде внешне Волга, а начинка и салон все от Ауди А8. Полный привод, мотор под 600 кобыл, ехать будет очень хорошо.
Тут же рядом стоял ещё один почти построенный Порш, пару багги, ещё какие-то машины.
– Ещё около двух-трёх недель, и будет готова, – сказал этот парнишка, – а вот там ваша машина стоит, Александр, – он показал рукой в тёмный угол цеха.
– Моя? – удивился я.
Вроде Эво мой на стоянке стоит, на Кадиллаке я сегодня ездил.
– Ну да, восьмёрка ваша, – немного растерянно ответил этот механик.
Блин, точно, забыл я про неё. Я хлопнул себя по лбу. Туман притащил восьмёрку из облака для меня, помня мою мечту о такой тачке с другим мотором. Только у меня с этими делами совсем всё из головы вылетело.
– Забыл, мужики, я про неё совсем. Покажете?
– Свет включите, – сказал Иван и направился в тот тёмный угол.
Зажегся свет. Вот она: бамперов, капота, дверей, передних крыльев нет. Но зато мотор стоит уже другой.
– Что за мотор-то? – спросил я, рассматривая его.
– От Гольфа четвёртого, – ответил Иван. – 1.4 турбо, 170 лошадей, еле впихнули его сюда. На ручке, подвеску всю перетряхнули, стойки нашего производства, подвеска вся из арканита. Салон переберём и от 8-ки назад же поставим, шумка, климат, всё будет. Короче, внешне будет, как обычная восьмёрка, как ты и хотел – чёрного цвета, тонированная, колёса 15 будут на низкопрофильной резине. Славка сейчас с электроникой колдует, АБС, Антибукс, всё также установят, иначе она на третьей буксовать будет.
– Крутяк, – сказал я, заглядывая внутрь машины и разглядев, что салона нет, голый кузов. – 170 лошадей на такой вес, – покачал я головой.
– Да, ехать будет очень хорошо, – засмеялся Игорь, – не как твой Эво, конечно. Но, думаю, многие будут удивленны, увидев, как ты на ней по трассе или со светофора уходить будешь.
– Спасибо, мужики, не ожидал, да и забыл про неё, если честно.
– Две-три недели, и тачка будет готова, – крикнул от Волги один из слесарей.
Походив вокруг своей будущей восьмёрки ещё минут пять и несколько раз поблагодарив ребят и Ивана, я направился на выход.
– Крутая тачка будет, – сказал Клёпа, когда мы вышли из цеха, – и Волга, и Вазик твой. Но Вазик мне больше понравился. Волк в овечьей шкуре.
– Это точно, дружище, – согласился я. – Ладно, поехали к Кириллу.
Подъехав к салону, мы через витрины увидели, что внутри достаточно много людей. Около салона – аквариумы со стоящими внутри спортивными тачками, и рядом такие же аквариумы с мотоциклами. Вон и сам Кирилл стоит на улице около Фолькса СС серебристого цвета и что-то рассказывает стоящим рядом с ним двум мужикам и женщинам. Увидев меня, когда я вылез из машины, он махнул мне рукой, я махнул ему в ответ, типа продолжай, я пока погуляю. Кирилл кивнул и продолжил свою презентацию или чего он там делал.
– Добрый день, Александр, – поздоровалась со мной девушка на рецепшене, как только я в сопровождении Клёпы и Сливы вошёл в салон. – Кирилл на улице.
– Добрый, да, мы видели его, походим пока, посмотрим.
А в салоне стояли красавицы. Много машин, все красивые, намытые, яркие цвета, стенды с фотографиями машин из облака разборки, стенд с дисками, вариантами обвесов, музыки. Очень красиво всё оформлено. Я сюда особо не лез, дал возможность Кириллу самому заниматься оформлением салона и расстановкой машин, так, изредка только приезжал, смотрел и указывал на то, что с моей точки зрения будет лучше. А Кирилл, похоже, решил внутри салона держать только дорогие машины. Вот прямо перед входом стоит 7-ка БМВ ярко синего цвета, она аж горит, тонированная, на безумном хромированном литье. Кстати, надо спросить у Большого, почему у них с Маленьким одна машина на двоих? Они оба нормально зарабатывают, зарплаты-то я их знаю, Георгич мне даёт отчёты постоянно. Нет, ездят на одной машине. Могут же любую тачку позволить.
Чуть дальше стоит А6, А7 и А8, чёрного, белого и серебристого цветов. Пара джипов, Сорренто, Спортейдж. О, Л200 лифтованный стоит на камнях: на полу лежат камни, и они на него загнали его, и раскраска-то ещё такая, под цифру. Прекрасно, хорошо машина смотрится. Дальше Тундра, салатово-зелёного цвета, тоже на других колёсах, только не на внедорожной резине, а на шосейке, и литьё другое, не штатное. А вот в углу вообще обалденная красавица: тоже Тойота, только это Секвойя, здоровенный джип. Решетка радиатора и бампер внизу в мелкую сетку сделаны. Насколько я помню, у них штатные решётки-таки больше, массивнее, но мелкие лучше смотрятся. Машина покрашена в два цвета, даже, наверное, в три. Сверху серебристый, потом ниже темнее, а к самому низу практически серый. Ну-ка ценник глянем. Фигасе, 39 тысяч Лин. Открываю дверь и заглядываю в салон. Теперь понятно, почему такие деньги – салон тоже перешит: чёрно-серебристая кожа, потолок и то перешили, очень богато смотрится. Литьё хорошее, массивное, мощное, как и подобает такому автомобилю.
– Добрый день, – услышал я сзади знакомый голос.
– Привет, Кирилл, – обернулся я к нему и протянул руку, – смотрю, у тебя тут аншлаг, – кивнул я на ходящих тут и там людей.
– Да тут каждый день аншлаг, – улыбнулся он, – сюда многие посмотреть приходят, как в музей, помечтать, но и покупателей хватает. Как Секвойя?
– Вещь. И покраска, и салон, и ценник.
– Ну, ценник есть за что, – сказал он, – сегодня наши ребята приезжали с кучей народу. Я так понял, они не местные какие-то. Ходили тут на машины смотрели, как на самолёты. Руками всё размахивали и радовались, как дети.
– Киженьцы, – засмеялся Клёпа.
– Кто?
– Да мы тут город недалеко от нас нашли, – пояснил я ему, – В нем живут около 20 тысяч людей, вот и пригласили их к нам сюда в гости. У них там машин нет, лошади и кареты.
– А, тогда понятно, почему они так машины рассматривали, – засмеялся Кирилл. – Среди них мужик был, нереально здоровый, он просил на пару дней отложить, – он кивнул на Секвойю. – Очень она ему понравилась. Сказал, что вы его знаете, Иваном представился. Сказал, что он попросит вас, чтобы вы подтвердили и сняли машину с продажи.
– Ваня, – улыбнулся я, – выбрал-таки он себе тачку.
– Знаете его?
– Ага, хороший мужик, – подтвердил я, – он как раз из этого города. Мэр он там.
– Мэр? – вытаращил на меня глаза Кирилл, – я думал, он командир там бойцов-каких. Здоровый такой.
– Ну да, не маленький. Ты вот что, Кирилл, тачку эту сними с продажи, а ещё лучше убери её отсюда, поставьте где-нибудь на улице и накройте, чтобы песка меньше на неё летело. Мы сейчас между городами по взаиморасчётам разберёмся, и он её, скорее всего, купит. Скидку не просил?
– Нет, – отрицательно покачал головой Кирилл. – Уберём, конечно. Надо же, мэр, такой большой и мэр.
– Ещё кто-нибудь из его людей просил отложить машины? – спросил я.
– Да, парочка людей тоже.
– Их тоже в сторону убрать и накрыть.
– Будет сделано, – подтвердил Кирилл, – может, чай или кофе?
– Да нет, спасибо. Ты мне лучше скажи, что у нас с продажами? Месяц уже заканчивается.
– О, с продажами у нас всё просто великолепно, – расцвёл Кирилл. Видимо, я затронул его любимую тему. – За этот месяц продали 137 машин, 21 мотоцикл, 18 грузовиков и автобусов. Прибыль? Момент, – он быстро достал из кармана пиджака блокнот, полистал его и ответил, – в единую цифру не свёл ещё, сейчас, минуту.
– Да ладно, – остановил я его, когда он взял со стола рядом калькулятор, – грубо, сколько? Точно мне Георгич отчёт дал.
– 4 миллиона с небольшим.
– Прекрасно, – обрадовался я такой цифре, – я смотрю, у тебя людей прибавилось? – кивнул я на работников, которые сидели за столами и консультировали людей. Плюс ещё несколько молодых ребят стояли около стендов.
– Да, расширяемся. Машин всё больше становится, людей тоже, вот штат и расширяю постоянно.
– Тогда зачем ты сам людей консультируешь? У тебя есть подчинённые, вот и пусть они работают, а ты контролируй и пистонов вставляй.
Кирилл нахмурился, как будто что-то вспоминая, затем улыбнулся и сказал.
– Ты про Пассат-то? Так это мои знакомые, просто, я сам, конечно, не продаю и не консультирую. Работы хватает.
– А, – протянул я, – тогда понятно. Кстати, молодец, что двух ребят взял, которые качество машин проверяют, стенды я видел у тебя.
– Да, – он согласно кивнул головой, – эти двое своё дело хорошо знают. У нас сразу количество рекламаций снизилось, как они стали машины проверять. Но машин нам надо больше, гораздо больше, чем мы сейчас продаём. Та сотка новых автомобилей, которые вы из облака притащили, уже кончилась. Благодаря им и прибыль такая.
– Я разговаривал сегодня с Игорем на счёт увеличения производства. Он будет ещё работников набирать, обучать. Постарается увеличить производство на 30-40 машин в месяц.
– Мало, – вздохнул Кирилл, – но это тоже хлеб. Я так понимаю, люди из соседнего города тоже будут у нас машины покупать?
– Да.
– Нам сюда-то не хватает машин, – развёл он руки в стороны.
– Кирилл, я всё понимаю, но так надо. Машин 30 в месяц мы должны им продавать. Урезай, значит, продажи на наш город. Они наши партнёры, цены не ломи, делай такие же, как и для наших людей.
– А как мы их туда доставлять будем? И сколько километров до их города? – посыпались из него вопросы.
– До их города 600 километров. В данный момент ведутся переговоры о строительстве железной дороги между нашими городами. Практически всё необходимое для её строительства есть, там некоторые технические детали остались, но, думаю, их решат. Параллельно железке будет асфальтированная дорога.
– Из лиан? Как около сервиса вы тогда положили?
– Точно, – улыбнулся я.
– Круто, по асфальту-то все тут уже соскучились.
– Вот и будем им по железке машины туда доставлять. Кто-то, может, и сам захочет перегнать. Только, я думаю, несколько месяцев строительство дорог в любом случае займёт. А мы за это время постараемся максимально расшириться. Так что ты тоже думай, что тебе надо для расширения.
– Хм, – директор салона задумался, – тогда нам надо точно площадь навесов увеличивать снаружи. Сюда-то у нас все машины не помещаются.
– Так в чём проблема, – ответил я, – прибыль салона ты знаешь. Нанимай людей, расширяйся, флаг тебе в руки, как говорится. Ты наш основной источник дохода.
– Понял, – обрадовался тот, – будет сделано.

Глава 7.

Я уже весь извёлся прям. Время уже почти 6 часов вечера, а Георгича всё ещё нет. Дима уже два раза связывался с нашими ребятами, которые остались на машинах около мэрии, не выходили ли ещё оттуда те, кто на совещание остался. Видимо, у них там нешуточные страсти кипят, переговоры в самом разгаре.
Наконец, в 19.25 на территорию сервиса заехал Крузак Георгича. Мы в этот момент сидели в беседке и пили очередную чашку чая с пирожками, которые испекли в нашей столовке. Булат лежал на боку с распухшим пузом. Он наелся мяса, потом ему дали каши, сверху это всё он полирнул пирожками. Вот проглот-то, жрёт, как последний раз.
– Вот он, – неожиданно воскликнул Туман, я чуть кружку из рук не выронил от испуга.
Сорвавшись с места, мы быстрым шагом направились к заехавшей на парковку Тойоте Георгича. Булат даже не пошевелился, он только лениво посмотрел на то, как мы, перепрыгивая через него, сорвались к машине, но так и не подвинулся.
Георгич выбрался из машины, на вид выжатый, как лимон. Мы остановились около него и не решались начать задавать вопросы.
– Всё путём, мужики, – сказал он – Саша, пошли к тебе в кабинет.
– Есть хочешь? – спросил у него Дима с пирожком в руке.
– Нет, нас покормили там у мэра. Пойдёмте уже в кабинет, я же вижу, как вы от нетерпения подпрыгиваете.
Быстро прошли ко мне. Георгич, я, Туман, Дима и Булат. Этот засранец поднял-таки свою задницу и поплёлся за нами. Войдя в кабинет, он рухнул на одно из кресел и тут же свернулся калачиком. Видимо, очень много сожрал.
– Короче, расклад такой, мужики, – начал Георгич, когда мы расселись. – Дорогам – быть.
– А поподробнее? – спросил я.
– Можно и поподробнее. Дороги начинаем строить с двух сторон одновременно. Владимир сказал, что только в паре мест будет сложновато рельсы и шпалы класть, подсыпку надо будет делать и вообще повозиться немного, но в целом больших проблем нет. Длина дорог – около 650 километров, эту цифру делим пополам. С завтрашнего дня у нас начинается набор людей на строительство. И завтра же Владимира повезут по производствам, сейчас как раз у мэра ещё одно совещание, с директорами этих производств.
– Он двужильный, что ли? – обалдел я.
– Наверное, – улыбнулся Георгич. – Короче, он им сейчас накручивает хвосты на предмет производства шпал и рельс, а завтра им ещё Владимир добавит, в хорошем смысле слова. Ну и как они начнут производить то, что надо для строительства, начнём строить железку. Вокзал там же будет, склады, затраты все на себя город взял. Завтра же наши строители с Владимиром едут место под него выбирать и начнут строительство. В паре километров от города всё будет. Там целая инфраструктура нужна, Владимир очень подробно всё расписал. Ну и дороги. Ваша задача, – он показал на меня пальцем, – возить как можно больше лиан. Одновременно будут дороги и в городе делать, и за городом, параллельно ЖД-пути.
– А по деньгам что? – нетерпеливо спросил я.
– Да не спеши, – отмахнулся Георгич, наливая себе воды из графина. Было видно, что он очень устал. Я по себе знаю, как такие совещания выматывают. – За каждый километр город будет платить нам три тысячи восемьсот лин. Я имею в виду за количество лиан на километр дороги. И надо их очень много. Я не знаю как, но вам надо увеличивать поставки, и увеличивать в несколько раз.
– Решим, – уверенно ответил Туман, – людей наберём ещё, туда охрану, лагерь у нас там есть.
– Я даже не сомневаюсь, – кивнул Георгич. – Теперь, что касается валюты. Так как тех людей, которые пользуются линами, гораздо больше, то Киженьцы приняли решение отойти от своих Зен. Вам надо завтра или послезавтра отправить в Кижень две фуры, эти грузовики привезут сюда печатный станок, и мы начнём печатать бумажные деньги. И премию за доставку сюда сотового оборудования город нам тоже выплатит. 300 тысяч лин. Думаю, что они уже на нашем счету лежат.
– Круто, – воскликнул Дима.
– Киженьцы начнут всё у себя подгонять под наши лины: зарплаты, цены, платежи и так далее. За несколько месяцев они перейдут на лины. Экономисты долго сидели и считали, кто и что имеет и производит. Нормально всё, в общем. Не будет никаких обмеников и путаницы с курсом, будут везде лины. Единственное только – на некоторые банкноты добавят рисунки из Киженя, паровоз там, стадион, да много чего можно положить в основу купюр. Да и, думаю, из Руви также что-то возьмут. В каждом городе есть какая-то достопримечательность, но там уже пусть дизайнеры думают. Как раз у них время на разработку будет.
– Хорошая новость, – обрадовался я.
– Да, все заинтересованы в торговле. Оба города хотят развиваться дальше.
– А что по нашим заправкам? – спросил я, – и гостиницам.
– Согласовал, – посмотрел на меня Георгич, – думаю, тебе надо поговорить с Иваном, и он даст тебе добро на строительство на своей половине и у себя в городе. Я предварительно удочки ему закинул на перерыве, он не против. Но, думаю, ты понимаешь, что им надо что-то взамен дать. Естественно, заправки и гостиницы за счёт ГДЛ.
– Спасибо, Георгич. Решим, что они там хотят.
– Только не деньги, Саш, – предупредил меня Георгич. – Иван не такой человек. У него и так всё хорошо с деньгами, как я понял.
– А что же тогда? – удивился я.
– Несколько машин им для города подгоните. Автобусы, скорую, пожарку. Как тут, помнишь, полицейские машины мы дарили?
– Конечно, помню. Это вообще не проблема.
– Вот и езжай к нему и разговаривай, только не сегодня. Иван извинился и просил сегодня их не трогать. Все очень устали.
– Понятно, не вопрос, завтра съездим. А насчет магазинов говорили? Они тут хотели парочку открыть для торговли своими товарами из облака.
– Один большой магазин им город даст у нас в центре. Там они и будут торговать всем, чем хотят. От налогов их на полгода освободили, Колобок выбил.
– Ух-ты, – удивился я, – молодец, мужик.
– Да, – улыбнулся Георгич, – он торговаться умеет. Он так мягонько все им объяснил, что наши сами все охренели, когда бумаги подписали. Кстати говоря, я договорился о передаче нам рельсоукладчика, когда эту большую дорогу построим. Нам же дорога от речного до хозяйственного нужна?
– Конечно, нужна, – тут же ответил я.
– Только, боюсь, затраты все наши будут. Мэр так и сказал: вам надо – вы и стройте.
– А сколько километр железки-то будет стоить? – тут же последовал от меня логичный вопрос.
– А никто пока не знает. Но, думаю, недорого, да и потом, чего ты переживаешь? Ну, построим мы эту железную дорогу, всё равно она ГДЛ не достанется, она городу отойдёт.
– Фигасе, деловые, – воскликнул Туман, – значит, строим за наш счёт, а владеть ей будет город?
– Именно так, Валер, – с завтрашнего дня будет организованно местное управление железными дорогами. Я вам вот что скажу. Нам надо очень хорошо расширить хозяйственный и речной. Сделать так, чтобы городу стало выгодно возить оттуда товары по железной дороге. Увеличится производство, оно будет уже не тонну мяса выдавать, например, в неделю, а сразу три или четыре тонны. Точно также и с рыбой. И вот после этого уже можно будет разговаривать с городом на предмет строительства железки за их счёт.
– Хитёр, – погрозил ему пальцем Туман.
– Ещё бы, мне за это зарплату платят. В Мэрии-то я так, числюсь, так почему бы мне не отстаивать и не проталкивать интересы своего работодателя, – кивнул он в мою сторону, – так что, Саша, раскручивай хозяйственный и речной. Нужны объёмы, и объёмы большие. Склад есть, нужно сделать так, чтобы в эту бандитскую пещеру начали люди ездить за товаром. Короче, всё то, что мы с тобой обсуждали.
– Вы из неё склад, что ли, решили сделать? – переспросил Туман.
– Ага, – кивнули мы одновременно.
– Блин, действительно, там места же – вагон, – подтвердил Дима, – и расположена она удобно. До хозяйственного 30 километров, новый с речным по прямой километров 150, наверное. Надо только дорогу проложить в Кижень, как раз и железка будет мимо проходить, и трасса.
– Всё верно, – сказал я, – так и задумывалось.
– Это всё хорошо, – снова сказал Туман, – только там кучу вопросов по пещере надо решить.
– Каких? – спросил я.
– Первое – как мы знаем, парочка бандитов уцелела. Это те, про которых мы знаем, Рог и Круглый. Они наверняка её знают лучше, чем мы, про реку-то все помнят, как по ней бандиты ушли. Им ничто не будет мешать при желании проникать в пещеру и воровать оттуда продукты питания, а потом их продавать самим. Пещера-то огромная. Никакой охраны не хватит. Значит, нужно выбрать несколько помещений, огородить их, установить двери, а остальные проходы просто заложить. По мере расширения пространства будем распечатывать другие помещения. И не факт, что те же самые бандиты не сделают там себе какое-нибудь логово. Значит, её надо изучить всю как можно подробнее, установить везде камеры, датчики движения, сделать штат охраны, упаковать их с ног до головы, выделить им машины и оружие. И, скорее всего, нужно будет тщательно выбирать помещения под склады, там же не везде -5, которые необходимы для хранения. Так что работы там – мама не горюй. Короче, нужен человек, который всем этим займётся.
– Есть такой у тебя? – тут же спросил я, понимая, что Туман прав.
– Рыжий, – улыбнулся Туман, – он всю пещеру Митяя разрабатывал и с пацанами переделывал.
– Вот тогда его туда и отправляй, – сказал я, – с его пацанами. Пусть они там всё это делают. Минимум месяц у них точно есть, даже, думаю, больше. Финансирование – не проблема, пусть только сделают всё, как надо.
– Хорошо.
– А по трассе что решили? – спросил Туман.
– Ах да, гонщики вы мои. К тебе, Саша, когда ты сегодня говорил про неё, прислушались. Будет она трёх полосная в каждую сторону, причём везде между оазисами.
Это да, я сегодня утром в мэрии минут тридцать, наверное, распекался по поводу будущей асфальтированной дороги. Как только я сказал, что её надо делать по три полосы в каждую сторону, сразу посыпались вопросы, зачем? Объяснил, что машин с каждым месяцем будет всё больше и больше, между оазисами и городами ограничения в скорости нет и делать его не надо. Машины – одни иномарки, а по хорошей дороге можно ехать очень быстро, далеко за двести, если мотор, конечно, позволяет. Но у многих позволяет. Да и пусть каждый вспомнит тот мир, из которого каждый из нас сюда провалился. Вспомнит две полосы, едете вы в своей левой, допустим, 150 километров час, в правой полосе едет фура со скоростью 80-90 километров, и на обгон этой фуры пошел кто-то. Вам надо тормозить, а если трафик плотный? Машин много? Почему бы и не сделать сразу широкую дорогу, если есть возможность и у неё низкая себестоимость, а не как в том мире, где километр асфальта стоит, как несколько хороших иномарок.
– По туннелям для животных и отбойникам город тоже согласен, – добавил Георгич, – сделают указатели, раскрасят всё, что требуется, дорожные знаки поставят. Всё будет красиво и аккуратно, как на хорошем автобане. Завтра также поедут по производствам краски и к тем, кто сможет отбойники делать, сразу всё будут делать одновременно. Понятно, что везде отбойники не нужны, достаточно будет в некоторых местах, на развязках, там, и тому подобное. А так просто по три полосы в каждую сторону будут хорошо разлинованные.
По туннелям я им тоже объяснял. Будут отбойники слева и справа, животные в пустыне не смогут пересечь дорогу, а по туннелям смогут. Понятно, что в реальном мире, то есть в том, откуда мы все сюда прибыли, подобные зверепереходы устраивают именно в местах пересечения трассы со звериной тропой, чтобы не нарушить естественные пути миграции животных. В нашем мире никто этих путей не изучал, карты нет, троп нет. По идее, это всё надо отслеживать и изучать, но это очень опасно, можно и самому при изучении в дичь превратиться. Но будем надеяться, что местное зверье сообразит, как и что. Туннели-то в некоторых местах будут. Потом, судя по местному зверью, они понимают, где опасно, и, надеюсь, они просто сами уйдут от данного огороженного участка трассы в другое место.
– Сколько же времени это всё займёт? – спросил Туман.
– Владимир сказал, что если будут работать с утра до вечера две-три бригады и не будет проблем с производствами, то за три-четыре месяца железка будет готова. Он завтра едет к тем, кто у нас литейкой занимается, рельсы нужны по 100 метров. Людей по 20-25 человек надо в каждую бригаду по укладке рельс и ещё столько же для автомобильной дороги. Шпалы планируют делать из железобетона, проблем с этим, думаю, не будет, делают же у нас блоки. Короче, всё это город берёт на себя. Затраты сумасшедшие, конечно, будут, там одной охраны сколько надо, мест, где рабочие будут кушать, отдыхать, переодеваться. Также нужен транспорт для доставки материала и рабочих. Но всё это решаемо при желании, а желание есть у всех. И завтра же начинают устанавливать сотовое оборудование. Апрель же завтра приедет с оставшейся частью?
– Да.
– Ну вот, послезавтра отправляй грузовики за холодильниками, печатным станком и аппаратурой для него. Бумагу тоже Киженьцы делают, да и сотовые ещё привезите. Куйте железо, пока горячо.
Проговорив ещё около часа, мы разошлись. Да уж, дела закручиваются совсем неплохие. Я бы сказал, что очень хорошие. Тут реально можно заработать, и заработать неплохо. И тут я пожалел, что у нас так мало грузовиков. Холодильники, мля, их же только на больших машинах можно будет перевести, сотовые-то ладно, фургоны Вертолёта отправим за ними, а развозка? Андрей не отдаст все машины. Хотя несколько можно отправить, точно.
– А зачем вообще эта железка? – спросил Дима, – дорого, долго. Не проще машины пустить? С тачками-то проблем нет.
– На перспективу, Дим, – ответил Георгич, – ты вот знаешь, что тут через 5 лет будет? Сколько тут народу будет? Ведь в том мире большие города все с железными дорогами. Понятно, что там города-миллионики. Для начала пустим электричку, потом две. Люди начнут ездить туда-сюда, торговать друг с другом. Нужна железка, обязательно нужна. Машины-то не у всех есть, и ещё нескоро у всех будут, а Крот привозит сюда людей постоянно. По количеству людей мы вот-вот догоним Руви, будет железка, сколько людей к нам захочет переселиться? Деньги отобьются. Не сразу, но железка тоже начнёт приносить прибыль. Руви наверняка захотят к себе тоже ветку провести, уже проще будет. До них 70 километров всего. Да и в вагонах ты увезёшь гораздо больше, чем на грузовиках. Понятно, что грузоперевозки будут жить всегда, но повторюсь ещё раз, что тут в этом мире будет через несколько лет – никто не знает. Может быть, появится возможность десятками сюда людей переправлять из того мира. А жить и работать им всем где-то надо будет.
На эти слова Георгича все только засмеялись. Хотя через совсем небольшое время я убедился, что Георгич и тут оказался прав. Но об этом ещё никто не знал и не подозревал даже.
– Слушай, Георгич, – вспомнил я ещё одну вещь, – а что с семенами?
– А что с семенами? – вопросом на вопрос ответил он мне. – Я про них даже не заикался. Ты мне цены дал? Расклад, как вы их продавать будете? По сколько? Вес? Килограммами? Мешками? Штучно?
– Блин, всё правильно, – я почесал затылок, – короче, мы прикинем, и я тебе скажу.
– Да не вопрос. Вы, кстати, уже подумали, где, как, когда и почём будете продавать телефоны?
– Вот же, млять, – про это-то мы даже ещё не разговаривали.
– Ясно всё, – вздохнул Георгич, – судя по твоему виду, даже и не брались. Короче, думайте, и скажешь мне потом. Вы там сейчас, вроде как, 1000 штук привезли?
Я кивнул.
– Везите ещё.
– Апрель должен завтра привезти.
– Попридержите их пока. Нет смысла продавать сейчас то, что непонятно когда заработает, сотовые, я имею ввиду. А вот когда информация пройдёт по городу, что у нас есть сотовая связь, тогда и выставим их на продажу. По ценам тоже прикинем. Только надо подумать, где их продавать.
– Фирму я не хочу, – сморщился я, – ну ёё.
– Будешь торговать, придётся, – усмехнулся Георгич, – налоги никто не отменял. Да и народу валом будет. Мы с тобой потом сядем на свежую голову и подумаем и с семенами, и телефонами, и с бытовой техникой. Продавать надо, деньги хорошие. Всё, я поехал, совещание это вымотало прям.

Глава 8.

На следующий день с утра я быстренько проснулся, растолкал Светку, наступил на хвост мирно спавшему Булату, перевернул какую-то вазу и больно стукнулся ногой об угол шкафа. Светка лежала в постели и смотрела, как я ношусь по нашему номеру туда-сюда, сшибая всё на своём пути.
– Сядь, успокойся, – улыбаясь, сказала она мне, – а ещё лучше ко мне иди, – она откинула одеяло и приняла соблазнительную позу.
– Некогда, надо с Киженьцами встретиться.
– Ясно всё, – вздохнула она, – опять улетаешь по делам.
– Светик, извини, дел действительно по горло, – я быстро собрался, чмокнул её в губы, потрепал по башке Булата, который, увидев, как я к нему приближаюсь, предусмотрительно поджал хвост и вышел из номера. Спустившись в столовку, увидел там сидевших пацанов.
– 11,12, – считали они, не заметив меня.
Я подошёл к ним сзади и увидел, как они все сгрудились вокруг стола, за которым сидел Полукед и Слива, а перед ними стояла тарелка с пирожками, Полукед взял очередной и засунул его себе в рот. Слива сидел с набитым ртом и еле шевелил челюстью.
– 13, – хором сказали ребята.
– Привет, Саня, – заметил меня кто-то из них.
– Что тут у вас? – с интересом спросил я у них, глядя на эту картину.
– Да Слива с Полукедом поспорил, кто из них больше пирожков съест, – заржал Туман. – Похоже, Слива сдулся.
– Нее, – замахал головой в стороны Слива и энергичнее заработал челюстями.
Полукед только усмехнулся на это, взял с тарелки очередной пирожок и абсолютно с непринуждённым видом засунул его себе также в рот.
– 14, – снова хором сказали ребята.
– Вот так аппетит у Полукеда, – сказал кто-то.
– Сдавайся, Слива, – улыбнулся я от этой картины, – тебя разорвёт сейчас.
Слива сидел красный, как рак, похоже, он сам понял, что проиграл. Кивнул мне головой и выплюнул остатки пирожка в стоящее рядом с ним мусорное ведро.
Тут же раздался свист и поздравления Полукеда. А тот сидел с непринуждённым видом и точил пирожок.
– Какие планы? – спросил у меня Туман, когда ребята разошлись, а я, наконец-то, налил себе кофе.
– Сейчас едем к Армену, будим наших гостей и начинаем работать.
– Мы уже проснулись, – услышал я знакомый бас от двери.
Внутрь столовки вошёл Иван, Топа, Колобок и Марк.
– Привет, мужики, – обрадовался я им, – присаживайтесь. Вы чего так рано-то?
– А мы к тебе, – улыбнулся Иван.
– Ну, пошли тогда ко мне в кабинет, – поднялся я из-за стола, – там спокойно и обсудим всё.
– Хороший кабинет, – сказал Колобок, когда мы вошли и расселись все у меня в кабинете, – компьютера только не хватает.
Туман убежал по делам, личка и пацаны Ивана остались в предбаннике, Иван их сам там оставил.
– Ну, надеюсь, скоро всё это у нас будет, – улыбнулся я. – Слушаю вас, мужики.
– Во-первых, мы хотим наконец-то рассчитаться с вами по всем долгам, – взял слово Иван. – Курс установили, за сотовое оборудование с нами тоже уже рассчитались. Город сегодня открыл нам счёт в банке и там уже лежит кругленькая сумма. Вот из этих денег мы и произведём с вами расчёты.
Вообще прекрасно. Нам город 300 тысяч выплатил премию, а оборудование, думаю, обошлось не меньше миллиона. Но спрашивать как-то неудобно, пусть это будет маленьким секретом.
– Быстро.
– Плюс мы хотим купить у вас несколько автомобилей для нашего города. Колобок, где список?
– Вот, пожалуйста, – протянул он мне листок.
Я развернул список и пробежался по нему глазами. Ещё два Чёрных плаща, три скорые, две пожарки, около десятка фургонов для развозки, десяток же грузовиков, скутеры и мотоциклы. Список достаточно большой.
– Мужики, – сказал я, – вы же наверняка знаете ситуацию с машинами у нас в городе. Мы свои-то потребности обеспечить не можем. А у вас тут список из 50 автомобилей, если не больше.
– Это мы тоже понимаем, – кивнул Иван, – ну хоть что-то же вы нам можете продать? Остальное – по мере возможности.
– Разом мы это количество машин обеспечить не сможем. Покажу ваш список Игорю, он скажет, что есть готового прямо сейчас, остальное — по мере появления в облаке. Пожарки там редко встречаются, например, – сказал я и снова посмотрел в список, – Плащи точно есть, несколько фургонов тоже найдём, пару грузовиков с прицепами тоже, думаю. Давайте так, я сейчас этот список отдам Игорю, есть у нас тут человек, который отвечает за машины. Он точно скажет, что мы сможем вам предоставить сразу, – я тут же вспомнил про слова Георгича, что Киженьцы будут просить машины, а нам можно будет в обмен на это попросить заправки, – остальные придётся ждать. Вот легковушек много, ну как много, они есть, только их починить все надо, они же битые все в той или иной степени, выпрямить кузовные детали, заменить запчасти, покрасить, в общем, в полный порядок привести.
– Время есть, – улыбнулся Иван, – вы, главное, про нас не забудьте.
– Слушайте, мужики, – обратился я к сидящим напротив меня Ивану и Колобку, – по трассе вопрос, как я понимаю, решили. Как вы смотрите на то, если я попрошу у вас разрешение построить у вас в городе несколько заправок и сервис? Торговать мы будем только Блюром и всеми компонентами из него. Нефть у вас есть, бензин и соляра – это ваше. Тут мы даже лезть не будем. Дадим потребителям право выбора. Кто хочет – покупает Блюр, кто хочет – бензин и солярку. Блюр будет дороже, однозначно. Ну а сервис? В руководстве будет кто-то из наших ребят, работники все ваши. Налоги и так далее – понятно, всё в вашу казну пойдёт. Ну и несколько на трассе, если быть точным, то заправки-гостиницы.
Иван улыбнулся и ответил:
– Мы вчера про это как раз говорили. Колобок сразу сказал, что ты это предложишь. А сколько всего заправок вы хотите построить и открыть? Включая те, что на трассе – заправки-гостиницы.
Вчера вечером мы как раз с ребятами обсуждали это. Обсуждали, какое количество заправок и гостиниц нам надо на эти 650 километров дороги.
– Ну, считайте, – быстро вспомнил я и продолжил, – одну при выезде из вашего города на новую трассу, вторую в самом городе, он у вас достаточно большой, третью в ваших оазисах, там есть у вас несколько перекрёстков, я видел, когда нас катали. И две заправки-гостиницы на самой трассе, этакий большой блокпост. Высокий забор, вышка, охрана, пулемёты, все дела. У нас такая уже есть одна, перед нашим новым оазисом стоит, дорога через каньон идёт, вот там мы её и построили. В новый оазис к нам поедем, покажу вам. Звери её несколько ночей на зубок пробовали, только ничего у них из этого не получилось. Внутри за высоким бетонным заводом могут легко разместиться несколько фур и легковушек. Люди в полной безопасности. Как говорится, технология уже отработана. Получается, три у вас в Кижене и две на трассе. На трассе через 180-200 километров, нам надо только электрические камни найти и воду, это обязательно. На одну можно будет ваших работников устроить, на вторую – наших. Там штат достаточно большой будет. Повара, обслуживающий персонал, бойцы охраны, механики. Не все будут успевать за день проезжать эти 650 километров, вот и пусть водители и их пассажиры останавливаются на ночлег.
– Мы так и предполагали, – кивнул Колобок, – машин на трассе с каждым месяцем будет всё больше и больше, потом надо будет, еще построим.
– В общем, Саш, наш ответ такой, – сказал Иван, – мы даём тебе добро на строительство у нас в Кижене сервиса, как ты и сказал, с вашим руководством и с нашими работниками. На три заправки у нас в городе и оазисах тоже добро. На трассе тоже, ради бога, стройте свои эти заправки-гостиницы. Взамен вы даёте нам возможность построить у вас в городе свою сеть заправок также при въезде, и в дальнейшем еще две-три. Насколько мы знаем, вы сейчас имеете пять заправок, на всех них вы продаёте Блюр, солярку и бензин. Мы также будем продавать солярку и бензин. А у нас в городе и на трассе, вы, как ты сказал, будете продавать только Блюр. Скорее всего, мы также решим построить на трассе свои заправки и при них гостиницы. Мы там будем торговать продукцией из нефти.
– О, как, – воскликнул я и откинулся в кресле. Такой вариант мы тоже рассматривали.
– Как ты уже наверняка знаешь, мы получили добро на магазин в центре вашего города и где-нибудь сбоку мы ещё откроем магазин по продаже рыцарских доспехов и лошадей. Как ты знаешь, наши лошадки стоят, как ваша хорошая машина. Думаю, что большинство тачек у вас будут скупать ещё в салоне, – он пожал плечами, – в дальнейшем, я всё-таки думаю, что вы выйдете на необходимый объём машин и рано или поздно вам понадобится салон в Кижене. Добро на его открытие вы тоже получите. А чтобы всё это было не на словах, предлагаю заключить соглашение, где всё это чёрным по белому прописано. Вы торгуете Блюром, мы бензином и соляркой.
– Можно я добавлю? – подал голос Колобок.
Мы кивнули.
– Возможно, некоторые предложат открыть под крышей одной заправки продажу и Блюра, и бензина с соляркой. Но это неудобно. Неудобно тем, что будут разные хозяева, и рано или поздно возникнет коммерческий конфликт, а так у каждого города будет своя сеть заправок. Интересы не сталкиваются, каждый делает так, как считает нужным. У вас тут уже пять заправок есть, ну вот и мы начнём свои строить. Надеюсь, у нас не возникнет глупых и никому не нужных вопросов и взаимонепонимания. Также просим вас разрешения построить заправку около вашего нового оазиса.
– И не надо говорить, – поднял руку Иван, увидев, как я хочу что-то сказать, – что решаешь не ты. Именно ты. Мы уже знаем ситуацию и с вашими взаимоотношениями с мэром, и про бандитов, и то, что заправки нефтяников, которые хотели тебя убить, отошли вам. Добро на строительство заправок от города мы получили, но один из замов мэра посоветовал мне с глазу на глаз обратиться к тебе. Они тебя и твой «ГДЛ» считают тут достаточной силой. Странно, что ты ещё не занял его кресло.
Вот так, они тут пару дней, а уже всю информацию о нас узнали. Хотя тут и секрета-то особо из этого никто не делал. Ребята-то наши их возили по экскурсиям, вот и рассказали, как и что тут было.
– Я не хочу быть мэром, Вань, – честно ответил я, – не моё это. Мне больше нравится жизнь, которой я сейчас живу. Мне нравится исследовать этот мир и те ситуации, которые периодически возникают, хорошо так встряхивают. Тут на пару жизней эпизодов хватит, которые у меня за несколько месяцев нахождения здесь было. Адреналин и загадки этого мира, знаете ли, великая вещь. Да и пацаны вокруг такие же собрались. Там мы как жили? Дом работа, по выходным кино, пиво с друзьями или поездка в магазин. А тут вообще всё по-другому. Другие правила жизни, и я не хочу их менять. Меня всё устраивает. Публичная жизнь, политика – это не для меня. В кресле сидеть, решать там что-то. Нет, пусть мэр городом рулит, он нормальный мужик и сидит на своём месте, просто в своё время связался не с теми. Мы как бы немного отошли от них. Они не лезут к нам, а мы не наглеем и даём работать всем. Есть взаимное уважение, партнёрство. Те, что были до нас, душили всех. А по поводу заправок, которые хотите построить вы, договорились. Потом опять же, лояльное отношение друг к другу нужно всем. Всех денег не заработаешь, а если закрутить друг другу гайки, ничего хорошего из этого не получится. Делайте соглашение, я потом его ребятам покажу. Думаю, что всё нормально будет.
– Хорошо, – синхронно кивнули Киженцы.
– Ещё маленький нюанс, – кивнул я головой на его ответ, – вам будут нужны машины, грузовики и много. Но прыгнуть выше своей головы мы не можем, их не так просто вытащить из облака и починить.
– Это мы тоже понимаем, – кивнул Иван, – но и заправки нам не прямо завтра нужны. Времени у нас – вагон. Потом, опять же, я думаю, мы найдём общие интересы и сможем договориться. Мы вам одно, вы нам грузовики. Можно просто бартер сделать и всё.
– Тут тогда уж лучше пусть Георгич наш с тобой, – я кивнул в сторону Колобка, – договариваются.
– Да не вопрос, – спокойно ответил Иван, – они вчера на совещании быстро общий язык нашли.
– Совершенно верно, – подтвердил Колобок.
– Вы нам хоть сейчас можете несколько грузовиков выделить? – спросил Иван.
– Момент, – я взялся за рацию. – Игорь, приём.
– На связи, – тут же ответил он.
– Зайди ко мне прямо сейчас.
– Пару минут.
– Саша, прием, – тут же зашипела у меня рация голосом Георгича.
– Да.
– Я знаю, у тебя Иван с Колобком, помощь или совет-какой нужен?
Я посмотрел на своих собеседников, и они тут же оба кивнули головами.
Через пару минут ко мне в кабинет одновременно зашли Игорь и Георгич. Пока Игорь изучал список по машинам, я передал весь наш разговор Георгичу. Георгич полностью всё поддержал, а Игорь ответил, что может выделить им два грузовика фургона, пару Плащей, две фуры и один автобус. Это прямо сейчас есть и машины готовы, ещё несколько единиц грузовиков в течении нескольких дней, ну и потихоньку, по мере ремонта, ещё будут грузовики.

Глава 9.

После нашего разговора Иван со своими ребятами уехали покупать свои тачки в нашем салоне. Как я уже говорил, Иван купил себе Секвойю, Владимир – стоявший там Л200, Колобку приглянулась А6. Вот они и поехали их покупать, оформлять, заказывать номера и дополнительные колёса с собой. Игорь пошёл с ними, сначала покажет им грузовики. Мы с Георгичем остались в кабинете вдвоём.
– Итак, Саша, – начал Георгич, – возвращаемся к нашему вчерашнему разговору про торговлю семенами, телефонами и бытовой техникой. Я вчера перед сном подумал и прикинул, что деньги будут очень хорошие. Слух о городе, где это всё можно купить, от нас уже ушёл. Так что сейчас некоторые личности уже ищут возможность поехать туда это всё и взять, а особо умные уже думают об открытии магазинов. Давай сначала разберёмся по технике и сотовым телефонам.
Я превратился весь во внимание.
– Заниматься розничной торговлей, как я понимаю, ты не хочешь?
– Совершенно верно, – ответил я, – площади, аренда, менеджеры, опять вваливать в здания, стенды, красиво всё оформлять, ну его нах.
– Оптовая база, – улыбнулся Георгич.
– Точно, епт, – хлопнул я себя по лбу, – у нас же грузовики есть. И мы можем привезти большое количество всего.
– Совершенно верно, друг мой. Только нам нужно будет несколько касс и кладовщиков. Надо будет распределить по направлениям эту технику, один там зашьётся. Въездов-выездов на сам склад несколько, стоянка большая, вот и надо всё это там организовать.
Конечно, это будут не такие прибыли, как от розницы, но мы сэкономим кучу времени, денег и нервов. И отвадим часть частников, катающихся в Кижень, хотя бы на первое время. Ибо наша оптовая цена сопоставима с расходами на доставку частником. Если они, конечно, не для себя покупать будут. Иван уже обмолвился о том, что они там тоже оптовую базу откроют. Кому надо – придут и купят оптом, и будут продавать в своих будущих магазинах. Понятно, что весь спрос в городе мы удовлетворить не сможем, но часть точно перекроем. Я тут тебе только предлагал холодильники по производствам предлагать, забудь. Они сами приедут и купят. Продавать минимум три штуки в руки, например. Телефоны – минимальная партия 100 штук и всё, деньги получили, партию отгрузили. Кому надо, езжайте сами и покупайте в Кижень, или покупайте уже тут в новых открытых магазинах. То же самое касается и остальной бытовой техники.
– Так и сделаем, – обрадовался я тому, что решилась эта проблема. Значит, надо на время перекрыть продажу грузовиков, а отправлять их постоянно в Кижень. Блин, где же машин-то столько взять.
– Склад тоже есть, – продолжил Георгич, – в промышленной зоне. Где вы с бандитами тогда воевали, там можно в аренду взять большое помещение.
– Вот там оптовую базу и сделаем, – ответил я.
– Хорошо, – кивнул Георгич, – сегодня заключу договор и оплачу аренду месяца на три с возможностью пролонгации. Дай мне человека, который поедет со мной и посмотрит, что там надо сделать: убраться там, ворота починить, электричество и так далее. Ну и директор туда нужен.
Я кивнул.
– Теперь дальше. Семена. Я долго думал, как их вообще продавать. Зелёный город хотят видеть все, песок уже всех достал. Но сажать надо так, чтобы наш Таус не превратился в джунгли. Чтобы хотя бы большинство травы, кустарников и деревьев сажать ровно, аккуратно, и чтобы они хорошо вписывались в городские улицы. Аллеи ровные, кустики ровные, за всем этим надо ухаживать, подстригать, поливать, выкорчёвывать, если что. Асфальт положат, вдоль дорог надо будет сажать. Я помню, как вы с Туманом с восхищением рассказывали, как в Кижене вдоль асфальтированной дороги через пустыню деревья растут или кустарники.
– Да, очень красиво смотрится, – подтвердил я, – дорога через пустыню идёт, а едешь как по лесу: тенёк, хорошо, солнце не так печёт и вдоль дорог через несколько километров небольшие полянки есть, засаженные травой и деревьями. Захотел – остановился и пикничок устроил.
– Вот и мы также всё будем делать, – сказал Георгич, – мы сейчас ликвидируем фирму по переносу городской стены. Вот тебе и работники. А это будет наша фирма городских озеленителей. Заказы от города на посадку семян все наши, с мэрией «ГДЛ» в хороших отношениях. Озеленять будем по плану местных проектировщиков гор.плана. Город-то растёт постоянно, вот они и занимаются его планировкой, тут жилое здание, тут административное. А тут им добавится ещё работа, где одно дерево посадить, где два, где кустики, а где просто травкой всё засыпать. Ну и тут наша фирма раз и получила заказ.
– У тебя евреев в роду нет? – спросил я, улыбнувшись.
– А? Нет, вроде, – отмахнулся от меня Георгич, он был весь в своих мыслях, – работа будет всегда. Озеленим город, построим дороги между городами и оазисами. Вдоль них надо будет высаживать семена. Только нужны будут автомобили-поливальщики, поливать всю эту зелень раз в неделю или как часто там надо. Сейчас особо городские улицы никто не убирает, песка везде валом, посмотри на дома около дорог, машины, – все в песке и пыли. Будет асфальт – будет чище, а будет зелень, будет ещё лучше. Значит, эта наша фирма потом будет заниматься и уборкой городских улиц. Мусор-то сейчас одна из компаний вывозит, а мы будем улицы убирать, подметать и поливать растущую зелень. Тебе надо дать задание в сервисе, чтобы механики придумали и построили небольшие машинки с функционалом уборщика-пылесоса, и прицепить им на загривок бочку с водой, а на задницу – мелкий распылитель. Пусть едет, подметает и сосёт грязь, а сзади распыляет воду в виде «тумана» – расход меньше будет. И дороги будут периодически поливать, и растущую зелень, шланг там у неё будет или ещё что, пусть думают. Для трасс нужны большие машины-поливалки объемом в несколько тонн. По типу тех, в которых Блюр перевозят, автоцистерны, тонн на 10-15 воды. Там, думаю, ничего сложного нет: сварить бочку, разделить её на отделения, чтобы она не перевернулась от плескающейся в ней воды. В неё насос и направляющие для воды. Чтобы водитель не прыгал туда-сюда, а ехал вдоль дороги и поливал деревья. То, что их будет много, никто не сомневается. Ну, как-то так.
– У тебя точно в роду евреев нет? – повторил я свой вопрос, – вот же ты, – я покачал головой.
– Хитрожопый? – улыбнулся Георгич.
– Ещё какой, – засмеялся я.
– Погоди, Саш, не сбивай меня с мысли.
– Слушаю тебя, Изя Рабинович.
– Какая себестоимость у семян?
– Вот ты вопросы задаешь, Георгич, – обалдел я, – я-то откуда знаю? Их под шумок в этом оазисе пылесосами собирают, потом через сито просеивают и всё, готово. Мы сюда-то пару десятков мешков этих семян привезли. Там совсем копейки по себестоимости. Нас больше лианы волнуют.
– Я примерно так и думал. Многие физические лица захотят купить себе такие семена обязательно. Засадить себе площадку перед домом, чтобы потом побегать по газончику, захотят многие. Да и перед офисом пару кустиков посадить желающие найдутся.
– Даже не сомневаюсь, Изя Рабинович.
– Вот, – кивнул Георгич, – какой я тебе Изя?
– Извини, Изя.
Мы оба засмеялись.
– Погоди ты, – махнул он рукой.
– Молчу-молчу.
– Делаем так, – Георгич нахмурил брови, взял со стола листочек с ручкой, что-то там пару минут чиркал, рисовал, а потом выдал, – фасуем их по пакетикам.
– Доза, – заржал я, – Бондарев нас быстро с этими пакетиками примет и срок впаяет.
– Вот же ты дурачок, – улыбнулся Георгич, – послушай ты меня.
Я стал серьёзным и превратился весь во внимание.
Георгич взял свой листок, на котором только что что-то рисовал, отпил из стакана воды и продолжил:
– Предлагаю так. Их количества в каждом пакетике должно хватать на засев 5 квадратных метров. Два-три дерева, 5-7 кустов или просто трава. Если покупатель хочет засеять большую площадь, то пусть покупает больше пакетиков. Ну и перед этим ему нужно чётко распланировать свой участок.
Пакетики должны быть бумажные, по типу тех, в которых хранят СД диски, в них и делать фасовку. В полиэтилене семена гниют на жаре. На засев 5 квадратных метров нужно будет, – он помахал перед собой руками, – ну пусть 5 грамм семян деревьев, как раз на два-три хватит примерно, 8 грамм семян для кустарников и 15 грамм для травы. Значит, будем продавать по 20 лин пакетик с семенами деревьев, 17 кусты и 15 трава. Нужно небольшую часть расфасовать по пакетикам. Остальные засыпать в деревянные небольшие бочонки, килограммов по 5 каждый. На каждом пакетике написать, что всходят только 80% семян. Ну и как сажать, как поливать, и как они расти будут, тоже надо написать на конверте, для каждого вида семян свою инструкцию, значит, его себестоимость увеличится на одну лину. Городу будем продавать дешевле процентов на 25, например. Фирмато по озеленению наша будет. Как-то так выходит, – он посмотрел на меня, – городу эти копейки – раз плюнуть, одна наша «ГДЛ» в месяц налогов в бюджет платит около двух миллионов лин.
– Хренасе, – обалдел я, – откуда такие цифры то? – семена тут же вылетели из головы.
– А ты отчёты смотришь, которые я тебе каждые две недели даю? – возмутился Георгич, – или эти бумажки у тебя просто так на столе лежат?
– Смотрю, – буркнул я в ответ, – только значения им не придавал.
– Ясно, ты на прибыль больше смотришь.
– Ну, типа того, – пробурчал я.
– У нас народа уже почти 500 человек работает. Сервисы, бойцы, два оазиса, речной. Народа полно, и сейчас опять набор пошёл. У нас на одну зарплату ежемесячно почти два с половиной миллиона уходит. Сопутствующие расходы – ещё полтора.
Я хотел снова сказать «хренасе», но вовремя сдержался, только воздуха в грудь набрал и тут же выпустил его. Георгич, конечно, это заметил и засмеялся. Где эти листочки с отчётом? Я начал их искать на столе. Вот они. Так, смотрим.
– Я пока кофе себе налью, – сказал, вставая из-за стола Георгич, – будешь?
Я ему только кивнул и стал вчитываться в цифры. Так, оборот, 8 600 миллиона. Их них четыре миллиона за продажу машин, гаражи 197 штук – еще плюс три миллиона. Миллион шестьсот плюсом – это мотоциклы, Блюр с 5 заправок, жидкости из него, продукты питания с хозяйственного и чуть с речного, багги, Порши, обвесы, всё по строчкам сведено. Короче это, все как раз и выходит один миллион шестьсот тысяч.
Теперь расходы. Налоги – 2 ляма, зарплата – почти два с половиной, сопутствующие расходы – ещё полтора. Ну да, всё правильно, в чистом виде осталось два шестьсот. Так оно и выходит. Неплохо, совсем неплохо. Гаражей у нас ещё на три ляма, через месяц еще речной первую продукцию выдаст. Хозяйственный раскрутим через полгодика, ещё 5 заправок будет. Увеличим продажу машин. За десятку лямов точно будем выбираться, далеко за десятку, причём.
– Почти 500 человек говоришь? – переспросил я, откладывая листочки.
– Да-да, Саша, почти 500 человек уже, – кивнул Георгич, отпивая кофе из чашки, мне он тоже налил кофе и поставил передо мной. – Это все люди, которые на вашу пятёрку работают. А если быть точным, то ты единственный хозяин «ГДЛ», остальные четверо в управление не лезут. Мишка, вон, со своей снайперской школой совсем с катушек съехал, дорвался, называется. Зачем тут эти снайперы, правда, мне непонятно. Хотя его пацаны ящеров только так щёлкают в облаке, значит, толк есть. Славка, Игорь и Ванька сервисом управляют и довольны жизнью. Ты один всем рулишь и отдаёшь распоряжения. Вспомни, хоть раз кто-то из них говорил – нет, я так не хочу, будет вот так.
– Нет, не говорил, – ответил я, – мы и в той жизни также делали. Я всем рулил, пацаны никогда в обиде не были и доверяли мне. А Мишка с Ванькой вместе с нами сюда провалились, вот мы и записали «ГДЛ» на всех пятерых.
– Ну, так они посмотрели, что твои Славка с Игорем тебе доверяют и не рыпаются. Смешные вы парни, конечно, – Георгич снова улыбнулся, – вы такие бабки получаете, а живёте практически, как все. Хотя можете себе очень многое позволить. У вас у каждого есть участок в новом оазисе, а квартира тут есть только у Мишки и Славки, остальные трое, включая тебя, в наших номерах на территории сервиса живут.
– Так удобно же, – воскликнул я, – всё под рукой.
– Да это понятно, – снова засмеялся Георгич, – только у многих наших уже и квартиры есть, и машины, и участки. Правда, в рассрочку, но они есть.
– Да на хрен мне эта квартира, Георгич. Я с утра у нас проснулся, в столовку спустился, поел и к себе в кабинет пошёл. Все люди рядом, всё под рукой. А дом я тут не хочу, мне дома в новом оазисе за глаза. Хочу ещё лошадь у Киженьцев купить. Видел бы ты, Георгич, их лошадок, красивые, пипец. Правда, я на них ездить не умею. Но ничего, научусь. Лошадь обязательно куплю.
Поговорив ещё минут десять и обсудив все возникшие вопросы, Георгич, направился по своим делам. Так, что у меня дальше?

Глава 10.

Оставшись в кабинете один, вызвал к себе ещё раз трех директоров сервиса. Славку, Игоря и Ваню, ну и Степаныча, как главного у нас по строительству тут. Дядя Паша в новом и речном рулил. Он там посёлок наш строил и необходимую инфраструктуру для катеров и лодок Рифа.
– Короче, мужики, расклад такой, – начал я разговор с ними, – нам дали добро на открытие сервиса и магазина запчастей в Кижене. Поток проданных машин туда потихоньку пойдёт, сначала ручейком, а с каждым месяцем потом всё больше и больше. Нам надо там открывать филиал ГДЛ. Сначала сервис и небольшой магазинчик, потом, скорее всего, будет и салон, и рост вширь. Может быть, дойдёт до того, что часть битых машин из нашего облака и часть машин из облака-разборки мы начнём возить туда и там же их восстанавливать, точно также и с мотоциклами. Плюс у нас есть возможность построить в Кижене сеть заправок: три в Кижене и две заправки-гостиницы на трассе по примеру той, которая у нас стоит по дороге через каньон. Все эти пять новых заправок будут торговать только Блюром. Киженьцы будут строить у нас тут свою сеть заправок и одну через каньон, торговать бензином и соляркой. Плюс, я думаю, что они сейчас там у себя быстро заправку одну построят для торговли солярой и бензином. Степаныч, собирайся в командировку. Без тебя там ничего не получится. Тебе полный карт-бланш в руки. Твоя задача – найти там производства, которые делают всё необходимые материалы для стройки, людей, и построить всё это.
– Это ж сколько мне там жить-то придётся? – почесал он щёку, – жена моя тут с ума сойдёт.
– Так ты её с собой бери, квартиру или дом мы вам там снимем, зарплату повысим, финансирование на строительство обеспечим, можешь не сомневаться.
– Мне нужен кто-то из них, – показал он пальцем на сидевших троих ребят, – если со строительством я разберусь, то сам сервис, здание магазина, это к ним лучше.
– Кто готов поехать? – спросил я у ребят, – на несколько месяцев рассчитывайте точно. Могу сказать следующее: тот, кто поедет туда сейчас, в дальнейшем при желании может остаться там директором сервиса и магазина. Нет – найдём другого управленца.
– Тут уже как-то всё устаканилось, – немного помявшись, ответил Славка, – там всё с нуля надо начинать, вообще всё.
– Я поеду, – решительно сказал Игорь, – свою девушку возьму и поеду. Так что, Степаныч, – он подмигнул ему, – будем мы там с тобой вдвоём пахать.
– Я попрошу Колобка, – сказал я, – чтобы он вам подсказал, где там и что из производств, где вам лучше всего материал для строительства покупать. И возьмите с собой кого-нибудь из наших закупщиков.
– Виктора, – хором сказали Игорь и Степаныч.
– Это вам решать. Всё, теперь вы там главные, занимайтесь. Заправки нужны, как у нас тут, всё в едином стиле. Землю покупайте на перспективу роста. Сейчас наши друзья из Киженя поехали себе тачки покупать, и я знаю точно, что они возьмут по комплекту резины с дисками. Так что ты, Игорь, думай, что вам туда нужно из оборудования. Машины туда теперь постоянно будут ездить, так что мелкий ремонт в любом случае нужен будет. Можешь несколько хороших слесарей туда с собой позвать, сделаешь их старшими. Сначала постройте одну заправку с сервисом и магазином на выезде из города, чтобы хоть что-то начать зарабатывать. Потом еще одну в Кижене и одну на перекрёстке около их оазисов. Выбор места за вами. Ну и параллельно ещё две заправки-гостиницы на трассе, через 180-200 километров друг от друга. Одна будет с работниками из Киженя, вторая – с нашими.
– Ох, ты, – охнул Степаныч, а Игорь просто схватился за голову, они только сейчас поняли, какой объём работы им предстоит.
-Тут вам нужна будет помощь нашего Крота. Свяжитесь с ним и отправьте его по маршруту трассы для поиска электрических камней и воды. Всё финансирование также за наш счёт. Знаю, что далеко, знаю, что неудобно, но строиться надо. В гостинице будут останавливаться водители, так что там должно быть всё по высшему разряду.
– Бухгалтер нужен, – добавил Степаныч, – чтобы он расходами занимался.
– И как нам оплачивать всё? – неожиданно спросил Игорь, – чемодан денег с собой туда везти?
– Мужики, что вы, как маленькие? Фронт работы я вам определил. Берёте Колобка, садитесь и всё обсуждаете. По курсу одна наша Лина к двум их Зенам. Иван-Мэр скорее всего вам даст какое-нибудь контактное лицо у них в городе, который решит вопрос с оплатой. Кижень сейчас начнут переводить на наши деньги. Поедете с нашей очередной колонной туда. Берите тачки свои, женщин, вещи, бухгалтера, закупщика, людей ещё. Что хотите, делайте, но чтобы заправки, сервис, гостиницы и магазин были построены. Там Санта наш на Плаще остался, он наверняка сможет подсказать что-то.
– Кто старший?
– Я старшим точно не хочу быть, – тут же выставил перед собой руки Степаныч, – моё дело стройка, ты и рули там всем.
– Ты и старший, – улыбнулся я Игорю.
– А кто будет по заправкам главный? – спросил Игорь, – всё-таки пять заправок – это не шутка. Я имею ввиду, когда они уже построены будут, да и во время строительства наверняка куча вопросов будет: оборудование, витрины, кассовые аппараты, цистерны для топлива… Да там всего дофига надо, нужен профи, который всё это знает изнутри. Туда привезти, сюда привезти, нужен человек, который будет всё это контролировать и отвечать за всё. Ну и тут у нас уже 5 заправок есть, а будет 10, ездить между ними придётся очень много и часто.
– Главным? – тут я задумался. Игорь прав, нужен человек, который знает всю ситуацию не понаслышке. И тут я вспомнил такого.
– Плотников Вадим Евгеньевич. Все его помнят?
– Это тот, который вышки устанавливал и сейчас Блюр качает? Ну, старший по производству Блюра и всяких жидкостей из него, – спросил Степаныч.
– Совершенно верно, – кивнул я, – его мы старшим по заправкам и назначим. Пора приводить всё в порядок. Вот и пусть он сводит всё воедино и контролирует их, а передо мной будет отчитываться.
– Нормальный мужик, – серьёзно сказал Степаныч. Игорь тоже покивал головой, – дело своё знает хорошо. И хозяйственник он хороший.
– Тогда мы пошли? – спросил Игорь.
– Ага, давайте мужики, удачи. Сотовую связь тут наладим – будем общаться, а когда местный интернет сделают, вообще замечательно будет. А вы двое из ларца, останьтесь, – остановил я было поднявшихся со стульев Ваню и Славку. – Дело у меня к вам есть.
Игорь со Степанычем вышли из кабинета, а Славка с Ваней уставились на меня.
– Скажите мне, мужики, что у нас с техникой? Мы, вроде как, недавно обсуждали возможность постройки у нас строительных машин.
– Два крана построили, – ответил Ваня, – на базе тягача. Они, конечно, не такие, как в том мире со стрелой, ну какой-то груз они поднимать смогут. Каток один сделали-таки, с гусеничной техникой пока засада полная, но ребята думают-сидят, как и что, а вот два маленьких колёсных трактора с отвалом тоже практически закончили. Вернее, один уже готов, сейчас второй заканчивают собирать. На базе Патруля сделали. Помнишь, в хозяйственном оазисе ты сказал на Патруль отвал с КАМАЗа установить и чистить, что им надо?
– Помню, конечно, – кивнул я, – вроде как помог он им там сильно.
– Совершенно верно, так и тут мы сделали. Притащили из облака два трёхдверных Патруля, срезали с них всё лишнее, учли ошибки того Ниссана, немного утяжелили кузов и сварили новый отвал. Теперь у нас есть свои бульдозеры. Делаем всё аккуратно, чтобы машины не выглядели, как монстры из апокалиптических фильмов. Будут они все жёлтого цвета. А дизелёк на Ниссане хороший, бодренький, сгребать им землю – одно удовольствие.
– Ну и прекрасно, – кивнул я, – тогда вот вам задание. Сделать ещё несколько единиц таких бульдозеров на колёсах и как можно быстрее. Они пригодятся в Кижене и при строительстве заправок-гостиниц. Также делайте для них платформы для перевозки. С экскаватором пока глухо?
– Да, не получается пока тоже, но знаю точно, что работы ведутся, – ответил Ваня.
– Там с гидравликой всё сложнее оказалось, чем мы думали, – добавил Славка, – ковш-то сварить не проблема. А вот сделать так, чтобы он крутился, как надо, тут затык.
– Хорошо. Это ещё не всё, нам нужны ещё специальные машины.
Следующие пять минут я им рассказывал про поливалки. Про те поливалки, которые нам будут нужны: и большие, и маленькие, маленькие со щётками и пылесосами. Ребята сказали, что всё поняли и дадут задание механикам попробовать такие собрать. С самими поливалками проблем нет, сложнее будет со щётками и пылесосами, но будут стараться. Жаль, в облаке у нас такая техника не появляется, как и строительная.
Снова я один в кабинете. Дальше что у нас?

Глава 11.

– Туман, – взялся я за рацию.
– Тут я.
– Рыжий где?
– Да тут где-то носится.
– Давай ко мне его с пацанами его. С кем он там?
– Ну так, с Ламой, и Зима с ним.
– Зови их всех ко мне и сам подгребай. Риф к себе свалил? Или тут ещё где-то?
– Тачка Рифа стоит, значит, он тут тоже.
– Его тоже.
Через минут пять ко мне в кабинет ввалилась вся честная компания. Расселись и я им выдал всё, что мы решили сделать с пещерой. Риф сначала сидел и хлопал глазами. Типа, я тут причём? Это не моя епархия. Пока Рыжий с пацанами переваривали услышанное, я переключился на Рифа.
– А теперь, мой друг, надо вплотную заняться добычей рыбы и её доставкой в пещеру, где у нас будет склад.
– Как это? – немного обалдел он.
– А вот так, не тормози. Найди человека, который сможет построить с нуля небольшой рыбзаводик, наберёт людей, всё это организует, включая доставку в пещеру-склад.
– Обалдеть.
– А ты также занимайся своими катерами и лодками. Есть у тебя такой человек на примете?
Риф задумался, крепко задумался.
– Есть, – воскликнул он, – есть у меня такой человек. Он как раз в той жизни работал на рыбном предприятии каком-то. Чуть ли не большим начальником там был.
– Как он? – спросил я, – как человек?
– Да нормальный мужик, – зовут его Женя, мы его все Евген зовём. 38 лет, дурь из башки уже давно вышла.
– Вызови его ко мне прямо сейчас, – сказал я, – поговорю с ним. Тут езды – пара часов. Если с ним договоримся, то подключаем нашего дядю Пашу и начинаем строительство заводика. С тебя – лодки или что там надо для рыбной ловли, плавсредства, короче, ну и охрана рыбаков. Людей тоже набирать придётся. И второго, Плотников там такой есть, Блюр качает, его тоже сюда вызывай, пусть они вдвоём сюда едут.
– Ясно, – сказал Риф и, поднявшись с кресла, вышел из кабинета, на ходу доставая из кармана рацию.
Блин, когда уже эту сотовую связь-то наладят? Я прямо заждался уже. Рации эти уже поперёк горла.
– Ну а вы орлы, что скисли? – переключил я своё внимание на Рыжего и его пацанов. Они в это время сидели и о чём-то перешёптывались.
– Мы не скисли, – ответил Лама, – мы думаем, как и что там делать.
– Идея со складом неплохая, – подключился Рыжий, – только там работы – мама не горюй.
– Флаг вам в руки, – улыбнулся я, – можете прямо сейчас в тачки прыгать и езжайте туда, смотрите, что там и как. Возьмите с собой кого-нибудь из наших строителей. Степаныч занят, сразу говорю. Пусть этот строитель прикинет сразу всё по материалам и, самое главное, места проживания людей. Всё сделайте, как полагается. Так что всё, мужики, можете быть свободны, – я улыбнулся и помахал им ручкой.
Троица поднялась и вышла из кабинета.
– А я тебе зачем? – спросил Туман, когда мы остались вдвоём.
– К тебе у меня тоже есть дело. Сколько у тебя сейчас грузовиков, я имею в виду платформ и автовозов, которые ездят в облако за тачками?
– Четыре платформы и три автовоза, – тут же чётко ответил Туман, – делаем по две ходки в день. Последние дни не ездим, так как так называемый склад с нашими битыми машинами переполнен. Сервис просто не успевает их все переваривать.
– Валер, нам сейчас понадобится каждая единица грузовой техники. Строительство заправок, сервиса с магазином запчастей в Кижене, пещера-склад, лианы. Пока ребята прикидывают, что к чему, у тебя пару дней есть точно. Натаскайте машин из облака так, чтобы забить ими вообще всё, что только можно. Вызывай всех бойцов с выходных, делайте по три ходки в день, подключай Саныча с его парапланеристами, но забей тут всё тачками. После этого из семи твоих тягачей 6 отдашь Рыжему и Игорю для строительства. Один будет тут на подхвате, надо возить тачки из облака-разборки и, если парапланеристы увидят сверху хорошие тачки в нашем облаке, тягач будет ездить туда. Плащей наших закрепи на таскание грузовиков из облака. Грузовиков надо много, очень много. Пусть таскают и побольше.
– Я понял тебя, – ответил Туман, – сделаем. – Он посмотрел на часы, – тогда сегодня ещё ходку сделаем всеми машинами. Как раз только что из облака две платформы вернулись с шестью машинами на каждой. Страйк выходил на связь, они там тоже тачек натаскали на два автовоза. Как раз такие, которые тут спросом пользуются. – Туман улыбнулся. – Все машины из 90-х, они уже знают, какие надо вытаскивать. Кирилл им всю информацию дал.
– Отлично, занимайся. Но это ещё не всё. Первое – назначь старшего по добыче лиан в этом оазисе с птицами. Объёмы нам нужны просто сумасшедшие. Надо – отправляй туда людей, технику. Но чтобы лиан поставляли много. Второе – найди Ивана-мэра прямо сейчас, среди его людей, которые сюда с нами приехали, есть несколько человек, которые знают, как укладывать лианы быстро и качественно. У них рука уже набита в Кижене. Потом из бойцов, которые у тебя останутся не у дел после того, как мы временно прекратим в таких объёмах возить машины из облака, сделай несколько бригад по укладке этих лиан. По оплате им оставишь всё также. Заплати этому человеку, он должен научить их класть лианы. И пусть они начинают делать дорогу от нового оазиса к пещере-складу. Крота на разведку дороги, у него 4 экипажа, включая его самого, день-два потратит на вас, если он будет занят, возьмешь другой экипаж. Нам нужна хорошая дорога. Конечно, это будет за наш счёт, но дорога нам нужна и нужна как можно скорее. Потом сделаем и от хозяйственного к пещере-складу, дальше посмотрим. Частичное озеленение тоже на тебе, деревья там, кустарники, сам разберёшься, где надо, а где нет. Будут оставаться лианы – пустите на укладку в наших оазисах, внутри. Дачный посёлок наш, речной, хозяйственный, разберёшься, в общем. У тебя бойцов больше ста человек ведь?
– Да, – кивнул тот, – где-то столько как раз освободится, если мы прекратим в таких объёмах машины из облака возить, ну, может, чуть меньше.
– Ну, вот и занимайся. Не всё же время им с оружием бегать по облаку и тачки таскать. Будут они у нас временно дорожниками. Кто не хочет – увольняй, в общем, сам решишь. Контроль на тебе. Тут тоже старшего назначь, который будет из нашего облака машины таскать и из облака-разборки на одном автовозе. Плащи под его управление. У тебя работы с лианами хватит. Будешь у нас временно отвечать за дороги. Дорогу делаете по две полосы в каждую сторону. Как и что – меня не интересует. Разметка, указатели, отбойники где надо, развязки, всё это на тебе. Люди, которые подскажут тебе, как и что, есть. Всё ясно?
– Ясно, сделаем.
– Евген и Плотников будут через два часа, – сказал, войдя в кабинет, Риф.
Пока я ждал этого Евгена, обдумывал все дела, которые тут у нас закрутились. Решил кучу больших и не очень вопросов, вызывал к себе в кабинет периодически всех старших. Игорю сказал, чтобы он перебросил людей на ремонт грузовиков, которые у нас есть и чтобы они все навалились на них. Через пару часов приехали Евген и Плотников. Евгена я видел, может быть, пару раз, так особо с ним не общался, честно, и не знаю его толком. С Плотниковым общались, когда запускали добычу Блюра.
Евген мне понравился. Я с ним в первую очередь беседовал. Плотников сидел и молчал, ждал своей очереди. Евген произвёл на меня впечатление грамотного мужчины. Я не стал сразу ему говорить, что мы хотим ему поручить, сначала поговорили с ним. Поговорили с ним о той его жизни, чем он там занимался, кем и сколько работал, что тут делает. Оказалось, он из Волгограда. Там работал на рыбном предприятии, как и сказал Риф, был зам начальника по производству, так что всю эту кухню он знает от и до. А тут он занимается как раз тем, что этими сетями периодически ловит рыбу для нас и пару магазинчиков у нас их покупают, но и Рифу там помогает по мере сил и возможности. Ну, я ему и выдал весь расклад про склад-пещеру, про будущий заводик, который ещё надо построить, про то, что рыбы надо много. Потребность в рыбе большая, а поставляется её мало. А сейчас ещё Кижень добавился, а там 20 тысяч человек. Единственное то, что у нас в речном нет ничего, и надо всё строить с нуля, весь завод с нуля, персонал набирать, короче, работы много. Выдал ему все расклады по его кандидатуре. Он ни капельки не испугался, мне показалось, даже обрадовался. В общем, быть ему директором этого производства.
Потом очередь дошла и до Вадима Плотникова. Ему тоже всё как на духу выдал, про 5 заправок которые уже есть, и будущие 5. Построить, запустить, единый стиль на всех, набрать персонал, доставка Блюра и жидкостей из него и так далее и тому подобное, чтобы всё как часики работало, каждую неделю письменный отчёт от обоих. До управляющего по будущим двум, нет, трём гостиницам доберусь позже. Третья – это через каньон. Её там сейчас активно строит дядя Паша вместе с ночным клубом. Этот же управляющий будет и рестораном через каньон заведовать, и кафешками на заправках-гостиницах. Но тут уже надо с Арменом мне разговаривать. Потом, пусть построят сначала.
Этим же вечером меня нашёл Риф и задал мне вопрос, который меня самого давно интересовал, и я всё его откладывал.
– Саша, когда на разведку реки поплывём? У меня и катера есть, и лодки, и люди.
Я только вздохнул на это.
– Честно? Хрен его знает дружище, но сплавать хочется. Очень у меня большое желание посмотреть, что там внизу по реке.
– Дык, ну так поплыли, в чем дело-то? Дела эти твои никогда не кончатся. Ты задания всем раздал? Ну вот, бери пацаном и поплыли на двух катерах.
– На двух? – замялся я. Как же мне хотелось прохватить с ветерком по реке. Я помню, как мы там на них катались. Чувства, конечно, непередаваемые, когда катер мчит по воде 30-35 узлов или 65 километров в час. Сидишь, такой, на носу катера, и по сторонам смотришь.
– Ага, – радостно подтвердил Риф, – один маленький, шустрый такой, второй побольше, мы на него уже две багги маленькие загоняли и пробовали на нём плавать. Техника же нам нужна с собой, ты сам говорил, плюс три мотоцикла и два водника по бокам, про две надувные лодки молчу, это, само собой.
– Говорил, – кивнул я.
– Мы их починили, вооружили, покрасили, в порядок привели окончательно. Поплыли, а?
– Давай так, дружище. Дай мне несколько дней тут до конца со всем разгрестись, и мы поплывём на разведку.
– Сколько дней?
– Ну, мне надо, – я задумался, а что мне надо и куда в первую очередь надо съездить?
– Сколько дней, млять? – не выдержал Риф.
– Три, – выпалил я ему, – три дня и плывём.
– Вот теперь другое дело, – он засмеялся, – тогда я пошёл, жду тебя через три дня у нас в речном, – он развернулся и потопал к своей машине бубня себе под нос, – вот пацаны-то обрадуются, наконец-то. А то все извелись уже.
Я проводил его взглядом. Риф подошёл в своему Черокезу, открыл дверь, обернулся, посмотрел на меня и громко сказал: – три дня, Саня.
И ещё три пальца для надёжности мне показал.
Я только кивнул на это. Ну а что мне остаётся делать? Мы давно уже должны были сплавать. Только тут – то одно, то другое, то этот оазис с птицами. Всё, решено, через три дня плывём и пошло оно всё. Начальник я или кто? Распоряжения раздал, пусть народ работает.
– Крутяк, поплаваем, – услышал я сзади себя голос и аж вздрогнул.
– Слива, млять, – дёрнулся я от него, – напугал.
– Извини, не хотел, – улыбнулся он, – слыхал, Клёпа, – толкнул он его локтем, – через три дня покатаем тебя на катере. Воды не боишься, СОБР?
– Неа, с удовольствием.
– Блин, забыл у Рифа спросить про количество людей с собой.
– Потом спросишь, – ответил Слива, – поздно уже, девять часов, пошли пожрём чего-нибудь, а?
– Девять вечера? – удивился я и посмотрел на часы. Обалдеть, вот денёк-то пролетел, я даже и не заметил. И пацаны весь день со мной, тоже не жравши. Хотя на счёт не жравши сомневаюсь, Слива проглот тот ещё, как Булат, наверняка умял чего-то, да и Клёпа такой же. Будку вон себе отъел – не объедешь. А как же мое обещание показать Киженьцам наш новый оазис? Хотя можно будет совместить приятное с полезным. Выехать с утречка от нас, денёк там провести, покупаться, рыбу половить, а на следующий день поплыть. Риф, думаю, денёк потерпит, ведь на природе и на рыбалке точно выпить-закусить потянет. Да и на заводе по производству Арканита я давно не был. И по карьеру ребят можно прокатить с ветерком. О, Крота надо попросить, чтобы он на своём АМГ Ивана там с Колобком прокатил. Гы, я уже представил эту картину, как после подъёма в карьере наверх Иван вылезает весь мокрый из Мерина. Точно, так и поступим. Блин, опять сегодня с Киженьцами не посидели, интересно, чем они тут у нас весь день занимались?

Глава 12.

Следующие два дня были просто аховые. Но начну по порядку. На следующий день, взяв одного человека, которого порекомендовал Степаныч, мы поехали смотреть наш склад в промышленную зону города, там, где у нас будет оптовый склад. Место мне понравилось: прямая дорога, упирающаяся сразу в этот большой склад. Кстати, мы по ней тогда бандитов брать и ехали, правда, нам ввалили тогда, и этот Рог ушёл на большой багги. А вот и столб проезжаем, вокруг которого тараном этой багги обернули одну из наших Сузуки, на нём вон до сих пор видны царапины и краска осталась от машины.
Наш склад был следующий. Посмотрели его внутри, снаружи. Хорошо тут, климат у нас сухой, пылищи, правда, тут валом. Зато 4 заезда на сам склад и, что мне понравилось больше всего, есть большая эстакада, то есть грузовики могут подъезжать задом, и грузчики уже карами будут всё в них грузить. Обойдя его весь пару раз, решили, где будет касса, комната ожидания, бухгалтерия, подсобное помещение, комната отдыха для персонала, душевые и так далее. Склад был сплошной, то есть без разделения на комнаты и отсеки, все эти перегородки ещё предстояло установить. Строитель, который поехал с нами со своим помощником, всё ходили, мерили рулетками и записывали, где и что нужно построить, вернее, перегородки установить. Ну и мелкий ремонт был также необходим: тут подкрасить, тут подмести, тут двери сделать, тут крышу починить, электричество провести, шлагбаум на въезде поставить с будкой охраны, пару камер не помешает, сетку с другой стороны натянуть, а уж про мусор я вообще молчу. Короче, работы хватит, чтобы привести это всё в божеский вид. Мы же не хухры мухры какие-то, надо всё цивильненько сделать.
И тут снова я вспомнил про людей из фирмы для переноса городской стены. Там достаточно большое количество народа. Вот и направим многих из них сюда, таким количеством они быстро тут всё построят и сделают, что надо. Потом опять же таки, часть из них потом оставим работать тут. А народу сюда нужно будет пару десятков точно. Две – три недели и всё будет готово, даже этого много, полторы. Тут можно работать круглосуточно: зверей нет, коммуникации все к нему подведены. Строительного материала и рабочих рук полно. А за это время Апрель навозит различной техники из Киженя. Подготовим всё, начнём торговлю. Совсем малую часть лиан мы решили положить тут, стоянку и сам подъезд к складу заасфальтировать, чтобы совсем всё, как в лучших домах, было.
– Куда сейчас? – спросил Слива, – когда мы, оставив на складе этих двоих строителей, вернулись к машинам. Мы были на Лексусе-седане и Крузак в сопровождении. Я ездил со Сливой и Клёпой на Лексусе, а Колючий с Кирпичём и Нямой на Крузаке. Георгич уже уехал по своим делам в Мэрию на своём Мерседесе.
– Поехали в хозяйственный, – ответил я, – там тоже дела есть.
– Через час с небольшим мы уже въезжали в хозяйственный оазис, давненько я тут не был. С тех самых пор, как мы злодеев всех в пещере положили. Сколько прошло времени? Около трёх недель, кажется? Или чуть меньше. Пока мы ехали, Слива по рации опознался и сказал, чтобы нас встречали. Как только мы въехали в оазис, я сразу увидел, что произошли изменения. Первое – это дорога. Если раньше она петляла по лесу и ветки то и дело били по машинам, то теперь все деревья вдоль дороги были аккуратно срублены, а пеньки сожжены или выкорчеваны. И дорога-то теперь широкая такая, два грузовика легко разъедутся, да и накатана она была достаточно хорошо. Тут же наши грузовики постоянно курсируют. Вывозят отсюда мясо и фрукты с овощами.
Как только выехали на знакомую полянку, увидели встречающий нас народ. Да и не полянка это уже была, где с трудом помещалось несколько автомобилей, я бы сказал, полянище. Вон стоит знакомый Патруль с отвалом, только он весь пожеванный какой-то, видать досталось ему. О, Уазик буханка живой ещё, пятёрка и семёрка стоят, вазики наши. Видимо, живы ещё помойки эти. Пару джипов уже наших, грузовик. Ба, так это же Газончик тот полицейский, который сюда с зеками провалился. Вместо того здания, в котором сидели бандиты, стоял хороший такой сруб, я бы даже сказал, большое здание. Рядом с ним ещё несколько быстровозводимых домиков, у нас в Таусе фирмочка одна такие делает. Домов штук пять, наверное, несколько хозяйственных построек. Все рукотворные сооружения были выстроены в чёткую прямую линию. И народу нас встречает человек 10.
Во главе людей стояла наша знакомая Семёновна со своим Дедком, которого она тогда чуть не раздавила от нахлынувших чувств, рядом с ними мужичок, кажется, его Василич зовут, ну и другой народ ещё.
– День добрый, – поздоровался я с ними, когда вылез из машины.
– Здравствуйте, молодые люди, – воскликнула Семёновна, следом за ней подхватили остальные, – здравствуй, Александр.
– Как у вас тут дела-то? – пожимая руки мужчинам, спросил я.
– Работаем, живём, не тужим, – пожимая мне руку, по-мужски ответила она. Ох и хватка у неё, прям тиски. По её рукам я сразу понял, что она не чурается и тяжёлой физической работы, руки грубые, жёсткие, ладонь сухая.
– Всё у нас тут хорошо, – подключился её дед, я вот только не помню, как его зовут.
А дед то поправился, щёки, вон, розовые какие, а то привезли его тогда из пещеры, кожа да кости, а сейчас у него на голове даже волос побольше, вроде как, стало. Да и одеты они все по-человечески: шорты, футболки, штаны спортивные, обувь хорошая, все чистенькие, ухоженные.
– Вы, наверное, кушать хотите? – спросила Семёновна, – пойдёмте к нам, – она показала на этот сруб, – там сейчас как раз стол накрывают. Вы бы предупредили нас, мы бы получше стол организовали.
– Да ладно вам, – отмахнулся я, – мы не гурманы.
А ничего так столовая то у них. Когда вошли внутрь, я огляделся. Чистенько всё, аккуратненько, занавески на окнах, цветочки, около десятка столов со стульями стоит, раздача, за ней видны пара поварих, стоят, нам улыбаются.
– Борщ, – тут же по запаху учуял Слива, – мне две тарелки можно?
– Можно, конечно, мальчики, – воскликнула одна из поварих, – присаживайтесь, сейчас мы вам всё принесём.
– Ну как вы тут? – спросил я у Семёновны, когда мы с ней и Василичем присели за один из столов. Мои ребята уселись за другие столы и рядом с ними другие люди.
– Да всё хорошо у нас, Саш, – улыбаясь, ответила Семёновна, – всего в достатке, все довольны. Спасибо вам ещё раз за освобождение.
– Да ладно. Вы мне лучше расскажите, как вам сюда, всё привозят, что вы заказываете? И вас самих в Таус, новый, речной оазис возят?
– Ой, да конечно, – ответила она, не прекращая улыбаться, – как вы тогда уехали, к нам грузовики каждый день начали ездить. То, что мы заказывали, всё в течение трёх дней привезли. Одежду, обувь, посуду, оборудование, запчасти какие-то там мужики наши назаказывали. Бойцы ваши приехали, охраняли нас тут и помогали во всём. Да и сейчас тоже помогают. Потом маршрутки начали ездить, зарплату насчитали всем, денег дали, грех жаловаться.
– Ну и прекрасно, – обрадовался, – я смотрю, вы тут отстроились?
– Ага, – кивнула она, – многие тут себе домики построили, дальше там у нас есть небольшой посёлок, так и живём тут. И вы знаете, Александр, и уезжать никуда не хочется. Фермы в порядок привели, рабочих рук хватает за глаза.
– И сколько у вас тут сейчас человек работает?
– Тогда при нашей последней встрече мы считали, что нам надо около 70 человек. Так вот сейчас у нас тут 81 человек работает, – с гордостью сказала она и вскинула подбородок, – сами видите, повара у нас есть, регулярные рейсы в Таус. Кто-то тут постоянно живёт, кто-то сменами работает по две недели. Времени не очень много прошло с момента освобождения, но всё больше и больше людей хотят тут жить. Те, кто на смены приезжает – для тех вагончики есть, сейчас покушаем, съездим, мы вам всё покажем, ну а те, кто на постоянку тут, тем отдельные домики строим.
– Правильно, – сказал я, беря очередной кусочек колбасной нарезки, – заказывайте и стройте им жильё и участок земли выделяйте обязательно. Всё это за наш счёт, у человека должен быть свой угол. А если это ещё отдельный дом, то это вообще замечательно. Продукты?
– Всё есть, всё привозят, – ответила Семёновна, – да и наши многие на ваших торгах машины себе купили. Час езды и в Таусе.
– А скоро мы сюда ещё асфальт положим, – похвастался я, – вообще красота будет. Мы ещё один город нашли, в 650 километрах от Тауса, там 20 тысяч населения, машин нет, зато есть лошади.
– Лошади? – хором сказали мои собеседники.
– Ага, так что, если надо, купим вам и лошадей. Может, вам тут магазин открыть? И организовать доставку продуктов постоянно, а не раз в несколько дней? Ну, чтобы вы сами не ездили в Таус и поставок этих не ждали?
– Было бы неплохо, – ответила Семёновна, – хлебопекарня у нас есть, а вот по мелочам приходится машину ждать. Кажется, Вертолёт мужчину зовут, который нам всё сюда привозит, а потом наша бухгалтерия расходы списывает. А будет магазин – гораздо удобней будет.
– Будет вам магазин, – ответил я.
– Вот спасибо, – обрадовались оба.
– Я же вам говорил, заказывайте всё, что вам нужно.
– Да нас тут народу то, – воскликнула Семёновна, – раз-два и обчёлся.

– Ну а по технике и оборудованию – всё есть? – спросил я у Василича.
– Вполне, – кивнул тот, – есть всё, даже с избытком. Мы тут даже сделали автоматическую дойку коров, мужики у нас собрали.
– О, как? – удивился я, – молодцы.
– Пожалуйста, ваш обед, – рядом появилась улыбающаяся женщина с подносом в руке.
На столе напротив меня очутилась большая тарелка с борщом и пах он просто великолепно, тут же хлеб в тарелке, нарезка из колбасы, сыра, копчённой рыбы, большой графин с соком. – Второе принесу, как первое съедите, – улыбнулась она, – а то остынет.
– Может, по 50 капель? – предложил Василич.
– А почему бы и нет, – ответил я.
– Сейчас всё будет, – тут же ответила эта официантка и ушла.
– Тонь, мне тоже стаканчик захвати, – крикнула ей вслед Семёновна.
– Вы кушайте, – кивнул мне на тарелку Васили,ч – а я дальше рассказывать буду.
– Слушайте, – сказал я, беря ложку и размешивая ей в тарелке сметану, – давайте на ты. Мне как-то неудобно, вы точно старше меня, это мне к вам надо на вы обращаться.
– Легко, – крякнул Василич, – так вот, всё нам привезли, а тут животные почувствовали, что зло всё отсюда ушло, так и надои увеличились, и куры с утками нестись стали лучше, и животных беременных больше стало.
А борщец просто великолепен. Я пару ложек только попробовал и сразу это понял. Да и судя, вон, по уплетающим за обе щёки моим пацанам, они тоже довольны.
– Вот, – на столе перед нами очутился небольшой графин и три стопки.
Выпили по 50 капель, закусили, рыбка с нарезкой тоже великолепны. Потом второе принесли, картошку с мясом, ещё по 50 капель, теперь всё, хватит, а то, вон, Василич уже по третьей разливает.
– А наши граждане-бандиты как поживают? – спросил я, – проблем не доставляют?
– Не, – зачерпывая ложкой борщ, ответила Семёновна, – трудятся и не жужжат все шестеро. Ребята ваши их стерегут, конечно, но в целом проблем с ними нет.
– Ну и замечательно, – в который раз сказал я, – дело у меня к вам есть. Мы тут подумали и решили расшириться. Хотим в бывшей бандитской пещере оптовую базу открыть и дать рекламу, чтобы и из нашего города, и из этого, который мы нашли, Кижень, кстати, у него название, и из соседнего Руви торговцы приезжали и покупали всё.
– Замечательная идея, – кивнул Василич, – места там полно.
– Так вот, – продолжил я, – сможете ли вы увеличить свою производительность? Животных больше разводить, мяса больше давать, овощей, фруктов. Всё что надо – купим. Вы только список напишите.
– Сможем, – решительно ответила Семёновна, – людей только надо ещё, но, думаю, с этим проблем тоже не будет. Я была уже пару раз в Таусе, заехала на биржу, посмотрела там списки людей, которые ищут работу. На такие зарплаты, как тут, многие пойдут, даже несмотря на то, что работа физически тяжёлая. Тем более, если жильё своё будет.
– Сколько вам надо времени, чтобы всё это организовать? Нужно мясо, молоко, яйца, фрукты, овощи, масло, сыр. Вы же всё это тут выращиваете и производите. Нужно больше, гораздо больше.
– Если будет оборудование, – внезапно сказал Василич, – то всё, кроме мяса, увеличим за пару месяцев. Животных надо покупать в соседних оазисах, там я знаю пару ферм, где также скот выращивают. Можно у них несколько десятков коров купить, кур, овец, гусей. А тут надо будет тогда мяс комбинат наш расширять.
– Готовы заниматься сами? – спросил я, – или вам сюда человека найти и прислать, который это всё на себя возьмёт.
– Нет-нет, мы сами, – замахали они на меня руками.
– Ну, тогда пишите список, что вам надо, покупайте, занимайтесь. Проблем с техникой и финансированием не будет. Вы нам хорошую прибыль приносите.
– Спасибо, – кивнули оба.
– А потом всю продукцию частично также Вертолёт будет забирать, а часть отправим на оптовую базу в пещеру. Да, и ещё. Сегодня-завтра у нас в городе начали устанавливать оборудование для сотовой связи.
– Вот это вообще здорово, – обрадовались они.
– Так что скоро будет сотовая связь и через какое-то время интернет, сетку тоже протянут.
– Ну, интернет для меня всегда был тёмный лес, – сказала Семёновна.
– Для меня тоже, – поддержал её Василич.
– Ничего, – улыбнулся я, – мы вам человека пришлём, научит вас пользоваться. А потом глядишь, и до железной дороги дело дойдёт. Сколько людей думаете еще нанимать?
– Сейчас вот так с ходу сложно сказать, – ответила Семёновна, – но если объём всех продуктов нужно увеличить в несколько раз, то минимум человек пятьдесят, а там видно будет.
– Нанимайте, – решительно сказал я, – наши города растут по количеству населения очень быстро, еда нужна всем. Скажу вам ещё такую вещь. В этом городе Кижень есть оборудование, как они говорят, практически любое. Так что, думаю, что те же самые небольшие заводики по производству чего-либо будут открываться, кефир там, йогурты, сырки разные и так далее. И поэтому продуктов питания надо будет больше. Кстати, вам, наверное, сюда холодильники и бытовая техника нужна?
– Ещё как, – снова ответила Семёновна.
– Пишите список, бытовую технику тоже, но это только для производств, на кухню вашу, например. Всё, что в частные руки, будете покупать, мы у себя сейчас оптовую базу откроем, там и будем торговать. Магазины у нас тоже будут, не наши, их, думаю, другие жители откроют обязательно. Думаю, через пару недель всё будет. Зарплату вам платят, машины есть, поедете и купите, что вам надо. А для производств всё будет за счёт фирмы.

Глава 13.

Таким образом, за обедом мы решили кучу вопросов и наметили дальнейший план развития хозяйственного оазиса. Заодно плотно пообедали, можно и на экскурсию съездить, посмотреть, чего они тут настроили и чего сделали за эти несколько недель.
Семёновну и Василича я пригласил в Лексус.
– Ух ты, машина-то какая, – с опаской присаживаясь на заднее сиденье, воскликнула Семёновна, – я на таких и не ездила-то никогда, по телевизору только видела, на таких олигархи всякие и депутаты ездили.
Василич приземлился также на заднее сиденье, я его на своё место посадил. Сел и сразу расплылся в улыбке.
– Обалденный диван, – выдал он.
– Поехали, Слива, – сказал я ему с переднего правого сиденья.
– Сейчас мы поедем мимо наших полей, – начала свою экскурсию Семёновна, – они через километр будут. – Потом сады, несколько ферм. Между садами и фермами как раз наши домики мужики построили, в которых мы живём.
– А я думал, в этих, – кивнул я назад, – которые на поляне стоят.
– Нет, там для рабочих, совещаний, комната отдыха, душевая, если надо, бухгалтерия наша, касса, в общем, всё что для работы надо. А мы так, в лесочке.
Поля под посевы действительно большие. Мы проехали через лес и как раз к ним выехали. Через одно из полей как раз ехала машина, какая-то дикая смесь трактора и автомобиля. Кажется, в той жизни это Чероки был, только сейчас у него вся задняя часть срезана и сварен кузов, в кузове двое мужчин, стоят и что-то лопатами из него раскидывают на поле, а машина потихоньку едет. Василич нам сказал, что они с мужиками несколько раз ездили в пещеру и помогали там с погрузкой тех трофеев, что там обнаружили. Я сразу им тогда сказал – берите себе из оборудования и инструментов то, что вам в хозяйстве пригодится. Вот они и набрали себе. Мы-то, когда в пещере этой с боем прорывались через мастерские, видели много хорошо укомплектованных рабочих мест, вот, видимо, местные слесари и чудят тут по полной с машинами, подгоняя их под реалии сельскохозяйственной жизни. Да уж, сельскохозяйственной техники нам очень не хватает, и взять её негде. Дальше поле с кукурузой, рожь, яблоки, груши, арбузы, вон, даже бахча видна, дыни, горох, бобы, всё есть. Аккуратными рядами стоят теплицы.
– В них мы помидоры и огурцы выращиваем, – сказала Семёновна, когда мы проезжали мимо.
– И вы всё это построили за несколько недель? – поразился я объёму работы, которая тут была проведена. Ведь когда мы тут были последний раз, тех же самых теплиц было в несколько раз меньше.
– Ну да, – спокойно ответил Василич, – люди есть, руки есть, техника есть, строй – не хочу.
– Вот же вы работяги-то, – крутя головой по сторонам, добавил Слива, – столько построить и высадить.
– Семёновна, – обернулся я к ней назад, – вы бы людей наняли ещё себе и командовали тут вдвоём, – кивнул я на Василича. – Дело ваше, конечно, – но вы тут вроде как за председателя. Сами-то, наверное, спину не разгибаете?
– Конечно, – улыбнулась она, – без работы тут этого ничего не будет.
– Так наймите людей-то, – повторил я, – ездите по полям своим и контролируйте всё. Машина, если вам нужн,а выделим.
– Действительно, Семёновна, – поддержал меня Василич, – баба ты деловая, тебя все слушаются и уважают, командуй, хватит раком в поле стоять. Дед твой, вон, извёлся по тебе.
– Ну, ты это, Василич, – залилась она краской.
– Молчу-молчу – улыбнулся тот.
Мы со Сливой тоже улыбнулись, и я отвернулся, чтобы не смущать женщину.
– Думаю, так и придётся сделать, – раздался её голос с заднего сиденья, – если объёмы надо увеличить, то мне некогда будет самой уже работать, надо будет ездить, покупать всё и людей контролировать. Ты со мной будешь ездить, Василич, ты у меня. как палочка выручалочка.
– Да не вопрос.
– Машину-то вам какую надо для поездок? – спросил я.
– Чтобы не ломалась, – выдохнул Василич, – а то с этим уазиком и вазами замучались уже, вечно ломаются.
Слива заржал за рулём.
– Так у вас же есть вроде как машины? – чуть обалдел я, – зачем вы на этих вёдрах-то ездите?
– Так это наших работников машины, – ответил Василич, – ну, которые люди себе купили, – мы с ней на уазе тут по полям и рытвинам ездим. Вроде, ездит он пока ещё.
– Ясно всё с вами, – ответил я. – Слива, свяжись с сервисом, пусть сегодня же сюда джип пригонят какой. Патруль, Круизёр, Чероки, что есть. Или вам с кузовом лучше?
– Грузовик, что ли? – не поняв, переспросил Василич.
– Да не, джип такой с кузовом сзади, 4 двери также, только сзади кузов.
– Пусть такой будет лучше будет, – тут же сказала Семёновна, – мало ли, перевезти что нужно будет.
– Слива?
– Рам есть, ещё один четырёхдверный, – ответил он, – только позавчера я его видел, Тумановские из облака притащили неделю назад. Там морда битая была, вчера вечером он точно готов был.
– Его сюда тогда им, – кивнул я на сидящих сзади пассажиров.
– А вы водить-то умеете? – озарил меня вопрос.
– Я умею, – ответил Василич.
– Тогда проблем нет. Но если вы будете вдвоём везде ездить по делам, то рекомендую вам нанять себе водителя. И вообще, сделайте несколько человек, которые у вас будут за технику отвечать. Или есть такие уже?
– Да у нас как-то только начинается всё, – растерянно ответила Семёновна, – не дошли до этого ещё, мужики там сами что-то делают.
– Вот и сделайте из тех, кто там что-то делает, старшего по технике. Постройте ему гараж большой, пусть он к нам приедет, инструмент возьмёт ещё, если надо, оборудование, какое ему надо для сервиса. Вон на Газончике вашем, например, да занимается техникой. Может, ребятам в сервисе идею подкинет, как трактор какой сделать. Всё в ваших руках. Насчёт техники и машин вообще не заморачивайтесь, заказывайте столько, сколько вам нужно, а джип вам сегодня же пригонят. Если нужна будет машина, которую вы хотите порезать там как-то по-своему, ну, трактор какой сделать или ещё что, тоже говорите. Вам сразу битую пригонят, подшаманят ходовку и движок, если надо, и пригонят. Кузов всё равно резать будете, так и нечего его и ремонтировать тогда.
– Спасибо, – хором сказали они мне.
– Вон наши дома, – громко сказала Семёновна, когда мы проехали все поля, теплицы и, проехав через лес около километра, выехали на небольшой участок. Прям дачный посёлок. Домиков штук 20. Они все такие же быстровозводимые и многие из них ещё продолжают строить группы мужчин по 3-4 человека. Некоторые участки были просто огорожены верёвками. В дальнейшем, думаю, тут всё превратится в хорошее, зажиточное хозяйство.
– Сами участки планируете и нарезаете? – кивнул я.
– Сами, конечно, – ответил Василич, – тут у нас архитектора нет.
– Дороги шире делайте сразу, машина всё равно у каждого будет, но это так, дружеский совет.
– Саня, глянь, – восторженно сказал Слива, когда мы потихоньку за разговорами проехали этот участок с домами и дорога привела нас к довольно-таки большому пруду. Он даже ещё не до конца был заполнен водой.
Остановившись около него, вылезли из машин.
– Так это похоже тот пруд, который взрывами делали, – сказал Кирпич, – личка-то со мной так и ехала сзади на второй машине.
– Точно, – улыбнулся стоявший рядом Василич. – Туман же тогда сказал – взрывайте, сколько надо, и тяните шланги от родников и ручейков всяких. Вот его солдаты ваши и взрывали несколько дней. Всех животных нам перепугали, зато теперь вон пруд какой получился. Хорошо, джип с отвалом был, мы им землю лишнюю убирали, лопатами бы замучались кидать. Апрель следующие дни на своих грузовиках плиты привозил, мы ими частично дно и берег выложили. Сейчас он заполнится, хотим рыбу тут разводить, да и купаться можно будет.
– Какая же у него глубина? – спросил я. Пруд и правда был хорош, по размерам, наверное, как полтора футбольных поля.
– Семь метров будет в некоторых местах.
– Представляю, сколько раз тут взрывали землю, – ошарашено сказал Няма, – а потом ещё землю убирали.
– Волнами взрывали, – сказал Василич, – как в карьерах рвут, вернее, уступами. Потом землю убирали, где-то лопатами наверх закидывали, где-то машиной, потом туда джип чей-то загнали и он плиты там таскал за собой, укладывал. Попробуй их вручную, поворочай.
– Хороший пруд, – осматривая его, сказал я, – мне очень нравится. С удовольствием тут искупаюсь, как готово всё будет.
– Да купаться-то хоть сейчас можно, – ответила Семёновна, – мы уже плавали. Только я хочу тут и причал сделать небольшой для рыбаков, и пляж песочком засыпать, и раздевалки построить с душевыми. Чтобы всё аккуратненько и красиво было.
– Правильно, делайте. Облагораживайте, как хотите и как считаете нужным. Вам тут жить и работать. Поехали, фермы посмотрим.
Фермы мне тоже очень понравились. Основная масса людей, которые трудились в этом оазисе, находилась там. Выражение «работа кипит и щепки летят» для этой картины, что мы увидели, когда подъехали, подходит как нельзя лучше. Я всё сравниваю с тем разом, когда мы тут были. Тогда были пара сарайчиков и несколько небольших загончиков для скота. В данный момент нашему взору предстали четыре больших коровника, хлева, сарая, не знаю, как их назвать. В данный момент было построено только два, а у ещё двух частично виднелись стены. Вот люди их и возводили. Как сказал Степановна, в данный момент здесь присутствуют и те, кого они наняли на постройку этих помещений для скота. Ну да, около ста человек тут точно есть. Вырубались деревья, ставились заборы, огораживалась территория. Тут мужики какие-то сетки разгружают с грузовика. Там мужик на квадроцикле тащит за собой небольшой прицеп, на котором лежат доски. Доски и брёвна лежат штабелями чуть дальше, там же небольшая лесопилка под крышей. Визг пилорамы хорошо слышен отсюда. Строят сразу с размахом и основательно, чтобы потом не переделывать. Чуть дальше несколько мужчин копаются около огороженного сеткой-рабицей электрического щитка, около них стоит большая бухта с проводами. Надо им сюда лиан привезти и асфальт положить, да и вообще тут надо на все дорогах асфальт положить. Оазисы – это не пустыня, дожди нет-нет да идут. По крайней мере, пометочку я себе в памяти сделал насчёт этого. Кухонька дымится, несколько строительных вагончиков стоят, навес, туалеты, душевые вон даже, кажется, виднеются, бочки наверху на специальных лесах, машин около 10 штук различных, все иномарки.
Пробыли мы здесь около часа, да и поехали назад. Ах да, мы же бандюков бывших видели. Они как раз брёвна таскали, а два наших бойца их охраняли. Мы, как только подъехали, большинство уставились на наши тачки и на нас, когда мы из них вылезли. Бандюки-то, как увидели меня и пацанов, разом с лица сбледнули. Ну, ничего, лучше работать будут. Слива ещё так им пальчиком погрозил и на свой автомат показал, типа, если что, к стенке быстро поставим. Я уж не стал к ним подходить, много чести. Качан, тот самый, которого мы в сортире взяли, мигом схватил бревно на плечо, которое он нёс с другим бандитом, и большими шагами тут же умчался в сторону лесопилки.
Няма ещё засмеялся и сказал: «Вот что автомат животворящий делает» Типа, у чувака сразу силы появились, как Шварц тогда с бревном в кино шёл, так и Качан. Только Арнольд шёл, а Качан убежал с таким же. Короче, тут всё круто, мне очень понравилось. Сейчас ещё животных купят – вообще замечательно будет. В данный момент все эти коровы, куры, овцы, гуси и поросята гуляли в своих вольерах и, судя по их бокам, кормят их тут на убой. Сена, вон, пару стогов есть. Да уж, колхоз – это вам не город, тут работа всегда есть. А с учётом местного климата, тут постоянно можно работать. Зим-то в оазисах не бывает, и земля тут более плодовитая, не как в том мире. Тут, со слов людей, которые живут здесь уже несколько лет, урожай некоторых культур по два-три раза в год снимают.
Видели мы на одной из ферм и двоих бывших депутатов. Одеты в нашу рабочую одежду, похудели оба, взъерошенные какие-то. Со слов Семёновны, один из них пытался на бучу бывших бандитов поднять, но те этому депутату сами бока намяли, второму тоже досталось, для профилактики. Бывшие бандюки-то уже понимают, что с ними никто церемониться не будет, а эти, видимо, ещё нет. Короче, с депутатами провели профилактическую беседу с элементами физического воздействия по всему телу. Били сильно, но аккуратно. В общем, сейчас оба депутата тише воды, ниже травы, работают, как и все, но наши бойцы за ними всё равно присматривают. Мы хоть и хотели их разделить, но этих вдвоём оставили, чтобы они совсем на стену не полезли.
– Спасибо за обед и такую обзорную экскурсию, – благодарил я Семёновну и Василича, когда мы, всё посмотрев, прощались с ними около столовой, – вы молодцы, настоящие хозяйственники.
– Приезжай к нам почаще, – улыбнулась Семёновна, пожимая мне руку, – будем всегда тебе рады.
– Как-нибудь обязательно приеду ещё. У меня дел много, а сейчас дела вообще закрутились с бешеной скоростью, надо везде успеть и всё проконтролировать.
– Понимаю тебя, – кивнула наш председатель, – нам с Василичем сейчас тоже это предстоит.
– Слива, что с Доджем? – спросил я у него, вспомнив про машину.
– Я связался с Ваней, тачка готова, ребят он отправил. Они минут сорок назад на двух тачках сюда выехали, скоро тут будут.
– А зачем на двух машинах? – спросил Василич.
– Тот, который вам машину гонит, как потом домой добираться будет? – улыбнувшись, спросил Слива.
– Точно.
– Ну, тогда всё, мы поехали дальше, – стал сворачивать я разговор, – в общем, мы всё решили и договорились. Расширяйтесь, покупайте всё, что нужно. Ждём от вас большей производительности.
– Всё будет сделано, – ответила Семёновна.
Еще раз попрощавшись с теми, кто вышел нас провожать, мы прыгнули в наши две тачки и поехали к выезду из оазиса.
– Да, сельскохозяйственной техники им тут не хватает катастрофически, – сказал Слива, – тракторов, прицепов, бульдозеров. Всё вручную приходится делать, вот же работяги. Я бы уже давно кони двинул от таких нагрузок, а это ничего, живее всех живых.
– Те, кто остались в этом оазисе, привычные к такому труду, – ответил я. – Сам вспомни, сколько людей отсюда уехало. И сколько наоборот сюда на работу устроились. Это мы все – дети асфальта, а есть люди, которые всю жизнь в колхозе. И провалившись сюда, они сознательно выбрали себе такую же работу. Так что для них это всё более чем привычно, да ещё когда платят за это будь здоров, то тем более.
– Куда дальше едем? Домой? – спросил Клёпа.
Время на моих часах было почти три часа дня.
– Свяжись-ка ты с Рыжим, – сказал я ему, – узнай, где они. Если в пещере, поехали туда, посмотрим свежим взглядом, что там и как.

Глава 14.

– Рыжий в пещере сейчас как раз, – ответил Клёпа, – они там как раз сейчас думают, что и как. К ним едем?
– Да.
Уже на выезде из оазиса мы увидели подъезжающие к нам два автомобиля. Первый ехал один из наших белых пузатиков Инфинити, а за ним серебристо-красный Додж Рам. Только те 4 Доджа, которые мы притащили из облака, были в более новом кузове, этот в предыдущем. Ну, ничего, Семёновне с Василичем такой тоже в самый раз будет. Машина смотрится очень красиво, дуги вон на крыше с дополнительными фарами, мощный кенгурин спереди тоже с фарами.
Машины проехали мимо нас, мы ещё посигналили друг другу. В кузове Доджа стояли две двухсотлитровые бочки с Блюром. Ванька – молодец, топлива им сразу погрузил и пару колёс запасных вон тоже торчат.
Блин, сколько же пылищи-то. Мы ехали по более-менее накатанной дороге в сторону пещеры, нашей будущей оптовой базы, а я всё думал об асфальте. Раньше-то как, едешь и едешь по этой пыли и песку, привыкли все. Привыкли к песку, которые везде в машине, привыкли выбивать почаще фильтры в машинах, смазывать какие-то детали, выбивать одежду, вытряхивать обувь. Пыль и песок стали неотъемлемой частью нашей жизни. А тут раз и лианы появились, вот и хочется как можно быстрее по асфальту начать ездить. Тут же моя память услужливо подбросила воспоминания, когда мы к Киженю на машинах подъезжали, где нас там встречали с хлебом-солью. Ехали-ехали по обычной гравийке, а тут раз – и асфальт. Этот шелест шин по асфальту и мгновенно исчезнувший шлейф пыли за машиной произвели очень приятные впечатления и дали кучу положительных эмоций. Вроде мелочь такая, по асфальту всего лишь ехали. А оказывается, я очень соскучился по такой вроде привычной в той жизни вещи, а тут полностью отсутствующей. Да и ребята тоже заулыбались в тот момент. Вдоль дороги от хозяйственного оазиса до пещеры-склада мы обязательно семена засеем. Будут тут и деревья, и кустарники. Кстати, ведь по идее, трасса Таус – Кижень, будет где-то тут недалеко проходить. Понятно, что прямо по этой дороге она идти не будет, её, скорее всего, намного в стороне пустят, чтобы несколько километров выиграть. Вот и сделаем с будущей трассы съезд на эту дорогу.
Вот и знакомые очертания гор, под которыми и была сама пещера. Не останавливаясь, сразу заехали в открытые южные ворота. Спустившись вниз, сразу увидели наш стоявший ещё один пузатик, а около него Рыжего, Ламу и Зиму с каким-то мужиком. Они, расстелив на капоте большой ватман, что-то горячо обсуждали, тыкая в него поочерёдно пальцами.
– Привет, мужики, – поздоровался я, вылезая из машины, когда мы остановились около них.
– Привет, – весело ответил Рыжий.
– Добрый день, – поздоровался этот мужчина. На вид лет 35, худющий, как военнопленный какой. Из шорт торчат две спички-ноги, шлёпки и футболка на нём тоже болтается, кажется, ещё одного такого же туда можно засунуть. Где только Рыжий нашёл-то его, это явно не наш работник.
– Саша, познакомься, это Юрий, – представил мне его Рыжий, – он тут будет стройкой и всем остальным заниматься со своей бригадой. Я их по объявлениям нашёл, мы скажем, что и как нам надо, а они будут строить, ремонтировать, стены ломать и закладывать другие.
– Саша.
– Юра.
– Готовы взяться? – спросил я у него. – Объём работы немаленький.
– Почему бы и нет? – пожал он плечами. – Деньги платят, про ГДЛ все у нас в городе знают. Кидков людей с вашей стороны не было, платите вы хорошо.
– Ну и прекрасно. Когда готовы приступить? И сколько у вас людей?
– Людей у меня в бригаде 14 человек. А приступить мы готовы хоть завтра, вы нам только фронт работы определите и скажите, что сделать надо. Ну и материал весь привезите. Жить мы тут будем.
Юра мне понравился. Сразу чётко, не гуляя, не набивая себе цену. Сделаем, жить будем тут, молодец.
Короче, следующие два часа мы катались по этой пещере и решали, как и что будет. Конечно, тут царила разруха и запустение. Ведь мы отсюда всё вывезли, а остальное оставили всё, как есть, до лучших времён. Там, где шли бои, стрелянные гильзы так и валялись, даже некоторые расстрелянные и сгоревшие тачки и то, вон, стояли. Закопчённые стены, выломанные или взорванные ворота и двери, засохшие лужи крови. А уж про дырки от пуль в самих стенах я вообще молчу. Всё это время я наблюдал за реакцией Юры на всю эту картину, но он казалось, и не замечал всего этого. Просто спокойно записывал, как и что мы хотим, и давал дельные советы.
– Юр, вот скажи, – не выдержав, обратился я к нему. Мы уже давно на ты перешли, – тебя вся эта картина вокруг не смущает? – я обвёл рукой место, где мы находились. А в этот момент мы были как раз на площадке, где взорвали из РПГ пытающийся вырваться броневик бандитов, расстреливали Ауди А8 и прятались за мешками с песком. Мешки так и валялись расстрелянные. Тут в этом месте вообще живого места на стенах нет, все покрошено, гильз просто нереальное количество, мусор, грязь. Уборка тут предстоит, конечно, грандиозная.
– Да нет ,– всё так же спокойно ответил он, – я по контракту в бывших горячих точках восстановлением городов занимался, не такое видел. Тут хоть трупов нет и их запаха, а так приходилось и их из-под завалов доставать. Так что меня это совершенно не напрягает, да и ребята мои многие привычные, не все, конечно, но ничего, разберёмся.
– Хорошо, – кивнул я, – тогда ему скажешь, – я показал на Рыжего, – что тебе сюда понадобится. Машины, материалы, люди, если надо ещё, и так далее. Рыжий, всё на тебе.
– Понял. Я тут с ребятами своими буду тоже, и поможем, и по ходу, мало ли, вопросы возникнут какие.
– Они обязательно возникнут, – подтвердил Юрий. – Срок?
– Не знаю даже, – честно ответил я, – мы сейчас тут ездим и ходим уже третий час, и я понимаю, что работы нереально много. Торопить вас никто не собирается, но и затягивать не стоит.
– Понятно, – улыбнулся Юра и почесал небритую щёку, – я тоже вот так сходу не могу сказать, сколько тут ремонт займёт. Вам же надо и входы кое-какие перекрыть, и электричество заново провести, вентиляцию, иначе запахом рыбы всё провоняет. Покрошили вы тут, конечно, – огляделся он вокруг, покачивая головой.
– Тут самое жаркое место было, – сказал Слива.
Поговорив ещё некоторое время, решили, что на сегодня все вопросы обсудили, и можно ехать домой. Остальные возникающие вопросы и проблемы будем решать по мере поступления. Юра сейчас по дороге домой накидает список необходимых на первое время материалов, завтра наши закупщики всё это купят и грузовики повезут это всё сюда.
Уже когда мы ехали назад в Таус, я вновь погрузился в свои мысли. Правильно ли мы делаем, что решили тут открыть оптовую базу? Не прогорим? Не должны. Наш город активно развивается, я бы сказал, хорошими такими темпами. Крот по последним данным за этот месяц привёз из пустыни 288 человек. Плюс ещё около 150 человек сами вышли к нам. Сейчас население нашего городка уверенно приближается к 40 тысячам. Если такими темпами всё будет продолжаться, то в год прибавка составит три с половиной тысячи человек. Плюс к нам очень много стало переезжать людей из Руви. Оазисы-то вокруг тоже заселяют.
Иван, мэр Киженя, надо, кстати, сегодня хоть с ними встретиться, посидеть по-человечески, а то не видели их уже со вчерашнего утра, узнать, как у них дела. Так вот, Иван нам сказал, что у нас есть куча продуктов, которых нет у них. И к ним тоже люди прибывают, не такими темпами, конечно, но всё же попадают люди. В новый оазис тоже народ активно перебирается, там же добыча полезных ископаемых полным ходом идёт, и оазис сам немаленький. Там уже несколько тысяч людей живёт.
Наша пещера-база будет стоять не совсем уж на перекрёстке трех дорог, но расположена она удобно. Таус – 100 километров, новый оазис – ну пусть будет 150, Кижень 550. Руви – где-то 100 километров с небольшим. Рыба, мясо, вот зачем в неё будут в основном ездить. Речной наш, не думаю, что там кто-то решит ещё заводик построить по добыче и переработке рыбы, а если решит? Хранить её негде будет в таком количестве, да и уже под нашим крылом всё будет. Мы же можем и филе делать начать, и селёдку, всё это можно на заводике начать производить, а потом сюда на хранение вести. Да и в Руви тоже рыбы-то не очень много. А у них город с населением в 55 тысяч человек, кажется. Да и по мясу, вернее, его выбору в одном месте, мы фору дадим всем. Мест, где есть несколько видов мяса, я не знаю. А у нас тут будет свинина, говядина, крольчатина, баранина, куры, утки, гуси. Приезжай и покупай.
Нет, правильно мы всё-таки сделаем, что тут оптовую базу откроем. Когда есть выбор, да по приемлемым ценам, будет и спрос. Магазины, производства будут приезжать сюда за товаром обязательно. 100-150 километров – это полтора-два часа езды на грузовике. А кому не захочется ехать, пусть всё покупают на своих фермах. Надо только будет цены везде промониторить и сделать их пониже. Мы за счёт объёма будем выигрывать.

Глава 15.

Подъехав к городу, я обратил внимание, как несколько людей стояли при выезде из города и что-то обсуждали. Люди из мэрии, вон замы нашего мэра стоят, с ними несколько начальников, которых я несколько раз видел в той нашей фирме по переносу городской стены. Кстати, стену начали-таки активно разбирать. Куда, правда, денут все эти бетонные плиты, я пока представлял плохо. Но, надеюсь, их пустят на благое дело. Ведь они все стандартные по размерам, то есть из них одноэтажные здания можно точно строить. Я, конечно, далёкий от строительства человек, но с виду они вроде подходят, с отверстиями для окон плиты сделать – не проблема.
Заехали на территорию сервиса. В глаза сразу бросился один из джипов, на котором Крот ездил по пустыне, и стоящий сбоку около забора неплохой такой автобус, жёлто-черного цвета, с подмосковными номерами. Это-то чудо тут откуда? У нас тут таких номеров нет, Игорь коллекционирует такие номера и вешает их на одной из стен в сервисе. Каких там только номеров нет. Их каких только областей нашей матушки России, вся стена ими увешана. Те, кто у нас тут уже давно работают, любят приводить своих новых друзей и новичков и показывать на эти номера, обязательно тыкая пальцем в свой. В большинстве своём, конечно, номера Москвы и области, но и из других регионов хватает. Да и в облаке машины, то с номерами, то без них, то с личными вещами, то пустые, и 90 процентов машин с ключами в замке зажигания. Вот как объяснить этот феномен? Никто не знает.
В этом мире у нас номера свои, именные, как говорится: клички, простые слова, но все номера с нулевым регионом. Это наша фишка и пошла она меня с меня. Как только у нас появилась возможность делать номера, я заказал на свой Мерин, который пал смертью храбрых в бою с бандитами, номера себе: буквы «О», три нуля и регион нулевой. Ну а потом кто-то предложил писать слова и клички. Вот и катаются у нас сейчас тут «Кирпич», Слива», «Апрель», «Туман», «Светик» и так далее, и тому подобное. На моём Кадиллаке номера, кстати, нулевые, продублировали, как на Мерине были, в приметы я не верю. На Эво просто «Александр», а на восьмёрку хочу три восьмёрки сделать, с буквами «О» и также нулевым регионом.
– Автобус не наш, – тут же сказал Слива, паркуясь на стоянке, – может, из Руви к нам приехал кто? Хотя на автобусе? Непонятно.
– Сейчас разберёмся, – весело произнёс Клёпа с переднего сиденья.
– Привет, дружище, – крикнул я подходящему к нам Крота. Вот кого-кого, а его я был очень рад видеть.
– Привет, Саня, – подошёл он ко мне быстрым шагом.
Мы обнялись, затем с Кротом обнялась вся моя личка. Всё-таки мы через многое вместе прошли.
– Ты кого нам привёз-то? – спросил я показав на автобус.
– Япошек.
– Япошек? – ахнули мы хором.
– Эти-то тут откуда? – полностью обалдев, спросил я.
– Экскурсионный автобус, номера видите какие?
– Ну да, подмосковные.
– Вот они и провалились сюда вместе с гидом и водилой.
– А сюда ты их нахрена привёз? – ещё больше обалдел я, – вёз бы их во временный центр.
В связи с тем, что Крот со своей командой начали доставлять сюда по 10-15 человек в день, мэрия открыла временный центр, куда они свозили всех вновь прибывших в этот мир. Там с ними работали психологи, людям объясняли, куда они попали и что их ждёт впереди. Там же их оформляли, выясняли, кто что может, умеет, какими знаниями обладает, ставили на биржу, выделяли временное жильё и подъёмные деньги. А вот зачем они тут, мне не совсем понятно.
– Да там люди такие, – замялся Крот.
– В смысле? – не понял я.
– Давайте по порядку расскажу, – вздохнул Крот, – нашли мы их около одного из наших маяков. Они сожрали все припасы еды и выпили всё бухло, которое там было. Со слов женщины-гида, катаются они по пустыне уже пару дней, благо, у автобуса полные баки были.
Они вообще прикольные. По-нашему, правда, не понимают ни хрена, лопочут что-то по-своему, как из пулемёта. Делают тысячу фотографий в минуту и не могут понять, где они находятся. Я женщине и водиле сказал, куда они попали, япошки не в курсе. Но походу до них всё же доходит, что они где-то не там, просто наша женщина молчит, как партизан и особо с ними не треплется. Водиле вообще всё пох, ему, мне кажется, вообще по кайфу, что он в другом мире оказался. Он, кстати, япошек-то и напоил всех около нашей вышки. Говорит, устал за два дня от их разговоров, а так они хоть на несколько часов заткнулись. Пели, правда, сначала, а потом их вырубило.
Мы все засмеялись.
– Ага, чувак явно в своей тарелке оказался. Женщина, конечно, в шоке небольшом, ну ничего, держится молодцом. Она больше переживает, что теперь с этими японцами делать и куда их девать. Менталитет и культура другая, вот я их и привёз сюда. Думал, ты приедешь, – он кивнул в мою сторону, – разберёшься.
– Обалдеть, конечно, – сказал я, – иностранцы к нам, конечно, сюда ещё не попадали. И сколько их? Возраст? Вообще чем они там у себя занимались-то?
– Их 29 человек, – ответил Крот, – возраст у всех от 45 до 55 лет. Пенсионеры, кажись, но дисциплинированные – мама не горюй. Кланяются всё время, меня Крота Сан называют. А чем занимались – не знаю.
Мы все снова засмеялись.
– И где они сейчас все?
– В столовой нашей вон сидят, – кивнул на неё Крот, – проголодались, бедолаги, за пару дней-то, вот там поварихи нашими щами с картофаном и откармливают. Тут наши все сбежались на них посмотреть, ну, пацаны из сервиса, так их бабы из столовки мигом разогнали.
Нда, дела, и что с ними теперь делать? Ума не приложу.
– Ну, пойдём, посмотрим на них, – сказал я и направился в сторону столовой, все пацаны ринулись за мной.
Потихоньку войдя в столовую, мы увидели, как за столами сидит куча иностранцев, япошек этих, и они уплетают за обе щёки, гремя ложками и вилками по тарелкам, только звон стоит, а так – абсолютная тишина. Наши поварихи стоят и с улыбкой смотрят на то, как в желудках япошек пропадает еда. Все иностранцы были одеты в яркие рубашки, футболки, штаны не видел, но думаю, тоже цвета «вырви глаз». Спиной к входу сидел мужик в клетчатой рубашке с коротким рукавом и женщина в платье, похоже, это и есть водитель автобуса и гид.
Один из японцев нас заметил, резко что-то сказав на своём языке и поднялся со своего места. Следом за ним, как ужаленные, подскочили остальные. Этот мужик снова что-то сказал, и они нам разом поклонились, ну, как в кино показывают, так и эти, полупоклон такой.
– Здорово, мужики, – обернувшись к нам, заулыбался клетчатый, – на вид лет 45, среднего телосложения.
– Добрый день, – поднялась со своего места женщина. Кажется, она была немного напугана, а вот мужик сидел и продолжал улыбаться, разглядывая нас.
– Здравствуйте, – ответили мы нестройно.
– Это они так здороваются, – немного кивнув в сторону японцев, сказала женщина.
– Ага, здрасти, – ответил я и кивнул головой.
Японцы тут же сели на свои места и продолжили, как ни в чём не бывало, продолжать поглощать пищу.
– Во, дают, – хмыкнул Слива, – как в бездне еда пропадает.
Я заметил, как один из японцев после слов Сливы поднял свою голову, но встретившись со мной взглядом, тут же опустил её и продолжил есть.
Мужик всё так же смотрел на нас, улыбаясь, а женщина стала нервно теребить платье.
– Да не волнуйтесь вы так, – решил я немного снять напряжение, подходя к ним и протягивая свою руку для знакомства, – я Александр.
– Мария Алексеевна, – представилась она.
На вид её около 50 лет, крашеные волосы, приятное лицо, не лишённое косметики, платье, правда, немного испачкалось, но видно, что она за собой ухаживает, волосы, конечно, требуют помывки, но в целом довольно-таки милая женщина.
– Гена, – вставая со стула, протянул мне этот мужик руку. – Вы тот Александр, который тут самый главный? Нам про вас Крот рассказал.
– Ну, типа того, – улыбнулся я, пожимая ему руку в ответ, – вы чего тут встали все? – обернулся я к ребятам, – посмотрели?
– Пошли, мужики, – вздохнул Кирпич, – тут всё равно мест нет, чтобы поесть. Японцы все столы заняли.
Я резко повернулся и посмотрел на этого японца. Точно, он понимает наш язык, снова посмотрел на меня и также опустил глаза, встретившись со мной взглядом.
– Позволите? – спросил я, указывая на стул.
– Конечно-конечно, Александр, – ответила женщина.
– Да вы присаживайтесь, Мария Алексеевна, – я сел сбоку, чтобы видеть и своих собеседников, и япошек. Многие из них, прекратив есть, стали смотреть на меня, как будто понимали, что сейчас какой-то важный разговор происходит, а может, и уши греют. Может, тот япошка, который на меня смотрел, не один, кто понимает русский язык.
– Ну и откуда вы тут такие? – спросил я, глядя на Марию Алексеевну.
– Мы на экскурсию ехали с туристами, – она снова кивнула в сторону иностранцев, – попали в дождь, гремело так, я такого грома никогда не слышала. Потом бабах и пустыня вокруг. Геннадий сразу сказал, что мы в другое место перенеслись.
– Откуда такие познания? – удивившись, спросил я.
– Ну дык, книжки читаем, фильмы смотрим, – улыбнувшись, ответил он. – Фантастику люблю. Я сразу понял, что мы в другом месте, только вот, – он почесал затылок, – не предполагал, что мы вообще в другом мире.
Я резко посмотрел на этого японца. Сидит, слушает, точно понимает наш язык. После слов Геннадия он разом побледнел.
– Потом два дня по пустыне ездили, – продолжал рассказывать Геннадий, – пару раз автобус в песке застревал, япошки толкали, копали, шустрые ребята, несмотря на то, что мелкие. Фотиками своими щёлкают всё подряд, да Машу всё мучают, где мы и как.
– Ну а вы что?
– А что мы? Мы сами нихрена не понимаем. Я им через Машу сказал, что пока они спали, мы доехали до другой области и там у нас пустыня, мы же ночью ехали. Так и ехали, к вечеру японцы уже всей толпой на нас навалились, да ещё кто-то из них догадался телефон проверить. Связи нет и через час, и через десять тоже нет. Как начали чирикать по-своему, я чуть не оглох от них. Ну, я и рявкнул на них, в общем, они сразу все по своим местам попрыгали и успокоились. В автобусе переночевали, страшно было на улицу выходить, там какие-то звери шастали всю ночь. На следующий день башню эту вашу нашли, там вода, еда, выпивка, рация. Связались с вашими. Пока Крот к нам ехал, эти опять чирикать начали, ну я и влил в них по 50 капель тёпленькой.
– И как эффект? – с интересом спросил я.
– Весёлые стали сразу, – улыбнулся мужик, – песни петь начали, у них же Саке эта ихняя, газировка, одним словом, – он махнул рукой, – а тут 40 градусов, да на жаре, да на голодный желудок.
– Ясно, – улыбнулся я, – а как же вы их выпить-то всех заставили?
Смотрю, мужик замялся.
– Он им два слова сказал, – включилась в разговор женщина, – Чернобыль и Фукусима, – так они некоторые ещё добавки попросили.
– Типа, дезинфекция, – засмеялся я.
– Ну, типа того, – пожал плечами клетчатый, – потом Крот на какой-то непонятной машине приехал. Тут я сразу понял, что мы в другом мире. Япошки-то все дрыхли, ну мы с ним поговорили, пока они в отрубе были, он нам и выдал правду-матку. Потом поехали сюда, по дороге эти все проснулись, – он кивнул в сторону иностранцев, – кому в туалет, кому булки размять. Остановились, из автобуса-то вывались все, тачку увидели и охренели. Теперь Крот со своим напарником у них звёзды, они с ним тысячу фотографий сделали, и на машине, и под машиной, и внутри её. Щебетали все по-своему. Маша переводила.
-Да-да, – снова поддержала она его, – они всё восхищались этой машиной, думали, что это какая-то военная разработка русских. Прям, как в том анекдоте, какие только машины русские не придумают, лишь бы дороги не строить. Так и бегали вокруг неё, пока один из них не понял, что это Тойота Круи…, – она стала подбирать слово.
– Круизёр, – подсказал я.
– Точно, Круизёр. Тут-то они в осадок и выпали. Сказали, что так переделать машину могут только русские. Ну а потом мы сюда приехали, теперь вот тут, – она замолчала, потом спросила, – скажите, а что с нами теперь будет? Особенно они меня волнуют. Как-никак люди, только по-нашему никто не говорит. Тут же одни русские, как нам ребята сказали, ну, в этом городе, оазисах. Крот нам много про ваш мир рассказал.
– Плохо ни с вами, ни с ними, – я кивнул в сторону смотрящих на нас японцев, – точно ничего не будет. Работу мы им найдём, жильё они получат. Пока я, правда, плохо представляю, как и что, но обижать их тут точно никто не собирается. А на счёт того, что не понимает нас никто, – я повернул голову и посмотрел на этого японца, примерно 45 лет, – вот он нас понимает. Правда, уважаемый?
Тот резко дёрнулся. Есть, понимает и понимает очень хорошо.
– Идите сюда, – показал я ему на стул, – поговорим.
Мария Алексеевна вытаращила глаза на него, а Геннадий звонко рассмеялся.
Японец поднялся со своего стула и подошёл ко мне. Я поднялся в ответ. Да, мелковат мужичок-то. Я, в принципе, и сам не высокий, метр семьдесят пять всего, а этот едва до метра семидесяти дотягивал.
– Танака Ватари, – представился он на чистейшем русском языке и протянул мне руку.
– Александр, – я пожал ему руку в ответ.
– А вы чего не сказали, что вы по-русски понимаете? – немного обалдев, спросил мужик.
– Вы не спрашивали, – ответил он, – да и, судя по вашей реакции, вы сами не понимали, где мы очутились, – всё это он сказал без малейшего акцента.
– Присаживайтесь, Ватари, – показал я ему на стул, – откуда так хорошо язык знаете?
– У меня на Курильских островах своя школа единоборств была, кажется, там много русских обучается, вот и выучил.
– Ясно всё, – улыбнулся я.
– Скажите, Александр, – обратился ко мне Ватари, – а это правда, как сказал Крот Сан, навсегда? И из этого мира действительно нет выхода?
– Всё это правда, – глядя ему в глаза, ответил я, – вас никто не обманывает. Тут давно люди живут, придётся и вам тут как-то ассимилироваться.
– Я представляю, какой скандал будет на международном уровне, – схватился он за голову – 29 подданных императора пропали в России без следа.
Тут и я понял, что он прав. Действительно, шум япошки поднимут точно, а наши будут разводить руками и хлопать глазами. Конечно, поднимут на ноги всех, но толку то, был автобус и пропал, как сквозь землю провалился.
– Значит, так звёзды сложились, – он быстро взял себя в руки, – я могу передать своим соплеменникам всю информацию? Я понял уже, что и как: и сейчас слышал, и Крот когда вам рассказывал, – кивнул он на женщину и водителя. – Вы извините меня, я не подслушивал, просто не спал и рядом сидел. Водку я научился с вашими людьми пить, мне эти 50 грамм, что слону дробинка.
Опа, а японец-то по-нашему хорошо балакает и пословицы наши знает. Видимо, его многому там наши на Курильских островах научили.
– Конечно, говорите, – ответил я, – нет смысла утаивать информацию. Мы сейчас все в одной лодке.
Танака вздохнул, собрался с мыслями, встал со своего места и развернулся к своим коллегам по попаданству. 28 пар глаз уставились на него, в столовой наступила абсолютная тишина. И он начал говорить, говорил коротко, рубленными фразами. Мария Алексеевна потихоньку нам это всё переводила. Он говорил им про то, где они, про наш мир, в общем, всё то, что мы обычно говорим вновь прибывшим. Японцы сидели и не дышали. За всю его пятиминутную речь никто ни разу не перебил его, не вскрикнул, не закатил панику. Они все как будто онемели, превратились в статуи. Затем он закончил говорить, поклонился им и сел к нам за стол.
– Всё, теперь они всё знают, – сказал он уже нам, – Говорите, Александр, что нам делать дальше. Теперь у вас два переводчика. Паники и слёз не будет.
– Давайте так, – немного подумав, ответил я, – вас всех завтра отвезут на биржу, знаете про неё?
Ватари кивнул.
– Там посмотрите себе вакансии. Только вот как с вашим языком быть? С этим я как-то не подумал. У вас никто больше наш язык не знает?
Японец медленно отрицательно помахал головой.
– И вы все не родственники и не друзья?
– Нет, мы простые туристы. Многие из нас первый раз друг друга увидели только в самолёте.
– Блин. Что же делать то с вами? Не готов вам сейчас вот так взять и ответить. Давайте вы отдыхайте, вас тут разместят, а завтра подумаем и решим.
– Утро вечера мудренее? – улыбнулся Танака.
– Типа того. Вы тоже отдыхайте, – сказал я водителю и гиду переводчику.
Попрощавшись со своими новыми знакомыми, вышел из столовой. Японцы, увидев, как я жму руку их соотечественнику, снова, как по команде, поднялись со своих мест и поклонились мне.

Глава 16.

Вышел из столовой. На лавочке около входа меня ждали мои пацаны. Я сказал Няме, чтобы он дал команду дежурному разместить тут всех японцев.
И тут на территорию сервиса, коптя небо, стали одна за другой заезжать фуры.
– Апрель, – радостно сказал я, увидев его грузовики.
Встретив его и поздоровавшись, прошли ко мне в кабинет. Он привёз остальное необходимое оборудование для сотовой связи, ещё несколько тысяч различных сотовых телефонов и несколько разобранных холодильников. Надо же, догадался. Я рассказал ему про наши дальнейшие планы, про то, что и как решили с деньгами.
– Я так ещё через два дня приеду, – засмеялся он, – а вы тут в космос соберётесь лететь. Но в целом идеи прикольные.
– В космос нам ещё рано, а вот покататься тебе придётся в Кижень и обратно. Завтра езжай, вези печатный станок для денег, бумагу, ну и что там надо для этого ещё. Ну и начинай электронику возить, холодильники, микроволновки, всё, до чего сможешь дотянуться. Киженьцы что-нибудь заказали?
– Да, мясо, рыбу, много. Хорошо, у нас фура есть с холодильником, в неё все погрузим. На такой жаре, пока довезёшь – всё в кашу и кисель превратится.
– Как дорога-то? – спросил я, – раскатали хоть немного?
– Да, раскатали, но есть участки, где камней просто нереальное количество, и яма на яме. Около 10 баллонов с грузовиков на выброс. Хорошо, что с собой запасок набрали. Я хочу с собой завтра Плаща одного взять, чтобы он перед нами отвалом своим прошёлся, хоть в этих местах почистил нам.
– Бери. Давай, дружище, забей наш склад электроникой.
Поговорим с ним ещё несколько минут, разошлись. Так, уже вечер, дел, вроде, на сегодня больше нет.
– Слива.
– Тут я.
– Поехали к Армену, а то неудобно, про Киженьцев совсем забыли. Свяжись с ним, пусть он там поляну накроет.
– Сделаем, – улыбнулся тот и быстро пошёл к нашим связистам.
Так, Светка где моя? Тумана надо, Георгича, да ещё кучу мужиков собрать. Через два часа, собрав всех, кого я посчитал нужным, поехали к Армену. Киженьцы уже знали, что мы едем с ними пить и веселиться. Заехав на стоянку перед гостиницей Армена, увидели стоящие перед ней Секвойю, 140, А6 и ещё несколько иномарок. Вот и наши тачки, вернее, уже Киженьцев. Армен встречал нас сам.
– Ну, здравствуй, Саша, – как обычно, улыбаясь и расставив руки в стороны, приветствовал он меня. – Светлана, вы, как обычно, неподражаемы и превосходны. – Светка со мной под руку шла от машины. – Такую женщину надо холить и обожать, задаривать подарками, дарить цветы и на руках носить.
– Так, стоп, Армен, – засмеялся я, – ты сейчас наговоришь, а мне потом исполняй всё это.
– Правильно-правильно, – звонко хохоча, сказала Света, – а то он весь день то по оазисам, то на разведку свою ездит. Ещё чуть-чуть и совсем про меня забудет.
В общем, мы все были очень рады видеть этого добродушного и гостеприимного армянина. Входя в банкетный зал, практически нос к носу столкнулись с Иваном и Колобком. Они решили также выйти нас встретить. Снова приветствия, рукопожатия. Круто, как старые добрые друзья. А ещё я сразу заметил, что все Киженьцы, а они все были в банкетном зале, сменили свою спортивную одежду на ту, которую повседневно носим тут мы. Рубашки с коротким рукавом, легкие брюки, такая же обувь. Люди стали как бы больше по-деловому выглядеть, что ли.
Расселись за столами под шутки, смех, разговоры ни о чём. Повторюсь, обстановка была очень дружелюбной, даже несмотря на то, что очень многих Киженьцев я просто не помнил по именам, народ прям создавал атмосферу веселья и дружбы.
Потом слово сказал Армен. Говорил про дружбу, торговлю, что он всегда рад всех видеть, что желает нам дружбы и процветания, ну и так далее, и тому подобное. Кавказские люди умеют такие тосты говорить, причём очень лихо. Ну а дальше, дальше понеслась. Не, мы, конечно, сразу-то не напились все, так, потихоньку поглощали его настойку, которой было выставлено на стол просто нереальное количество, и официанты всё время подливали её нам в рюмки. Столы просто ломились от количества блюд. Играла музыка, народ разбился в клубы по интересам. То один, то второй из нас или Киженьцев говорил тост, все аплодировали, смеялись. Я был просто в нереально прекрасном расположении духа.
– Ты прости, Вань, что мы про вас на пару дней забыли, – сказал я Ивану, когда мы выпили после очередного тоста и сейчас сидели, закусывали одной из 6 видов лежащей на столе рыбы, – тут дела навалились такие. У меня не хуже, чем у мэра, одни совещания, да ещё и сам ездил, смотрел, что и как.
– Да ладно, Саш, – отмахнулся от меня Иван, – ты ни в чём не виноват. Мы сами с этими машинами, как с ума сошли. Мне потом так неудобно было, ну, когда мы с утра к тебе приехали, а потом резко свалили в салон за тачками. Потом катались на них полдня, я всё никак поверить не мог, что у меня теперь машина. И какая? Я о такой только мечтать мог в той жизни.
– А кем ты там был? В том мире? Я вот в сервисе так и работал, строил различные машины для богатеньких клиентов.
– Я по профессии экономист-аналитик, – ответил Иван, – работал в одной достаточно крупной государственной организации. В мою обязанность входило сбор и анализ ситуации по экономической ситуации в регионе. Ну и на основании этого делал свои доклады начальству.
– Теперь понятно, почему ты мэром у себя стал. Голова хорошо у тебя работает.
– Ну ты, я смотрю, тоже не жалуешься на мозги, – с улыбкой ответил он мне, – только у меня два высших, а ты, похоже, самоучка.
– Нет, вышка у меня есть, – ответил я, – просто у меня всегда были хорошие организаторские способности. Я так же, как и ты, на несколько шагов вперёд думать умею.
– Да, это штука полезная, – согласился он.
– Слушай, если не секрет. Чего вы тут два дня-то у нас делали?
– После нашего собрания в мэрии ребят моих практически всех на новый фронт работ забрали. Володька целыми днями сейчас по вашим производствам с людьми из мэрии ездит, всё со шпалами и рельсами этими занимается. Другие консультируют, сколько людей для постройки дорог надо, третьи согласуют всю разметку и развязки на будущей дороге, четвёртые набирают людей и начинают сотовую связь устанавливать. Вот и я, то там, тот тут. Ну и плюс хорошенько ваш город объездил. Посмотрел, что и как. Тоже целый день на ногах, как и ты.
Так мы и сидели, с перерывами на выпить-закусить, конечно. Несмотря на обилие выпитого, пьяным я себя не ощущал. Обсудили мы с ним кучу разных возникших и решённых вопросов. И про деньги, и про дороги, и про людей, и как что будет. И про машины ещё раз, больная тема это для них была. И про электронику, больная тема для нас, и про медицинское оборудование. В общем, такой деловой вечер у нас был. Мы же не могли ни с кем больше не разговаривать, то Света, то Армен, то Володька его, то Туман с Апрелем с бокалами в руках нарисовались. Ну, как-то так наш вечер и протекал. Разъезжаться стали уже далеко за полночь. Хорошо посидели, конечно, такого трэша, как у них в Кижене, не было, но тоже неплохо.
Я Ивана и его людей ещё раз пригласил послезавтра поехать к нам в речной. На что получил радостное согласие. По людям, кто едет, а кто нет, пусть он сам решает. Понятно, что поехать смогут не все, ну ничего, времени полно, потом ещё приедут. Ну а потом, они частично едут к себе домой, уже на своих грузовиках и новых машинах. Иван сказал, что большинство их людей останутся тут, помогать нашим всё строить. Наша мэрия также поставила людей на довольствие и оформила их во временный штат консультантами, по типу нашего Санты, который в Кижене остался. Короче, завтра до конца решаем всё с делами, а послезавтра нас ждёт речной. Там денёк зависаем, и мы дальше на разведку по реке, а они к себе домой.

Глава 17.

На следующий день после завтрака я пошёл к себе в кабинет, нужно было разобраться с кое-какими делами. Не прошло и часа, как в дверь постучали, и в открывшейся двери появился Слива
– Саш, тут к тебе Бондарев.
– Бондарев?- Вот так неожиданный гость, – Пусть заходит, конечно.
– Добрый день, Саша, – открывая дверь нараспашку, переступил порог наш самый главный полицейский.
С помощью Димы мы протолкнули-таки его наверх, и он теперь стал начальником местной полиции. Сделав закладки, я закрыл последнюю из «амбарных книг Георгича» и сдвинул всю их стопу на дальний от входа край столешницы. Продолжу с ними позже.
– Добрый день, Алексей, – поприветствовал я его, выходя из-за стола, – опять мои чего-то натворили? Хотя нет, ты бы меня тогда к себе вызвал.
– Да нет, – улыбнулся он, – всё нормально. Дело есть. Уделишь мне время?
– Конечно, присаживайся. Кофе будешь?
– Не откажусь.
Я подошёл к стоящему у меня в кабинете на отдельном столе кофейному аппарату и сделал нам две чашки капучино.
– Вот, – поставил я чашку перед ним на столе, – там сахар около аппарата возьми.
Бондарев поднялся с кресла, взял сахар и две ложки.
– Слушаю тебя, – начал я разговор, пока мы размешивали сахар.
– Я вокруг да около ходить не буду, – резанул он по-милицейски жёстко, – скажу тебе прямо, как есть. В городе благодаря вашему сервису стало появляться всё больше и больше машин. Не-не, это хорошо! – засмеялся он, увидев, как мои брови поползли вверх. – Известно мне и про трассу, которую собрались строить, и про асфальт. Вчера только совещание в мэрии было, все городские службы «на уши» поставлены, в части и доле каждому полагающемуся. Так вот, хороший кофе, – кивнул он мне на чашку, отпив из неё, – я тебе сначала расскажу про наши планы, а потом скажу, что мне от тебя надо.
– Слушаю, – я немного откинулся в кресле.
– Машин появляется всё больше, покупают их все кому не лень, порядка нет никакого. По городу потихоньку начинают гонять, поднимая кучу пыли. Да, скоро будет асфальт, – он выставил перед собой руку, – и пыли не будет. Но будут гонять ещё больше. Мои ребята периодически ловят пьяных за рулём около различных баров, да и трезвых «шумахеров» догоняют и останавливают. Аварии стали происходить. Народ начинает биться.
Это да, тут он прав. Сам видел несколько машин в кузовном после аварий, которые произошли уже тут. Да и про пьяных ребята рассказывали. У нас-то с этим строго, Туман всем хвоста накрутил. Конечно, кому всё по барабану, тот и выпьет, и за руль сядет. Няма-то, вон, тогда расколотил об дерево свою БМВ, тоже думал, что прокатит, хорошо, людей не было на дороге и никто не пострадал из-за него, кроме него самого и его девушки.
-Так вот, принято решение о создании в городе ГАИ.
– Да ладно? – засмеялся я, – и тут будут?
– Да, будут, Саш, – улыбнулся Бондарев, – надо порядок наводить. Перечислю тебе, что будет сделано. Наперво, всем водителям будут выданы местные права, все машины будут оформлены. Вводим правила, как в том мире были. Знаки, разметка, светофоры, всё это будет делаться. Если есть правило «передвигаться по городу 60 километров в час», то будь добр его соблюдать. Буквально вчера еле догнали на двух наших Маздах очередного горе-гонщика. Он в 12 ночи по центру 150 на своей БМВ гонял с девкой какой-то, да и ещё убегать пробовал.
– Ни хрена себе, – воскликнул я, – совсем что ли отмороженный?
– Вот и я про что, – вздохнул Бондарев ,– ребята догнали его, в свою тачку сунули да в полицейский участок привезли. А что мы с ним сделаем? Прав-то нет. Чья машина – тоже не понятно, говорит, его. Как проверить?
– Никак, – кивнул я головой, – документов тут ни у кого нет.
– Вот-вот, до утра он просидел у нас в камере. Утром с ним поговорили, штраф выписали и отпустили. Самое интересное, что он трезвый так ехал. Перед девчонкой, скорее всего, выпендривался.
– Скорее всего, – снова согласился я.
– А представь, что будет, когда машин будет не 300 с небольшим, как сейчас, а несколько тысяч. Да тачки-то все мощные, иномарки. Дури под капотом до хрена, вот и носятся все. Сбил бы такой кого, не дай бог, тачку бросил бы и ушёл. И ищи-свищи потом. А вот если бы у него, например права были и их отобрали, либо штраф выписали не 200 лин, как вчера, а несколько тысяч, то и он задумается, и другие тоже подумают, надо так ездить или нет.
– Всё правильно, Лёш, – снова кивнул я, – поддерживаю и тебя, и вас в этом направлении. Только несколько вопросов. Первый. Ты говоришь штраф в две тысячи лин, ведь для одних это большие деньги, а для других не очень. Как с этим то быть?
– Тут тоже всё придумали, – хитро улыбнулся Бондарев, – ты забыл, что у нас все зарплаты белые в городе? Вообще все. Конвертов, как в том мире, нет.
– Вы хотите привязать штрафы к зарплате в процентном соотношении? – догадался я.
– Совершенно верно. Сейчас мои ребята разрабатывают таблицу штрафов. За мелкие и за крупные нарушения будут разные штрафы, за пьянство за рулём, само собой, сразу лишение. Если будут говорить – денег нет – просто будут тут же присылать письмо работодателю, и он будет обязан удержать из зарплаты этого человека и перевести на счёт города.
– Думаете, будут переводить?
– Ты бы перевёл? Если знаешь, что если ты этого не сделаешь, завтра на тебя, как на юридическое лицо, на самого штраф наложат.
– Жёстко. Не крутовато ли берёте?
– А как ещё бороться с гонщиками такими? С теми, кто систематически нарушает правила? На той неделе один такой водятел двоих пешеходов сбил. Скорость он не рассчитал, говорит. Так его ж и раньше уже ловили несколько раз за скорость. Хочешь погонять – езжай в карьер ваш или за город. Нет, им надо в городе всем погонять, да ещё и со светофора стартануть так, чтобы все охренели. Никто ничего не боится. Камер тут у нас нет и, думаю, ещё нескоро появятся. Так что только так. Базу-то мы ведём свою по таким нарушителям.
– Да ладно? – не поверил я.
– Я тебе честно говорю. Вот и разрабатываем сейчас систему штрафов, поймали несколько раз – права сразу заберём. У тебя вот Эво 9 есть, Кадиллак с хрен знает сколькими лошадьми под капотом. Но ты же не носишься, как угорелый, по городу.
– Да, – снова кивнул я, – я понимаю, что это опасно. И ребята мои многие, скорее всего, тоже понимают, да и пылищи – мама не горюй. Да и думаю, когда асфальт будет, тоже гонять не будут особо.
– А если будут, догоним и получат штраф. Не догоним, будет понятно, чья машина. Водитель другой? Говори, кто.
– Отсюда второй вопрос. Где гарантия того, что твои Гаишники не будут также брать взятки? Прятаться в кустах? Отпускать всяких блатных или по звонку? Тут вы как поступите? Ведь ты же понимаешь, что это золотое дно для любого гаишника. Только не надо мне говорить, что они все честные будут и всё такое, в жизни не поверю.
– Тут да, тут ты правильные вопросы задаешь. Но отвечу тебе следующее. Во-первых, у гаишников будут хорошие зарплаты, очень хорошие, льготы на жильё, например, набирать будем не абы кого. Никаких планов по протоколам не будет. Раз в месяц детектор лжи обязательно.
– Охренеть, – тут я вообще обалдел, – вы где его взяли-то?
– Из облака привезли добытчики, – усмехнулся Бондарев. – Во-вторых, если попался на взятке – изгнание, иди куда хочешь. Точно так же, как раньше поступали с ворами тут.
– Жестоко.
– Зато действенно. Все прекрасно знают, как живут гаишники в том мире. Повторения этого тут никто не хочет.
– А если какой-нибудь водитель возьмёт и поклёп со злости сделает на гаишника? Типа, я ему взятку дал или он у меня её вымогал, у меня с собой столько денег не было, и он мне штраф выписал. И вообще я не виноват, они сами докопались.
– Да ради бога, – пожал плечами Бондарев, – пусть пишет. Только милости просим на детектор. А если не виноват, то камеры у ребят у всех будут. И в машине, и на груди. Каждое нарушение они обязаны будут снять на камеру, доказательство на видео чтобы было. Пойми ты, гаишникам будет невыгодно штрафы брать. Если с работы выгонят – ладно ещё, а вот изгнание из города – это уже не шутки. С каждым будет заключён договор, где всё это чёрным по белому будет прописано.
– Не каждый ещё пойдёт на такую работу, – произнёс я.
– Точно. А если пойдёт, он двадцать раз подумает, брать у водителя деньги или нет. Записи со всех камер храниться будут, и долго. Тех гаишников, по которым детектор будет показывать сомнения, или что он явно сидит и врёт, сразу увольнять будем, без изгнания, либо проверять потихоньку. Не решили ещё, в общем. Да и водителям статью можно сделать за дачу взятки, только тут тюрем нет, значит, рублём бить, вернее, линой. Без зарплаты посидит месяц, подумает в следующий раз.
– Идея неплохая, – согласился я. Тут же я вспомнил, как мы буквально позавчера ехали по городу и нас на хорошей такой скорости, кажется, Шкода обогнала. Под сотку точно шёл, если не больше, – надеюсь, у вас действительно всё получится так, как вы решили. Отделы ГАИ, значит, будете делать, и оформлять всех?
– Будем, и с мэрией всё это согласовали. Все поддерживают. За городом никаких ограничений не будет. Там людей нет, дорога широкая будет, там пусть душу отводят.
– От меня-то ты что хочешь? Явно не денег же.
– Машины, – ответил Бондарев. – Мощные машины, на которых гаишники смогут догнать нарушителя.
– О, как. И какие же? И сколько штук?
– Для начала нужно пять штук, седанов. Все машины должны быть одинаковые и в одинаковой покраске, как Мазды. Мотор – лошадей под триста, можно больше. Город всё оплатит. Мигалки, крякалки, всё должно быть. Дороги сейчас построят между оазисами и городами, хрен они на Маздах мощную тачку догонят, а на этих – легко. Это на тот случай, если нарушитель решит на трассе оторваться от преследования. А убегать будут обязательно, и ты это не хуже меня знаешь.
Я кивнул.
– И три микроавтобуса, тоже одинаковых. Это для разъезда либо перевести там кого.
– Тогда либо БМВ, 5-ки, либо Мерседесы Ешки, – сказал я, – у них есть такие моторы.
– Мне всё равно, Саш, БМВ это будут или Мерседесы. 5 одинаковых машин нужно, а там дальше посмотрим, скорее всего, со временем ещё закажем и все полицейские на такие пересядут. И нужен человек, который научит Гаишников управлять такими машинами. Я имею в виду, научит их экстремальному вождению. Я знаю точно, у тебя такие люди есть. Ты сам хорошо водишь, я на гонках видел, но не думаю, что тебе это надо. Так что, прошу тебя специального человека выделить. Заплатим ему, как полагается.
– Хорошо, будут вам и машины, и человек, – в моей голове почему-то автоматически всплыл Крот.

Глава 18.

– Это ещё не всё, Саша, – засмеялся Бондарев.
Я вопросительно уставился на него.
– В новом оазисе мы открываем отделение полиции, в посёлке города.
– А там они нужны? – как-то неуверенно спросил я.
– Нужны обязательно, там населения уже под четыре тысячи человек
– Откуда столько? – немного обалдел я. Я, конечно, предполагал, что там народу много, но чтобы столько…
– Добыча полезных ископаемых, – с задором в глазах ответил Бондарев. Он вообще такой, живой весь, этакий шустрик. Хотя лет ему уже под полтинник, думаю, есть, – вот туда народ и едет в качестве рабочих.
– Тогда да, – покачал я головой, – полицейский участок точно нужен. Я думаю, новый оазис только расширяться будет. От нас что, тоже машины нужны?
– Да, нужно парочку таких же быстрых тачек и штуки четыре джипа, само собой одинаковых.
– Итого вам надо 7 скоростных и мощных седанов, три микроавтобуса и четыре джипа, 14 машин – подытожил я.
– Да.
– Видимо, хорошее у вас финансирование, – засмеялся я, – машины в хорошую копейку обойдутся.
– С финансированием сейчас проблем нет и не будет. Мэрия сама понимает, что нужны те, кто будет разгребать все проблемы. Раньше-то как было? Ну, когда народу меньше было. Пришли бравые ребята с оружием, потыкали стволами, пальчиком погрозили и сказали «ай-ай, не шалите». Сейчас хотят более цивилизованно это сделать.
– Так, глядишь, и до тюрьмы дело дойдёт.
– Я, если честно, против, – ответил главный полицейский, – нечего этих дармоедов плодить. Есть правила: убил – убьют тебя, вернее, вывезут и расстреляют потихоньку. Обманул, украл, – изгнание. «Украл, выпил – в тюрьму» не будет. Законопослушному гражданину бояться нечего, а те, кто привыкли в том мире переступать черту закона, подумают, надо им это или нет. Так что тюрем тут точно не будет. Абсолютно всех устраивает такой расклад. Ты же сам видишь, преступности практически нет. И население само того же самого преступника сдаст, и изгнанным в пустыню к диким зверям никому быть не хочется. Базу-то по людям между городами никто не отменял, она так и есть. А жить на полулегальном положении? – Бондарев пожал плечами, – ну не знаю, это смысл жизни уже, наверное, такой.
– Но некоторые же живут, – вспомнил я про Круга и Рога.
– Ты про этих, что ли? Которые из пещеры тогда от вас ушли?
– Про них самых.
– Поймаем и их. Наверняка они у своих старых подельников ныкаются. Вот и будут наши господа полицейские заниматься данными функциями. Выявлять таких людей и смотреть, чтобы у них в районе всё тип топ было. Этакие участковые, только с гораздо большими полномочиями. Поэтому и набор такой жёсткий, и отбирают туда только определённых лиц.
– Тут ты прав, – кивнул я, – я много слышал о том, что тут у нас полиция, что надо. Работает чётко, вежливо, без какой-либо наглости.
– Так для этого всё и делается. Изгнание-то не только на гаишников будет распространяться, но и на обычных людей сейчас введём. Вчера мы долго с мэром нашим об этом разговаривали. И зарплаты тут у врачей, полицейских, пожарных и так далее, делают хорошие, чтобы на хлеб с икрой хватало. Бюджет города достаточно хорошо пополняется, и отцы не жалеют денег на развитие. Вон сколько людей к нам из Руви на работу приехало. А сейчас ещё Кижень появился со всеми его ништяками, ещё лучше всё должно быть.
– Прям идеальный мир какой-то получается, – сказал я.
– Так его сколько лет-то строили? Ты же помнишь, как и когда я сюда попал.
– Помню, конечно.
– Я когда в эту систему стал вникать, – задумчиво произнёс Алексей, – очень долго не мог поверить, что это всё действительно так, и самое поразительное, что всё это действительно работает. Понимаешь, Саш, система работает не против, а за. В том-то мире я насмотрелся на различный беспредел, всё-таки больше 20 лет в милиции, а потом в полиции отработал. Я, конечно, много чего в той жизни делал, но жуликов никогда за деньги не отпускал. А тут как это увидел, мне самому захотелось сделать что-то лучше, стать частичкой всего этого и как-то улучшить это общество, этот мир. Чтобы люди не боялись людей при власти, чтобы дети спокойно бегали по улицам, чтобы наркоманов не было, маньяков всяких. Тут с ними разговор короткий.
– Пуля в лоб, – закончил я его мысль.
– Точно, и самое поразительное то, что большинство людей этого же хотят и всё это поддерживают. И так тут было всегда. Так что будем стараться поддерживать это всё и дальше. Ладно, спасибо за будущую помощь, – спохватился он, – поеду я, дел вагон и маленькая тележка. Через сколько машины ждать?
– Ох, не знаю, – честно ответил я. – Недели две-три точно. Пока найдём в облаке всё, что надо, пока в порядок их приведём. Заказ-то большой, а вам машины все одинаковые нужны.
– Да, – кивнул он, – и мощные – это обязательное условие.
– Будем стараться.
– Ко мне есть какие вопросы? – спросил Бондарев, поднимаясь с кресла.
– Да нет, в принципе, – я быстро прокрутил в голове все мысли.
– Ну ещё бы, – хитро улыбнулся Бондарев, – у тебя свои безопасники – будь здоров.
– Стараемся. Ты же, если что, к нам за помощью придёшь.
– Да, я помню добро, Саш, – стал он вмиг серьёзным, – и знаю, кому я обязан. Но, надеюсь, ты понимаешь, что откровенный беспредел со мной не прокатит.
– Я знаю всё, Алексей, и всё понимаю. Ты тоже понимаешь, что такими вещами мы заниматься не будем.
– Ну, будь здоров тогда, – он протянул мне руку, – мы поняли друг друга.
– Стоп, – в моей голове щёлкнуло.
– Что? – он замер.
– Совет твой нужен. Я всю голову уже сломал, что делать.
– Слушаю тебя, – он присел назад в кресло.
– У нас тут иностранцы появились, – сказал я ему, – в количестве 29 человек. Япошки, Крот вчера из пустыни привез. Они на экскурсию ехали и провалились, водитель наш и гид-переводчик тоже русская. По-русски только один из японцев понимает и неплохо разговаривает. Что с ними делать и куда их деть – ума не приложу. Языковой барьер, знаешь ли, и менталитет другой.
– Хм, – Бондарев задумался, – ситуация, конечно, не стандартная. Иностранцы к нам, конечно, сюда попадают, но крайне редко, и по-русски они хоть немного, но понимают. И то, в компании русских, как правило. А тут сразу 29 человек. Семья одна?
– Нет.
– Родственники?
– Нет, просто туристы, друг друга не знают вообще.
– Я прикидываю, какой кипиш там будет из-за их пропажи, – махнул себе за спину Бондарев.
– Япошка тоже самое сказал. 29 человек разом пропасть, — это не шутка.
– Что же делать, что же делать? – Бондарев задумался и побарабанил пальцами по столу, – а лет-то им сколько?
– Да 45-55 где-то, вроде как. По крайней мере, так их гид сказала. Я их видел всех вчера, их у нас в столовой кормили. Сейчас они тут у нас пока. Им этот их японец всё перевёл, сказал, паники не будет. Они и правда, как мыши, сидели. Ну и лет им также примерно с виду и есть.
– Не друзья, не родственники, друг друга не знают, – продолжал рассуждать вслух Бондарев, – вернее знают, но только в период приезда в Россию и на период экскурсии. Ну и тут наверняка уже перезнакомились все. Дай им работу.
– В смысле, – обалдел я, – кем и где?
– Найти людей, которые знают японский язык, у нас в городе, думаю, не проблема, – начал говорить Бондарев, – наверняка на 40 тысяч населения есть несколько человек, который снимут этот языковой барьер и начнут ваших япошек обучать русскому. На бирже же все данные можно поднять, там же каждый человек записывается, кто что умеет, его образование, что он знает, каким опытом обладает и всё такое. Этакое достаточно подробное резюме. Не убудет у вас из-за пары лишних зарплат переводчика.
– Ну, – кивнул я, – нашли, допустим. Дальше-то что? Какую я им работу дам? И нафига они мне нужны?
– Ну, во-первых, это твой имидж, – спокойно ответил мне Бондарев, – имидж твоей «ГДЛ». И скажу тебе, не самый плохой. Первая компания, в которой работает такое количество иностранцев. Мы же не знаем, что будет через месяц, два, год, полтора. Может, это только первые ласточки. И вновь прибывшие иностранцы будут сразу к тебе стучаться в двери. Ты же не знаешь, кто к тебе придёт. Может, там спец по чему-либо будет, и знаниями он будет обладать такими, что кучу денег тебе принесёт. В Руви-то вон есть иностранцы и ничего, работают также кучками.
– Ну, уж спасибо, – ответил я, – не нужны нам тут иностранцы.
– А чего ты их так боишься то? – пожал Бондарев плечами, – они не малолетки какие-то. Наверняка дисциплинированные, вежливые. Японцы в этом плане не арабы непромытые, и срач вокруг себя не разводят.
– Это да, – ответил я, вспомнив, как они мне кланялись, и гид про их дисциплину говорила, – и куда мне их устроить? – И про срач я сразу вспомнил. Египет и Турция, за территорией отелей в которых я был, и Япония с её жителями, которую я видел неоднократно по телевизору. Или те же страны, которые я также видел по телеку, где живут арабы и европейцы. Как говорится, земля и небо. От Арабов бы я точно сразу открестился.
– Во-первых, тебе надо их разделить.
– Как это?
– А вот так. Разбей их на две три группы. А для этого тебе их надо провести по своим производствам.
– Ну, они явно в сервис гайки крутить не пойдут. Да и не смогут они ничего, сто процентов.
– Саша, – вздохнул Бондарев, – у тебя хозяйственный и речной есть. Овощи, фрукты, рыба, в конце концов. Ты же явно из них никого своим замом не сделаешь.
– Нет, конечно. У меня своих пацанов хватает.
– Вот. И сюда их на производства отдельно и по одному никто не возьмёт, потому что они язык не знают. Так и провези их везде и пусть они сами выберут по своим знаниям и умениям. К ним прикрепляешь переводчика и всё, пусть живут, работают, язык изучают. Может, наших чему-нибудь научат, какие-то знания свои принесут. С нашими русскими, я думаю, проблем у них не будет. Все-таки это не дети, а уже взрослые люди. Так и вольются они в ваш дружный коллектив.
– А разбивать их зачем? – спросил я
– Чтобы вам их контролировать было легче. 29 человек в одном месте или 15 – это две большие разницы. Устроятся, привыкнут ко всему, друзей заведут, будут друг к друг в гости ездить. Я думаю, что среди наших людей обязательно найдутся те, кто будет им помогать. Народ у нас такой. В беде не бросят.
– А что? – я задумался, – идея неплохая. Наверное, ты прав. Да и выхода больше я не вижу. Не возьмёт их никто к себе по одному-двое. Я прикидываю, в каком они шоке прибывают. Я бы тоже охренел, если бы провалился куда-нибудь, где одни негры или индусы какие, причём без возможности выхода назад. А «ГДЛ» сейчас развивается активно, люди нужны. Да и жалко их, если честно.
– Ну, а я про что, – улыбнулся Бондарев, – так что давай, бери своих япошек и пусть их везут везде, ну, где посчитаешь нужным. Жильём и пропитанием, я думаю, ты их обеспечишь без проблем.
– Да это вообще не вопрос, – махнул я рукой, переваривая мысли и идеи Бондарева.
– Ну, я поехал, – он снова поднялся с кресла и протянул мне руку.
– Давай, на связи, – мы обменялись рукопожатиями, и Бондарев вышел из кабинета.

Глава 19.

После того, как Бондарев ушёл я задумался, крепко задумался. А ведь он прав, разделить этих япошек, дать им работу и пусть трудятся. Никто же не говорит, что их поставят на самую тяжёлую работу. У нас, вон, есть куча людей, которая в их возрасте работает, и ничего. Может, действительно от них толк будет.
– Слива, – крикнул я.
Дверь тут же открылась, и на пороге появился мой телохранитель.
– Япошки где?
– Завтракают.
– Пригласи мне сюда водителя, гида-женщину, и, – звать или не звать этого Танака Ватари, японца, который по-русски шпарит хорошо? – И среди них есть японец, который по-русски хорошо разговаривает. Его тоже давай сюда, – решился я.
Слива кивнул и исчез за дверью. Я даже толком и подумать-то не спел, как и что им буду говорить, как в дверь постучали и появился Слива. Увидев от меня кивок головой, он пропустил в кабинет эту троицу.
– Добрый день, присаживайтесь, – показал я им на кресла, – разговор есть.
– Здравствуйте, Александр, – поздоровались они со мной по очереди. Мужики пожали руки, а японец ещё и поклонился. Вот же, блин, непривычно-то как, но это у них национальная черта такая.
По-хорошему, мне нужны только гид-переводчик и японец, водителю, думаю, всё равно, что будет дальше. Мне-то точно понятно, что он будет делать дальше у нас, да и он, скорее всего, уже понял, что будет также продолжать работать водителем автобуса. Машина у него есть, маршруты у нас есть, так что кататься ему между оазисами – не перекататься. Ладно, это я ему потом скажу. Пусть уже сидит, если пришёл. А они уже переоделись в нашу повседневную одежду, смотрю. Мария Алексеевна сменила вчерашнее платье на длинную юбку и свободную рубашку, Геннадий и Ватари в лёгких кедах, в которых у нас тут практически все ходят, лёгких же брюках и рубашках. Ну да, мы же всех вновь прибывших переодеваем в другую одежду. Не хочу, конечно, сказать, что у японцев она плохая, но выглядят они в ней, как попугаи. Женщина и японец были чуть напряжены, это я сразу по их взгляду увидел. А вот водитель наоборот, весь аж светился. Интересно, что его так прёт-то? Когда они расселись по креслам, я хотел было начать с ними разговор, но любопытство взяло вверх.
– Ген, скажи честно, – улыбнулся я, – Крот сказал, что ты даже обрадовался, что попал в другой мир. На моей памяти таких людей мало, обычно люди как-то переживают, волнуются, а ты вон аж светишься весь от счастья.
– Ха, – хлопнул он ладонью по столу, – да я наконец-то от своей мегеры-жены избавился. Детей у нас нет, не сложилось как-то, у неё к старости крышняк начал ехать, она мне каждый день кукушку по всяким пустякам выносила, аж домой идти не хотелось. То не так, это не так, пусть теперь там одна веселится, свобода теперь, – он вздёрнул руки вверх, – я безумно рад. Кстати, вам водители автобуса нужны?
– Нужны, – ответил я ему, не прекращая улыбаться, – считай, что ты уже трудоустроен. По оплате, графику и что будешь делать, мы с тобой отдельно обговорим.
Мария Алексеев напряглась, а на лице японца не дрогнул ни один мускул. Сильный мужик, не знаю почему, но он мне нравился. Был в нём какой-то стержень, что-ли, от него так и веяло надёжностью. Я хоть и знаю его совсем ничего, но думаю, что за свою жизнь я научился разбираться в людях. Да, ошибки бывали, но крайне редко, и вот с ним я точно не ошибаюсь.
– Да не волнуйтесь вы так, – обратился я к гиду и японцу, – всё хорошо будет. Я вас и позвал для того, чтобы предложить вам варианты решения возникшей проблемы. Несмотря на то, что вы оказались в другом мире, жизнь продолжается. Вы же видите, что тут тоже живут люди и живут достаточно неплохо.
Затем я ещё раз рассказал им про наш мир, города, тщательно разжевал им про наши оазисы. Думаю, что они всё это уже знают, но информация никогда лишней не бывает. Потом, тщательно подбирая слова и выражения, сказал им про наши планы на них. Вернее, про идею Бондарева, про него я им ничего говорить не стал, говорил, что мы долго думали и предлагаем вам вот такой вариант легализации. Провезём вас по оазисам, и пусть каждый из японцев выберет себе место работы, жильём и всеми доступными благами обеспечим на уровне. Всё будет, как у всех, никаких ущемлений и тому подобного не будет. Также сказал им про переводчиков, что найдём их обязательно. За Марией Алексеевной остаётся права выбора – где захочет, там и останется. Захочет остаться с одной из групп японцев – ради бога, нет – можно что-то подыскать на бирже. Но, конечно, лучше всего, чтобы она осталась с одной из групп японцев. Они хоть её знают немного.
Я намерено так сказал, чтобы у неё не возникло чувство, что я её обязываю быть с ними. Пусть сама решит.
– Я согласна остаться с одной из групп, – вздохнув с облегчением, сказала она.
– Неплохая идея, – кивнул Ватари, – мы сегодня полночи думали, что и как с нами будет дальше. Но все ваши люди говорили, что вы, Александр, обязательно что-нибудь придумаете. Они оказались правы.
– Вы никого из своих не знаете, случайно? – спросил я у них, – у вас в группе люди из каких слоёв общества? Чем они занимались у себя дома? Ведь я думаю, вы прекрасно понимаете, что мы не сможем их посадить в офис? Но и тяжёлой работой их никто грузить не будет.
– Можно, я отвечу? – поднял руку Ватари, – все обычные рабочие, в данный момент кто-то пенсионер, кому-то чуть-чуть до пенсии осталось. Белоручек среди нас нет, это я вам совершенно точно говорю.
– Тем лучше, – обрадовался я, – значит, они себе точно что-то подберут. Тогда давайте так. Я вам сейчас выделю человека, и вас провезут по нашим трём оазисам. Хозяйственный, новый и речной. Всем необходимым вас на первое время обеспечат, а там уже заработаете. Езжайте и спокойно выбирайте себе место жительства и работы. Вам понравится у нас в оазисах. Это тут пустыня, а там зелень.
Троица кивнула.
Так, кого же с ними послать то? Нужен толковый кто-то.
– Слива, – снова крикнул я.
Его башка тут же показалась в открывшейся двери.
– Прокатиться по оазисам не хочешь?
– В смысле?
– Мне нужен человек, который согласится быть в качестве экскурсовода у наших новых друзей по нашим оазисам. Надо поехать с ними на автобусе, – я кивнул в сторону Геннадия, – найти там старшего, чтобы всё показали и рассказали. Трудоустроить людей. Возьмёшься? День только начался, до вечера управитесь. Вечером с Геннадием вернётесь сюда на автобусе.
– Да не вопрос, – легко согласился он.
– Отлично, и отправь кого-нибудь из пацанов на биржу. Пусть там с персоналом поговорят, нам нужно два три человека, которые хорошо знают японский язык. Найти этих людей и пригласить ко мне сюда. Срок до вечера.
– Понял, – снова кивнул он, – ну что, поехали, уважаемые? Проведу вам экскурсию по местным достопримечательностям.
– Александр, можно на пару слов? – неожиданно обратился ко мне Ватари.
– Можно.
Дождавшись, когда остальные выйдут, Ватари начал говорить.
– Не сочтите это за наглость, – смотря прямо на меня, сказал он, – но я не хочу работать со своими соплеменниками. Это не говорит о моём неуважении к ним, просто всё это, как у вас говорят, – он щёлкнул пару раз пальцами, – дом, работа, скучно это. Мне на Курилах этого вот так хватало, – он провёл рукой над своей головой.
– А что же вы хотите? – немного обалдел я.
– Это может показаться безумием, но, – он замолчал на несколько секунд и выдал, – возьмите меня к себе инструктором по рукопашке. Я всю жизнь занимаюсь восточными единоборствами. Военные мне всю жизнь были близки.
Честно, я прямо обалдел от этого его предложения.
– Не спешите отказываться. Я довольно-таки долго преподавал в школе телохранителей, у вас есть личка. Наверняка из ваших бойцов кто-то захочет научиться чего-то новому в рукопашном бое, карате, джиу-джитсу.
– Не проще вам тогда просто тут школу свою открыть? – спросил я, – ни с деньгами, ни с помещением тут проблем нет. Да и мы с удовольствием поможем, чем сможем. Думаю, у вас не будет недостатка с учениками.
– Не то всё это, – сморщился он, – я вернусь к тому, чем занимался на Курильских островах.
– А вы что хотите? – бегать, стрелять, рисковать жизнью, что ли?
– Именно, – серьёзно ответил он мн.е – Мне 44 года, я в прекрасной физической форме, как у вас говорят, скучно мне. Пусть ваши командиры проверят меня. Я хочу стать одним из ваших бойцов, попутно обучая их единоборствам. На командирские должности не претендую.
– Адреналина, значит, хочется?
– Именно, – кивнул он, – там у меня осталась только мама. О ней есть, кому позаботиться, скучать и впадать в депрессию я не буду.
– Ну что же, – ответил я, – я познакомлю вас с нашим командиром всех наших бойцов. Зовут его Туман. Он у нас отвечает за всех. Поговорите с ним, покажете, что вы можете, если вы действительно так хорош, как говорите, думаю, для вас найдётся место в нашем небольшом войске. Но учтите, если Туман и примет решение вас взять, то после довольно-таки жёсткой проверки на физическую выносливость, да и подраться придётся наверняка, и бойцы против вас будут явно не слабаки. Не все проходят это и выдерживают.
– Я готов. Мне тогда что, сейчас со всеми ехать или тут остаться? Ждать Тумана.
Вот же, блин, задачка-то. Если его тут оставлю, остальные япошки без переводчика останутся. Разделяться они сейчас на две группы и чего? В одной Мария Алексеевна, а вторую кто переводить будет? Я же вижу, как ему не хочется ехать, скучно ему. Да это и понятно, если человек боец по жизни, то те вещи, которые я только что им предложил, явно не для него.
– Переводчик же нужен, – сказал он мои мысли.
– Да, нужен, – подтвердил я, – но ехать вы не хотите?
– Не хочу. Но выбора нет, я поеду, надеюсь, вы найдёте переводчика в этом городе, и он сменит меня.
Только он поднялся с кресла и протянул мне руку, как в дверь постучались, и на пороге появился Слива с каким-то парнем.
– Саша, тут это, – начал он, – я переводчика нашёл.
– Так быстро? – удивился я и посмотрел на этого парнишку. Наш работник-то, комбез на нём наш. Лет 25 ему, или 27.
– Добрый день, – поздоровался этот молодой человек, заходя со Сливой в кабинет. – Меня Олег зовут, я в Японии жил полтора года. У меня туда отец по контракту уехал работать, меня с собой взял, вот я и выучил язык. Слива сказал, вам переводчик нужен. Это для вчерашних японцев?
Я тут же увидел, как Ватари обрадовался.
– Ватари, оцените его язык, – попросил я его.
Тот тут же сообразил и задал ему вопрос на японском. Олег, ни капельки не смутившись, тут же ему что-то ответил.
– В произношении есть лёгкий акцент, – через несколько минут общения сказал Ватари, – но в целом очень хорошо. Писать-читать тоже умеете?
– Чуть похуже, – честно ответил Олег, – подзабыл кое-что. Но попрактиваться, и всё вспомню. Надолго я вам нужен-то? А то у меня там работа стоит.
Мы с Ватари посмотрели друг на друга, улыбнулись, я ещё так головой своей наверх дёрнул, типа как? Он кивнул, типа пойдёт.
За следующие пять минут я разжевал Олегу, что от него нужно. Пришлось пообещать поднять ему чуток зарплату. Но для этого ему надо будет переехать и остаться в качестве переводчика с одной из групп японцев. Говорить придётся много, ну и попутно обучать их русскому. Тот согласился мгновенно. Так это вообще замечательно. Я дал ему два часа времени, чтобы он поехал домой и собрал необходимые ему на первое время вещи, как раз, пока всем японцам вещи соберут на первое время в небольшие сумки, да расскажут, что и как. Сегодня он будет ночевать в другом месте. Потом ему всё, что надо, привезут, из его квартиры. Машина у него есть, это тоже хорошо. Снова мы остались с Ватари вдвоём. Он тут же спохватился и сказал, что пойдёт всем своим землякам и скажет про дальнейшие планы, а потом вернётся сюда ко мне.
Ну а мне что? Мне осталось поговорить с Туманом.
– Валер, приём, – взялся я за рацию.
Туман пришёл ко мне через пару минут, выслушал про японца и совершенно спокойно согласился взять его к себе, но перед этим проверить как следует, по-русски. Полоса препятствий, на хорошую стрельбу японца он сильно не рассчитывал, а вот спарринги ему с несколькими бойцами обещал устроить. Вот и узнаем, на что способен Ватари, станет он одним из нас или нет. Пришёл Ватари, я познакомил их с Туманом. Не отвлекая меня, они быстро вышли из кабинета, Туман мне обещал потом сказать результат.
Так, что у меня дальше? Да в принципе ничего, можно ехать в новый оазис, надо только зайти в сервис, сказать Ваньке про машины для полицейских. Да и Киженьцев свистнуть, они по идее в гостинице должны быть. Время у нас почти полдень. Сейчас пока туда-сюда, и можно выезжать, если через час полтора выедем, через час с небольшим будем в новом.

Глава 20.

Выйдя на улицу, понял, как тут печёт после прохлады кабинета. Градусов 35 точно есть, и это ещё не предел.
– Няма, Кирпич, – обратился я к ним, – прыгайте в пузатики и дуйте к Армену в гостиницу. Берите Киженьцев, едем в новый оазис, завтра на разведку по реке поплывём.
Оба кивнули и направились к стоящим тачкам.
– Клёп, Свету мою не видел?
– Да она с Булатом где-то за ангарами гуляет. Найти?
– Не надо, пошли, прогуляемся.
Едва обогнув ангары, увидели Свету с Булатом. Волх играл с покрышкой, а Света стояла в тенёчке с Наташей, девушкой Сливы.
– Привет, девчонки.
– Привет.
– В новый оазис не хотите прокатиться? – спросил я. – Киженьцам покажем наше озеро, да и сами чуток отдохнём. Завтра мы, правда, по реке на разведку поплывём. Но я думаю, вы там найдёте, чем себе занять.
– Опять они уедут куда-то, – вздохнула, было обрадовавшись, Наташа, – всё им не сидится на месте.
– Мужчины, что с них взять, – сказала Света – добыча, пещера, женщина.
И девчонки звонко расхохотались. Булат подбежал ко мне, виляя хвостом, с покрышкой в зубах. Ну и здоровый же он стал. Кажется, 13 или 14 радиус колёсика-то, а покрышка такая пожёванная уже вся, видимо, он с ней не первый раз забавляется.
– Что? Кинуть тебе её? – спросил я у него. Покрышка тут же упала около моих ног.
Схватив её, я, как заправский олимпиец, размахнулся, крутанулся вокруг своей оси и запулил её, ну, метров на несколько. Булат тут же сорвался за ней.
– Ладно, – подала голос Света, – вы тут забавляйтесь, мы пошли вещи собирать.
– Давайте, не долго только, – напутствовал я их, – Наташ, твой Слива только вечером приедет. Я его с Японцами послал в пару мест.
Она кивнула и пошла также собирать вещи.
Им и сюда-то возвращаться не надо будет. Я имею в виду Сливу с водителем. Они сейчас наверняка сначала в хозяйственный поедут, потом речной, а потом новый, там мы их и встретим.
Теперь мне надо ребятам сказать про полицейские машины. Где у нас тут эти двое из ларца? Ванька со Славкой. Наверняка в ангарах где-то трутся. Только я о них подумал, как они меня сами нашли с горящими глазами. Я так понял, что они личку мою сначала теребили, спрашивая, где я, я видел, как Клёпа общался кем-то по рации. И вот они подходят к нам.
Поздоровались.
– Вы чего такие возбуждённые-то оба? – спросил я, увидев их. Оба и правда были, как на пружинах.
– Ха, – хихикнул Ванька – ты видел, какие тачки Туман притащил сюда за два дня?
– И сколько? – спросил Славка.
– Нет.
– Пошли, покажем, – махнул Славка и повёл нас за дальний ангар.
Пока мы шли, я в какой раз благодарил дядю Пашу, что тогда настоял на покупке всей этой земли, а не необходимый нам участок в тот момент, вернее, кусочек. Ведь тогда мы покупали землю на краю города, и дальше нашего автосалона ничего не было. Сейчас там жилые постройки, и если бы мы не купили этот огромный кусок земли тогда, то сейчас нам расширяться было бы некуда. Пришлось бы договариваться с новыми владельцами о выкупе их зданий, их сносу и постройке так необходимых нам ангаров для расширения сервиса и стоянки для битых автомобилей, которые ребята таскают из облака.
Зато сейчас красота, земли валом. За эти 5 месяцев всю нашу территорию огородили забором, поставили охрану, подвели все коммуникации, сделали красивые дорожки, установили освещение, понастроили еще ангаров и кучу навесов для машин. Некоторые навесы были с боковыми стенками, туда ребята ставили машины, которые были совсем без стёкол и каких-либо кузовных деталей, будь то двери, например, или капот. Пыль и песок такая штука, что проникает везде, а так хоть меньше наметало. Правда, под этими навесами такая жарища, что сдохнуть можно, а ребята оттуда ещё тачки вытаскивают. Ну, ничего, зато в некоторых ангарах у нас уже кондеи стоят, не во всех, и не на все рабочие места дуют. Но благодаря появлению Киженцев мы это исправим. Апрель уже получил задание найти и купить большие промышленные кондиционеры, чтобы их установить, и они охлаждали весь ангар, а не частично, как сейчас. Если на улице выше 35, то там будет 23-25, самое оно. Работать будет очень комфортно, да и холодильники с водой обязательно поставим. Людей надо беречь, сейчас, конечно, все понимают, что выбора просто нет, а там грех будет этим не воспользоваться.
Обошли самый дальний ангар, за ним у нас как раз начиналась стоянка с битыми, только что привезёнными машинами из облака.
– Охренеть, сколько тачек, – вырвалось у меня, когда я увидел количество стоящих там автомобилей. В данный момент это, конечно, больше напоминало свалку, но я знал, что каждая из этих машин будет восстановлена и вскоре обретёт вторую жизнь.
– Туман, кажется, сам себя переплюнул, – радостно сказал Славка, – это ты ему сказал тачек натаскать?
– Ага, у нас же сейчас новые направления появились, грузовики всем будут нужны. Вот я и дал команду.
– Ну, вот они и натаскали, – подключился Ванька, – за два дня он со своими пацанами натаскал сюда почти двести автомобилей.
– Да ладно, – не поверил Колючий.
– Что – да ладно? – удивился Ваня, – у него 4 платформы и 3 автовоза. По 6 машин на каждый прицеп встанет, вот и считай, по две-три ходки они делали за эти дни. Парапланеристы постоянно в воздухе висели. 200 машин перед вами, – он так ещё рукой провёл перед собой.
– И сколько вы их будете переваривать? – спросил я.
– Сейчас людей наберём – месяц, не больше. Если не меньше, – спокойно ответил Славка, – мы же теперь круглосуточно работаем. С Кириллом разговаривали, про потребности ты нам говорил, Киженьцы ещё появились. Думаю, что готовить для продажи машин 150-170 ежемесячно сможем.
– Отлично, – обрадовался я, – а тачки из облака-разборки? Там же вроде тоже машин валом.
– Там немного всё специфичней, – ответил Игорь, – Кирилл провёл небольшой опрос на предмет того, какие машины местные жители готовы покупать.
– И?
– Мерседесы, БМВ, чуть Ауди и спортивные. Остальные все не очень интересуют. То есть старенькие Форды, Опеля, Фольксвагены, Мазды и так далее – не нужны. Как говорится, только классика и спорт. Вот и старается сейчас Страйк наш только такие оттуда таскать.
– А я вроде Сааб видел и Вольво тогда с тобой, – кивнул я на Игоря.
– Это притащили, что под руку подвернулось. Сейчас выборочно будут. Восстанавливать их, кстати, тоже сложнее, железо другое на них. Но из тех, что делаем, получается конфетка.
– И цена у них соответствующая, – добавил я.
– Саабы, кстати классные тачки, – сказал Ванька, – Шведы всегда умели их делать. Жалко, марка эта не особо в России пошла. Машина достаточно надёжная и ехать может, очень хорошо, причём. Вольво эти, Т5 которые, тоже, будь здоров, валят. Саабов, наверное, натаскаем ещё, на них всегда ценители найдутся.
– Да ради бога, – улыбнулся я – вам чинить. Вы мне что-то показать хотели? Судя по тому, какие вы были взъерошенные оба, когда нас нашли, точно что-то не так.
– Ах да, – спохватился Славка, – тачки есть две. Пошли, покажем. Себе не хочешь какую-нибудь? Ты же наверняка захочешь по асфальтированной дороге как следует газку поддать и далеко за 200 проехать. Я же тебя знаю. Кадиллак так не поедет, Эво не для этого, восьмёрка твоя для души. Значит, нужна какая-то спортивная тачка, типа Вайпера, который Корж купил.
– Что за тачки-то? – спросил я, пока мы пробирались сквозь стоящие автомобили.
– Да сейчас уже, – отмахнулся Ванька, – почти пришли.
– Во, смотри, – сдёргивая покрывало с двух машин, сказали Славка и Ваня.
– Хренасе, – выдохнул Клёпа, увидев автомобили.
Да и я, если честно, чуток прибалдел. Нашему взору предстали два автомобиля, два, не побоюсь этого слова, эталона шикарнейших и быстрых машин одновременно. Первая – это чёрный с серебристым капотом Роллс-Ройс фантом купе, вторая – чёрный же Бентли купе Континенталь.
– Охренеть, какие аппараты, – воскликнул я, обходя их. Да и Клёпа с Колючим тоже всё цокали языками, ходя вокруг машин и заглядывая в салон.
– О, тут ещё дверь, как на горбатом запорожце открывается, – крикнул Колючий, открывая дверь у Ролса.
– Это стиль такой у них, – ответил довольный до ушей Славка, – двери наоборот. Жалко, зонтика в двери нет, тиснул уже кто-то.
– Моторы-то какие? – спросил я.
– На Роллсе только один мотор с завода идёт, – ответил Ваня, 6.7, 453 лошади. Бентли эта полноприводная, 4 литра, 507 лошадок.
– Да уж, – качал я головой, то обходя машины, то заглядывая поочерёдно в их салон. Бентли была бита в задницу, бампера нет, фонаря нет. Допустим с бампером они разберутся, слепят новый, а вот с фонарём как? Хотя остатки его есть, стекло соберут потихоньку. Роллсу чуток больше досталось, не сильный удар в левый бок, стойка ушла, но крыша, вроде, волнами не пошла, вытянут тоже.
– Ну что, Саня? – нетерпеливо спросил Ваня, – какую тачку себе возьмёшь?
– Никакую. Не хочу я такую машину.
– Как это? – обалдели стоящие ребята.
– Мне, конечно, эти машины очень нравятся, но не моё это. Да, они шикарные, да, они внушают уважение на дороге. Но не лежит у меня ни к одной, ни ко второй.
– Ну, тогда я Роллса себе забираю, – тут же нашёлся Ванька.
– А я Бентли себе, – тут же добавил Славка. – Ирка с ума сойдёт от такой тачки. Вольво продам свою.
– Вот, правильно, – ответил я, – вам такие тачки – самое оно будут. Шикарные автомобили. А я себе что-нибудь ещё подожду. Я, честно говоря, ещё сам не знаю, что хочу. Дорогу всё равно через два-три месяца построят, наверняка что-то еще появится этакое.
– У тебя, похоже, из головы тот Вайпер не выходит, – засмеялся Славка, – зато сейчас на нём Корж довольный ездит.
– Вайпер – суперавтомобиль, – ответил я, – там двигатель, коробка и колёса, электроники практически нет, а эти две, – я показал на купешки, – нашпигованы, мама не горюй. И могу вам сказать, что если устраивать гонки, ваши эти две машины сразу Вайперу проиграют и с места, и с хода.
– Зато не как на табуретке едешь, – парировал Иван.
– Ну, каждому своё, дружище, – пожал я плечами, рассматривая салон Роллса, – забирайте себе, чините и катайтесь на здоровье.
– А я бы взял такую, – буркнул Клёпа, показывая на Бентли.
– Зарабатывай и покупай, – спокойно ответил ему я, – в этом мире можно любую тачку купить вне зависимости от твоего положения в обществе. У нас же и торги для этого специальные есть. Притащат из облака такую ещё, и торгуйся за неё на торгах.
А машины действительно хороши, очень, я бы сказал. Сейчас их восстановят, покрасят, вообще красавицы будут. Салоны такие все, я даже не знаю, как их назвать-то. Пример качества, наверное. Шовчик к шовчику, панельки все, кнопки, у меня в Кадиллаке, конечно, тоже всё прекрасно, но тут полностью ручная сборка, особенно на Роллсе. Отличные автомобили.
– Задание вам есть, парни, – сказал я директорам, когда мы, насмотревшись на купе и накрыв их снова покрывалом, топали назад, – полицейские наши машин себе заказали. 14 штук надо.
Затем я передал ребятам всю информацию про машины. Про ГАИ пока не стал говорить, вот когда сделают они его, тогда и поговорим, сейчас рано ещё. У них ещё даже отдел не сформирован.
– Седаны им, говоришь, быстрые и одинаковые нужны? – задумчиво произнёс Ванька.
– БМВ будет проще найти, Вань, – сказал ему Славка, – 540 или 545, наверное.
– Да, три есть, кажется. 333 лошади, самое оно.
– Четыре, точно надо у Егора спросить, он опись машин делал. И говорил, что у нас их несколько одинаковых.
Я шёл и молчал, не вмешиваясь в их разговор.
– Будут им мощные седаны, – уверенно сказал Иван, – про микроавтобусы и джипы можешь вообще не волноваться. Пару недель и будут тачки.
– Ну и отлично.
– Я тогда своим скажу, чтобы мигалки начинали делать, – сказал Славка, – будет им и крякалки, и сирены, и стробоскопы. Всё, как на настоящих машинах. Может, им спереди отбойник сделать, как на Американцах? Ну, как на Американских полицейских машинах? Мало ли, таранить кого будут, морду жалко.
– Делайте, – кивнул я.
– А зачем им такие мощные машины-то? – неожиданно спохватился Игорь, – на трассе собираются правила ввести?
– Так и до ГАИ дело дойдёт, – засмеялся Славка.
Я вздохнул, пришлось им рассказать про планы на ГАИ. Рассказал всё, что мне рассказал Бондарев, также с примерами, с гонщиками, про будущих гаишников, что и как будет.
– А что, в целом правильная и толковая идея, – поддержал Игорь, – а то гоняют, безумные, и ничего не боятся. И права пусть делают, и машины оформляют.
А я думал, что ребята сейчас против будут. Нет, вон, все за и говорят всё правильно. Особенно их удивил детектор лжи. Хотя все согласились, что вещь нужная и необходимая. Теперь нам всем только осталось дождаться, когда на дорогах города появятся эти суперчестные гаишники.

Глава 21.

Через пару часов все наконец собрались, и мы довольно-таки большой колонной тронулись в сторону нового оазиса. Иван, Мэр Киженя, взял с собой несколько своих человек. Остальные, как он и говорил, были заняты на работах. Пришлось мне по его просьбе садиться к нему в Тойоту, а Светка моя с Булатом сзади на её Иксе ехали. Ну и остальные пацаны наши сзади на тачках. Плюс пару грузовиков с нами. Те машины, на которых Киженьцы приехали сюда, всё ещё находились у нас в ремонте. Потом потихоньку заберут они их отсюда. Иван взял с собой Топу и Марка. Все остальные остались у нас Таусе.
До нового добрались за час. Грузовики не могут быстро ехать, да и пылищи от нас всех уж очень много было. Ну а потом была обзорнейшая экскурсия. Сначала Киженьцев, конечно, впечатлил Каньон, потом заправка-блокпост через него. Потом пещера, там они вообще охренели, в речной мы решили ехать завтра, как раз перед отплытием им всё покажем. Время уже вечер, надо поесть, да на озеро съездить. Показали им и качалки, где Блюр добывают, и наш разросшийся и продолжающийся строиться посёлок. Мужики были под сильным впечатлением. Это вы ещё озеро не видели, и тот эффект, который оно даёт. Хотели их на карьер свозить и прокатить там с ветерком, да время уже, не успеем, да и устали все. Риф тут же примчался, засыпал вопросами. Типа, завтра едем? Или опять всё переносится на неопределённый срок? Пришлось сказать, что едем, вернее, плывём, остальное Киженьцам уже без нас покажут. Надо плыть, пока ещё какие дела не навалились. Посмотрели посёлок, оба Васи организовали нам с собой выпить-закусить, и мы поехали на озеро. Как раз у нас ещё пару часов до темноты, успеем и мяса пожарить, кто хочет – выпить. Я не собирался, так как завтра у нас предстоит поездка. А бегать опять, как тогда в Кижене, и приходить в себя я не хочу.
Когда мы были на озере, приехал Туман и следом за ним Слива на автобусе. Водителя разместили в пещере, а Сливу привезли к нам пацаны. У нас как раз только первая партия мяса пожарилась.
– Ну, как там японцы наши? – спросил я у Сливы. Хотел спросить у Тумана про Ватари, но Туман, быстренько скинув с себя одежду, полез в озеро купаться.
– С япошками всё отлично, – присаживаясь с нами за стол, ответил тот.
– Это про которых ты мне рассказывал? – спросил Иван, – пока мы сюда ехали?
– Ага, – кивнул я.
Со слов Сливы получилось следующее. Японцам собрали необходимые вещи на первое время, потом погрузили в автобус и взяли курс на хозяйственный. У нас в сервисе они им ничего объяснять не стали, некогда было, да и с вещами прокопались. Япошки не роптали, не бубнили, им просто сказали, что надо взять кое-какие вещи и потом всё объяснят. Конечно, они струхнули чутка, но в автобусе им Слива через переводчиков уже всё разжевал. Рассказал им, куда и зачем они едут, ещё раз про наш мир, наши оазисы, и что мы им предлагаем. В общем, пока ехали, некоторые захотели остаться в хозяйственном. Уж не знаю, чего им там Слива наговорил, но факт остаётся фактом, не верить ему у меня повода нет. А когда приехали туда и объяснили всё Семеновне, она развила кипучую деятельность и включила по максимуму русское гостеприимство. Короче, там захотело остаться 19 человек, включая Олега-переводчика. Кто-то на фермы, кто-то на фрукты, Семёновна сказала, что они будут всем обеспечены и на тяжёлые работы она их ставить не будет.
Попрощавшись, поехали сразу в речной. Ну а там рыба и люди Рифа, наш будущий заводик. Короче, остальные 9 человек теперь будут жить там, и Мария Алексеевна-переводчик тоже. Она говорит, что всю жизнь мечтала на реке жить. Из этих 9 человек трое, как оказалось, работали раньше на таком заводе и очень хорошо знают структуру, и как, и что нужно делать. Так что нашему директору там, они как раз кстати будут. Ловля и разделка рыбы в промышленных масштабах – это вам не хухры-мухры. Так что наши иностранцы теперь трудоустроены.
– Короче, довольны они все, – закончил свой рассказал Слива, – улыбаются, с нашими разговаривают, переводчик этот только переводить успевает.
– Прекрасно, – сказал я, – хоть за них я теперь спокоен.
– Ух, водичка хороша, – появился Туман.
– Как там самурай-то? – с интересом спросил я.
– Ватари-то? – беря кусок жаренного мяса, спросил Туман, – то, что надо. Мы когда от тебя вышли, сразу на нашу тренировочную базу поехали. Я его на полосу препятствий загнал. С первого раза прошёл её, дай бог каждому. Физическая подготовка у него, конечно, великолепная. По стрельбе, как я и предполагал, на два, но он больше боец, чем стрелок. Это подтянем, если захочет.
– А по рукопашке?
– По рукопашке? – загадочно улыбнулся Туман и посмотрел на нас. А мы сидели и смотрели на него, с нетерпением ожидая ответа. – Сделал он всех, кого я против него выставлял, 6 человек положил.
– Фигасе, – выдохнули мы разом.
– Да, махаться он умеет. Я, конечно, видел бойцов, но он хорош, очень хорош. И голыми руками, и на мечах, и на палках. Многое умеет и многое знает.
– Я бы с ним побился, – улыбнулся Иван, – у нас тоже подготовка хорошая.
– Он хорош, Вань, очень хорош. Я видел, как вы дерётесь, и точно тебе скажу, он на голову выше многих наших ребят, а то и на две, шустрый – пипец. По нему никто сегодня на спарринге попасть не мог. Вот что, значит, всю жизнь единоборствами занимается. Так что будет у нас теперь свой инструктор.
Так за разговорами незаметно стемнело. А когда Киженьцы увидели эффект Аватара, как тут его у нас все звали, они зависли, и зависли надолго. Все никак поверить не могли, что такое вообще возможно. Потом мы чуток выпили, покушали ещё. Погода была просто замечательная, расходиться не хотелось. Диких зверей тут давно уже всех выбили, так что нам ничего не угрожало.
– Красиво у вас тут, – сказал мне Иван, – слушай, Саш. Я знаю, вы собираетесь завтра на разведку вниз по реке плыть.
– Ну да, собираемся, – подтвердил я.
– Возьми меня с Марком и Топой в качестве бойцов. Веня, как ты видишь, с Владимиром в Таусе у вас остался.
Я удивлённо посмотрел на него.
– Хочется драйва и адреналина, – улыбнулся Иван, – мы сидим там у себя в городе, у нас всё ровно и спокойно, а у вас тут дела такие происходят. С оружием обращаться умеем, в деле вы нас видели. На командирские должности не претендуем, будем рядовыми бойцами.
– Так это тебе к Туману надо, – ответил я, – он у нас всегда командир в таких больших экспедициях.
– Он не против, – улыбнулся Иван, – я с ним разговаривал уже.
– Так от меня ты тогда что хочешь? – обалдел я, – дали добро, значит, вам осталось подобрать себе амуницию и оружие.
– Тоже всё уже готово.
– Везде они успели, – покачал я головой, – ну, значит, поплыли, посмотрим, что там дальше. Может, ещё какой город найдём, или еще чего интересное. Тольк,о я думаю, вы понимаете, что мы плывём хрен знает, куда, и что нас там ждёт – тоже никто не знает.
– Понимаем мы всё, – весело сказал Топа, – тем интересней.
– Да не вопрос, – улыбнулся я, – надо ещё у Рифа узнать, какое количество людей на катерах разместиться может. Но для вас троих, думаю, место найдём.
– Так, мужики, хватит отдыхать, – сказал Туман, вставая с песка. – Завтра нас Риф у себя в речном в 10 ждёт. Поехали спать уже, время полночь.
Быстро собрались, погрузили все наши вещи, которые мы брали с собой на пикник, в машины и поехали в пещеры Митяя. Ночевать решили там. Наш со Светой дом ещё не до конца был построен, да и, честно говоря, нам обоим нравилось ночевать в пещере. Было там что-то сказочное такое. Всё-таки Рыжий со своими ребятами там классно всё придумали и сделали. Знаю точно, они уже договорились с Киженьцами на предмет покупки нескольких рыцарских доспехов. Мечи, щиты, шлемы и маски – всё это будет развешано по самой пещере, вообще красота будет.

Глава 22.

В 8.30 меня разбудил будильник.
– Доброе утро, – прижалась ко мне Света, а Булат тут же положил свою огромную башку на кровать, проснувшись вместе с будильником.
– Привет.
– Я первая умываться. Быстренько приведу себя в порядок и пойду тебе завтрак приготовлю.
Через 40 минут я уже входил в столовую в самой пещере, там очень вкусно пахло свежей выпечкой и кофе. Около плит суетились наши девчонки.
– Все готовы? – рявкнул Туман, войдя в столовку. Я, если честно, только успел пару булок съесть и кофе их запить.
– Началось, – сморщился Слива.
– А ты как хотел, – отпивая из чашки кофе, сказал Няма, – сам же знаешь, если у нас выезд или операция, начинается военное время. Тумана лучше не трогать.
– Береги себя, – напутствовала меня Света, когда мы спустились вниз к стоянке автомобилей.
– И ты тоже, – обнимая Сливу, сказала ему его Наташа.
– Поехали уже, парни, – крикнул, выглядывая из салона Тойоты Ивана, Миха, наш снайпер.
– Давайте, девочки, заканчивайте уже эти сопли, – весело и с огоньком крикнул Туман, сидя за рулём своего Гелика.
– Вы на сколько хоть уезжаете-то? – спросила меня Света.
– Уплываем, – поправил я её, – не знаю, на неделю точно. Хотим ниже по реке сплавать, посмотреть, что там к чему. Разведаем и назад.
– Удачи, мальчики, – пожелали нам провожающие нас девчонки.
И вот мы выехали со стоянки от пещеры Митяя. Это название крепко к ней прилипло, да и никто не пытался это оспорить.
Через двадцать минут мы уже въезжали на территорию речного. Развилка, на развилке повернули направо, за Геликом Тумана. Через несколько сот метров упёрлись в ворота, которые тут же перед нами раскрыли. Ого, а Риф тут с дядей Пашей много чего понастроили. Давненько я тут не был. Здания, постройки, аккуратные тропинки и подъездные дорожки. Стоят столбы освещения, забор из сетки рабицы, и катера, много, лодки, водные мотоциклы. На воде 5 штук катеров разных размеров, включая и Ракету на подводных крыльях, пара больших барж, и ещё два катера на суше виднеются, около них несколько мужчин, которые занимаются ремонтом днища. Несколько небольших моторных лодок, к берегу как раз причалила одна из таких. Прямо маленький порт такой своеобразный. Конечно, до порта далеко, это я так, утрирую. Но берег реки был достаточно оживлённый.
По прибытии сюда сразу становилось понятно, что это вотчина военных. Вышки, прожекторы, пулемёты. Картину только немного портили стоявшие на отдельной стоянке шикарные иномарки. Мы-то когда на лодках и водных мотоциклах катались, Риф нас совсем в другое место привозил. Там как раз всё гражданское, а тут военное. В этом месте я был пару раз, но, конечно, не предполагал, что Риф тут так развернётся. Хотя всё правильно, если мы планируем обживать эти острова и постоянно плавать по реке, то какая-то база тут нужна обязательно. Вот и сделал он отдельно для военных, отдельно для гражданских.
– Неплохо у вас тут, – медленно катясь по территории и оглядываясь вокруг, произнёс Иван, – прям военная база.
– Это Риф у нас тут всё сделал, – с гордостью сказал я, – я и не лез сюда. Он у нас бывший военный моряк, вот и добрался до всего этого. Катера все эти, – я кивнул на стоявшие у причалов различные катера, – он со своими ребятами из облака доставал, а потом они их тут ремонтировали. Мы только в самом начале ему помогали, потом они сами.
Не успели припарковаться и вылезти из машин, как Туман, не давая нам опомниться, погнал нас всех в сторону жилых зданий. Там, я знаю, между ними небольшой плац был. Риф там даже флагшток установил. Похватав из машин свои вещи и оружие, быстро направились за непрерывно подгоняющим нас Туманом. Пройдя мимо нескольких зданий, вышли с другой стороны на берег. И вот тут-то я охренел. Около берега, пришвартованные к берегу, стояли два катера, всем своим видом они говорили о том, что это явно не гражданские суда, которые мы только что видели. Те были выкрашены в белый цвет, а эти были выкрашены в какой-то серый цвет, даже не в серый, а в серо-синий какой-то, практически под цвет местной воды. Первый, ближайший к нам, был совсем малыш на фоне второго. Ближайший был всего-то метров десять в длину, зато второй около ста метров, точно. Я, конечно, далёк от всей этой техники, очень далёк, но, кажется, у него была носовая откидывающаяся турель, чтобы по ней могла техника на берег выезжать. Это как же они его из облака-то упёрли? Подойдя ближе, рассмотрели их получше. На носу маленького была сварена небольшая кабинка по типу той, что были у нас на платформах, и из неё торчал ствол пулемёта. А вот на втором таких кабинок было две, на носу, я имею ввиду. И почему-то мне кажется, что там не только пулемёты установлены, но кое-что что и покрупнее, гранатомёты точно есть. И кабинки побольше, катер-то сам по себе большой такой, места больше. Еще две кабинки виднелись на самой постройке, которая была ближе к корме. Маленькие окошки, сверху щитки, которые при необходимости могут эти окошки прикрыть. Кстати говоря, площадка на носу была по размерам с небольшую волейбольную.
– Фигасе, техника, – воскликнул Слива, – я таких и не видел никогда.
Не останавливаясь, по сходням быстро поднялись на этот большой катер. Там нас уже встречал Риф. В нос тут же шибанул запах ещё не до конца высохшей краски, к нему добавился запах масла и чего-то ещё.
– Привет, мужики, – радостно поприветствовал он нас.
– Привет.
– Ну, ты тут и развернулся, – с уважением произнёс я, остановившись и рассматривая катер, и берег с него.
– Стараемся, – улыбнулся он, – ты же сам говорил, чтобы мы делали всё по-взрослому, вот и сделали.
– Охренеть, конечно, база, – произнёс Няма, рассматривая берег.
– Да и катера – вещь, – поддержал его Колючий.
– Так, давайте, мужики, размещайтесь, – спохватился Риф, – вас сейчас проводят, а потом в кают компании соберёмся и поговорим.
Я никогда не был на таких катерах. Мы топали по коридорам за нашим сопровождающим, а я с интересом пялился по сторонам. Двери, лестницы, засовы, какие-то трубы, провода, катер весь железный. Было слышно, как в недрах этого катера работают механизмы, по корпусу шла небольшая вибрация. Провел нас матрос в небольшую каюту, двухярусные кровати, рядом ещё несколько кают, там оставшиеся ребята разместились. Наша каюта метров 8 площадью, пара тумбочек, два больших железных шкафа. На двери висело зеркало, вот и все удобства.
– Дальше по коридору общий душ, туалет, – показал он нам рукой, – небольшая столовка на верхней палубе, техника, оружие, боеприпасы, продукты и вода – всё в носовой части.
– Крутяк, – воскликнул Слива, запихивая свою сумку под кровать.
Честно, мне тоже очень нравится.
– Оставляйте вещи, пойдёмте к капитану, – снова сказал матрос.
Снова несколько лестниц и коридоров. Тут два или три яруса на катере. Он хоть и небольшой, но коридоров тут хватает. Поднялись на самый верх, в эту надстройку. Вошли в большую каюту. Метров 30 есть, если не больше. Там уже были Риф и Туман, они стояли над столом и рассматривали какую-то лежащую на столе карту.
– Обалденный катер, Риф, – выпалил я, когда мы едва переступили порог, – как вы его вытащить-то умудрились из облака?
– Понравился? – улыбнулся он.
– Ага, – ответили мы хором.
– Добрый день, – услышали мы знакомый голос, и на пороге появился наш друг.
– Полукед, – радостно воскликнули мы все.
– Ох, а вырядился-то, – заржал Клёпа.
Полукед стоял перед нами в таких же штанах, которые мы видели на сопровождающем нас матросе, тельняшке, полуботинках, довольный до ушей. Он прям весь светился от счастья. Я, честно говоря, с этими делами совсем забыл про него. А он вот где, на катере уже.
– Ты с нами плывёшь? – спросил у него Слива, пожимая ему руку.
– Конечно, – ответил за него Риф, – с его-то чуйкой было грех оставить его на берегу.
Мы были рады его видеть, все пожали ему руку, подкололи его, что он теперь юнга. Полукеду было очень приятно такое внимание, он, как мог, отвечал на наши вопросы и шутки. Но шутки какие-то добрые все были, любили его у нас все. Слива, вон, вообще ему жизнью обязан, да и хороший парень он. Он уже доказал, что в момент опасности не испугается и не убежит, а будет биться. Девчонок он тогда наших спас на камнях, когда они на мотоциклах за помощью поехали. Короче, наш чувак.

Глава 23.

– Так расскажи, как вы этот катер-то вытащили? – повторно задал я свой вопрос Рифу.
Несмотря на то, что нас было достаточно много, в этой кают-компании мы разместились все без проблем. Я, моя личка, трое Киженьцев, Полукед, Риф, Туман, Митяй, несколько матросов.
– Сейчас, пацаны, всё расскажу. Распределить только народ надо, – он взялся за рацию, – майор, у тебя место на катере есть для двоих?
– Есть, – зашипела рация.
– Сейчас тогда к тебе пришлю двоих и отплываем. Ты и ты, – Риф показал на Топу и ещё одного матроса, – быстро взяли свои вещи с оружием и на катер. Старший там майор.
Оба тут же кивнули и вышли из кают компании.
– Итак, катер, – улыбнулся Риф и присел на стоявший внутри небольшой диван.
Внутри этой кают-компании был сделан достаточно хороший ремонт: пол, стены и потолок были оббиты мягким материалом, мебель вся новая, скорее всего, её на заказ делали, несколько шкафов, достаточно большой оружейный шкаф, пару диванов, кресел штук пять. В общем, тут постарались сделать атмосферу уюта.
– Давайте, я вам с маленького начну, или про этот сразу рассказывать? – спросил Риф.
– Давай с маленького, – ответил я. Думаю, не одному мне было интересно узнать про них поподробнее.
Риф кивнул и начал говорить:
– Тот катер, куда отправились двое бойцов, это маленький гидрографический катер, название у него – Дрофа. Вытащили мы его на берег достаточно давно. Поменяли движок, сам он весь пластиковый, он у нас в качестве быстроходного разведчика будет. Поменяли проводку, где надо – залатали дырки, покрасили. Краску старались подобрать в цвет реки.
– Неплохо, кстати, получилось, – сказал я.
– Ещё бы. Сейчас он может почти 20 узлов выдавать и управляется хорошо. Там 6 человек экипажа. Мишка, наш снайпер, с парочкой своих ребят, ну и эти двое, которых я сейчас туда отправил. Итого 11 человек, в тесноте, да не в обиде. По крайней мере, под крышей все, поставили пару пулемётов в кабинки. Длиной он всего 9 метров, ширина почти 3. Этакий крохотуля, но повторюсь, очень шустрый, поэтому мы его и решили на нём плыть. Если будет засада какая, он всегда сможет за счёт своей скорости спрятаться за нами или уйти из-под обстрела. Хотели его немного обвешать бронью, но потом подумали, что он тяжелее станет и потеряет и в скорости, и в манёвренности.
– Я только одну кабинку с пулемётом видел, – сказал Няма.
– Вторая на корме, вы её, скорее всего, не увидели с берега.
Тут мы почувствовали, как по корпусу пошла ощутимая вибрация и лёгкая качка.
– О, отплываем, – сказал Риф, – посмотреть хотите? Пошли на палубу.
– Блин, только уселся, – заворчал Слива, быстро беря из лежащего на столе пакета печенье.
– Пошли-пошли, – сказал я, – тебе лишь бы сожрать чего.
Риф вывел нас на палубу. Мы стояли прямо перед большой надстройкой сзади нас, и перед нами был вид на десантный отсек. Мы все увидели, как слева и справа двое матросов отдают швартовы, и спустя некоторое время мы начали задним ходом отплывать от берега.
– Слушай, Риф, – обратился к нему Колючий, – а разве этот десантный отсек, – он ткнул перед собой пальцем, – не должен быть открытый? Я вроде пару раз такие в армии видел, там крыши над этим отсеком не было.
– Должен, – засмеялся тот, – это мы уже сделали. Я же вам начал рассказывать. Слушайте.
Пока Риф говорил, мы смотрели, как этот большой катер отплывает от берега. Конечно, по речным меркам он небольшой. Но, повторюсь ещё раз, я в таких вещах не понимал абсолютно ничего, и для меня это всё было в диковинку. Тем более, он был для меня большой. Хотя по телевизору я неоднократно видел различные корабли, в том числе и десантные. Но одно дело по телеку смотреть, а тут вживую стоять на нём и видеть, как эта хреновина плыть начинает.
– А этот мы вытащили не так давно, – повысив голос, сказал Риф и хлопнул рукой по перилам, – намаялись мы с ним, конечно, очень сильно. Железный весь, корма без двигателей была и затоплена. Да ещё звери эти спокойно работать не давали. Туман своих пацанов давал, у нас тут мини-война с ними была. Откуда они только берутся в таком количестве.
Все разом посмотрели на ухмыляющегося Тумана.
– Когда другие катера и лодки из облака вытаскиваем, конечно, тоже повоевать приходится, но когда этот тянули, что-то с чем-то было. Водоплавающие эти, как с ума посходили. Самое поразительное, что нас в облаке два дня не было, а тут раз, и этот десантный катер появился. Так эти звери уже его облюбовать успели. У меня чуть пацаны не погибли внутри, когда на осмотр его внутренностей направились, внутри там сцепились с ними. Но, слава Нептуну, никто не погиб. Ну а потом по старинке, бочки, воздух, тягачи, и много-много бойцов с оружием. Так и вытащили его на берег, и волоком на специальных направляющих утащили из облака. А потом и ремонтом занялись.
Работы с ним, конечно, было очень много. С одной этой турелью только намучались, – он кивнул головой на носовую часть катера, – там перекорёжило всё, гидравлика вся из строя вышла. Поставили движки новые, теперь 12 узлов выдаёт, все покрасили, заварили, проводка вся новая, плюс кое-какие системы продублировали. Коммуникации, каюты, камбуз, гальюны, вооружение, – все новое. Только-только успели обкатать его немного по реке.
– Я прикидываю, сколько с ним работы было, – с уважением сказал Клёпа, – это вам не машину починить.
– Это да, – подтвердил Риф, – но у нас тут мужики, что надо, собрались. Я долго ремонтников набирал. Палуба у него действительно была открытая, ты прав, Колючий. Но мы подумали и решили, а зачем нам такая? Танки и большую технику мы на нём перевозить не собираемся. Да, название у него – Акула. Я как его в облаке увидел, сразу решил, что такой у нас обязательно должен быть. Он, несмотря на свои размеры, очень маневренный.
Акула имеет открытый трюм и носовую аппарель. Корпус катера изготовлен из стали, надстройка из алюминиево-магниевых панелей с противопульным и противоосколочным бронированием ходовой рубки. Высокая маневренность обеспечивается двумя гребными винтами в раздельно-управляемых поворотных насадках. Это позволяет успешно выполнять десантно-транспортные операции у морского побережья, осуществлять выгрузку на необорудованный берег. И он прекрасно приспособлен для перевозки гружёной колесной и гусеничной техники, самостоятельно выходящей на берег по носовой аппарели, может буксировать другие плавсредства или использоваться для паромных переправ.
– Классный катер, – сказали мы.
– Ну и размеры у его открытого грузового трюма: длина двенадцать с половиной метров, ширина три и шесть, высота борта в трюме – два и два. Может разместить либо один танк, например, Т-72, либо два грузовика, газ 66, там, или ещё какие, либо 50 тонн груза, либо десанта человек 20-30 в полной боевой.
Поэтому отсек открытый и сделан изначально, чтобы грузовик по высоте прошёл. Высота КАМАЗов, как у нас с воздуханом, три шестьсот. Штатные КАМАЗы, конечно, ниже, но у нас лифт подвески и резина другая, всё выше, вот и мы сделали крышу над палубой с запасом. Сейчас там три семьсот, плюс некоторые её участки можно снять, если надо будет. А так – дождь пойдёт, всё сухо будет, да и безопаснее, думаю. Сверху ничего не прилетит. Вдоль бортов, вон, сами видите, защита стоит, прячься за ними и стреляй – не хочу. Ну и так – площадка, на ней можно разместить что-нибудь. Я хотел ещё небольшую стрелу крана тут установить, да пацаны в сервисе не успели сделать. Она же длинная нужна и мощная, мудрят там, короче, всё что-то, но обещали сделать.
– Да, – протянул я, – молодцы вы, конечно. Я там видел – пару барж стоит. Тоже из облака?
– Конечно, почти отремонтировали. Остров-то мы разведали этот, кстати, мы мимо него сейчас проплывать будем. Ребята мои плавали на 30 километров вниз по реке, дальше не совались, я запретил. Внутри этого катера у нас пару багги стоят, три водника, три мотоцикла, три лодки и две надувные ещё с двигателями есть, припасы, Блюр, продукты, кое-какие инструменты. Мы же не знаем, куда плывём, вот и затарились с собой. Ну и народу нас вместе с вами 30 человек, и на том катере 11.
– Что уже разведали-то? – с интересом спросил Кирпич.
– Ну, как вы все знаете, река выходит из ниоткуда, начинается в облаке, откуда мы все лодки и катера таскаем, и вниз. А вот куда – вопрос. Через 20 километров будет остров, он очень большой. Мы высаживались на него, прочёсывали. Зелень, поля, луга, деревья, птички, животные есть, прям заповедник. Мы в нём, вроде как, дом отдыха собираемся строить? – Риф посмотрел на меня, – или уже нет?
– Да, будем строить обязательно, – сказал я, – раньше денег не было, сейчас есть. Вернёмся, можно будет начинать, надо только с первоочередными делами разобраться. А потом и за эту гостиницу возьмемся.
– Вот, – улыбнулся Риф, – там классное место: дно хорошее, песок, рыбалка, водные виды спорта, с аквалангом есть, где поплавать. В общем, будет у нас там «всё включено.
Стоявшие рядом ребята после этого очень обрадовались. Тут же посыпались предложения, что и как там надо, что будет, дискотеки, водные лыжи.
– Стоп, мужики, – остановил я всех, – давайте мы сначала одно сделаем, а потом уже будем гостиницей этой заниматься. Всё тип-топ там будет, можете не переживать. И сама гостиница, и номера, и обслуживание, и отдых на пять с плюсом. Дальше что, Риф?
Пока мы разговаривали, оба катера развернулись, и мы уже не спеша плыли вниз по реке. С борта катера была видна саванна и слева, и справа. Деревья мелкие, кустарники, животных только нет. Хотя ночью я бы там точно гулять не решился.
– Река очень широкая, – продолжил Риф, – в некоторых местах, что мы уже разведали, её ширина больше 10 километров.
– Фигасе, – присвистнул кто-то.
– Ага, а рыбы – хоть ведром черпай. Кстати, ваши Япошки-головастые, – неожиданно сменил тему Риф, – я с ними вчера через переводчика пообщался. Они много дельных советов дали, как нам заводик строить и разделочное место для рыбы оборудовать. Директор этого заводика уже начал заниматься им с дядей Пашей. Так вот, продолжаем про реку. В километрах двух-трёх от этого большого острова есть ещё куча островов, и их очень много. Больше 20 штук точно, все мы их, конечно, не проверяли, но в целом там природа такая же. Где-то наши парапланеристы сверху на них посмотрели, где-то пацаны мои высаживались. Размеры у всех разные, где-то с футбольное поле, где-то с три, где-то пару километров длиной. Заселяй – не хочу. Но там, правда, нужно отдыхать. Поэтому мы и баржи из облака вытащили, перевозить материала надо будет кучу, рубить там местную зелень просто жалко.
– Надо будет с электрическими камнями заморочиться, – сказал я вслух, – с генераторами там замучаемся.
– Да это всё решаемо, – подключился Митяй, – единственное, что надо будет на наших производствах кабель специальный заказать, водонепроницаемый. Найти камни и от них кабель по островам развести.
– Вы хоть представляете, в какую копейку это обойдётся? – спросил Клёпа.
– Ничего, – махнул я рукой, продолжая рассматривать проплывавшие мимо нас берега, – для себя делаем. Зато везде электричество будет, сделаем обязательно.

Глава 24.

Так за разговорами мы продвигались вниз по реке. Плыли не быстро, спешить нам некуда. Как сказал Риф, около 10 узлов скорость, либо 18 километров в час. Проплыли мимо этого большого острова, где мы хотим сделать гостиницу, останавливаться не стали, чтобы время не терять, поплыли дальше. А остров и правда большой, я даже его конца так и не увидел. Потом через несколько километров показались эти маленькие острова, они были разбросаны по всей реке в хаотичном порядке. Риф сказал, глубины тут они уже все промерили, меньше 20 метров нет нигде, а в некоторых местах и до 35 метров глубина доходит. Глубокая речка-то. И да, Риф был прав насчёт рыбы. Мы всё это время на палубе стояли, вышли на эту сделанную крышу над десантным отсеком, перед нами неторопливо плыл маленький катер, а рыба так и шныряла мимо нас. И, скажу вам, попадались достаточно крупные экземпляры.
Острова позади, ещё около 10 километров исследовано, а что дальше – никто не знает. Значит, будем разведывать уже мы. Периодически то выходя на палубу, то находясь внутри корабля, проводили время. Кок приготовил великолепный обед, щи, макароны, жареное мясо, салат из свежих овощей. Всё, как у людей.
Плыли уже больше двух часов, Риф сказал, что проплыли почти 35 километров. Запустили в воздух с палубы десантного катера парапланериста. Вот и крыша десантного отсека пригодилась, где бы он ещё разбег взял, не катапульту же ему придумывать? Для этого пришлось застопорить машины катера, вдруг он не успеет взлететь и свалится за борт, пара матросов со спасательными кругами и привязанными к ним верёвками стояли наготове. Но всё обошлось, он взлетел и сразу круто пошёл вверх. Взлетел, через некоторое время доложился, что ещё километров 10 будет река, только она цвет воды меняет. С обычного синего на какой-то красно-рыжий. Ну, меняет, и ладно. Может, там на поверхность выходы железной руды, и из-за этого её цвет поменялся. А вот ещё через несколько километров начинаются протоки, ответвления от её основного русла. И они все разные по ширине. Идут они достаточно далеко, и он не видит их окончания. Дальше мы его отпускать побоялись, мало ли, что с мотором может случиться, короче, Туман сказал ему возвращаться назад. Да, как только вода поменяла свой цвет, на обоих берегах начались каменные горы. Наш воздушный разведчик ещё покружил над ними и сказал, что перебраться через них будет очень сложно, а про технику вообще можно забыть. И они тоже бесконечные какие-то. В общем, путь только по реке и никак иначе. Парапланерист вернулся и благополучно сел на палубу катера. Слива с Колючим ещё прикололись, нашли где-то верёвку и растянули её поперёк палубы. Как при посадке истребителей на авианосец делают. Смеялись все, парапланерист не добежал до неё пару метров.
– А вот и водичка другого цвета начинается, – сказал Риф, рассматривая реку дальше в бинокль.
Я также посмотрел в бинокль, мы в это время на носу катера стояли. Метрах в трёхстах от нас этот маленький катерок плыл. Вода действительно резко меняла цвет с обычного на красно-рыжий, как ножом отрезано было.
– Майор, давай потихоньку, и по сторонам смотри, – сказал в рацию Риф, – и держись-ка к нам поближе на всякий случай.
– Понял, – зашипела в ответ рация.
Мы увидели, как ребята на том катере вышли наружу и с оружием в руках стали смотреть на воду.
– Видно, что в воде-то? – снова спросил Риф.
– Нет, – ответил майор, – если по реке плыли, хоть рыб видели, то тут вообще ничего не видно.
Маленький катер замедлил ход, дождался нас и теперь он был перед нашим носом в каких-то ста метрах. И вот мы заплыли в эту воду. Все, кто был на нашем катере, также высыпали на палубу, больно непривычен цвет воды.
– В воде что-то есть, – резко сказал стоявший рядом со мной Полукед.
– Где? Что? Откуда движется? – тут же посыпались на него вопросы.
– Я не знаю, – растерянно сказал он ,– но что-то очень большое и движется к нам.
– Всем внимание, – заорал Туман.- Полукедовской чуйке мы привыкли доверять, поэтому приготовить оружие, встать по бортам.
– Быстрее, они приближаются.
– Они? – переспросил я, не на шутку перепугавшись. Больно Полукед испуганно выглядел.
– Майор, быстро назад, – тут же крикнул в рацию Риф, – в воде что-то большое есть.
– Да вроде нет тут ничего, – ответила рация, – вода спокойная. – Но приказа он не ослушался, – даю задний ход.
– Назад, все назад, быстро, – Полукед закричал так, что у меня уши заложило, – пусть этот катер назад плывёт.
– Да что случилось, дружище? – нервно теребя пулемёт на перилах, спросил Туман, – где ты видишь опасность?
– Они везде, везде, назад, пусть этот маленький катер назад плывёт, – твердил, как заведённый, Полукед.
– Майор, полный назад, быстро, – буквально заорал в рацию Риф.
– Выполняю.
Я увидел, как под его кормой вспенился бурун от реверса двигателя и в следующее мгновение из воды с двух сторон на катер бросилось что-то большое, нереально огромное. Людей, стоявших на катере, мгновенно сбросило за борт.
– Твою мать, – практически хором заорали мы от увиденной картины, и у меня по спине побежали мурашки размером с майского жука. Наш маленький катерок обвила нереально огромная змея, даже две, и из воды показалась ещё парочка. Они были ярко-фиолетового цвета, так как вода была мутная из-за своего цвета, то мы их и не заметили.
– Майор, назад, – уже не переставая, кричал Риф.
В его рации мы слышали крики ужаса, маты, стрельба началась. Кто-то открыл огонь. А змеи обвивали кольцами катерок, он практически уже весь скрылся под их телами.
– Нас сжимают, помогите, пацаны, – страшно закричал кто-то в рацию.
– Стреляй, Миха, стреляй, – закричал второй голос, – и тут же послышались одна за другой длинные автоматный очереди и хлёсткие выстрелы из СВД.
Несколько человек, которые барахтались в воде, кричали от ужаса и страха.
– Полный вперёд к ним, – заорал в рацию Риф.
– Стреляйте по воде, вашу мать, – заорал Туман и открыл огонь из пулемёта.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

  Обсудить на форуме

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz