Механики. Часть 18.

Глава 1.
Поблагодарив за тёплую встречу жителей Киженя, мы погрузились в машины. Иван Иваныч ещё раз напомнил нам, что через три часа за нами заедут. Затем, развернувшись, потопал к стоящей недалеко карете, запряжённой четвёркой лошадей. Я специально не стал подробно рассматривать кареты и их повозки, хотя очень хотелось. Народу слишком много, и их внимание к нам потихоньку начинало утомлять. Думаю, нам ещё неоднократно представится возможность рассмотреть кареты как снаружи, так и внутри. Кареты, конечно, очень интересные, я имею в виду их конструкцию.

Хоть народу и много было, но парочку я успел разглядеть хорошо. Их внешний вид абсолютно не совпадал с теми, которые я видел в кино. Другие они, более современные что ли, какие-то зализанные, более практичные. Нет всех этих узоров на корпусе, рюшечек и висюлек. На вид – как корпус машины, только сделаны, скорее всего, из дерева или из листового железа. И да, на них фары стоят и спереди, и сзади. Да и лошадок мне хотелось погладить. Всегда любил этих животных, а местные, похоже, не сильно отличаются от тех, наших, земных. Вон, стоят красавицы лохматые. В седле я ездил один раз, отбил себе всё на свете. Вместе с мэром, кстати, в наш космический грузовик полезло несколько мужчин. Надо сваливать отсюда, пока туда весь город не попёр. Дальше мне посмотреть уже не дали, ребята дёрнули, и мы полезли в Плаща.
Колобка посадили в Доджа, и под свист и аплодисменты толпы мы колонной из четырёх машин двинулись дальше. В Плаще я сразу прилип к лобовому стеклу. Топа с Веней были у нас за гидов.
– Сколько же народу нас встречает! – воскликнул Санта, сидя за рулём и потихоньку набирая скорость.
– От въезда в оазис и до линии конюшен около четырех километров, – начал говорить Топа. – Тут в этом лесу по бокам сделана куча дорожек для пробежек и прогулок. В общем, такой большой естественный парк. Есть даже озеро небольшое, рыба есть, ловят её там. Озеро – справа, а вот большой пруд, где можно купаться – слева километрах в пяти отсюда, там и освежиться можно.
Мы ехали по асфальтированной дороге, которая вела нас в город. Проехали около двухсот метров через лес. Вдоль дороги стояли, а также со всех сторон к ней подходили и подбегали прохожие, всадники, велосипедисты, и все также продолжали нас приветствовать. Дальше асфальтированная дорога через лес была пустой. Через несколько минут езды лес кончился, и начинались здания и сооружения. Построены они были как из брёвен, так и из кирпичей. Ну прям ещё один город, как в фильмах про индейцев и ковбоев. Хоть сейчас кино снимай.
– А вот и сам город начинается, – сказал Топа.
На дороге асфальт, аккуратные бордюрчики, подстриженные кусты, столбы ночного освещения, на перекрёстках установлены камеры наружного наблюдения. Блин, кино не получится, асфальт лежит, и стоят фонари освещения, но всё равно всё красиво и аккуратно. Чуть дальше виднелся нереально огромный стадион. Интересно, а они на нём соревнования какие-нибудь проводят? Скорее всего, да. Ведь в этом городе всё на спорт заточено. Вон, народ какой – весь подтянутый ходит.
Очень много лошадей, карет, повозок. Нам то и дело попадались как одинокие всадники, так и двойки и четвёрки лошадей, запряжённые в большие и маленькие телеги, перевозившие какой-то груз. Возницы предусмотрительно останавливались на обочине и сдерживали лошадей. Видно было, что животные не привыкли к автомобилям. Вон, один мужик слез с лошади и, подойдя, нежно обнимает её за голову, махая нам второй рукой.
Вот и вышка сотовой связи. Вон, на крыше виднеется установленная большая спутниковая тарелка. Для чего, правда, она – не понятно. И один раз нам навстречу попалась машина. Кажется, в прошлой жизни это был Лансер универсал. Вернее, это и сейчас такой же универсал, только они кузов немного переделали, прям как у нас поначалу бывало. Сразу за водителем срезали всё и, скорее всего, из тонкого листового железа увеличили объём кузова. Этакий местный каблучок получился. Лансер пару раз моргнул нам фарами и умчался дальше по каким-то своим делам.
Дальше идёт мужик и треплется с кем-то по телефону. Увидев наши машины, мужик завис. Он так и остановился с открытым ртом, рассматривая нас. Несколько других людей, пока мы ехали, усиленно фотографировали нас и на телефоны, и на фотоаппараты.
– На наш очень похож, – рассматривая городок, сказал Туман. – Только у вас тут те же самые столбы, например, с одинаковыми фонарями освещения, на крышах куча антенн торчит и асфальт везде, а у нас – песок, достал уже.
– У нас город в пустыне построен, – напомнил ему Риф.
– Ты-то в оазисе около реки хоть живешь, а тут, вон, смотри, зелень везде. Повезло вам, – вздохнул Туман, – что вы сразу отстраивались в зелёном оазисе.
– У нас в местах, где производства, мы семенами всё засеяли, – добавил Веня, – Теперь там тоже всё зелёное. Да и дороги, вы наверняка рассмотрели в оптику с горы, также с деревьями по бокам.
– Вывесок тоже хватает, – похвалился Топа. – Как стемнеет – очень красиво. Мы же из облака таскаем различную электронику и электрику. Вот наши электрики и наловчились делать яркие вывески. Да и дороги все освещены. Ладно, всё потом сами увидите.
Я ехал и читал вывески: «Аптека», «Булочная», «Продуктовый магазин», «Спорттовары».
Наша колонна не спеша ехала через город, и люди, которые в этот момент шли по улице, останавливались, как вкопанные, и рассматривали наши машины. Многие из них махали нам руками.
– Сейчас первая линия кончится, мужики, – внезапно сказал притихший было Топа. – Вон, справа смотрите, большая конюшня. Там все оставляют свои повозки и лошадей. Дальше только либо пешком, либо на великах.
Проехав ещё метров триста, мы действительно увидели большое здание с огороженным довольно-таки большим полем. На нём паслась куча лошадей. Отдельно в стороне стояли кареты и телеги, а ещё чуть дальше – стоянка с велосипедами и волейбольная площадка. На ней несколько людей как раз в волейбол играли. Люди приезжали и уезжали от неё на велосипедах. Я даже несколько самокатов увидел. И плюс ещё были такие небольшие рикши, как в китайских фильмах. Вон, какой-то мужик уселся в такую, и водитель, поднапрягшись, начал крутить педали, сдвигая её с места. Двое мужчин стояли и ремонтировали колесо у одной из карет. Кстати, много тут карет-то этих, как открытых кабриолетов, так и закрытых. Обычных телег ещё больше. Видимо, правда у них тут лошади – один из самых главных видов транспорта. А дальше какой-то автомобиль фургон стоит, вернее, минивэн. Видать, кто-то сюда на нём провалился. А минивен-то хороший, Форд S-Макс.
– Это местное такси, – пояснил мне Топа, проследив за моим взглядом, когда я рассматривал рикши.
– Народ зарабатывает, как может.
– Мы-то куда едем? – пробурчал сзади Туман. – Нас-то, наверное, в центр на машинах не пустят?
– Не пустят, конечно, – улыбнулся Топа. – Дальше гостиница есть, вот там вы и расположитесь. Для машин там достаточно большая стоянка. За тачки и сохранность вещей можете не волноваться. Воров тут нет. Разговор короткий за это – секир-башка. Городок-то небольшой, все друг друга знают.
Спустя небольшое время мы заехали на небольшую стоянку при двухэтажном здании из кирпича. Фуры спокойно развернулись на ней и встали мордой к выезду. Рядом приткнулись Додж и Чёрный плащ. Заглушив двигатели и взяв из тачек необходимые вещи, мы пошли за Колобком, на ходу обсуждая увиденный город. Абсолютно все наши были под очень хорошим впечатлением. Не каждый день, знаете ли, вам доводится встречать рыцарей с мечами, кареты и лошадей, причем всё это на современной лад. У меня вот в башке никак не могут устаканиться эти мысли. Я сейчас увидел рыцаря, который ехал на коне и говорил по сотовому. Ну очень непривычно. Даже все эти наши ящеры, рогачи, птицы – и то не так в смуту вводят.
– Мужика на лошади видели? – громко спросил Слива, размахивая руками. – Он ехал и СМС писал. Я охренел просто. А потом нас увидел и давай на мобилу снимать. Пипец, как непривычно.
– А я двоих мужиков в доспехах видел, – подключился радостный Риф. – Они холодильник пёрли на руках к телеге какой-то, а рядом тётка в спортивном костюме шла и командовала ими.
Все рассмеялись. Да уж, разрыв шаблона полный. Прям современная сказка какая-то.
Ресепшен, приветливые девушки. И вот тут, уже в гостинице, я понял, насколько я соскучился по техническим примочкам. На ресепшене – компьютеры, по бокам висят большие телевизоры, на них крутят ролики с видами номеров, описанием местного ресторана и приветливости персонала, под потолком несколько камер наблюдения. Сбоку стоит такой привычный терминал для оплаты чего угодно, пара банкоматов, один большой холодильник для продажи воды и шоколадок. Круто, очень круто. Внутри – хороший ремонт: плитка на полу, раздвижные двери, стоящие как при входе в гостиницу, так и в соседнее помещение. Пока шли к ресепшену, я увидел, как уборщик, подойдя к одной из боковых дверей, приложил электронный пропуск, и замок щёлкнул, впуская его. Блин, всё у них есть. Это у нас вечно на ключах все двери, а тут, вон – карточка чуть меньше пачки сигарет: приложил, открыл и пошёл.
Нас быстро записали, выдали ключи, и мы потопали на второй этаж, бряцая оружием. Мне, кстати, выдали электронную карточку. Считаю, что карточка удобней, чем обычный ключ, хотя получается стопроцентная зависимость от электричества. А вот и наш с Нямой номер, двенадцатый.
– Отлично! – выпалил Няма, когда первым вошёл в него.
Площадь метров шестнадцать, совмещённый санузел, на столике стоят большой телевизор и DVD плеер с лежащими рядом дисками, музыкальный центр, небольшой холодильник, под потолком висел короб кондиционера и, как обязательная часть любого номера, – телефон.
– Круто! – крикнул Няма из санузла. – Глянь, Саня, тут в сортире даже фен есть, джакузи и душевая кабина.
– Да ладно? – не поверил я и зашёл следом к Няме.
Блин, точно, всё есть. Видимо, у них тут действительно нет проблем с бытовой техникой. Было видно, что вся мебель не современная, а, скорее всего, местного производства. Но все полочки, шкафчики, столики, стулья и кровати сделаны очень аккуратно, что-то покрашено, а что-то просто покрыто лаком.
Тут в нашу дверь постучали.
– Да.
– Это я, – в дверях появилась улыбающаяся голова Колобка. – Вам всё нравится?
– Да, спасибо, – ответил я, вытаскивая свои вещи из сумки. – Ты нам город можешь показать до встречи с вашим мэром? Время, вроде, ещё есть.
– А перекусить не хотите? В столовой всё готово.
– Не, потерпим. Три часа – не проблема.
– Ну тогда я жду вас внизу и пойдем на экскурсию. Я закажу рикши, это такси наше местное. Оружие всё оставьте тут, вон, оружейный шкаф в углу, – кивнул он на него. – Тут вы в полной безопасности.
– Так у нас денег ваших нет, – немного растерянно ответил я. – Чем мы с таксистами расплачиваться-то будем?
– Не берите в голову, – замахал руками Колобок, – город оплатит. Мы вообще очень рады, что есть ещё люди на этой планете. Так что собирайтесь, жду вас внизу. Ваши-то, наверное, все поедут?
– Да, скорее всего, – пожал я плечами. – Всем интересно.
Колобок задрал глаза к потолку, что-то быстро посчитал, скорее всего, вспоминал, сколько нас, посмотрел на меня, кивнул и исчез за дверью.
– Как-то непривычно, без стволов-то, – разочарованно протянул Няма, держа в руках свой калаш.
Это да. За последние месяцы мы настолько свыклись с оружием, что когда его не было под рукой, я себя чуть ли не голым чувствовал. Как с сотовыми телефонами в том мире: нет его – не по себе сразу.
– Оставляем тут всё, – решился я. – Не думаю, что нас тут убивать будут.
На экскурсию собрались все наши, как я и предположил. Сразу после того как голова Колобка исчезла, я кинул клич по рации на предмет экскурсии. Через двадцать минут все мы уже были в холле. Клёпа с Рифом сразу стали любезничать с девчонками на ресепшене. Один Туман нахмуренный ходил и всё хлопал себя по бедру там, где у него вечно пистолет висит. Не у одного меня, видимо, это непривычное чувство без ствола.
– Прошу за мной, молодые люди! – услышали мы громкий голос от входа.
Повернувшись, я увидел стоявшего и всё также широко улыбающегося Колобка.
Выйдя во двор, мы обнаружили восемь велосипедных рикш, стоявших во дворе рядом с нашими машинами.
– Прошу, – улыбнулся Колобок и показал нам рукой на ожидающих нас местных таксистов.
– Ну, поехали, пацаны! – громко сказал я и направился к ближайшему таксисту.
– Добрый день, – поздоровался с нами таксист, молодой парнишка лет двадцати, не больше. – Меня зовут Илья. Добро пожаловать!
– Привет, Илья. Я – Александр, это – Няма. Не тяжело педали-то крутить?
– Не, я привык уже. Куда едем?
– А вон куда он нас повезёт, – показал я на виднеющуюся голову Колобка из первой рикши.
Голова улыбалась и смотрела, как пацаны с улюлюканьем и смехом рассаживаются по такси. Кто-то даже Большого подколол на предмет того, сколько тот сможет рикш сдвинуть, если его впрячь в них. Большой на это ответил, что сейчас одному остряку сломает нос.
Но, естественно, сразу тронуться мы не смогли. Несколько минут затратили на рассматривание этих средств передвижения. Я такие вообще никогда и нигде не видел. Три колеса, кстати, обрезиненные, и они не от велосипедов. Видимо, тут они их сами делают. Да и на каретах с телегами, насколько я успел рассмотреть, тоже колёса обрезиненные. Мягкое сиденье для двоих сзади, у водителя – своё место, вернее, своё седло, очень похожее на мотоциклетное. Руль, как на велике. А вот корпус весь, похоже, из какого-то уже местного сплава – больно лёгкая рикша эта, я её одной рукой поднял сбоку. Да и педали у водилы другой формы, также переключается цепь на различные звёздочки, как на спортивных велосипедах, чтобы различная нагрузка на водителя была. Точно, вон на руле переключалка стоит. А они – молодцы, построить такую рикшу с применением современных технологий. Всё очень аккуратно сделано, и железо такое гладкое, без заусенцев, я специально рукой провел по металлу. На станках, скорее всего, потом обрабатывают. Заглянув под неё, увидел на задних колёсах два маленьких велосипедных генератора и несколько различных звёздочек под цепь. Фара спереди, сзади – два стопака. Коробка закрытая какая-то, провода торчат и идут к сиденьям. Проводка, видимо.
Уселся на сиденье. Мягко, комфортно, ничего не скрипит. Внутри – пара фонариков-усиков, гни в любую сторону, они гореть будут всё равно.
– Саня, глянь, – толкнул меня локтем в бок Няма.
Проследив за его взглядом, я увидел встроенную в боковину автомагнитолу и по бокам – небольшие колонки. Охренеть просто.
– Работает? – немного ошарашенно спросил я у Ильи.
– А как же! – улыбнулся он. – Включайте.
«Щелк» – повернул я ручку. Из колонок тут же послышалась музыка.
– Генераторы возят из облака, переделывают там что-то в них. Аккумуляторы местного производства, – начал он нам пояснять, когда мы, раскрыв рты, сидели и смотрели на эту магнитолу. – Вот и установили всё. У меня вот тут датчик, – показал он нам на прибор на его руле, – он заряд показывает. Едем – само собой всё заряжается, стоим – аккумулятор питает. Станций у нас три штуки с новостями и различной музыкой.
Тут я вообще шляпу снял. Рикша на прокачку, млять.
– А у вас в каретах кондеи с телевизорами случайно не ставят? – немного с иронией спросил я.
– На больших только, – окончательно добивая меня, ответил Илья с полной серьёзностью. – Там сложно всё, но наши делают. Конструкция тяжёлой очень получается, но четыре лошади таскают вместе с каретой. Там как в Мерседесе: шумоизоляция, кожа-рожа, все дела, – он снова рассмеялся от нашего обалдевшего вида.
– Поехали! – прокричал Колобок из своей рикши.

Глава 2.

Тронулись. Я специально наблюдал, с каким усилием он тронется с места. Переключив цепь на другую звёздочку с помощью рычажка на своём руле, Илья практически без усилий крутанул педалями, и мы поехали.
– А что за сплав-то такой? – постучав костяшками пальцев по корпусу рикши, спросил я у него.
– Не знаю, – не оборачиваясь, ответил он, – это тут уже наши металлурги, или как их там называют, делают. Металл лёгкий и прочный, из него много чего и делают.
– Ты сам-то давно тут?
– Полтора года. Вышел на даче родительской в дождь за дровами, молния ударила, и я уже тут. Смешно вспомнить, – он чуть засмеялся, – но я так с дровами в руках около оазиса и очутился. Ещё в шортах и в шлёпанцах. Охранники на вышках меня увидели, ржать стали. А я, когда их увидел, просто обалдел. Рыцари стоят, смотрят на меня и ржут.
– Я бы тоже охренел, – чуть слышно сказал Няма.
– Потом мне сказали, где я. В шоке был полнейшем. Дали угол в общаге, спросили, что делать умею. А я студентом был там, ни хрена не умел, в общем. Первое время тут на стройке работал в качестве «принеси, подай, отойди, не мешай». За несколько месяцев скопил чуток, плюс подъёмные, которые мне тут в первый же день выдали, отложил, ну и купил рикшу эту. Вот, таксую теперь.
– И как? – с интересом спросил я. – На жизнь хватает?
– Конечно, всегда хочется больше, – продолжая крутить педали, ответил Илья, – но я не жалуюсь. Снимаю студию. Мебель и техника вся есть, купил. Не голодаю. На девушку свою тоже могу потратить, она у меня в поликлинике медсестрой работает. Так и живём. Вы-то откуда? – немного помолчав, спросил он.
Пока он нам всё это рассказывал, мы ехали по городу и рассматривали его. Дома и домики, здания. Скорее всего, мы ехали по одной из главных дорог. Асфальт, везде асфальт, мля, чистенько. Лошадки едут, велосипедисты, люди, я бы даже сказал – много людей. Кафе и рестораны. Глаз то и дело выхватывал висящие на зданиях коробки кондиционеров, камеры наружного наблюдения, торчащие антенны и тарелки, много моргающих и светящихся вывесок.
– Сейчас расскажем, откуда мы, – ответил я. – Ты нам только говори, где мы едем-то.
– Ах да, простите! – спохватился он. – Сейчас мы едем по одной из главной улиц. Наш город весь прямоугольный. Через пару километров начнётся центр, будет ещё два квадрата и всё. Туда лошадям нельзя. Ну, типа как Садовое кольцо в Москве, это граница. Внутри того прямоугольника – стадион и основные здания. Раньше жилые постройки были. Потом, когда город стал расширяться, их переделали в кафе, ресторанчики, спортзалы, бары, клубы и дискотеки. Вот народ и ходит туда тусить. Ну и парки различные.
– Ясно, спасибо, – поблагодарил я его и продолжил рассматривать пробегающий мимо нас город и параллельно начал ему рассказывать, откуда мы.
– Это значит, у вас там все на машинах ездят? – переспросил он и аж обернулся к нам, когда я ему про тачки рассказал. – Круто! Машину бы я купил у вас, если, конечно, деньги позволят. А сколько она стоит там у вас?
– Ну, минимум пятнадцать тысяч Лин.
– Это сколько на наши Зены-то? – задумчиво произнёс он.
– Без понятия, – честно ответил я. – Нам, скорее всего, ещё предстоит курс тут установить.
Тут я действительно задумался. Как это сделать? Среднюю зарплату узнавать? Надо же будет как-то взаиморасчёты производить. Ладно, это уже не моя головная боль.
Около тридцати минут мы покружили по центру Киженя. Мне очень понравилось. Стадион объехали вокруг даже пару раз. Я представлял себе, что он будет напоминать такую свалку, что ли. Даже не свалку, а здание, в котором долгое время жили люди, ну там заколоченные окна, какие-то пристройки возведенные, выбитые окна, раскрашенные стены и всё такое. Ничего подобного. Стадион был как с картинки – полностью идеальный внешний вид. Думаю, что и внутри он такой же. Илья сказал, что в нём проводят различные соревнования. Вот же молодцы местные, сохранили все и отреставрировали. Приятно посмотреть.
За следующие пятнадцать минут мы быстренько объехали весь центр Киженя. Видели их центральный парк, много детских площадок, школы, садики. Всё, как у людей. Короче, обычный российский посёлок городского типа в глубинке, только более нафаршированный электроникой.
– Сейчас поедем в соседние оазисы, – громко сказал нам Колобок из рикши, притормозив рядом с нами. Сказав, поехал дальше, повторяя это едущей перед нами рикше с нашими пацанами. Кажется, там Туман с Апрелем сидели.
Вот мы снова пересекли это «Садовое». Это я так эту улицу окрестил, больно она широкая и на ней куча лошадей ездит. Кстати говоря, пока катались тут по дорогам, где ездят кони, я видел несколько рикш. Рикши стояли около мест остановки лошадей и что-то собирали с земли и асфальта. Приглядевшись, понял, что это они конский навоз убирают. Обладеть просто! Теперь понятно, почему у них так чисто. Навалила лошадка какашек, тут же подъехал чувак и всё убрал.
Потом мы выехали на какую-то дорогу и было видно, что эта прямая, как стрела, лента шоссе уходит далеко вдаль. По бокам – деревья и кустарники, а вокруг – пустыня, песок, как у нас. Они действительно положили асфальт через пустыню и соединили между собой оазисы хорошей дорогой, а вдоль неё высадили зелень. Вот и последней перекрёсток. Всё, Кижень позади. Мы на их шоссе. Ширина метров пятнадцать точно, две полосы: правая – для рикш, левая – для конных экипажей. Илья не спеша крутил педали, а нас обогнала какая-то карета, запряжённая четвёркой. Хорошо идёт, кстати. Только цоканье подков по асфальту. Мужик с бабкой на телеге, везущие кучу сена, следом – ещё одна телега, которая была загружена коробками, и, судя по всему, это коробки с телевизорами, больно упаковки специфические.
Внезапно у Ильи зазвонил телефон.
– Да, дорогая, – ответил он, всё также крутя педали. Вот же выносливости у него! Мы уже больше часа катаемся, а он крутит и крутит педали, периодически только переключает цепь на ту или иную звёздочку. – Да, сегодня, как обычно. Что сейчас делаю? Везу наших гостей на одно из производств. Да-да, те самые, что на машинах приехали. Да-да, и та большая, чёрная, вся гладкая, тоже их.
Мы с Нямой только улыбнулись на это.
– Целую, люблю, – Илья отключился и, не оборачиваясь к нам, сказал. – Женщины. Для них все машины одинаковы.
– Это точно! – засмеялся я. Хотя, например, моя Светка с лёгкостью назовёт ту или иную модель, да и Наташа Сливы тоже, а вот Ирина Большого не отличает тачки. Ей что Мерин, что Бэха, что Авдотья, – машина и есть машина.
Проехав по этому шоссе около шести километров, ну, плюс-минус, мы заехали в другой оазис. На въезде – охрана из трёх рыцарей. Нам они только рукой махнули. Сидят, телек зырят. Блин, ну как так-то? У меня сейчас мозг просто воспламенится. Чуваки экипированы: шлемы, руки, ноги, каркас этот, как у черепахи, на туловище, пара мечей у каждого. И сидят, телек смотрят! Нет, они его не смотрят, они в Денди играют! Охренеть просто! Туман бы у нас таким часовым быстро задницу порвал на британский флаг. Причем из небольшого домика, стоящего при въезде, на всю музыка орёт, иностранщина какая-то, мелодия ещё такая знакомая. Оттуда, вон, чувак вышел, раздетый по пояс. Помахав нам рукой, он стоял и разговаривал по телефону. Мля, я тоже себе трубу хочу! Надо будет сегодня обязательно этого мэра расспросить, как нам купить у них все оборудование для сотовых.
– Вот тут у нас кареты и телеги различные собирают, – сказал Илья, показав нам налево. – Это одно из производств.
Там мы увидели несколько достаточно больших построек, и тут же из ворот одного из зданий трое мужчин на специальных салазках выкатили будущую карету. Она была практически готова, только без колёс. Прикольная такая, больше на головастика похожа, зализанная вся.
– Туда, правда, заезжать нельзя, – немного разочарованно произнёс наш водитель. – У каждого производства свои секреты.
– А почему у неё форма такая? – тут же спросил Няма.
– Та часть, которая узкая – для возницы, задняя часть – для генераторов и оборудования. Это будет как раз Мерседес местный, – с охотой ответил нам Илья. – Я вам говорил про такие. Вон, смотрите! – воскликнул он. – Вон, справа такая же едет, четвёркой запряженная.
Перпендикулярно нам ехала как раз такая же головастикоподобная карета. Четвёрка лошадей, возница как раз сидит на её узкой части, сзади – расширение, одно окошко. Я даже дверь успел разглядеть. Карета очень низкая, её крыша была практически вровень с задницами лошадей, только возница выше сидит.
– Вот в таких и кондеи, и телевизоры с DVD делают, и музыку любую вам установят, – продолжал нам говорить Илья. – Обратите внимание на короб сзади и под задними колёсами. Там вся электрика стоит.
Точно. Вон горб такой зализанный у неё сзади плавно переходит под днище кареты. А прикольно смотрится карета эта. Выкрашена в чёрный цвет, тонированные окна, наверху – несколько установленных фар, как на крыше джипов делают, лошади тоже чёрные. Я бы даже сказал, что очень стильно смотрится. Видать, дизайнер (или художник) сначала рисовал её на компьютере, а только потом её уже строили. Именно строили, не собирали. Слишком много у неё плавных линий. Такую нельзя просто так взять и сколотить из дерева. Да и, судя по всему, она из листового железа сделана. Эта чёрная красавица под щёлканье кнутов извозчика лихо повернула на перекрёстке нам навстречу и мигом пролетела мимо. Колёса тонкие, но обрезиненные тоже. Размер колёсиков, думаю, двадцать пятый радиус где-то.
– Крутяк! – выпалил восхищённо Няма, и мы с ним вдвоём аж привстали в этой рикше и проводили карету взглядом. Да и наши ребята, вон, тоже головы ей вслед свернули.
– Эти кареты одни из самых дорогих, – услышали мы голос Ильи. – Стоят почти девяносто тысяч Зен в зависимости от аппаратуры, в ней установленной, ну или опций, если так понятней.
– А рикша эта сколько стоит? – спросил я
– Моя стоит двадцать пять тысяч Зен.
– А сколько ты в месяц имеешь, если не секрет? – осторожно спросил я.
– В хороший месяц – восемь-девять тысяч, в плохой – пять-шесть штук.
Так, картинка потихоньку начинает проясняться.
– Слушай, Илья, – я придвинулся к нему поближе, – только плохого не подумай. А сколько тут вообще у вас средние зарплаты выходят?
– А что тут думать-то плохого? Секретов нет. Средняя зарплата у нас тут как раз пять-шесть штук и выходит.
А у нас средняя – в районе двух с половиной – трех тысяч Лин. Хорошая тачка у нас стоит как раз в районе тридцати пяти – сорока тысяч, я имею в виду современные иномарки. Спортивные тачки-то из облака-разборки понятно, что дороже. А у них тут карета как раз типа этого головастика под сотку. Получается, по грубым прикидкам, один к двум. Так что ли? То есть наши Лины лучше? Не, в любом случае пусть наши экономисты с ихними садятся и обсуждают курс валют. То, что торговля у нас будет, я уже ни капельки не сомневался. Народ по-любому начнёт курсировать между городами, начнется торговля. Ха, я уже говорил, будет такой толчок, что мне даже страшно подумать о перспективах!
– А у вас какая средняя зарплата, – спросил Илья, – если не секрет, конечно?
– Две-три тысячи, – без утайки ответил я ему. – Деньги у нас зовутся Линами. Мы знаем, что у вас они бумажные, у нас пластиковые, – я похлопал по своим карманам, в надежде, что у меня есть собой пара примеров. Но я всё оставил в гостинице. – Извини, дружище, с собой нет, показать не смогу. Например, те же начальники производств или бойцы получают от пяти до восьми тысяч Лин.
– Ну, мне это ни о чем не говорит, – ответил Илья. – Как курс установят, так и будет понятно, что на какие деньги купить можно. А вот в ваш город я бы с удовольствием съездил, посмотрел, как вы там живёте.
– Обязательно съездишь, – обнадёжил я его. – Это – вопрос времени. После нашего появления всё сто процентов закрутится. Куда сейчас едем?
– Сейчас по этому оазису вас прокатим и в депо. На поезда будете наши смотреть?
– Конечно, будем! – хором сказали мы с Нямой.
Прокатившись по этому оазису, мы увидели ещё несколько небольших фирмочек, где производили кареты, телеги, ремонтировали их и тюнинговали. Тут и там также ходили люди, то и дело нам навстречу попадались одинокие всадники, несколько велосипедистов. Перед тем, как поехать в оазис с паровозами, нас завезли в другой оазис, и мы, кстати, пересекли железную дорогу. Там было всё, как положено: два шлагбаума, небольшая будка, бабка с метлой, она около этой будки подметала. Ну, про такие мелочи, как светофор и несколько мощных прожекторов, установленных на крыше этого домика, я молчу. Абсолютно все дороги, по которым мы уже сегодня проезжали, были у них с фонарями. То есть ночью тут достаточно светло. У нас так сделано только от блокпоста через каньон до нового оазиса. Ну ничего, доберёмся и мы до электрификации наших дорог. Но больше всего мне понравилось их озеленение. Трава, кустарники были везде, крупные деревья посажены вдоль каждой дороги через каждые пять метров. Мы же днём сейчас едем. Так вот, тенёк они давали достаточно хороший. На перекрёстках – светофоры. Мы даже несколько обычных таксофонов видели. Ну и разговаривающих по сотовым людей я перестал считать после второго десятка. Телефоны, кажется, тут были у всех. Даже мелкие дети и то, вон, бегали с болтающимися у них на шее телефонами.
Соседний оазис – с производствами: кирпичи, металлургия, химия, стекольный заводик, какие-то технические производства и мастерские. Илья нам, конечно, говорил, что где, но в голове быстро всё перемешалось.
И вот, наконец-то, мы въехали в оазис с тепловозами. Ещё в детстве девятилетним пацаном я ездил с родителями к бабушке в деревню. У неё рядом с домом как раз проходила ветка железной дороги, по которой очень редко, но проезжали поезда. Там меня дед научил класть на рельсы гвозди, которые паровозы превращали в тонкую спицу, только плоскую и вытянутую, толщиной в лист бумаги. Дед мне их затачивал, и я их кидал в забор. Так вот, те, кто хоть раз был около настоящей железной дороги, помнит её запах. Пахнет именно железкой. Так и при въезде в этот оазис в нос сразу этот запах и шибанул. Железка оказалась рядом в двадцати метрах, а по ней неспешно полз большой тепловоз.
– Илья, стой! – не выдержал я.
Остановившись, я вылез из рикши и встал около неё, рассматривая приближающийся к нам этот ярко-красный тепловоз, который тащил за собой четыре вагона. На двух лежали доски, а два были закрыты. Что в них было, естественно, было не понятно.
Но этот звук, запах, это его пыхтенье! Я на миг вернулся в своё детство, аж глаза закрыл от удовольствия и открыл их только тогда, когда почувствовал, как под ногами от массы проезжающего мимо меня небольшого эшелона завибрировала земля. Увидел высунувшегося в окно машиниста, помахал ему рукой. Он мне посигналил! Два раза дунул в свою дудку. Класс! У нас такие же дудки стоят на грузовиках. Но то – машины, а то вот он – ТЕПЛОВОЗ. Настоящий! Я в них, конечно, ни хрена не понимаю, но он едет и тащит что-то за собой.
– В соседний оазис на производство материал повёз, – сказал подошедший ко мне Илья. – У нас тут таких несколько штук. Они как раз между оазисами курсируют.
Я стоял и провожал взглядом уезжающий от меня эшелон. Нам нужны такие же паровозы. Обязательно! Нам нужно проложить эти пятьсот-шестьсот километров железной дороги между городами. Я сяду в вагон ресторан, возьму грамм триста, нет, пятьсот грамм Арменовской настойки, и буду пить её под хорошую закуску, наблюдая за проплывающим мимо пейзажем. Потом возьму свою Светку и утащу её в наше купе, ну а там… Там уже будет интереснее.
– Саня, поехали, – отвлёк меня от своих мыслей Няма. – Наши, вон, уже уехали.
– Догоним, – заверил его Илья. – Срежем.
– Поехали, мужики! – сказал я, еще раз закрывая глаза и втягивая носом запах железки.

Глава 3.

Быстро запрыгнули в рикшу. Илья поддал газку, вернее, стал довольно-таки шустро крутить педали, переключая скорости. Я видел, что наши пацаны уехали дальше по этой дороге, мы же свернули на какую-то другую дорогу, направо.
– Тут металл льют, – крутя педали, быстро сказал нам Илья и показал рукой налево.
Там мы увидели кучу породы, какие-то железки, ходящих мужиков и возящих на телеге эту породу. Видимо, тут они железную руду как раз отделяют от породы. Мы ехали по небольшой улочке, пару раз чуть не влетели в выезжавших из ворот всадников. Наконец, вон наши пацаны, догнали. Илья, не притормаживая, вклинился в наши 7 или 8 рикш. Няма ещё привстал и помахал рукой ехавшим сзади. Дальше мы видели лежащие сложенные рельсы и шпалы, несколько вагонов, на которые грузили коробки и ящики, местное депо, в общем. За следующий час с небольшой остановкой мы посетили ещё два оазиса, производства, склады, ещё несколько производств, короче, много где были. Но на самом деле, я думаю, мы далеко не везде были, так как, выезжая из очередного оазиса, я увидел такую же хорошую заасфальтированную дорогу, которая уходила дальше, к виднеющемуся вдали оазису. Спрашивать у Ильи, куда ведёт эта дорога, я как-то не решился.
– Илья, – обратился я к нему, когда мы уже ехали обратно к гостинице, – а у вас тут магазины электроники или бытовой техники есть?
– Конечно есть, да и не один.
– Завезти нас сможешь? Время, вроде, ещё есть.
– Да не вопрос, только вы Колобку скажите сами, я сейчас подъеду к его рикше.
Он поднажал, и мы поравнялись с едущей впереди рикшей с Колобком. Выслушав меня, Колобок с удовольствием согласился завезти нас в один из таких магазинов. И вот через 10 минут мы все остановились около большого одноэтажного здания. На фасаде висела яркая подсвечивающаяся вывеска «Аудио-Видео-Бытовая техника»
– Только прошу вас – недолго, господа, – попросил он нас. – Время ещё есть, – он посмотрел на телефон, – но всё же, не зависайте там надолго.
– У нас всё равно денег ваших нет, братан, – радостно сказал ему Клёпа.
– Мы туда и обратно, – подтвердил Большой.
 15 минут всем, – недолго думая, сказал Туман, и мы, оставив Колобка и водителей рикш на улице, шагнули внутрь этого магазина. Двери также разъехались, и вот оно! Мать моя женщина. Эльдорадо, в натуре, местное. Чего там только не было. Любая электроника, причём несколько моделей каждого товара. Телевизоры и большие и маленькие, плазма, естественно, плееры, телефоны сотовые и стационарные, любая оргтехника, тут же расходники к ней. Пройдясь по магазину, я обалдел ещё раз. Видов 10 холодильников, в том числе и магазинные такие, открытые, большие; стиральные машинки, электрические плиты, микроволновки, пылесосы, различные кухонные комбайны, видеорегистраторы. Млять, я всё хочу, дайте две, заверните, где тут у вас банк, сейчас мы его в 14 рыл быстро возьмём и к вам за покупками вернёмся, только фуры для погрузки подгоним. Хрен вас наши рыцари возьмут, наверное.

Пацаны ходили с раскрытыми ртами и разглядывали всё это великолепие. Продавцы смотрели на нас, как на инопланетян. Видимо, не каждый день к ним заходят 14 здоровых мужиков, одетых в военную форму, и ходят между прилавками и выставочными образцами техник,и как дети в магазине игрушек.
Ноутбуки от 1000 Зен, холодильники от 800 Зен, музыкальные центры от 170 Зен, микроволновки от 240 Зен. Да тут всё есть, вообще всё. Сотовых телефонов вообще штук двадцать на витрине: и спортивные, как у Марка, и обычные кнопочные, и айфоны. Видимо, у них действительно очень богатое облако на эту всю электронику. А вот отдельный стенд с автомобильной акустикой, сабвуферы большие и маленькие, колонки, магнитолы, усилки.
– Я такой себе хочу, – ткнул пальцем в сабвуфер Большой Вася.
А саб-то не маленький – пассивный, 1200 ватт – прочитал я на листе с характеристиками. И ценник рядом, 850 Зен. Этот будет долбить так, что сидящим на заднем сиденье пассажирам будет хорошо басами прилетать. Рядом с ним усилок для этого же саба, 2300 зен, и провода. Короче, почти 4 штуки готовь, и он твой.
Туман просто прилип к месту, где продавалась различная светомузыка и аппаратура для бара или дискотеки. Огромные колонки, усилители, пульты ди-джея, различные стробоскопы и крутящиеся шарики, микрофоны, – да всего полно. Я так понимаю, что он уже половину из этого представляет в их баре для рокеров.
– Пацаны, вы телики видели? – с горящими глазами подбежал к нам Риф. – Там в углу вот такой стоит, – он развёл руки в стороны, как только мог, – и к нему кинотеатр домашний. Дисков вообще валом с кино оттуда, – ткнул он себе пальцем за спину. Понятно, что из нашего мира всё. Да это и так понятно, откуда тут местные фильмы.
– Время, – рявкнул Туман.
Что, уже 15 минут прошло? Мы же только вошли! Хотя это и хорошо, что Туман нам напомнил, а то бы мы тут точно часа два шарились бы. Продавцы так и не решились к нам подойти. Видимо, всё-таки их наш придурковатый вид отпугнул. Только охрана в количестве трёх человек подтянулась. Но Большой как-то ненароком посмотрел на них, и они тут же исчезли. Напоследок мы заляпали слюнями стенд с сотовыми телефонами и, глубоко вздохнув, вышли на улицу. Я был в полнейшем восторге от увиденного. Ребята уже наперебой друг другу перечисляли, что каждый из них себе купит.
– Там дальше ещё магазины, – сказал нам Колобок, – спорттовары, товары местного производства, продукты питания, небольшой салон по продаже карет и телег. Будете смотреть?
Блин, хочется, конечно, всё посмотреть, но у нас времени уже нет особо. Мы два часа катаемся и так уже.
– Всё мы, наверное, не успеем рассмотреть, – ответил я, – а вот в магазин спорттоваров я бы заехал, посмотрел, что там у вас. Кстати, скажи пожалуйста, а где у вас лошадей-то разводят?
– Есть ещё один оазис, дальний. Мы до него просто не доехали. Там и лошадки у нас, и другие животные. Тогда поехали в спортивный магазин, он рядом с гостиницей вашей.
– К Семёнычу? – спросил один из таксистов.
-Да, у него самый хороший выбор, – и Колобок, повернувшись к нам, пояснил: – Семёныч – это владелец одного из самых больших магазинов спортивного оборудования и одежды в нашем городе. У него есть практически всё. А если чего-то нет, то делайте заказ, и его ребята привезут из облака.
– Круто, – хмыкнул я, – на заказ, что хочешь. Прям как у нас.
Мы снова уселись по своим рикшам, и нас повезли к этому Семёнычу. Через 5 минут езды остановились около двухэтажного кирпичного здания. Еще на подъезде к нему стало понятно, что тут продают спорттовары. Большие витрины, в которых стояли манекены в спортивной одежде и обуви, различные мячи, ракетки, спортинвентарь. Яркие и красочные плакаты с людьми, занимающихся спортом, всё одни в один, как в нашем старом мире. Я так понимаю, у них тут и типография своя, достаточно хорошо оборудованная, есть. Мы, конечно, сегодня, когда по городу ездили, видели много и магазинов, и кафешек, и других заведений, но этот магазин был буквально увешан такими плакатами и вывесками. Всё говорило о том, что здесь вы найдёте кучу спортивных вещей и все необходимое для спорта.
– 15 минут? – спросили мы у Тумана, стоя перед входом в магазин.
– Да, – кивнул тот.
– Пошли, мужики, – быстро сказал Клёпа и направился внутрь магазина.
– Я вас тут подожду, – улыбнулся Колобок и забрался внутрь рикши.
Вот мы и в магазине. Да уж, магазин не маленький, и здесь есть всё. На первом этаже стояла куча различных спортивных снарядов и тренажёров, силовые, бегущие дорожки, электрические велосипеды, – всё то, что каждый из нас видел в нормальном фитнес-центре, если хоть раз в нём был, конечно. Я вот был, ходил несколько раз в зал, потом забил, и мне было сейчас вдвойне приятно посмотреть на всё это выставленное великолепие. Большой с Клёпой сразу направились к спортивным снарядам. Они подошли к штангам и стали внимательно их рассматривать, беря по одному блины и гантели. Дальше стояли велосипеды, много, штук 30 точно. И велики-то все новые! Пара лодок надувных, несколько установленных спортивных палаток различных форм и размеров, стол для настольного тенниса, большой и маленький сборный батут. В маленьком огороженном батуте с сеткой прыгают двое детишек, пацаны лет по 5. Народа, кстати говоря, тут было достаточно много, побольше, чем в магазине электроники, и тут на нас особо не косились.
– Вам подсказать что-нибудь? – нарисовался рядом с нами крепкий молодой человек.
– Да нет, спасибо, – ответил я, – мы пока просто посмотрим. Одежда где у вас?
– На второй этаж, пожалуйста, – показал менеджер нам рукой на лестницу, – там помимо одежды и инвентарь есть. Если что, менеджеры в зале вот в таких жилетках, – показал он нам на свою ярко-голубую жилетку, – подходите спрашивайте, не стесняйтесь.
– Спасибо, – поблагодарили мы его и направились наверх.
И снова млять. Второй этаж был весь в больших стеллажах, а там…. футболки, обувь, спортивные костюмы, мячи, рюкзаки, скейты, биты, обручи, скакалки, куча вещей, их просто нереально много. Абсолютно всё заточено под спорт.
Я опять всё хочу. Хочу хорошую одежду и обувь, хочу вон ту бегущую дорожку и вон тот футбольный мяч. А вот этот спортивный замшевый костюм серого цвета, думаю, великолепно будут сидеть на фигуре моей Светы. Как раз вон та девушка лет 25 выходит из примерочной в точно таком же. Мы невольно задержали на ней взгляд – всё в обтяжку, отлично смотрится. Няма аж присвистнул. Мимо нас прошли ещё две девушки, весело о чём-то разговаривая, обе в топиках и в коротких лосинах-велосипедах. Эх, я только вздохнул и взглядом их проводил, они подошли к стенду с женскими футболками и стали выбирать себе футболки поярче. На них и так все головы сворачивают, а если они ещё эти ярко-оранжевые футболки наденут! Все мужики, короче, их будут.
– Время, – услышал я из-за соседнего стеллажа голос Тумана.
Блин, и отсюда уже надо уезжать.

Глава 4.

– Спасибо тебе, друг, за такую экскурсию, – поблагодарил я Илью, пожимая ему руку, когда мы вернулись во двор гостиницы.
– Да не за что. Вот вам моя визитка, – протянул он нам её, – там телефон, звоните и говорите, куда за вами приехать. Я поехал, на сегодня всё, накатался с вами, да и смена моя кончилась. Я сегодня пораньше освобожусь, моя меня уже дома ждёт.
– Будь здоров, – подмигнул ему Няма, – цветы купи своей девушке.
– Цветы? А что, это идея, спасибо за подсказку, – и он, прыгнув за руль своей рикши, поехал по своим делам.
– Ну как вам тут? – спросил подошедший Туман.
– Мне очень всё понравилось, – честно ответил я, – производства, кареты прикольные.
Карет и телег мы увидели действительно много, разных форм и размеров. Видимо, каждая сделана для перевозки того или иного. Попадались как с окнами, так и без. Короче, они точно также отличались между собой, как и автомобили. Но больше всего нам, конечно, понравилась та чёрная карета, похожая на головастика. Ну очень она круто смотрится. Если бы на такой вдруг провалиться в какой-нибудь 16-18 век, короли и вельможи, которым бы она попалась на глаза, просто сдохли бы от зависти. Это равносильно тому, как мы тогда на гонках в карьере смотрели на выгружаемую из прицепа Ламбу.
– Мне кареты тоже очень понравились, – поддержал меня Апрель, – особенно та чёрная, с чёрными лошадьми. Прокатиться бы на такой.
– Обязательно прокатитесь, молодой человек, – нарисовался рядом Колобок. – Я так понимаю – вам всё понравилось?
– Да! – хором ответили мы.
– У вас есть ещё 45 минут, – Колобок посмотрел на часы в своём телефоне. – За вами заедут и отвезут в ресторан. Кофе? Чай? Лёгкий перекус?
– Если можно, кофе.
– Прошу за мной тогда, – с этими словами он направился ко входу в гостиницу, мы за ним. Автоматические двери тут же раскрылись, впуская нас в прохладу холла. Затем мы прошли за ним в соседние помещение. Как я понял, это была небольшая столовая-бар при гостинице.
– Зиночка, – громко крикнул Колобок стоявшей за стойкой баре девушке лет 30, – сделай, пожалуйста, нашим гостям кофе. Счёт на город.
– Конечно, мальчики, – улыбнулась она, – присаживайтесь, сейчас всё будет. Маша, иди сюда, помоги мне, – позвала она коллегу.
А столовка неплохая, и по вечерам, скорее всего, она выполняет роль бара при гостинице. Вон колонки стоят, пульт ди-джея, светомузыка под потолком висит. Столиков двадцать на 4 посадочных места каждый.
– Ну и что думаешь по поводу города? – спросил у меня Туман, когда мы в ожидании кофе присели за один из свободных столиков. В столовой кроме нас, четырнадцати, были только пара мужчин и две девушки, они сидели за столом и о чём-то негромко разговаривали. Перед ними на столе стоял какой-то напиток и на тарелке лёгкая закуска.
– Электроники у них тут полно, – развалившись на стуле, ответил я, – везде антенны, вывески, камеры, всего много. Один магазин тот чего стоит. Нам определённо надо с ними торговать. Холодильников вон сколько, – кивнул я на стоявший в углу большой холодильник, внутри которого виднелись небольшие бутылки с напитками. – Нам как раз такие же нужны. В сервис поставить, в офис, везде надо. Да всё у них есть, кроме машин. Нам же много чего нужно. Со станками, я думаю, у них тоже проблем нет. На мебель эту посмотрите, – показал я рукой на ручку стула, на котором сидел. На ней было сделано несколько выемок – такие вручную не сделаешь, только с помощью специального станка.
– Сотовые тут есть у всех, – произнёс Риф, рассматривая лежащие на столе приборы. – Если нам связь наладить между оазисами, представляете, сколько проблем снимем сразу.
– Андрей Витальевич, закажите, пожалуйста, сок у поставщиков, – услышали мы из-за стойки голос Зиночки, – у нас два ящика осталось.
Обернувшись на голос, я увидел, как в столовую входит невысокого роста, чуть полноватый мужичок. Было видно, что ему жарко: футболка на его груди была мокрая, и, войдя внутрь столовой, где было достаточно прохладно, он остановился и стал вытирать салфеткой пот со лба.
– Вы мне напишите список, чего надо, – вздыхая, ответил он. – Я по электронке закажу – завтра привезут.
– О! – поднял я вверх указательный палец, – электронка. Компы и сетка, значит, у них тоже есть. В принципе, компы мы и так видели в магазине, сетка и серваки, значит, точно есть. Нам тоже такое надо.
– Сколько же это стоить всё будет? – потихоньку воскликнул Апрель.
– Сколько не будет – будем покупать. У них тут тачек нет: пока мы ездили, я только две машины видел. Они наши тачки с руками оторвут. Паровоз тоже нужен, видели этого красавца там в оазисе? – кивнул я головой в сторону.
Ребята синхронно кивнули.
– Пожалуйста, кофе, мальчики, – услышал я сзади голос.
На стол тут же поставили несколько чашек кофе и отдельно в сахарнице сахар.
– Спасибо вам большое, – поблагодарил я Зиночку, – вы очень любезны.
– Может вам сладостей каких? – спросила она, также улыбаясь. – Есть свежая выпечка, чизкейки, различные пудинги. Всё свежее, сегодняшнее.
– Нет, спасибо, нам сейчас в гости ехать, там покушаем. А вот завтра с утречка я обязательно ваши сладости попробую.
– Может, что-нибудь покрепче? Так сказать, для разгона аппетита, – лукаво спросила она.
– А что есть? – тут же спросил с соседнего столика Клёпа.
– Я тебе, – погрозил ему кулаком Туман, пока Зиночка повернулась на голос Клёпы и не видела его кулак.
– Есть водка, вино, пиво четырёх видов, текила, всё местное.
– Текила? – встрепенулся я.
– Да, своя, хорошая, холодненькая. У нас тут в одном из оазисов кактусы есть, вот там её и делают, – повернулась она ко мне. – Лимончики тоже есть, кстати, – подмигнула она нам.
Текилу я обожаю, а хорошую текилу – тем более. Я снова сглотнул, блин, как же я соскучился по хорошей текиле. Вот по-другому она пьётся, не так, как коньяк или водка, легко как-то. А перед попаданием сюда меня ещё одному способу употребления текилы научили. Берёте холодный томатный сок, кусочек лимона в сахаре, не в соли, а именно в сахаре. 50 грамм текилы заедаете лимоном и тут же запиваете томатным соком. Вкуснотища нереальная.
– Нет, спасибо, – с трудом отказался от такого заманчивого предложения. – Как-нибудь в другой раз. – Нельзя сейчас пить. С нами наверняка сейчас мэр поговорить захочет. Марк с ребятами сто процентов уже рассказали местному начальству всё, что знали про нас.
– Как хотите, мальчики, – снова улыбнулась Зиночка и, развернувшись, потопала к своей стойке.
– Ух, хороша, – услышали вы восторженный голос Рифа.
– Ну так иди, знакомься, – подтолкнул его сидящий с ним за столом Колючий. – Что ты теряешься-то?
– Да неудобно как-то, – замялся тот, – не успели приехать и войти, и уже знакомиться. Тут таких, как я, к ней наверняка каждый вечер десятками познакомиться подкатывают.
А девушка действительно симпатичная: фартук обтягивающий, грудь красивая, да фигурка хороша, брюнетка.
– Короче, сейчас в ресторан этот приедем и поговорим обо всём, – резюмировал я. – Я пойду быстро в душ схожу и переоденусь.
– Я, пожалуй, тоже, – поддержал меня, вставая из-за стола, Риф. – Блин, надо было спросить у Колобка, как одеваться-то, – он растерянно посмотрел на себя.
– Можно подумать, что у тебя тут фрак с собой, – передразнил его Туман, – сполоснулся, форму чистую надел и готов, красавчик.
– Форму свою повесьте на вешалку в коридоре номера, – ненавязчиво сказала проходящая мимо с подносом в руках Зина. – Я передам на рецепшн, чтобы постирали. Завтра всё чистое и отглаженное будет.
– Вот это сервис, – обрадовались мы.
А то действительно, весь день на ногах, пропотели все. Хорошо, что с собой взяли второй комплект одежды. Я быстро поднялся в свой номер, скинул пыльную и пропахшую потом цифру, и прыгнул в душ, вернее, в душевую кабинку. До чего же хорошо! Я включил все эти массажи водой, и меня, как на автоматической автомойке, поливало со всех сторон.
– Саня, ну ты чего там завис-то? – отвлекая меня от кайфа, прокричал Няма. – Давай, вылезай уже, я тоже хочу.
Блин, Няма, чтоб тебя, я только тащиться начал. Пришлось заканчивать. Определённо такую душевую надо мне в дом, да и в офис не помешает. А то набегаешься за весь день, приходится в общую душевую идти. Директор я или кто? Обязательно куплю, потом опять же, места тут много, со Светкой точно поместимся внутри.

Глава 5.

За пять минут до назначенного нам времени мы все сидели в холле гостиницы и ожидали, когда за нами приедут. Нас хоть и 14 человек, но негоже заставлять ждать, заодно и покажем, какие мы организованные. Туман чётко всем про время сказал, а у него не забалуешь. Тут в холл вышел один из постояльцев и направился к стоящему в углу банкомату, я его и не заметил сразу-то. С минуту он там возился, потом послышался такой знакомый звук шуршащих банкнот. Вот и ещё один показатель того, что у них тут всё хорошо с электроникой. Но на всякий случай я решил удостовериться и, поднявшись с кресла, направился к рецепшену.
– Девушки, подскажите, пожалуйста, – обратился к двум стоящей за стойкой молодым симпатичным девушкам, – у вас тут везде в городе можно с карточки рассчитываться? – я кивнул головой в сторону всё еще стоящего около банкомата мужика. Мужик, услышав мои слова, как-то с опаской посмотрел на меня и быстренько свалил от банкомата.
– Да, конечно, – как само собой разумеющееся ответила одна из девушек, – в каждом магазине в городе есть терминалы для оплаты, и зарплата на карточку приходит.
– Вы также можете, как в том мире, делать покупки через местный интернет и оплачивать с карточки, – широко улыбаясь белоснежной улыбкой, добавила вторая девушка, – у нас с этим вообще проблем нет.
– Спасибо, красавицы, – поблагодарил я их и направился на своё место.
Да уж, я тоже так хочу, достали эти пластиковые деньги. Кирилл, вон, постоянно из салона под охраной чемодан с пластиковыми деньгами в банк возит. Были бы карточки — раз, и готово. Надо, нам обязательно надо всё это сделать у себя. Кстати говоря, перед самым нашим отъездом в этот оазис с птицами мне сказали, что город начал строить ещё два банка. Растёт благосостояние народа-то нашего, а это не может не радовать. Видимо, один банк уже со своими функциями не справляется. Население нашего города растёт, Крот только сколько народу привёз на своих тачках. А это мозги и рабочие руки, всех надо устроить, узнать, что они умеют и знают. Так что развиваемся мы очень хорошо. К нам также много народу от соседей приезжает устраиваться.
– Вы уже готовы? – точно в срок в дверях показался Колобок.
А он тоже переоделся и, скорее всего, душ тоже принял. Если с нами он ездил в какой-то футболке, шортах и кроссовках, то сейчас на нём были надеты лёгкие брюки, туфли и рубашка с коротким рукавом. А мы в цифре все, блин, знал бы – рубашку-какую с собой взял.
– Прекрасно выглядите все, – зачем-то сказал он нам, хотя мы как инкубаторские все были, все одинаковы одеты. Ну что ж, так получилось.
– Прошу за мной, кареты поданы, господа.
Мы как ужаленные вскочили с прекрасных мягких кресел и диванов, которые стояли тут в холле и вышли на улицу. Мать моя женщина, на улице стояли и дожидались нас 5 великолепных карет. Каждая из них были запряжена четвёркой лошадей. Мы сегодня, конечно, кучу карет видели, но эти были очень похожи на ту каплю, которая нам всем так понравилась. Такая же низенькая, на небольших обрезиненных колёсах. Причем каждая из них была покрашены в несколько цветов: сине-серебристая, красно-жёлтая, голубая, зелёно-белая. Смотрятся великолепно. Тут я, конечно, завис, рассматривая это великолепие, да и сейчас мы ещё поедем на них. Как я уже говорил, форма кареты напоминала головастика, только тонких хвост был как бы загнут наверх, и на нём установлено небольшое кресло со спинкой. Вы, наверное, видели, как родители перевозят детей на велосипедах в специальных креслах. Так и у него было сделано, какая-то небольшая панель справа, скорее всего, там тоже датчики установлены. Сама карета достаточно большая, метра 4 в длину, около двух в ширину. Я ещё вокруг одну из карет обошёл, лошадок на потом оставлю. По одной двери по бокам стекла, спереди стекло, из него, скорее всего, видны только задницы лошадей. А вот в задней части кареты этот полукруг, как нос у кита, что-ли, и виден короб кондиционера, как на здания вешают. Колёса небольшие, также обрезиненные. И она вся зализанная, нет багажника, нет места под багаж, чисто городской вариант. На крыше только пара фар хороших, сзади стопы и одна большая фара посередине, на задний ход, вероятно.
Ну, а теперь лошадки. Они великолепны, как я уже говорил, мне всегда очень нравились эти животные. Эти – местные, ну очень похожи на наших земных, морда практически один в один.
– Можно погладить? – спросил я разрешения у извозчика.
Тот, улыбнувшись, кивнул.
– Хорошая лошадка, – начал я её гладить, приговаривая.
А вот шерсть у неё очень интересная. Есть на нашей той земле такая порода собак, Командор называется. Собака очень лохматая, но она не пушистая, её покрытие напоминают множество косичек, как афроамериканцы делают. Вот и эти местные лошадки были такие же. Причем у многих из них были заплетены косички из нескольких таких свисающих висюлек. И смотрелось это всё очень красиво. Лошади абсолютно ничем не пахли, шерсть была очень приятной на ощупь. Каждая из стоящих передо мной 4 лошадей напоминала такой небольшой стог сена. Как будто это самое сено взяли и погрузили на машину. Только голова торчит и копыта снизу. Но, как ни странно, это не отталкивало, я бы сказал, больше притягивало взгляд к себе. Лошади были как и одного цвета, так и разноцветные: пятна белые, чёрные, рыжие, серые. А вот следующая четвёрка лошадей была подстрижена, и ее шерсть была очень похожа на бахрому. Которую, например, те же водители грузовиков раньше очень часто вешали наверху лобового стекла, или на пионерских трубах такая была. И вот так очень многие лошади были подстрижены, каждый делал, что мог и что умел. Но каждая четвёрка лошадей была индивидуальна. Это же сколько труда надо, чтобы их подстричь всех одинаково, помыть и высушить? Пипец просто. Но смотрятся они просто прекрасно.
Я снова подошел к ближайшей четвёрке и погладил одну из лошадок. А она в ответ легонько ткнулась головой в меня, прям как кошка, когда хочет, чтобы её погладили. Повернувшись, я увидел, как наши пацаны, не удержавшись, наглаживают лошадей. А Маленький вообще обхватил обеими руками лошадь за голову и, похоже, что-то шепчет ей в ухо. Ну красавицы эти лошади, ну хороши. Лошадь, что-ли, себе завести? А почему бы и нет? Дом у меня есть, конюха, думаю, найти у нас не проблема. Тогда две надо, мне и Свете. Верховые прогулки – самое оно будет. Надо только научиться на них ездить.
– Где такую купить можно, мужики? – громко крикнул Колючий, – и сколько стоит?
Выходит, не я один лошадь себе захотел.
– Да, мне тоже заверните, – крикнул Слива, – буду в рыцарских доспехах у нас разъезжать.
Точно, шлем-то он уже себе уже выменял на что-то.
Все легонько засмеялись.
– Купить можно в нашем специальном магазине, – тут же ответил Колобок, – лошадь стоит от 25 тысяч Зен.
Фигасе цены.
– От?
– Да, это редкая порода и мы их тут разводим, – продолжал Колобок. – Есть другие лошади, но они не такие лохматые, что-ли.
– Я такую хочу, – продолжая её наглаживать, настаивал Колючий.
Похоже, не я один себе лошадь захотел. Вон как пацаны головами закивали, поддерживая Колючего. Точно у нас будет свою конюшня. Интересно, что внутри карет этих? Можно переключаться на осмотр, да и ехать уже надо.
Недолго думая, я шагнул к красно-жёлтой карете. Извозчик, который стоял около неё, тут же, улыбнувшись, предусмотрительно открыл нам дверь. Замки щёлкнули едва слышно и вот оно, нутро. Чёрный кожаный салон. В салон я сел, как в обычную легковушку, следом залезла моя личка в лице Нямы, Кирпича и Сливы с Колючим. Блин, непривычно-то как. Установленные друг напротив друга сиденья, только не сплошные диваны, а как в автомобиле представительского класса задние сиденья. Кожа! Я прям утонул в них. В салоне этой кареты было ощутимо прохладно, кондей?! Обалдеть просто. Ширина кареты около двух метров. Между сиденьями подлокотник, как в иномарке хорошей. Две двери по бокам, на подлокотнике кнопки стеклоподъёмников, место для подстаканников. Я даже нажал кнопки, проверяя их работу, стекло практически бесшумно опустилось и потом поднялось наверх. Спереди тонированное стекло, как в лимузинах внутри салона, которое разделяет водителя и пассажиров, только, как я и предполагал, через него видна спина извозчика и задницы лошадей. Также на подлокотниках кнопки управления климатом в салоне, пара датчиков, показывающих заряд аккумуляторов, магнитола. Из установленных где-то внутри колонок играла спокойная музыка. И расстояние между сидящими друг напротив друга пассажирами вполне достаточное для того, чтобы полностью вытянуть ноги и не мешать друг другу.
– Охренеть, телега, – выпалил обалдевший Няма.
– Это точно, – поддержал его Слива.
– Присаживайтесь поудобней, – раздался голос извозчика по громкой связи, – сейчас поедем.
Я аж вздрогнул от этого.
– На подлокотнике есть кнопка «связь», – продолжал извозчик, – это со мной.
– Вот это техника! – настала моя очередь выражать свой восторг.
Тут мы почувствовали, как эта карета тронулась с места. А ничего так, трясёт, конечно, не автомобиль, но в целом достаточно мягко, кондей дует, музыка играет, за окном мелькает город. И да, внутри достаточно тихо, я бы сказал, очень тихо. Видимо, они тут на совесть всё шумоизоляцией проклеили. Так мы и ехали, только изредка до нас доносился звук цоканья подков лошадей. Комфортно, достаточно комфортно, вот что значит – современные технологии. Уж не знаю, что там за подвеска у этой кареты, но нас даже не трясло особо. Кресла, в которых мы сидели, тоже оказались достаточно хорошие.
– Я так понимаю, ребята установили в задней части кареты, – сказал Колючий и ткнул себе пальцем за спину, – генераторы, кондиционер, аккумуляторы, преобразователь напряжения и ещё кучу электроники. Заряжается всё от движения кареты. Иначе откуда тут вся эта электроника? Аккумуляторов точно несколько штук должно быть, чтобы питать всё это.
– Скорее всего, да, – согласился я с ним, – неплохая работа проведена в этом плане. Да и карета сама из тонкого железа и оббита вся внутри кожей, – я провёл рукой по стенкам кареты. Она вся была в коже, даже потолок, а вот на полу лежало какое-то ковровое покрытие.
– Через две минуты будем на месте, – снова голос извозчика спустя минут 10 езды.
Несколько раз в моей жизни мне доводилось ездить в хороших таких минивэнах. Так называемый офис на колёсах. Вот и эта карета напомнила мне про него. Также царство кожи, электроники, тонированные стёкла. Сидящие друг напротив друга пассажиры. Думаю, если надо, тут смогут установить и раздвижные убирающиеся столики, выдвигающиеся телевизоры, хотя Илья нам сегодня говорил, что у них есть кареты с теликами. Короче, тот же самый офис, только запряжённый лошадьми. Я бы, конечно, ещё камеры наружного наблюдения добавил. Установил бы вместо этого переднего стекла небольшой экран, поставил камеру наверх на крышу и смотрел бы, куда мы едем. Хотя, я думаю, такие кареты тут есть точно. Уж если мне это в голову пришло, то люди, которые смогли построить такую карету с таким убранством, точно не тупее.
Вот оно, карета на прокачку, вот оно, применение современных технологий не только в строительстве самого корпуса кареты, но и внедрение электроники во всё это дело. Я внимательно посмотрел на качество подгонки деталей, швы, различные щели – всё сделано очень тщательно и качественно. Подвеска тоже наверняка какая-то хитрая, явно не только рессоры, больно хорошо едем, мягко, я имею ввиду. Может, на каких-то подушках сам кузов? Или амортизаторы какие? Там не видно ничего снизу, она литая вся какая-то. Под передними колёсами, скорее всего, какой-то противовес сделан, ну, чтобы задница не перевешивала от обилия электроники. И мне ещё потом показали, что во многих местах в городе есть розетки. Короче это такие мини Теслы у них кареты. Подъехал, провода подключил, пошла зарядка. Ну и генераторы, как они это всё технически сделали мне не совсем понятно, но ведь работает, а это самое главное.

Глава 6.

– Мы на месте, – снова голос извозчика.
Потянул на себя ручку открывания двери. Дверь с лёгкостью распахнулась, и вот мы на улице. По ушам тут же ударил шум города, а из соседней кареты вылез Большой с Маленьким, и оттуда достаточно громко играла музыка. Оглядевшись, увидел, что мы остановились перед достаточно большим кирпичным зданием. К нам уже спешили наши старые знакомые в лице Марка и Топы.
– Ну как вам наши средства передвижения? – радостно спросил подошедший Топа.
– Великолепно, – ответил я, – прям мерседес, тихо. Комфортно, с кондиционерами классно придумали. Да и город ваш нам понравился. Колобок нам хорошую экскурсию провёл.
– Тогда прошу внутрь, мужики, – позвал нас Марк, – все уже собрались.
– Все шишки вашего города? – с улыбкой спросил Туман.
– Ну типа того.
И вот мы внутри: сначала холл, метров 30 квадратных, дальше открытые двойные двери. В них показался сам Мэр и, кажется, он собой полностью перекрыл этот проход. Какой же он здоровый всё-таки. На нём была так же рубашка с коротким рукавом, лёгкие брюки и что-то типа сандалий.
– Привет, парни, – широко улыбаясь, поздоровался он с нами, – пошли, познакомлю вас со всеми. А потом за вкусняшками и поговорим.
На эти его вкусняшки я невольно улыбнулся. Неожиданно слышать от столь здорово мужика такое слово. Следующие минут десять он нас представлял собравшемуся народу. Внутри было человек 30-40, это были не то что сливки данного города. Скорее, это были те, кто рулил тут всем и отвечал за то или иное направление. У доктора несколько замов, у хозяйственника тоже; с именами у меня туго, плохо я их запоминаю, по лицам, да и кто чем занимается, помню. Были главный полицейский, пару экономистов, несколько человек, отвечающие за железку и поезда. Четыре человека из командиров добытчиков по типу нашего Тумана, электронщики.
Потом расселись за стол, он был достаточно богато сервирован, еды было много, очень, выпивки ещё больше.
Потом Иван взял слово. Толкнул еще раз речь о том, что они все рады тому, что есть еще люди, что они не одни в этом мире, что надо налаживать связи и всё такое. Сказал нам спасибо за то, что мы спасли этих троих ребят. Оказывается, троица и про это рассказала. Видимо, у них там потери бывали в этом оазисе с птицами. Хотя чему я удивляюсь, у нас вон, тьфу-тьфу, правда, но давно уже потерь в облаке нет, а сначала пацаны гибли. Сейчас отработано всё, а у них огнестрела нет вообще. По 200 человек в облако ездят, одной большой огромной конницей. В общем, всё тоже самое, что мы сегодня уже неоднократно слышали, только более официально, что ли. Чуток выпили, закусили. Потом потихоньку пошли разговоры. Я попробовал их текилу – хороша, очень хороша, а под лимончик вообще самое оно. На спиртное старался не налегать, так как понимал, что дела мы будущие точно будем обсуждать тут и сейчас. Так оно и получилось. После нескольких тостов я, Туман, Апрель и Кедр вместе с мэром и несколькими его людьми прошли в отдельный кабинет, где тоже был накрыт стол.
– Ну, теперь можно спокойно и поговорить, – закрывая дверь, сказал Иван, – присаживайтесь, мужики, – кивнул он на стол, – там без нас разберутся. А охрана у тебя хорошая, – кивнул он на оставшихся за дверьми Кирпича и Няму, – особо тебя не отпускают никуда. Видать, у вас там в городе бывает весело.
– Всякое бывало, – улыбнулся я.
– Не переживайте, тут вы в полной безопасности. Расскажите нам про вас? Марк, конечно, нам передал всё своими словами. Но получить информацию из первоисточника гораздо лучше. Вы про нас уже многое знаете, да и видели сегодня, думаю, достаточно, впечатление сложилось о нас.
– Отчего же не рассказать, – не стал я артачиться.
Около сорока минут я им рассказывал про нас, всё честно и без утайки. Про города, соседей, бандитов, сервисы, машины, оазисы, чем живём и как. Короче, постарался подробно им всё изложить. Они слушали и не перебивали, по их взгляду было видно, что они с огромным интересом слушают меня. И про бандитов, и про соседей, и про речной оазис, всё, короче. Сидящие напротив были в полном восторге.
– Да уж, – почесал свой немаленький затылок Иван, – мы по сравнению с вами – просто дети. У нас ни войн не было, не оазисов таких дальних, как у вас, нет, только те, что рядом. Хотя нет, вру, бандиты были, но мы с ними быстро договорились, – он погладил свой немаленький такой кулак.
Спрашивать, что стало с этими бандитами, я как-то не стал, думаю, ребятки тоже где-то в пустыне прикопанные лежат. Иван мне сразу показался честным и справедливым человеком, думаю, такому можно доверить спину. Вот есть люди, которые сразу тебе нравятся, и в дальнейшем ты не ошибаешься. Не зря он тут мэр, ох не зря.
– Скажите, мужики, – обратился он к нам, – вот вы люди со стороны. Может заметили, что? Ну, я имею в виду, посторонним взглядом. Что надо изменить, добавить, исправить?
А вот это уже слова настоящего хозяйственника. После этих его слов я обратил внимание, как двое сидящих ребят около 30 лет тут же достали свои блокноты и приготовились записывать. Иван, увидев это тоже, только улыбнулся краешком губ. Дисциплина тут у него, конечно, то, что надо. Как нам сказал Марк, он тут с самого начала и активно участвовал в создании всего города. Я представляю, сколько проблем и недопонимания со стороны других ему пришлось решить. Мужик не только здоровый, но и умный. Это только в кино говорят, что бодибилдеры и здоровяки все тупые, ага, щас, два раза, вон напротив меня чел сидит, явно не обделённый интеллектом.
– Да нет, вроде всё нормально, – немного растерянно ответил я и обвёл взглядом своих ребят. Те только плечами пожали и также отрицательно помахали головой.
– Ну ладно, потом, если что увидите — скажите, – улыбнулся мэр, – свежий взгляд всегда лучше, чем замыленный. Предлагаю не ходить вокруг и около и сразу перейти к делу, мы тут как раз для этого и собрались.
– Слушаю тебя внимательно, – подобрался я. Да и Туман с Апрелем выпрямились в креслах.
– И вам, и нам нужна торговля. Нам нужны машины, много машин, оружие, продукты питания. Вам – электроника, сотовые, бытовая техника, интернет. Да и про железную дорогу вы говорили. Или я ошибаюсь?
– Нет Вань, не ошибаешься, – ответил я, – у нас расстояния большие, железка нам нужна, грузов для перевозки полно. Да и между городами нашими она тоже нужна, и асфальтированная дорога также нужна обязательно. Давайте начнём работать более плотно. Для начала я приглашаю вас к нам в гости, в наш город. Посмотрите, как и чем мы живём. Потом нам надо обязательно установить курс между вашими Зенами и нашими Линами. Экономисты и банкиры у вас толковые есть?
– Есть, конечно.
– Вот их тоже с собой берём, пусть с нашими разговаривают и устанавливают курс по взаиморасчёту. Товароденежный оборот, как вы понимаете, увеличится в разы. Заодно решим, как будем дороги строить, расходы немаленькие предстоят.
– Проложить почти 600 километров железки через пустыню – это не шутка, – покачал головой Александр Анатольевич.
– Плюс асфальт параллельно железке, и сетку на интернет, – хмыкнул Иван, – но всё это решаемо. Волков бояться – в лес не ходить. Пока мы там на переговорах будем, вы из облака всё необходимое притащите, да и на складах у нас что-то есть. Но нужно будет всего и много, одного кабеля на сетку я даже боюсь представить, сколько надо. А делать надо всё сразу.
– Железку и шоссе можно будет с двух сторон начать тянуть, – неожиданно сказал Апрель, – вы нам по образцу рельсы и шпалы дайте, а мы уже у себя в городе на производствах покажем. Думаю, ребята справятся, вот и начнём делать. Только нужен толковый человек от вас, который подскажет, как и что.
– Есть у нас такой, – ответил мэр. – Володь, справишься? – обратился он к сидящему за столом мужчине лет 50.
– Справлюсь, человека возьму своего и начнём. Лианы, как я понимаю, вы уже начали добывать в оазисе?
– Да, – кивнул я, – наша группа там на полную работает.
– Как вам притяжение? – с улыбкой спросил Иван.
– Ты там был? – удивлённо спросил я.
– Спрашиваешь, конечно был. Или вы думаете, что я только штаны в кабинете просиживаю?
– Ваня у нас любитель во всякие приключения лезть, – засмеялся Александр Анатольевич, – в облако первый рвётся с ящерами этими биться.
После этих слов я этого здоровяка ещё больше зауважал.
– Фуры свои, я так понимаю, вы хотите товаром загрузить? – спросил Иван, быстро сменив тему. А он ещё и скромный.
– Ну да, – не стал я отрицать, – не порожняком же их гнать назад. Только у нас денег ваших нет, – тут уж я засмеялся, – в долг дадите? Курс установим – рассчитаемся.
– Дадим, конечно. А хотите вы, наверное, сотовое оборудование и телефоны? – он хитро прищурился.
– Точно, телефоны у нас все хотят. Слишком к ним привыкли все в том мире, да и удобно это всё
– Я думаю, вы понимаете, сколько такое оборудование будет стоить. Нам же тоже ваши деньги нужны будут для покупок.
По деньгам за оборудование я тоже понимал, что это точно не сто тысяч на наши Лины будет. Под пол ляма нам это обойдётся, если не больше. Тут ещё надо подумать, нужно ли нам, «ГДЛ» оплачивать это из своего кармана? По-хорошему, смысла я в этом не вижу, а вот продажу телефонов я точно на нас замкну. А наш город пусть это оборудование на себя и забирает. У него денег гораздо больше.
– Понимаем мы всё, – ответил я.
– Даже не сомневался в этом, – продолжил мэр, – ребята сказали, как вы на сотовые у нас смотрели. Вы двое пишите, – мгновенно став серьёзным, сказал он двоим ребятам с блокнотами, – загрузить сотовое оборудование в фуры ребят. Найти тех, кто готов поехать в командировку и всё это у них установить. Или у вас есть такие спецы? – спросил он у нас.
– Спецы-то наверняка есть, но лучше пусть ваши всё устанавливают, – тут же ответил я, – они наверняка лучше знают, как и что, да и опыт уже есть. Кров, пищу и дополнительные руки обеспечим без проблем.
– Добро, – кивнул тот своей огромной головой, – будут вам спецы. И вам надо будет с ними встретиться обязательно перед погрузкой, обсудить, сколько и чего надо. Ну там, расстояния ваши, а они уже пускай сами думают, чего и сколько надо.
– Интернет? – спросил Туман.
– Не увезём всё за один раз, Валер, – ответил я ему. – Я боюсь, что оборудование для сотовой связи за несколько ходок везти придётся.
– Скорее всего, так и будет, – согласился Александр Анатольевич.
– Вот уж покатаемся, – вздохнул Апрель, – ну, с другой стороны, дорогу точно накатаем. Вы тогда, Владимир, человека дайте нам, я его с водителями познакомлю, и они поедут, куда скажете, под погрузку.
Тот только кивнул и сказал:
– А мы заодно прикинем по дороге к вам, сколько и чего надо. Образцы рельса и шпалы будут завтра.
Тут Александр Анатольевич написал что-то на листочке и быстро протянул Ивану. Тот с интересом взял и прочитал, что там написано.

Глава 7.

– И ещё у нас к вам дело есть, – сказал мэр, откладывая в сторону листок.
Тут я немного напрягся, неужели опять с бандюками-какими биться придётся?
– Так как мы решили начать строить железную дорогу, то нам в дальнейшем понадобятся тепловозы и различные вагоны. Это мы берём на себя, – сказал Иван. – А вот одну из машин мы просим вас помочь вытащить из облака. Она нам при строительстве точно пригодится. Рельсоукладчик.
Фух. Слава богу, не бандиты.
– Володь, объясни, – попросил его Иван.
– Это такая машина, состоящая из четырёх сцепленных между собой вагонов, на носу большая стрела для рельса, как нос у Буратино. Она сразу везёт на себе рельсы, шпалы и сам тепловоз, с помощью которого это всё и работает. С его помощью дело с нашей стороны будет продвигаться гораздо быстрее, с вашей придётся всё делать вручную. Мы просто технически не сможем эту машину к вам перевезти. Вот мы и просим вас помочь вытащить его из облака. Остальное всё, что нужно, мы из облака притащим сами. Вы же нам продадите оружие и машины?
 Конечно, продадим, – ответил я, – я уж думал, что опять с бандитами-какими биться надо будет. – А рельсоукладчик и нам потом пригодится. Нам ещё между нашими оазисами железку прокладывать. Но Иван, кажется, прочитал мои мысли и сказал.
– Мы вам потом продадим его подешевле или обменяем на что. Вам же нужны будут ещё железные дороги, вот и пользуйтесь на здоровье.
– Кстати, – воскликнул Туман, – а что у вас у самих с машинами, оружием, топливом? Мы видели у вас различные изделия из резины, те же самые колёса на каретах и телегах. Значит, у вас есть нефть и вы её перерабатываете. Да и тепловозы ваши тоже на соляре работают. А вот автомобилей мы видели всего несколько штук. Нам, конечно, Марк сказал, что у вас с тачками глобальные проблемы. Но неужели вы с вашими технологиями так и не смогли изобрести двигатель внутреннего сгорания?
– Отвечаю по порядку, – тут же сказал Иван, – по нефти – да, мы её нашли, научились перерабатывать и можем производить из неё различные вещи по типу резины, пластика и тому подобного. Станков у нас много, так что мы много чего можем.
Ещё один звоночек сработал у меня в голове: гораздо проще нашим производствам будет, когда эти станки начнут у нас продавать.
– По оружию – его практически нет, огнестрела, я имею ввиду. У вас, я так понимаю, в облаке всё появляется в достаточном количестве, и, судя по тому, как вы вооружены, и по пирамидам с оружием, которые я видел в вашем Чёрном плаще, как вы его называете, недостатка в стволах и боеприпасах вы не испытываете. Матвей у нас главный по оружию и автомобилям, – показал он на него рукой, – каждая единица под учётом. Скажи им, что у нас к чему, думаю, из этого нет смысла секрета делать.
– По стволам у нас 14 охотничьих ружей, уже 11, вернее, три ствола в оазисе остались вместе с Тундрой. Боеприпасов практически нет. Поэтому и ездим таким количеством в облако, хрен там те же самые 40 человек от ящеров отобьются. У нас тут целая технология: лёгкая конница, тяжёлая, всё, как в старые времена, когда войны были. Всего в наличии у нас 48 автомобилей. На ходу 37, на хорошем ходу 26, остальное – хлам или требуют ремонта и обслуживания. С двигателем внутреннего сгорания не так всё просто, как кажется. Наши механики, конечно, пробуют его создать, но пока из этого ничего не получается. Топливо есть, как уже сказал Иван, с этим проблем нет.
– Может, давайте наши пацаны попробуют ваши эти сломанные машины посмотреть? – предложил Апрель – у нас и запчасти кое-какие есть, и инструменты, что-то наверняка починить сможем.
– Это было бы замечательно, – обрадовался Матвей.
– Тундру вашу мы, если сможем, то вытащим из облака и попробуем починить, – сказал я, – она достаточно сильно пострадала от тарана бегемота местного. Он её хорошо бортанул, аж колесо оторвало. Их двое было, одного успели с пулемёта завалить, второго уже во время тарана.
– Да, помню я этих зверюшек, – сморщился Иван, – и не убежишь от них, и весят они до хрена, прут и не отворачивают. Спасибо вам ещё раз, что пацанов наших вытащили.
– Пустяки, – махнул я рукой.
За следующие несколько минут мы обсудили завтрашний выезд, но основное будем обсуждать завтра перед самой поездкой. Сначала они туда разведчиков отправят, чтобы те убедились, что рельсоукладчик там есть, и мы не впустую скатаемся. Потом решили ещё несколько вопросов с нашими дальнейшими планами. А планы, скажу я вам, у всех были грандиозные. Торговля – вот что всех интересовало в первую очередь. Как я и предполагал, все были сильно заинтересованы друг в друге. А самое главное, нет препятствий в лице различных чиновников, всё решилось быстро и без проволочек. Когда мы приедем к нам в город, я даже не сомневался, что с нашим мэром также все вопросы будут решены достаточно быстро. А там уже и соседи подтянутся. И будет у нас всё, о чём мы так долго мечтали: связь, интернет, бытовая техника, медицинское оборудование, ну и куча хорошей и качественной спортивной одежды, и различных приспособлений для это самого спорта. Ну не умеют у нас в городе те же самые кроссовки шить или делать, не знаю, как назвать. А я бы, например, от хорошей и лёгкой обуви точно бы не отказался. Владимир пока не может сказать, сколько займёт по времени строительство обеих дорог и прокладка коммуникаций, и сколько для всего этого нужно людей. Пусть думает и считает, нам потом приговор, как говорится, вынесет. Надо хоть с чего-то начинать.
В данный момент меня волновало одно. Как быть с доставкой? Есть неплохая возможность заработать, и заработать неплохо за то время, пока будут строиться дороги. Ведь у нас в городе куча машин. И я даже ни капельки не сомневался в том, что найдутся те, кто поедет на своих тачках в Кижень за товаром. Мы и так еле-еле с возросшей нагрузкой справляемся по доставке в соседние оазисы, а тут ещё это. Да и плюс нам лианы надо на чём-то возить. Понятно, что наш город и оазисы проглотят просто нереальное количество электроники. Но её надо привезти! Я задал вопрос мэру, как тут отпуск товара будет происходить? Надо будет покупать в их магазинах? Или они сделают какие-то оптовые базы? Обещали подумать. Потом, опять же, обменики! Они нужны и у нас, и у них. Я категорически не хотел открывать свои магазины по продаже бытовой техники у нас в городе, потому что это всё временно, пока строится железка. Да и сколько вы перевезёте тех же холодильников, например, на одной фуре? 10-15? Там же коробки-то немаленькие. Я имею в виду большие открытые холодильники для магазинов. Они, конечно, разборные, но место-таки занимают. Или открыть один магазин, или склад? И будет нам счастье. Блин, думать надо. Первую электронику будут просто сносить в раз. А при такой жаре те же самые холодильники для магазинов и производств, где производят продукты питания, тем более будут покупать. Срок хранения увеличится, можно будет производить с запасом.
А вот сотовые! Да, вот что мы сделаем. Пока будут настраивать и устанавливать сотовую связь, мы сможем сделать несколько ходок сюда к ним за телефонами, и к моменту запуска сети у нас их, я надеюсь, будет достаточное количество. Почём будут телефоны? Да хрен его знает, если честно. Ну, ткнём пальцем в небо. Моделей телефонов у них много, цена у всех будет разная. Возьмём для примера 300 Лин за трубу. Будут ли покупать за эти деньги? Ещё как будут – это не те деньги, чтобы экономить. Что такое сотовые телефоны, как ими пользоваться и насколько они облегчают повседневную жизнь, – знают абсолютно все. В нашем городе проживает около тридцати тысяч человек, плюс ещё несколько тысяч в соседних оазисах, также новый, речной и хозяйственный. Ну пусть, грубо, 35 тысяч всего. Телефоны будут покупать не все, ну пусть 25 тысяч человек захотят купить себе телефон. 300 на 25 штук – семь с половиной миллионов Лин! Охренеть! И это очень и очень грубые подсчёты. А вот такое количество трубок мы, скорее всего, уже сможем привезти на наших фурах. Связь-то наверняка не меньше недели-двух будут делать. Значит, нам нужно несколько небольших временных магазинчиков по продаже телефонов. Понятно, что умные головы найдутся и также откроют магазины по продаже тех же телефонов. Пусть и не всем мы телефоны продадим, но большую часть мы точно на себя заберём.
С городом решим по тарифам, нам это точно не отдадут, я бы не отдал. Это же постоянный доход в городской бюджет. Да и людей столько у нас нет. Там же и ремонтники нужны, и продавцы, и сеть этих же магазинов по продаже и обслуживанию, горячая линия, водители, бухгалтерия. Очень много людей надо будет, у нас просто столько нет. Значит, город создаст ещё одну структуру под мобильную связь.
А вот с интернетом у города, скорее всего, уже не прокатит. Быстро найдутся те, кто купит оборудование у Киженьцев и сделает свою сетку интернета. Если только мэр и его команда в приказном порядке на себя всё не замкнут. Хотя не думаю, что они на это пойдут, они в принципе всегда давали людям заработать. Тут тоже людей надо будет много. Одних только тех, кто будет тянуть кабель по квартирам и помещениям, несколько десятков человек, а к ним машины, водители, те же самые телефонисты. Не, мы такое тоже не потянем.
Мы будем возить телефоны и попутно какую-то электронику, если место будет в машинах. Когда откроется железка, будет такой рывок в электронике и станках, что те, кто откроют магазины, только барыши будут успевать считать. Но и конкуренция будет будь здоров. А это хороший персонал, площади, реклама, скидки. Здешний мэр и компания далеко не дураки, они наверняка откроют у нас несколько своих магазинов и будут торговать напрямую. И у них всегда будет выигрыш в цене, так как они сами всё таскают из облака, привозят в свои магазины по железке и на купленных у нас машинах, и они же сами будут устанавливать отпускные цены на товар.
А там можно любую подушку по цене сделать, себестоимость, я имею ввиду. Понятно, что они с одного или двух магазинов просто физически не смогут перекрыть наши потребности, но среднюю стоимость диктовать точно смогут. Почему только пару магазинов? Да им просто не дадут открыть у нас больше. Наши же тоже захотят заработать. Поэтому у нас есть возможность пока заработать, причем достаточно хорошо заработать, машин у нас больше всех.
Всё-таки, скорее всего, нам нужно будет открыть магазин по продаже электроники на время, пока строится железка. Надо с пацанами и Георгичем посоветоваться, он в этом плане толковый дядька.
Возить именно на продажу, а не для себя. А то быстро растащат себе всё. Цены тоже надо установить, потом они лихо упадут, но это будет потом, а пока надо деньги делать. Кто хочет себе, пусть в тачку прыгает и едет сам в Кижень.
И теперь ответ на вопрос. Почему мы сейчас от них повезём сотовое оборудование, а не ту же самую бытовую технику? Во-первых, мы обязательно запросим у города премию за это, и премию не маленькую. Наш мэр сразу поймёт, какой это будет ежемесячный доход в бюджет города благодаря тарифам. По интернету пусть тоже сами разбираются, у города гораздо больше людских ресурсов, чем у «ГДЛ», сами мы просто захлебнёмся, если решим всё замкнуть на себя. И плюс ещё заработаем неплохие деньги на продаже сотовых. Ну а про спортивную одежду и оборудование я вообще молчу. С этим я точно соприкасаться не собираюсь. Хотя ни капельки не сомневаюсь, что покупать будут, и покупать очень хорошо. И одежду, и обувь, и спортивный инвентарь. А пока мы не вышли в зал ко всем, и Иван вон разливает по стаканам очередную порцию спиртного, есть ещё одно дело. Я быстро подошёл к Кедру и сказал ему.
– Слушай меня внимательно.
Он тут же отставил стакан и повернулся ко мне.
– Того парня, я думаю, ты не забыл, который тебе про оазис с птицами сказал.
– Конечно, не забыл, – подтвердил он.
– Ты, кажется, говорил, что из тех, кто поехал в этот оазис, у двоих остались жены и дети.
– Да, только пацаны погибли все.
– Короче, выясни ещё раз, есть ли у этих погибших ребят близкие, и выплати им премию в размере 100 тысяч Лин. Каждой семье. Ребята поехали на разведку на свой страх и риск, старались обеспечить своих родных. Только им повезло не так, как нам. Только благодаря тому парню мы узнали про этот оазис, надо хоть как-то выразить нашу благодарность их близким. И внесите их в наш список погибших ребят. Выплаты, как и всем, в течении 6 месяцев, это моё решение, обсуждению не подлежит.
– Сделаю, – решительно ответил Кедр.
– Ну, давайте выпьем, мужики, за наше дальнейшее сотрудничество, – сказал Иван и поднялся из-за стола.
Он руку-то поднял, а стаканчик в его кулаке не был виден, настолько большой у него кулачище.
Выпили, закусили, потом пошли назад в зал. Из-за закрытых дверей раздавалась громкая музыка, видимо, там веселье было в самом разгаре.

Глава 8.

Выйдя в зал, я немного обалдел от увиденного. Народ веселился на танцполе, лихо отплясывая под ревущую музыку из больших колонок, а в свете моргающей светомузыки в центре зала дёргались в такт три… я даже не знаю, как их назвать. Три Робокопа, млять! Не иначе, наши нацепили на себя всё это рыцарское обмундирование и теперь, вон, изображали из себя роботов. Так двое из них ещё по-реперски немного разбежались друг к другу, подпрыгнули и стукнулись грудью.
– А у тебя весёлые пацаны, – наклонившись, крикнул мне в ухо Иван, пытаясь перекричать грохот музыки.
– Саня, на дальний стол посмотри, – крикнул мне в другое ухо Апрель.
А за дальним столом, млять, за ним сидело ещё два рыцаря в шлемах. У обоих были закрыты забрала и сквозь щели у каждого было вставлено по соломинке. Эти соломинки шли в большие бокалы, похоже, с пивом, и они под непрекращающиеся аплодисменты и крики болельщиков уминали данный продукт. Я, честно говоря, прям растерялся. Если я сначала на тех танцующих Робокопов подумал, что это Клёпа с Колючим, то теперь, посмотрев на стол, я уже не был в этом уверен. Эти два кренделя вполне могли и там быть.
Тут музыка разом стала тише, и мы услышали голос ди-джея.
– Клёпа выходит на первое место, Колючий догоняет.
Точно, эти двое за столом из соломинок пьют.
– Поддержим их, друзья мои.
Зал просто взорвался от свиста и аплодисментов. На стол тут же забрались несколько непонятно откуда взявшихся девчонок и, встав на четвереньки, стали крутить своей грудью перед лицами, вернее шлемами, вернее, этими забралами. Грудь, правда, в топике была, но у девчонок с формами всё было в порядке. Я только успел увидеть, как через соломинки жидкость ещё больше устремилась в шлемы этих двух засранцев. Наконец, у правого жидкость кончилась.
– Победил Клёпа! – взревел ди-джей, и народ снова взорвался аплодисментами.
– А мы там переговоры ведём, – как-то разочарованно сказал Апрель.
– Я тоже хочу нажраться, – потихоньку сказал Туман, – но его услышал Иван.
– Так в чём проблема, мужики? – радостно сказал он, – дела мы решили, айда бухать.
И понеслась. Мы пили, свистели, боролись на руках, появились какие-то танцовщицы, довольно-таки аппетитные, должен вам сказать. Теми тремя Робокопами, которых я увидел на танцполе, оказались Маленький, Рыжий и Санта. Уж не знаю, где они эти рыцарские доспехи взяли, но отплясывали они в них, гремя на весь ресторан или кабак, достаточно лихо. Потихоньку те из городских, кто был тут с нами, стали сваливать, но стали появляться другие пацаны и девушки. Меня с кем-то знакомили, я с кем-то знакомился, кого-то выносили, кому-то заливали текилу прям через закрытое забрало, девки визжали, ди-джей что-то орал в микрофон. Вокруг меня была такая движуха, что я не успевал следить за окружающим пространством. Потом врубили Сердючку, и тут настал вообще полный треш. Я увидел, как несколько человек сцепились между собой, но тут вдруг как из-под земли появилось несколько дюжих молодцев в чёрных футболках и, быстро настучав этим воинам по головам, уволокли их куда-то. Охрана хорошо работает, не разбирается кто-чей, сразу вырубает. Хорошее правило, остальные даже не рыпнулись. Может быть, они и рыпнулись бы, но перед охраной встали Большой и мэр. С ними не нашлось желающих связываться. Через пару часов с небольшим в моргающей светомузыке я уже мог смело отличить наших пацанов от местных, хотя прицел от текилы у меня сбился. Наши абсолютно все нацепили на себя эти рыцарские доспехи, и в них они пили, танцевали, веселились на полную. Вот же, млять, дорвались-то. Потом я обнаружил, что на мне надет такой же рыцарский шлем. И у Тумана тоже, и у мэра, и они, отойдя в сторонку, били друг другу об головы бутылки и оба кричали «За ВДВ!» А рядом стояли и кричали пацаны.
Проснулся я на следующий день в постели, рядом на кровати кто-то лежал и храпел. Кто это был, я так и не понял, он в шлеме рыцарском был, и его храп многократно усиливался. На мне был только панцирь, а я-то думал, почему мне так спать-то неудобно. Господи, когда я панцирь-то нацепить на себя успел, самое интересно, что обуви и штанов на мне не было. Видимо, эти добрые люди-человеки притащили меня в мой номер, его я сразу узнал, сняли с меня обувь с портками, а вот панцирь снять не смогли. И тут за стенкой раздался страшный грохот и хороший такой мат. Слива! Это точно он. Видимо, проснулся и вскочил с постели, я точно помню, что он вчера на себя вообще всё одел из этих рыцарских доспехов. Панцирь, шлем, защиту на руки и ноги. Блин, кто же это храпит-то так, лежа на соседней кровати. По телу-то и не понятно.
– Эй, – легонько толкнул я ногой лежащего на кровати, одновременно пытаясь понять, как снимается эта хрень с моего тела.
Тело перестало храпеть и глубоко вздохнуло. Потом, видимо, этот человек открыл глаза и увидел только перед собой потолок в мелкую щель, так как его руки стали судорожно хвататься за шлем и пытаться его снять.
– Рыжий? – удивился я, увидев его, когда он стянул со своей башки этот шлем. И вот тут я понял выражение «в ведре спал». Морда у него была помята так, как будто по ней стадо слонов прошли, мало того, что она была опухшей, так ещё и волосы прилизались. Короче, Гитлер бы удавился от зависти, увидев такую причёску.
– Где я? – удивлённо спросил Рыжий, увидев меня и оглядываясь по сторонам. На нём, кстати, тоже кроссовок не было, а вот штаны были порваны, видимо, те, кто нас раздевал, решили не заморачиваться. Мои вон на стуле висят, а кроссы стоят рядом.
– В моём номере, – ответил я, всё так же пытаясь снять с себя этот долбанный панцирь.
– Там сзади застёжки, – сказал мне Рыжий как само собой разумеющееся.
Тут из-за стены снова раздался мат и следом грохот, раз, два, три. Что-то тяжёлое падало на пол.
– Слива, похоже, раздевается, – весело сказал Рыжий и тут же схватился за голову. – Ну и нажрались же мы вчера. Ты давно проснулся?
– Только что, ты храпел, как паровоз, в этом шлеме.
Наконец я смог дотянутся до задних застёжек и, дернув за одну из них, освободился из этого металлического плена. Панцирь полетел на пол.
Мат из-за стены раздался вновь, только это уже не Слива был, точно. Я махнул головой Рыжему, типа пойдём посмотрим, кто там так ругается.
Господи, как тяжело-то. Водички бы, только нет её тут, о, ванна! Быстро зарулив в ванну, мы с Рыжим припали к кранам: он в раковине, я душевую лейку включил. Утолив жажду, вышли в коридор. Дверь в соседний номер отсутствовала, вернее, она была, только на лежала на полу вместе с косяком. Войдя в соседний номер, мы увидели такую картину. Слива стоял и лил воду из бутылки сидящему на полу человеку в шлеме прямо через забрало. Шлем был достаточно сильно помят. На полу валялись рыцарские доспехи и вообще, мне кажется, по номеру Мамай прошёл со своей армией.
– Вы что тут делаете? – спросил Рыжий.
– Здорово, пацаны, – не оборачиваясь, ответил нам Слива. – Да вон, у Клёпы шлем заел, а он пить хочет, приходится так.
Вот же, мля. Как же нас так угораздило то? Надо как-то в себя приходить, нам же вроде сегодня в облако ехать. Хотя сейчас мне точно не до облака, сколько время-то хоть?
– Туман где? – спросил я, – вернее, номер у него какой? Пойду найду его.
– Не надо его искать, – пробухтел Клёпа из-под шлема, – вон он, в ванной спит.
Тут я вообще охренел. Зайдя в ванную, я действительно увидел спящего в ванной Тумана, которого кто-то заботливо накрыл полотенцами. Вот это мы вчера дали, конечно, если уж Туман в таком состоянии, то что тогда про других говорить. Блин, вот же не удобно.
– Наконец-то, – раздался из комнаты радостный голос Клёпы, и я услышал грохот падающего шлема на пол.
– Мы хоть вчера ничего не учудили? – спросил я у ребят, выйдя в комнату. – Блин, перед мэром-то как неудобно.
– Можешь не переживать, Саня, – плюхаясь на кровать и отпивая из бутылки, сказал Слива, – у нас вчера была закрытая вечеринка, и всех потом погрузили по каретам и развезли по домам. Но если хочешь извиниться перед мэром, он в 16 номере спит.
– Как так?
– Да вот так. Он нормальный мужик, повеселиться тоже не дурак, и помогал нам вас тащить, а потом мы на спор двери башкой выносили, – Слива кивнул на сломанную дверь, – ну и завалился спать. Туман сказал, что будет спать в ванной.
Пипец. Надо завязывать так пить, я ничего не помню.
– Привет, бойцы, – в дверях показался Иван, и сзади него за стену держался Александр Анатольевич.
– Есть что-нибудь попить, мужики? – жалобно спросил зам мэра, – а то некоторые всю воду выпили, – он покосился на мэра, который потеснился и пропустил в номер своего зама.
– Держи, Анатолич, – сказал ему всё также сидящий на полу Колючий и, нагнувшись, вытащил откуда-то из-под кровати бутылку с водой. Я уже не стал им говорить про ванну, что там тоже вода есть. По себе знаю, что мозг после таких пьянок просыпается гораздо позже, чем тело.
Пока Александр Анатольевич жадно пил из бутылки, Иван всё также опираясь на стену, достал из своих штанин телефон. Потыкал пару кнопок и приложил его к уху.
– Колобок? – прохрипел он в трубку и хотел что-то сказать ещё, но его опередили. Иван только стоял и головой махал, как будто собеседник стоит напротив него, потом нажал отбой и убрал телефон в свои штаны. – Завтрак и опохмел внизу уже готов, – на одном дыхании выпалил он, – всем в холодный душ, приводите себя в порядок и пошли, подлечимся, – после этого он развернулся и, пошатываясь, вышел из номера. – Анатолич, пошли, – сказал он уже из коридора.
– Спасибо, мужики, – поблагодарил нас Александр Анатольевич, потом поднялся с кряхтеньем с кровати и поплёлся следом за своим начальником.
– А они не дураки бухнуть-то, – потихоньку тряся своей головой, сказал Рыжий.
– Наши все тут? – спросил я у Клёпы. Тот сидел и разглядывал шлем, который был на голове у Колючего.
– Да вроде, да. А так не знаю, нас в гостиницу много приехало, там половину не наших было. Надо по номерам идти смотреть.
– Короче, вам задание – всех поднять, в душ и в столовку.
– Блин, Саня, – взмолился Клёпа, – нам самим бы подлечиться.
– Ну так подлечись, иди в баре пиваса возьми и по номерам с ним пройдись, только не давай никому. Сразу все в столовку прибегут. И разбудите кто-нибудь Тумана. Апрель, где Апрель?
– А я знаю? – ответил тот, разведя руками, – они вроде вчера с Рифом пошли знакомиться с Зиной из буфета. Чем дело кончилась – я не знаю.
– Вот же, млять, Дон Жуаны. Что хоть за танцовщицы-то вчера в кабаке танцевали?
– Местные танцовщицы, – сразу заулыбался Колючий. – Правда, у них охрана – звери, сразу все попытки пресекали, кто пытался руки распускать.
– Правильно делали, а то девчонок бы замучили там. Короче, давайте, сбор в столовке, Рыжий – вали в свой номер. Няма где?
– Тут я, – показался он в дверях и, блин, с бутылкой пива в руке. И выглядел он как огурчик, ну почти.
Кота из мультика помните? Вот и мы вчетвером также сглотнули на пиво.
– Держите, – улыбнулся он и вытащил из за спины 4 бутылки пива.
Осушив бутылку, я обратил внимание, что Няма уже одет в спортивную одежду и кроссовки.
– Ты где шмотки-то взял? – замер с бутылкой в руке Колючий.
– Поменял.
– На что?
– На цифру нашу, – улыбнулся он.

Глава 9.

Через час с небольшим мы все сидели в этом буфете и уплетали вкуснейший куриный бульончик. После бутылки пива и холодного душа я стал чувствовать себя более-менее, а после бульончика так вообще великолепно. Иван сидел с нами за столом и уплетал уже вторую тарелку. Все были, ну, скажем так, слегка помятые и хмурые. Туман двигался, как робот, затекло у него всё в ванной этой. Риф с Апрелем тоже нашлись. Как нам рассказали, в дрова пьяные, поддерживая друг друга, они вчера поздно ночью ввалились в этот буфет знакомится с Зиной. Но, слава богу, была не её смена, и хорошо, что у тех, кто был в этот момент в баре, не хватило ума что-нибудь им сказать. А то бы пришлось потом восстанавливать ещё один бар или всё здание гостиницы. Насчёт разрушений, которые мы тут учудили, Колобок только махнул рукой и сказал – пустяки. Он, кстати, с нами вчера отжигал, но выглядел живее всех живых. Тут были и наши все пацаны, и несколько ребят из команды Матвея, они в наших номерах тоже ночевали.
– Фух, – откидываясь на стуле и гладя себя по животу, сказал Иван, – теперь я живой. Вы как, мужики?
– Да нормально, вроде, тоже, – ответили мы вразнобой.
– В облако едем за рельсоукладчиком? – раздался голос Тумана.
– Ну, если вы живые, – улыбнулся Иван, – то да.
– Сейчас мы посидим, переварим всё, потом я всех на пробежку выгоню, ещё раз в душ, и едем.
По столовой пробежался недовольный гул голосов.
– Не понял? – тут же спросил Туман.
Гул тут же стих.
Чтоб этого Тумана. Мы вместе со всеми нарезали уже 10 круг вокруг гостиницы бегом. Он всё-таки выгнал нас всех на пробежку, я ,конечно, попытался было отмазаться от пробежки, но он мне сказал, что я слабак и пользуюсь своим положением. Вот и бегали мы сейчас, как стадо, вокруг этой гостиницы, а мужики, которые привезли двери для ремонта, весело хохотали, глядя на нас. Обслуживающий персонал в лице девушек смотрел на нас в окна и весело улыбался, тыкая пальцами. На 15 круге, как ни странно, я втянулся и окончательно пришёл в себя. Утренний бульон придал мне сил, а эта пробежка, от которой я поначалу чуть не сдох, взбодрила достаточно хорошо. Хорошо, что Туман дал нам пару часов спокойно посидеть, иначе весь наш завтрак точно бы наружу полез. Пробежка и зарядка дала положительный эффект.
– Всё, хватит с вас, – резко останавливаясь, крикнул Туман на заднем дворе гостиницы. Наше стадо разом выдохнуло и попадало кто куда. Самое поразительное то, что те из ребят Матвея, что ночевали с нами в гостинице, тоже побежали с нами.
– Ваш тренер просто душка, – хватая ртом воздух, сказал Матвей, – ещё бы пару кругов, и я бы точно ласты отбросил.
– Это ты ещё с ним по полосе препятствий не бегал, – тяжело дыша, сказал Маленький, – там через брёвна, как горному козлу, скакать приходится.
– Разговорчики, – рявкнул Туман и, немного отдышавшись, встал на ноги, – всем в душ, переодеться, подготовится к выезду. Апрель, найти Колобка, и отправь фуры на погрузку, Санта, Рыжий – проверить машины. Собрались, девочки, через час выезд, пошли все.
Всё, шутки кончились, теперь максимальная собранность. Все уже знали, куда и зачем мы едем, так что тут точно не до шуток.
Иван с Александром Анатольевичем перед нашей пробежкой куда-то свалили. Мы хоть вчера и обсудили план поездки в облако, но вроде договорились, что сегодня ещё раз всё проговорим. Местные ребята тоже не лыком шиты, но, скорее всего, вся огневая мощь будет на нас. Я до сих пор не мог себе представить, как они с шашкой наголо дерутся с ящерами. Тут и так душа в пятки уходит, когда эта клыкастая хреновина, разинув пасть и растопырив лапы, бежит на тебя, а им с ней ещё врукопашку биться.
Через сорок минут мы все были внизу в полном обмундировании: в наших фирменных обвесах, цифре, касках, рациями, увешанные оружием с ног до головы. Постояльцы гостиницы и её персонал кто с опаской, а кто с уважением смотрели на нас. Всё-таки 14, нет, 12 человек в боевой экипировке внушают трепет, тем более, если местные не привыкли к такому виду. Наши Маны с двумя водителями уже укатили под погрузку, так что нас было 12 человек. В принципе, там как раз были водители, хорошие водители. Но бойцы из них посредственные, нечего им в облаке делать.
– Саня, глянь, – толкнул меня в бок Слива, когда мы стояли во дворе гостиницы около нашего Плаща и Доджа.
Обернувшись на въездные ворота во двор, я обомлел. Через открытые ворота не спеша, с огромным достоинством во двор въезжали около 10 рыцарей. Причем рыцарей с большой буквы. Как в кино, совпадение сто процентов. Блестящие на солнце доспехи, мечи, лошади также защищённые железом. Первым на коне ехал какой-то нереально здоровый чувак. Мало того, что у него лошадь была какой-то переросток, так он и сам в этих доспехах возвышался над всеми на пару голов. Мы прям зависли все от этого вида, я даже незаметно ущипнул себя. Пипец, конечно, такое я в своей жизни ещё не видел.
Это громыхающая кавалькада подъехала к нам и остановилась. Это человек-хреновина на коне откинул забрало. Ну конечно, как я сразу-то не догадался.
– Привет, мужики, – весело крикнул нам мэр и спрыгнул со своего коня.
Земля под нами вздрогнула. Следом с коней стали слезать его бойцы. У каждого по мечу, за спиной ещё по два, у четверых луки вместо мечей и колчан со стрелами за спиной, про маленькие ножи на поясе я вообще молчу. Ну, не совсем маленькие, примерно с мачете. С учётом их мечей, эти мачете казались обычными зубочистками.
– Есть рельсоукладчик, – сказал мэр, – пацаны сегодня на разведку сгоняли в облако на тачках, стоит на путях, но перед ним два вагона. По бокам на соседних ветках тоже вагоны, пассажирские и грузовые, все, естественно, пустые, они еле ноги успели унести, вернее, свалить на тачке.
– Чем вагоны оттаскивать будем? – спросил я.
– Тепловозом нашим. Он по команде подъедет и вытянет сначала вагоны, а потом и рельсоукладчик, ваша задача – прикрыть ребят.
– Это все, кто едут? – кивнул я головой на стоящих рядом с ним его рыцарей.
– Не, еще сто пять человек уже около облака стоит и ждёт. Конница наша.
– Зачем так много? У нас же стволы есть! – показал я ему на свой любимый Калаш с подствольником.
– Поверь, Саня, пацаны не помешают. Ящеры будут переть отовсюду, со всех щелей лезть. Я не сомневаюсь, что вы хорошо владеете оружием и метко стреляете, но поверь, вы замучаетесь крутиться и стрелять в них.
Странно, конечно, что он так сказал. У нас-то в облаке мы как-то отбивались, там их, бывало, тоже много пёрло на нас. Но там мы, правда, на машинах были и могли всё время двигаться. И, возможно, еще то, что здесь всё-таки стоят вагоны и расстояние до бегущих в атаку ящеров резко сокращается.
– Хорошо, спорить не буду, вам виднее.
– Как действуем? – по-деловому спросил Туман, – само место нарисовать можешь?
Рыжий быстро нырнул в салон Доджа и достал оттуда большой блокнот и ручку.
– Вот, смотрите, – гремя доспехами, открыл он блокнот с ручкой на капоте джипа и стал рисовать. – Там три ветки путей, интересующая нас техника стоит посередине, состоит она из четырёх вагонов. Вы этот рельсоукладчик сразу узнаете, у него на первом вагоне длинная выносная стрела, это чтобы сразу укладывать рельсы со шпалами. Два вагона за ним как раз под сами рельсы, и четвёртый – сам тепловоз. По бокам на обеих ветках стоят эшелоны, слева от него обычные пассажирские электрички, справа – грузовые. Слева и справа их по 15 штук, а может, и больше. – Иван нарисовал вагоны слева и справа.
– Так это хорошо, – обрадовался Маленький, глядя на рисунок, – вагоны слева и справа будут нас всех защищать от атакующих ящеров.
– Они между ними легко пробираются и под вагоном могут пролезть, – невесело сказал мэр. – Расстояние между ветками около 10 метров, сильно там не развернёшься. Слева, метрах в двухстах, большое одноэтажное здание – вокзал с перроном. Из-за этого здания они и прут, причем прут волной. Справа от грузовых вагонов на чуть большем расстоянии расстоянии лежат шпалы и рельсы, дальше какие-то сараи, различный хлам и мусор. Вот из-за этого хлама они также и попрут. Как мы действуем обычно. Вот тут и тут, – он показал нам ручкой, – с той стороны вагонов по обе стороны мы ставим по 50 наших конников, чтобы те, кто будет цеплять и оттаскивать рельсоукладчик, могли спокойно работать. 5 человек с луками – на самом тепловозе тягаче и человек 10 я отправлю на сам рельсоукладчик. Вагоны перед рельсоукладчиком расцеплены, есть ли на них прицепные устройства или нет – наши пацаны рассмотреть не успели. Вагоны бывают битые или наполовину разобранные попадаются, так что, возможно, что придётся повозиться. Плюс надо ещё завести сам тепловоз рельсоукладчика, в каком он состоянии – никто не знает, и сможем ли мы его вообще завести – тоже неизвестно. Если что, придётся вытаскивать нашим тепловозом. Ну а теперь вам карты в руки. Где вы будете располагаться с оружием – решайте сами. Учтите, ящеры будут нападать на всех: и на наш тепловоз-тягач, и на сам рельсоукладчик, но большинство их попрёт с этих двух сторон, – он ещё раз показал нам ручкой, – со стороны вокзала и со стороны рельс. Надеюсь, нам недолго придётся с ними махаться. Затем, когда заводим тепловоз рельсоукладчика, наши бойцы, кто потеряет лошадей, быстро подныривают под вагоны и залазят на них, а тепловоз-тягач вытаскивает их из облака. У кого лошади целые будут – на своих же лошадях и сваливают. Вот такой план.
Мы стали внимательно смотреть на рисунок, думая, где нам разместить наших стрелков. Мэр и его бойцы стояли и терпеливо ждали, пока мы думали.
– Вопрос к вам, мужики, – неожиданно сказал Туман.
Все внимательно на него посмотрели. Он улыбнулся и сказал.
– Ваши лошади не боятся выстрелов? – он быстро снял автомат с предохранителя и, подняв его вертикально, дал короткую очередь в воздух.
Что тут началось. Лошади тут же заржали, стали вырывать из рук своих всадников поводья, ребята еле-еле их успокоили. Даже мэр своего здорового коня еле успокоил. Но, как ни странно, никто не ругался на Тумана, никто из них не сказал ему пару ласковых. Спустя несколько минут им удалось успокоить лошадей, и всадники, нежно поглаживая их по морде, всё-таки заставили их стоять ровно и тихо, а не биться в панике. Туман попал в точку.
– Теперь вы понимаете, что будет с вашей конницей, когда мы там откроем пальбу из всего, что можно? – громко спросил он у стоявших рыцарей.
Те молчали. А что тут скажешь? И так всем стало всё понятно. При первых же выстрелах лошади начнут биться в панике, а при взрывах, которые обязательно будут, они тут же разбегутся, ломая строй.
– Ты прав, Валер, – кивнул Иван. – Твои предложения.
– Вы все едете туда без лошадей.
Тут же раздался ропот других ребят.
– Да мы не повернёмся в этих доспехах! – тут же воскликнул Топа, – мы как черепахи в них. С лошади хоть рубить можно и двигаться.
– Снимай всё, – коротко и зло сказал Туман, – будешь легче, значит, и подвижнее, либо будешь свою обезумевшую от выстрелов лошадь ловить, и тебя ящеры порвут вместе с ней.
Все, как по команде, притихли. Туман прав, он только что показал, что будет, и все это понимали. Но они привыкли ездить в облако на лошадях и драться там с ящерами верхом на них, а тут им предлагают идти туда на своих двоих.
– Лошадей оставляем тут, – решительно сказал Иван, – это мой приказ тем, кому тяжело оставить лошадь и снять обмундирование. Матвей, сообщить всем остальным: кто не хочет или боится – могут остаться, уговаривать я никого не собираюсь. Давай дальше, Валер, говори, что нам делать.
– У нас есть несколько единиц оружия, мы его готовы дать вашим ребятам, – спокойно продолжил Туман, облокотившись на капот Доджа. Нас 12 человек, двое водителях на МАНах уехали на погрузку. Также у нас есть Плащ, – кивнул он на чёрного красавца. – В нём первоклассный водитель, зовут его Санта. В машине – два пулемёта, туда нужны твои люди, те, кто знает, как обращаться с Печенегом и Кордом, и ещё три человека, которые будут на подхвате, на всякий случай. Дальше – Додж, в него ваш же водитель и трое в кузов. Додж будет стоять на подхвате, это на тот случай, если будут раненые. Итого нас остаётся 11 человек. Два моих бойца на ваш тепловоз-тягач, два на тепловоз рельсоукладчика, остальные – на крыши вагонов, к ним же – ваши люди, кому достанется оружие. Остальные твои люди, – Туман ткнул пальцем в мэра, – стоят внизу, как ты сказал, но они должны быть пешком. В 5-6 стволов с вагонов мы постараемся остановить ящеров, которые будут бежать от вокзала и от рельс к вагонам. Если кто и прорвётся, то это будут единицы, вот там тогда уже вступают в рукопашную твои бойцы с мечами. Каждый из вас подчиняется моим людям, никому не лезть вперёд, чётко выполнять команды и распоряжения, сказал – землю жрать, значит упал и жрёшь землю. Герои не нужны, мы, конечно, врукопашку с ящерами не бились, но с помощью этого, – он потряс автоматом в своей руке, – и этого, – он хлопнул по пулемёту, который держал в руках Няма, – можно сделать очень много. Плюс у нас у каждого подствольники и гранаты.
– Сколько у вас единиц оружия? – спросил Марк.
– 11 стволов ещё, боеприпасов завались, поэтому нужны те, кто действительно умеет обращаться с огнестрелом. Если ящеры будут наседать, ныряете под вагоны и залезаете на эти четыре вагона. Там, где будет особенно много ящеров, пройдётся Санта на Плаще: в нём весу 14 тонн, его ни один ящер не сможет остановить, плюс вскрыть его невозможно.
– Ящеры своими когтями железо нет-нет да рвали у нас, – раздался голос одного из рыцарей, которые приехали с Иваном, – у вас машина, конечно, зашитая в железо вся, но и коготки у них немаленькие.
Ну да, откуда им знать, что перед этой поездкой мы Плаща также обшили Арканитом. Да и что такое Арканит, они тоже не знают. Туман только улыбнулся и сказал.
– Сейчас я вам покажу одну штуку, – после этих слов он сначала снял с себя разгрузку, затем свой бронежилет, сделанный также из Арканита, и положил его на землю.
– Дайте кто-нибудь свой панцирь – сказал он.
Один из рыцарей тут же снял с себя панцирь и протянул его Туману. Он положил его рядом со своим бронежилетом.
– Давай, Вань, – немного отойдя в сторону, сказал Туман, – ударь как следует по панцирю.
– Я же его проткну сейчас, – удивлённо сказал тот.
– Я прошу тебя, ударь, – продолжал настаивать Туман.
– Ну ладно, как скажешь, – пожал Иван плечами и, вытащив свой меч из ножен, ударил сверху вниз по панцирю. Раздался небольшой грохот, и мы все увидели, как от мощнейшего удара панцирь получил огромную вмятину и дыру. Если в панцире был бы человек, он однозначно был бы мёртв.
– Молодец, – похвалил его Туман. Затем он поднял с земли свой бронежилет и, как мог, надел его на панцирь.
– Теперь ещё раз ударь. Как хочешь бей, попробуй ударить несколько раз, как будто ты ломом землю бьешь.
– Да он же сейчас тебе бронежилет испортит, – воскликнул Марк, – у него меч 30 килограммов весит, а, судя по твоему броннику, он у тебя не самый хороший.
– Бей, млять, – начал закипать Туман.
Иван размахнулся и ударил. Я думал, что сейчас земля разверзнется после этого. Затем он удивлённо посмотрел на лежащий без каких-либо повреждений жилет, удивлённо посмотрел на нас и, отойдя в сторону, врезал ещё и ещё. Потом стал со всей своей немаленькой силой бить жилет, как сказал Туман, как будто он ломом лёд долбил. Спустя пару минут избиения к его ударам присоединились ещё несколько человек. Мы в сторонку даже отошли. Каждый из бойцов использовал свою тактику удара. Они били его мечами, топорами, тыкали ножами. Но жилет держался, они на нём даже царапин не оставили, не говоря уже о том, чтобы пробить его насквозь или помять.
– Чудеса, – выдохнувшись, сказал Марк, – из чего он сделан-то? Новый сплав какой-то? Тоже в облаке у себя нашли? Хотя на вас всех такие надеты, и защита у вас на руках и ногах из такого же сплава сделана.
– Давайте, мужики, колитесь, что это? – улыбнулся Иван и, подняв с земли жилет, надетый на панцирь, стал его рассматривать.
– Этот материал называется Арканит, – ответил я, – его мы случайно нашли в этом мире, в одном месте. И наш учёный, опять же, чисто случайно сделал из этой породы такой материал. Видите, какой он тонкий, лёгкий и прочный. Пробить, сломать, согнуть что-то сделанное из этого материала невозможно. Первоначальная форма у него мягкая, как пластилин. Лепишь любую форму, ну как из теста, потом бьёшь током и готово. Вот у нас у всех такая защита из этого материала и сделана. Плащ обшит точно таким же материалом. Машины, которые ездят у нас в облако за добычей, мы также начали обшивать таким металлом. Ну и, естественно, у каждого бойца свой собственный обвес из такого же материала, – про Блюр я пока решил промолчать.
Сказать, что стоявшие напротив нас рыцари охренели, это ничего не сказать. Ребята просто обалдели от услышанного и зависли.
– Взрывать пробовали? – спросил Топа.
– И взрывали, и из СВД в упор с метра стреляли, – ответил довольный Рыжий, – ничего его не берёт. Ничто не сможет в нём сделать дырку. Атомной бомбой не пробовали, нет у нас её.
– Если быть точным, – взял слово Апрель, – то толщина бронника с бумажный лист держит выстрел из СВД.
– Я вас когда увидел, – засмеялся Матвей, – ну, в этих ваших обвесах, как вы их называете, подумал, что вы их для красоты просто нацепили на себя.
– И что, прям любую форму можно слепить? – продолжая крутить в руках бронник, спросил Тумана Иван.
– Мы же тебе говорим, – взмахнул рукой Туман, – первоначальная форма – как пластилин. Лепи, что хочешь. У нас механики из него себе инструмент делают и кое-какие детали на машины.
– Почём? – по-деловому спросил мэр, – нам такие же обвесы нужны на несколько сот человек. Да и лошадей не помешает одеть в такое же. Всё-таки это всё тяжеловато, – он ударил себя кулаком по своему панцирю, – а у вас, судя по весу бронника, – он потряс им в руке, – весь обвес на бойца килограмм пять весит.
– Три кило – полный комплект, включая каски, – улыбнулся Туман и легонько постучал по своей каске.
– Подождите, мужики, – немного осадил я его, – у нас не так много этого пластилина, решим. Давайте сначала одно дело сделаем.
И как я сразу не сообразил про Арканит-то? Вот нам и ещё один доход, и, судя по всему, доход обещает быть очень хороший. А там и до Блюра доберёмся.

Глава 10.

Потом мы загрузились в Додж и Плаща и поехали к выезду из города. Со слов Ивана, ехать до их облака с паровозами недалеко. В очередной раз поймал себе на мысли, что ну очень непривычно ехать на машинах за рыцарями на лошадях. Ну не укладывается у меня это в голове. А когда мы выехали из Киженя и спустились в небольшую балку, то от увиденного я вообще охренел. Представьте себе площадь по размерам с три футбольных поля, на которой стояли телеги, кареты, лошади, тут и там стояли рыцари, они как ходили по одному, так и сидели кучками. Так и хотелось спросить, где режиссёр и что за кино тут снимают. А чуть дальше на небольшой возвышенности стоял их тепловоз, к нему было прицеплены две платформы с высокими бортами. Уж не знаю, это тот, который мы видели вчера в одном из оазисов, или другой. Только команды мотор не хватает, и чтобы вся эта орава пошла в атаку, и с тепловоза начнут снимать кино или ещё что делать. Выглядело это просто нереально. Да и пацаны наши немного подзависли.
Потом мэр, сидя на коне, толкнул речь на предмет того, что всех лошадей люди оставляют тут. Объяснил, как, что и почему. Сначала, вроде, люди бубнить начали, потом всё поняли. Палить в воздух мы тут не решились, ну, чтобы показать им, что лошади действительно испугаются выстрелов, и испугаются очень сильно. Все люди и так это поняли. От поездки в облако не отказался никто. Кстати говоря, нас рассматривали, как инопланетян каких. Мы стояли около своих машин, а Большой ещё с несколькими ребятами залез на крышу Плаща с пулемётом, и оттуда они взирали на всю эту конницу. И тут я действительно увидел по-разному одетых в железо людей и лошадей. Если большинство были одеты в лёгкие доспехи, то около двух десятков всадников вместе со своими лошадьми представляли из себя танк на четырёх копытах. Невооружённым взглядом было видно, что и сами всадники, и их лошади несут на себе гораздо больше железа, чем остальные. Лошади были как один сплошной монолит, даже их копыта были защищены железом довольно-таки хитрой конструкции. Она как бы повторяла профиль лошадиной ноги, и всё это выглядело так, как будто лошадь полностью железная. Плюс у каждого у такого рыцаря был нехреновый такой щит, а у некоторых по два. Сколько же они весят? Теперь я понимаю, почему они так возмущались на предмет того, что их заставляют ехать в облако без лошадей. В таком обмундировании они в принципе двигаться смогут, но будет это выглядеть так, как будто ребёнок только-только начинает ходить или как топают пингвины.
Короче, Иван сказал всем раздеваться и оставлять лошадей тут. Рядом с лошадьми тут же выросла гора из этого обмундирования и щитов. Я ради интереса подошёл и попытался поднять одни из таких щитов. Тяжелый очень, килограмм 10 он весит точно, а ведь им ещё отмахиваться надо, держа его одной рукой. Хоть там и было несколько хитрых креплений с внутренней стороны, но меня бы точно надолго не хватило. А ещё второй рукой мечом надо махать. Я невольно ещё больше зауважал этих ребят. Встретиться лицом к лицу с ящером и драться с ним на мечах, – ну хрен его знает, смог бы я, или нет. Мне как-то привычнее очередь из Калаша дать, гранату там кинуть, с помповика ему ноги прострелить. Хотя ,если жизнь придавила бы, то скорее всего и с мечом бы пошёл. Только, наверное, первые пару раз с полными штанами кирпичей вернулся, если бы вернулся, конечно. А эти вон уже привычные, побухтели и стали распаковываться.
Кстати, этим тяжёлым рыцарям помогали распаковываться, вернее, вылезать из своих рыцарских доспехов по паре человек. Там куча застёжек и замочков оказалась. Но скинули они всё достаточно быстро. Лошадки, когда их освободили от этого железа, мне кажется, даже улыбаться стали. Пару лошадей вон стоят и башкой своей кивают. Всё-таки это железо на них — вес, и вес немаленький. Плюс ещё сам рыцарь килограмм двести весит в этом всём. И самое поразительно то, что эти тяжёлые рыцари крепятся специальными крепежами к седлу лошади. То есть ребята по натуре безбашенные должны быть, смертники. Если ящеры завалят лошадь, то ты в этом обмундировании даже встать не сможешь. Мои мысли подтвердил Иван, когда я ему задал вопрос про это. Так оно и оказалось: они и получали больше всех, эти тяжёлые рыцари, так как пёрли в самую гущу ящеров, снося их своим весом, но и гибли тоже частенько. Кого-то успевали вытаскивать, кого-то нет, причём вытаскивали просто волоком, цепляя другой лошадью и волоча за собой в безопасное место. Тех, кого не успевали, ящеры спустя какое время вскрывали, как консервную банку. Не завидую я их гибели. Охренеть, конечно, но факт остаётся фактом.
– Ну и как мы всю эту ватагу в облако доставим? – с интересом спросил Апрель, рассматривая вставшие в две шеренги чуть больше сотни человек.
Все рыцари уже разделись, в основном они сняли с себя эти рыцарские доспехи. Но некоторые из бойцов Ивана оставили на себе аммуницию, кто что. Кто в шлеме, кто со щитом, кто в панцире, но все на своих ногах. И у каждого по два меча. Я не хочу, конечно, ничего обидного сказать, но их вид у меня вызвал улыбку. Если их вид, когда мы приехали сюда, напоминал силу, красоту, все как на подбор, здоровые, закованные в железо, лошади-красавицы, то в данный момент – ну не бомжи, конечно, но как будто сильно их побили, что ли. Одеты кто во что, единого стиля формы, как у нас, нет, стоят вон, нервно хихикают и машут то руками, то ногами, разминаются они так. Улыбку свою я тут же спрятал, ну их, обидятся ещё.
– Большинство на тепловозе в этих платформах пусть едут, – немного подумав, сказал Туман, – тачки где ваши?
– Я сказал уже Колобку, – пробухтел Иван, – снимая со своей лошади защиту с туловища, – сейчас 10 машин приедут, на них и поедем туда, машины сразу назад. Матвей сейчас людей найдёт, ну, кто с оружием обращаться умеет, и приведёт сюда.
– Вон он, ведёт их уже, – кивнул Рыжий.
Повернувшись, мы увидели, как к нам идёт Матвей, а за ним – чуть больше десятка крепких молодых людей.
– Вот вам те, кто умеет стрелять, – сказал подошедший Матвей, – многие из них служили в спецвойсках. Это, – он показал рукой на мужчину лет 30, – будет водитель Доджа. Как и договаривались, с ним трое человек в кузове.
– Итак, мужики, – взял слово вышедший вперёд Туман, – сейчас каждый из вас получит либо автомат, либо Помповик. Но перед этим мне нужны те, кто знает, как обращаться с Кордом и Печенегом.
– Я могу с Кордом, – тут же вышел вперед мужчина около 40 лет, невысокого роста, одет, как и большинство из них, в спортивную одежду, – пять лет назад уволился с нашего флота, там на катере служил, у нас как раз Корд на нём стоял.
– Я с Печенегом могу, – добавил ещё один.
– Я и я с Печенегом могу, – вышел ещё один, – в армии пулемётчиком был.
– Санта, – крикнул Туман.
– Тут я.
– Ты и ты, – ткнул пальцем Туман в двоих мужчин, – оба в Плащ, там два пулемёта, будете ездить на грузовике и стрелять по Ящерам. Старший – Санта, слушаться его во всём.
– Будет сделано, – обрадованно кивнули оба и тут же направились к Санте.
– Ты тоже получаешь пулемёт, – продолжил Туман, – найди себе второго номера. Твоя задача – по приезду в облако залезть на крышу тепловоза рельсоукладчика и валить всех зверей. Патроны можешь не жалеть, их у нас много. Возьми с собой на всякий случай сменный ствол. Няма, выдай всё. Гранат им тоже подкинь.
Остальные лезут с нами на крыши вагонов. Наша задача, мужики, прикрыть ваших друзей, которые будут стоять внизу. Я думаю, вы понимаете, что от нас зависит, сойдутся они в рукопашную с ящерами или нет, и поэтому от вас требуется максимальная собранность, и не щёлкать. Возвращаемся все, никого не бросаем, даже убитых. Разгрузки, оружие и боеприпасы вам сейчас выдадут. Пакуйтесь по максимуму. Там в грузовике у нас есть небольшие сумки, набивайте их магазинами и гранатами, в облаке вам будет некогда набивать патронами рожки. Оружие всё пристреляно, кривых стволов нет.
Пока Туман говорил, к нам подъехало около десятка автомобилей. Ну и тачки у них. Уаз, в усмерть ушатанная Нива, Волга, ауди 100, крокодил её ещё звали, девятка, старенький мицубиси Галант, древний Форд Скорпио, семёрка жигулей и абсолютный раритет – 41-й москвич. За рулём Москвича, как и подобает такой машине, сидел дед. Такой же древний, как и сама машина. Мы только присвистнули, увидев этот металлолом. Теперь я понимаю, почему у них многие машины в ремонте. Скорее всего, к ним сюда проваливались люди на различном автохламе.
– Снайперы нужны? – крикнул ещё один парень из этой подошедшей десятки.
– Снайпер? – немного удивлённо переспросил Туман – Рыжий, у нас там вроде СВД есть.
– Ага.
– Выдай ему, пусть на вагоне сидит и валит особо больших зверюг, а ты им в голову старайся стрелять. И рацию с наушником ему дай, остальным всем – обычные. Всё, мужики, вооружаемся, выступаем. Вы знаете, куда едете? – спросил Туман у вышедших из своих машин водителей.
– Знаем, сынок, – бойко ответил этот самый дед, – не боись, не подведём.
– Отец, тачка-то твоя доедет? – весело спросил у него Апрель, рассматривая этот Москвич. Цвет у него ещё такой чудный был, зелёный, только он выгорел полностью на солнце, да и всяких вмятин на нём и царапин было полным-полно, – а то твоя тачка выглядит так, как будто на ней Берлин штурмом брали.
Все заржали.
– Нормально всё у меня с тачкой, – ответил этот дед, улыбнувшись, – ты не смотри, сынок, на её внешний вид. Движок шепчет, колёса крутятся.
У меня этот дедок вместе с машиной улыбку вызвал. Чем-то он на отца Большого похож. Такой же сухенький старичок, кажется, дунь на него, и он свалится, но как раз такие старики по выносливости ещё некоторым молодым фору дадут.
– Ваша задачи, мужики, – снова сказал Туман, – погрузить к себе этих бойцов, – он показал рукой на стоящих вокруг нас разношёстное войско, – завести их в облако к вагонам, выгрузить и свалить оттуда. Всё, больше от вас ничего не требуется, эвакуироваться мы будем уже сами.
– Как же вы, сынок, такой ватагой-то убежите оттуда? – воскликнул дед, – может, нам в кустиках-где вас подождать и, ежели что, на помощь прийти? На колёсах-то быстрее, чем на своих двоих.
– Спасибо, отец, – улыбнулся Туман, – но там точно не до машин будет. Так что выгружаете всех, и назад.
– Как скажешь, сынок, – кивнул дед и замолчал.
– Всё, мужики, по машинам, – рявкнул Туман, – каждый знает своё место. Поехали, повеселимся.

Глава 11.

И вот мы, погрузившись в машины и на платформы, которые были прицеплены к тепловозу, тронулись. Первый ехал наш Плащ: мы набились внутрь нашего грузовика, как шпроты в банке, остальная кавалькада, глотая пыль, ехала за нами. Весело сейчас, скорее всего, этим мужикам, кондеев-то нет в тех тачках, окна открыты. Даже в клубах пыли, которая поднималась за нашим Плащом, я слышал, как у едущих за нами машин гремит подвеска. Особенно этим отличался Уаз и Нива. До облака нам несколько километров, а там уже рукой подать до железнодорожной ветки, вернее, до нескольких.
– Вон вагоны, – крикнул сидящий за рулём Санта.
Я, как мог, постарался хоть что-то разглядеть через лобовое стекло, но куда там – народу в машине много, всем надо посмотреть, ничего не видно, короче. А в боковые открытые двери много не увидишь, зато в заднюю дверь я видел ехавшие за нами машины.
– Всё, мы на месте, – громко крикнул Санта и остановил грузовик.
– Пошли-пошли-пошли, – взревел Туман в рацию, – всем по своим местам.
Ещё там, в балке, он разделил всех на небольшие отделения и каждое из них распределил, кто где должен стоять. Мне досталось место на пассажирском вагоне, правда, как на них залезать, никто не сказал. Машины встели чуть раньше, чем тепловоз-эвакуатор, нашей задачей была сразу занять оборону, а люди в тепловозе должны были начать разбираться с этими двумя вагонами, которые стояли перед рельсоукладчиком. Я как раз успел его рассмотреть, когда пробегал мимо него. В жизни таких не видел. На первом вагоне – здоровенная стрела крана, метров 50, наверное, в длину, и похоже, она ещё и выдвигается. Кран сразу берёт рельсы со шпалами из вагона за собой и укладывает их перед собой. Бойцы, которые ехали на платформах, должны были занять оборону в самом начале рельсоукладчика, а те, кто приехал на машинах, – в самом его конце. И вот народ попёр, громыхая оружием, по своим местам.
Так, мой вагон третий, пассажирский. Сзади пыхтит Слива и Няма с пулемётом. Наша задача – площадка перед вокзалом и перроном. Следом за нами бегут мужики, которые уже стали пролезать под вагонами и вставать в цепь с той стороны. Вот и третий вагон. Подтянувшись, залезаю на площадку, так, теперь на крышу. Слива залез за мной и мгновенно сделал руки лодочкой. Ставлю правую ногу на его руки и, оттолкнувшись левой, подлетаю наверх. Цепляюсь руками за крышу – есть, снизу мои ноги толкают, всё, я на крыше. Следом вылетает Няма, я ему помогаю. Есть, Няма тоже на крыше. Следом пулемёт, сумка с боеприпасами, ложимся с Нямой на пузо и, ухватив Сливу за руки, втаскиваем его на крышу. Отлично, мы на месте. Теперь разбегаемся по крыше вагона и занимаем позицию.
Краем глаза успел заметить, как с платформ подъехавшего тепловоза посыпались рыцари и также побежали по своим местам. Другие несколько человек, не теряя времени, бегут к этим двум стоящим вагонам, чтобы посмотреть, что там у них с прицепными, ещё трое уже разматывают трос с морды тепловоза.
Прекрасно, процесс идёт, на соседние крыши грузовых вагонов также уже забрались наши ребята. Вон вижу, как Большого заталкивают наверх, а снизу в задницу его толкает Маленький. Рыжий, уже стоя на колене, осматривает в прицел СВД лежащие штабеля шпал и рельс. Парнишка, которому Рыжий дал вторую СВД, уже забрался на наш вагон и также осматривает здание вокзала в прицел. По его движениям: как он держит СВД, как стоит, я безошибочно узнал в нём опытного снайпера. Миха, наш снайпер, который с Ваней на БМВ сюда вместе с нами попал, также всегда винтовку держит. С нашей стороны действительно находится здание вокзала и перрон, рельсы даже вон есть.
– Саня, глянь, вон ещё один тепловоз, – крикнул мне стоящий рядом Слива.
Приглядевшись, я действительно увидел стоящий паровоз, вернее, торчавшую морду красного тепловоза. Получилось так, что на средней ветке сначала стоят два вагона, которые нам надо убрать, потом четыре вагона рельсоукладчика и его тепловоз, потом еще три вагона, и ещё один одинокий тепловоз. Ветка уходила налево, поэтому нам и удалось увидеть этот красный тепловоз.
– Вань, – крикнул я с крыши вагона. Мэр стоял со своими людьми прямо под нами. Было видно, что люди немного нервничают, вон один из рыцарей весь, как на пружинах.
– Что, Сань? – поднял голову и, прищурившись от солнышка, спросил тот.
– Там за рельсоукладчиком через три вагона торчит морда тепловоза, – показал я ему рукой в ту сторону. Он, понятное дело, его видеть никак не мог, ему другие вагоны мешают. – Может, нам пригодится, и мы сможем его утащить отсюда? Отправь людей.
Тот кивнул и взялся за рацию.
– Володь, приём.
– Если ты про тепловоз за вагонами после рельсоукладчика, – отозвалась рация голосом тяжело дышавшего Владимира, – то мы уже его смотрим. Как его наши разведчики-то проглядели. Дай мне минуту, доложу.
Иван тут же задрал голову и показал мне большой палец. Я в ответ только головой кивнул. Быстро мужики сообразили. Нам как раз два тепловоза надо будет, когда мы железку построим – один на электричку, второй на товарняк. Главное — тепловозы. Вагонов больше, а вот хороших тепловозов гораздо меньше.
– Ящеры справа, – заорал кто-то.
Не успел я повернуться и посмотреть туда, как на нашем вагоне заорал один из бойцов, которому мы дали оружие.
– Ящеры слева, – срывая горло, крикнул он.
Ну, сейчас начнётся. Я быстро лёг на живот и приготовился к стрельбе, рядом, тяжело упав на крышу вагона, плюхнулся Няма с пулемётом.
– Подпускайте их ближе, – мы услышали в наших рациях голос Тумана. – Рыцарям напоминаю: стоять и не дёргаться. Даже не вздумайте на них в атаку идти, дерётесь только с теми, кто к вам прорвётся. Не мешайте нам стрелять.
Подползя к краю вагона, я быстро посмотрел вниз. Вдоль нескольких пассажирских вагонов, на крыше одного из которых мы и находились, цепью стояли бойцы Ивана, сам он стоял точно подо мной. С нашей стороны их было около 50 человек, и они все стояли, ощетинившись мечами, топорами, у некоторых были луки. Правда, думаю, от луков толку мало, слишком ящер большой сам по себе. Его завалить-то, думаю, из лука можно будет, если ему только в глаз попасть, остальное так, слону дробинка, скорее всего.
– Стрелять по команде, – снова голос Тумана, – не психовать, не дёргаться, все видят ящеров не первый раз.
Я поднял голову и увидел, как на нас из-за здания вокзала прёт буквально лавина ящеров, было их очень много. Твою мать, как же мы вас валить-то всех будем? Ящеры выскакивали из разбитых окон, выбитых дверей, слева и справа они огибали здание вокзала и, пробежав несколько метров по перрону, спрыгивали с него и в хаотичном порядке бежали в нашу сторону.
– Это Владимир, Вань, – на общей волне раздался его голос, – тепловоз – что надо, его тоже нужно вытаскивать отсюда.
– Матвей, доклад, быстро, – рявкнул Иван.
Матвей как раз был старший в команде, которой предстояло сначала оттащить эти два мешающихся вагона перед рельсоукладчиком, а потом уже всеми правдами и неправдами уволочь отсюда сам рельсоукладчик.
– Вагоны уже цепляем к тепловозу, между ними нет сцепки, крепим трос, – тут же послышался его чёткий доклад. – Пытаемся завести сам тепловоз рельсоукладчика. Володя, заводи второй тепловоз, мы тут сами справимся.
– Работаем, пацаны, – снова голос мэра, – если жопа – бросайте всё и валите оттуда.
– Огонь, пацаны, – рявкнул в рацию Туман

Глава 12.

И тут мы дали. Дали из всех стволов. До ящеров было около ста пятидесяти метров, когда мы открыли огонь из всего, что у нас было. Захлопали подствольники, застрочили автоматы, пулемёты стали поливать бегущих к нам ящеров одной длинной очередью. С той стороны, с грузовых вагонов, вторая наша команда открыла огонь.
Первых несколько десятков ящеров, бежавших к нам, буквально снесло выстрелами. Снова у меня мелькнула мысль – какие же должны быть потери у этих нереально смелых людей, которые сейчас стоят внизу с мечами наготове. Ведь на нас прёт просто лавина зверей, и у меня от их вида и их количества снова побежали мурашки по спине. Я, лёжа на вагоне, только успевал менять магазины и расстреливать зверей, а люди, стоящие внизу, стояли на месте, как и сказал им Туман. Мы пока что успевали сдерживать зверей. Но ведь без нас вся эта лавина сошлась бы врукопашную с этими людьми. И что? Они бы все выжили и отбились от них? Ни разу не верю. Больше половины бы легла тут. Смелые они, очень смелые.
Вот несколько ящеров вырвались вперёд, до рыцарей им оставалось несколько десятков метров, я быстро навёл на них свой автомат и выпустил длинную очередь. Один есть, попал ему в голову, второму попал по ногам и он, запутавшись в своих собственных ногах, кубарем покатился по земле. Добивать некогда. Переношу огонь на третьего, на, млять, влепил ему точно в шею, щёлк, патроны кончились, держите из подствольника. Моя граната взорвалась между двумя ящерами и обоих снесло взрывной волной, правому зверю взрывом как следует разворотило бок, и он, громко запищав, упал на землю. Стоявшие на крыше соседнего вагона двое бойцов Ивана были вооружены помпой. Подпустив ящеров поближе, они также открыли огонь. Потом всё больше и больше ящеров стали прорываться сквозь наш заградительный огонь. Мы, как могли, старались уничтожить или максимально ранить бегущих на людей зверей. Ещё бы, они видели стоявших вдоль вагонов людей и, не разбирая дороги, бежали на них. Но именно так поставить всех наших рыцарей было единственным вариантом, если бы рыцари стояли с другой стороны, то там бы была куча мала, когда туда прорвались бы звери. Я помню, как нам все ребята по несколько раз сказали, что ящеры с лёгкостью пролезают под вагонами, поэтому люди и стояли на более открытом пространстве. Да и мечами махать лучше на большой площадке, а не на ограниченном пространстве.
– Вы двое – быстро вниз, – закричал я этим мужикам с помповиками, меняя на своём автомате очередной магазин, – стойте внизу с ребятами и стреляйте в прорвавшихся.
Оба тут же кивнули и чуть ли не кубарем скатились с вагонов на землю. Оба были буквально увешаны лентами с патронами для своих двенадцатизарядных помповиков. Спрыгнув вниз, они отбежали друг от друга метров на двадцать и, выйдя на пару метров вперёд цепи рыцарей, открыли огонь по ящерам. А неплохо у них получается, ребята стреляли практически от пояса и хорошо попадали.
Няма быстро поменял короб с патронами и стал расстреливать подбирающихся всё ближе и ближе ящеров к стоящим внизу людям. Он лежал на крыше и поливал ящеров одной длиннющей очередью, настолько много их было. Как бы ствол не перегрелся: запасной есть, конечно, но его замена – это время, которого может не быть.
– Вагоны утащили, – пришёл доклад от Матвея, – рельсоукладчик завели, сейчас поедем, держитесь, мужики.
– Живее, мать вашу, – проорал в рацию стоящий внизу Иван, – тут эти уроды, как на параде, прут.
Пустые магазины у меня отлетали только так. Всё это небольшое поле было усеяно мёртвыми ящерами, но они, невзирая на потери, давя и перепрыгивая через своих сородичей, все также перли на нас. Я даже на колено встал, чтобы удобнее было стрелять. Основной волне – метров сто до нас, тех, которые прорвались и пробежали эти сто метров, пока встречали с помпы, другие ребята с оружием и Слива с автомата. Ох и матерится он, конечно. Но вот ящеров стало всё больше и больше, мы уже не успевали их всех валить.
– Вы все, внизу, ложись, – заорал Туман, – гранаты, пацаны, по три штуки, быстро, веером. Потом подствольники, по два выстрела.
Я успел увидеть, как стоящие внизу мигом упали на землю, а мы, мгновенно вытащив из разгрузок гранаты, стали их кидать по одной, не забывая выдёргивать кольца. Среднестатистический человек может кинуть гранату с места на 30 метров, мы были на вагонах. Высота железнодорожного вагона, на котором мы были, метра три точно, значит, прибавим к броску ещё около 10-15 метров. В гуще бегущих зверюг вспухли взрывы гранат, их буквально выкашивало взрывами. Покидав гранаты, хлопнули по пару раз из подствольников, затем снова взялись за оружие. Гранаты и выстрелы с подствольников очень хорошо проредили ящеров и сбили их основную волну. Всё-таки больше 15 гранат мы в них бросили и сделали около 10 выстрелов. Когда пыль немного рассеялась, на земле лежала куча убитых зверей, еще больше было ранено. Кто-то из них дёргался и пищал от боли, кто-то крутился на месте, кто-то продолжал ползти в нашу сторону с оторванными конечностями. Добивать их некогда, вон, из здания вокзала выбегают ещё и ещё. Ксерокс у них там, что ли? Да сколько же вас тут? У нас, мне кажется, в нашем облаке их и того меньше. Или мне так кажется, потому что мы на машинах постоянно двигаемся, а тут на месте стоим. Вот же тупые животные, прут на свою смерть. Кстати, пастуха я так ни одного и не видел. Значит, ящеры знают, что люди — это пища. И тут я увидел, как несколько ящеров прорвались-таки сквозь шквалистый огонь и добежали до рыцарей.
– Держать строй, – крикнул во всю мощь своих лёгких Иван и приготовил свой меч, занеся его над своей головой.
Я попытался застрелить практически добежавших до людей ящеров, но побоялся зацепить рыцарей. Успел укокошить только одного, как трое ящеров добежали до людей, а следом – ещё около десятка. И тут я увидел рукопашку. С этим тремя зверями, который каждый был выше на голову обычного человека, вступили в бой четверо мужчин. Мама родная, они быстро отошли в сторону прямо перед нападением и в мгновение ока порубили их своими мечами. Одному зверю тут же снесли голову, снесли одним ударом! Второму отрубили лапу и добили, третьего буквально нанизали на мечи. Всё, готовы ящеры, охренеть, я даже глазом моргнуть не успел. Другие тоже добежали до людей, Иван своим мечом встретил первого и одним мощнейшим ударом разрубил пополам, быстро отойдя в сторону от удара лапой. Удар был настолько быстрый и сильный, что ноги ящера уже без верхней половины туловища пробежали по инерции ещё пару шагов и только потом упали в пыль. С остальными дрались другие мужчины, они их также быстро почикали. Вон, чувак с топором нагнулся, поднырнул под ящера и, коротко взмахнув, отрубил зверю ногу, второй подбежавший мужчина тут же одним чётким ударом отсёк ему голову. И самое поразительное то, что рыцари не мешали друг другу, они держали строй и каждый отвечал за свой сектор. Вот что значит колоссальный опыт в битве на мечах. Должен признать, я был впечатлен, они во мгновение ока тут же грохнули больше десятка немаленьких зверюг, причем из этих 50 человек в бой вступили меньше половины. И это они на своих двоих так дерутся, на лошадях их, получается, вообще непросто взять. Да, недооценил я их, сильно недооценил. Молодцы, мужики.
Няма стрелял и стрелял из пулемёта, ствол у него уже дымился, пули из его Печенега рвали головы и грудные клетки зверей. Он стрелял короткими, злыми очередями. Щёлк, у меня опять кончились патроны. Быстро меняя магазин, я обернулся назад. Там, на товарном вагоне, стоя в полный рост, поливал с пулемёта Большой, а другие бойцы стреляли из автоматов, кто стоя на одном колене, кто лёжа. Судя по рёву двигателя и поднимающемуся вверх черному выхлопу из выхлопных труб, там крутится на Плаще Санта. Точно, отчётливо слышны короткие очереди из Корда, его-то звук уж ни с чем не перепутаешь. Между вагонами я пару раз видел промелькнувший грузовик, видимо, там ещё хуже всё, если Туман отправил его на ту сторону.
И тут же мимо меня потихоньку-потихоньку начал ползти рельсоукладчик. Слава богу, ребята завели этот несчастный тепловоз, если бы не завели, пришлось бы его вытаскивать на прицепе, а это точно время. Перезарядив автомат, снова стал стрелять.
Несколько везучих ящеров добрались-таки до людей, внизу кипела рукопашка. Всё больше и больше рыцарей вступали в бой на мечах со зверями. Но пока, вроде как, бойцы Ивана справлялись, и они снова держат строй, ну молодцы, мужики.
– Мочи их, пацаны, – заорал я на адреналине и стал снова поливать из своего автомата. Раз – магазин, подствольник, быстро загоняю новую гранату, выстрел, попал точно в одного из ящера, довольно крупного, его буквально разорвало на части, снова перезарядка. Млять, да когда же вы кончитесь.
– РПГ давайте, – заорал Туман в рацию.
Спустя несколько секунд с крыш вагонов в сторону здания вокзала протянулись несколько следов от выстрелов и гранаты, пролетев эти несколько сот метров, чётко влетели в окна вокзала, вернее, две из них, одна врезалась в стену. Видимо, внутри было здания было очень много ящеров, их оттуда буквально вынесло взрывом, также оттуда вылетели куски мяса, кровь, пламя, пыль.
– Ещё РПГ в вокзал, быстро, – снова команда Тумана.
Ещё три ракеты ушли. Снова взрывы, визги животных изнутри, тех, кого контузило первыми взрывами, и они не успели выбраться оттуда, теперь наверняка добило. Пока из окон не выбежал ни один из ящеров.
А внизу шла настоящая рукопашная. Каждый из этих 50 рыцарей бился с нападающими на них зверями. Хорошо то, что на каждого прорвавшегося ящера приходилось по два-три человека. Не будь нас с огнестрельным оружием, людей, скорее всего, уже давно бы смяли. Ребята бились, как волки, крутились, уходили от мощных ударов лап, укуса челюстей, рубили ящерам конечности, головы, даже сквозь стрельбу огнестрельного оружия мы слышали маты и звон холодного оружия.
Никто из людей не хотел умирать.
Мы же продолжали стрелять по уцелевшим ящерам. Хорошо, что эти зверюги достаточно тупые и нападают скопом, у них нет никакой тактики. Они могут кинуться втроем на одного человека разом, и не в одну линию, а в одно место, чем только мешают другу друг и часто сталкиваются. А тут уже рыцари, недолго думая, рубят их мечами.
Прямо подо мной стоящий Иван мощнейшим ударом своего меча, чуть выйдя вперёд, как заправский мушкетёр или корсар, рубил зверюг своим мечом. Силищи в нём, конечно, много. Если правда у него меч весит 30 килограмм, то я не завидую тем зверюгам, которые попадают под его удар.
Рядом с ним какой-то мужик в шлеме рыцаря воткнул свой меч в грудь ящера и тот сразу остановился, видимо, он попал ему в жизненно важный орган, но, падая, он сбил этого мужчину своим хвостом с ног. Мужчина упал вместе с ящером на землю, держась за ручку своего меча. Он попытался его выдернуть, но меч застрял в звере. Ещё чуть-чуть, и ящер укусит его своими мощными челюстями. Мне стрелять нельзя, могу не попасть – они оба крутятся, как волчки. И тут мужик, недолго думая, отпускает меч, снимает с себя свой шлем и начинает им бить по голове ящера. Охренеть, мужик стал наносить ему страшнейшее удары по голове, громко крича от избытка адреналина и страха. Забил! Он забил его шлемом! Ящер после четвёртого или пятого удара прекратил делать попытки укусить мужика. Тот быстро вскочил на ноги и, уперевшись ногой, выдернул из тела зверя свой нож. Потом, быстро размахнувшись, воткнул меч ящеру прямо в макушку. Контрольный.

Глава 13.

Люди выигрывали, и это было видно: много ящеров валялось на земле, ни одного человека, лежащего среди ящеров, я не видел, а это не могло не радовать. Кровь, кишки, куски мяса, отрубленные лапы, хвосты зверей – это да, этого было в избытке. Прям мясокомбинат какой-то, в натуре. Про поле перед нами я вообще молчу, я даже сразу и не понял, что это мы их столько нащёлкали. Пока мы стреляли, я слышал переговоры по рации другой нашей команды, которые были на грузовых вагонах. Судя по матам наших Васьков и их коротким командам, там тоже всё шло путём, правда, у них Плащ был. Я нет-нет да поворачивался туда и видел его дымящиеся вертикальные дымовые трубы. Сам грузовик было не видно за вагонами, а вот чёрный дизельный выхлоп был виден очень хорошо, Санта там их давит, скорее всего, только так. Ну и также наши пацаны помогают, стреляющие с крыш.
Кстати, когда-то давным-давно я читал статью в каком-то журнале. Там было указано время устных команд командиров в различных армиях мира своим бойцам. Так вот, победили Русские, и победили из-за Русского мата. Да-да, именно из-за русского мата. Ведь как происходит за рубежом?
Ты, рядовой Джон, наведи пушку вон на тот танк и выстрели в него. На иностранном языке грубо получилось 11 слов. А теперь перефразируйте это предложение на русский матерный язык. Я как сейчас помню, что сидел и считал, и у меня получилось 6 слов матом. Сколько вы таким образом выиграете времени? Секунду? Две? Так что наш мат, вернее, одно слово, может заменить несколько в горячке боя, и каждый, каждый наш боец поймёт, что от него требуется.
Меж тем рубилово продолжалось. Люди устали, но продолжали биться, прикрывая друг другу спину. Вон наш старый знакомый Веня, выбравшись из-под туши убитого ящера, страшно закричав, разогнался и сзади воткнул свой меч в затылок ящера, который зажал одного из рыцарей около вагона. Мне кажется, я даже отсюда треск черепа услышал.
– Ааааааааа, помогите, – услышали мы крик.
Повернувшись на него, я увидел, как один из зверей схватил за ногу человека и быстро стал с ним убегать, волоча того по земле. Это что-то новенькое, обычно они сразу человека рвут. Причем, гад такой, ящер, я имею ввиду, побежал с ним левее здания вокзала, туда, где на поле нет убитых зверей. И скорость такую развил, гадина, хрен догонишь его.
– Снайпер, твою мать, – заорал я, – стреляй по этой падле.
Ящер продолжал тащить орущего человека.
Где это снайпер, твою мать? Нам до них было чуть больше ста метров, и расстояние продолжало увеличиваться, боюсь, не попаду, могу человека задеть. Я обвёл взглядом вагон. Вон он, снайпер наш, уже стоит на колене и целится в этого ящера, услышал-таки он меня. Выстрел, попал в корпус ящера, но тот, немного вздрогнув, продолжал тащить упирающегося и орущего человека. Еще выстрел, ещё, попал оба раза, ящер не останавливается, терминатор, млять? Пешком не догоним. Туман уже матерился в рацию, вызывая сюда Санту, никто не сможет догнать этого убегающего ящера с человеком. Твою же мать, что делать-то? Он же сейчас его утащит и всё, его там порвут на части. Несколько ящеров, увидев, как один из них тащит за собой человека, тут же развернулись и побежали за ними. Мы, как могли, отсекли их, двоих даже завалить умудрились. Снайпер продолжал всаживать пулю за пулей в этого ящера, но тот бежал, бежал и не останавливался. Скорость он, конечно, снизил, но продолжал бежать. Тут и там вокруг него вскипали фонтанчики пыли от пуль. Не все пули снайпера попадали в цель. Конечно, тот несётся и всё время дёргается в прицеле. Понятно, что от такого количества пуль из СВД он умрёт, но это будет позже, сейчас нам надо было спасти человека и вырвать его из цепких лап зверя. А чувак продолжал орать, что есть силы. Уже все увидели, что одинокий ящер тиснул нашего рыцаря и хочет утащить его на десерт.
– Смотрите, – закричал стоящий рядом со мной Слива и показал рукой налево.
Твою мать. Из-за небольшого пригорка, вылетев, как пробка из бутылки, показался Москвич, да-да, этот 41 Москвич. Машина ехала наперерез бегущему ящеру.
– Дед этот, – выдохнул охреневший Слива.
Я быстро приник глазом к прицелу на своём автомате. Точно, дед за рулём: крепко сжимает руль, взгляд сосредоточен. Дед увернулся от одного ящера, объехав его, от второго.
– Быстро вниз, – заорал я и спрыгнул вниз на площадку, чуть не переломав себе ноги. Рядом спустя пару секунд тут же приземлился матерившийся Слива, следом, как мешок с картошкой, рухнул Няма с пулемётом.
– Прикрываем машину деда цепью, – заорал откуда-то появившийся Туман.
И мы пошли в атаку! Не выдержали. Мы все, кто был на вагонах и около них, ринулись на этих ящеров. Я стрелял одним глазом по ящерам, вторым смотрел за машиной. Дед успел увернуться ещё от одного из ящеров, от второго не успел и сбил его своей тачкой. Ящер с диким визгом перелетел через машину и шлёпнулся на землю.
Кто-то из рыцарей сразу заорал «Ура!». Его тут же подхватили другие. Уж чего-чего, а в атаку на ящеров я ещё не ходил, да ещё и «Ура!» орать. Слива с Нямой и то бежали рядом и не матерились, как обычно, обещая все кары небесные ящерам вплоть до девятого колена, они тоже кричали «Ура!». Ну а я, а я что, хуже, что ли, я тоже заорал.
Рядом хлопали помпы, мы стреляли из автоматов перед собой, периодически кто-то из рыцарей останавливался и рубился в рукопашную со зверями. Мля, кино и немцы, только вместо немцев эти зверюги.
Дед на 41-м тем временем сбил ещё парочку ящеров, морда у его машины уже была разбита, лобовухи нет, крыша вмята в салон, но тачка ехала, и он продолжал, уже не объезжая зверей, сбивать их машиной. Ящер, который продолжал тащить человека, всё ещё не видел приближающуюся к нему машину. Я видел, что он замедлил скорость, видимо, ему всё-таки много пуль прилетело в корпус, но продолжал упорно тащить рыцаря. А тот продолжал всё так же орать и пытался вырваться, крутясь в цепком захвате и, как мог, бил второй ногой по лапе ящера. Жалко, что у него ни ножа, ни меча не было, потерял всё в схватке боя. Стрелять в этого ящера мы всё ещё опасались: вроде и не далеко, а в чувака попасть боязно. Ещё не хватало самим его грохнуть.
Мы бежали, стреляли, орали. Рядом со мной появился с перекошенным от злости лицом Иван, вся его футболка была в крови. Он орал «Ура!» громче всех. Вот перед нами, как из-под земли, вырос зверь, ему я чисто на автомате влепил короткую очередь, его голова лопнула. Иван хотел добавить мечом, но зверь уже упал.
Нам оставалось пробежать каких-то метров двадцать, когда дед настиг-таки этого зверя, волокущего человека, он объехал его слева и встал прямо перед ним. Думаю, что зверь немного удивился, так как он резко затормозил. А дед! Дед вынырнул из машины с монтировкой! И с диким матом бросился на этого зверя. Тут уж мы все охренели, но всё-таки больше всего охренел ящер. Дед, как ниндзя, вскочил на капот своей разбитой машины и со всей силы врезал своей монтировкой ящеру по голове, потом ещё пару раз. Чувак, которого ящер тащил за собой, всё-таки вырвался, и, как мог, стал быстро отползать в сторону. Судя по его волочившейся ноге, она у него была сломана. Сейчас нам тем более нельзя стрелять. Там дед на капоте стоит и ящера мочит, а зверюга зависла, ящер только вяло отмахивался лапами, всё-таки силы покинули его. Ну, дед, ну, блин, ниндзя, в натуре. И вот всё-таки ящер взревел и попытался достать деда-ниндзю, но дед, влепив ему ещё раз по башке монтировкой, лихо спрыгнул с капота машины назад.
Тут же с трёх сторон к стоявшей машине подбежали ещё четверо ящеров. Но мы успели, мне даже стрелять в них не пришлось, этих ящеров буквально порезали на лоскутки добежавшие пацаны.
Этого несостоявшегося похитителя вообще чуть ли не на штыки подняли, он даже пикнуть не успел, как его мечами в фарш превратили.
– Уходим, уходим, – заорали наши рации разом голосом Владимира. – Мы вытащили второй тепловоз, к нему два вагона пассажирских прицепленных, быстро в них все лезьте.
– Дед, ты как? – резко останавливаясь около него, прокричал Апрель.
– Нормально, сынок, – как-то совершенно спокойно ответил тот с монтировкой в руке. Но дышал тяжело, возраст, всё-таки, да и, блин, страха, думаю, дед натерпелся.
– Отец – за руль, Няма – в багажник с пулемётом, Слива справа, – тут же крикнул Туман, – прикрывайте нас. Все остальные – бегом назад. Ты тоже в тачку, – ткнул он пальцем в молодого парнишку, которого волок за собой ящер. Тот лежал на земле метрах в пяти от машины и держался за ногу.
– Поехали, сынки, – весело крикнул дед и, рывком открыв водительскую дверь, запрыгнул за руль своего Москвича, – шевелитесь, сынки, радиатор пробит, долго тачка не протянет. – Няма со Сливой быстро подбежали к этому парнишке, как можно аккуратнее схватили его за руки и туловище и мигом закинули в машину. Иван предусмотрительно открыл им заднюю правую дверь, но чуток не рассчитал силу и теперь у деда дверь открывалась почти на 140 градусов.
Пока мы тут стояли, на нас снова попёрли звери. С оружием нас было, кажется, семь человек, некогда считать было. Туман уже отдал команду, и рыцари со всех ног со скоростью спринтеров побежали назад к вагонам, а мы небольшими перебежками стали отступать, прикрывая друг друга и стреляя в особо резвых ящеров. Я устал, очень устал, пот застилал глаза, разгрузка с набитыми в ней магазинами тянула вниз.
Москвич, взревев двигателем, крутанулся на месте, оттуда стали раздаваться выстрелы. И вот мы услышали длинный автомобильный гудок, из-за вагонов появился наш Чёрный плащ. Санта мгновенно сориентировался и направил грузовик в самую гущу атакующих зверей. Судя по его машине, он их уже много раздавил: вся его машина была в бурых потёках и кусках мяса. Печенег спереди и Корд с верхней турели не затыкались. Их огневая мощь нам очень помогла. Санта ехал от нас метрах в ста, он прям просеку среди ящеров проложил, затем развернулся чуть дальше и поехал назад, также давя зверей.
Рыцари уже добежали до вагонов, и я видел, как они подныривают под вагонами и перебираются на ту сторону. А нам надо ещё пробежать эти двести метров, а ноги уже не бегут, они даже не идут. Этот рывок до Москвича деда отнял наши последние силы. Мы бежали и отстреливались из последних сил. Москвич отъехал в сторону и остановился от нас метрах в двухстах пятидесяти, вне досягаемости ящеров. Ребята вылезли из машины и, как могли, прикрывали нас. И тут из-за небольшой горки, откуда появился этот дед ниндзя на своём шахид-автомобиле, эффектно вылетел наш Додж.
Додж приземлился на колёса, подняв кучу пыли, и, не останавливаясь, поехал по направлению к нам.
– В круг встали, быстро, – заорал Туман.
Мы мгновенно образовали круг. Ха, нас окружают ящеры, но зато мы теперь можем отстреливаться в любом направлении, не выбирая себе цель. Ящеры были всё ближе и ближе.
Иван и Топа убрали свои мечи в ножны, выхватили у меня и Кирпича пистолеты из кобуры и также стали стрелять по ящерам. Додж, прыгая по ухабам и на телах мёртвых ящеров, ехал к нам, вернее, летел. Из его кузова один из местных стрелял из помповика, правда, при такой тряске толку не было, но он стрелял, чем отвлекал-таки ящеров. Я расстреливал очередного ящера, который, гад такой, перед самым броском стал вдруг петлять. Стоявший рядом со мной парень с помпой с третьего выстрела попал-таки этому шустрику в коленную чашечку. Нога у ящера тут же подломилась, и тот кубарем покатился по земле. Его мгновенно добили.
– Ну давайте, падлы, подходите, – закричал рядом со мной Иван. Патроны в пистолете у него уже кончились, и он снова достал из ножен свой немаленький меч.
– Залезайте, быстро, – заорал этот парень, когда джип остановился рядом с нами, он нам даже борт уже задний открыл. Одного из ящеров Додж сбил передним бампером, а на другого просто наехал и остановился, я слышал, как ящер пищал под тяжёлой машиной. Я этого парнишку сразу узнал, он был в той десятке мужчин, которую к нам привел Матвей. Короче, мы в всемером побили все рекорды погрузки в автомобиль: кто залез в кузов, кто в салон.
– Жми к Москвичу, – проорал я водителю.
А ящеры – вот уже, до ближайшего – метров пять. Водитель выжал газ и, сбив парочку ящеров, развернувшись, поехал к Москвичу. Сидящие в кузове наши пацаны и рыцари стреляли из оружия. Около Москвича, увидев, что мы все погрузились в джип, прекратили стрелять и, запрыгнув в машину, также стали сваливать.
– Володя, наши все погрузились? – закричал в рацию Иван. Он залез на заднее сиденье джипа и, кажется, придавил Веню.
– Да-да, все погрузились, валите на хрен из облака, потерь нет, все ушли.
И тут мы увидели, как по этой средней ветке железной дороги, которую они тут сами проложили, и которая вела из облака, движется красный тепловоз с прицепленными двумя пассажирскими вагонами. А вагонах – куча людей.
– Валим, валим, – закричал я.
Я успел обернуться и увидел, как все ящеры бросились за нами. Додж мгновенно настиг Москвича, и мы ехали за ним. Тут Москвич стал дёргаться: было отчетливо видно, как машина теряет скорость. У него и так из-под капота пар валил, а тут, видимо, старичок решил окончательно испустить дух.
– Толкай его сзади, – хлопнул я по плечу нашего водителя. Кто он и как его зовут, я не знал. Вернее, то, что он из Киженя, я знал, а вот как его зовут – нет, да это и не важно. Додж взревел двигателем и, прыгнув вперёд, уперся своим бампером в задницу Москвича. Раздался треск и грохот сминаемого бампера Москвича и его задних фар, крышка багажника тут же оказалась помята, стекло на задней двери лопнуло и осыпалось вниз, окатив осколками тех, кто сидел сзади. Наш водитель поддал газу и мы поехали, толкая машину на выезд. Додж буксовал, но под его капотом хватало дури, чтобы толкать легковушку. Дед – молодец, не стал на тормоз жать, он только рулём крутил по направлению на выезд из облака. Пока мы толкали Москвича, к нам сзади пристроился Санта. Причём Санта на Плаще настиг преследующих нас ящеров и просто переехал их. Так мы и ехали тремя машинами.
– Всё, мужики, – прокричал Иван, – мы выехали из облака, границу проехали.
Мы все в салоне и в кузове Доджа заорали, что есть силы. Хорошо, что никто стрелять не догадался от радости. Вытолкав Москвич, дотолкали его до уже стоявшего рельсоукдладчика и стоявшего за ним тепловоза. Около него уже стояли все мужчины, мужчины с большой буквы. В таком бое, как был только что, я ещё не участвовал. Дотолкав Москвич джипом до этой толпы, мы наконец-то остановились и уже без какой-либо суеты вылезли из машин.
Толпа снова взорвалась криками, свистом, кто-то дал пару очередей в воздух. Деда вытащили из машины и стали качать. Да уж, дед реально молодец, не пожалел машину, не уехал, он единственный бросился на помощь. Потом деда поставили на ноги и стали жать ему руки. А Иван подошёл и обнял этого деда-камикадзе. Хорошо, что несостоявшегося камикадзе. Если бы мы в атаку не пошли, их бы там порвали ящеры. Дед реально герой.

Глава 14.

Мужчины стояли и обменивались впечатлениями прошедшего боя.
– Вот это драка была, – орал возбуждённый и перемазанный какой-то грязью Слива.
– Ага! – поддержал его Кирпич. – Как «Ура!» все заорали, у меня вообще башню снесло. Как в кино, млять.
– Вы все молодцы, мужики, – радостно размахивая руками, кричал Туман, – я уж думал, всё, хрен выберемся. Как вы с ними на мечах-то так бьётесь?
– Вот так и бьёмся, – спокойно ответил Иван, вытирая свой меч какой-то тряпкой.
Я пожал несколько рук рыцарей, меня пару раз хлопнули по плечу. Затем я перевёл свой взгляд на стоявший Москвич деда и его владельца.
Да уж, кузов машины был абсолютно весь помят. Стёкла разбиты все, задница и морда смята, одна из дверей оторвана, ну, та, которую Ваня открыл. Её так и не смогли закрыть, так и ехали с открытой. Зеркал нет, капот на одном крепеже болтается, бамперов тоже нет, из-под капота что-то выливается на землю и выходят остатки пара из радиатора. Рядом стоял дед и рассматривал свою машину.
– Не расстраивайся, отец, – подошёл я к нему, – ты молодец, спас нас всех. С раненым на руках мы бы не смогли быстро уйти. Ящеры бегают быстрее любого человека.
– Ну что ж теперь, – вздохнул дед. – Эх, хорошая тачка была, – погладил он по капоту своей уже мёртвой машины, – столько лет мы вместе были.
– Отец, а ты чего не уехал-то со всеми из облака? – спросил у него Апрель.
– Да я вроде и уехал, потом вернулся, остановился за этой горкой. Стал наблюдать за вашей дракой, как чуял, что колёса пригодятся. Вот и пригодились, – дед снова вздохнул.
– Ты, дед, в натуре, герой, – засмеялся Клёпа. – Вы, мужики, видели, как он, стоя на капоте, ящера монтировкой обрабатывал?
Все заржали.
– Будет тебе машина, отец, – громко сказал я, – даю слово. Мы приехали сюда из города, в котором есть автомобили. За твой поступок героя надо давать, но у нас тут медалей и орденов нет, а вот тачку я тебе лично подарю.
– Какую? – хитро прищурился старик.
Все снова заржали.
– Хорошую, – засмеялся я со всеми и ещё раз пожал ему руку.
– Пацаны, это не грузовик! – радостно крикнул один из парней.
Я обернулся на этот крик и увидел довольного Санту и тех двоих, которых мы за пулемёты в грузовике посадили. А Плащу-то досталось. Теперь я его мог получше рассмотреть: весь его отвал, вся морда были в крови ящеров и их кусках мяса.
– Это танк, а не машина, – продолжал тот возбуждённо рассказывать, – ты действительно водила-ас – похвалил он Санту. – Нас ящеры несколько раз полностью окружали, и он их давил, ни один не смог его вскрыть, – хлопнул тот рукой по кузову грузовика, – даже царапин нет на грузовике. Иван Иваныч, нам нужна такая техника обязательно. На нём вообще никуда не страшно соваться.
– Поддерживаю, – подхватил ещё один из местных с автоматом в руке, – я тоже видел, как ящеры грузовик облепили, а Большой нам всем сказал стрелять прямо по машине. Мы сначала боялись, а потом открыли огонь прямо по грузовику, ящеров с него как ветром сдуло.
Ничего себе у них с той стороне бой был. Если уж они действительно по машине стреляли, то я прикидываю, какая там плотность зверей была. А Плащ стоит вон, хоть бы хны ему.
– Подумаем, решим, – улыбнулся мэр и посмотрел на меня.
Я только головой кивнул. Я даже и не сомневался, что после этого боя они захотят себе такие же грузовики приобрести.
– Жилеты ваши тоже прекрасные, – включился в разговор ещё один из рыцарей. На нём был надета только защита на руках, всё остальное он с себя снял, из оружия у него в руках только топор, весь в крови. Видимо, он им тоже рубил направо и налево. – Кажется, тебя ящер лапой достал, – показал он рукой на стоящего Кирпича.
– Да, – кивнул Кирпич, – дотянулся-таки до меня и шлёпнул по спине. Если бы не жилет – позвоночник бы мне вырвал. Жилет спас.
Вот вам и пожалуйста, лучше рекламы наших обвесов и грузовика и придумать нельзя. Только что прошедший бой показал это всё в лучшем свете. Теперь местные точно не слезут с мэра и Матвея, они уже, вон, кружатся вокруг них, наперебой рассказывая преимущества защиты из нашего Арканита.
– Володь, как тепловозы? – спросил я, подойдя к стоящему у колёсных пар главному по паровозам и рассматривающему что-то там снизу.
– Рельсоукладчик малость подлатать надо, – ответил он мне, обернувшись, – а второй тепловоз в очень хорошем состоянии. Мы ещё два вагона пассажирских вытащили с ним, оба с кондиционерами, своими генераторами, судя по состоянию, тоже всё хорошо. Я команду дам, проверят ребята мои и, что надо, починят. Будет нам хорошая и комфортная электричка между городами.
А тепловоз мне понравился, в их технических характеристиках я не разбираюсь, но внешне он прикольный. Точно не наш отечественный, хотя кто его знает. Я их в жизни-то видел несколько раз всего, да на электрически ездил разок, детство не считаю, там не до тепловоза было, там бы побольше гвоздей на рельсы положить и собрать их потом. Я ещё на десяток метров назад отошёл, рассматривая его. Большой, красивый, мощный, наверное. Спереди я ещё издалека рассмотрел фару большую под лобовым стеклом. Но я точно помню, что на наших во лбу она горит. А мы и этот перекрасим, и свет ему добавим везде. Пусть пацаны его тюнингом займутся. Окна в пассажирских вагонах точно затонировать надо будет. Да и разрисовать его можно будет красиво как-то. Есть же у нас тот, кто граффити рисовал в сервисе, вот и поезд наш так в едином стиле сделаем. Да и сами вагоны пассажирские, и сиденья поменять все, и добавить там чего, шумоизоляцией их проклеить. Почему бы и нет? Сделаем из него более комфортный вагон.
– Володь, что хоть за техника? – крикнул я ему. Он уже, кстати, поднялся по лестнице и нырнул в кабину машиниста.
– Модель называется «Людмила», – высунулся он из кабины, – делали хохлы на экспорт. Такие в Германии до сих пор ездят. Надёжный очень и ходит хорошо.
– А сколько жмёт? – с интересом спросил Слива.
Я обратил внимание, что около нас стали собираться другие мужчины. Всем было интересно, что мы такое вытащили, ну что за тепловоз, я имею в виду. Володя, как заправский оратор, встал на небольшой площадке перед заходом в кабину, улыбнулся и продолжил.
– Максималка 140, комфортная езда 120 километров в час. Железную дорогу делать будем, нужны будут рельсы по сто метров, как раз стрела рельсоукладчика позволит такие укладывать, я уже посмотрел. Пару радиаторов для улучшения охлаждения поставим на крыше и можно будет с максималкой ездить, двигатель позволяет. Жарко тут в этом мире, а он через пустыню будет кататься, а с помощью дополнительного охлаждения решим вопрос с возможным перегревом. Два-три, четыре пассажирских вагона для него вообще не вес. Нужно будет ещё один такой же вытащить для товарняка, будут два состава – грузовой и пассажирский.
– 600 километров дороги – это четыре с небольшим часа езды между городами, – быстро посчитал Матвей, – ну, чуть больше. Это если постоянно на максималке ехать.
– Не, на максималке постоянно не получится, хотя мотор и позволяет, но про ресурс не забывайте. Не больше пяти с половиной часов езды будет, если ехать с разной скоростью. Только надо дорогу как можно прямее делать и без перепадов высоты. Тогда он будет быстро ехать, все нужные ТО мы ему проведём. Но с дорогой будет понятно, когда мы к ним, – он кивнул в мою сторону, – поедем. Я посмотрю, что там за покрытие и как рельсы со шпалами класть будем. И решим, с какой скоростью ездить, как дорогу построим. Где-то можно будет и сотку ехать, где-то и побольше. И время, и ресурс сэкономим.
У меня тут же мелькнула мысль про наш Блюр, смазки и масла. Уж не знаю, поедет ли он быстрее, если ему все жидкости из нашего Блюра везде залить, но то, что тепловозу будет из-за этого легче – это к бабке не ходи. Ладно, про Блюр потом скажем.
– А расход какой? – крикнул кто-то из толпы.
– В привычных литрах на сотню будет… Будет… Примерно 150 литров на сто километров пути. Можно и меньше, но ехать придется медленно, иначе никак.
– А так, чтоб как в Японии, поезд за 200 километров в час ехал, можно? – спросил Клёпа.
– Можно, – ответил Володя, – только колесные пары надо будет новые изготовить, скоростные. Прямо очень быстро не получится, но 200 километров в час, думаю, осилит, загрузки-то нет, считай, что ему те пара вагонов с пассажирами. Только не думаю, что это нам надо, слишком специфических вещей там много, да и переделывать многое придётся.
– Эх, хотел бы я в каком-нибудь специальном креплении или клетке на крыше этого поезда посидеть, когда он под сто двадцать едет, – мечтательно сказал Клёпа.
– Мотоцикл себе купи и езди хоть двести, – засмеялся Туман, – там получше ощущения. Асфальт положим, я первый между городами на мотоцикле поеду.
– Думаю, Валер, с тобой много твоих психов в такой мотопробег поедет, – улыбнулся я.
– У вас и мотоциклы есть? – удивлённо спросил кто-то из толпы.
– Есть, – ответил я, не скрывая, – и мотоциклы, и скутеры. Я вам больше того скажу, у нас есть речной оазис, так называемый. Там речка у нас большая и там же есть облако, по типу вашего. В этом облаке корабли, катера, много речной техники, рыбалка. Мы оттуда натаскали себе чуток и починили, в том числе и водные мотоциклы.
– Класс! – воскликнул Веня, – я бы на водных лыжах покатался.
Со всех сторон тут же послышались одобрительные выкрики мужчин по поводу речного оазиса.
На меня тут же посыпались вопросы.
– Не-не, мужики, – я тут же поднял руки перед собой, – вот наш главный по речному, – моя рука легла на плечи стоящему Рифу, – у него всё спрашивайте.
– Ну спасибо, Саня.
– Да ладно, Риф, ты им сейчас про свой этот оазис расскажешь, сарафанное радио разнесёт, – сказал я ему потихоньку, – землю же мы там будем продавать на этих островах, которые вы обнаружили. Прокат сделай всего, ты же сам хотел, гостиниц- то мы там собираемся строить, рыбалка, все дела. Вот тебе и реклама, – кивнул я на рыцарей и подмигнул Рифу.
– Точно, млять, как я сразу-то не сообразил.
– У нас там прокат есть, мужики, и несколько домов, где можно отдохнуть, – громко прокричал Риф.
– Где записываться? – весело крикнул молодой мужской голос в ответ.
– Я тоже на рыбалку хочу, – поддержал его второй.
– Ох, мужики, ломанётся к вам народ-то, – вздохнул Иван, – вы транспорт только нам продайте или маршрутки-какие пустите. У нас же тут пустыня вокруг одна, рек отродясь не было. Озеро в нашем оазисе не в счёт, его уже испоганили чуток. Так что ждите наплыва к вам клиентов, – подмигнул он Рифу.
Блин, а он прав. Пока мы обеспечим всех машинами, пока железку построим. Надо маршрутки-какие точно пускать, и Крота или ещё кого направить, чтобы он дорогу отсюда напрямую в наш речной разведал. Надо дорогу делать, опять же, лианы нужны, люди чтобы дорогу делать.

Глава 15.

С шумом гамом вернулись в город. Люди были очень возбуждены прошедшим боем, все были очень довольны, что вытащили тепловозы с рельсоукладчиком, и особенно, что никто не погиб. Раненые были, да, но никто не погиб от когтей ящеров.
– Может, гульнём сегодня? – предложил Иван, когда мы уставшие, грязные, потные и вонючие заехали во двор гостиницы.
– Не, Вань, харе бухать, завтра надо домой ехать. Бери пацанов, кто с нами поедет, и давай с утречка тронемся. Фур я только наших не вижу. Можешь узнать, как там у них дела с погрузкой?
Мы как раз, разговаривая, вылезали из Доджа. Только Иван стал доставать из кармана телефон, как во двор гостиницы въехали наши МАНы.
– Во, – кивнул Иван в их сторону, – а вот и ваши, видимо, погрузились уже.
Фуры также развернулись, последний раз чихнули тормозами, и водители заглушили движки. Из одной из кабин выбрался довольный Колобок. Увидев нас, он сразу засеменил к нам. Снова увидев его, я стал улыбаться. Ну вот есть люди такие – видишь их и настроение поднимается. Мне кажется, если Колобок даже злиться будет, всё равно смешно будет. Он не клоун, ни в коем случае, он человек – солнышко, кругленький такой весь, смешно перебирает ногами, тараторит, как из пулемёта, и у него есть ответы на все вопросы, всегда. Но больше всего мне в нём нравилось то, что он знает, что надо делать на несколько шагов вперёд.
– Иван Иваныч, всё готово, – отрапортовал он, подойдя к нам. – Фуры загрузили, солярки в баки залили на завтрашнюю дорогу. Свеженькую водичку завтра с утра привезут, я уже договорился.
Ну вот что я говорил, чувак мыслит на несколько шагов вперёд. Я вот про соляру даже не подумал.
– У нас же Блюр есть – удивлённо сказал стоящий рядом Апрель.
– Какой Блюр? – хором спросили мэр и Колобок.
– Похоже, мы не все их секреты знаем, – засмеялся Марк, – завтра вечером узнаем, что они летают на луну, пьют там местное пойло и дерутся с инопланетянами, а потом садятся в их летающие тарелки и летят по девкам.
Все стоящие рядом мужики заржали.
– Не, на Луну мы не летаем, – ответил я, снимая с себя разгрузку. Жарко, пипец. – Блюр – это местная нефть, голубого цвета. Наш профессор из неё сделал топливо, различные смазки и масла для машин. Причем там нет различия, соляра это или бензин, лей в бак и езжай. Вы-то нахрена в баки соляру залили? – спросил я у подошедших к нам двух водителей грузовиков.
– Да мы, это, – начал отвечать один из них, – загрузились, потом он, – водила показал пальцем на Колобка, – завёз нас на склады какие-то. Я думал, там тоже грузиться будем. Пока я из кабины вылез, они нам уже во все баки шланги повставляли и давай заправлять.
– Не надо было? – испуганно спросил Колобок
– Да не, всё нормально, – успокоил я его, – заправили, значит заправили.
– И как топливо то ваше? – нетерпеливо спросил Матвей.
– Замечательное, – ответил Апрель, – и машины лучше едут, и смазка гораздо лучше из него получается, и масла. Хотите попробовать?
– Конечно, хотим, – быстро ответил Владимир, – есть у вас на пробу-то? Мы и станки смажем, и у тепловозов найдём, что смазать.
– Бочки где с Блюром и смазкой? – спросил Апрель у водителей.
– Так это, сзади так и стоят в фурах. Их там под крышу загрузили оборудованием, ехать очень аккуратно придётся. Три бочки по 200 литров с Блюром, 50 литров смазки, 100 литровая с машинным и 100 литровая трансмиссионым маслом.
– Вы зачем так много с собой взяли-то? – обалдел Апрель, – там этими 50 литрами смазки всю машину десять раз смазать можно, и ещё останется.
– Так это, – развёл руки в стороны второй водитель, – ты же сам сказал, брать всего с запасом, непонятно куда едем. Да и у нас тары меньше не было.
– Хорошие водители, – засмеялся Иван.
– А то, – расслабились оба.
– Короче, – снова сказал Апрель, – топлива у вас сейчас на сколько в грузовиках?
– Да дому точняк хватит, – тут же ответил водитель помоложе, – даже ещё останется.
– Значит, весь Блюр в бочках отдать им, – показал Апрель пальцем на Владимира и Матвея, – масла и смазки возьмите себе по чуток, на случай неожиданного ремонта, остальное тоже всё им отдать. Емкости найдёте нам? – спросил Апрель у мужчин.
– Любые, – тут же кивнул Матвей. – Марк, вызывай телеги, надо у них сгрузить всё, пока они не передумали. Попробуем, что это за Блюр такой.
– Поверьте нам, мужики, – серьезно сказал Туман, – вы ещё попросите, и много.
– Так хорош? – спросил Владимир.
– Ты колёса свои на паровозе смажь смазкой и прокатись, – улыбнулся Туман, – посмотришь, какой накат будет. Или, если столько тратить жалко сразу, дрезину-какую, или колёса у карет.
– Наши в сервисе на станках пробовали, – вспомнив, сказал я, – пищали потом от восторга все.
Матвей с Владимиром кивнули и тут же ушли с водителями к фурам, а Марк уже разговаривал по телефону с каким-то Андреем и говорил ему, чтобы он сюда на трёх телегах ехал.
– Что погрузили-то? – спросил я у стоящего Колобка.
– 1000 телефонов, большинство из них вот такие, – он достал свой из кармана и показал. Такой же, как у Марка, когда он нам его в оазисе показывал, – сотка раскладушек, сотки полторы айфонов. Всё, что на складе было, выгребли. Потом скажете, каких вам привезти, ребята из облака привезут.
Иван стоял и кивал на всё это.
– Ну и в обоих фурах – оборудование для самих сотовых. Загрузили, как могли, но, естественно, всё не влезло. На ваш город надо ещё три-четыре фуры везти, плюс оазисы, чтобы сотовой связью всё покрыть.
– Завтра домой к вам приедем – отправьте фуры к нам назад за оставшимся оборудованием, – сказал нам Иван, – ещё есть грузовики у вас?
– Конечно, есть, – ответил Апрель.
– Ну вот, они за несколько ходок и привезут всё. С людьми что? – спросил Мэр у Колобка.
– 8 человек готовы ехать в командировку для установки и настройки оборудования, – тут же ответил Колобок. – Александр сказал, что помощников предоставят.
– Люди будут, не проблема, – подтвердил я.
– Ну и хорошо, – улыбнулся Иван, – ты команду дай, чтобы за несколько дней привезли всё из облака, ну, что им надо. Наверняка уже знают, чего не хватает.
– Сделаем.
– Ты, кстати, завтра с нами поедешь.
– Ух, спасибо, – закивал Колобок, – всё будет доставлено в лучшем виде, – заверил он нас.
Мэр повернулся к нам, глубоко вздохнул и сказал.
– Я, конечно, понимаю, что это наглость. Но, может, вы нам оставите Плаща своего, стволов и патронов побольше? Потом рассчитаемся, когда курс установим, оценим всё и все дела. Мне этим вашим Плащом все уши уже прожужжали.
Стоявшие рядом Веня, Марк и ещё несколько мужчин аж дышать перестали. Блин, так и знал, только я думал, что он вечером у нас это спросит. А он прям тут решил, не отходя от кассы. Санта тоже завис.
– Дружище, оставайся у нас, – не давая нам опомниться, обратился мэр к Санте. – Такого классного водителя грузовика у нас нет. Мне ребята, которые с тобой ездили сейчас в качестве пулемётчиков, уже сказали, что ты ас. Жильё, еда, всем обеспечим, даже зарплату тебе заплатим, как инструктору, не обидим. Плюс за каждый боевой выезд будешь получать. Научишь наших нескольких ребят рулить Плащом, и что там к чему в нём. А там сам решишь, у нас останешься или к своим вернёшься. Рейсы сейчас между нашими городами регулярные будут, пока эту железку построим.
– Когда они успели-то? – обалдел я.
– Пока вы тепловоз рассматривали, и Володя нам лекцию читал.
– Ясно всё.
– Ну так что, мужики?
– Ну? – кивнул я Апрелю и Туману.
– Я не против, – ответил Апрель.
– Ты как, Санта? – спросил Туман у него.
– Да можно, в принципе, – пожал он плечами. Он, конечно, в небольшом приятном шоке был.
– Договорились, – улыбнулся я, – Туман, по оружию и боеприпасам сам разберись.
– Отлично, – обрадовались все Киженьцы.
– Колобок, – снова подал голос мэр.
– Номер уже есть постоянный, одежда будет в течении часа для нашего нового инструктора и жителя, место для обучения вождению тоже есть.
– Он у вас ясновидящий, что ли? – вконец обалдел я от Колобка.
– Я просто слышу весь разговор и прокручиваю в голове, что для этого надо, – улыбнулся тот.
– Молодец! – похвалил его Туман.
Да, Колобок — это что-то.

Глава 16.

Когда мы все прошли в столовую при гостинице, где уже всё было приготовлено и накрыто, меня как-то накрыло усталостью. Да и, судя по другим ребятам, они себя тоже чувствовали не айс. Видимо, там, на улице, когда мы разговаривали, и Иван предлагал Санте остаться, разговор шёл ещё не то, что на адреналине, он шёл на эмоциях и эйфории после такого боя. После тарелки супа и 50 грамм организм стал требовать отдыха и сна. Да и вечер уже. Пока проснулись, пока Туман нас всех погонял, пока собрались, съездили в облако, повоевали, поговорили после боя, поздний плотный ужин… Всё, теперь в душ и спать. Завтра едем домой. Да и, честно говоря, особо мне ни с кем общаться-то и не хотелось. Няма сказал, что ещё посидит с ребятами. Предупредив всех, что завтра с утра выезжаем сначала в оазис с птицами, а оттуда едем домой, я направился к себе. Душ и спать.
Уже лёжа в кровати после душа, я прокручивал то, что нам нужно будет сделать. Понятно, что мыслей и идей еще накидают, но мне всегда вот так нравилось думать, что и как будет дальше. Взяв лежащие на письменном столе ручку и блокнот, стал писать то, что пришло мне в голову.
1. Нам нужно делать и железку, и асфальтированную дорогу. Если по железке, в принципе, всё понятно, то по дороге для машин ясности нет никакой. Ясно, как божий день, что её надо будет пускать параллельно железке. Отсюда делаем вывод и пометку для себя, чтобы потом не забыть. Дорога для машин должна быть по три полосы в каждую сторону. Почему по три? Потому, что машин будет очень много, и с каждым месяцем их поток только будет расти.
2. Посередине шестиполосной дороги обязательно оставляем полосу шириной метров 5 минимум, а уже потом, со временем, постепенно ставим на этой полосе безопасности отбойники: либо железные, либо бетонные, как на нашем МКАДе.
3. Обязательная разметка самой дороги, линии, указатели, развороты и карманы для стоянок машин, они также должны быть заасфальтированы. И обязательно установить контейнеры для мусора. Летящий мусор по пустыне видеть не хочется.
4. Когда будем устанавливать отбойник посередине, нужно будет продумать развороты для машин. Соответственно, развороты также надо будет продумывать заранее, я имею в виду, на каком расстоянии друг от друга их делать.
5. Заправки и пара гостиниц. Расстояние между городами, я думаю, будет километров 600-650. Сколько нужно будет заправок? Две? Три? Гостиниц точно парочка, при них и заправки. Ведь не все смогут проехать это расстояние между городами за световой день. Точно также установить указатели, сколько до следующей гостиницы и заправки. Надо искать электрические камни и стоить около них, и также искать воду, рыть скважину и тянуть все коммуникации на блокпост «заправка – гостиница». Строительство влетит, конечно, в копеечку, но они себя быстро оправдают.
Всё это должно быть обязательно огорожено от животных, которые шастают ночью по пустыне. Значит, заправки должны быть, как наша, у каньона – за высокими стенами и с охраной.
6. Сами животные. Ночью, я думаю, ездить особо никто не будет, но это я так думаю. Но, скорее всего, найдутся такие смельчаки. В случае, если мы установим отбойники посередине трассы, животным будет достаточно сложно их преодолеть. Значит, надо делать туннели под самой дорогой. А вот какое расстояние делать между туннелями для зверей, надо думать. Как бы каждые несколько километров делать не пришлось. И прокладывать их надо до укладки асфальта.
7. Также, со временем, с помощью электрических камней, которые мы найдём вдоль будущей трассы, сделать освещение этой самой трассы. Живой пример – наша дорога от блокпоста через каньон до нового оазиса. Там 7 километров, вроде как, и все освещённые.
8. Построить заправку в Кижене. Там же сервис, нанять местных людей, руководителей поставить наших.
9. Связь везде и всегда. Но этот вопрос, я думаю, в ближайший месяц окончательно решится.
10. Потом тянем железку между нашими оазисами и точно также делаем дороги, указатели, разметку, освещение, всё тоже самое.
11. Где-нибудь посередине трассы, на одной из заправок, думаю, нужна группа немедленного реагирования, скорая, спасатели и так далее. А может, и две группы. Вдоль всей трассы – их телефон и частоту рации. Аварии будут обязательно. Трасса будет скоростной, ограничений нет, гаишников нет. Ехать большинство будет очень быстро. Да чего греха таить, я сам хочу проехаться по этой будущей трассе с ветерком, и хочется далеко за 200 километров в час дать. Если мой Кадиллак так не позволит, то Светкин Икс точно 250 поедет. А у большинства – мощные иномарки, вот и будут там ребята душу отводить. Точно также будут гонять и между оазисами, плюс не забываем про мотоциклистов. Туман совсем недавно говорил, что они из облака притащили несколько спортивных байков, которые могут ехать под триста. Спасатели обученные, быстрая скорая, обычный эвакуатор. Все это нужно делать с нуля.
12. При выезде на трассу выдавать памятки с информацией по трассе. Особенно расписать про скатов и ночных животных. Типа, если сходите на песок с асфальта, то это на свой страх и риск, мы вас предупреждали, точно также и про ночные поездки. Днём животные не нападают.
13. Продумать систему логистики и доставки на эти заправки-гостиницы всего необходимого. Продумать смены, сколько людей персонала, сколько охраны, по сколько дней будут длиться вахты.
14. Увеличить наше производство. Значит, нужно больше тех, кто будет ездить в наше облако за тачками, в оазис-разборку за другими тачками. Мотоциклы тоже на ура пойдут.
15. Думаю всё-таки заняться на какое-то время доставкой к нам необходимой бытовой техники.
Большие холодильники для магазинов, сотовые, всё на продажу. Нужно ещё подумать, почём нам телефоны продавать, 1000 штук уже нам загрузили в фуры.
16. Напротив цифры 16 я нарисовал смайлик и большой вопросительный знак. Речной? Когда мы поедем на разведку вниз по реке? Тут с такими делами опять всё это откладывается на неопределённый срок.
17. Арканит, надо хоть что-то Киженьцам продать, обвесы, я имею ввиду.
18. Увеличить добычу Блюра и его переработку в масла, смазки и различные жидкости. Дать команду делать цистерны для сети наших будущих заправок. Либо пусть покупают материал, а на месте уже собирают.
19. Отправить Крота по нашим следам для поиска подходящего места для строительства заправок-гостиницы и для поиска электрических камней и воды. Рассчитать хоть примерное расстояние до дороги, хоть примерное количество необходимых материалов и начать это всё туда перевозить. Так как фуры ходить за лианами будут постоянно, просто складировать все это в пустыне, воровать там некому, на крайняк заминировать.
20. Люди, рабочие руки. Это не проблема, но постараться придётся, чтобы их набрать. С той, ближайшей стороны, для заправки-гостиницы можно будет нанять Киженьцев, старший, естественно, наш человек.
21. Гостиницы, это значит пища, кров, ночлег. Там должно быть так, чтобы люди хотели там останавливаться на ночлег и кушать. Значит, качество еды и качество обслуживания. Я знаю только одного такого человека у нас в городе, у которого всё очень вкусно и обслуживание на высоте – Армен. Мы так и так его хотели привлечь к нашему ресторану через каньон. Значит, будем привлекать и сюда.
22. Мне нужно чётко выделить наши направления. Наша «ГДЛ» растёт, скоро я буду не успевать быть везде.
23. У нас где-то 180 километров – это дорога через Плато. Нужен ли там асфальт? Железка там точно пойдёт, а вот асфальт? С другой стороны, пылищи там от машин будет – мама не горюй, и они пока эти 180 километров проедут, будут все в пылище, однозначно. А если несколько машин будет ехать? Нет, там тоже надо асфальт класть. Блин, это сколько же нам лиан-то надо? Ладно, все эти вопросы будем обсуждать все вместе.
Что у нас в данный момент по людям?
Риф – речной, Дима – шпионы и разведка, Туман – доставка, Апрель – грузоперевозки, Ваня, Игорь, Славка – сервис, Большой и Маленький – безопасники нового оазиса, речного, обоих заводов. Переработка Блюра и Арканита. Крот – доставка провалившихся к нам сюда людей. Андрей – развозка по нашему городу, такси и продажа гаражей, Кирилл – автосалон. Георгич и два его помощника – наша бухгалтерия, скорее всего, ещё надо будет людей набирать. Дядя Паша – строительство в речном и новом оазисе. Та большая женщина, Степановна – хозяйственный оазис. Она там главная по всем фермам, овощам и фруктам.
Добавятся ещё заправки – нужен тоже человек, плюс те, что нам от нефтяников достались. Продажа электроники – ещё человек нужен.
Наш Игорь – закупщик, пора ему набирать людей и отдавать распоряжения. Закупку всего и вся повесим на него, парень справляется просто замечательно. Также, скорее всего, будет нужен человек, который будет заниматься закупками бытовой техники для нужд «ГДЛ», но это уже пусть Игорь думает. На лесопилку и то, что мы отжали от нефтяников, тоже нужны кураторы. Везде нужна охрана, так называемые ЧОП, тоже нужен старший. Блин, у меня сейчас башка лопнет. Дураков-то не поставишь на эти места. Это только то, что я сейчас вспомнил. Наверняка ещё люди добавятся, когда мы на большое совещание соберёмся. И их всех надо обеспечить формой, оружием, транспортом, связью. После этого у нас будет мощнейшая организация. Никто с нами не справится. Дима работает по своему направлению, проталкивает нужных нам людей наверх с помощью взяток и помощи в том или ином деле, попутно собирая на них компромат. Ну дела, конечно.
Скорее всего, нашим всем ребятам тоже нужны помощники. Я имею ввиду Тумана, Апреля, дядю Пашу и Степаныча, а не только Игоря. Так всё, спать, хватит грузить себя, наброски я сделал, потом все вместе думать будем. Я отложил свои записи, выключил свет и завернулся в одеяло.
Млять, оазис разборку забыл. Туда же тоже люди нужны! Нах, спать, потом всё решим, мужики сами подскажут.
Завтра Светку с Булатом увижу, соскучился я что-то. А как бы на Лимутов-пацанов посмотреть? Интересно, большие уже котята стали? Дизель – у Сели, прикольное имя, у Страйка тоже котёнок. Вертолёт бы нам, или самолёт на крайняк. Только взять их негде. Расстояния большие, на машине ездить замучаешься. И мы там по строительной технике обсуждали, ну строительство её нам…
Всё, спи, Саня, спи.
И надо подумать, как сделать, чтобы все эти старшие не зарывались, и я периодически мог их проверить. Это не значит, что я им не доверяю, но доверяй, а проверяй.

Глава 17.

На следующее утро меня разбудил аккуратный стук в входную дверь. Открыв глаза, несколько секунд соображал, где я есть. Рядом на соседней кровати лежал и сладко посапывал Няма. Стук в дверь повторился.
– Да.
– Просыпайтесь, сони, – раздался из-за двери весёлый голос Сливы, – завтрак уже готов.
– 20 минут, – крикнул я в ответ.
Няма тут же заворочался на кровати.
– Вставай, Няма, – я кинул в него свою подушку.
– А? Что? Где? – тут же очнулся он, но спросонья тоже ещё не врубился, что к чему.
– Вставай давай, – повторил я и поднялся со своей кровати, – я умываться.
– Ага, – кивнул он головой.
Через минут двадцать мы уже входили в столовку. По ней распространялся умопомрачительный
запах кофе.
– Сань, посмотри на стойку, – шепнул мне на ухо Няма.
Переводя туда свой взгляд, я увидел, как Риф стоит и любезничает с Зиночкой. Она кокетливо улыбалась и строила глазки. Всё-таки он, видимо, решился к ней подойти, молодец. Наши все уже были в столовке и сидели уплетали какую-то кашу из тарелок. Ехать нам долго и далеко, плотно позавтракать точно не мешает. Не успели мы присесть за стол, как девушка-официантка принесла нам на подносе дымящуюся тарелку с кашей, свежую нарезку из колбасы, сыра и мяса.
– Рыбы нет? – спросил у неё Няма.
– Рыбы нет, мальчики, – улыбнулась она нам, – мало у нас её. Пруд есть, но там на весь город не хватает.
– Зато у нас её много, – буркнул Слива, садясь к нам за стол, – здорово, мужики.
– Каша — вещь, – сидя с ложкой за столом, улыбнулся Большой, – а добавки можно?
– Сейчас принесу, – улыбнулась официантка и, виляя бёдрами, удалилась на кухню.
– Хороша, – протянул Маленький.
– Привет, бойцы, – услышали мы от входа в столовую грубый мужской бас.
– Привет, мэр, – хором поприветствовали мы его.
Иван поздоровался с каждым из нас за руку и, взяв стул, присел к нам за стол.
– Мы готовы, машины и люди во дворе уже, – сказал он, – сейчас ещё парочка человек подъедет, и можем трогаться.
– Слушай, Вань, – обратился я к нему, – я вчера как-то забыл у тебя спросить. Сколько человек от вас едет? И это, Плащ-то наш у вас остаётся вместе с Сантой. Мы-то на чём поедем?
– Не волнуйся Саня, тачки есть. От нас едет 24 человека. Я, Марк, Владимир, с ним пару человек, таких же спецов по железке, и 8 человек тех, кто будет вам устанавливать сотовую связь. Ну и ещё несколько наших – закупщики, те, кто посмотрят, что у вас можно купить, чем будем торговать. С комфортом поедем, Матвей лучшие наши машины для поездки приготовил. Все с комфортом поедем.
– Матвей тоже едет?
– Ага, ещё Топа, Колобок, Александра Анатольевича я за себя оставляю, с нами ещё пару экономистов, доктор наш, вернее, спец по медтехнике, вам же нужно будет медицинское оборудование?
Я кивнул.
– Ну вот и мы так подумали. По спорту там, если вопросы будут, ну, одежда и оборудование. И человек по электронике.
– Отлично.
Тут в столовую, едва не оторвав двери, ворвались Матвей и Владимир. Быстро просканировав помещение и увидев нас, они быстро подошли к нам.
– Привет, мужики, – выпалили оба.
– Вы с пожара? Или на пожар? – усмехнулся Иван.
– Ваш этот Блюр – это нечто – плюхаясь на стоящий рядом стул, выпалил Матвей.
– Мы вчера, как ты сказал, – кивнул Владимир на Тумана, – попробовали и смазку, и масла, и само топливо. Все в полном восторге.
– Даже не сомневался, – ответил Туман
– О как? – удивлённо произнёс Иван.
– Ага, – снова закивал головой Матвей. – Вань, там все характеристики улучшились и намного. Мы несколько станков этой смазкой смазали, и дрезину ту нашу тоже, плюс в неё масло залили. Так она работать и ехать стала, как новая, даже лучше, чем новая. Нам надо всего и побольше из вашего Блюра. Слесари пищат от восторга.
Иван вопросительно перевёл взгляд на нас.
– Будет вам Блюр, – ответил Апрель, – дайте нам только до дома доехать. Сколько надо-то?
– Вот на первый раз, – ответил уже отдышавшийся Матвей и вытащил из кармана рубашки сложенный листок.
Апрель развернул его и стал вчитываться.
– Куда вам столько? – удивился он, пробежавшись взглядом по цифрам и протянул листок мне.
– Пусть будет, – улыбнулся Матвей.
– Да нам на железку только пару тонн надо, – воскликнул Владимир, – я хочу нашим тепловозам и вагонам всем ТО провести и полностью всё на Блюр ваш перевезти, а смазывать там дофига чего надо. Плюс те, которые будут между нашими городами ездить. Пока вы привезёте, пока ребята всё сделают.
Я также посмотрел в листок. Да уж, списочек. Смазка – тонна, масла – две тонны, топливо – 10 тонн.
И это только начало.
– Привезём, несколькими партиями привезём, – заверил Апрель.
– Отлично, – обрадовались Матвей с Владимиром.
– Ну что, поехали? – спросил я, отставляя пустую тарелку в сторону.
Пока сидели-разговаривали, я и кашу съел, вкусная, кстати, и кофе с нарезкой уговорил.
– Вы готовы? – спросил Иван у Матвея с Володей.
Оба кивнули.
– Поехали, мужики, – сказал, поднимаясь из-за стола, Иван. – Зиночка, спасибо большое.
Она в это время продолжала флиртовать с нашим Рифом. Мы также хором сказали и ей спасибо, и остальным девочкам.
– Не за что, мальчики, – звонко крикнула нам одна из официанток, – приезжайте к нам ещё.
Уже выходя из столовой, я увидел, как Зина написала что-то на карточке и протянула её Рифу. Телефончик взял-таки, молодец. Только когда он сюда в следующий раз попадёт? У него в речном дел навалом.
Выйдя во двор, мы все увидели много людей, которые там находились, и отдельно стоящие друг за другом машины. Было много мужчин, женщин и несколько детей. Я так понимаю, это провожающие. Кто из нас едет, я, естественно, не знал, потом познакомимся. Иван как будто мои мысли прочитал, так как он сразу сказал.
– В оазис с птицами приедем, вернее, на базу вашу рядом с ним, тогда и познакомлю вас с нашими. Поехали уже.
Тут же стоял и наш Санта, и его Чёрный Плащ.
А машинки-то у них старенькие. Во дворе, помимо наших двух МАНов и Доджа, стояло ещё 7 иномарок. Микроавтобус Форд, который мы видели около конюшни, старушка Камри, Октавия, универсал Опель и ещё несколько машин.
– Вы им-то машины успели починить? – спросил я у Апреля, вспомнив, как он предлагал свои услуги в ремонте местных машин.
– Ага, две машины ещё смогли починить и завести.
– Да, – протянул Слива, разглядывая машины Киженьцев, – ну и автопарк у них. Сомневаюсь я, что они все по такой дороге 500 километров проедут.
– Не все доедут, точно, – пробухтел Большой, – либо на галстук, либо бросим.
– Ладно-ладно, – улыбнулся Матвей, – вы ещё ставки сделайте, какая из них первая сломается. Ну нет у нас лучше машин. Не попадают к нам сюда люди на технике, а если кто и проваливается, то вот на этих. За 6 лет всего машин 50-60 с людьми сюда провалились. Эти-то берегли, как зеницу ока, половина законсервирована была на всякий случай. Ребята наши их полночи готовили.
– Оно и видно, – засмеялся Маленький, заглядывая в салон старушки Ниссана Максимы, ещё в 33 кузове, – даже салон пропылесосили.
– Ну, мы надеемся с вашей помощью обновить свой автопарк, – с улыбкой сказал Иван, – поехали уже. По машинам, – громко крикнул он.
– Давай, дружище, – протянул я руку Санте. – Будь здоров, не опозорь наш Таус.
Ребята стали по одному подходить к Санте и прощаться с ним.
– Когда вас назад-то ждать? – спросил он, пожимая руку Апрелю.
– Рейсы сюда регулярные теперь будут, – ответил ему Апрель, – если что нужно, скажешь пацанам. Пока сотовые не сделают, они тебя будут по рации вызывать. Да в любом случае наши захотят тебя увидеть.
– У меня уже есть, – Санта улыбнулся и достал из своей разгрузки сотовый.
Вот же, блин, и этот уже с телефоном.
– Как у нас наладите всё, дам вам телефончик.
– Ты не переживай, – поддержал я Апреля, – сейчас такие дела с дорогами этими закрутятся. Месяца через три-четыре точно тут полная движуха будет. Смотри, ещё понравится и тут останешься.
– Ага, мадам себе найдёт какую- нибудь, – добавил улыбающийся Клёпа, – тут девчонок полным-полно.
– Удачи вам, пацаны, – сказал Санта, – я буду скучать по вам.
Провожающие быстро попрощались со своими мужчинами, те в ответ поцеловали своих жён, подруг, детей, и все те мужчины, что едут с нами, стали рассаживаться по машинам. Додж стоял первый в этой колонне, я и Слива уселись спереди, Большой и Иван сзади. Ну и здоровые же они ребятки, я ещё обернулся и посмотрел на них – они вдвоём всё заднее сиденье заняли. Посигналив всей нашей колонной, мы выехали со двора и взяли направление на выезд из города.

Глава 18.

Всё, Кижень позади. Вроде и пару дней в нём побыли, а эмоций на пару недель хватит. Не перестаю удивляться этому миру, полному загадок и тайн. Одни эти рыцари чего стоят. Вон, самый главный рыцарь сзади сидит и в окно зырит. Лошади эти их, кареты, тепловозы. Непривычна, конечно, эта дикая смесь старины, сделанная на современный лад. До сих пор с улыбкой вспоминаю, как первый раз увидел мужика на лошади, вернее, рыцаря, который ехал и разговаривал по сотовому.
А эти кренделя? Я вчера после нашего плотного ужина вышел на улицу подышать перед сном.
Сначала я услышал музыку.
«Едем, едем в соседнее село на дискотеку. Едем, едем на дискотеку со своей фонотекой. Едем, едем с гаража, угнав папину Победу»
Я уж подумал, что как у нас, на машине кто-то едет с музыкой на полную. Ага, щас, из-за поворота выехала карета с четвёркой лошадей, и из неё этот музон раздавался на всю округу. Я аж глаза протёр от неожиданности. Видимо, у местной молодёжи так ночная тусовка начинается. Но больше всего меня поразил внешний вид кареты. Она была с Неоновой подсветкой! Карета! С подсветкой! Как раньше на спортивные тачки делали, вешали лампочки на днище. Так и эта, как инопланетный корабль, ехала. Сначала я услышал музыку, потом не очень громкое цоканье копыт, а затем из-за поворота выехала карета, лошади чёрные, их и не видно толком. А вот голубое свечение было хорошо видно. Даже место у извозчика – и то с какими-то лампочками было. Охренеть, конечно: лошади едут, музыка играет, подсветка горит. Кому расскажи – не поверят.
Мы уже выехали из города и теперь не спеша пылили по загородной трассе, если её, конечно, так можно было назвать. Как говорится, для русских дорога – это направление. Водители фур предупредили нас сразу, что они загружены по самое не балуйся, и быстро ехать настоятельно не рекомендуют, развесовки груза нет совершенно. Там, где будут особо сложные участки, надо будет вообще со скоростью черепахи ехать. Ладно, доедем потихоньку. Нам сейчас надо эти 250 километров до нашего оазиса с птичками преодолеть, на базу нашу. Часа 4-5, думаю, дорога займёт, а там, если всё нормально будет, то можно сразу и домой ехать.
Очень мне не хочется там ночевать. Мы дома и так почти неделю не были, сегодня, кажется, пятый день нашей командировки. День нам, конечно, погоды не сделает, но всё же.
А через три часа езды и почти двухсот пройденных километров в нашей колонне сломалась одна из машин, Опель универсал. Водитель в пылище не разглядел камень и налетел на него, повредив себе подвеску. Правый передний рычаг аж загнуло, видимо, хороший такой удар был. О ремонте тут не могло быть и речи.
– Ты как так ехал-то? – распекал его Матвей, когда мы все по его просьбе остановились, вылезли из машин и подошли к подбитому Опелю.
– Да тут не видно ничего, в пылище этой, – попытался оправдаться мужчина лет 30. Иван нас ещё не познакомил, и я не знал, кто он и по какому профилю спец. То, что с нами едут профи в том или ином деле, я даже не сомневался. А пылищи и правда было много. Фуры наши, хоть и ехали последними, но уже от передних машин поднималось достаточно много пыли, Опель ехал шестым по счёту.
– Ладно, Матвей, не ругайся на него, – вступился я за него, – починим мы тачку, наши пацаны наверняка что-то придумают.
– Там колесо ушло, тут не починим. Подвеску раскидывать надо, – вынес вердикт осмотревший машину Апрель, – на галстуке её тащить невозможно, колесо крутиться не будет.
– И как тогда? – спросил Марк.
– Тросы есть? – спросил Апрель у стоявшего рядом с нами водителя одного из МАНов.
– Есть, конечно.
– Подгоняй МАНа задницей к морде Опеля. Мы сейчас с мужиками её поднимем и на твой отбойник сзади прицепа поставим, тросами прикрутим за подвеску, и никуда она не денется. Морда на отбойнике будет, задние колёса крутятся без проблем. Движок работает, будете там с климатом сидеть, не задохнётесь от пыли. Бампер только надо снять. Давайте пошустрее, нечего время терять.
Водитель подогнал МАН, бампер просто оторвали, не стали заморачиваться с его аккуратным снятием. Потом всемером, кряхтя и матерясь, задрали морду над землёй и поставили на отбойник, привязали тросами за подвеску. В общем, сделали всё, как сказал Апрель. Всё, можно ехать дальше.
Тронулись дальше, ещё через час с небольшим езды мы увидели знакомые очертания оазиса с птицами. Я, честно говоря, даже обрадовался. Вон птички так и летают, а вот и наш оазис – база для лиан.
– Половину проехали, – обрадованно сказал сидящий за рулём Слива, – Саша, домой сегодня? Время почти час дня.
– Сейчас решим все вместе, – ответил я. Тут у меня как-то мысли такие мелькнули, о которых все забыли.
– Туман, на связь, – взялся я за рацию.
– На связи.
– На наш канал давай, – сам я также быстро переключил рацию на наш отдельный канал. Теперь нас никто не услышит, ну, кроме тех, кто со мной в машине едет и в машине с Туманом. С ним, я точно знаю, Апрель, Маленький, Кирпич и Няма.
– Что-то случилось? – через несколько секунд услышал я его немного встревоженный голос.
– Нет, всё нормально. Есть несколько вопросов, которые нам надо решить быстро и оперативно. Для Монстра-то у нас только один водитель?
– Ну да. Я Машинисту говорил, чтобы он себе ещё парочку подготовил сменщиков. Один из них как раз с нами и поехал в этот рейс.
– Отлично. Второе, мы же, когда сюда ехали, планировали вывозить срубленные лианы на прицепах фур, а в данный момент фуры загружены под потолок. Значит, что? Значит, у нас нет другого выхода, кроме как прицепить этот прицеп к нашему Монстру, нарастить борта и всем вместе ехать назад.
– Мля, – услышал я вздох из его машины в рации. И в нашей тоже Слива с Большим чуток ругнулись.
– Ага, – улыбнулся я, – никто не подумал об этом.
– Значит, так и делаем, – резко сказал Туман, – я тут ребят оставлю. Посидят тут пару дней, ничего с ними не будет, пусть обустройством лагеря занимаются. Мы домой когда? Сегодня?
– Да, хотелось бы сегодня.
– Значит, завтра к вечеру Монстр будет тут.
Блин, вот же, сколько народу нас, а никто не подумал. Как говорится, умная мысля приходит опосля. Кстати, Киженьцы нам сказали, что лианы должны неделю лежать и сохнуть, после этого они будет готовы к употреблению. Первые лианы мы срубили 4 дня назад, сегодня 5 день, значит, два дня им ещё точно сохнуть.
– Сказали бы нам, – подал голос с заднего сиденья Иван, – мы бы пару прицепов больших к вашим фурам прицепили. И дорогу бы они выдержали точно, делают у нас ребята такие. И что это за Монстр такой у вас?
Мы со Сливой переглянулись и улыбнулись.
– С прицепами лоханулись, – согласился я и обернулся назад, – а на Монстра сейчас посмотришь.
И вот мы заезжаем во второй оазис, где наша база. Надо сказать, что оставшиеся в ней навели порядок на дороге, которую тут накатали. Монстр достаточно хорошо её накатал. Было видно, что некоторые пеньки были выжжены, некоторые просто вырваны из земли, не иначе машиной выдергивали. Все сломанные ветки убраны с дороги и откинуты на обочину. Ещё несколько минут и вот мы заезжаем на поляну. Вон наши пацаны все стоят и радостно кричат, приветствуя нас, скорее всего, кто-то из наших уже сообщил, что мы на подъезде. Додж наш стоит, Монстр, Тундра! На колёсах! Починили-таки, ну молодцы, ребята.
– Вон монстр, Вань, – услышал я голос Большого.
– Хрена себе, – выпалил тот.
Я обернулся и посмотрел на мэра. Тот сидел и с большими глазами рассматривал скромно стоящую в сторонке нереально огромную машину. А лагерь-то преобразился за наше отсутствие. Чёткий и ровный ряд палаток, несколько навесов, даже, вон, пару сарайчиков собрали. Чуть дальше видны установленные ряды столбов и лежащие на них сохнущие лианы, очень большое количество.
– Приехали, – выпалил Слива и остановил Доджа рядом с его братом близнецом.
Тут же подбежали наши ребята, начались приветствия, радостные выкрики.
– Я смотрю, вы удачно съездили, – пожимая мне руку, крикнул радостный Лама.
– Не то слово, дружище. Новостей на пару часов рассказа хватит.
– Пацаны, смотрите, что у нас есть, – услышал я голос Клёпы.
Они со Сливой тут же запрыгнули в кузов Доджа, на котором мы приехали, и, покопавшись там некоторое время, достали и нацепили на себя рыцарские шлемы, а Клёпа ещё и панцирь достал, и меч.
– Охренеть, меч, рыцари, – послышались со всех сторон восхищённые крики.
Наши ребята были действительно восхищены этими вещами. Киженьцы только стояли и улыбались на всё это. Многие из них уже познакомились с нашими пацанами, и теперь стояли и о чём-то переговаривались.
– Ну и тачка, – выпалил Матвей, – Володь, как тебе? – толкнул он его.
А тот буквально завис от его вида.
– А нам эти засранцы не говорили про эту машину, – потихоньку сказал Иван, – на такой можно в облако ехать и вообще ничего не бояться. Он тоже этим вашим…, – Иван стал щёлкать пальцами, вспоминая.
– Арканит, – подсказал я.
– Да, он тоже им обшит?
– Конечно, – его птицы на зубок уже несколько раз пробовали. Посмотреть хотите внутри?
– Спрашиваешь.
– Машинист, – громко крикнул я.
– Точно, – засмеялся Володя, – на такую тачку водитель только машинистом должен быть. Прям, как у нас на поездах.
– Да, Александр, – тут же нарисовался он рядом.
– Проведи ребятам экскурсию по своему автомобилю. Это Иван, Матвей, Володя, – представил я ребят кого знал.
Следующие минут сорок все Киженьцы осматривали нашего монстра, знакомились с нашими. Матвей был очень рад, что наши пацаны вытащили их Тундру и смогли поставить её на ход. Бок, правда, у неё был счёсан весь, стёкол нет почти всех, люк разбит и заделан плёнкой, но зато машина ехала на своих колёсах. Несколько ребят сразу взялись за ремонт Опеля, вернее, им Апрель сразу команду дал. В лагере царила атмосфера дружбы и доброты. Иван познакомил нас со всеми остальными своими людьми. Поржали наши и над их тачками, благо, Киженцы спокойно к этому отнеслись.
– Что с лианами, Лама? – спросил я у него, пока Машинист свою тачку показывал, – и с семенами?
– Лиан почти 15 тонн, семена тоже нашли. Марк же нам тогда сказал, где их искать. Короче, несколько мешков у нас есть.
– Тундру-то как вытащили? Вернее, проблемы были?
– Да не особо. На монстре подъехали, тросом дёрнули, на колёса поставили, потом задней лебёдкой подцепили, подняли передок и ходу. Птички, конечно, опять атаковали с животными, но с пулемётов покрошили всех в труху.
– Что с боеприпасами? – спросил Туман.
– Мало осталось, да и вы с собой много забрали. Вы-то как съездили?
– Ох, Лама, – вздохнул я, – даже и не знаю, с чего начинать. Новостей просто пипец, как много.
– Погоди, Сань, – остановил меня Туман и обратился к Ламе, – мы все лианы сможем на Монстре увезти? Фуры битком загружены. Мы тут про наращивание бортов думали.
– Да сможем, конечно, доски есть. Пару часов и будет готово.
– Время, – посмотрел я на часы. – У нас до темноты чуть больше семи часов. Всё сделать и до дома доехать успеем? Монстр с нами, потом всё объясним.
– Должны успеть, – почесал щёку Лама, – сколько только с Опелем ребята возиться будут, – кивнул он на наших, которые уже возились с его подвеской.
– Опель нас не держит, – ответил Туман, – мы его тут оставить можем. Давайте, бортами начинайте заниматься и погрузкой лиан. И надо тут несколько человек наших оставить на день-два.
– Понял, – кивнул Лама, – сейчас всё организуем. А Иван этот здоровый, как шкаф. Я таких людей и не видел никогда, – весело сказал он и побежал к стоящим ребятам.
В наращивание бортов и погрузкой лиан включились абсолютно все люди. Борта установили из напиленных досок за полтора часа. Мы же, когда сюда приехали, привезли с собой весь необходимый инструмент, вот наши, кто тут оставался, и наделали досок. Я всё-таки не отказывался от идеи привезти сюда быстрособираемые домики-бытовки. Есть у нас в городе фирмочка, которая как раз занимается их производством. И одна из наших лесопилок, ну, где мы тогда с бандитами этими воевали, занимается поставкой им брёвен, а они уже сами делают, что им нужно.
– Мужики, как вы смотрите на то, если мы вам своих людей сюда пришлём? – спросил у нас Иван, когда мы закончили погрузку лиан в прицеп. Сами борта получились гораздо выше монстра и лианы были загружены практически под самый верх.
– В смысле? – переспросил Туман.
– Ну, если мы решили дорогу делать между городами, то лиан нам теперь надо нереально много. У вас тут есть лагерь, я готов организовать вам сюда хоть 50 человек, хоть 100. Одни привозят лианы, вторые их на сушку, третьи по хозяйству. Ну, и ваши пацаны.
– Отлично, – обрадовался я, – все только «за» будут.
– Колобок.
– Уже записал, – тут же ответил тот.
– Всё готово, – подошёл к нам Апрель, мы как раз сидели под небольшим навесом и разговаривали, – можно ехать. Опель тут оставляем, запчасти привезём, его отремонтируют тут. У нас ещё 5 часов до темноты, успеем до дома доехать.
– Поехали, мужики, – сказал я, поднимаясь с лавочки.
Оставив тут пятерых наших ребят и один Додж, мы все шустренько расселись по тачкам и покатили на выезд из оазиса. Ещё 250, ну, может, чуть больше километров, и дом – родимый дом.

Глава 19.

Ещё в оазисе-базе я сказал Туману, чтобы на подъезде к нашему городу он связался с Арменом. Нужно забронировать на несколько дней кучу номеров для наших гостей, и чтобы их разместили, как полагается. Также выделить им несколько машин с нашими водителями. Их тачки пусть у нас в сервисе стоят, думаю отдать их нашим ребятам в сервис, пусть их подшаманят там пока. Наверняка в каждой из них есть, что отремонтировать. На завтра организовать нам встречу с нашим мэром и его командой, поедем на большое совещание, по её результату уже будем действовать дальше. Пока мы нашей огромной колонной ехали по пустыне, я видел, как Тундра периодически то обгоняет нас, то отъезжает на небольшие расстояния от нашей колонны. На ней ездил Володя-Киженец со своими людьми, им её сразу отдали, и они теперь катаются, смотрят местность на предмет прокладки дороги. Все свои идеи и мысли по дорогам, отбойники, туннели для животных, электрические камни и так далее я им озвучил только что в оазисе. Они также добавили свои и обещали всё это учесть при проектировании и строительстве дорог. Меня, кстати, все поддержали, что обе дороги должны быть параллельно друг другу и как можно прямее. Также поддержали то, что асфальтированная должна быть по три полосы в каждую сторону. Как я и предполагал, каждый собирается там носиться. Ещё бы, ехать по прекрасной, ровной поверхности, по дороге, которую видно перед тобой на несколько километров вперёд, под 200 километров в час или больше – сам бог велел. Туман вообще, когда свои мечты по поводу этого озвучивал, аж глаза закрывал. Да и ребята-мотоциклисты, которые были среди нас, тоже размечтались. Я, конечно, не представляю, что такое ехать 250 или больше на спортивном байке, но, судя по возбуждению тех, кто так ездил, они вновь хотят испытать это чувство.
Да уж, рекорды скорости там народ точно будет ставить, ох, не побились бы. Будут у нас свои местные автобаны. Мне, что ли, себе ещё тачку-какую спортивную купить? Эво мой, девятый, больше 250 не поедет. Вернее, поедет, но тяжко ему будет, да и не предназначен он для таких скоростей, всё-таки Эво – это больше для стремительных ускорений и скоростного прохождения поворотов. Блин, вот нафига я Коржу Вайпера согласился продать? Вот тачка, которая для этой дороги нужна, млять, вот же я. Хотя кто знал, что так будет.
Точно, закажу в оазисе-разборке себе какую-нибудь пулялку и буду периодически на ней выезжать на эту трассу. Повторюсь ещё раз, асфальтированные дороги мы хотим проложить везде. Так что место, где давануть, будет по-любому. Тут же в голове всплыли воспоминания, когда мы на Ивана БМВ, который вместе с нами сюда провалился с дядей Пашей, в первый раз в банк поехали. И мы за нашим городом на прямой в 3 километра 250 в час ехали, потом обратно. Больше ограничитель не дал. Ощущения, конечно, непередаваемые, и то, там была просто очень хорошо укатанная дорога, а тут асфальт будет. У меня прям аж сейчас сердце быстрее биться начало. Решено, куплю тачку себе ещё одну.
Интересно, а сидящий сзади меня в Додже Иван, мэр Киженя, какую тачку себе захочет купить? Судя по его размерам, кроме как в большой джип, он больше никуда не поместится. Я его прям так и представляю за рулём Тундры или такого же Доджа, на котором мы сейчас едем. Причём, джип должен выглядеть очень борзо, брутально даже. На огромных колёсах, в дугах, с дополнительными фарами. Чтобы каждому сразу было понятно, когда он увидит эту машину, что на ней ездит реальный чувак. Ладно, созреет – сам скажет. Его люди уже наводили справки у наших пацанов, почём у нас тачки. В салон их свозим наш, сами посмотрят и выберут себе по машине. Только надо курс наших денег установить и с нашими всё это согласовать.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

  Обсудить на форуме

Отправить ответ

2 Комментарий на "Механики. Часть 18."

Igor Mankovsky
Подписчик

18 часть понравилась.Чувствуется что повествование стало более последовательным и осмысленным.Ляпов почти нет,скорее это даже “шероховатостями” можно назвать.Читать приятнее стало.Автору успехов в творчестве!

Роджер
Подписчик

Ваще пойдет!!! Так держать! Ждем продолжения.

wpDiscuz