Механики. Часть 16.

Глава 1.

Очнулся от того, что меня поливают водой.
– Очухался? – услышал я голос Михайлова.
Разлепив глаза, почувствовал, что ноги и руки у меня связаны, руки спереди. Протерев несколько раз глаза от воды сел на задницу. Я находился на небольшой поляне, вокруг были деревья. На улице было всё ещё темно, но горящие вокруг нас несколько электрических фонарей давали свет, и я смог оглядеться. Судя по всему, мы находились на какой-то лесопилке. Вон, с боку лежат брёвна, напиленные доски. Рядом находится пара сарайчиков и навес. Точно лесопилка. Вон, большая куча опилок под навесом, стоит машина. Судя по всему, раньше это был джип, с него срезали всю заднюю часть, оставив только два передних места. Используют его в качестве тягача, к его задней части была прицеплена цепями пара брёвен.
– Света где? И Леший, – спросил я у стоящего напротив меня Михайлова.
Он стоял и мерзко улыбался. Рядом с ним находилось ещё четверо каких-то мужиков с оружием в руках. Они стояли и рассматривали меня, ухмыляясь.
– Тёлка твоя? – заржал Михайлов. – Пока в отрубе в сарае валяется. Сейчас мы чуток отдохнём и по кругу её пустим у тебя на глазах. А Леший – это тот боец, который с тобой был? Да добили мы его, чтобы не мучился.
Твою мать! Я сжал кулаки. Леший, брат!
– Собаку твою мы тоже грохнули, – радостно заржал один из мужиков. – Не успел твой Тузик сбежать от нас.
Уроды, сволочи, чтобы вы сдохли все!
– Только попробуй Свету тронуть, – угрожающе сказал я Михайлову, – я тебя на том свете достану.
– Ой, боюсь-боюсь! – наиграно сказал он, а стоящие с ним бандиты засмеялись. – Тут твоих бойцов нет, – мгновенно убрав улыбку с лица и приблизившись ко мне, зашипел Михайлов, – тут я буду решать, что будет. Ты думал, что ты везде король?
– А ты думаешь, что ты? – перебил я его и улыбнулся. Голова болит, пипец. Видать, хорошо он мне прикладом заехал. Я потрогал пострадавшую часть головы. Кровь. Рассёк-таки мне лобешник.
Михайлов снова мерзко захихикал и сказал:
Я, конечно, никак не ожидал тебя тут увидеть. И ты, скотина, унизил меня при всех людях. За это ты будешь долго и мучительно умирать.
– Ты не боишься, что мои пацаны потом до тебя доберутся и грохнут и тебя, и твоих шестёрок? – кивнул я на стоящих бандюков.
– Пусть сначала докажут, что это мы сделали, – услышал я ещё один голос сбоку и на свет вышел ГРУшник.
И этот тут. Вот же, млять, попали-то! Что делать? Надо тянуть время. Я очень надеюсь, что оставшиеся в оазисе пацаны поднимут тревогу и бросятся на наши поиски.
– Если ты думаешь, что твои найдут вас, – подошёл ко мне ГРУшник, словно прочитав мои мысли, – то забудь про это. Площадь этого оазиса около 160 квадратных километров. Замучаются прочёсывать. Собаку твою я завалил, – улыбнулся он, посмотрев мне в глаза, – так что никто их не приведёт сюда по следам. Ты же ведь для этого её отправил от себя.
Не выдержав, я бросился на него как мог. Со связанными руками и ногами это не так удобно и сделать. Но он ждал этого и встретил меня ударом ноги в корпус. От мощного встречного удара я упал на землю.
– Бей его, – коротко сказал он.
Дальше помню, что били долго и больно. Я только сжался в комок и постарался прикрыть руками голову.
– Вот тебе, сука! – слышал я сквозь маты и удары голос Михайлова. – Унизил меня при всех, падаль!
Удары сыпались со всех сторон. По голове били больше всего, я только и чувствовал, как руки немеют от ударов. А потом «выключили» свет.
Очнулся и сквозь вату услышал всхлипывания над собой. Моя голова лежала на чём-то мягком, и кто-то гладил меня по голове. Затем громкость в моих ушах потихоньку начала прибавляться. Тело как-то чесалось и саднило. Я чувствовал, что морда у меня вся опухшая от побоев, правый глаз видел с трудом, гематома, видимо, большая.
– Светик?
– Сашенька, – прижалась она ко мне и заплакала, – живой. Я уже думала, что они тебя убили, я видела, как тебя бьют. Они Лешего убили.
– Где мы? – открыв окончательно глаза и стараясь не завыть в голос из-за гибели Булата и Лешего, спросил я.
– В сарае, – осторожно протирая мне глаза какой-то тряпкой, ответила она. – На улице светает.
Я попробовал подняться, вернее, принять полусидячее положение. Всё тело тут же отозвалось болью. Хорошо меня всё-таки обработали. Каждый кусочек моего тела болел. Особенно взорвался болью левый бок, как бы рёбра не сломали.
– Как твоя нога? – вспомнив про её ранение, спросил я.
– Пуля на вылет прошла. Меня эти перевязали уже тут. Сказали, что они со мной ещё повеселятся. Нас найдут наши?
– Не знаю, Свет, – честно ответил я, наконец сев на задницу и прижав её к себе, превозмогая боль. – Оазис слишком большой. Булата они убили.
Света опять заплакала.
– Сколько нам осталось? – сквозь плач спросила она.
– Не знаю, – гладя её по голове, ответил я. – Надо оглядеться и попробовать выбраться отсюда.
– Они уехали куда-то. Тут только трое остались, они нас охраняют, – сказала мне Света. – Я в щель вон там видела, – показала она мне рукой.
Превозмогая боль, сморщившись и стиснув зубы я ползком приблизился к стенке сарая, внутри которого мы находились. Руки и ноги мои были свободны. Но сейчас мне кажется, я даже и километра не пройду, настолько сильно был избит. Чувствовал себя так, будто меня пару раз КАМАЗ переехал, а потом ещё стадо слонов по мне пробежалось. Болело всё и везде. Хоть зубы на месте, их я первым делом языком проверил. Только кровь во рту. Эх, водички бы. Подползя к щели, посмотрел в неё. Под небольшим навесом в свете тусклой лампочки сидело трое мужиков. Их оружие лежало у них на коленях, а они о чём-то неторопливо разговаривали. Что же делать? Задал в который раз я себе этот вопрос.
И тут с противоположной стороны сарая я услышал какой-то шорох, как будто кто-то осторожно рыл землю. Судя по всему, Света тоже это услышала. Млять, ещё зверей нам тут не хватало местных! Неужели на запах крови пришли? А нам даже отбиваться нечем. Да и боец из меня сейчас никакой. А в сарае как назло вообще ничего нет. Он небольшой, метров двадцать квадратных и абсолютно пустой.
– Что это там? – испуганно спросила Света и быстро подползла ко мне.
– Не знаю, – ответил я, шаря взглядом по сараю. Хоть камень какой найти. Нет ничего. Совсем. Свет немного пробивался сквозь щели в досках, и всё более-менее было видно. Меж тем шорох прекратился, а затем снова продолжился.
– Появится башка из-под досок, бей кулаками по ней, – сказал я и как мог, встал на четвереньки и пополз в сторону шороха. Там однозначно кто-то рыл подкоп. К шороху добавилось тяжёлое дыхание. Заорать что ли? Пусть эти охранники идут и смотрят, кто тут шарится.
Подползя к этой стене, я стал смотреть, как под досками потихоньку начинается осыпаться земля. Вот появилась небольшая дырочка, затем она стала расширяться. Мелькнула одна лапа, вторая. Дыхание становилось всё тяжелее. Устал зверёк-то, но рыть не прекращал.
– Саша, мне страшно, – прижалась ко мне Света.
– Мне тоже.
Зверь прекратил рыть и затих. Мы со Светой как по команде уставились на уже достаточно большую дырку под досками. Я уже кулак занёс, чтобы хоть разок, но успеть тюкнуть того, кто сюда полезет. И тут с той стороны мы услышали знакомое негромкое рычание. Так делал только один зверь.
– Булат! – радостно воскликнула Света и тут же зажала себе рот руками.
Тут же с той стороны он продолжил рыть подкоп, а с этой стороны – мы. Мне было больно, очень, но наш Волх жив, он нас нашёл и сейчас пытается прорваться к нам сюда. Сдирая пальцы до крови, ломая ногти, мы копали с нашей стороны, расширяя и углубляя яму. Наконец яма стала достаточно большой, чтобы в неё смог пролезть наш Булат. В дырке тут же показалась его башка, и он, кряхтя, стал протискиваться.
– Булат, ты мой хороший! – стали мы обнимать его со Светой, когда он очутился внутри сарая. – А нам сказали, что тебя убили.
Волх, мне кажется, был рад встрече больше нас. Он как юла крутился в наших объятьях, периодически умудряясь лизнуть в лицо то меня, то Свету.
– Это что? – удивлённо спросила Света и приблизила свою руку к щели сарая. – Кровь? Булат ты ранен?
– Ну-ка, – взял я его за ошейник и подтянул к себе. Точно, на задней правой лапе была небольшая рана, и она немного кровоточила. Булат тут же вырвался и стал зализывать её. Вот что это за визг тогда был. Попали они в него, уроды.
– Как же ты нас нашёл-то? – снова прижалась к нему Света. – Сюда теперь? – спросила она у меня, кивнув на подкоп. – Ты идти сможешь?
Это копание отняло у меня последние силы. Мне было хреново, очень, но надо валить отсюда.
– Полезли, – прокряхтел я и первым полез в дырку.
Вылез наружу, огляделся. Вроде никого. Потихоньку позвал Свету и Булата. И тут я услышал рёв моторов. Сюда ехало несколько машин, кажется, две.
– Быстрее, быстрее! – зашипел я.
Первым в дырку прошмыгнул Булат, следом ужом – Светка. Пока они выползали, машины подъехали и остановились на площадке перед сараем.
– В лес быстро! – сказал я и встал на ноги.
– Стоять, уроды! – услышали мы сзади злой окрик и лязг затвора автомата. Булат тут же нырнул в кусты. – Свалить хотели? Сюда идите! Пацаны, идите сюда, тут эти голубчики! – заорал во всё горло этот хрен. – Они подкоп сделали.
– Сюда их веди! – раздался с той стороны повелительный окрик.
Тот, который нас заметил, только дулом автомата повёл, показывая нам направление. Эх, пары минут нам не хватило. Света поднырнула мне под руку, и мы пошли, вернее, поковыляли. Идти было ещё сложнее, чем ползти. Бежать точно нет смысла, Булат ничего не сделает. Выйдя на поляну, я увидел три стоящих джипа: Соренто, Паджеро, чёрный Ниссан Патрол, а около них – человек пятнадцать. Среди них – Михайлова, ГРУшника и Стасика, он к нам приезжал в сервис, хотел нас под крыло взять. Стасик, увидав вышедших нас, сморщился и сплюнул. Мне даже показалось, что он разочаровался, удивился. Было в его взгляде что-то неожиданное.
– Твою же мать! – выдал Стасик, глядя на нас. – Антон, ты охренел?
– В чём дело? – спросил стоящий рядом Михайлов.
– Ты полный придурок! – зашипел на него Стасик. – Они же сразу на нас подумают. Я тебе говорил не трогать его пока – показал он на меня пальцем – у нас же другие планы были
– Чё, Антошка, – заулыбался я, плюхаясь на землю вместе со Светой, сил стоять уже не было, – жим-жим у тебя? Начальник твой и то посообразительней. Я же тебе сказал, что тебя из-под земли достанут мои пацаны.
– Рот закрой, – рявкнул на меня ГРУшник, – пока я тебе шею не свернул! – да знаю я – повернулся он к Стасику – да больно удачно сложилось всё.
– Кто ещё знает, что это ваша работа? – зло спросил у них Стасик.
– Никто, – ответил ГРУшник. – Мы чисто сработали. Тут никто не знает, что мы здесь. Сюда ехали в разных машинах. На их блокпосте через каньон нас никто не видел, а если и видел, то сюда много людей ездит. Трасса оживлённая.
– Значит так, – немного подумав, сказал Стасик, – этих двоих, – кивнул он на нас, – в расход. Закопать так, чтобы их никто никогда не нашёл, сверху посыпать хлоркой. Где вы её возьмёте, меня не касается. Для тупых, хлоркой посыпать для того, чтобы местное зверьё не раскопало. Пусть гниют в земле. Убрать все следы и быстро назад в город. Там сидим, как будто ничего не было и продолжаем работать по плану.
– Может, вы всё-таки не будете нас убивать? – сделал я последнюю попытку, не на шутку испугавшись. – Мне только он нужен, – ткнул я пальцем в Михайлова.
– Смешной ты, – скривился он в ответ. – Мы бы рано или поздно всё равно столкнулись, да и планы у нас есть на ваш бизнес. Тебя уберём сейчас, затем – твоих всех, – заржал Стасик, – и ваш бизнес будет наш. Жалко только, что эти так грубо сработали, – кивнул он снова на Михайлова с ГРУшником. Придётся нам ускориться. Всё! Убрать всё тут! – резко сказал он и направился к одному из стоящих джипов.
– Последний вопрос можно? – крикнул я.
– Ну давай, – нехотя остановился он и повернулся ко мне.
– Кто из наших меня сдал? – спросил я. Мне очень хотелось узнать, Рифа это работа или ещё чья.
Смотрю, Стасик завис.
– Никто из твоих тебя не сдавал, – взял слово ГРУшник, – можешь умирать спокойно. Мы вчера перехватили ваши переговоры по рации, вот и встретили вас в лесу.
– Ещё есть вопросы? – спросил Стасик.
Я отрицательно покачал головой. Слава Богу, Риф ни при чём.
– Останетесь тут, поможете, – сказал Стасик одному из своих бойцов. – Я сейчас заеду в посёлок на пару минут и домой в город, – тот только кивнул. Затем этот чудик сел в Патрол с тремя телохранителями, и машина, развернувшись, уехала. На поляне осталось одинадцать человек, это вместе с Михайловым и ГРУшником.
– Ну что, Санёк, – снова радостно осклабился Михайлов, – тебя как убить? Быстро или медленно?
– Ты обещал нам дать с его бабой повеселиться, – неожиданно сказал один из бандитов.
– Да забирайте, – махнул рукой Михайлов.
Я только почувствовал, как Света вцепилась мне в руку.
– Только подойти, опарыш, – встал я на ноги и закрыл собой Свету.
– Ой, как страшно! – засмеялся тот, приближаясь к нам. С боков уже стояло по двое человек, они тут же перекрыли нам пути отхода. Ну, вот и всё, вот и кончилась жизнь в новом мире.
– Я тебе глаза выцарапаю, – зло сказала Света, встав рядом со мной.
– Какая злая баба! – заржал другой бандит. – Видимо, у неё давно мужика не было. Сейчас исправим, – и он, повесив автомат за спину, достал из ножен здоровый такой тесак. – Твоему мужику я сейчас на твоих глазах кишки выпущу, а потом тебя разложу.
И тут недалеко от нас в лесу раздался вой. Громкий страшный вой. Булат. То, что это выл он, я даже не сомневался. Все бандиты разом притихли и повернули головы на этот вой.
– Откуда тут волки? – удивлённо спросил кто-то.
Булат продолжал выть. «Прощается, – тут же мелькнула у меня мысль. – Он прощается с нами и понимает, что сейчас он нам помочь не сможет».
– Прощай, Светик, – прижал я её к себе, не отводя глаз от приближающихся к нам бандитов. – Прости, что втянул тебя во всё это.
– Ты не виноват, – ответила она мне. – Люблю тебя.
И тут лес взорвался криками. Разом с деревьев вокруг на бандитов посыпались какие-то мохнатые звери и также они выбегали из-за кустов. Обезьяны! Это были обезьяны. Из леса пулей вылетел Булат и, сбив в прыжке с ног этого бандита с тесаком, вцепился ему своими челюстями в горло. Что тут началось! Обезьяны напали разом на всех бандитов. Люди даже сообразить не успели, что происходит, как на каждого из них накинулись по две-три мартышки. Только Михайлов, падла, успел увернуться от прыгнувшей на него обезьяны и, достав нож, с диким криком кинулся на меня со Светой. И тут с крыши стоявшего позади нас сарая с диким воинственным криком на него прыгнула большая обезьяна. Она просто впечатала его в землю и, пару раз попрыгав на его теле, повернулась к нам.
– Вождь! – радостно заорал я. Это был, несомненно, он. Рядом с вождём тут же приземлилась маленькая обезьянка и так же встала перед нами. Не в силах стоять, я снова сел на задницу. Последняя перепалка с бандитами меня сильно вымотала. Меж тем на поляне драка была в самом разгаре. Но никто из бандитов так и не успел воспользоваться оружием. Булат разорвал горло тому с тесаком и тут же прыгнул на следующего. Обезьяны просто рвали на части людей. Они хватали их за руки и ноги и разрывали, вцеплялись в них когтями и своими зубами. Стоял дикий вой животных и крики ужаса людей. Люди кричали как сумасшедшие, пытаясь отбиться от напавших на них обезьян, а обезьяны сами себя подбадривали. Михайлов очнулся и поднял голову. Вождь, который сидел передо мной, молча подошёл к нему и со всей дури взрезал ему кулаком по башке. Готов. Теперь он его вырубил всерьёз и надолго.
– Это что за обезьяны? – закричала мне в ухо Света.
– Наши друзья! – радостно ответил я. – Вон ту обезьянку мы лечили, помнишь? – показал я пальцем на сидевшую от нас в нескольких метрах мартышку. – Их, походу, Булат привёл.
Булат меж тем вцепился в ногу очередному бандиту, и тот, страшно закричав от боли, выдернул из ножен свой нож. Только размахнулся, чтобы ударить им Волха, как на его руку накинулись сразу две обезьяны и повалили его на землю. Булат стал просто рвать его своими мощными челюстями, а обезьяны с дикими криками прыгали и молотили его, как могли. Через несколько секунд такой экзекуции человек дёрнул пару раз ногам и затих. Мартышки тут же спрыгнули с него и побежали к другой куче-мале, где их сородичи добивали остальных бандитов. А Булат, отпустив ногу, пулей кинулся лежащему человеку и, вцепившись челюстями, одним рывком вырвал ему кадык и половину горла.
Еще через пару минут всё было кончено. Все бандиты лежали на земле, а вокруг них сидели обезьяны. Вождь, всю драку просидевший около нас, встал на ноги и издал такой рёв, что у меня аж уши заложило. Затем он подошёл ко мне вплотную и сел около меня. Следом подбежал Булат и ткнулся своей башкой сначала в меня, а затем в Свету.
– Спасибо, мальчик, – погладил я его по голове, – и тебе спасибо, Вождь, – обратился я к сидящему рядом со мной предводителю обезьян.
Тот только фыркнул и отвернулся. Потихоньку вокруг нас стали собираться все мартышки. Они образовали вокруг небольшой кружок. Я не знаю, сколько их было, но штук пятьдесят точно. Это получается, что Булат нашёл их в этом оазисе, как-то с ними договорился и привёл сюда? Охренеть просто. Как они общаются-то? Как Вождь согласился прийти на помощь? У меня просто в голове это не укладывалось. Вот же звери-то. Затем я обвёл взглядом поляну. Все бандиты куклами лежали на земле. У некоторых из них отсутствовали конечности, тут и там виднелись вывернутые кишки, разорванные гортани, вырванные глаза. Брр. Вот мартышки дали жару. С нами они так не дрались, там чисто рукопашная шла. А тут они клыками своими наносили такие увечья, что после них выжить очень сложно.
– Светик, помоги, – сморщился я и попытался встать.
Внезапно я почувствовал, как меня кто-то осторожно берёт за руку и поднимает. Вождь! Да, млять, как? Я с трудом верил в происходящее. С одной стороны – моя женщина, а с другой – эта здоровенная обезьяна. Булат стоял напротив и преданно смотрел мне в глаза.
– Света, собери оружие и сложи в одну кучу. И ещё тебе придётся проверить, кто из бандитов живой.
Света сморщилась, но отпустила меня. Я полностью опёрся на Вождя. Тот стоял, держа меня, пару раз только фыркнул.
– Туда, – показал я Вождю на лавочку, и мы потихоньку поковыляли к ней. Дойдя до неё, я наконец-то нормально сел. Вождь уселся рядом на землю и снова фыркнул. Остальные мартышки разбрелись кто куда. Кто остался сидеть с нами, кто на дерево залез. В лесу стояла полнейшая тишина, только птички чирикали периодически.
Света тем временем собирала оружие у бандитов, стараясь не смотреть на изувеченные тела. Всё оружие она приносила и складывала около меня.
– Умничка, – похвалил я её. – Теперь найди верёвку и свяжи этого, – кивнул я на Михайлова, – пока он в себя не пришёл. Потом будем думать, что делать дальше. Ты там флягу с водой нигде не видела?
– Сейчас, – кивнула она и, похрамывая, подошла к одному из лежащих бандитов. У него кишки наружу торчали. Тут уж Свету от этой картины вырвало. Затем она вытерла рот рукой и, сорвав у него флягу, принесла мне.
– Будешь? – открутив крышку, спросил я
Она сделала пару глотков и вернула её мне. О, водичка! Как же хорошо!
Внезапно Булат сделал стойку и навострил уши. Вождь встал с земли и стал потихоньку раскачиваться из стороны в сторону. Все остальные обезьяны мигом рассыпались кто куда.
– Что такое? – спросил я у него.
И тут до меня долетел звук приближающихся машин. Твою мать, неужели эти возвращаются, и едет явно не одна тачка. Быстро взяв автомат и проверив магазин, я уже хотел было сказать Свете, чтобы она пряталась в лесу, но тут Булат как-то странно завилял хвостом, повернулся, посмотрел на Вождя, прорычал что-то и бросился навстречу машинам.
– Чё это он? – удивлённо спросила Света, глядя на Волха.
– Без понятия, – пожал я плечами, но на всякий случай, встав с лавочки и отойдя в сторону, залёг в ближайших кустах. Каждый шаг отдавался болью во всём теле, в башке опять поселились попы с колоколами, а рёбра ныли, пипец, походу, точно сломаны. Сейчас бы лечь и не шевелиться пару суток, предварительно, правда, обезболивающим обколовшись. Рядом плюхнулась Света, с тревогой посмотрев на меня, не забыв взять с собой ещё один автомат и несколько рожков.
– Вождь, ты бы свалил куда в кустики от греха, – сказал я ему, устраиваясь поудобнее на земле, – или на дерево запрыгнул. Твои, вон, уже все разбежались.
Но он спокойно посмотрел за нашими манипуляциями, презрительно фыркнул и, не сдвинувшись с места, повернулся, наблюдая за Булатом.
Булат выбежал на середину поляны и остановился. Теперь его было хорошо видно с дороги. И тут на поляну заехали несколько машин. Наших машин. Аутлендеры, Навара, Порш, серебристый Чероки. Из них как горох посыпались пацаны. Фух, слава Богу, наши. Пацаны быстро направили оружие в разные стороны, отбегая от машин на небольшое расстояние.
– Саняяяяяя! – заорал Рыжий, вылезая из кабины Порша на его капот. – Светааааааа!
– Мы тут! – радостно закричала она и стала помогать мне подниматься.
– Вон они! – показал в нашу сторону Рыжий и тут же осёкся. Вождя заметил, видать.
Ребята смотрели то в нашу сторону, то на лежащих мёртвых бандитов. С помощью Светы я поднялся на ноги. В этот раз Вождь мне не помог, засранец. Он внимательно наблюдал за бойцами.
– Где пациент? – выпрыгнул из серебристого Чероки наш Док с чемоданчиком, а следом за ним – Кайта Большого.
– Тут мы, пацаны, – повторил я ещё раз практически шёпотом. Меня стало не по-детски штормить. Видимо, всё-таки у меня сотрясение и достаточно сильное.

Глава 2.

– Живые! – хором крича, подлетели ко мне пацаны.
– Ты че, под трамвай попал? – увидав мою рожу, спросил Большой.
– Разойдитесь все отсюда! – рявкнул Док, пробираясь сквозь толпу ребят со своим помощником. – Ох, ёпт! – охренел он, увидав меня. Видать, я и впрямь «красавчик» был. – Думаю, у тебя бессмысленно спрашивать, где болит?
– Везде, Док, – ответил я и снова опустился на лавочку.
Тут мы услышали писк, и я увидел, как ребята шарахаются в стороны. Через толпу ребят к нам пробралась маленькая обезьянка и тут же подошла к Доку.
– Привет, маленькая, – узнал её Док, попутно доставая из своего чемоданчика шприцы. – Вождь, салют.
Тот, как обычно, фыркнул и продолжал сидя смотреть на ребят, а ребята во все глаза пялились на него.
– Мне кажется или нас окружают? – испуганно спросил один из бойцов и взялся за оружие.
– Стволы опустите, – сморщился я от боли, когда Док взялся за мой осмотр, а его помощник – за ногу Светы. – Они нам помогли.
Со всех сторон к нам подходили и спускались с деревьев обезьяны, и было их очень много.
– Ты прям Маугли, – заржал Большой. Следом подхватили ребята.
Кто-то вон, осторожно подошёл к обезьянам и начал их гладить.
– Спасибо, Вождь, – протягивая ему руку, сказал Рыжий.
Самец посмотрел сначала на руку, потом на Рыжего, затем поднял свою руку и остановился.
– Вот так надо, – Рыжий осторожно взял его за руку и потряс ей пару раз.
– Да уж, обработали тебя хорошо, – продолжая мой осмотр, сказал Док.
– Это мартышки тут людей на лоскутки порвали? – удивлённо спросил Маленький.
– Нет, мля, – передразнил я его, – я и Света.
– Да, – подхватила Светка, – у меня ПМС, лучше не злите меня.
Все снова заржали.
– Большой, – обратился я к нему, – вон чудик лежит, – кивнул я в сторону Михайлова. – Он, кажется, живой.
– Остальные – трупешники! – тут же крикнул кто-то из бойцов.
– Его свяжите. Потолкуем с ним ещё. Это он всё организовал. Его Вождь глушанул кулаком, когда он на меня с ножом кинулся. А потом сородичи его с деревьев посыпались и порвали всех.
– Порвали в прямом смысле слова, – вздохнул Маленький.
– Дальше свяжись с Туманом. Тут был Стасик такой, он поймёт о ком речь. Короче, Стасик тут тоже был, он отдал команду нас со Светой закопать. Ай! – вскрикнул я от неожиданности.
– Не дергайся, – делая мне, укол сказал Док.
– Пусть Туман встретит этого хрена. Тот должен сейчас поехать в город. Машина – чёрный Ниссан Патрол, с ним трое охранников, – продолжил я говорить, наблюдая, как Док делает мне укол, вытаскивает иглу из моей руки и берётся за другой шприц. – Скажи ему, пусть всех в ружьё ставит. Пора с этими нефтяниками заканчивать.
– Всё понял, Сань, – буркнул Большой. – Сейчас организуем. Туча, связь быстро!
– А мы сейчас прокатимся к ним в посёлок, – сказал я. – У них там тоже гнездо есть. Стасик оттуда и приехал. Надо всё выжечь калёным железом. Только этого в чувство приведите, – кивнул я на Михайлова. – Надо у него узнать, где там кто сидит.
– Куда ты опять собрался? – воскликнула Света сзади.
Млять, забыл про неё.
– Светик, так надо. Нам надо зачистить их всех. Ты же сама видела, что произошло. Либо они нас, либо мы их.
– Лучше мы их, – засмеялся Маленький.
– Аллё, гараж, давай очухивайся! – Рыжий приволок к нам под навес Михайлова. Ребята уже связали ему руки и ноги, и теперь Рыжий бил его по щекам, приводя в чувство.
– Маленький, – позвал я его.
– Тут я, Сань.
– Светку домой отвезите. Нечего ей тут делать.
– Ты, ты и ты, – ткнул Маленький пальцем в бойцов, – берёте тачку. Свету с докторами – в пещеры.
– Я тут останусь. Помощника моего с ней отвезите, – сказал Док, – он за ней посмотрит.
– Берёте её и его, – показал Маленький. – Головой отвечаете.
– Опять! – тяжело вздохнула Света.
Я, кряхтя, поднялся с лавочки и подошёл к ней:
– Так надо, милая. Теперь всё будет хорошо.
– Смотри мне, – улыбнулась она. Затем мы быстро обнялись. Ребята подогнали машину и, подхватив её на руки, погрузили в тачку. Взревел двигатель, и они умчались.
Тут же мне в ногу что-то ткнулось.
– Булат, Кайта! – обрадовался я. – Спасибо вам большое! – я начал гладить обоих Волхов.
– Это она нас сюда привела, – сказал вернувшийся Большой. – Туману всё передал. Договорились через два часа одновременно выступить, чтобы сбежать никто не смог. Туман сказал, кто сопротивляется – валить не разбираясь. С властями потом разберёмся.
– Я даже не сомневался, – улыбнулся я. – Вы-то как нас нашли?
– Риф тревогу поднял, когда вы к нему не приехали, – начал рассказ Большой. – Мы – в тачки и в лес. В одном из мест Кайта чуть из машины на ходу не выпрыгнула, – Большой присел около неё на корточки и обнял её за голову. – Остановились. Пошли за ней в лес. Нашли твой Лексус весь в дырках. Его ветками закидали и следы с дороги подчистили. Ну мы и поняли сразу, что вы в засаду попали. Кайта Лешего нашла.
Мля, Леший! Я глубоко вздохнул. Жалко мне его было, очень жалко.
– Живой был, – неожиданно сказал Большой, и я резко поднял голову.
– Он жив?
– Да, жив, – кивнул Большой. – Его, видать, добить хотели, да не добили. Еле дышал. Мы его – в тачку и к Доку, – Большой посмотрел на врача, который уже осматривал мои рёбра и мазал их какой-то вонючей мазью.
– Будет жить Леший, – подхватил Док. – Пули мы вытащили. Он много крови потерял. Хорошо, у нас для переливания была. Здоровый бычара. Угроза миновала в общем. Пару недель поваляется у нас, потом как огурчик будет.
– Док, дружище, – обнял я его, – спасибо тебе!
– Пацанам скажи спасибо, что привезли его вовремя. Ещё бы несколько минут и всё. И отдельное спасибо Кайте. Это она его нашла.
– Кайта, умничка! – снова я стал её гладить. – И ты, Булат, молодчина, что нашёл нас! Машину нашу сразу на дороге расстреляли. Андрей, будучи раненым, успел газу дать и в лес тачку направить. Жалко парня, влепили ему пулю в голову. Светку сразу ранили и Лешего. Мы еле успели из машины выбраться. Поливали нас, будь здоров. Леший уходить нам сказал, хотел остаться прикрывать, да поздно уже было, окружили. Я Булата отправил за вами. Кстати, как там рана его?
– Посмотрел я её, царапина, – тут же ответил Док. – Ну-ка вздохни.
Я глубоко вздохнул.
– Теперь выдохни, – он нажал мне на рёбра.
– Так больно?
– Чуток.
– Рёбра целые, – обрадовал меня Док, – поболят только. Сейчас повязку наложу, и на вот, – он протянул мне таблетку.
– Ну а дальше-то что? – снова спросил я у Большого, проглотив таблетку.
– Дальше мы по лесу пошарились. Следов нет, на тачке вас увезли. Только там следов на дороге, мама не горюй. Кайта крутилась, всё вынюхивала что-то. Затем она меня к дереву потащила и заставила сесть.
– Как это? – опешил я.
– А она за рукав дёргает и сама на задницу садится.
– А, тогда понятно.
– Ну вот, – Большой снял с себя Печенег и поставил его на стол. – Усадила меня значит и в лес убежала. Долго мы сидели там, всю ночь практически. Под утро она вернулась вся в репейниках и листьях. Я ей сразу воды дал. Пару литров мигом выдула, а затем меня за рукав тянет. Ну, мы – в тачки и за ней. Она нас и вела за собой. Я её потом в машину позвал. На развилках она нам показывала, куда ехать, из машины её выпускали.
– Умная девочка, – похвалил её Рыжий, прекративший хлопать по щекам Михайлова. Тот так и лежал без сознания. Видать, Вождь ему хорошо по башке въехал, до сих пор, вон, в отрубе.
– В нескольких местах останавливались, – продолжил Большой. – Кайта вертелась на месте, воздух нюхала. Затем – меня за рукав и тянет снова. Так и приехали сюда.
– Вот тебе и Волхи, – задумчиво произнёс я. – Получается, что они друг друга на большом расстоянии могут чувствовать. Оазис-то не маленький.
– Получается, так, – пожал плечами Большой. – Мартышек, как я понимаю, Булат привёл?
– Ага. Он сначала подкоп вон в том сарае сделал, – кивнул я на наше бывшее место заключения. – Мы вылезли. Да тут эти уроды приехали, нас взяли. Стасик распоряжения отдал и свалил. Я уже, честно, думал, что всё, щас грохнут и закопают. И тут этот в лесу завыл, – я снова погладил Булата по голове. – Ну и мартышки посыпались. Рвали они их, конечно, не по-детски. С нами они так не дрались. Вождь, молодец, – я улыбнулся, – сидел как персональный охранник около нас со Светой.
Вождь повернулся в мою сторону, снова фыркнул и опять отвернулся.
– Гордый, – протянул Большой.
Ребята потихоньку засмеялись.
– О, очухался болезный, – услышали мы Рыжего.
Все разом перевели свой взгляд на валяющегося на земле Михайлова. Рыжий его ещё водичкой из фляги полил и привел того окончательно в чувство. Михайлов сначала увидел Вождя, его глаза расширились от ужаса. Конечно, я бы тоже на его месте в штаны наложил. Не каждый день вас, знаете ли, по башке бьет здоровая обезьяна, а потом, когда вы приходите в себя, она рядом сидит и смотрит на вас с таким видом, как будто сожрать хочет. Вождь, и правда, тут же расширил свои и так не маленькие ноздри.
– Тихо, Вождь, – сказал я. – Он уже никуда не денется.
Ещё больше глаза Михайлова стали, когда он всех нас увидел.
– Привет, ушлёпок, – радостно сказал я ему. – Твои шестёрки мертвы. ГРУшник – тоже. Кстати, где он?
– А кто из них – ГРУшник? – спросил Няма.
– В белой рубашке с длинными рукавами, – пояснил я.
– Ааа. У него горло кто-то выгрыз. До самого позвоночника.
Мы все разом посмотрели на Булата, а тот сидел, высунув язык, и смотрел на Михайлова.
– Слышь, Антошка, – привлёк я к себе его внимание, – я вот думаю, тебя им отдать, – кивнул я на Волхов, – или ему? – я показал на Вождя.
– Не убивай, – залепетал тот, – я всё скажу!
– Ну, давай попробуем, – хотя, если честно, я уже давно решил, что он отсюда никуда не уйдёт. Даже придумал, какой он смертью умрёт. Но это потом сюрприз для него будет. Явно пулей не отделается, – Док, ты чё мне за таблетку дал? – спросил я у него, чувствуя, как мне становится лучше и боль куда-то уходит. Слишком быстро всё. Меня колотили-то сильно, а тут слишком быстрый прилив сил.
– Это его, – кивнул Док на Клёпу.
– Чё за колёса, Клёпа?
– Да, это… У нас с Колючим с собой были, – радостно ответил тот. – В Бэхе лежали. Таблетки для спецназа специальные. Мгновенный прилив сил, хватает на сутки, будешь как батарейка.
– Ты же всё равно сейчас попрёшься бандитов мочить, – подхватил Док. – А так как ты помятый весь и обессиленный, я решил тебе таблетку дать.
– Так она же рубит потом! – воскликнул я.
– Тебя, в любом случае, потом рубить будет, – засмеялся Док. – С бандитами своими разберётесь, полежишь. Так что не волнуйся, всё нормально будет.
– Можно мне тоже закинуться? – поднял руку Слива. – А то я сегодня, вернее, вчера весь день брёвна у некоторых таскал, – он посмотрел на Большого. – Да и Саня, вон, щас в супермена превратился. Хрен догонишь его, поди.
– Ага, щас, – помахал головой Док. – Нам самим ещё пригодятся. Так побегаешь.
– Блин, – разочарованно выдохнул Слива.
– Ну, теперь снова ты, – ткнул я пальцем в Михайлова. Тот аж вздрогнул. А я действительно стал чувствовать себя лучше. – Рассказывай, где у вас малина в посёлке, сколько вас. В общем, колись давай: адреса, явки, пароли.
– И где ключи от танка, – буркнул Большой.
– От какого танка? – испуганно спросил Михайлов.
– Ни от какого, – помахал я рукой. – Давай колись уже, а то они есть хотят, – кивнул я на Волхов.

Глава 3.

– А давайте я ему пару пальцев отрежу, – сказал Колючий и вытащил из ножен офигено большой нож. Даже не нож, а мачете целое.
– Не надо, – залепетал Михайлов, пытаясь отползти в сторону. Но со связанными руками и ногами у него это плохо получалось. – Стас уехал в город уже, скорее всего.
– Сколько в этом оазисе ещё ваших бойцов? – спросил я.
– Наших бойцов тут человек пять. Остальные все – нанятые люди, – ответил Михайлов, – наёмники просто. Таких человек пятнадцать.
– Ты их специально что ли собрал, чтобы меня грохнуть? – удивился я.
– Не я, ГРУшник, чтобы на нас не подумали. Стас не в курсе был. Ему мы потом уже про тебя сказали, вот он сюда и приехал.
– Ты мне просто отомстить захотел? – вздохнул я. Судя по тому, что Михайлов молчал, я оказался прав. – И эти пятеро бойцов тут – это преданные ГРУшнику люди, – снова молчание, значит снова я в точку попал.
– Рисуй давай схему посёлка, – сказал Рыжий. – Где эти бойцы и наёмники сидят вас ждут.
К Михайлову подошёл Казак и, взяв того за шкирку, поднял и посадил за стол. Тут же перед ним положили блокнот и ручку.
– Вот, – через пару минут Михайлов передвинул ко мне нарисованную схему домов.
– Спасибо, дружочек, – отдал я схему Маленькому, – а теперь самое интересное. Давай-ка рассказывай, какие из производств принадлежит вашей шайке, и кто там всем этим рулит.
Через двадцать минут мы знали всё. Михайлов пел соловьём. Рыжий только успевал записывать.
Две лесопилки, включаю эту. Две скважины по добыче нефти и ещё два разведанных месторождения. Нефть – это же не только бензин и соляра, но и пластик, резина и ещё куча всего из чёрного золота. Два производства. Первое – это различные масла, жидкости и ещё какая-то химическая хрень; второе – завод, а это уже бензин и солярка, три заправки. Ну и плюс они имели долю в производстве металла и пластика. Их же компания занималась переносом городской стены. Всегда. А это уже другие деньги, совсем другие. Там же не стену надо тупо передвинуть, но и все коммуникации перенести: водопровод, канализацию, электричество. Даже не перенести, а нарастить и удлинить их. В общем, ребята имели неплохо, совсем неплохо. Потом тут со временем стали открываться другие производства. Попавшие сюда люди пользовались своими знаниями и умениями. Вот и делали, кто что мог и умел. Естественно, они всё это видели, но не лезли с так называемой крышей. Тут легко за это можно и пулю получить, церемониться никто не будет. Тут – не там. Экономический бум случился с нашим появлением. Вот тут уж многие производства развернулись в полную силу. Да я уже много раз говорил об этом. Они смекнули, что мы – это основа всех денег. Наш бизнес самый прибыльный, даже, по их мнению, прибыльней, чем их нефтянка. Ну да, тачки-то дороже стоят, чем их бензин. А тут ещё Блюр у нас появился, и всё больше и больше владельцев машин переходили на него. Всё как всегда, ничего не меняется. Даже в другом мире, чем больше зарабатывается, тем больше хочется. Мозгом всего этого был Стасик, он же и придумал эту схему.
Далее – мэр и несколько его заместителей. Ну а что мэр и компания? Они получали свою долю и не лезли в дела этой троицы. Всё тихо, спокойно. Всё работает чисто и без происшествий. Другие люди только-только начинают вставать на ноги, благосостояние народа растёт. Казна города из месяца в месяц получает всё больше и больше налогов, что не может не радовать. Только вот неуемная жадность этой троицы мне не понятна. Ведь имели, хорошо имели причём. Жадность их и сгубила. Нам весь их бизнес точно ни к чему, подавимся. Да и опять же, наверняка там есть люди, которые приложили к созданию того или иного производства свою руку. Лишить их кормушки – значит нажить себе врагов. Нам это ни к чему. Значит, выход только один – валим Михайлова, Стасика обязательно, преданных бойцов и людей. Михайлов точно нам все фамилии и имена сказал, да и ещё у Димы кое какая инфа наверняка есть. Потом выбираем управленцев и ставим их у руля. Ну и, само собой, наших людей также туда. Сразу предупредить – работаем тихо, мирно, без войны, без воровства и обмана. Все хотят спокойствия. В общем, делаем всё так, как и решили ранее.
– Саня, на пару слов, – позвал меня подошедший Маленький.
– Чё? – спросил я у него, когда мы отошли в сторонку.
– До посёлка отсюда пятнадцать километров. Врываться туда и валить этих наёмников нам нельзя.
– Почему это?
– Потому что там у всех оружие, и жители естественно подумают, что напали какие-то бандиты. Могут включиться в перестрелку. У нас же тоже все вооружены. А эти дома, где они сидят, практически в самом центре. Могут пострадать невинные люди, да и, скорее всего, пострадают. Без шума пыли не получится.
– Блин, точно. Пальба будет до небес. Что ты предлагаешь?
– Пусть Михайлов этот твой вызовет их сюда всех. Типа, на помощь там или ещё чего, – улыбнулся Маленький. – Ну и мы их на дороге встретим и положим всех. Сейчас местечко выберем, заминируем там всё и адьёс. Никто не уйдёт.
– Согласен, – кивнул я. – Туча, связь с Туманом.
– Момент, – услышал он меня и стал вызывать Валеру.
– Вот, – протянул он мне рацию.
– Туман, приём.
– Ты вот не можешь без приключений на свою задницу! – начал опять гундеть Туман. – Вечно влипаешь в какие-то неприятности!
– Я тебя тоже рад слышать, – улыбнулся я.
– Чё надо сделать? Пацаны уже все практически собрались. Через полчаса мы готовы выступать.
– Палить пока не стоит. Дело более деликатное.
– Как это?
– Да послушай ты. Сейчас, для начала, возьми Стасика. Живым. Потом Рыжий тебе продиктует список лиц, которые будут в любом случае сопротивляться до последнего и с нами не смирятся никогда. Список от Рыжего надиктовал Михайлов. Сверься со списком, который есть у Димы. Потом Стасик пусть всех этих людей вызовет в одно место. Предлог придумаете. Только чтобы все эти люди обязательно туда приехали.
– И там мы их всех валим? – перебил меня Туман.
– Точно, там не много, человек десять управленцев и около пятнадцати человек бойцов, ну, может, чуть больше. Валите всех, только тихо. Возьми самых доверенных лиц. Все трупы потом прикопать так, чтобы их никто никогда не нашёл. А вот потом уже отправишь ребят по производствам. Постарайтесь без шума, пыли и мордобоя занять все производства. Список тоже у Рыжего.
– Рейдерский захват! – хохотнул Туман.
– Типа того. На каждом производстве объясните, что власть и руководство сменилось, и пусть сами работники выберут себе руководство, временных и.о. Это руководство мы потом ждём на совещание у нас в сервисе, допустим, завтра в полдень. Пацанов там поставь наших, чтобы работники переть всё не начали там под шумок. Только, Валер, я тебя прошу, постарайтесь там сильно охрану не калечить.
– А полицейских?
– К Бондареву отправь кого-нибудь. Пусть ему объяснят всё. Так, мол, и так, хотели меня грохнуть, мы включили ответку, плохих людей больше нет. Он нормальный мужик, поймет. С мэром мы сами разберёмся и всё ему объясним. К мэру завтра с утра съездим, поговорим с ним. А мы тут пока наёмников и доверенных лиц ГРУшника успокоим навечно. И постарайся бойцов нефтяников переманить на нашу сторону. Нам люди нужны, нас все знают. Думаю, согласятся. Потом всё равно тех, кто будет воду мутить, вычислим. Нам сейчас главное – боевые действия в городе не начать. А так с нас взятки гладки. Стасик вызвал всех, они пропали. Мы ни сном ни духом.
– Люди будут вопросы задавать: как, что и почему. Что им говорить?
Тут я задумался. Вопросы от работников будут обязательно.
– А ничего не говори. Просто скажите, что теперь будет другое руководство и всё. Кому не нравится, никого не держим.
– Всё понял, Сань, сделаем. Ты сам-то как?
– Нормально, жить буду. Всё, передаю рацию Рыжему. Потом доложись обязательно.
– Само собой.
– Рыжий, – позвал я его и протянул рацию, – ты слышал, что надо сделать.
Тот кивнул и, взяв у меня рацию, отошёл в сторонку.

Глава 4.

– Маленький, – обратился я к нему, – у тебя есть двадцать минут, чтобы найти место для засады. Надо действовать быстро. В данный момент, – я посмотрел на часы, – 8.15. Сейчас они проснутся, раскачаются и начнут этих вызывать. Так что шевелимся. Через пятнадцать минут Михайлов вызовет сюда всех бандитов. Я уже даже придумал, как. Собраться и доехать им до нас ещё минут пятнадцать-двадцать. Итого у вас грубо 35-40 минут чтобы организовать засаду. Нас много, положим их. Надо только место хорошее найти. Мы с этим закончим, – кивнул я головой в сторону Михайлова, – приедем к вам. Мы тут постреляем маленько, не дёргайтесь. Так надо.
– Понял, – кивнул Маленький. – Тогда мы поехали. Вам оставим Соренто. Няма, Слива, Клёпа, остаётесь с Сашей. Колючий – со мной, ты, вроде, с минированием знаком, – тот кивнул, – вот и заминируешь дорогу направленными взрывами. Всё, по коням, мужики. На связи.
– Маленький, верёвки есть?
– Есть, конечно. Сколько тебе?
– Пару бухт будет?
– Рыжий, Казак, из Аутлендера принесите. Оттуда же – бронежилет и разгрузку. Оружие бандитов мы забрали, тебе оставили автомат с подствольником и боекомплект.
Казак с Рыжим быстро принесли мне, что я просил. Затем пацаны быстро попрыгали в тачки и уехали с поляны. Мы остались вчетвером, Михайлов пятый. Ну и Булат. Кайта с Большим уехала. А таблетка-то действует. Я себя чувствовал не то чтобы бодрячком, но определённо лучше. Прилив сил точно был. Хотя потом отходняк будет обязательно. А, ладно, после выпивки-то тоже отходняк на следующий день. Выживу и тут. Нам сейчас главное – дело сделать. Конечно, вся эта наша авантюра с бухты-барахты, без чёткого плана, но наглость, как известно, города берёт. Прокатит и тут, я надеюсь.
– А где мартышки-то? – удивлённо спросил Няма.
Я оглянулся на поляну. Точно, обезьяны ушли. Вождя тоже не было.
– Ушли по-английски, – засмеялся Слива.
– Потом надо будет им вкусняшек каких в лес отвезти, – сказал я, ощупывая бинт на своём теле и надевая на себя бронежилет из Арканита. Это Док мне рёбра им перетянул, – фруктов каких или ещё чего. Док наверняка знает, что они едят. Ладно, пошли к этому, – кивнул я на лежащего под навесом Михайлова. Около него сидел Булат и не сводил с него глаз.
– Ну что, мой злейший друг, – подошёл я к лежащему на земле Михайлову, – есть у меня еще одно дельце. Через пятнадцать минут ты с помощью вот этой рации выйдешь на связь со своими подельниками, скажешь, что вы попали в засаду, и пусть все они едут сюда. А они, – я показал на стоящих парней, – постреляют, чтобы всё естественно было. Упрёшься или скажешь что-нибудь не то – будешь умирать долго и мучительно.
– Я сделаю. Скажу всё, что хочешь, только не убивай, – залепетал он.
– Расслабься, – улыбнулся я. – Мужики, помогите.
– Чё надо делать? – спросил Слива.
– Берите верёвки и, начиная с ног, обвязывайте его ими как можно туже и плотнее. Сначала ноги снизу к туловищу, потом руки от кистей, а потом и само туловище, от пояса к шее, шею не трогать. Туже и плотнее.
– Очень интересно, – сказал Клёпа.
Михайлов, конечно, попытался вырваться, но, получив пару мощных оплеух, затих и ребята за десять минут перетянули его всего верёвками, как я и сказал.
– Дальше что? – спросил Слива, когда Антошка напоминал муху в паутине. Он лежал и кривился, ему было очень неудобно и больно. Кровь с трудом пробиралась по его телу к конечностям. В данный момент основной её поток находился в районе шеи и головы. Как раз то, что мне нужно было.
– Теперь ждём, – посмотрел я на часы. – У нас ещё четыре минуты. Няма, отойди туда, – показало я ему налево, – Клёпа – вон туда направо. Как Слива рукой махнёт, начинайте стрелять в воздух и что-нибудь орать. А ты, Слива, дашь пару очередей тут.
– Развяжите! – заскулил Михайлов, ерзая. – Я же никуда не убегу и так. Зачем так связывать-то?
– Лежи не дёргайся, – шикнул на него Слива.
– Нож, – протянул я руку. Слива тут же вложил мне его.
– Я буду, буду лежать! – увидав нож в моей руке, попытался крикнуть Антошка, но от испуга у него вышел только хрип какой-то.
Время. Четырнадцать минут прошло. Ребята разошлись метров на двадцать от нас и ждали команды, чтобы открыть стрельбу.
– Какой канал? – спросил я у человека-паука.
– Двенадцатый.
– Вызывай, – поднёс я рацию к его рту, а второй рукой приставил нож к горлу так, чтобы кончик ножа больно впился ему в горло. – Слива давай.
Слива махнул рукой, и они втроём начали стрелять и орать матом на всю поляну.
– Хромой, Хромой, ответь! – заорал от испуга Антошка. – Хромой, ответь, млять! – Антошка орал, и правда, естественно. Ребята стреляли, орали матом.
– Чё у тебя там?
– Мы в засаду попали на лесопилке! – заорал Михайлов особенно громко, когда рядом Слива дал длинную автоматную очередь. – ГРУшник убит. Давайте сюда все быстро!
– Ох, епт! – тут же отозвался Хромой. – Держитесь, двадцать минут и мы у вас!
Я тут же выключил рацию, а ребята по команде Сливы перестали стрелять.
– Это вы там пальбу устроили? – зашипела рация у Сливы голосом Большого.
– Мы, – ответил он. – Антошка вызвал всех. Сказали, что через двадцать минут будут.
– Отлично! – обрадовался Большой. – Место мы нашли, в паре километров от вас. Сейчас минируем и машины маскируем. Тут поворот. Встретим, как полагается.
– Мы скоро будем, – ответил Слива и отключился.
– Развяжите, – снова взмолился Михайлов. Видать ему совсем больно стало. Я уже видел, как у него на шее вздулись вены, крови там скопилось уже достаточно много.
– Нет, тварь, – зашипел я на него, – сейчас ты сдохнешь. Сдохнешь мучительно, как собака. Больше не будешь, скотина, топтать эту землю и издеваться над людьми. Тем более ты хотел мою Свету отдать этим уродам. Из-за тебя пацан наш погиб, другого еле спасли, Булата моего чуть не убили.
– Извини, Саша, – заплакал он как девочка, – прости, прошу тебя! Я всё тебе отдам, всё, что у меня есть!
– Такая казнь есть у китайцев, – не обращая внимания на его мольбы и играя ножом перед его глазами, сказал я. – Держись. Будет больно. Очень. И неприятно.
Больше не говоря ни слова, я прижал к земле голову Михайлова и ножом в правой руке сделал ему на шее на вене небольшой разрез сантиметра два.
Ребята подошли ближе и с интересом смотрели за моими действиями. Кровь фонтаном ударила из разреза, я только в сторону отскочить успел. Михайлов страшно закричал.
– Охренеть просто! – сказал кто-то из ребят.
Все стояли и молчали, рассматривая, как из этой разрезанной вены фонтаном вырывается его кровь, а вместе с ней – силы и жизнь. Михайлов был жив всё это время. Он на глазах стал буквально высыхать, его тело скукожилось, и кое-где ослабли верёвки. Ведь пацаны от души перетянули его верёвками, вот кровь и рванула вся в освободившуюся дырку. Он кричал, не переставая. Потом его крик просто захлебнулся, и он затих. Фонтан крови стал затихать, потом постепенно сошёл на нет, и она стала вырываться из разрезанной вены толчками всё тише и тише. У него закатились глаза, и он замолчал. Крови вылилось около полутора литров, если не больше. Всё, теперь он точно сдох.
– Ну ты и маньяк, Саня, – ошарашено сказал Слива. – Я такого нигде никогда не видел.
Мне было немного погано на душе. Может, его надо было просто пристрелить? Нет, эта скотина заслуживает только такой смерти. Пацаны смотрели на меня, как на привидение.
– Было круто, – выдал Клёпа. – Я запомнил, как делать. Такого я тоже не знал, хотя много чё видел.
– Да уж, Сань, – поддержал Няма, – не хотел бы я оказаться в твоих врагах.
– Я даже боюсь представить, что он чувствовал, – сказал Слива, вытирая пот со лба. – Ему, наверное, очень больно было. Вы видели, пацаны, как он сохнуть стал?
– И много ты таких вещей знаешь? – спросил у меня Клёпа.
– Знаю кое-что.
– Откуда?
– Читал много. Всё, поехали к пацанам. Потом вернёмся, закопаем трупы или сожжём. Это теперь наша лесопилка и тут должен быть порядок.

Глава 5.

Оставив трупы бандитов валяться на поляне, сели в Соренто и поехали к ребятам к месту засады. Булату выделили весь багажник. Через несколько минут были на месте. Повинуясь указанию одного из наших бойцов, стоящего на дороге, свернули в лес. Проехав метров пятьдесят, увидели остальные наши машины. Тут же за нами несколько ребят стали срубленными ветками убирать следы от съехавших машин.
– Куда дальше? – спросил я у подошедшего Большого, когда мы вылезли из джипа. – Булат, рядом.
Ещё несколько ребят тут же замаскировали джип свежесрубленными ветками.
– Пошли, – буркнул Большой, поправляя висящий на нём пулемёт.
Он вывел нас на кромку леса. Место для засады они выбрали хорошее. От леса до дороги было не больше ста метров. С той стороны дороги также был лес. До него метров сто пятьдесят. Надеюсь, снайпера не дадут никому убежать, хотя я сильно сомневался, что такие будут. Перед нами была прямая дорога, а дальше – поворот. В любом случае всем машинам придётся перед ним притормозить. Вот тут мы их и встретим.
– Колючий установил две Монки на повороте, – показал нам рукой Большой на суетящихся на этом повороте ребят. – Направленным взрывом точно зацепим тачки, если повезёт, то все. Жалко, мы не знаем, сколько всего будет машин, но, думаю, штук пять-шесть. Выбирайте себе позиции, работаем после взрывов Монок. Лепите по тачкам из подствольников и поливайте огнём.
– Заслоны есть? – спросил Клёпа.
– Обижаешь, – улыбнулся Большой. – В двухстах метрах сзади и спереди сидят по два бойца. Это если кто вырвется. С той стороны дороги установили растяжки. Это для тех, кто решит там залечь в кювете и отстреливаться.
Я усмехнулся. Думаю, после того, как в каждую тачку прилетит по два выстрела из подствольника, живых не будет. Это только в кино показывают, как террористы, или кто там, стреляют по машинам из засады из автоматов и пулемётов. Тут всё проще – гранаты мы не докинем, а вот для подствольника самое оно. Тачки просто в щепки разнесёт.
Я быстро выбрал себе местечко под большим кустиком. Сразу за ним был небольшой овражек. Булату сказал сидеть там и не высовываться. Маленький быстро пробежался вдоль цепочки залёгших ребят, распределил сектора обстрела, на ходу осматривая, кто как замаскировался. Рядом со мной легли Слива и Няма, а с другой стороны – Клёпа с Колючим. Все по-деловому приготовили магазины, выстрелы к подствольнику. Всё, мы готовы.
– Едут, – зашипели наши рации через некоторое время. Это наш задний заслон вышел на связь, – Шесть машин. Первая багги с пулемётом, за ней Л-200, Чероки, Паджеро и ещё две багги, последняя большая.
– Приготовиться всем! – тут же сказал Большой в рацию. – Работаем после взрывов Монок. Колючий – на повороте.
– Понял, Большой.
И вот показались машины. Шли они достаточно хорошо, только им перед поворотом в любом случае надо было снизить скорость. До нас им оставалось каких-то метров сто пятьдесят – двести, когда передняя багги начала резко тормозить. Ехавший за ней Л-200 с бандитами в кузове не успел среагировать и врезался в её заднюю часть. Несколько человек из кузова вылетели на дорогу. Следующий Чероки успел отвернуть в сторону влево, как раз в нашем направлении. А вот Паджеро и две последние багги свернули направо и быстро съехали с дороги в кювет на противоположную сторону.
– Засекли! – заорал Большой. – Огонь, всем огонь!
Лес тут же взорвался выстрелами. В первую багги, Л-200 и Черокез влепили по две гранаты. Машины буквально разорвало взрывами, разметав сидящих в кузове людей как бумагу на ветру. Кто-то стал стрелять по Паджеро и двум багги, но там, с той стороны был кювет и достаточно глубокий. Машин толком не было видно. Мы же не предполагали, что они с дороги свернут. Видимо, в одной из машин кто-то что-то заметил и успел сказать всем. С верхних турелей багги мгновенно открыли огонь из пулемётов в нашу сторону. Но тачки прыгали на ухабах, и пули сбивали ветки над нами, но всё равно не очень приятно. И тут раздался взрыв.
– На растяжку напоролись! – радостно заорал Клёпа и, уперев свой автомат прикладом в землю, выстрелил из подствольника.
На растяжке подорвался шедший первым Паджеро. В клубе пыли и дыма от взрыва мы увидели, как он кувыркается с той стороны дороги. Еще взрыв – зацепил ещё одну растяжку. Ещё. Судя по пулемётчикам, две следовавшие за ним багги остановились. Нам было видно это по торчащим головам пулемётчикам. Они оба, быстро прицелившись, стали поливать нашу сторону из пулемётов. Тут я увидел, как прямо перед нами пули взрыхляют землю, прям фонтанчики прошли.
– Снайпера, не спать! – рявкнул Большой в рацию.
Я пригнулся от взрыхлённой земли и тут же поднял голову. Выстрел, у первого пулемётчика взорвалась голова, и он кулем осел внутрь машины. Второй успел нырнуть внутрь тачки. Только искры посыпались от пуль, которые попадали по верхней части машины и самому пулемёту. Мы меж тем продолжали стрелять из всего оружия по двум оставшимся машинам. Хлопали подствольники, но либо был недолёт, либо перелёт. Всё-таки этот кювет, будь он неладен, сыграл им на руку. Три первые расстрелянные машины густо чадили. Чероки, так вообще, горел как солома.
Тут я увидел, как на дорогу выползают уцелевшие бандиты и открывают по нам огонь.
– Из тачек повылазили! – зло крикнул Слива, меняя магазин в своем автомате. Пули свистели со всех сторон, мы стреляли в ответ. На нашей стороне начали взрываться гранаты, у них тоже, оказывается, подствольники есть. Судя по огонькам выстрелов с той стороны, бандюков осталось человек пять-шесть, но сдаваться они явно не спешили. Внезапно одна из багги резко тронулась с места и, попрыгав по ухабам, выбралась на дорогу. Её водитель дал полный газ и попытался свалить, причем поехал он в сторону лесопилки. Я даже увидел, как один из стреляющих по нам бандитов резко развернулся и выпустил длинную очередь из автомата по пытающейся свалить багги.
– Колючий, рви! – заорал Большой в рацию.
Да и мы все уже поняли, что багги вот-вот окажется в зоне поражения Монок.
Колючий не заставил себя долго ждать и нажал на пульте кнопку. Мины были установлены на расстоянии метров в сорока друг от друга, и Колючий нажал на кнопку в тот момент, когда машина ехала в аккурат между ними. Обе Монки рванули как следует. В каждой по пятьсот поражающих элементов, до машины метра три-четыре, не больше. Её буквально снесло с дороги мощнейшим взрывом, попутно делая из неё дуршлаг. Всё. Багги взорвалась сама и, кувыркаясь, слетела с дороги. Видимо, взрыв для оставшихся бандитов был полной неожиданностью, да и для нас, в принципе, тоже, так как стрельба достаточно сильно стихла. Все на какие-то секунды, но перевели свой взгляд в ту сторону.
– Сдавайтесь, уроды! – заорал Слива. – Вам не уйти отсюда.
– Пятеро их, – быстро посчитал Няма.
Бандиты ничего не ответили, а может и не услышали. Нет-нет да кто-то постреливал. Стрельба вспыхнула с новой силой. И тут защелкали наши снайперы. На что рассчитывали бандиты, мне непонятно. Каждому из стрелявших в нас тут же прилетело по пуле в башку. Всё. Все злодеи кончились. Они, вон, так и лежат на земле, уткнувшись в неё носом.
– Тройки пошли! – быстро сказал Большой в рацию. – Остальным лежать, не дёргаться, ждать команды.
Тут же мы увидели, как с двух направлений в сторону дороги побежали по три бойца с оружием наизготовку. Быстро добежав до дороги, они, прикрывая друг друга, пробежались вдоль неё. Раздалось несколько выстрелов.
– Чисто, чисто, – зашипели наши рации.
– Вот теперь и нам можно, – услышал я довольный голос Большого.
Поднявшись в земли, мы быстрым шагом цепью направились к дороге. Рядом со мной тут же оказался Булат, как задницей чуял, что пальбы больше не будет. Выйдя на дорогу, я осмотрел место боя. Тут и там валялись мёртвые тела. Несколько бандитов разорвало растяжками и гранатами из подствольников, всё-таки в кого-то попало. От двоих остались только внутренности, голова, вон, чья-то валяется, а чуть дальше и туловище. Кровищи море. Пахло взрывчаткой и смертью. Вон, ещё руку вижу и ногу в кроссовке. Нога, кажется, левая, оторвана чуть выше колена, только тела нет, улетело куда-то. Одному из бандитов пулей из СВД разнесло пол черепа и в половинке его головы виднелись остатки мозга.
– Живые есть? – прохрипел я, пытаясь восстановить дыхание после этого быстрого шага. Как-то быстро я выдохся. Надо бегать начинать, а то сто метров какие-то прошёл, и дыхалка сбоить начала.
– Этот живой, – радостно закричал Няма, вытаскивая из люка лежащего на боку Паджеро одного из бандитов. У джипа отсутствовало переднее правое колесо, и задница была покорёжена взрывом.
– Оружие собрать, проверить всё! – тут же отдал распоряжение Большой.
Бандит тяжело дышал, вся рубашка у него спереди была в крови. Мужик лет тридцати – тридцати пяти, на ноге кобура с пистолетом. Пистолет у него тут же вытащили, и Няма за шкирку подтащил его ко мне. Он смотрел на нас большими глазами и часто-часто дышал.
– Быстро говори, кто ты и откуда! – нагнулся я к нему.
– Доктора, позовите, – прохрипел он.
Я сел около него на корточки, макнул свои пальцы в его кровь и показал ему пальцы:
– Видишь, кровь чёрная?
– Да, – ответил он испуганно.
– Это значит, что пуля или осколок сидит глубоко у тебя в печени. Тебе осталось жить максимум пятнадцать минут. Я говорю тебе это совершенно честно. Даже если бы тут сейчас была хорошая операционная, тебя бы не спасли. Ответь мне на несколько вопросов, и я даю слово, что мы застрелим тебя, ты умрешь быстро. Я знаю, что тебе очень больно, но тут, брат, всё, тебе сейчас никто не сможет помочь.
Лоб у этого бандита тут же покрылся испариной. Конечно, вот так страшно понимать, что ты сейчас умрёшь и ничего нельзя сделать. А ему было больно, очень больно.
– Не тяни, сам продляешь свои муки, – вновь сказал я.
Ребята стояли вокруг меня и смотрели.
– Спрашивай, – решился тот.
– Ты и твои товарищи из соседнего города?
– Да
– Вас наняли местные люди?
– Да, отсюда. Бывший ФСБэшник или ГРУшник какой-то.
– Откуда знаешь?
– Хромой сказал.
– А кто у вас куратором был? Я имею в виду в вашем городе? Кто вас нанял?– спросил я
– Какой-то Рог
– Кто? – хором переспросили мы.
– Кажется, его Рогом звали. По крайней мере, так наш старший сказал.
– Хромой?
– Да.
– Задание какое было?
– Убрать тех, кто занимается тут машинами. Какой-то Александр и ещё несколько человек. У Хромого вся информация была. Всех собрать и разом устранить.
– И ты согласился?
– Бабки хорошие, – он снова сморщился. – Добей, не могу больше.
– Последняя пара вопросов. Про Круга слышал что?
– Нет.
– Где Рога найти?
– Не знаю, я его в глаза не видел. Просто знаю, что он заказчик. Добей, – мужик закрыл глаза.
– Прощай, – сказал я, ему вставая на ноги. – Клёпа.
Тот быстро подошёл и, перещёлкнув флажок автомата на одиночный, выстрелил ему два раза в сердце. Бандит дёрнулся и затих.
На душе было муторно. Очень. Одно дело убивать в бою, а другое вот так, добить. Но с другой стороны, они к нам пришли, не мы к ним, и, думаю, что они бы с нами не церемонились. Я отошёл в сторонку и сел на траву. Рядом сел Булат и подбежала Кайта.
– Ты всё правильно сделал, – присел рядом Большой. – Они сами виноваты. Облегчил парню участь, не переживай.
– Значит, Рог жив, – подошёл к нам Маленький.
– Жив, гадёныш, – сказал я сквозь зубы, вспоминая эту рожу. Вот и подтвердилась вся информация. Нефтяники были повязаны с бандой, которую мы уничтожили. А нас наняли для уничтожения банды потому, что своих людей жалко было, и, скорее всего, бандиты вышли из-под контроля, мэр хочет развивать торговлю, а бандиты условия ставят. Помните, как они говорили, будем расстреливать все караваны. Видимо, договориться с ними не смогли, вот нас и наняли. Рог с Кругом ушли из пещеры, им просто повезло. Потом Рог вышел на нашего ГРУшника, и тот свалил всё на нас. Типа, хочешь отомстить, собирай людей и вали этих.
– Вот же хитрожопый, – сплюнул Большой.
– Ещё какой, – улыбнулся я. – Рогу с Кругом в нашем городе появляться теперь нельзя. Мы – их самая большая проблема. Михайлов просто поводом был. Думаю, там ГРУшник всем рулил, а не Стасик. Такая хитрая комбинация. А может, они и вдвоём – мозг, а Антошка просто шестак их. Ладно, чего гадать и думать. Потом надо будет посидеть покумекать, как нам Рога с Кругом достать. Большой, отправь людей на лесопилку эту. Пусть соберут все трупы и сожгут их. Нечего там зверьё приманивать. То же самое и здесь. Машины оттащите в лес. Багги вон та, кажется, целая, – кивнул я на стоящую машину.
– Целёхонькая, – улыбнулся Рыжий. – Я уже проверил.
– Тогда всё, – сказал я, вставая на ноги. – Трофеи все наши. Бандитов сфотографировать не забудьте, потом премию получите в городе. Маленький, это на тебе. Премию разделить на всех пацанов.
– Понял, Саш, – кивнул тот, – сделаем.
– Няма, давай тачку, поехали домой.
Няма сбегал в лес и подогнал Соренто. Пока он бегал за машиной, я обратил внимание на то, как двое из наших бойцов медленно идут по дороге и, говоря что-то в рацию, смотрят в левую сторону, туда, где мы все лежали в засаде.
– Всё, стой! – воскликнул один из них.
Повернувшись на место засады, увидал около кустов ещё одного парня.
– Справа от тебя в кустах, – продолжил говорить боец с дороги.
Тот нагнулся, что-то там поднял.
– Донышко от бутылки, – услышали мы его ответ.
– Вот что они заметили, – буркнул Большой. – Поэтому багги и стала резко тормозить. Какой-то урод выкинул бутылку, и она разбилась. А эти, когда ехали, увидели зайчика от солнца. Скорее всего, решили, что снайпер.
Вот тебе и случай. Донышко от бутылки сорвало такую хорошую засаду. Пусть она и была подготовлена в спешке.
– Карета подана, господа! – подлетел к нам Соренто, и из окна радостно высунулся Няма.
– Булат, поехали домой! – крикнул я ему.

Глава 6.

– Саша, приём, – зашипела моя рация голосом Тумана.
– На связи.
– Стасика взяли без шума и пыли, – хохотнул он. – Начинаем вторую серию.
– Сильно не бейте его, – обрадовался я.
– Не будем. По щам надавали для профилактики. Охрана его даже рыпнуться не успела. Всё нормально. У вас там как?
– У нас тоже всё путём. Это Рог нанял этих уродов, Михайлов только предлогом был.
– Вот же гадёныш, живой всё-таки! Апрель, да чё ты с ним цацкаешься? Прострели ему чего-нибудь! – крикнул Туман. Видать, там кто-то артачится. – Охранник один бузит, – сказал Туман уже мне. Тут же прозвучал выстрел, и я услышал чей-то крик.
– Весело у них там, – засмеялся Няма.
– Ладно, Саня, до связи. Потом свяжемся ещё.
– Давай, Валер, не буду отвлекать.
Вот и наш посёлок. Наш дом был ещё не готов, не достроен до конца, поэтому поехали в уже привычные нам пещеры. Нравится мне там: тихо, спокойно, всегда прохладненько. Хоть в оазисе и держится в районе двадцати пяти градусов, ну чуть больше, ладно, то в пещере двадцать три практически всегда. Ночью, правда, температура падает, но, в целом, очень даже комфортно. Пещеры Митяя, как мы их все прозвали, уже давным-давно оборудовали, как полагается. Отдельно – места для рабочих, бойцов, хорошее освещение, туалеты, кухни, душевые, ступеньки в породе сделали, даже несколько входов выходов дополнительно продолбили. В общем, мечта, а не жильё. Также были установлены двери, несколько больших залов разделены на жилые отсеки. В общем, тут стало ещё уютней.
– Вернулся-таки, живой! – бросилась мне на шею Света, прыгая на одной ноге, когда мы пришли в небольшой отсек, где в пещере была сделана небольшая такая студия. Небольшая комната метров двадцать пять площадью с санузлом. Туда были заведены все коммуникации. Мне почему-то здесь очень нравилось. Наверное, внушает уверенность этот монолит над головой. Чем-то напоминает пещеру, по которой лазил Женька Чан в фильме «Доспехи бога».
– Всё хорошо, Светик, – обнял я её. – С плохими парнями покончено.
– Когда же ты навоюешься? Неужели нельзя просто сидеть на месте?
Я поставил автомат в уголок, снял с себя разгрузку с бронежилетом и ответил ей:
– Знаешь, Свет, в том мире было всё как-то обыденно, одно и то же каждый день. Сервис, дом, иногда – выезд с пацанами либо на испытание машин, либо на природу. По клубам и девкам я уже давно не хожу. Вышел, наверное, из этого возраста. А попав в этот мир, я как бы заново проснулся. Мне нравится его изучать, находить решения тех или иных проблем. Тут же всё нестандартно. Мозг работает по-другому, люди тут какие-то другие.
– Понятно, – вздохнула она. – Бабская доля моя такая – сидеть и ждать. Ладно, раздевайся и в душ давай. Одежду вон туда кинь, я тебе тут новую приготовила. Сейчас попрошу, чтобы покушать принесли.
Успел сходить в душ, плотно покушать, как услышал стук в дверь.
– Да.
– Саня, тут Док к тебе, – появилась башка Сливы.
– Привет, больные, – шагнул к нам в комнату Док. – Как ваше самочувствие.
– Нога у меня нормально, – тут же ответила Света.
– А тебя давай-ка я осмотрю, сделаю тебе укольчик, и спать ляжешь.
– Как спать? – оторопел я.
– Молча, – серьёзно сказал Док. – Тебе надо в себя приходить и сил набираться. Ты же завтра вроде как в город собрался ехать, кучу дел решать? Или ты хочешь, чтобы тебя там вырубило?
– Но мне надо тут дела делать.
– Какие? – ухмыльнулся Док, ставя на стол свой чемоданчик. – Там Туман всё разрулит, не маленький, распоряжения ты ему дал. Тут Васьки, вон, бегают как наскипидаренные. Все знают, что делать. Да отдохнуть вам всем не мешает точно. Так что давай не возникай, раздевайся. Будет что-то срочное – ребята тебя разбудят.
Потом Док меня ещё раз хорошенько осмотрел, заново перетянул мне рёбра, смазал все мои ссадины и царапины мазью, дал выпить несколько таблеток и сделал пару уколов.
– Всё, – закончив свои манипуляции и убирая свои вещи в чемоданчик, сказал он, – ложись спать. Свет, тебе снотворное дать?
– Нет, Док, спасибо, – улыбнулась она. – Я вырублюсь и так.
– Ну и хорошо. Всё, спите. Сливе на входе я всё скажу, – после чего Док поднялся и вышел из нашей комнаты.
– Пошли, мать спать.
– Иди ложись, я сейчас со стола только уберу.
Проснулся. Светы рядом уже не было. Моя одежда чистая и выглаженная лежала рядом на стуле.
На часах девять утра. Ух ты, почти сутки проспал. Туман, млять! Я подскочил на кровати, забыв про свои синяки. Хотя, чё я дёргаюсь? Если меня не разбудили, значит всё нормально.
А ничего так я. Вроде особо и не болит тело, даже рожа, кажется, поровнее стала. Поискал глазами рацию. Нету. Блин, всё унесли. Когда же у нас уже мобилы будут? Как же мне, да и не только мне, не хватает сотовых! Рации – это помехи, вечно кто-то на волну залазит, шипит, трещит, слышимость то есть, то нет. Но мобильные однозначно лучше. Никак там Вольт не может придумать, что надо сделать.
И правда, рожа поровнее стала, заметил я, рассматривая себя в зеркале в ванной. Двигаться, конечно, ещё не совсем комфортно. То тут, то там стрельнёт или тянет что-то. Ну ничего, жить буду. Лицо фиолетовое, конечно, ещё, особенно правый глаз, но по сравнению со вчерашним днём – гораздо лучше. Главное – зубы на месте. Видать, мазь этого Дока помогла. Интересно, из чего она. Надеюсь, не из каких-нибудь какашек. Оглядел своё тело. Да уж, здоровенные синяки по всему телу, бинты, правда, рёбра стягивают, но и того, что я вижу, мне достаточно. О, у меня левое ухо больше правого. Чуток, но больше. Вот же блин. Это мне, видать, кто-то хорошо так заехал, и опять повезло – перепонка не лопнула от удара. Ладно, до свадьбы заживёт. Михайлову гораздо хуже пришлось. А вот ГРУшник, интересно, чувствовал, когда ему Булат горло выгрызал? Что-то я в маньяка какого-то превращаюсь с такими мыслями. Надо на полянке посидеть, да цветочки пособирать, а то так превращусь в мясника. Не. Лучше на рыбалку, цветочки для ботанов. Риф на лыжах, вроде, звал покататься.
– Саня, ты спишь ещё? – услышал я крик и стук в дверь одновременно.
Блин! Вот же Няма напугал!
– Заходи.
– Пошли к связистам. Там Дима на связи. В этих пещерах не ловит ничего, сигнал хреновый.
– Десять минут дай мне, – и я стал быстро приводить себя в порядок.
Потом мы пошли к нашим связистам. Сюда привезли одну из будок с наших КАМАЗов. Там они и оборудовали себе пункт связи. Туча всю крышу спальника утыкал антеннами. Как только я зашёл внутрь, сидевший там связист тут же протянул мне рацию.
– Дима, приём.
– Привет, Саш. Как вы там?
– Нормально всё. У вас там чё, лучше скажи.
– Ха, есть хорошие новости и очень хорошие. С каких начать?
– Давай с хороших, и где Туман?
– Туман спит. Весёленький у нас вчера денёк получился. Мы хотели раньше тебе доложиться, да нам сказали, что ты спишь, так сказать, зализываешь раны.
Я посмотрел на стоящего рядом Няму.
– Это Док всё, – тут же перевёл он стрелки.
– Короче, расклад такой, – продолжил Дима. – Стасик вызвал всех по списку. Приехали. Дальше мы их всех почикали, и теперь их никто никогда не найдёт.
– Маньяки, – улыбнулся я.
– Сам же сказал так сделать!
– Ладно-ладно, с производствами чё?
– Всё прошло без шума и пыли. Было несколько человек, которые пытались права качать, но, в целом, всё прошло благополучно. Лесопилки, заводы, вышки – всё теперь наше, – судя по голосу Димы, он просто ликовал. – В 14:00 к нам приедут новые и.о. на совещания. Ну, которых люди выберут.
– Отлично, молодцы, пацаны! Я приеду обязательно. А очень хорошая новость – это какая?
– Крот вчера привёз из пустыни кучу депутатов, политиков и их шестёрок. Они сюда целой толпой провалились аж на трёх машинах и одном микроавтобусе.
– Какая же это очень хорошая новость? – Сморщился я, как от зубной боли. – Эти дармоеды сейчас начнут права качать и требовать привилегий для себя. Он не мог их в пустыне грохнуть?
– Да наши их тут всех чуть не порвали. Не любят у нас этих слуг народа. Хорошо, я сразу сообразил, что делать, и народ успокоил.
– И чё в этом хорошего?
– Они нас тут вчера уже немного достали, – сказал Дима. – Мы им наметку на мэрию дали. Дальше догоняешь?
– Не совсем, поясни.
– Они сейчас всей гурьбой завалятся к мэру, начнут тыкать ему корочками и своими рожами, которые не сходили с экранов телевизора. Это мне сказали ребята, которые тут недавно очутились. Узнали они их. У мэра они будут пытаться развернуть его в свою сторону. Работать-то они не привыкли, они к власти и беззаконию привыкли, а защиты-то у него нет больше: Стасика, ГРУшника, бойцов его. Самому их на место поставить, у него кишка тонка.
– И он попросит нашей помощи, – продолжил я.
– Ну а я про что? – снова засмеялся Дима. – Жду вызова от Георгича. Эти все только что уехали к мэру.
А потом мне Дима назвал несколько фамилий этих политиков доморощенных. И вот тут-то я офигел.
– Пока ничего не делайте. Через двадцать минут мы выезжаем. В общем, через час мы у вас.
– Давайте, ждём.

Глава 7.

Быстро собрались, я попрощался со Светой. Перекусив на бегу, тронулись в сервис.
«А ведь Дима прав, – размышлял я, сидя на заднем сиденье Лексуса, когда мы ехали назад. – Ведь появившиеся тут политики и депутаты, пользуясь своей наглостью, постараются захватить власть в городе, а если не захватить, то получить несколько кресел в совете города. Будут сыпать умными терминами, показывать всем, что они долгое время в политике и лучше знают, что нужно делать. Больно известные личности сюда попали. Многих ещё даже помнят те, кто тут по 5 лет уже живёт. Не удивительно, что их в сервисе нашем хотели на лоскутки порвать, когда их Крот всех привёз. Не любят у нас их, ой, как не любят! И в том, что они работать не привыкли, Дима тоже прав. Только руководить, дуть народу в уши с экранов телевизоров и обещать с три короба перед выборами. Получать большие зарплаты, жить за счёт государства и ни хрена не делать. Сейчас они будут в мэрии учить всех, как надо руководить. Интересно хватит у нашего мэра смелости им отпор дать, или действительно кишка тонка? А мы их всех обломаем, жёстко обломаем. Я прям представляю эти наглые, жирные, лоснящиеся рожи, когда мы их работать заставим. Грохнуть их просто так – слишком большая честь для них. Неужели они такие тупые? Неужели они, правда, живут на другой планете и мыслят своими шаблонами, что, если он известный человек и при власти, то ему все двери открыты? И все при его приходе должны в ножки кланяться? И таким закон не писан всегда был. Ну, Димон, ну, молодец! Тут же просчитал ситуацию на пару шагов вперёд. Не зря он у нас за разведку и шпионаж отвечает, ой, не зря!»
50 километров от каньона до нашего города пролетели достаточно быстро. На часы я не смотрел, но быстро доехали, либо я весь в своих мыслях был. И всё-таки асфальт тут надо будет положить обязательно. Я помню как Светину БМВ гнал тут, и её на ста пятидесяти покидывать начинало на этой пыльной дороге. Сто тридцать тут потолок, дальше улететь можно. А вот когда тут положим асфальт и сделаем широкую дорогу, тогда уже можно будет и давануть далеко за двести. Надо только ровной и прямой её постараться сделать, чтобы ехать и наслаждаться. Корж чё-то вспомнился. Гонки же скоро, через пару дней. Четыре дня мы были в новом оазисе, потом нападение, потом день я спал, получается, пять дней. А значит, сегодня, нет, вчера должны были приехать их спортсмены. Но мне никто не докладывал. Странно, передумали? Или перенесли? И я ещё «красивый» такой. В Эво-то перегрузки будь здоров будут. Блин, как мне на ноги-то встать, чтобы управлять не больно было?
– Дим, приём, – взялся я за рацию, не выдержав.
– На связи.
– Мы уже на подъезде.
– Хорошо, ждём.
– Дим, а где гонщики от Коржа-то? Они же вроде вчера должны были приехать.
– А, ну да, забыл тебе сказать. Корж позавчера с караваном информацию передал. Они просят перенести гонки на недельку. Им там несколько тачек надо подготовить. Я хотел тебе тут уже сказать.
– Замечательно! – обрадовался я. За неделю-то я точно восстановлюсь.
– Я ему сказал про призы наши. Он поддержал, сказал – расходы пополам. И ещё, что с них хороший Ди-джей, если нужен, ведущий и кое-что из аппаратуры. За кухню и организацию горячо поблагодарил.
– Отлично, молодец Корж. Вон, ворота уже, – увидал я городскую стену. – Через пять минут будем. От Георгича тихо?
– Да, тихо пока.
– Лады, щас будем.
И вот мы въезжаем на территорию нашего сервиса. Сидевший за рулём Семён сразу подъехал ко входу в наш импровизированный офис. Около входа меня уже ждали Туман, Апрель, Дима, Андрей и ещё несколько ребят.
– Ох, ты, красавчик! – охнули ребята, когда я вылез из LS-600.
– Привет, мужики! – сказал я им радостно.
– Ну, если улыбается, значит, жить будет, – хохотнул Туман. – А рожа заживёт.
После приветствия и подколок, я уже собрался было топать в свой кабинет, как меня остановил Кедр.
– Саша, на зелень-то не хочешь пойти посмотреть?
– Точно, пошли.
Так гурьбой мы и потопали к беседке, туда, где Кедр семена раскидывал. Увиденное поразило меня до глубины души. На паре квадратных метров площади вместо надоевшего уже всем песка росла трава, рядом – три куста мне по пояс где-то, а чуть дальше – два деревца с меня ростом примерно. Площадка была аккуратно обложена кирпичиками.
– Охренеть! – вырвалось у меня.
– Я же говорил, что сработает, – выпалил довольный до ушей Кедр.
– Тогда нам точно придётся там семена эти собирать, – вздохнул я. – Только чем?
– Пылесосами, – сказал Апрель. – Сделаем несколько штук и в машине, и переносные, контейнеры сменные. Потом тут переберём. Механики уже работают над ними, переделывают обычные в компактные.
– Неплохая идея, – покивал я. – Ладно, пошли в кабинет, там кондей и прохладненько.
– Георгич когда обещал на связь выйти? – спросил я у Тумана, когда мы зашли все в кабинет и расселись за столами. Апрель сразу к кофейному аппарату пошёл.
– Я думаю, как только мэр поймёт, зачем эти приехали, сразу начнёт выходы искать. Георгич предложит перерыв и скажет ему про нас.
– Думаешь, эти депутаты будут пытаться власти себе отжать?
– А ты в этом сомневаешься? – улыбнулся Туман.
– Да кто его знает, просто вы так уверенно про это говорите.
– Давайте подождём, – вставая из-за стола, сказал Дима.
– Кстати, мэр знает, что мы всю эту шайку положили? – спросил я.
– Догадывается, – снова ответил Дима. – Ему сразу доложили, что все люди уехали по зову Стасика и пропали. Прослушка-то у нас везде есть.
– Чё говорил?
– Говорил, что это мы их грохнули и что будет дальше теперь. Да и на производствах сейчас везде наши люди. Один к одному сложить-то можно. Только доказать ничего нельзя. Правда, тут – не там. Юридически доказывать ничего не надо, пуля в лоб и всё. Но у него реально сейчас ни сил, ни средств нету, которые он может нам противопоставить. Боятся он и его замы. Власть и жизнь-то не хочется терять. А тут эти ещё сейчас к нему, как снег на голову, свалятся.
– Я представляю, – задумчиво произнёс я. – Его команда пропадает в полном составе, и приезжают те, кого многие по телевизору видели, и начинают выдвигать свои предложения, перемежая всё умными словами.
Туман налил себе кофе и уселся назад в кресло, говоря:
– Константин там у него есть, ну, который за безопасность отвечает. Он как раз на заводе был, где бензин и соляру делают, когда мы туда приехали.
– Странно, что его в списке этом не оказалось, – удивился я, услышав об этом.
– А он нормальным чуваком оказался, – продолжил Туман, отпивая из чашки. – Он-то сразу понял, что мы их всех вальнули, и, кажется, даже обрадовался. Сразу всем приказ отдал, и нам никто нигде не сопротивлялся. Несколько придурков, конечно, попалось, но мы их быстро изолировали. Потом людей собрали и объяснили всё, ну как ты говорил. В два часа сегодня приедут они сюда на собрание. Рожа у тебя, правда, Сань, – покачал головой Туман.
Ребята засмеялись.
– Ничего страшного, – улыбнулся я, – издержки производства. Где там Георгич этот?
– Да не суетись ты, – успокоил меня Дима, – подождём ещё. Не могут эти политики просто так к мэру поехать.
– Сколько их человек-то? Машины четыре?
– Да. Мерин полицейский, две А8 с номерами «АМР» и микроавтобус. Они на каком-то заводе все вместе были. Типа, вот, посмотрите, открыли, всё для людей, новые рабочие места и всё такое.
Пять крупных шишок, четыре помощника, одиннадцать человек охраны, два мента из Мерина и три водилы.
– Только завод наверняка на кого-нибудь из родственников оформлен, и заказы все свои за счёт бюджета будут, – хохотнул Кедр.
– Ну, это как обычно, – развёл руки в стороны Дима.
Затем мы ненадолго замолчали, переваривая услышанное.
– Корж все тачки у нас, кстати, купить хочет, – взял слово Апрель, – ну которые из этого оазиса-разборки пригнали.
– О, как! – удивился я.
– Ага. Кирилл им там насчитал, точно не помню, около трёхсот тысяч там получилось. Ребята сейчас в сервисе их ремонтом занимаются.
– Неплохо, совсем неплохо. А что с дорогой, Валер? – спросил я у него, вспомнив про эти тридцать километров песка до Плато.
– Сделали всё, укатали «Плащами» нашими. Теперь можно ездить спокойно. Апрель хотел сегодня поехать на трёх фурах туда за машинами. Там пацаны притащили ещё тачек каких-то. Да тут дела такие развернулись, не до этого стало.
– Да, дорога готова, – подтвердил Апрель. – У нас теперь есть грузовики. Много. В данный момент у нас уже налажена доставка между нашим городом, новым и хозяйственным оазисами. Маршрутки и автобусы тоже пошли. Позавчера ушёл первый караван к соседям. В течение недели будут ещё несколько фургонов и пара фур. Автовокзал тоже строится, остановки в оазисах готовы.
– Хорошо, – ответил я. – Про гонки я тоже уже знаю, на неделю перенесли. Во, вспомнил! С монстром что нашим? И как мы на нём поедем в этот оазис с птицами? Он же, если в песке завязнет, его хрен чем вытащишь.
Все разом посмотрели на Кедра. Про этот оазис уже многие знали, да и шила в мешке не утаишь.
– Гм, – выдал Кедр. – Мы тут с пацанами посовещались, – показал он пальцем на Тумана и Апреля, – и решили поступить следующим образом. Едем на монстре, две машины сопровождения. Навару можно взять или Доджи эти Рамы два Апрелевских. Плюс обязательно Чёрного плаща одного с бревном этим его. Прицеп только для него нужен, чтобы, если что, дорогу укатать. Вот такой колонной и попрём. Едем через новый оазис. Там дальше саванна. Потом, по идее, плато должно быть. Ну а дальше будем запускать в воздух наших планеристов. В пески нам нежелательно. Засадим монстра, ничем его не вытащим. Вообще ничем.
– И сколько километров нам получится до этого оазиса с птицами? – спросил я.
– Тот, который вернулся, сказал, что двести пятьдесят километров. Но нам надо пески объезжать из-за монстра. Ну, пусть будет триста километров, – пожал он плечами. – Со скоростью пятьдесят – пятьдесят пять километров в час это пять с половиной часов. Ну, плюс еще пару часов прибавь. Мы никуда не спешим. Направление – по компасу. Мне тот парень сказал, куда ехать. Да и не маленький он этот оазис, как наш новый, наверное, если не больше. Птички-то там какие живут, им же есть что-то надо.
– Как там действовать уже решили?
– Да. Птицы из оазиса не вылетают. Скорее всего, из-за различия температуры. Больше мне пока ничего в голову не приходит. В оазисах и пустынях, как вы знаете, температура отличается на десять градусов и более. Иначе бы мы их уже давно увидели. Но таких птиц тут никто никогда не видел. Двести пятьдесят километров для них – не расстояние. Значит, они там живут и летают над ним. На монстре сделаем пару турелей, туда миниганы поставим. Сам корпус – из Арканита, все запасы вывезли из карьера. Будет неприступная крепость. Никакие когти и клюв их не возьмут. В машине делаем спальные места, запасы воды, еды, для топлива баки ещё дополнительные, кондеи и так далее и тому подобное. Опыт есть. Чёрных плащей три уже построили, и ещё два сейчас в работе. Подъезжаем к оазису. Все машины кроме монстра оставляем перед ним. Сами на монстре – туда. Рубим лианы, цепляем их за монстра и назад. Попутно собираем семена. И так до тех пор, пока фуры не будут полными.
– А как быть с ночными зверями? – спросил я. – Ведь мы можем не успеть собрать достаточное количество лиан за световой день. Да и, в любом случае, нам придётся ночевать в пустыне.
– Да как обычно, – сказал Туман. – Делаем квадрат из машин, внутри все тусуемся. Фары, прожекторы, растяжки. Отобьемся, не впервой. В оазисе я точно не собираюсь ночевать. Непонятно, какие там звери ходят. Сдаётся мне, что там всё больших размеров, судя по птицам. Так что ночёвка в машинах в пустыне. Если повезёт, горы какие найдём. Парапланеристы у нас будут. Можно будет облететь его потихоньку, или на джипе попробовать объехать. Если будут горы – вообще замечательно. Там сразу сделаем что-то типа перевалочного пункта. Ведь если этих лиан и семян там много, то ездить мы туда постоянно будем за этим всем. Вот и будет перевалочная база. Всё необходимое для строительства небольшой базы берём с собой. Даже если в двадцати-тридцати километрах будут горы, всё равно сделаем базу. Решим на месте, в общем. Надо ещё понять, как себя птицы эти ведут, и есть ли там ещё какие опасные животные.
– С базой согласен, – кивнул я. – В любом случае, этим лианам нужна будет какая-то усушка. Мы можем монстра оставить там, тут он нам не нужен. Вот и пусть те, кто там останутся, занимаются заготовкой семян и лиан. Ты, Апрель, потом просто организуешь оттуда доставку и всё.
– Да без проблем.

Глава 8.

Тут у Димы зашипела рация.
– Дима, приём.
Мы все тут же заткнулись и уставились на стоящую на столе рацию.
– Да, Георгич, – схватил он её и подмигнул мне.
– Давайте приезжайте. Тут эти умники давят мэра нашего. Я ему мягко нас предложил, он согласился. Приезжайте спасайте. План есть уже?
– А то! – хохотнул Дима. – Прикладом в зубы.
– Ну-ну. Ждём вас.
– По коням, пацаны, – первым вскочил я из-за стола. Ох, ёпт! В спине что-то хрустнуло.
– Я же говорил, пацаны! – обрадовался Дима. – Я же сказал, что эти депутаты начнут мэра давить!
– Да поехали уже, – выходя из кабинета, сказал Туман, – провидец ты наш!
Из сервиса мы выехали большой колонной. Машин семь точно поехало. Все вооружены до зубов, настроены решительно. Ох, сейчас мы повеселимся! Да и, судя по довольным Сливе с Клёпой, которые сидели со мной в Лексусе, они уже предвкушали встречу с депутатами. Вот и здание мэрии. Около него я сразу увидел полицейский белый Мерин, Ауди А8 с номерами «АМР» и мигалками на крыше, чёрный тонированный Мерседес Спринтер. Ну да, всё как обычно. Сильные мира сего в том мире не могут без пафоса передвигаться. Когда кавалькада из наших машин подъехала к этим тачкам, водители, полицейские и несколько охранников стояли в кружке около автомобилей.
– Привет, мужики! – сказал я, вылезая из Лексуса. – Загораем?
– Добрый день, – ответили они, немного напрягшись. Всё-таки нас много было, все вооружены, хорошие тачки. Этих загорающих мгновенно взяли в кольцо.
– Вы кто? – осторожно спросил один из полицейских.
– Мы? Да местные жители. Приехали к мэру на приём.
– Он сейчас немного занят, – сказал мне один из мужчин.
– Ничего, мы не помешаем, – усмехнулся я. – С нами даже интересней будет. Вы, я так понимаю, только вчера в этом мире оказались?
– Ну да, – ответил этот дядька, скорее всего, водитель. – Ехали-ехали, дождь, гром, и мы уже в пустыне. Там нас ребята на больших переделанных джипах нашли и в этот город привезли.
– Вы – водитель? – спросил я у него.
– Да, – кивнул он, – а что?
– Оружие, если есть, сдайте, и советую не делать лишних движений.
Стоявшие прям оторопели.
– Стволы давайте! – требовательно протянул руку к полицейским Слива.
– Ты кто такой? – удивился тот. – И с какой радости я должен тебе своё табельное оружие отдавать?
– Мужики, давайте без ругани, – снова сказал я. – Это в ваших же интересах. Вы просто ещё не поняли, куда попали. Сдайте оружие и сидите спокойно. Вам потом всё объяснят.
– Ты хоть понимаешь, кто ездит на этих машинах? – ткнул пальцем в Ауди этот водитель.
Вот почему они все борзые такие? Почему обычный водитель считает себя таким же неприкасаемым?
– Стволы сдайте! – не выдержав, рявкнул Туман, и на них всех пацаны мгновенно навели оружие.
– Тихо-тихо, мужики! – не на шутку испугался этот полицейский и поднял руки вверх. К ним тут же подошли ребята, обыскали и забрали оружие.
– Теперь все садитесь в автобус, – сказал Туман. – Сидите там тихо и не отсвечиваете. Ты и ты, – ткнул он пальцем в стоящих рядом с ним бойцов, – охраняйте их. А вам всем, – посмотрел он на стоящих испуганных мужчин, – рекомендую не возникать и не делать лишних движений. В ваших же интересах.
– Пошли, мужики, – позвал я ребят и направился ко входу в мэрию.
– Добрый день, – поздоровался с нами испуганный охранник на входе, когда мы всей гурьбой ввалились в здание.
– Добрый. Эти – у мэра? – кивнул я головой в сторону стоящих машин на улице. Думаю, что все внутри видели, как мы подъехали, разоружили и загнали этих водителей с полицейскими в микроавтобус.
– Ага. Пришли корольки сюда, – зло сплюнул второй охранник.
– Спасибо, – поблагодарил я его.
– Ну, долго вас ждать? – услышали мы голос с лестницы, которая на второй этаж.
– Георгич, – улыбнулся я и быстрым шагом направился к нему.
– Я вас уже заждался, – сказал он, отвечая на моё рукопожатие.
– Чё, совсем всё плохо? – спросил я когда мы, поприветствовав друг друга, стали подниматься на второй этаж, где находился кабинет мэра.
– Ну не совсем. Пока. Но многих я ещё по ящику видел. Они, конечно, изменились с тех пор, рожи шире стали, – Георгич усмехнулся. – И наглости им, конечно, не занимать.
– Чё хотят? – мы уже шли по коридору к двойным дверям.
– Власти и денег, – сморщился Георгич. – Правда, завуалировано это всё говорят, но суть понятна. Мэр, конечно, труханул чуток от тех, кто к нему в кабинет пришёл.
– Так ведь больше десяти лет прошло, – искренне удивился я.
– Он тоже двоих узнал, а они сразу начали говорить, кто они есть сейчас. Придурки. Так и не поняли, что они в другом мире. Вроде взрослые люди, а всё туда же. Совсем в этой своей Думе у них мозги набекрень от власти съехали. Да и Стасик ещё пропал со своими гоблинами. Вот одно на другое и наложилось
– Ладно, щас мы разберёмся. Где их охрана? – спросил я, когда мы остановились перед дверьми.
– В предбаннике сидят, где им ещё быть? Трескают печеньки и строят глазки секретаршам.
– Туман.
– Понял, – он подошёл к двери и оттёр меня от неё. Рядом тут же встали несколько бойцов, Апрель, Кедр и Няма с пулемётом. Мля, пулемёт-то он нахрена сюда припёр? Я даже и не видел, что он с ним идёт.
– Не рыпайтесь, пацаны, – негромко сказал Туман, когда мы открыли двойные двери и толпой зашли в предбанник, наведя на них оружие.
Сидевшие там на креслах и диванах охранники депутатов оторопели. Они буквально замерли на месте. Их семь человек было. Секретарши хотели было заорать, но я быстро приложил свой палец к губам.
– Здорово, мужики! – улыбнулся я. – Сдавайте оружие и не надо делать лишних телодвижений. Мы у себя дома, а вы в гостях. Никто из вас не пострадает, и всё будет хорошо.
Не давая им очухаться, наши пацаны быстро обыскали их, изъяв стволы. У всех были ТТ. Только у двоих – укороты. Зачем они сюда с ними пришли, мне не понятно. А так красивые все: в костюмчиках, с рациями, у каждого в ухе по наушнику. Связь у них тоже сразу отобрали. Скорее всего у тех на улице – тоже. Я там уже не видел.
– Георгич, где тут помещение есть с хорошей дверью? – быстро спросил у него Туман.
– Слева по коридору вторая дверь. Там их всех можно разместить пока.
– Вы кто парни? – выдохнув, спросил один из них.
– Тебе же сказали, местные жители, – улыбаясь, ответил ему Слива.
– Весёленькие, видать, тут жители, – ответил тот, кивнув на Няму с пулемётом.
– Давайте, пацаны, вставайте, – миролюбиво сказал им Кирпич. – Мы не за вами пришли. Идите пока посидите. Потом мы вам всё объясним и решим, что дальше с вами делать.
– Как это? – испуганно спросил один из них.
– Да не ссы, братан, – ответил Клёпа, засовывая себе за пояс один из пистолетов, – никто вас убивать не собирается.
– Пошли дальше, – кивнул я на дверь. – Клёпа, Слива, Кирпич, тут будьте. А вы, девочки, не волнуйтесь, – обратился я к секретарям. – Никто вас не обидит.
Обе синхронно кивнули головами и, кажется, немного расслабились.

Глава 9.

Я толкнул дверь в кабинет мэра.
– Поэтому я и предлагаю вам такую схему управления, – услышал я голос. – Она, – голос замолчал.
Мы: я, Туман, Апрель, Кедр, Дима и Георгич вошли в кабинет. Точно. Вот они сидят. Я сразу узнал нескольких из сидящих за столом. Их лица я много раз видел по телевизору. Стол в кабинете мэра был буквой «Т». Достаточно большой, кстати. Человек двадцать за ним легко могло уместиться. Сам мэр сидел во главе стола и, судя по его кислой мине, этим посетителям он был совсем не рад. Увидав нас, его брови удивлённо поползли вверх, а в его глазах, кажется, блеснула искра надежды. Депутаты сидели с одной стороны, а то, что это были именно они, я даже не сомневался. Троих я узнал, еще двоих, кажется, видел, но смутно помню. Напротив них сидели их помощники, четыре человека. Перед каждым из них лежало по блокноту и ручке. В самом начале стола были замы нашего мэра. Трое, вон, сидят. Увидав нас, они тоже как-то вздохнули с облегчением.
– Добрый день, Аркадий Петрович! – громко поздоровался я с мэром. – Не помешаем? – я подошёл к нему и протянул руку.
– Нет. Добрый, – ответил он и крепко пожал мне руку.
– Молодой человек, может быть, вы не заметили, но у нас тут совещание! – взвизгнул один из депутатов. – И врываться в кабинет без стука и приглашения минимум не вежливо. Потрудитесь выйти отсюда! Как мы закончим, Вас пригласят.
– О, как! – засмеялся я. – А мы всё-таки поприсутствуем, – подмигнул я ему. Вот этот у них точно главный. Он постоянно с телека верещал, типа только он знает, как надо проводить те или иные реформы.
Кедр с Апрелем встали сзади депутатов. Туман и Дима – сзади секретарей. Я внимательно посмотрел на сидящих прямо передо мной пятерых мужчин. Всем за сорок пять, на всех идеально сидящие сшитые явно на заказ деловые костюмы, дорогие галстуки, на руке у каждого дорогие «котлы», перед ними на столе лежат золотые Паркеры и блокноты в кожаных переплётах. Сидят, рожи лоснятся. Всем своим видом они пытаются показать, что они выше нас, что они с другой планеты и привыкли к царству роскоши.
– Кто вы вообще такие? – взял слово ещё один. – Вы хоть знаете, кто мы такие и чьи интересы представляем?
Мэр сидел и молчал. По его улыбке я уже понял, что он с интересом наблюдает за дальнейшим развитием событий.
– И чьи же интересы вы представляете? – спросил я, посмотрев на этого жиробаса. Ну и рожа, аж лоснится вся. Несмотря на то, что в кабинете на полную работал кондиционер, ему было жарко. Меньше на жопе сидеть надо.
– Ты кто такой? – подключился третий депутат. У него на лацкане пиджака висел значок, чтобы сразу было понятно, что он – избранник.
– Аркадий Петрович, – обратился я к мэру, – чё эти ушлёпки хотели?
– Что ты сказал? – хором переспросили они, вытаращив глаза.
– Сидите, убогие, – хлопнули двоих по плечу стоявшие сзади Кедр с Апрелем, когда они аж привстали с кресел. Секретари и так тихо сидели, а тут они стали ниже кресел.
– Ты хоть понимаешь, с кем разговариваешь? – сделал ещё одну попытку этот жирный, быстро взяв себя в руки от моего не слишком вежливого приветствия.
– Понимаю. Ну-ка пересядь, братишка, – легонько толкнул я в плечо мужика лет тридцати, одного из помощников кого-то из депутатов. Тот, быстро схватив свои вещи, мигом вскочил из кресла и, встретившись взглядом с Туманом, быстро пересел на другое кресло.
– Понимаю, конечно, – повторил я, усевшись в кресло и посмотрев толстому в глаза, – и очень хорошо знаю, кто вы все. Мы все неоднократно видели по телевизору ваши рожи.
– Да он совсем берега попутал! – снова воскликнул один из них.
– Так что они хотели, Аркадий Петрович? – снова спросил я у мэра нарочито вежливо.
– Предлагали свои услуги управленцев, – вздохнул он. – Интересовались системой власти у нас тут. Хотят занять несколько кресел в совете города и руководить. Ну и хорошее жильё и питание.
Я тут же посмотрел на Диму. Тот стоял и буквально светился от счастья. Типа, вот же, я же говорил, что так и будет!
– А не треснет у них? – буркнул Туман. – Рожи и так шире плеч. А у этого уже почти щеки на плечи свисают, – ткнул он пальцем в жирного.
Тот аж подавился от возмущения. С ним, видать, давно уже так никто не разговаривал. Он пятнами весь пошёл от злости.
– Да вы тут совсем что ли с ума все посходили? – рявкнул он. – Кто вы вообще такие? На каком основании вы так разговариваете? Врываются какие-то гопники. Один, вон, весь побитый как пёс – это он про меня – другие вообще не понятно как одеты – это он походу про Тумана с Димой, оба в спортивных штанах и футболках. Действительно, не могли получше одеться, в мэрию же приехали. Я только улыбнулся на это – Ведут себя нагло и вызывающе. Мэр как будто воды в рот набрал. У вас тут порядка совсем что ли нет?
– Кедр, успокой толстого, – негромко сказал я.
Тот недолго думая подошёл к жиробасу и со всей силы влепил ему подзатыльник.
– Заткнись, урод! – взял он его за волосы и пару раз от души приложил башкой об стол. – Будешь говорить, когда тебе слово дадут, – затем, отпустив его, так же отошёл назад.
– Всё? Успокоились все? – спокойно спросил я. – Теперь можно мне сказать?
Депутаты разом притихли. Они, по-моему, только-только начали понимать, что тут что-то не то происходит. Жирный пару раз хлюпнул разбитым носом и, зажав его ладонями, с ужасом уставился на меня и на стоящих сзади меня Тумана с Димой.
– Всё, мне это надоело, я зову охрану, – сказал один из депутатов и решительно поднялся из-за стола.
– Тебя кто-то отпускал и разрешал встать? – тут же подошёл к нему Апрель и со всей силы врезал ему под дых. Тот, охнув, согнулся пополам, а Апрель ему ещё снизу коленом в лицо въехал. Хорошо так въехал, тот мгновенно распрямился и, не удержавшись на ногах, рухнул на пол.
– Сядь за стол, народный избранник! – беря того за шкирку и таская как котёнка по полу, зло крикнул Апрель. Получив ещё пару подзатыльников, тот всё-таки уселся на своё место.
– Ну, теперь всё? – снова спросил я. – Или у вас, дорогие наши депутаты, есть ещё вопросы и пожелания?
Теперь они точно притихли. Вон как сидят и глазками хлопают.
– Аркадий Петрович, – снова обратился я к мэру, – как вы смотрите на то, если мы этих слуг народа заставим поработать на благо нашего развивающегося общества?
– Что вы имеете в виду, Александр? – надо же, помнит, как меня зовут.
– Ну, у вас же наверняка есть места, где требуется грубая мужская сила? А эти, вон, – кивнул я, не поворачивая головы на депутатов, – крепкие здоровые мужики. Здоровые, как быки, отъелись на казённых харчах. Физический труд им только на пользу пойдёт.
Депутаты после моих слов буквально оторопели. Они никак не могли поверить в услышанное.
– Да это беспредел какой-то, – подал голос жирный. – Я – уважаемое лицо, депутат Государственной Думы, я с президентом за одним столом обедаю! Я буду жаловаться на ваш произвол и просто так этого не оставляю! Вы ещё получите за свои действия! Я подключу всех своих знакомых и обещаю тебе, что ты сядешь надолго!
– Я уже даже знаю, кому надо сообщить об этом вопиющем случае! – с наглой ухмылкой, глядя мне в глаза, сказал ещё один.
После этого мы громко рассмеялись.
– Дим, – сквозь смех обратился я к нему, – им Крот, чё, совсем ничего не сказал? Ну, где они оказались.
– Частично только, смекнул, видать, тоже. А когда сюда привёз, поздно уже было. Ночь на дворе. Эти сразу стали еды и ночлег требовать. Ну и я к ним пришёл, скрипя зубами, всё, что они просили, им дал. Они сразу начали выяснять, где они, и что тут к чему, но так, поверхностно. Вот этот жирный, – Дима легонько толкнул толстого депутата, который сидел и зажимал свой нос, – и вот этот, – он толкнул его соседа, – всё выясняли, что это за место. Ну, я и наплёл им с три короба. Потом кто-то из наших про мэрию сказал. Они решили, что это их шанс, – Дима ухмыльнулся и продолжил. – Ещё бы, другой мир, другие возможности. Вот и решили себе местечко сразу под солнышком застолбить. Только я им про выход ничего не сказал.
Мы заржали ещё громче.
Депутаты разом заткнулись, их ухмылки с лица тут же пропали. Они превратились в сплошное внимание.
– Вот вы попали, лохозавры! – заржал Туман.
– Может, объясните нам? – спросил, наконец, пятый депутат. Всё это время он сидел, молчал и внимательно слушал.
– Ну, слушайте внимательно тогда, – облокотился я локтями на стол. – Я вам вкратце расскажу, где вы. Для начала ваших людей на улице и охрану в предбаннике мы, как вы уже наверняка догадались, нейтрализовали. С ними всё в порядке. Все вы из-за дождя, грома и молнии оказались в другом мире. Как бы фантастически это ни звучало. Но об этом вам Дима уже сказал. А теперь – самое интересное. Выхода отсюда нет. Совсем. Вернуться в тот мир, – я ткнул себе пальцем за спину, – нельзя. Никак. В этом мире проживает очень много людей, которые сюда точно так же провалились. Тут есть несколько городов. Вот например Аркадий Петрович, – кивнул я на него, и депутаты перевели на него свой взгляд, – живёт тут уже около десяти лет. Я прав, Аркадий Петрович?
– Десять с половиной, если быть точным.
– Вот этот город он строил с нуля. Всё тут организовывал, выживал со своими друзьями, боролся с бандитами и дикими зверями. А вчера появились вы и по своей привычке решили всё подгрести под себя, не удосужившись даже узнать, где вы очутились. Вернее, вы узнали, где очутились, про выход только забыли спросить. Как и чем тут живут люди? Какие тут правила жизни и всё остальное? Решили, что если вы известные личности, то для вас тут все двери открыты. Особенно ты, толстый. С президентом он обедает. Я сам сюда недавно провалился со своими друзьями и президента глубоко уважаю, а вот вас мразей нет. Всех вас пятерых. Ещё раз. Вас троих, – я снова потыкал пальцем в каждого из них, – тут многие узнали. И тут же вспомнили, кто вы и откуда. Вы давно в политике. И такие же, как вы, неоднократно выливали перед выборами грязь друг на друга. Я хорошо помню скандалы, связанные с вами. Сколько предприятий вы обанкротили? Сколько людей из-за вас остались ни с чем? А чтобы вас реально не посадили, вы ушли в политику и получили депутатскую неприкосновенность и продолжали так же заниматься своими тёмными делишками. А вы двое, – я показал на двух оставшихся депутатов, – если трётесь с этими упырями, то сто процентов такие же, как они. И не надо мне доказывать, что вы честные, хорошие и только все для народа. Ведь по-хорошему, если вас сейчас хорошенько попросить рассказать нам про свои делишки с применением небольшого физического воздействия, то вы запоёте соловьями. Но нам этого не надо. Вы ни хрена не делаете, только языками своими мелите. Ему спасибо скажите, – мой палец переместился на Диму. – А то бы вас ещё вчера в пустыне закопали бы всех. Живьём. А вы, не успев приехать, сразу начали гнуть пальцы, потом поехали сюда. Поэтому ты толстый, – я посмотрел на жирного, который сидел и своими пухлыми пальцами вытирал кровь из разбитого носа, – и был уверен в том, что тебя тут кто-то защитит и ты сможешь натравить на меня всех многочисленных высокопоставленных друзей. А все остальные тебе в этом активно бы помогали. Но не в этот раз. В этот раз вам не повезло, крупно не повезло. Больше вы народную кровь не будете пить. Тут другой мир, другие правила. Тут нет тюрем, бюрократии, продажных чиновников, губернаторов, полицейских, бандитов-рэкетиров – всех тех, кто пьёт кровь у народа, прикрываясь своей властью. Суд тут один – пуля в лоб. Если повезёт – в пустыне закопают, нет – просто бросят, ночью животные сожрут, даже костей не останется. Тут учителя, врачи, те же полицейские, пожарные получают очень хорошую зарплату. Потому что люди просто устали от той жизни. А там? Там вы сидите на своей планете, и чихать вы хотели на всех людей. Получаете хрен знает какую зарплату, на тачках, вон, вас каких возят, охрану имеете. С какого перепугу? Потому каждый из вас считает себя избранным. Вы даже сейчас вон как с нами разговариваете. Вот поэтому люди, которые сюда и попадали, создали тут свой мир, свой почти идеальный мир.
После этих моих слов они разом побледнели.
– Повторюсь ещё раз. Вас сначала действительно хотели просто грохнуть. Поставить к стенке и банально расстрелять. Но потом решили, что для вас это будет слишком легко. Вы будете работать, много работать. Пока не сдохнете. Считайте, что теперь вы рабы, без права голоса и на вас будут приходить смотреть люди, как на животных в зоопарке. И эти свои дорогие костюмы и туфли вы смените на обычную робу. Кстати, Аркадий Петрович, там около входа несколько машин этих стоят, – кивнул я на сидящих оторопевших от моих слов депутатов. – У вас, я знаю, нет персонального автомобиля. Ауди А8 подойдёт? Две даже и микроавтобус. Полицейскую машину мы продадим.
– Подойдёт, конечно, – засмеялся он, – спасибо!
– Это шутка такая? – выпалил один из депутатов, – вы нас разыгрываете?
– Да конечно разыгрывают, – нервно поддержал его второй.
– Валер, прострели ему ногу, – попросил я, – чтобы он до конца поверил.
Туман ухмыльнулся и, быстро достав из кобуры пистолет, подошёл к этому Фоме неверующему.
Они все так же сидели и смотрели на нас всех. Депутат ещё из-за стола так выкатился и сам ногу подставил. Типа, на, стреляй, я всё равно не верю.
Раздался выстрел и следом за ним крик боли. Тот орал, не переставая, держась за ногу.
– Да заткнись ты уже! – крикнул Туман и приставил ему ствол к голове. Тот мгновенно затих.
– Теперь поверили?
Судя по их лицам, теперь поверили.
– Куда их? – спросил Кедр.
– Куда их? – задумался я. – Вы знаете, – снова обратился я сидящим бледным депутатам, – у нас тут куча различных производств. Те же заводики, выращивание овощей, фруктов, животных. И простых работяг тут уважают гораздо больше, чем таких, как вы, ничего не делающих чиновников. К вам это не относится, – посмотрел я на мэра и его помощников. Вы – молодцы, много сделали для этого города. Вы реально за него болеете. Вот я и предлагаю этих пятерых отправить на такие работы. Вот тебя, – я показал пальцем на толстого с разбитым носом, – можно отправить на свиноферму. Там рабочие руки всегда нужны. Кстати, там зарплаты достаточно высокие, но и работа тяжёлая. Вот и поработаешь там за еду. А там посмотрим. Тебя, – я кивнул на того, кому Апрель врезал, – можно тоже куда-нибудь на ферму определить в помощники. Всех вас разделят. Каждый из вас будет работать в разных местах.
– Вот этих двоих я предлагаю отправить камень добывать, – показал пальцем на двух крайних депутатов Аркадий Петрович. – А последнего – лес валить.
– Точно! – воскликнул Дима. – Я вспомнил! Он в той жизни что-то с лесом мутил. Китайцам, кажись, за копейки его гнал. А мы потом покупали мебель у них из нашего же леса. Потому что такие, как он, все производства у нас позакрывали.
– Ну, вот и считайте, что мы вас трудоустроили, – улыбнулся я. – Вы будете пользоваться там большим спросом, и внимание вам будет обеспеченно.
– А с этими чё делать? – взяв за шкирку одного из помощников, спросил Дима.
– И с теми, что на улице, и охраной, – дополнил Туман.
– С этими? Соберите их всех в одной из комнат тут и разъясните им всё как следует. Дим, займись.
Кого – на биржу, кого, если посчитаешь нужным – к нам. Контроль на тебе.
– Понял, – кивнул он. – Пошли, помощники, со мной.
Четверо помощников быстро поднялись со своих кресел, как-то жалобно посмотрели на сидевших в полном шоке депутатов и быстро засеменили за Димой.
– Апрель, на тебе доставка этой великолепной пятёрки к местам их работы и жительства. И перевяжите этого, – кивнул я на раненого, – пока он кровью тут всё не залил.
– Вставайте, избранники! – хохотнул Апрель и толкнул пару кресел.
– Вы не можете так поступить! – замямлили они. – Это просто бред какой-то.
– Клёпа, Слива, пацаны, вы где там? – громко крикнул Апрель.
Тут же в кабинет ввалилась моя личка.
– Кого валим? – громко заорал Няма с пулемётом.
– О, вот он жиробас! – ткнул пальцем в него Слива.
– Ох, епт! – выдохнул Колючий. – Вот этого я только недавно по телеку видел, – показывая на другого депутата. – Куда их?
– Сейчас объясню всё, – взял слово Апрель.
– Послушайте! Мы же с вами цивилизованные люди, – снова заныл один из пятёрки. – Давайте всё обсудим.
– Давай топай уже, – отвешивая ему смачный пинок, сказал Слива, – пока я тебе тут все кости не переломал.
Депутатов увели. Пацаны тоже вышли. В кабинете остались мэр с замами, я и Туман.

Глава 10.

– Поговорим? – обратился я к руководству города.
– А у нас есть выбор? – вздохнул Аркадий Петрович. Замы его немного напряглись.
– Расслабьтесь, мужики, – сказал я. – Вы все уже знаете, что произошло. Давайте начистоту. Это, – показал я на своё лицо, – работа Михайлова, чтобы вы лишних вопросов не задавали.
– Ну так ты, Александр, его тоже подровнял, – заметил мэр. – Он более помятым и красивым тут появился.
– Не отрицаю. Только я не нанимал бандитов и не хотел его убить. И тем более на его глазах не собирался отдать его девушку, если она у него была, конечно, этим отморозкам. Они сами решили свою участь. Просто ребята успели меня отбить, – про Булата и обезьян я решил промолчать. – Станислав, ГРУшник там тоже были, и Стасик приказал нас грохнуть и закопать. У нас просто выбора не было, кроме как включить ответку. А вообще, тут всё сложнее. Наш старый знакомый объявился. Рог.
Далее минут пятнадцать мы с Туманом выдавали им свои умозаключения по поводу всей этой ситуации. В конце нашего разговора я сказал, что никто из нас не собирается занимать кресло мэра. Типа всё остается как есть. Вы работаете, мы работаем. Вы так же будете получать свою долю. Война тут никому не нужна. Из разговора я уяснил, что и мэр, и его замы понимали, что мы рано или поздно столкнёмся с нефтяниками. Они просто заняли нейтральную позицию и полностью ушли в работу. Слишком много плюсов было от нашего появления тут, чтобы вот так взять и перекрыть нам кислород. Да и, если честно, нефтяники уже давно отошли от мэра. Просто по старой дружбе общались. Также мэр разоткровенничался и подтвердил наши предположения по образованию тут этой банды, и почему её пришлось убрать, и почему нас наняли, и так далее. В общем, проговорив около полутора часов, расстались вполне неплохими друзьями. Я в политику вот совсем не хочу. Мне интересней кататься и искать тут что-то новое, о чём я мэру и сказал. Он даже обрадовался, кажется. Рога только надо достать. Ну, ничего, достанем рано или поздно. Интересно, что с Кругом? Сказали мы и про своё видение управления производствами, которые нам достались в наследство от этой троицы. Про пропавших верных людей и бойцов мы ничего не сказали, но, думаю, мэр понял, откуда ветер дует, и кто к этому руку приложил. Кстати, на собрание с людьми, которые сейчас в два дня должны были приехать к нам, обещали приехать два зама мэра. Как-никак представители города, вообще хорошо. Успокоить людей, решить насущные вопросы, как и что будет дальше.
В два часа пополудни оба они приехали. И.о., которых выбрали сами работники, были уже там: восемь человек и ещё человек 10 – группа поддержки. Да ради бога. Нормальные работяги. Константин, тот, который безопасник, тоже присутствовал. Говорили долго, часа три или четыре. Как, что, почему и так далее. Всё решили, вообще всё, ничего не меняется. Есть пожелания? Давайте обсудим. У всех были списки с вопросами. Обсудили, решили. Короче, всё нормально. Вот что значит, люди уже привыкли мыслить по-другому, не боясь бюрократической машины. Ну сменилось руководство полностью, ну бывает. Работаем и живем дальше. Куда делись старые начальники, никто не спрашивал, но, думаю, все понимали. Все хотят мира, жить и зарабатывать, воспитывать детей, которых тут всё больше и больше стало появляться. А всей этой грязи, зависти, злости наелись там, в том мире. Повторения всего этого тут никто не хочет, вообще никто. Прямо-таки идеально всё. Понятно, что так не будет, но посмотрим, как говорится, поживём – увидим.
– Я думал, всё сложнее будет, – сказал мне Туман, когда мы после совещания вышли в беседку. Я чувствовал себя как выжитый лимон. По мне, так лучше подраться и из автомата пострелять. Не для меня все эти переговоры, ответы на вопросы и тому подобное. Хорошо, ребята со мной были, и с замами мэра мы перед собранием успели обсудить, что говорить и какой линии поведения придерживаться.
– Неплохо, Валер, – согласился я. – Давай по пять капель что ли. Я сегодня наговорился по самое не хочу.
– Слива! – крикнул он.
– А? – откликнулся тут.
– Тащи чё-нибудь. Горло промочить надо.
– С градусами?
– Нет, газировка, – передразнил его Туман. – Конечно с градусами!
– Пять минут.
– Дальше-то какие планы? – спросил у меня Дима.
– Дальше – едем в оазис с птицами. Сколько до окончания постройки монстра осталось?
– Игорь сказал, три-четыре дня ещё.
– Гонки через неделю, – я задумался. – Тогда давай гонки проведём и после этого поедем к птичкам.
– Завтра можно ехать памятник открывать, – сказал Туман. – Только что мне сообщили, он готов.
– Значит поедем, – решительно сказал я. – Пойдём перекусим чего-нибудь, а то сейчас пьяные будем сразу, – увидал я идущего к нам с бутылкой довольного Сливу. – И найди мне Андрея. Хочу узнать, что по гаражам. Нас тут пять дней не было. Должно было дело с мёртвой точки сдвинуться.
Туман молча кивнул. Поднявшись с лавочки, мы направились в столовку. Уходя, я ещё раз посмотрел на травку с кустиками и подросшие деревья. Всё-таки интересная тут природа. Семена растут прямо в песке, чем же они там питаются? А город мы озеленим, обязательно озеленим. Развернув Сливу, забрали у него пузырь и потопали в столовку. Там нас ждал вкусный ужин. Вкусный, потому что запах от мяса распространился далеко за пределы кухни.
– Приятного аппетита, – сказал нам появившийся Андрей.
– Привет, – поздоровались мы с ним.
– Присаживайся, – кивнул я на свободное место. – Есть будешь?
– Не откажусь, – и он, взяв пустую тарелку, стал накладывать себе варёную картошку и аппетитные кусочки мяса.
– Чё с гаражами-то, Андрюх?
– А, да, прости, – поставил он тарелку на стол и посмотрел на меня. – С архитекторами всё обсудили. Ещё раз всё перерисовали. Будет у нас четыреста пятьдесят гаражей по размерам, как и хотели, и сорок два больших – для грузовиков. Фура туда, конечно, не войдёт, но фургон, типа нашего Газона, или обычный грузовик с будкой влезет легко. Будет четыре эстакады, пять точек с водой.
– Не мало? – спросил Туман.
– Не, нормально. Кому надо, с канистрой придёт и наполнит. Десять больших мусорок и три въезда-выезда. Два – для легковушек и один – для грузовиков. На въездах-выездах – будки охраны.
– Продал чё уже? – с интересом спросил я.
– Да, – улыбнулся он. – За два дня – девяносто гаражей для легковушек и джипов. Миллион триста пятьдесят тысяч.
– Офигеть! – выпалил я и аж жевать перестал.
– Это я ещё толком продавцов в больших местах скопления людей не сажал. Мы на фургонах рекламу нарисовали и наши адреса, ну, где точки по продажам. Таксисты листовки раздают. Реклама – двигатель торговли.
– Молодец! – похвалил я его. – Гаражи для грузовиков почём?
– По двадцать две тысячи десять штук продали уже, а это ещё двести двадцать тысяч Лин. Короче, полтора ляма.
«Молодец, Георгич! – тут же мелькнула у меня мысль. – Такую идейку подкинул. В любом случае мы в плюсе будем».
– Я сейчас посмотрю, как гаражи пойдут. Думаю цену потихоньку поднять, – продолжил Андрей. – Ну и с каждым сразу договор на взносы заключаем.
– И сколько времени займёт строительство? – спросил я.
– Месяца два точно, возможно, больше. Там не всё так просто, как кажется. С одной проводкой работы сколько. Но построим обязательно. Людям, чтобы не бузили, четыре месяца объявляем до сдачи. Понятно, что первые быстрее построим. Четыре месяца – это вообще все гаражи под ключ. Всё-таки объём работы большой. И ещё, Саш, совет твой нужен.
Я вопросительно поднял брови.
– Я хочу пару сотен гаражей заморозить. Не шестьдесят, как мы тогда решили, а две сотки. Очень многие, возможно, просто не догоняют и не понимают ещё, нужны они им или нет. А когда первые сдадим, язык соседа по гаражу – лучшая реклама.
– Не надо. Продавай, как есть, мы всё равно в плюсе хорошем, – немного подумав, ответил я. – И цены слишком не дери, а то они у тебя колом встанут. Шестьдесят штук, как решили, так и придержи. Остальные все – в продажу. Дай людям выбор. Пусть всё как есть будет.
– Хорошо, будем так продавать. Завтра сажаю продавцов ещё в три точки: рынок продуктовый, большой супермаркет и строительный рынок.
– Там-то точно покупатели найдутся, – хохотнул Туман. – Машин всё больше и больше у нас становится. Будут покупать обязательно.
С этим согласились все.
– Мальчики, вам добавки принести? – появилась рядом с нами одна из работниц столовой.
– Если можно, мяса ещё, – попросил её Слива. – Больно вкусное.
– Сейчас принесу, – улыбнулась она. – Это из нашего хозяйственного оазиса, своё, можно сказать, – и она, повернувшись к нам спиной, пошла за добавкой.
На следующий день у нас было открытие памятника погибшим пацанам. Пригласили мэра и замов. Была куча народу: жёны и подруги наших погибших ребят, друзья и просто сочувствующие люди, полицейские, врачи и так далее. Туман сообщил всем нашим в другие оазисы, и из каждого приехали представители. Памятник получился на славу, я бы сказал, красавец. Жаль только, что это в честь погибших. Посередине – две высокие колонны из чёрного мрамора высотой метров пятнадцать каждая, по бокам – две стены в форме буквы «Г». Слева и справа выбиты имена ребят – и тех, кто погиб на дороге, и тех, кто в пещере. Сюда же добавили и погибших в оазисе с индейцами. Он был установлен на капитальной бетонной подушке метрах в тридцати от дороги. Рядом – небольшая площадка для машин, сбоку – пара беседок и лавочки, чтобы всегда можно было приехать и помянуть ребят. Мы с мэром произнесли по небольшой речи. Потом пятнадцать человек дали залп из автоматов. Это первый памятник в этом мире, первая память о погибших в борьбе за него. Их имена теперь увековечены тут навсегда. С дороги его было очень хорошо видно, и он как бы напоминал о том, что за этот мир тоже пришлось побороться. Плюс те, кто его тут устанавливали, закрепили наверху несколько мощных прожекторов. Так что ночью его тоже будет очень хорошо видно. Сделали всё на совесть. Никакие животные его сломать не смогут.
На следующий день у меня была обзорная экскурсия по некоторым местам, инспекция, так сказать. Итак, опишу, где я побывал вместе с пацанами.
Сначала посмотрели нашу заправку. Её наконец-то достроили. Находилась она на перекрёстке двух дорог. Одна вела из нашего города в оазисы, ну, которые тут раньше были, вторая – к соседям в город Руви. Мне понравилось, что установили нормальные указатели. Был большой указатель через всю дорогу «Добро пожаловать в Таус», это наш город. Чуть дальше – ещё один указатель «Руви 70 километров», и на нём же указанно расстояние до других оазисов, нефтянки, лесопилок, производств и ферм. Пока ездили, таких указателей видели много. Все их привели к единому стилю и размерам. Прямо приятно посмотреть.
Также побывал я на всех производствах, ну, которые мы у нефтяников отжали. Особенно впечатлил меня завод по переработке нефти. По телеку я, конечно, видел неоднократно трубы там, цистерны, куча лестниц, персонал. Тут, естественно, это всё в меньшем масштабе, но впечатляет тоже. Охрана уже переодета в нашу фирменную одежду и разбавлена нашими бойцами.
На «Качалки» тоже съездили. Посмотрели на чёрное золото вживую. Я нефть-то никогда и не видел. Перед заводом по производству различных ёмкостей, канистр, бочек вообще шляпу снял. Всё как-то массивно, впечатляет, в общем.
В данный момент у нашего отдела кадров добавилось просто нереальное количество работы. Всех работников, которые влились в наш «ГДЛ», надо было переписать, оформить, завести трудовую книжку. Кто, где, откуда и когда тут появился. Нефтяники этим не заморачивались, а я хочу, чтобы порядок был. Каждого нужно сфотографировать, завести персональное дело и так далее и тому подобное. Как же жалко, что тут нет чего-то типа интернета. Всё ручками приходится делать. Нет, компьютеры и ноутбуки, конечно, есть, но их мало и это – капля в море. Хочется нормальной сети, электронной почты, сотовой связи, а по трубкам тут мечтали вообще все. Но, к сожалению, в наших облаках данная аппаратура не появляется, и Вольт с помощниками как ни бьются, ничего придумать и сделать не могут. Нет такой аппаратуры, хоть плачь.
И всплыла ещё одна проблема. Она мне показалась первоочередной. Народу тут прибавляется и прибавляется, население растёт, детей рождается всё больше. А проблема эта называется «медицинское оборудование». Его просто нет, практически никакого. Если шприцы, расходники там какие. И если таблетки элементарные ещё есть, то оборудования нет. И где его взять, тоже никто не знает. Я, конечно, понимаю, что можно жить и без этого, без того же самого рентгена. Но это пока тебя лично не касается или твоих близких. А вот если коснётся? Значит надо искать, надо больше разведывать этот мир и искать другие облака. Вполне возможно, что где-то есть такое с нужными нам вещами. Врачи-то у нас тут есть и современные врачи. Только вот они и лечат на коленке. Но каждый из нас хоть раз, но говорил о том, что до хрена чего надо, а взять негде. Купить и то негде.
На расстоянии в ста пятидесяти – двухсот километров вокруг нашего города мы всё разведали. Значит, надо отправлять экспедиции ещё дальше и искать облака. Ведь если тут есть облако с машинами и со всякой мелочёвкой, то, вполне возможно, есть и облако с так необходимыми нам вещами.
Да что греха таить, электроники и той мало. Бытовой техники той же самой. Жара тут какая! Холодильников сколько надо? В каждую квартиру, в каждый магазин, каждая хозяйка себе хочет. А взять негде. Нет, конечно, ребята возят из облака что находят, но это – капля в море. Про телевизоры, DVD, музыкальные центры, кинотеатры и всё остальное я вообще молчу. Этого пипец как много надо. Сами мы тут ещё очень нескоро сможем всё это производить, очень нескоро. Да и станков стало не хватать, точных станков я имею в виду.
А тут я ещё одну вещь вспомнил. Наш речной оазис. Его я совсем задвинул на дальнюю полку. Там дел просто немерено. Мы же дальнюю разведку по реке так и не проводили. Ребята прокатились, конечно, километров за десять-пятнадцать от нашего берега дальше по реке. Но на этом всё. Куда ведёт река? Что там дальше? Ну, на большое расстояние надо собирать большую экспедицию. Всего полно с собой надо: оружие, продукты, машины, да-да, машины и мотоциклы. Ведь пристанем мы к берегу, а дальше что? Пешочком? Нет уж, спасибо. Да и тачки, хоть парочку, но надо бронированные. Может там тоже местные аборигены какие враждебные живут. Значит нужна баржа какая, или как-то делать на катерах места для тачек. Тоже работы до хрена. Короче, думать и думать ещё, разведывать и кататься тут по этому миру ещё не один месяц.

Глава 11.

На следующее утро.
До гонок оставалось ещё шесть дней. За два дня до начала должны приехать спортсмены от соседей. Корж, я думаю, тоже приедет. В принципе, мне можно сейчас погрузить на прицеп мой Эво и уехать в новый оазис. Четыре дня у меня точно есть. И отдохнём, и потренируемся. Заодно посмотрим, что там дядя Паша с Рыжим настроили в этом карьере. Монстр всё равно ещё не готов. После гонок за лианами поедем, а вот посмотреть, чего они там с ним уже сделали, точно не помешает. Вдруг какая мысля в голову придёт? Хотя там ребята тоже не дураки, наверняка накрутили всего на него.
– Пошли, пацаны, на монстра посмотрим, – сказал я своей личке, после того как мы позавтракали.
Встав из-за стола и поблагодарив наших работниц, вышли на улицу. Тут на территорию сервиса заехал наш второй КАМАЗ. Его тоже починили, и теперь Казак на нём с удовольствием ездил в облако за тачками. К этому грузовику была прицеплена одна из наших платформ. Судя по осадке, она была полностью загружена машинами. А вот к самой платформе на жёсткую сцепку прицепили лимузин, белый, длинный красивый лимузин Линкольн, битый в задницу и поцарапанный практически по всей левой стороне. Я тут же вспомнил, как Кирилл говорил про заказ на три такие машины. Салон тут свадебный в городе открылся, вот они и заказали.
– Ух ты! – воскликнули мы хором.
Санта, не в силах развернуться во дворе, просто остановился посередине, и к лимузину тут же подошёл народ, разглядывая его со всех сторон.
– Красавчик? – радостно спросил у меня Туман, выпрыгивая из кабины КАМАЗа.
– Да, хорош, – пожимая ему руку, ответил я, улыбнувшись. – Тачка – вещь! Ни разу в жизни на таком не ездил.
Я подошёл к задней левой двери и попытался её открыть.
– Эта не открывается, – сказал мне Туман. – С той стороны иди смотри.
Обойдя тачку, открыл правую заднюю дверь. Да уж, царство кожи и тонированных стёкол, потолок подвесной, сделанный в форме утопленного овала, барная стоечка небольшая, куча мест, люк прямо над задним пассажирским сиденьем.
– Сань, может тебе такой притащить? – спросил у меня Туман. – Будешь как президент ездить.
– Не, не надо. Мне и Лексусов достаточно, самое оно. Тут хоть дороги широкие и большие, но слишком как-то… Не, не надо.
– Как хошь, – пожал плечами Туман. – Апрель, кстати, уехал в оазис-разборку. Пацаны там тачек натаскали. Вот он туда на двух автовозах и одной фуре и попёр. К вечеру должны вернуться.
– Очень хорошо! – обрадовался я. – Посмотрим, что они там привезут. Хоть Коржа пока нет, а то опять всё скупит.
Мы рассмеялись.
– Здорово, мужики, – поздоровались с нами Иван, наш главный по малярке, и следом за ним подошедший Игорь, он у нас на жестянку отвечал.
– Где же его красить-то, блин? – почесал затылок, разглядывая лимузин, Иван. – У нас тут таких и малярок-то нет, чтобы его туда вместить весь. Походу, придётся удлинять камеру и плёнкой всё загораживать.
– Блин, класс! – раздался из нутра салона лимузина голос Игоря. – Места вагон, сколько девчонок сюда поместится!
– Я с тобой! – тут же крикнул Слива.
– С меня – выпить! – тут же подключился Клёпа.
Ребята снова рассмеялись.
– Чё у вас там с баром-то, Валер? – спросил я у него.
– Ремонт полным ходом идёт. Через две-три недели должны открыться. Байкеров у нас много, рабочих рук хватает. Там такие мысли у людей попёрли. Когда увидите наш бар, рухнете.
И тут я вспомнил про некоторое оборудование, которое мы видели у Индейцев, когда они свою дискотеку включили.
– Валер, там у индейцев в оазисе были хорошие такие штуки. Думаю, они тебе точно пригодятся около бара поставить.
– Какие штуки? – резко развернулся он ко мне.
– Я не знаю, как это назвать, но у них там какие-то трубы были, из которых пламя вырывается вверх через определённое время, да и аппаратура хорошая вроде как. Прожекторов точно у них много.
– А, ты про это, – разочарованно ответил он. – Я думал ещё что-то. Всё это уже лежит у нас и ждёт своего часа. Пацаны первым делом эти штуки оттуда скрутили. Всем понравилась идея с пламенем по бокам от бара.
– О, как! – удивился я. – Быстро вы.
– Ну так, – подмигнул мне Туман. – Байкеров-то много. Вот каждый и тащит в нашу норку то, что ему приглянулось. Там уже дизайнеры у нас расставляют и развешивают всё как надо.
– У вас и дизайнеры есть? – полностью обалдел я.
– А как же? – с гордостью ответил он. – Жёны и подруги наших мужчин, ну, которые с нами на мотоциклах гоняют. Я тебе даже больше скажу. У нас уже девять стриптизёрш есть.
– Да ладно! – тут я вообще охренел.
– Ага, девочки, прям чмок! – он приложил пальцы к губам и поцеловал их, резко относя ото рта. – Увидите – просто закачаетесь!
– Где в байкеры принимают? – тут же нарисовался рядом Клёпа.
– Тебе на девчонок посмотреть или ты на мотоцикле действительно хочешь ездить? – спросил у него Туман.
– Если честно, мотоциклов я боюсь, – сдулся Клёпа, – но на красивые женские тела, которые в такт прекрасной музыке двигаются на шесте, и всё это под замечательную светомузыку… – он резко замолчал.
Я обвёл взглядом пацанов. Они стояли, слушали, открыв рты, Клёпу, а Кирпич даже глаза закрыл.
– Блин, Туман, – включился Слива, – давай уже быстрее открывайте бар свой. Я тоже хочу на девчонок посмотреть.
– Всё будет, мужики, – заржал Туман. – Охрану ещё надо набрать, чтобы такие, как вы, озабоченные на наших девчонок не лезли.
– Чё сразу озабоченные-то? – обиженно сказал Слива.
– У тебя же Наташа вроде как? – напомнил я Сливе, вспомнив про БМВ в пустыне. – Или у тебя с ней не получается ничего?
– Всё путём, пацаны, девчонка, во! – Слива показал большой палец.
– Она тебе оторвёт кое-что, – улыбаясь, произнёс Клёпа, – если тебя в этом баре увидит. Уж поверь мне. Андрюха, вон, даже и не помышляет о стриптизе, – показал пальцем на Колючего Клёпа. – Ему от Надьки его сразу прилетит.
– Блин, – разочарованно произнёс он, а мы все снова рассмеялись.
– Попал ты, Слива, – хлопнул я его по плечу. – Либо стриптиз, либо Наташа.
– Наташка лучше, конечно, – буркнул он. – А на стриптиз я с ней как-нибудь приду.
– Ну-ну, – покивал Клёпа. – Не советую.
– Ээээ, вы куда тачку потащили? – услышали мы возмущённый голос Колючего.
Развернувшись в ту сторону, мы увидели, как трое механиков толкают в сторону малярного цеха БМВ 5-ку, на которой Клепа, Колючий и две девушки в этот мир попали, вернее, на Плато, и мы им помогли отбиться, а четвертый механик сидит за рулём. Причём на ней уже были заклеены все стёкла и сняты двери.
– Как это? – удивился Иван. – В покраску. Корж же купил все эти тачки, которые вы из этого оазиса разборки притащили.
Упс. Кажись, их тачку под шумок тоже продали.
– Как продали? – обалдел Клёпа.
– Это наша тачка, – тихо сказал Колючий.
– Как ваша? – тут уже пришло время удивляться Ване.
Мы все снова заржали.
– Наша, епт! – стал наезжать на него Клёпа. – Мы на ней сюда провалились. Это Наташкина телега, и она её точно не собиралась продавать.
– Не знаю ничего, – сделал пару шагов назад на всякий случай Ваня. – Стояли тачки все в одном месте. Приехали пацаны от Коржа, потыкали в них пальцем, Кирюха наш, ну директор сервиса, назвал стоимость, они с ней согласились. Вот мы их и готовим для них.
– Да вы охренели! – продолжал кипятиться Клёпа.
Снова дружный хохот.
– Вы чё ржёте? – обернулся он в нашу сторону. – Мы же в оазис с вами и девчонками поехали и там с вами были. А тут нашу тачку уже продали, мля, Коржу какому-то.
Смех стал ещё громче.
– Вертайте наше ведро назад! – подключился Колючий. – Она хоть и древняя, но Натаха её точно не продаст.
– Да! – заорал Слива. – Верните тачку моей девушки!
Иван стоял растерянный. Он смотрел то на меня, то на пацанов. Клёпа с Колючим продолжали орать и кипятиться. А нас смех разобрал, я никак не мог успокоиться, настолько комичной была ситуация.
– Чё делать-то, Сань? – спросил у меня Ваня. – Они бабосы уже отдали за неё, и мы с ней до хрена работы сделали. Там мотор уже другой стоит, и салон сейчас перешивают.
– Как мотор другой? – охренев, спросили Клёпа с Колючим.
– Да вот так, мля, – передразнил их Игорь. – Ваш совсем мёртвым был, а у нас на складе лежал трёхлитровый и автомат от него же. Вот в неё все это и поставили, и перетряхнули её всю практически. Она сейчас как новая будет.
– Эта наша тачка! – снова начал кипятиться Колючий.
– Погодите, мужики, – поднял я руки вверх, призывая к тишине.
– Наташка орать будет, – вздохнул Клёпа. – Сам будешь ей об этом говорить, – толкнул он локтем Сливу.
– А чё я-то сразу? – возмутился он.
– Твоя мадам, вот и скажешь ей.
– Да погодите вы! – снова сказал я уже громче. – Если произошла такая накладка, то пусть эта машина уже останется Коржу, а Наташа идёт и выбирает себе тачку с нашей стоянки. Любую. Игорь, есть там из чего выбрать?
– Есть, конечно. Торги наши очередные через неделю. Там много машин. Выберет себе наверняка что-нибудь.
– Так может и прокатить, – почесал затылок Клёпа. – Только ты, Слива, всё равно ей об этом и скажи.
– Не вопрос, – улыбнулся он.

Глава 12.

Разобравшись с этой небольшой проблемой, мы потопали дальше. Надо было всё-таки на монстра посмотреть, чего они там уже с ним сделали. Провести для нас экскурсию взялся Игорь.
– Ну вот он, красавчик, – показал нам рукой Игорь, когда мы зашли в ангар.
Нашему взору предстала величественная картина. Внутри ангара стоял наш будущий монстр. Кстати, это погоняло к нему так и прилипло. Сама кабина с органами управления была полностью переделана.
Старая была полностью демонтирована и построена другая, плавно переходящая в задний отсек. Перед кабиной был сварен углом мощнейший отвал, я даже не знаю, чем его можно было свернуть с машины. Сделан он был в форме утюга, как машина Страйка, как нос корабля. Можно ехать по лесу, и он будет просто раздвигать или давить своим носом препятствия. Кабина была как бы приплюснута, как согнутый лист бумаги, под наклоном, чтобы дерево, упав на неё, просто скатилось. Плюс ко всему она возвышалась над задним отсеком. В кабине ровно посередине виднелось отверстие и несколько бойниц. Отверстия, как я понял – для будущего пулемёта, а бойницы – для бойцов. За кабиной уже был сварен отсек. Он был полностью прямоугольным, только его сварили не до конца шасси. То есть получился как бы джип что ли, как Л200 или Навара.
– А почему так? – спросил я у Игоря, увидав позади этого отсека ровную площадку с бортиками.
– Длина машины – девятнадцать метров пятьдесят шесть сантиметров, – начал объяснять Игорь. – Внутреннего пространства этого кузова хватит с лихвой для полутора десятков человек. Его мы сделали длиной четырнадцать метров, это вместе с кабиной. Площадка получилась пять с половиной метров. На неё есть выход из отсека, – он показал нам рукой на дверь, когда мы зашли сзади машины. – Дверь сдвижная, убирается внутрь. На площадке будут установлены две лебёдки, как на платформах, на которых мы возим машины. Эти борта опускаются и наращиваются. Ну и сверху можно будет обычный брезент натянуть. На эту площадку поставим прицеп. Видел, как лесовозы когда ездят, они на себе везут такие штуки, а потом снимают их, цепляют к машине, и получается длинный автопоезд?
– Да.
– Вот и тут также будет. Лианы эти ваши наверняка длинные. Если тащить их волоком, то сотрутся об землю или песок. А так, сгрузили этот прицеп, прицепили к машине – грузи не хочу.
– Умно.
– В самой машине по бокам установлены дополнительные баки ещё на полторы тонны. Расход у него – триста литров на сотку, запас – на пятьсот километров. Штатные баки – на полторы тонны, вот и будет ещё на пятьсот километров, за глаза хватит. Также два бака для питьевой воды по пятьсот литров. Наверху будут установлены две турели с Миниганами. Миниганы можно будет заменить Кордами или Печенегами, высота отсека – два с половиной метра. Практически подо всем потолком – бокс для боеприпасов к пулемётам. Само собой, по бокам – крепления для стрелкового оружия и боеприпасов. В задней части машины – полностью герметичный туалет и душевая. Машина будет полностью герметичной. Все двери проклеены толстым слоем резины, вода точно не просочится. Технология опробована на Чёрных плащах.
– Спальных мест сколько? – спросил Туман.
– В три яруса по пять с боков. Будут также электроплитка, холодильник, три кондиционера. Отсек на кухню закрывается, там же и вытяжка. У водителя и посередине отсека сейчас устанавливают камеры с экранами внешнего наблюдения, включая днище, две камеры. Машин сюда много таскают битых с камерами заднего хода. Вот с них и поснимали. Плюс с нескольких иномарок сняли ночные камеры.
По два выхода с боков, два снизу, два сверху. Верхние люки сделаны как на танках, открываются на девяносто градусов. Боковые и нижние также сдвигаются. У турелей уже вымерили мёртвые зоны. Ну и бойницы по бокам. То есть вся машина будет просматриваться со всех сторон, и мёртвых зон у неё тоже не будет. Стрелять можно будет в любом направлении. По всему периметру машины установлены стробоскопы и мощные прожекторы. Они будут утоплены в сам кузов. Выковырять их будет очень сложно. Ну и решётками все, естественно, обшито. Плюс два дополнительных генератора и восемь аккумуляторов большой емкости, чтобы, если свет нужен, движок не гонять.
– Кузов-то из чего? – спросил я.
– Основа – мощный уголок, а сама внешняя часть – из листов Арканита толщиной полтора сантиметра. Нам до сих пор возят из карьера пластилин. Тут мы его раскатываем в листы, ровняем, гнём, как нам надо, отрезаем, устанавливаем, а потом током, бух, и готово. Я даже не знаю, чем можно будет эту тачку расковырять. О крепости Арканита у нас тут уже легенды ходят. А тут вся машина такой будет, вернее, её кузов. Мне кажется, на него даже дом если обрушить, ему ничего не будет. Ну, колёса-то, может, и лопнут, а вот где предел Арканиту, я не знаю. Её не то что птицы, её никакой гранатомёт не возьмёт. внутри только бух будет.
Внутри, само собой – связь. Стены обошьём мягким материалом, пол из рифлёного железа. Сидячие места тоже будут, все с ремнями. Ну и, само собой, всё барахло внутри запирается, крепится и так далее, болтаться по салону ничего не будет.
– Вот это тачка будет! – воскликнул я. – На такой куда угодно можно соваться. Скорость только маленькая.
– А тебе, Сань, и не надо больше. Пятьдесят километров для него самое оно. Он своим весом чё хошь снесёт. Страшен ему песок. Если сядет – всё. Не знаю, чем его тогда вытаскивать. Также препятствием могут оказаться большие деревья, камни огромные. По идее, ему нужна прямая. В крутую горку-то он тоже особо не мастак ездить. Это чисто крепость на колёсах. Вы же с собой будете одного из Чёрных плащей брать?
– Конечно, будем, – ответил я. – Куда же мы без Сели?
– В фуру мы погрузим бревно его. Если что, он им сможет хоть немного, но утрамбовать дорогу для монстра. Ну и отвалом своим сровняет землю или песок.
– Добро, – кивнул я. – Тогда с монстром всё. Доделывайте как всё и решили.
– Эво свой будешь смотреть? – спросил у меня Игорь.
– А он готов?
– Готов уже давно. Кони под капотом спят пока. Чё-то там Славка намутил с ним. Говорит, что едет он теперь в два раза лучше.
– Тогда грузите его на прицеп и цепляйте к Кадиллаку. Поедем мы в новый оазис. Заодно я и посмотрю, что он там с ним сделал. Проведём обкатку в карьере. Лошадей-то там сколько?
– Без понятия, – пожал плечами Игорь. – Славка стенд уже увёз туда. Мы же думали, гонки вот- вот будут, а их на неделю перенесли.
– Ясно, – вздохнул я. – Тогда там посмотрим сразу. Вы на свои тачки тоже тюнинг, поди, сделали?
– Конечно, – заулыбался Игорь. – Нам же надо с Кротом выяснить, кто из нас – перец. У нас обоих за шестьсот пятьдесят лошадок уже.
– Фигасе! – присвистнул Клёпа.
– Да мы и не знаем, на каких эти гонщики Коржа приедут. Думаю, у них что-то серьёзное тоже будет.
– Скорее всего, – согласился я.
Сначала я хотел уехать в новый оазис сразу, но навалились небольшие дела, а потом мне сказали, что Апрель со своими фурами уже на подъезде. Я решил посмотреть, что они там привезли, а потом мы уже и поедем.
И вот, уже вечером, часов в 5 на территорию заехали три Апрелевские фуры: два автовоза и одна фура, следом за ними – Чёрный Плащ Сели. А он-то тут что делает? Они же вроде втроём должны были дорогу до карьера делать и сам карьер там укатывать. Ладно, сейчас узнаем. Всё моё внимание привлекли фуры и стоящие на них тачки. Да и ребята, смотрю, быстро так подтянулись к ним.
– Здорово, пацаны! – радостно заорал нам Апрель, стоя на подножке красавца Мана.
– Здорово, пацан! – хором ответили мы ему.
– Во, смотрите какие красавицы! – спрыгнув с подножки, хлопнул он рукой по автовозу. – Пацаны из этого облака натаскали.
А там, и правда, было на что посмотреть. Все четырнадцать машин были старичками. 124 и 140 Мерседесы, 36 и 39 кузова БМВ, различные модели Ауди. Привезли ещё один Ниссан 350Z, Мазду RX, Мицубиси 3000. Конечно, вид у них был неважнецкий: покоцанные, поцарапанные, где-то стёкол нет, где-то бампера лежат в салоне. Ну, ничего, наши восстановят все.
– А запчасти? – вопросительно спросил Иван.
– Вон, полная фура различного барахла, – показал Апрель на уже сдающую задом на склад запчастей фуру. – Загрузили её полностью. Чуть не перевернули по дороге.
– А Селя-то что приехал? – спросил я у Апреля.
– Мосту заднему у него хана. Воет как электричка, – хохотнул Апрель.
– Как это? – обалдел я. – Как он его загнать-то умудрился?
Селя сидел за рулём своего плаща и не вылезал оттуда. Он мне только рукой помахал и нырнул куда-то вглубь салона. Его два человека из экипажа уже вылезли наружу и стояли разговаривали с нашими пацанами.
– Походу, Селя гонки опять по Плато устроил, – задумчиво произнёс Игорь. – Вот мост и не выдержал.
– Ага, – засмеялся Апрель. – Они втроём гонялись. Все три Чёрных плаща. Зрелище, конечно, феерическое.
– Вот балбесы!
– Селя всех сделал, – с гордостью сказал Апрель. – Мага с Сантой все волосы себе на жопе вырвали.
– У тебя с грузовиками всё нормально? – спросил у Апреля Игорь. – Вы же наверняка тоже на Манах там погонялись.
Я вопросительно уставился на Апреля, а у того сразу пропала улыбка с лица.
– Ну, колись уже, – подтолкнул я его.
– Нормально всё, Сань. Ну, блин, мы не выдержали. Там, сам знаешь, сколько места.
– Не убились, и то хорошо, – вздохнул я.
– Но это, мужики, не самое главное, – поднял вверх указательный палец Апрель.
– Что ещё?
– У Сели теперь новый член экипажа и у Страйка тоже. Просто Страйк там ещё остался. Больно понравилось ему там на Утюге своём носиться по оазису этому. Селя, ты где там? – заорал Апрель. – Давай выходи уже, покажи зверюгу-то!
– Зверюгу?
Все пацаны как по команде повернули свои головы в сторону стоящего Чёрного плаща. И вот открывается водительская дверь. На подножке показались ноги Сели, затем он спрыгнул на землю. А на руках у него был! Мля!
– Котёнок Лимута! – ошарашено сказал Клёпа.
Мы быстро подошли к довольному Селе и окружили его.
– Так, руками не лапать! – держа котёнка на руках, рявкнул на всех Селя. – Он ещё маленький.
А котёнок красивый, пипец, пушистый. По размерам как четырёхмесячный щенок овчарки. Чёрный окрас. Кончики ушей, кончики всех четырёх лап и кончик же хвоста – золотистые. На теле пара золотистых пятен. Ну, красивый, ну, хорош.
Ребята наперебой загалдели, нахваливая котёнка.
– Как назвал-то? – протянул я руку и осторожно погладил котёнка. Тот закрыл глаза и замурлыкал. Причём громко так.
– Дизель, – сказал Селя.
Мы все хором засмеялись.
– Тихо вы, балбесы, напугаете мне его.
– Почему Дизель? – спросил кто-то.
– Потому что если бы вы не ржали, как кони, то услыхали бы. Он, когда мурлычет, ну вылитый дизель. Вот я его так и назвал.
– Блин, я тоже себе такого хочу! – воскликнул кто-то.
– И я!
– И я! – раздались ещё голоса.
– И где вы их взяли? – спросил подошедший Туман.
– Да там в оазисе и взяли, – ответил Селя, продолжая сюсюкаться с котёнком. Он, видать, только проснулся в машине, глаза сонные такие. Смотрит на нас, глаза щурит. – Пацаны по оазису там шарились. Нашли двоих котят. Мамка чуть в стороне лежит. Мёртвая. У неё весь бок разорван. Видать, со зверюгой какой-то подралась. Ну, они их – под мышку и быстрей оттуда когти рвать, пока им там задницу не надрали. Вот мы со Страйком себе и взяли по котёнку. Оба пацанами оказались. Маленькие они ещё только.
– Сель, он же здоровым будет, как телёнок, – сказал я и, не удержавшись, ещё раз погладил лимута.
– Ничего страшного, у меня машина большая. Индейцы же их приручали. Чем я хуже? Да, мой хороший? Ты мой Дизелёк, – Селя снова нежно прижал его к себе. Я подошёл поближе и наклонился. Действительно, тарахтит. Не дизель, конечно, но определённо громче, чем кошка. Ну надо думать. – Хочешь кушать? Пойдём, мой маленький, я тебе сейчас молочка налью на нашей кухне, – продолжал Селя.
Селя пошёл с котёнком на кухню, а вслед ему неслись возгласы одобрения.
Я вспомнил, как был поражён этими кошками в первый раз, когда их увидел. Большая мурка, чёрная, хитрая, быстрая и ловкая. Когда её выпустили на битву с Большим нашим. Не дай бог такая нападёт, хрен отобьешься. Тигр по размерам прям, ну, может, чуток поменьше, но от этого не менее опасная.
– Осталось только Ящера приручить, – заржал Туман.
– И птиц этих больших, – вздохнул я. – Хотя, кто его знает, какие тут ещё зверюшки есть в этом мире. Озеро у нас уже есть, где мы в Аватаров играем. Теперь только на птичек посмотреть и летать на них научиться.
– Этого нам только не хватало, – сказал, прекратив улыбаться, Туман.
– А котёнок хорош, – покивал головой Туман. – Большие они, правда. Ну ничего. Зато, если Селя действительно его натренирует и выучит, неплохой охранник будет. Слушай, Сань, а ведь Дизель-то этот больше твоего Булата и Кайты Большого будет.
– Не спорю, только ты не сравнивай. Кошки плавные и быстрые, а Волхи силой и мощой берут. Очень надеюсь, что они подружатся.

Глава 13.

Наконец-то всё! Наконец-то мы погрузились в машины и тронулись в сторону оазиса. Как же приятно сидеть за рулём своего Кадиллака! Большой, мощный, красивый автомобиль. На заднем сиденье развалились Слива с Кирпичом. Прям начальство. Сзади на прицепе стоит мой красный Эво. Тебя, браток, я завтра обязательно продегустирую. Очень мне хочется посмотреть, на что ты способен. Я сначала на тебе проедусь пару раз, а потом на стенд загоню. Снимем показатели на мощность и крутящий момент. Когда проезжали наш блокпост-заправку у каньона, у меня снова возникла мысль по поводу строительства тут ресторана. И бабки есть. Гаражи-то мы продаём и продаём достаточно неплохо. Тут надо-то тысяч сто пятьдесят от силы на его строительство. Потом, опять же, ребята подкинули идейку по поводу строительства нескольких гостиничных номеров, скрытых от посторонних глаз. Не все же ведь хотят палиться, встречаясь. Вот и сделаем тут номера. Подъезд к ним будет сзади. Тачки все – за забором, чтобы любопытные не видели. Надо, короче, дядю Пашу озадачить и дать задание кому-нибудь начать подыскивать персонал. А может нам тут бар ещё один открыть? Днём – ресторан, вечером – бар, вернее, ночной клуб. С тем же стриптизом-то. А? Думаю, нормуль идея. Этот оазис всё больше и больше заселяется. Увеселительных заведений тут ещё нет, а наш народ точно будет требовать развлечений, когда мы отстроим посёлок. Да и второй посёлок, ну от города который строят, чем там люди хуже? А речной оазис? Точно, так и поступим. Я прям загорелся весь. И назовём его как-нибудь «Каньон», чтобы сразу было понятно, где он находится. Ему даже и реклама-то не нужна будет. Все машины тут проезжают.
Прожекторы, стробоскопы, вывеску огромную сделаем. Чтобы он как новогодняя ёлка весь светился. Опять же, после жаркой дискотеки или сытного ужина пожалуйте, граждане хорошие, в нумера. Всё. Решено! Прям щас по приезде ищу дядю Пашу.
Проехали блокпост-заправку. И столбы с освещением стоят, ночью можно ездить. Освещённая дорога меня ещё больше утвердила в решении построить тут ресторан с ночным клубом.
Так как приехали мы уже поздним вечером, все наши были в пещерах: Риф, Васьки, Рыжий с пацанами, дядя Паша. Света меня ждала. Из сервиса сообщили, что мы выехали, и они с девчонками приготовили нам вкуснейший ужин.
Когда мы зашли в столовку и увидали стол, я обомлел. Столовая была сделана в одном из самых больших помещений в пещере, и там уже установили оборудование, провели электричество, воду и канализацию. Сейчас просто столы сдвинули вместе. И стол внушал уважение. Он был весь заставлен блюдами и закуской. Посередине стола лежали несколько огромных закопчённых рыбин и небольшой такой поросёнок. Весь немаленький стол был заставлен различными блюдами. Девочки прямо на славу постарались. Походу, они со вчерашнего дня это всё готовить начали. Вы только сами представьте: чёрный и белый свежий хлебушек, укропчик, петрушечка, огурчики малосольные, огурчики обычные, только с грядки, помидорчики трёх видов, грибочки нескольких видов и по-разному приготовленные, квашенная капустка. Дальше стояли несколько больших тарелок с тончайше нарезанным мясом нескольких видов: свинина, говядина и ещё несколько видов местных животных; несколькими видами колбасы, сыром. В маленьких тарелочках – масло. Свежайший язык, окорок прямо несколькими кусками лежал в специальных подставках. Сверху в эту груду мяса был воткнул огромный нож с вилкой, типа, отрезай себе сам, сколько хочешь. Картошечка жаренная, варёная, три или четыре соуса местного приготовления. Помимо упомянутой рыбы на столе её было ещё несколько видов: копчёная, жареная, пареная. Всё из реки. Я прям даже растерялся сначала, когда увидал этот стол. Соки, Арменовская настойка, два вида компотов, три вида вина, да, и уже была самогоночка. Это наш дедок пенсионер уже тут сделал. Несколько видов салатов, включая мой любимый оливье. Водку тут уже давно делали. Я, конечно, не алкаш, но стоящие на столе несколько бутылок, да ещё и запотевшие невольно вызывают такую слюну, что можно захлебнуться. Поляна была просто супер. Даже не поляна. Полянище! Я попробовал всего и просто объелся. Кайта с Булатом уже лежали на боку, лапами брали куски мяса и продолжали есть. Их животы просто нереально разбухли от того количества еды, которые они в себя впихнули. Я даже не предполагал, что могу столько съесть. Да и пацаны тоже наворачивали за обе щёки. Всё было просто нереально вкусным. А самогонка оказалась просто термоядерной, вырви глаз прям. Перед тем как мне её налить Рыжий предупредил, чтобы я потом резко из-за стола не вставал, унесёт сразу. Глотнул капель пятьдесят, у меня мгновенно перехватило дыхание. Восемьдесят градусов оказалось.
Первые минут двадцать все ели молча, только треск стоял. Так, изредка фразами перекидывались. Уже потом мы лениво откинулись в креслах, и потекли неторопливые беседы. Всё это под водочку, самогончик, да в хорошей компании и под хорошую закуску. Неделю так есть, и я буду напоминать колобка.
А дальше за ужином под пятьдесят капель я и выдал свои соображения по поводу ресторана, ночного клуба и гостиницы на переезде через каньон. На что пацаны с девчонками как-то хитро переглянулись между собой, а дядя Паша хмыкнул и достал из кармана сложенный вчетверо листок бумаги. На нём был уже нарисован план всего, что я только что перечислил. Оказывается, после того нашего разговора, а мы же уже обсуждали ресторан там, они всем скопом и нарисовали это. Даже девочки наши и те участвовали. Просто они ждали момента, когда я сам дозрею до этого.
Засранцы! Что я могу ещё сказать? Я добрых пятнадцать минут сидел распинался перед ними, а уже всё готово. И эти майские жуки сидели и молчали, давили в себе улыбки. А план мне понравился: два этажа, пятнадцать номеров обычных, три больших, ресторан, ночной клуб с огромным танцполом. Всё с отдельными входами и выходами, чтобы отдыхающие в клубе, ресторане и в гостинице между собой не пересекались. А самое главное, номера и ресторан будут проклеены какой-то шумоизоляцией. Вообще ничего слышно извне не будет. Они уже даже, оказывается, кое-что из оборудования купили, в дальнейшем надеясь стрясти с меня за это деньги. Цена всего этого удовольствия по подсчётам дяди Паши – двести пятьдесят тысяч. Это со всем оборудованием, мебелью, прокладкой коммуникаций. Однако! Но, коли предложил, пусть делают. В общем, добро я дал.
Ну а потом мы покушали, выпили, поржали, ещё выпили. Пора было идти спать и показывать, как я соскучился по своей Свете. Правда, как-то тяжко из-за стола я встал. Булата пришлось выставить за дверь. Ну не могу я так. Я прямо задницей чую, как он сидит и смотрит на нас. Привык со Светой в одной комнате спать, когда меня нет. Он, конечно, поупирался. Я его, кабана, еле с места сдвинул. Света в это время озорно смеялась, лёжа в постели. Вот же Волх, блин! С грехом пополам выставил его за дверь. Тут же прибежала Кайта. Видать, её Большой тоже отправил погулять. Вот и правильно. Вы – Волхи, вот и занимайтесь собой. Может, у вас щенята будут. Хотя, кто вас знает, когда вы там плодитесь и размножаетесь? Хорошо, Слива недалеко от двери был. Он сразу всё понял и позвал обоих Волхов на кухню. А этим чё? Лишь бы пожрать. И куда в них столько лезет? Поблагодарив Сливу, я вернулся к Свете, которая в свете ночника была ещё красивее. А она так задорно ещё меня пальчиком поманила, откидывая в сторону одеяло. Ну мы и приступили, так сказать, к процессу.
На следующее утро.
До гонок у нас ещё 5 дней. Гонщики Коржа приедут через три дня. Надо тачку поехать испытать в карьере. У меня прямо правая нога чешется на газ надавить.
– В карьер собрался? – не открывая глаз и кладя голову мне на грудь, спросила Света. – Всё не терпится Эво свой опробовать?
– Доброе утро, – улыбнулся я. – Ага.
– Я с тобой поеду. И Булат тоже. Я помню, как вы вчера с ребятами обсуждали твою машину. Сейчас в порядок себя только приведу, завтрак приготовлю и поедем.
Чувствовал я себя просто великолепно, хотя вчера мы выпили достаточно много. Но, видать, свежий воздух, великолепная закуска, полный расслабон и великолепная женщина рядом сделали своё дело. Я свежий, как огурчик.
Через полтора часа мы уже были в карьере. Ребята помогли мне согнать Эво с прицепа. Как только я завёл его, сразу почувствовал, что мотор работает по-другому, как-то злее что ли. Потихоньку съехал и остановился. С нами за компанию приехали ещё пацаны.
– Плащи тут всю дорогу несколько дней укатывали, – сказал Риф, смотря на карьер.
Пока мотор прогревался, я огляделся. Была построена куча зрительских мест, всё это огорожено. Мы, кстати, сюда ехали уже по другой дороге. Её в объезд городка проложили. Была расчищена большая стоянка для машин зрителей, сделано несколько небольших площадок для автомобилей участников, навесы, подведено электричество, мало ли кто электронику какую подключать к машинам будет. Пешие дорожки с указателями, места для выездных кафешек, мусорки, туалеты. Дальше в стороне под деревянным навесом стоял стенд для замера мощности. Тюнинговых тачек наверняка будет полно. Вот и прогоним их всех через него, а потом уже распределим по категориям. Также плащи расчистили и выровняли площадку по размерам как два футбольных поля. Это будет место для приехавших зрителей. Мы ожидали их достаточно много. В общем, мне очень понравилось, как тут Рыжий всё организовал и построил.
– Ну, я поехал, – сказал я и направился к Эво.
И вот я за рулём. А я, оказывается, соскучился по этим ковшам. Они привычно обхватили моё тело. Ремни затягиваем потуже. Всё, теперь я даже на полсантиметра пошевелиться не могу. Помахал рукой стоящим и наблюдающим за мной ребятам и девчонкам. Слива, вон, со своей Наташей в обнимку стоит. Интересно, он ей про Бэху сказал уже? Точно, мотор по-другому работает. Ладно, сейчас проверим. Включив первую передачу, плавно отпустил сцепление. Я решил для начала потихоньку спуститься вниз, сразу не давать ему под задницу. Вот первое кольцо, второе, третье и последующие за ними. Всё, я внизу. Тут только датчик этот стоит, который время запускает с момента старта. Видать, ребята поставили его для меня. Вон, Аутлендер наш стоит, один из бойцов и парень с ноутбуком. Он мне рукой махнул, показывая на датчик. Типа, всё готово, можешь ехать. Место, где добывают арканитовую породу, аккуратно огорожено щитами. Тут вообще снизу всё щитами огорожено. Тот, кто не знает, в жизни не догадается, что тут что-то добывается и вывозится.
– Ну что, боец, покажешь мне, каким ты стал? – пробурчав себе под нос, обратился я к Эво.
Моё сердце бешено колотилось, адреналин подскочил и зашкалил. Первая. Резко отпускаю сцепление. Газ – в пол. Маааать! Как только обороты мгновенно подскочили до трёх тысяч, я получил такой пинок под задницу, что еле успел среагировать и поймать машину, чтобы не влететь в мгновенно очутившуюся у меня перед капотом стену. Второе кольцо прохожу так же на первой передаче. Вторая. Эво продолжает бешено ускоряться, буксуя всеми четырьмя колёсами. И устойчивей он стал, это я тоже сразу почувствовал. Подвеска точно жёстче. Чем выше я поднимался по кольцам, тем лучше чувствовал машину, тем больше я понимал её. Мощнее она стала, определённо мощнее. Эво буквально рвался вперёд, говоря мне: «Давай-давай, ещё газу! Выжимай всё!» Последняя прямая. Третья. Выхожу, нет, вылетаю на неё боком. За мной – куча пыли и летящих в разную сторону камней. Газ в пол. Мать! 230, 240, 250! Всё. Финиш.
Я увидал стоящего Большого. Он мне рукой махнул, типа, тормози, дурачок, пока не вылетел с дороги. Ещё хочу! Крутанув пару пятаков на месте, поехал назад вниз. А спускаться страшнее на скорости, не привычнее, да и дорога теперь в другую сторону. Не стоит рисковать. Внизу быстро разворачиваюсь, получаю отмашку от механика и снова наверх. Теперь-то я знаю, что ты можешь и умеешь. Это я Эво имею в виду, не себя. Снова кольца, рёв глушителя и его хлопки, рев мотора. Всё по-настоящему, как на ралли. Боком прохожу все повороты, стараясь взять как можно ближе к внутренней их части. Перед глазами только мелькают стены. Всё, последняя прямая. На спидометр даже не смотрел, просто слился с машиной и газ – в пол. Финиш. Не спеша развернувшись, подъехал к ребятам.
– 2.39! – радостно сказал, подбежав ко мне Рыжий. – В последний раз ты тут за 2.58 проехал.
Фигасе! На девятнадцать секунд лучше. Сколько же у него лошадей?
– Круто! – выдохнул я. – Славка неплохо тачку настроил. Давайте на стенд его. Посмотрим, сколько тут лошадок.
Загнал машину на стенд. Нужно было несколько минут, чтобы его закрепить там, как следует, подключить кое какую аппаратуру и поставить перед капотом огромный вентилятор.
– Мне очень понравилось, как ты ехал, – с горящими глазами сказала мне Света. – За тобой такой шлейф был! Очень красиво смотрится.
– Рыжий, а Крот с Игорем за сколько тут проезжали? – спросил я у него.
– 2.27 – Крот и 2.24 – Игорь. Но ты не сравнивай. У них изначально по пятьсот пятьдесят лошадей, а сейчас, думаю, ещё больше будет.
– Саша, давай за руль! – скомандовал мне механик, который уже подключил и настроил стенд. – По команде выжимай всё из тачки. Я сниму замеры.
Через несколько минут газования на стенде механик мне показал скрещёнными руками, типа, всё, завязывай газовать. Сам он повернулся к экрану ноутбука.
– Ну и сколько у меня теперь в нём? – спросил я у него, когда заглушил мотор и вылез из машины. Народ тоже с интересом подошёл и слушал.
– Вот, смотри, – ткнул он мне пальцем в экран. – Пятьсот девятнадцать лошадей у тебя теперь.
– Охренеть! – вырвалось у меня.
– Теперь ты перешёл в категорию за 500, – продолжил, улыбаясь, механик. – Не зря мы с ним столько возились, – кивнул он на Эво.
– Это точно! – кивнул я. – Спасибо вам большое! Теперь дождёмся гонок, посмотрим, на чём там соседи к нам приедут. Народ, поехали купаться на озеро.
Все с радостью поддержали моё предложение. Оставив Эво с прицепом тут, с весёлым гиканьем попрыгали в тачки и поехали на озеро. Апельсиновая БМВ Нямы тут же умчалась вперёд. Ну, она мне теперь не конкурент со своими четырьмястами двадцатью лошадьми.

Глава 14.

Копируем, в поисковик, слушаем и читаем.

//www.youtube.com/watch?v=ZIbOKGTB1Po…DmgIA8&index=31

Три дня мы отдыхали, купались, катались на катерах и водных лыжах. Всем скопом несколько раз проведали Лешего. Утащить с собой его у нас не получилось. Док запретил, постельный режим, знаете ли. Короче, с шумом и гамом пили прямо у него в палате. Леший был несказанно рад таким вниманию и заботе. Отдых получился на славу. К нам по очереди приехали все наши пацаны из сервиса, старшие я имею в виду: Туман, Апрель, директора сервисов, Кирилл с женой и сыном, Андрей, Дима. В общем, все. Моя печень на третий день взмолилась: «Хватит употреблять спиртные напитки!» Мы, конечно, не много, но со всеми по чуть-чуть. Короче, надо завязывать. Так и в штопор можно уйти. Я с ужасом ждал Коржа с его пацанами. Им-то как-то не вежливо отказывать. Ну вот почему мы, славяне, так устроены? Как отдых, так надо бухать. Ну не можем мы без этого. Правда, и жизнь начинает другими красками расцветать. Как говорится, душа просит романтики, а жопа – приключений. Ну вот мы их и нашли на свою задницу. Кто-то из ребят сказал, что наши лесники, которые у нас были в новом оазисе, нашли ещё одного червяка. Их всех там уже грохнули, а этот видать ещё ползал. Не так давно, кстати, один из червяков сожрал нескольких заблудившихся грибников. Потом нашли их вещи и обглоданные кости. Жалко людей.
Ну а нам-то чё? Все пьяненькие, вооружены до зубов. Правда, мы все оружие оставляли в одном месте, пили без него. Ключи от машин тоже. Короче, собрались и пошли, вернее, поехали мочить этого червяка. Нашли. Теперь на месте тех кустов, где прятался этот червяк, небольшая полянка. Его сначала расстреляли. Потом взорвали. А потом ещё раз взорвали. Было весело. Очень.
А потом Няма расколотил под ноль свою Бэху. Сказал, дерево выпрыгнуло на дорогу. Мы потом съездили и посмотрели на это дерево. Судя по следам, он решил проложить просеку в лесу прямо, а дорога уходила налево. Видать, сильно разогнался. Как сам не убился, ума не приложу. Короче, нет больше его апельсина, тачка восстановлению не подлежит. А Баварец крепким оказался. Он БМВ пару деревьев под корень снёс. Там всю морду у него завернуло под низ, и потом большое дерево его таки остановило. Сработали передние и боковые подушки. Все.
Кстати, когда мы увидели его Бэху, её Мага на галстуке притащил из леса, очень долго ржали. В момент удара сработала подушка. Сидевшая справа девушка со всей дури в эту подушку и врезалась лицом. Видать, губы были очень обильно накрашены помадой. Подушка раскрылась, вместе с ней стали больше и губы. Няма со своей девушкой уехали к Доку. Ему морду зелёнкой мазали, а ей руку гипсовали, сломала она левую руку таки. По возвращению она пошла в пещеры, он её проводил. Мы все терпеливо его ждали, а вот после этого начались подколки. Типа, Няма, какие у неё губки, и всё такое, но всё с добротой как-то. Ржали все. Мне кажется, даже Булат и тот хохотал на Нямой. Он, конечно, сильно расстроен был. Такую тачку убить! Ну ничего, в следующий раз умнее будет.
Туман, ни слова не говоря, дал ему пару подзатыльников и назначил десять нарядов вне очереди. На скромное замечание Нямы, что можно давать только три, Туман влепил ему ещё пять. Теперь чувак, вместо того, чтобы веселиться с нами, работал на кухне и помогал по хозяйству.
Я побоялся говорить Туману, что Няма – моя личка. Ну его нах, ещё мне наряды влепит. Валерка был очень зол на него. Он их всех неоднократно предупреждал не садиться за руль под градусом. Вот и результат. Няма-то познакомился с этой феей, и они поехали купаться на озеро. Оба выпивши. Так сказать, романтический вечер. Девчонка руку сломала, но Няму не бросила. Помогала ему в нарядах, как могла. Хоть тут ему повезло.
Короче, чудно время провели: стреляли по банкам, воронам или что тут летает, боролись на руках, гоняли на машинах, трезвыми, естественно. Устроили соревнования на водных мотоциклах. Так, между собой. Там один из парней Рифа такие пируэты на воднике выдавал, что я прям шляпу снял. Сальто, прыжки, перевороты, погружался полностью на нём под воду, а потом выпрыгивал из неё. Здорово, красиво! Туман улетел на водных лыжах в кусты и вылез оттуда весь поцарапанный. Матерился долго. Риф, который сидел за рулём катера, успел свалить. Короче, мы Тумана продезинфицировали: сначала его раны, а потом и его самого. Всего. Было прикольно наблюдать, как он, кряхтя и матерясь, сидит около костра весь перемазанный йодом. Ну ничего, жить будет. Но особо все ржали, когда увидели у него сзади на спине написанное йодом «Туманчик». Это Док ему вывел. Вот чего-чего, а этого мы от нашего Дока не ожидали. Я думал, что от смеха просто лопну. А этот ещё крутится, понять ничего не может, пока не догадался к машине подойти и посмотреть в зеркало. Так и ходил потом «Туманчик».
Девчонки наши не отставали. Они, конечно, не так употребляли, как мы, но на лыжах катались получше нас – балбесов. А Наташа Сливы показала нам в карьере, как она умеет водить. Могёт, ещё как могёт. Слива её за руль своей 545 посадил. Бэха у него тоже. Вот она и продула ей поршня. Должен сказать, очень и очень неплохо. На время она, конечно, не ехала, но как сказал Крот, наблюдавший за ней, повороты она проходит чисто. А Слива, хитрец, спецом сначала дал ей почувствовать другую БМВ, помощнее, а только потом сказал ей про то, что её старушку продали. Правда, он про 3-х литровый установленный на неё мотор промолчал. Наташка вылезла из его Бэхи с горящими глазами после поездки в карьере в полном восторге. Вот он ей и выдал весь расклад. Она даже не сильно ругалась. Ну а когда он ей про выбор тачки сказал, сразу стала добрее и пушистее.

Выключаем музыку.

– Саша, Корж на подъезде, – зашипела у меня рация на 4-й день ближе к обеду. – Куда их везти?
– Давай к карьеру сразу, – ответил я невидимому собеседнику. – Много их?
– Полно! – хохотнула рация. – Две фуры. Одна, походу, с тачками внутри, у нас такой же автовоз есть. Пара грузовиков с прицепами и с машинами на них, четыре джипа и три легковушки.
– Неплохой колонной прут, – улыбнулся Крот, сидевший со мной рядом за столом. – Интересно, что за тачки у них?
– Сейчас узнаем. Поехали в карьер, пацаны.
Мы быстро встали из-за стола и, погрузившись в машины, поехали в карьер ожидать наших гостей.
– Слива, свяжись с Димой, – сказал я ему, пока мы ехали. – Пусть он съездит к мэру и пригласит его на гонки. Я, конечно, не знаю, будет ли руководство какое со стороны Коржа, а наш пусть приезжает. Только по-доброму пусть приглашает мэра, замов, само собой, с женами или кто там у них. Пусть они к нам привыкают, а мы к ним. Нам долго предстоит вместе работать.
– Понял, – кивнул сидящий сзади Слива и, прекратив гладить Булата, сидевшего на своём коронном месте, в багажнике Кадиллака, взялся за рацию.
– Свет, а ты Булата держи на всякий случай, – сказал я ей. – Там многие из пацанов – добытчики. Что такое Волх, они знают не понаслышке.
На место мы приехали первыми. Припарковавшись, вылезли из машин и собрались небольшим кружком. Света пристегнула Булата на поводок и привязала его к фаркопу Кадиллака. Большой, глядя на нас, сделал то же самое. Видимо, также смекнул про пацанов. Они-то наших Волхов никогда не видели. Возможно, слышали про них, но не видели.
– Корж, приём, – стал я вызывать его по рации.
– На связи, Саня! – радостно заорал он в рацию. – Мы где-то тут уже. Нас ваша Навара ведёт. Скоро будем. Сейчас через какой-то лес едем. Круто у вас тут!
– Да погоди ты, не тараторь.
– Внимательно, – тут же переключился тот.
– Ты про наших Волхов знаешь?
– Про Булата-то с Кайтой? Знаю, конечно! – хохотнул он.
– А люди, что с тобой?
– Млять, две минуты, Саня. Всё понял, – и он тут же отключился.
– Саш, я переживаю, – сказала мне Света.
– Я бы тоже не хотела, чтобы кто-нибудь наших Волхов обидел, – поддержала её Ира – девушка Большого.
– Обижать они их замучаются, – снова сказала Света, – а вот за оружие схватиться могут. Они же там добытчики многие. И наверняка ни раз с такими же в облаке дрались.
– Всё нормуль будет, девочки, – успокоил я и. – Сейчас он предупредит своих.
– Саня, всё нормально, – снова заговорила у меня рация голосом Коржа. – Я всем своим сказал, что у вас два Волха ручных.
– И как отреагировали?
– Все погладить хотят! – засмеялась рация.
– Сейчас погладите, – улыбнулся я от этого ответа. – Дети с вами есть?
– Есть, – немного напрягся голос Коржа. – А что? Детей от них подальше держать надо?
– Наоборот. Булат с Кайтой очень детишек любят. С нашими местными тут постоянно играют.
Наши Волхи действительно любили детей. Тут я не обманывал. Сам неоднократно видел, как на них катали карапузов. А один раз я даже видел, как чей-то ребёнок уполз из песочницы, пока мамаша отвлеклась, и Булат в два прыжка допрыгнув до него, осторожно взял его за одежду и отнёс назад.

Глава 15.

И вот первой из-за поворота показалась наша Навара. Следом – джипы, грузовики и две фуры. Честно, должен признать, что увиденные машины внушали уважение. Как джипы, так и грузовики. Вторым за Наварой ехал самый большой джип в мире. Из них ещё очень любят, как и из Хаммера, делать лимузины. Форд Экскурсион белого цвета. Красивая тачка, красивая и очень большая. Следом за ним – чёрная Ауди Q7, Мерседес GL и Хамер H-2. За ними на площадку по указаниям нашего бойца зарулили Ауди А8, Ауди А6 и Мерседес ярко-синего цвета в кузове CLS, в простонародье – банан.
– Ауди RS-ки, – сказал Крот. – Игорю будет с кем погоняться. Дури в них до хрена, полный привод. У всех наверняка за шестьсот кобыл.
– А ты? – спросил я у него.
– У меня в районе семисот лошадей должно быть, может, чуть больше. Стенд покажет. На Мерин нашли кое-что из запчастей в машине, которую притащили из облака. Просто повезло. Вот это всё на мой АМГ и установили. Игорь со мной гоняться не будет. Не потянет. Если, конечно, вон в нём, – Крот кивнул на заезжающий на площадку небольшой закрытый автовоз, – они не привезли что-нибудь помощнее.
А грузовики у Коржа красивые. Пока легковушки и джипы парковались, мы успели рассмотреть два небольших фургона Мерседес с прицепами, на которых, накрытые брезентами, стояли две машины, и две фуры. Одна обычная, второй головастик тащил как раз этот небольшой закрытый автовоз. Все грузовики были покрашены в едином стиле. Я их и не видел в нашем городе. Кабины и прицепы выдержаны в едином стиле – красно-жёлтом. Только у них никаких полосок – квадраты, прямоугольники, завитушки какие-то. Но должен признать, что рисунки нанесены с умом и глаз не режут.
– Здорово, мужики! – заорал, выпрыгивая из-за руля этого большого Форда, Корж. Да и из других машин начали вылезать люди. Мужчины, девушки, дети тут же посыпались, как горох.
Пока мы шли к ним поприветствовать, услышали:
– Смотрите, мужики, Волхи эти их знаменитые!
– Мама, можно я поглажу большую собачку? – тут же раздался детский голосок.
– Подожди минутку, сейчас спросим.
– Привет, дружище! – крепко пожал я руку Коржу. Мы обнялись. – С приездом вас!
Приветствия и знакомство продолжались минут десять, наверное. Родители детей были заверены в безопасности наших Волхов, и дети всей ватагой ринулись к Булату с Кайтой и тут же их облепили. Кто-то из детишек даже стал их чем то угощать.
– Корж поочерёдно представил всех людей, кто с ним приехал, потом нас. В голове тут же перемешались все имена и позывные. Я понял одно – он приехал с женой, высокая брюнетка, зовут Таней, и сыном пяти лет. Этот же пацан первым и ломанулся к нашим Волхам. Те сидели на привязи и тихонько поскуливали. Им же тоже надо было со всеми познакомиться. Пару раз Булат с Кайтой дёрнулись. Кадиллак аж зашатался. Ну мы их и отвязали. Те сразу стали носиться и играть с детьми. Мамашки, конечно, сначала поохали, повздыхали, да и бойцы Коржа так настороженно наблюдали за ними. Один Тамаз сразу подошёл к Волхам и всё языком от удивления цокал, какие, типа, красивые и большие. Мы их заверили, что всё будет путём, типа, не боись. Теперь попробуй, отгони детей от Волхов. Вон, Булат уже лежит на спине, вывалив язык от удовольствия, и детвора начёсывает ему пузо, а Кайта лопает что-то из рук ребёнка. Дети, они же ни хрена не боятся, просто не понимают ещё. Несколько мам, конечно, стояли рядом, да и наши девочки быстро нашли с ними общий язык, и они теперь о чём-то стояли и весело трещали. Короче, ребята успокоились. Представляю, что будет, когда Селя со Страйком сюда со своими Лимутами приедут. Котят точно загладят до смерти. Надо будет предупредить ребят. Жалко просто животных.
– Ну, показывайте свой карьер, – хлопнул меня по плечу Корж, когда все приветствия были закончены.
– Пошли вон туда на край, – позвал я их всех.
Когда мы все подошли к краю, и они рассмотрели карьер сверху, сказать, что они охренели от увиденного – это ничего не сказать. Они были просто в неописуемом восторге. Ещё бы! Я в первый раз тоже выпал, когда его увидел. А когда им Маленький Вася ещё про тарзанку сказал и показал на неё, тут вообще все зааплодировали. Вася тут же нашёл добровольцев, которые захотели сигануть с неё, и они, недолго думая, направились прыгать.
– Ты как? – кивнул я на тарзанку Коржу.
– Не, я пас. Ну его! И высоты я боюсь.
– Ну, как хошь. Я, если честно, тоже побаиваюсь. Там около ста пятидесяти метров свободного падения. Кирпичей хорошо можно в полёте отложить.
В особом восторге были несколько молодых ребят. Они тут же начали показывать на карьер пальцами, и я частично слышал их разговор:
– Тут – веером. Там – на третьей, вроде, можно попробовать. Тут – на полную можно ехать, прямая длинная.
– Гонщики? – кивнул я на них.
– Ага. Вон, уже трассу рассматривают. Сейчас не выдержат, тачки снимут с прицепа, поедут прокатятся. Психи типа Крота твоего. В хорошем смысле, дружище, – сказал он Кроту.
– Тем интересней будет гоняться, – улыбнулся Крот. – Это все гонщики или ещё приедут?
– Почти все. Несколько машин через два дня приедут, на которых они гоняться будут, жёны и подруги, ну и плюс зрители. Основные тачки тут. Мы народу много позвали. Зрителей полно будет.
– Собери мне их, плиз, тогда. Я им инструктаж проведу по трассе, расскажу, как и что. А потом могут ехать.
– Может, сначала посидим покушаем, выпьем, на озере искупаемся? – предложил я. – Мы вам места для ночёвки приготовили. Покажем вам тут всё. Вы же – наши гости.
– Да эти пусть остаются, – махнул на них рукой Корж. – Они мне с этим вашим карьером весь мозг проели.
– Я с ними останусь, – тут же сказал Крот.
– Ты не гоняешься сам-то? – спросил я у Коржа.
– Не, Сань, я посмотреть. Может, в другой раз. Доджа почините моего, там посмотрим.
– Чё за тачки-то у вас?
– Ну, вон те две Ауди, – показал он рукой на RS. – Под брезентом на прицепах… – он резко замолчал, улыбнувшись.
Тут мы увидели, как к прицепам подошли несколько крепких ребят и стали снимать с них брезенты. Нашему взору открылись две машины. Твою же мать! Не выдержав, мы быстрым шагом направились к этим тачкам. На первом прицепе стоял Форд Фокус, на втором – Субару Импреза хетчбек. Обе тачки раллийные: обвесы, огромные литые диски, в салоне – два ковша. Весь салон у Форда полностью снят, вместо панели приборов – большие датчики. Вваренные каркасы безопасности в обеих машинах, огромные антикрылья сзади. Раскрашены очень красиво. Форд – чёрно-жёлто-красный. Смотрится просто улёт. Субарик – в стандартной синей расцветке с жёлтыми полосами и звёздочками на боку. Пацаны, которые сняли с них брезент, молча отошли в стороны и с гордостью смотрели, как мы восхищаемся машинами.
– Серьезная заявочка, – задумчиво произнёс Крот, заглядывая в салон Форда. – Чё под капотом, пацаны?
– Форд – четыреста двадцать пять лошадей, полный привод, – улыбаясь, сказал один из парней. – Импреза – пятьсот ровно, само собой, полный привод тоже. Машины сами делали.
– Вот тебе и конкурент, Саня! – громко сказал мне Крот.
– А что у тебя за аппарат? – спросил тот парнишка.
– Эво 9, пятьсот девятнадцать лошадей.
– Хома, – тут же подошёл он ко мне и протянул руку. – Поборемся с тобой тогда. У нас таких больше нет. А у вас есть что-то аналогичное ещё?
– Думаю, нет, – немного подумав, ответил я ему. – Скорее всего, ты прав, мы с тобой вдвоём в категории будем.
– Теоретически, с вами может Форд потягаться, – задумчиво произнёс Крот. – Он легче килограмм на сто семьдесят точно, салона нет и диски облегчённые, ну и полный привод. Да и стёкла заменены, – он постучал по боковому стеклу Форда. – Пластик. Думаю, на такой тачке –нормальный водила.
– Нормальный я, – улыбаясь, шагнул чуть вперёд ещё один парнишка. – Так что я с вами, мужики. Посмотрим ещё, кто кого.
– А мне-то есть конкуренты? – ещё раз громко спросил с прицепа Крот.
– А у тебя что? – спросил Хома.
– АМГ. На стенде его ещё не прокатывали, – кивнул он на навес. – Мы все машины перед гонками хотим через него прогнать, чтобы честно было. А в Мерине моём под семьсот кобыл, может, чуть больше.
– Ого! – раздались голоса.
– Со стендом – правильно, – тут же подключился другой голос.
– Тогда тебе, друг мой, вот с ними надо будет тягаться, – улыбнулся этот Хома и показал на двух стоящих рядом с ним ребят.
– Чё за тачки-то? – нетерпеливо спросил Крот.
– Щас покажем, – весело подмигнул ему один из них и крикнул, – Михалыч, открывай! Давай птичек выгоним.

Копируем, в поисковик, слушаем и читаем.

//www.youtube.com/watch?v=JT6utDmgIA8…tDmgIA8&index=1

Тот, которого назвали Михалычем, кивнул, подошёл сзади к автовозу и открыл заднюю дверь. Затем быстро подошёл к кабине, залез за руль грузовика и завел его. Спустя небольшое время мы увидели, как из нутра автовоза выезжает верхняя площадка со стоящей на ней машиной.
– Охренеть! Обалдеть! С ума сойти! – эти слова посыпались из меня одно за другим.
На выезжающей площадке стоял Ламборджини Авантадор. Платформа опустилась. Ребята быстро откатили его назад, платформа поднялась, и они тут же выкатили из прицепа вторую тачку. Твою мать! Ниссан Скайлайн в тридцать четвертом кузове, естественно, с правым рулём. Мы тут же всей толпой подошли к машинам и стали их внимательно разглядывать. Скай был заточен под гонки полностью: два ковша, салон полностью снят, так же, как и на Форде, вваренный каркас безопасности, и в ногах штурмана – два огнетушителя в креплениях. Очень круто смотрится машина. Корж, засранец, стоял довольный до ушей произведённым эффектом. Но больше всего меня поразили не тачки, а то, как они были покрашены. Хотя, нет, тачки меня сразили наповал. У нас тут таких нет. Так вот, покрашены они обе были очень интересно, неожиданно и красиво. Представляем все камуфляж – обычную расцветку из четырёх цветов. Так вот, Ламба была покрашена в камуфляж, но сами пятна были красными, белыми, жёлтыми и чёрными. И такая она вся, кроме дисков, естественно. Смотрелась тачка просто нереально красиво. Только пятна этого псевдокамуфляжа не большие, а маленькие. Каждое пятно по размерам с ладонь. Скай тоже в камуфляже, только пятна – зелёные, оранжевые, красные и голубые, размеры пятен такие же. Просто улёт! Это что-то с чем-то! Мне очень понравился их внешний вид. Да и, судя по открытым ртам ребят, они тоже охренели от их вида. Что-то новенькое, неожиданное. Данная покраска не отталкивает. Она даже, я бы сказал, притягивает взгляд к себе. Я представляю, сколько работы у маляров это заняло. Это же надо нанести сначала рисунки специальной изолентой, потом покрасить всю тачку слой за слоем разными цветами, каждый раз аккуратно снимая очередной слой изоленты. Работа очень кропотливая. Но результат впечатляющий.

Выключаем музыку.

– Ну как вам тачки? – хохотнув от нашего вида, спросил Корж.
– Тебе словами или матом выразить восторг? – спросил я у него.
– Ясно, – заулыбался он ещё шире.
– Чё тут? – постучал по капоту Ламбы пальцем Крот.
– Стандарт, – ответил ему Хома. – Семьсот лошадей и полный привод. На Скае – тюнинг: шестьсот девяносто живых коней, полный привод. Мы его только-только собрали и обкатать успели. Толком-то ещё и не зажигали на нем. Ещё мощнее сделать не смогли, хотя в том мире я делал и по тысяче лошадей. Запчастей просто нет.
«Вот это будут гонки!» – мелькнула у меня мысль. Судя по лицу Крота, он был очень доволен такими соперниками. Вот, блин, псих-то. На таких машинах, конечно, лучше по асфальту соревноваться, а не по гравию. Всё-таки как бы наши «Плащи» дорогу не укатывали, но это всё равно – не асфальт. Резина, в любом случае, будет не так, как за асфальт, цепляться.
Я, конечно, видел вживую Ламбы, но за рулём ни разу не сидел. Короче практически каждый из нас, спросив разрешения и получив его, посидел побибикал в Ламбе, как Кирилл говорит про тех, кто в салоне свою задницу в тачки сажает. Но там-то – обычные иномарки, а тут – Ламба. Клёпа с Колючим не могли отлипнуть от дверей. Я как раз сзади стоял, смотрел на двигатель итальянца, на это произведение искусства. Охренеть, штатный мотор в семьсот сил! Ох, не завидую я Кроту! Два таких конкурента. Хотя и призы неплохие. Плюс ещё на ставках ребята наверняка заработают. Тут явно не сто Лин многие будут ставить. Боюсь, тут на тысячи разговор пойдёт.
– Ладно, мужики, – подал голос Корж, – поехали, куда вы нас там приглашали. А эти гонщики сейчас будут тачки и трассу обсуждать. Вечером приедут. Тут ваши люди-то останутся?
– Конечно, можешь не волноваться. Зверей нет, охрана наша есть, из тачек ничего не пропадёт.
– Да я не про это, – махнул рукой Корж. – Я не думаю, что тут кто-то что-то сопрёт. А, ладно, проехали.
– Чё в грузовиках-то, кстати? – спросил я.
– В фургонах – запчасти, резина для машин. В той фуре, – он показал на неё рукой, – кое-какая аппаратура для веселья: колонки, светомузыка, шатры, все дела, в общем. Мы же после гонок тут пьянку закатим, я надеюсь?
Моя печень тут же как-то заболела. Точно пить придётся и, походу, по-взрослому.
– Само собой, – заверил я его.
– Ну вот мы и привезли всё для красочного шоу. Даже салюты есть. Причём салюты – не детские хлопушки, а нормальные такие. Бахать, как надо, будут. Сейчас пацаны сами посмотрят, куда чё ставить, и вечерком приедут к нам или тут останутся. Палатки есть, еда тоже.
– Горячую еду привезём, – тут же сказал Рыжий, сидя за рулём Ская.
– Вот за это спасибо, дружище, – поблагодарил его Хома.
– Да мы, кстати говоря, можем вечерком отсюда на озеро съездить искупаться, – тут же предложил Рыжий. – Поиграем в Аватаров.
– В Аватаров? – дружно переспросили ребята.
– Где Аватары? – тут же раздался детский голос.
О, это сын Коржа уже верхом на Булате подъехал к нам. Я присел на корточки и сказал персонально ему:
– Я тебя сегодня вечером с твоими мамкой и папкой свожу на одно озеро. Тебе там очень понравится. Там есть одна очень интересная штука. Сейчас я тебе про неё не скажу, сюрприз будет, но обещаю, ты будешь в полном восторге. До вечера потерпишь?
– Хорошо, дядя Саша, – кивнул пацан и поехал на Булате дальше.
– МааааМааааа! – услышали мы протяжный крик.
Разом обернувшись на него, увидели, как кто-то полетел с тарзанки вниз.
– О, Маленький уже запустил кого-то! – засмеялся Риф.
– Пойду-ка я тоже посмотрю, – сказал один из парней Коржа. – Может, решусь-таки прыгнуть. Пошли, Хома, глянем.
И ребята, оставив всё как есть, потопали в сторону тарзанки.
Корж быстро позвал народ, и мы, погрузившись в машины, поехали в наши пещеры.

Глава 16.

– Да, Саня, – оглядывая пещеру, сказал Корж, – такого я не видел. Ты, Саня, как Али-Баба прям. Пещера у вас, конечно, закачаешься!
Когда мы их привезли к пещерам, они, мягко говоря, были поражены тем видом, который открылся с площадки. Но больше всего они поразились самому убранству, тому, как там у нас всё было сделано. Ведь за всё время нахождения в оазисе в этих горах постоянно велись какие-то работы. Прорубались комнаты, тянулись электричество, водопровод, канализация, вставлялись двери, стены и комнаты пещер оббивались досками или вагонкой. Как-то уютней сразу становилось. Где было возможно, прорубались небольшие окошки и вставлялись окна. Вот и довели её до такого состояния, что тут было просто нереально здорово. Мне самом тут, если честно, нравилось больше, чем в посёлке. Плюс кто-то из ребят привёз и установил помимо небольших фонариков в многочисленных коридорах ещё и небольшие электронные табло с табличками «Выход», «Столовая», «Переговорная» и так далее и тому подобное. Всё это было больше похоже на сказочную пещеру, переделанную на современный лад. Кое-где была аппаратура, немного бытовой техники. Столовую постарались по максимуму оборудовать. В каждом номере – душ, туалет, электричество, хорошая кровать. Полы утеплены и сверху лежит ковровое покрытие. Самое сложное было с прокладкой коммуникаций. Пришлось очень много надолбить ломиками и кирками небольших траншей, туда уложить трубы и потом это всё аккуратно заделать. Вот наши гости и ходили по ней, раскрыв рты. Дети были в не меньшем восторге, чем их родители. Если та бандитская пещера поражала своей массивностью, величественностью и размерами, то наша – уютом, продуманностью, максимальным комфортом и информативностью. На машинах тут, конечно, не поездишь, только пешком, но всем тут нравилось гораздо больше. Фонарики в нишах, ступеньки, спуски и подъёмы, перила. Очень многое сюда было привезено из той бандитской пещеры. Там этого добра навалом.
Разместили всех гостей, накормили. Некоторые из гостей и их детей пошли отдыхать, кто-то просто сидел на смотровой площадке и вёл неторопливую беседу.
– Круто у вас тут, конечно! – в какой раз сказал Тамаз. – У нас, конечно, есть оазисы, но вот такого вида нет, – он обвёл рукой роскошный вид на лес, лежащий перед нами, – и такой пещеры тем более.
– Да уж, Сань, – протянул Корж. – В той пещере не так, конечно, как тут. Здесь мне больше нравится.
– Мальчики, а что вы там в карьере про каких-то Аватаров говорили? – спросила одна из девушек.
– Вечером поедем, всё увидите, – улыбнулась Света. – Потерпите чуть-чуть.
Часов в шесть вечера мы собрались и поехали на наше озеро. Все тут же полезли купаться. Водичка тёплая, рыбы много, песочек, навесы, шезлонги, пара мест для барбекю с запасом дров. Всё это уже делали мы: таблички с глубиной, даже несколько раздевалок и душевые были, и вышку одну установили. Вот народ и сигал с неё один за другим в воду. Накупались и напрыгались вволю.
Рай? А почему бы и нет? Это – наш местный рай, место, где ты полностью расслабляешься и отдыхаешь, где твой мозг отключается от всех бытовых и повседневных забот и проблем. Тебе не надо завтра ехать по безумным пробкам на работу, дышать выхлопными газами, слушать по радио или смотреть по телевизору новости про очередной теракт, обещания какого-нибудь политика или ещё что-то. Тут нет этого всего и, надеюсь, ещё долго не будет. Да, в этом мире не всё так гладко. Но я тут себя чувствую определённо лучше. И даже не потому, что тут я какой-то там большой начальник. Тут всё по-другому. Вообще всё. Тут люди начинают мыслить, думать, поступать и жить по-другому.
Тут огромные неизведанные площади. Никто не знает и сотой части того, что есть в этом мире. Сидеть на попе ровно, как в том мире? Нет уж, увольте. Пусть и есть риск, но мне хочется всё больше и больше смотреть и изучать этот мир, его возможности, что он ещё для нас приготовил.
Ну а потом начало темнеть.
– Люди, – громко крикнул я, стоя на лавочке, – идите все сюда!
Народ стал потихоньку подходить ко мне и собираться в кружок.
– Теперь все сидите спокойно. В воду не лезьте пока. Она должна успокоиться. Просто смотрите на неё. Потом, как скажем, можете идти купаться. Залезете в неё, посмотрите потом на своё тело. Ничего опасного совершенно нет. Просто посмотрите на себя.
Все наши гости кучками уселись на берегу и стали с интересом смотреть на воду. Темнеет тут быстро. Очень. Вот и в этот раз природа не подкачала. Сначала стемнело. Затем то тут, то там началась «включаться» эта природная подсветка. Начало появляться голубое свечение. Сначала мы слышали небольшие перешёптывания, потом возгласы удивления становились всё больше и больше. Затем голубого свечения стало ещё больше, и вот уже всё озеро, берег и лежащие камни светятся голубым светом.
Народ был в полном восторге.
– А теперь смотрите все! – громко сказал Большой и, поднявшись со своего места, направился к воде. – Сейчас я вам покажу, что такое местный Аватар.
Большой быстро дошёл до воды, погрузился в неё с головой и медленно-медленно из неё вынырнул. Люди, сидящие на берегу, просто ахнули.
Большой весь светился, только глаза и зубы белыми были. Так он ещё кривляться на берегу стал. Детишки сначала притихли, а затем дружно захлопали в ладоши.
– А можно ещё вот так, – тут же подскочил со своего места Маленький и, подбежав к воде, смочил в ней свои пальцы и быстро провёл ими по своему лицу и телу. Тут же остались полоски.
– Ну чё сидите? – заорал Большой. – Айда в Аватаров играть!
После этого все ломанулись в воду. Что тут началось! Народ разрисовывал себя, как мог. Все ржали друг над другом. А когда в воду снова залезли Кайта с Булатом и тут же выбрались на берег, ржали вообще все, не переставая. Прям как тогда, когда мы в первый раз в это озеро залезли, обнаружив такой эффект. Два светящихся Волха бегают по берегу, а за ними носится ватага детишек. Да и родители от них не отстают. Корче, было весело. Через пару часов все усталые и довольные погрузились в машины и поехали в пещеры.
Два дня мы снова отдыхали. Гонщики тренировались в карьере, стерев ни один комплект резины. Когда я на следующий день приехал в карьер на свою тренировку, то был поражён тому, что там было сделано и установлено.
Наши гости развернули там настоящий небольшой лагерь из боксов для четырёх своих основных машин. Навесы, оборудование, стопки резины. В стороне, с помощью наших работников был сооружён подиум для ди-джея. Его, как мы помним, Корж привёз. Как мне объяснили, мощные колонки расставлены вдоль места, где будут находиться зрители, и, самое интересное, вдоль всей трассы они поставили микрофоны, которые подключены к этим колонкам. То есть зрители смогут насладиться звуком пролетающих мимо микрофонов машин. Очень круто, такой фишки я нигде не видел. Ревущие колонки напротив зрителей – это что-то.
Также были сделаны небольшие подиумы на центральной площадке для призов – пяти машин.
Их должны были привезти сегодня вечером. Вот мы их тут установим и накроем чехлами.
В предпоследний день перед гонками практически с самого утра сюда стали приезжать зрители. Приехал Армен, ещё несколько выездных кафешек. Народ в течение дня активно сюда подтягивался. Небольшое поле недалеко от карьера мгновенно оказалось заставлено палатками, навесами. Я неоднократно видел такое на соревнованиях в том мире, и всегда так собирались люди. Кто-то даже привёз несколько больших надувных бассейнов, а мы привезли воду, и теперь там плескались дети и взрослые. Воду поменяем через несколько часов, чтобы чистенько было. Я не знаю, сколько на поле было народу. Несколько тысяч точно. Машин было очень много, и люди всё ехали и ехали. Ещё бы, первые межгородские соревнования. Зрителей было просто нереальное количество. Я уже начал переживать, а хватит ли для всех мест. Но Рыжий меня заверил, что всё будет путём. Тут и там вверх поднимался дым от костров, со всех сторон слышалась музыка, смех, в нос ударял запах различной готовящейся еды, бегала детвора, ездили мотоциклы. Карьер прям ожил. При въезде в лагерь было установлено несколько огромных телевизоров, на которые уже была выведена информация по гонщикам, машинам и их характеристикам. Отдельно стояла палатка для зрителей для вопросов что тут и как, отдельно – для регистрации участников, отдельно – для тех, кому не терпелось сделать ставки. Тут же – техкомиссия, в которую вошли наши и их представители. Все участвующие машины прошли через стенд и теперь стояли в сторонке. Всё в воздухе было буквально пропитано предстоящими соревнованиями.
Вечером на нашем автовозе привезли призы. Красавицы! Что ещё можно сказать? Слух об этих призах тут же разлетелся по лагерю, и на них пришли посмотреть очень многие. Машины аккуратно загнали на подиумы. Накрывать пока не стали, пусть люди полюбуются. Эту нашу идею с призами одобрили очень многие. Так что не зря мы это придумали.
Пять чёрных красавиц на красивых хромированных дисках. Тонированные, намытые тачки смотрелись очень красиво.
Вечером приехал мэр соседей со своей группой поддержки. Меня сразу с ним познакомил Корж. Нормальный мужик этот мэр, общительный, весёлый. Мне он сразу понравился. Ему тут же поставили армейскую палатку, причем он сам участвовал в её установке. Потом приехал наш мэр с женой и своими замами, причём на А8 и микроавтобусе бывших депутатов. Мэр соседей прибыл на Сабурбане. Все тут же перезнакомились. Поставили армейскую палатку и им…
И дали жару. Еда, спиртное. Моя печень держалась до последнего. С улицы доносились звуки дискотеки и рёв мотоциклетных двигателей. Народ веселился и отдыхал на полную. Ещё раньше Туман договорился с Коржом, что и мы, и они выделят по несколько десятков бойцов с каждой стороны в качестве охраны. За порядком-то надо смотреть. Вот и ходили ребята по три человека по лагерю и пресекали все хулиганства. Тех, кто продолжал бузить, без разговоров поковали и увозили в специально построенный для этих целей небольшой сарайчик. Там кроватки, матрасы, туалет, вода. Пусть проспятся. Судя по довольной морде Армена, да и других торговцев, торговля у них шла очень хорошо. Всем надо есть, пить, выпивать. По громкоговорителю несколько раз объявили, что старт начнётся завтра в 12:00. Чуть в стороне метрах в четырехстах организовали дискотеку под открытым небом. Короче, посидев с мэрами, часов в одиннадцать вечера, сославшись на завтрашние гонки и что мне надо выспаться, мы со Светой потихоньку свалили. Кадиллак пацаны уже подогнали, и мы, быстро в него погрузившись, уехали спать. Мэры и их замы вроде как нашли общий язык, так что, думаю, городами мы теперь будем дружить. Ну и хорошо.

Глава 17.

Наступил день гонок. Выспался хорошо, плотно позавтракал. Мандраж был, небольшой. Кадиллак. Карьер. Ещё раз подробный осмотр Эво. Игорь со Славкой уже проверили машину несколько раз. Вот и сейчас Славка с ноутом своим чего-то там проверяет.
Как мы и предполагали, у нас получилось пять категорий машин по мощности. Я был в третьей – с Импрезой и Фокусом, четвёртая – Игорь и две S-ки соседей, ну и пятая – Крот, Ламба и Скай. У Крота стенд показал семьсот пять лошадей. Но его Мерин тяжелей, чем Ламба и Скай. Поэтому мы все очень надеялись на его умение и опыт. Первые две категории – джипы и легковушки до двухсот пятидесяти и четырёхсот сил.
Народ уже занял свои места на сооружённых трибунах.
– Крот, как пацаны-то на Ламбе и Скае? – спросил я у него, когда мы встретились под навесом, где стоял его АМГ.
– Хорошо водят, – с уважением сказал он. – А у тебя более опасный противник – это чел на Форде.
– На Фокусе раллийном этом?
– Да. Я вчера наблюдал за ним. Он сначала на Субару проехал, а потом на Фокусе. На Фокусе у него получилось быстрее на четыре секунды. Он легче, как я и говорил. Хорошо водит. Твоё время на тренировках было 2.37, его – 2.38. Идеально проходит траектории, и машина у него настроена будь здоров.
– Ну, спасибо, – тяжело вздохнул я.
– Не ссы, – успокоил меня Крот. – Он на пятом кольце, когда выходит, теряет несколько секунд в дрифте. Там самый длинный поворот. На шестом кольце – то же самое. У твоего Эво полный привод работает по-другому. Прижимайся как можно ближе к стене и иди по внутреннему радиусу. За счёт этого ты эти несколько секунд можешь выиграть. Его, как он ни старается, всё равно выносит наружу. Так что давай, Саня.
– Спасибо за подсказку. Ты тоже давай порви их обоих.
– Буду стараться, – тяжело вздохнул Крот. – Они оба – классные водилы. И пацаны, во, – показал он большой палец, улыбнувшись. – Выиграть у них будет сложно.
– Крот, ничего не знаю! – воскликнул Слива. – Я на тебя десятку уже поставил!
– А я пять штук, – добавил Клёпа.
– Ты-то где бабосы взял? – удивился я.
– Ха! Занял.
– Если проиграешь, точно пару месяцев за еду будешь работать, – подколол я его. – За бар-то много отслюнявили?
– Нормально, – буркнул Клёпа. – Ты, это, братан… – обратился он к Кроту. – Ты уж постарайся выиграть. Я не хочу пару месяцев за еду работать.
– Постараюсь, – засмеялся Крот.
Через некоторое время, когда я уже накрутил в палатке несколько десятков кругов вокруг Эво и достал всех, мы наконец-то услышали голос, усиленный несколькими мощными колонками.
– Дамы и господа, через тридцать минут начинаются гонки. Прошу всех зрителей занять свои места согласно купленным билетам, уважаемых мам и пап взять за руки своих детей и крепко держать. Соблюдайте технику безопасности, не выходите и не выбегайте на трассу. Наших участников вместе с их автомобилями прошу спуститься вниз на старт.
– Наконец-то! – вздохнул Славка, глядя на меня. – Езжай уже отсюда! Замучил всех. И без победы чтобы не возвращался! Мы все поставили на тебя и на Крота.
– Да-да, Саня, – кивнул Риф.
– Вы сюда приехали бабки заработать или удовольствие получить от гонок? – огрызнулся я.
– И удовольствие получить и бабки заработать, – спокойно сказал Туман.
– Ты победишь, милый, – обняла меня Света. – Мы все будем за вас болеть. У нас, вон, даже дудки есть.
– Какие дудки?
– Вот такие, – показал мне, вытаскивая из сумки дудку, Клёпа. Такая небольшая деревянная дудка. Он пару раз в неё дунул. Не знаю, громко или нет, но с другой стороны, если несколько человек будут дудеть, то может и услышит кто.
Я сел в Эво, завёл его. Минуту просто сидел и не двигался. Стоящие вокруг машины мои друзья молчали и не лезли со своими советами и рекомендациями, понимали, что я и так весь на нервах. Чё-то я, в натуре, разнервничался. Тут одна пола бокса, где мы находились, откинулась, и внутрь палатки вошёл наш мэр со своими заместителями.
– Фух, – вздохнул он, – успели!
Он быстро подошёл к моей открытой двери и сказал:
– Александр, желаю тебе только победы! Не посрами наш город, порви их, как Тузик грелку!
Настолько было неожиданно от него это услышать, что я сначала обалдел, а потом громко расхохотался. Следом за мной смех подхватили и остальные. Молодец мэр, разрядил обстановку.
Выкатившись из-под навеса, я взял направление вниз, на самое дно карьера. Пока потихоньку катился по последней прямой, смотрел направо. Все насыпи были буквально усыпаны людьми. Зрителей было не просто много, их было нереально много. Каждого проезжающего гонщика толпа приветствовала отдельно. А ведущий – молодец. Каждую тачку и водителя он отдельно представлял. Машины ехали не спеша, потихоньку. Водители наслаждались овациями и приветствиями зрителей.
Наконец мы все внизу. Слово по очереди взяли мэры. Сначала один, потом второй толкнули небольшие речи. Короче, мир, дружба, жвачка, ну и торговля. Затем, когда они закончили, все мы услышали громкий крик ди-джея:
– Да будут гонки! – заорала мне практически в ухо установленная тут внизу колонка.

По ссылки посмотрите, вот оно вдохновение. Просто представьте НАШИ гонки там и НАШИ тачки.

//www.youtube.com/watch?v=FssQhpAqv1I

Копируем, в поисковик, слушаем и читаем.

//www.youtube.com/watch?v=xtNh-S5Mw9U…t=RD9Fk-EWccq8I

И тут же все установленные колонки в карьере буквально взорвались музыкой. Ди-джей врубил. Настолько это было всё неожиданно, да и музыка прям в точку. Я только по взмахнувшим рукам зрителей понял, что народ буквально бьётся в экстазе. Прям как Индейцы тогда под Рамштайн.
– Делайте ваши ставки, господа! У вас есть десять минут, – продолжил ведущий под играющую музыку. – Первой поедет категория до двухсот пятидесяти лошадиных сил. Пять машин. В качестве первооткрывателя наших первых межгородских гонок я приглашаю на старт на правах хозяев жителя города Таус по имени Зима! Автомобиль – Тойота Камри, двести сорок девять лошадиных сил.
О, наш чувак поедет! Вот и его Камрюха подъезжает к старту. Зима сидит и курит за рулём, тоже, видать, нервничает. Комиссары никого к нему не подпускают. Перед стартом огородили площадку метров в десять квадратных. Туда, кроме машины участника, никому нельзя. Вот и сидит там сейчас парень один, нервничает.
– Минута, господа! – и колонки снова взорвались музыкой. – Пятнадцать секунд! Зрители готовы? – спустя отведённое время – снова крики и свист тысяч людей. – Зима, готов?
Комиссар, стоявший на трассе, быстро наклонился к водителю.
– Готов, – быстро сказал он в рацию.
– Зима готов! – тут же повторил ведущий. – Старт на твоё усмотрение. Отсчёт начнётся автоматически. Удачи!
И вот Камри стартанула с бешеной пробуксовкой. Первое кольцо, второе, третье, четвёртое. На пятом кольце все мы перевели свой взгляд на несколько телевизоров, установленных тут же внизу. Оказывается, пацаны Коржа установили не только микрофоны, в чём мы только что убедились: из колонок раздавался звук пролетающей мимо микрофонов Камрюхи, но и нескольких камер. Они были установлены на поворотах. Не на всех, но они были. В любом случае лучше смотреть на телевизоры, чем догадываться по поднимающемуся сзади хвосту пыли, где он сейчас едет. Вот чёрная Камри входит боком на очередном кольце, и её выносит наружу поворота. Всё правильно. У переднего привода недостаточная поворачиваемость, у заднего – избыточная. Это только с полным приводом можно ехать практически, как хочешь, если ты, конечно, умеешь на нём ездить. Пару секунд он тут точно потерял. Вот последняя прямая. Камера чётко показывает вылетевшую на неё Камри. Теперь газ в пол, родной! Давай, выжимай всё из неё! Финиш.

Выключаем музыку.

– 3.43! – оглушительно заорали колонки. – Приглашаю на старт второго нашего участника. На этот раз это житель города Руви Потап! Автомобиль – Ниссан Теана, двести сорок девять лошадиных сил. Пятиминутная готовность. Делайте ваши ставки, господа!
Вот и Ниссанчик бордовенький проехал мимо нас на старт. Я успел разглядеть сосредоточенное лицо этого Потапа.
Старт. На седьмом или восьмом кольце Потап со всей дури на повороте влепился в отвал из земли. Это мы хорошо разглядели по телевизору. Всё. Отъездился. Сильно разогнался и не успел оттормозиться. Морды больше у его Теаны нет. Но он, молодец, сам вылез из машины и помахал руками зрителям. Толпа встретила его бурными овациями. Тут же к разбитой машине подъехали один из наших Доджей и эвакуатор. Эвакуатор для того, чтобы забрать машину, если она не на ходу будет. Ребята быстро зацепили на галстук Ниссан и утащили его с трассы. Другие быстренько убрали в коробки осколки и куски пластика от машины. Всё правильно, трасса должна быть чистой.
Так гонки и продолжались. В первой категории до двухсот пятидесяти лошадей победил парнишка из Руви на такой же Камрюхе, как и у Зимы. Во второй категории участвовали уже машины до четырехсот сил. Было их, кажется, десять штук. Среди них: два Кайена, БМВ Х5 и Х6, остальные – легковушки. Три из десяти машин разбили, причём один из Кайенов подскочил на отвале из земли и, перелетев через него, упал на нижнее кольцо. Он прям мордой воткнулся в дорогу. Хана тачке точно. Но, слава богу, водитель не пострадал. Во второй категории также выиграли соседи. 2-0 в их пользу. Ещё три категории.
И вот наша очередь: моя, Фокуса и Субарика. Ведущий нас заставил ещё немного подождать. Нервы и так на пределе. На трассу выгнали троих наших «Плащей», и они прошлись вверх-вниз, ровняя и утрамбовывая её своими брёвнами сзади. Причём три одинаковых грузовика зрители приветствовали ничуть не хуже, чем участников. Всё-таки эти наши грузовики производили впечатление своим космическим видом. А когда они ещё в воздуханы свои дудеть начали! Видимо, один из «Плащей» в этот момент ехал мимо установленного микрофона. Звук получился ещё громче. А воздушный клаксон – это вам не обычная бибикалка в машине. Теперь я понимаю психов индейцев, когда они орали в том оазисе-разборке. Вон, таких психов наверху полным-полно. Толпа уже была достаточно сильно разогрета. Мы даже дудки эти услышали. Видать, там наши дули в них, не жалея своих лёгких.
Первым на старт пригласили Фокуса. Закончил он трассу со временем 2.36. Мля, мой рекорд побил! Второй – Субарик, 2.39.
И вот моя очередь. Я на старте. Адреналин в моём теле просто зашкалил, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Кто участвовал в каких-либо соревнованиях в своей жизни, меня поймёт. Но я знал, стоит только стартануть, как мозг от всего постороннего отключится, я сольюсь с машиной и полностью сконцентрируюсь на дороге.
– Нам надо победить, – негромко сказал я вслух, сидя в машине и обращаясь к Эво. – Не подведи меня, мой друг. Мы должны победить, вывези нас отсюда победителями.
– Пятнадцатисекундная готовность! – услышал я голос ведущего.
Всё что он говорил до этого, я не слышал. Отключился. Он, скорее всего, так же представил меня, мою тачку, мощность. Но мне было чуток не до этого. Я быстро прокручивал в голове слова Крота: шестое и седьмое кольца, внутрь поворота как можно ближе. Хотя я их и так проходил на тренировках, едва не цепляя капотом землю. Значит, надо ещё ближе. На сантиметр, два, три, но ближе. Это – секунда, может, две. А их-то мне и надо для победы.

Копируем, в поисковик, слушаем и читаем.

//www.youtube.com/watch?v=cNOP2t9FObw

Старт. Газ в пол и тут же руль направо. Газ скидываю до половины. Тут же вылетаю на второе кольцо. Газ в пол, обороты до красной зоны и вторая. Три секунды и полностью скидываю газ. Кручу рулём в противоположную сторону, не трогая педаль тормоза, и резко влево с добавлением газа. Машина буквально ввинчивается в поворот. Идеально! Третье кольцо, вторая, газ в пол. Эво, бешено буксуя, летит дальше. Хлопки на машине из выхлопушки. Всё по-настоящему. Кажется, я только что пролетел мимо микрофона. Вон, какая-то чёрная штука стояла на обочине. Представляю, каким был звук моего глушителя в колонках. Давай, Эво, давай! Мы с тобой всех порвём! Третье кольцо пролетаем на второй практически боком. Четвёртое, пятое, шестое. Вот и поворот, про который говорил Крот. Третья. Нырок. Я практически зацепил стены из земли бампером, а может и зацепил. На прямую выехал уже ровно, без скольжения. Это значит, что траектория была просто идеальной. Четвёртая, очередное кольцо. Первая короткая прямая. Еле успел оттормозиться. Пожадничал, ещё бы секунда и всё. Последняя прямая. Теперь на полную! Кручу и кручу мотор, мгновенно переключаясь. Не зря я в последние дни тут столько тренировался. Всё! Финиш. На спидометр даже не смотрел. Медленно остановился, развернулся и подъехал к ожидающим и махающим мне ребятам. Судя по тому, как они бесились на месте, я, нет, мы с Эво, мы выиграли?

Выключаем музыку.

– 2.33, Саня! – заорал Большой, открывая мою дверь и чуть не вырывая её с корнем. Меня тут же отстегнули и, вытащив из машины, чуть не переломав мне руки и ноги, стали качать.
Есть! Мы победили! Теперь счёт 2-1 в пользу гостей. Осталось ещё две категории.
– Молодец, Саша! – сказали, подойдя ко мне, водители Форда и Субарика. – Прими наши поздравления.
– Спасибо, мужики!

Глава 18.

Следующие – Игорь на своём Аванте и две S-ки соседей. Как я понял, все трое свои машины только чипанули. У каждого сейчас примерно по шестьсот – шестьсот двадцать лошадей. Это если считать с Блюром, он же тоже добавляет мощности. Стенд так и показал: никаких конкретных переделок в тачках не делали, хоть и говорили, что Игорь какой-то тюнинг там в своей тачке сделал. Не делал он ничего. Кстати говоря, про наш Блюр уже знали, и неделю назад или чуть больше пацаны Коржа купили у нас огромную цистерну данного топлива в несколько тонн, много масла и кучу смазки. Видимо, за это время они вкусили все прелести Блюра, и теперь все гоняли только на нём. Так вот, про чиповку. Уж не знаю, как те две Ауди соседей, но Игорь сказал, что после этих гонок, он данную чиповку со своей Авдотьи снимет и вернёт мотор в первоначальный вид. Типа, ему и мотор, и коробку жалко, гонять тут на ней негде. Кому надо что-то доказать, тот докажет тут, в карьере.
Единственные мысли, которые у нас возникли – это устроить соревнования на максималку на Плато: на четыреста два метра с места, на километр с места и на три километра с места. Вот и посмотрим, кто там кого. Грузовики-то там наши уже гонялись. Чем мы-то хуже? А мне вот, например, было бы интересно посмотреть на гонки того же Вайпера Коржа и Аванта Игоря. Или АМГ и Ламбы со Скаем. Там они далеко за триста могут поехать. Надо только резину им нормальную поставить. В карьере-то тут себе все другие колёса поставили, более злую резину, не такую, на которой по нашему городу ездят. Не зря пацаны из Руви с собой несколько комплектов с различным протектором привезли. Тут уже надо будет думать не столько о мощности мотора, сколько о весе машины и её аэродинамике. Хотя, что тут уже с обтекаемостью сделаешь? Если только все щели изолентой заклеить, чтобы сопротивление воздуха хоть чуточку, но меньше было. На трёхкилометровых соревнованиях по максимальной скорости каждый километр в час будет важен. Ну а когда до асфальта дело дойдёт, а я надеюсь, оно дойдёт, тогда уже можно будет и нормальную трассу мутить, с поворотами и длинными прямыми. Машин тут всё больше и больше становится. Желающих погонять на своей тачке по хорошему покрытию, думаю, будет очень много.
Итак, вернёмся к гонкам. Игорь едет вторым, первой – S6, третьей – S8. Я быстро припарковал своего красавца и направился с ребятами на наши места. Всё-таки сверху смотреть гораздо удобнее и приятнее, чем снизу.
Вот на старт выезжает Ауди S6. Старт. А неплохо, совсем неплохо он проходит повороты. Тренировки помогли, свежая резина. Я видел, как их механики быстро меняли на обеих Ауди резину. Мимо нас на последней прямой он промчался, как ураган. Под триста точно шёл. Музыка стихла.
– 2.20! – громко объявил ведущий.
Толпа снова взорвалась. Здорово. Тут у Игоря на последних гонках было 2.24. И вот на старт выезжает Авант Игоря.
– Давай, братишка, – услышал я сбоку громкий голос Апреля, – порви их! Апрель не участвовал на своей Ауди А8. На его машину как раз делали какой-то сумасшедший обвес и полностью перекрашивали в другой цвет. Он нам не признался, в какой, но сказал, что будет очень красивая тачка. Подождём, потом оценим.
Старт. По моему мнению, Игорь проходит повороты гораздо лучше. Всё-таки местный. Пятое, шестое, седьмое кольца… И тут на повороте при выходе на восьмое кольцо Игорь не удерживает машину, и его правым боком кидает на отвал из земли. Всё, приехали. Тут же раздался разочарованный выдох зрителей.
– Твою же мать! – выругался Большой. Туман тоже завернул пару крепких словечек.
Гонки для Игоря окончены. Одна попытка. Да и, судя по переднему правому колесу, он повредил себе подвеску, как-то оно загнулось под машину. Машина стояла под сильным наклоном, её вынесло наверх на отвал с землёй, и мы хорошо рассмотрели её правый бок. Это прямо напротив нас произошло.
– Вот же, млять! – подключился я ко всем.
Игорь вылез из машины и от злости пнул левое колесо.
– Поприветствуем Игоря, дорогие зрители! – тут же сказал ведущий.
Толпа тут же стала хлопать в ладоши. Игорь посмотрел на сочувствующих ему зрителей, поднял над собой руки и развёл их в сторону. Типа, извините, так получилось. Тут же подъехали две наши машины. Ауди сначала аккуратно стащили с отвала земли Доджем, а только после этого стали затаскивать на платформу эвакуатора. Видимо, точно подвеску от удара повредил.
Следующей пошла последняя в этой категории А8 S-ка. И его точно так же на этом злосчастном повороте на восьмое кольцо выкидывает на внешний радиус. Но водитель успел среагировать и поймал машину.
– 2.22! – громко объявил ведущий.
– 3-1 в пользу гостей, – сказал Слива. – Если ещё и Крот проиграет, обидно будет.
– Крот выиграет, – уверенно произнёс Туман, присаживаясь на корточки. – Он обязан победить.
– Итак, дамы и господа, – снова взревели колонки голосом ведущего, – у нас остались три участвующих автомобиля! Но это – самые мощные, самые быстрые, самые красивые машины. Мощность каждой из них – семьсот лошадиных сил, опытнейшие водители. Поприветствуем их, друзья!
Опять в моей голове всплыли индейцы, как они там бесновались, приветствуя этого «Железное сердце». Только там их около двухсот было, а тут – пара тысяч народа, если не больше. Ну а мы, чё? Мы орали вместе со всеми. Причём, я подозреваю, что все мои друзья накатили по стакану, а судя по Клёпе со Сливой – по два. Всё-таки когда ты находишься среди такой толпы, то она волей-неволей тебя заводит, и вот ты – уже единое целое с ней. Орешь, свистишь, хлопаешь в ладоши, в общем, делаешь всё то, что может издавать хоть какой-то звук. Вон, недалеко от нас сидят пятеро парней и девушек. Напротив каждого стоит по большому пластиковому ведру дном вверх, и они что есть мочи барабанят по нему палочками. Чуть дальше – ещё несколько зрителей. Те какими-то железками гремят. И так – очень многие. Я только сейчас обратил внимание, что у очень многих с собой есть какие-либо штуки, которыми они стараются произвести как можно больше шума и грохота.
– Первым на старт выходит Скай, – снова услышали мы ведущего, – житель города Руви. Водитель – Берёза, мощность его автомобиля – шестьсот девяносто шесть лошадиных сил, полный привод. Пятнадцатисекундная готовность! Берёза – на старт.
Музыка стихла, и тут он включил голосовой отсчёт. Мы все увидели, как Скай Берёзы подъехал к линии старта.
– Девять, восемь, семь, шесть… – считала вместе с электронным голосом толпа, – …три, два, один.
И тут Скай стартанул. Ди-джей включил музыку громко, очень громко. Мне кажется, он вообще её на всю врубил. Понятно, что орали все, но музыка эта, нереально красивая и заводная музыка, заводила всё больше и больше. Скай выходил уже на пятое кольцо. Ускорялся он очень быстро. Вот что значат хороший водитель и мощный мотор. Последняя прямая. Вот он пролетел мимо нас. Музыка тут же стихла, а следом за ней – толпа. В карьере наступила мгновенная тишина.
-2.11! – объявил ведущий. Снова взрыв толпы. – Следующим на старт приглашается автомобиль под управлением жителя города Руви Лёвы. Ламборджини Авантадор, семьсот лошадиных сил. Поприветствуем его, друзья!
Я уже устал орать. Горло болит, во рту пересохло, все ладони отбил друг о друга. А эти барабанщики молотят по ведрам, как заведённые.
– Четыре, три, два, один, – голосовой отчёт.
Ламба пошла. Первое кольцо, второе, третье. Ведущий периодически приглушал музыку, когда машина пролетала мимо установленных микрофонов на трассе, и все мы слышали звук мотора. Этот тонкий, поющий выхлоп, мне кажется, невозможно спутать ни с чем. Это специфический звук Ламбы. Очень красиво звучит. Финиш.
– 2.09! – голос ведущего.
Пипец! Кроту надо проехать минимум за 2.08.
– Ты ставки-то будешь делать? – толкнул меня Туман.
– А? Да! – спохватился я. К нам тут же подошёл один из помощников Рыжего. Как и тогда тут среди людей ходили люди и принимали ставки.
– Делайте ваши ставки, господа! – как будто специально подзуживал ведущий. – Последний участник сегодняшних соревнований. Житель города Руви Крот. Мерседес АМГ, мощность семьсот пять лошадиных сил.
– Десять тысяч на Крота, – быстро сказал я и отдал этому парню толстую пачку денег. Бабосы тут же исчезли в сумке, которая висела у него через плечо, он что-то мгновенно написал на листке и, вырвав его из блокнота, отдал мне.
– Пятнадцатисекундная готовность! – объявил ведущий.
Три, два, один. АМГ поехал. Нет, он полетел. Первое кольцо, второе, третье. Звук играющей музыки так же приглушался напротив микрофонов. У АМГ выхлоп другой, более грубый, злой. Вот Крот пролетает поворот на восьмое кольцо по идеальной траектории. Предпоследняя прямая. Его Мерин буквально летит по трассе. Поворот. Последняя прямая. Финиш. Снова наступила мгновенная тишина. Но пауза затягивалась.
– Да не тяни ты кота! – прошипел Туман.
– И АМГ прошёл трассу… – услышали мы голос ведущего. – Со временем 2.07!
Люди буквально взорвались. Мы орали так, что я подумал, после этого не смогу говорить очень долго. Мы подпрыгивали, обнимались, хлопали друг друга по плечам. Светка буквально запрыгнула на меня. Следом хотел запрыгнуть Булат, но я вовремя отошёл в сторону, и он со всего размаха врезался в Маленького. Крот победил! Он развернулся и потихоньку ехал к нам, открыв водительскую дверь и выставив руку. А к нему навстречу уже бежали люди. АМГ остановился. Крот вылез из машины и его, тут же подхватив, стали качать. Следом сквозь толпу постарались протиснуться мы. Пришлось первым пускать Большого. Он как ледокол пёр среди людей, прокладывая нам дорогу. Наконец-то прорвавшись сквозь массу людских тел, мы, не сговариваясь, снова схватили уже стоящего и улыбающегося Крота на руки, и в очередной раз он полетел вверх. Качали мы его долго. Ди-джей – молодец, врубил Queen «We are the champions». Что же тут творилось! Такого шоу я давненько не видел. Наконец, когда в очередной раз Крота запустили слишком высоко и еле поймали, его опустили-таки на землю.
– Молодца, дружище! – крепко обнял я его. Следом его стали поздравлять наши, ну, кто смог прорваться сквозь толпу.
Ну а потом были награждение, слова благодарности мэров за доставленное удовольствие и зрелища. Оба мэра в разной интерпретации признались, что не ожидали, что будет так весело, интересно и захватывающе. Победитель пятой категории, самой мощной, Крот получил в подарок Круизёр. В четвёртой парень на S6 получил Инфинити FX, третьей – БМВ 5-ку в Е-60 кузове. Мне Бэха досталась. Во второй категории – Мерин в W212, ну и первой – Крайслер 300 С.
Ну и чё мне с этой БМВ делать? Нафига она мне нужна-то? У меня – Кадиллак, у Светы Икс есть. Да и Эво я точно на БМВ не променяю.
– Светик, может, давай Бэху продадим, – предложил я ей, когда категорию в которой я выиграл, поздравили, и мы уступили место подиума для следующих участников, – а деньги на дом пустим? Он у нас большой. Лучше мебель хорошую закажем. Да и на территории участка наверняка есть, что сделать.
В целом, я сегодня достаточно хорошо заработал. На одних ставках на самого себя и на Крота. Там под тридцать тысяч точно есть. Ну и БМВ, думаю, за тридцать уйдёт. Кстати, все, кто участвовал в гонках, хорошо заработали. Я уже потом узнал, что Крот почти сорок пять штук на ставках выиграл. А Клёпа получил двадцать четыре тысячи. Большинство тех, кто ставил на последнюю категорию, ну где участвовали самые мощные тачки, ставили на Ламбу. А выиграл Крот. Вот он и те, кто ставили на него, получили все бонусы. Большой тоже под двадцать штук выиграл. Я оказался прав, многие ставили по несколько тысяч Лин. Кто-то выиграл, кто-то проиграл. Игорь, вот, проиграл десять тысяч. Да ещё и машину разбил. Но он не расстроился, из-за денег точно. Так, немножко из-за машины. Ну, ничего, починит. Я очень хотел отблагодарить ребят, которые настраивали мне машину, меняли резину, готовили и проверяли её после каждой тренировки. В денежном эквиваленте, естественно, отблагодарить. Но всё равно, я был в очень хорошем плюсе. А Бэха, Бэха мне точно не нужна. Конечно, как один из главных владельцев, я мог вытащить из оборота любую сумму. Но смысла в этом нет, да и на моём счету в банке уже лежит хорошая сумма. А тут вот они, практически живые деньги. Вот и воспользуемся ими.
– Как скажешь, милый, – обнимая меня в очередной раз, ответила она. – Это твой заслуженный приз. Тебе решать, что с ним делать.
– Значит, в салон её и продадим, – решил я.
А мэры наши, молодцы, сами поздравляли и вручали ключи от тачек победителям. За вторые и третьи места были неплохие денежные призы. Плюс ещё ставки.
Затем все мы прошли за наш стол. Было натянуто несколько больших шатров. Народ тут же разбился по большим кучам и начал обмывать победы. Под одним и шатров собрались и мы. В нём вовсю носились Армен и его люди. Еды и выпивки было очень много. Теперь можно и расслабиться. Вечером ди-джей обещал ещё салют и хорошую дискотеку с небольшим шоу каким-то.
– Дружище, есть предложение! – я увидел, как слегка захмелевший Крот со стаканом в руке подходит к парнишке, который победил в первой категории. Тот стоял среди и наших пацанов с девчонками, и своих друзей. Народу под шатром было много. Все перезнакомились, подружились. На улице жарковато, а тут Армен кондеи установил, и внутри было достаточно комфортно. Плюс ещё мы отправили наших людей за свежей водой для бассейнов. Тащить всю эту толпу на наше озеро мы не стали. Загадят там нам всё. Те, кто знают про него, если хотят, то пусть едут купаться. Но больше двух тысяч человек для нашего озера – это слишком.
– Слушаю тебя, – повернулся парень к Кроту, а его собеседники чуть притихли.
– Тебе нравится Круизёр? – спросил у него Крот.
– Который ты в качестве приза получил?
– Ага.
– Конечно, нравится! – улыбнулся тот. – Жаль в нашей категории джипы не разыгрывались.
– Давай махнёмся призами, – предложил ему Крот и достал из кармана ключи от джипа. – Я тебе – Крузака, ты мне – Крайслера. Совершенно бесплатно. Просто меняемся машинами.
– Да легко! – засмеялся тот и также вытащил ключи от 300С из кармана.
– Всегда мне такой Крайслер нравился, – пояснил нам Крот. – Есть в нём что-то брутальное. А на джипах я уже по пескам накатался вдоволь. Пусть седан будет. АМГ – на выходной день.
– Дело твоё, – поддержал я его. – Это твой приз. Тебе лошадей-то в нём хватит после АМГ?
– Это для души, Сань. Он большой, красивый. На таком надо потихоньку ехать. Гонять на таком не хочется. Хотя я под капот уже посмотрел: 5.7 мотор, триста шестьдесят три лошади. Тоже можно пришпорить как следует. А вот музыку я на него обязательно другую поставлю. В АМГ уже привык к качеству звучания. Эх, жаль тут нельзя из инета накачать, какой хочется. Приходится CD чаще менять. Асфальт привезёте, я его вообще потом на низкопрофильную резину одену. Будет ещё красивее. Я очень доволен, что поменялся тачкой. И теперь я точно знаю, что ни у кого из двух городов нет мощнее машины, чем у меня, и я самый быстрый.
Тут все рассмеялись. Вот в чём в чём, а в этом Крот прав. И его АМГ – самый мощный и самый быстрый. Потом мы обмыли этот обмен. Потом ещё раз выпили за победителей. Кто-то притащил ди-джея. Тот много не пил, ему ещё вечер сегодня надо было вести. Ещё по пятьдесят капель.
Потом были дискотека под открытым небом, обалденно красивое выступление нескольких танцовщиц, ночной суперсалют. Люди прыгали с тарзанки. Психов, оказывается, много среди нас. Там даже очередь образовалась. Мы то и дело слышали вопли летящих вниз людей. Даже, кажется, несколько девчонок и то сиганули. Я их не видел, но отчётливо слышал женские крики.
Корж опять зазывал нас в гости, потом и их мэр подключился. Он был уже наслышан о нас. Судя по довольной морде Коржа, это он нас ему слил в хорошем смысле этого слова. Короче, мы сказали, что через пару недель к ним обязательно приедем. Сейчас есть дела срочные на пару недель. А за несколько дней до этого обязательно им сообщим, чтобы они успели нам поляну накрыть. Потом Корж задал вопрос: «Что с машинами?» Ну, с теми, которые они купили. Подошедший Игорь сказал, что нужно ещё несколько дней. Какие-то готовы, какие-то ещё нет, запчасти только подвезли. Корж с Тамазом сказали, что заберут все машины разом, чтобы другим обидно не было. Несколько дней они ещё потерпят. На том и порешили.

Глава 19.

Копируем, в поисковик, слушаем и читаем.

//www.youtube.com/watch?v=5GL9JoH4Sws

Ещё на пару дней мы остались в этом оазисе. Наконец-то все гости разъехались. В целом, я считаю, гонки прошли прекрасно. Итак, что можно сказать по их итогам?
Первое и самое главное – руководство обоих городов нашло общий язык. Я присутствовал на их совещании и понял, что оба города заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве и развитии. Выходит, на самом деле эта большая банда держала в страхе все конвои. Сначала, когда она только появилась, все не думали о дальнейшем развитии, но потом, когда одно, второе, третье производство встало на ноги, торговцы начали задумываться о расширении. Но не было машин, чтобы всё это перевезти. Лошадей тут тоже нет, и не было их никогда. Те, кто решались и самостоятельно ехали к соседям, не всегда доезжали до места. Либо перевозка товара влетала в хорошую копеечку. Охрана, знаете ли, тоже кушать хочет. А быть привязанным к большому каравану тоже не всегда удобно. Это в том нашем мире ты сел в тачку и спокойно проехал несколько сот километров. Тут так не получалось. Бандиты, зная об этом, всё больше и больше начинали требовать. Ну и дотребовались в итоге.
Ребята мне сказали, что у нас тут на гонках заключили несколько контрактов на поставку своей продукции соседям, а от них – нам. Тот же Армен удивил тут многих гостей своей знаменитой настойкой, и у него захотели её приобретать пара ресторанчиков и несколько магазинов. Бандитов больше нет, охрана не нужна, машины есть. Производи, загружай и вези по адресу. Ну и плюс ещё несколько производителей тех или иных вещей, продуктов питания. Армен всё нас благодарил за контракты, презентовал нам несколько ящиков своей настойки и сказал мне, что он теперь мой должник. Видать, у него действительно много этой настойки заказали.
Если оба города и находились на полном самообеспечении, то в любом случае найдётся тот, кто предложит что-то дешевле, лучше или в нужных объёмах. Особенно это касается продуктов питания. Есть-то все хотят и, желательно, каждый день, и по нескольку раз в день.
Я неоднократно бывал в наших местных магазинах, где продавали продукты питания. В принципе, есть практически всё, ну что не требует сложного производства. Естественно, всякой Колы, Пепси, каких-то специфических йогуртов нет, и ещё долго не будет. В общем, всего того, чьё производство требует немного других технологий. Но основные продукты есть: масло, молоко, мясо, колбасы, яйца и так далее и тому подобное. Всё это есть, но нет выбора. Вот и пробивается потихоньку ручеёк. Начинаются поставки продукции соседям.
В последнее время я всё чаще и чаще начинаю видеть на полках товары, которых раньше тут не было. Будь то продукты питания или товары народного потребления. У нас в Руви начинают открываться филиалы соседей, производство, доставка и сборка той же самой мебели. Значит, есть возможность всё это произвести, доставить и установить. Больше стал выбор по мясной продукции. Некоторые даже в ярких упаковках. Берёшь такую и читаешь: дата производства, срок хранения, место производства – город Таус.
Единственная проблема для продуктов – это отсутствие нужного количества холодильников. Тут жарко. Очень. Всегда. А холодильников нет, и взять их негде. Тех же самых открытых больших холодильников, к которым мы все привыкли в том нашем мире в магазинах, практически нет. Вот и приходится производствам крутиться, производить продукты маленькими партиями и тут же вести по точкам. Срок годности знаете ли. А магазинам и тем, кто это всё продаёт либо готовит что-то из этих ингредиентов, надо думать, как и где это всё хранить. Копаются глубокие погреба, чтобы хоть там это какое-то время можно было хранить. Оставьте, например, молоко на жаре. Сколько оно у вас так простоит, прежде чем скиснет? А если у вас погреб не очень большой и там уже всего полно? Куда складывать остальное? Поэтому и сроки годности маленькие, и машины с холодильниками пользуются таким спросом. И приходится всё производить в малом количестве. А дома? У очень немногих дома есть холодильники, зато есть погреба. Тоже неудобно. Ты купишь одну банку сметаны, например, и пачку молока, вместо двух. Лишний раз в магазин приходится идти. А если кончилось, и ты не усмотрел, то всё, остался без чего-либо.
Да и, в целом, с бытовой техникой тут тоже проблемы. Нет её просто в необходимом количестве. Во многих местах, вон, на калькуляторах всё считают и вручную бумажки перекладывают. Нет телевизоров, стиральных машин, микроволновок, музыкальных центров и магнитофонов, копиров и принтеров, компьютеров и ноутбуков, да всего того, к чему мы так привыкли.
То количество, что иногда встречается в облаке, ничтожно мало, очень мало. Везётся это всё, конечно, сразу из облака. Но и отремонтировать, бывает, надо, и стоит она так, что многим просто не по карману.
Но самая большая проблема, о которой говорили все – это связь. Нет сотовых, нет интернета. Эфир постоянно забит. Очень многие частоты буквально перегружены. В эфире стоит такой хаос, что проще сесть и доехать. И вот с заказом той или иной продукции возникают проблемы. Причём глобальные проблемы я бы сказал. В один день у тебя всё разобрали, а в другой день – нет. Конечно, примерно среднюю покупательскую способность продавцы знают. Но все же хотят свежее и лучшее. Вот и бывает так, что приезжает поставщик, а прошлый товар ещё не продан. Его забирают, новый оставляют. Старый куда? На списание? Это уже убытки, это уже минус.
А все привыкли как? Взял телефон, позвонил и заказал, либо по электронке написал, чего и сколько тебе надо. А тут это просто невозможно сделать. Вот и носятся курьеры, как угорелые, целый день по магазинам, производствам, ресторанам и кафешкам.
И сделать ничего нельзя. Слишком специфическая эта вещь – сотовая связь и интернет. Такую аппаратуру тут взять просто негде. У соседей такая же проблема.
Эх, найти бы облако где такое, чтобы там всё это было. Ведь мы ещё тут очень долго не сможем производить нужные и привычные нам вещи. А это значит, что нам ещё изучать и исследовать этот мир предстоит очень долго.

Выключаем музыку.

На второй день после гонок после обеда ко мне подошёл Большой.
– Саня, Игорь на связь вышел. Монстр готов, можно ехать.
Я тут же перевёл свой взгляд на сидящую рядом со мной Свету. Я ей уже говорил, что мы поедем в этот оазис с птицами. Но всё равно как-то это быстро что ли произошло, или мы просто тут засиделись. Света вздохнула, улыбнулась и сказала:
– Будь осторожен, я буду ждать тебя. Пошли, девочки, вещи собирать им, – сказала она сидящим за столом девчонкам: Наташе Сливы, Ире Большого и ещё нескольким. Они встали из-за стола и пошли за Светкой.
– Моя опять мне выговаривать будет, – буркнул Большой, садясь за стол. – Ей кто-то про кошку ту рассказал, ну как я с ней тогда дрался. Я думал, что по приезду не отлеплю её от себя.
– Переживают девчонки, – улыбнулся Слива. – А как ты хотел? Чё делаем, Саш?
– А чё делаем? Собираемся и в сервис. Завтра с утра трогаемся. Селю вызовите. Где он там катается?
– Селя с Магой дорогу делают, – ответил Маленький, – кажется, в хозяйственном оазисе. Санта – в сервисе. Ему как раз Плаща только что починили. Можно его с собой взять.
– Значит, Санта пусть с нами едет, – кивнул я. – Вы точно уверенны, что хотите поехать? – спросил я Васьков и Рифа.
– Да, – кивнула головами троица.
– Я очень хочу! – продолжил Риф. – Засиделся я уже на реке этой. На разведку непонятно когда поплывём по реке, а кусочек асфальта себе подрезать хочется, – улыбнулся Риф. – Сделаем нормальный съезд в реку, чтобы можно было на машине подъезжать с прицепом. Да и в любом случае интересно будет в поездке.
– Ну, как знаете. – вздохнул я. – Собирайтесь тогда. Через час нам надо выехать в сервис.
– Волхов берём? – спросил Большой.
– Да не знаю даже, – пожал я плечами. – Они вроде большие уже. Но, с другой стороны, ехать нам далеко и долго.
– Тогда пусть тут остаются, – буркнул Большой.
Через час, попрощавшись с народом, с девчонками и с Волхами, поехали в сервис. Ещё через час мы уже заезжали на его территорию. Свете я честно сказал, что не знаю, на сколько дней мы едем. Неделя, максимум полторы. Если там действительно есть эти лианы в достаточном количестве, то нам нужно будет построить базу или хотя бы заложить основу для неё, а перед этим ещё найти место для её строительства.
Мать твою! Как только мы заехали на территорию, мне сразу в глаза бросились два дерева, которые за время нашего отсутствия выросли до нормальных таких размеров. А рядом с ними – кусты. Блин, здорово! Быстро, очень быстро прорастают эти семена. Растущая трава, вон, вообще превратилась в сплошной ковёр. Ох, привезём мы этих семян, да как озеленим город, да как в асфальт дороги закатаем! Пыль эта уже надоела, она просто достала. Обувь, одежда, всё вечно пыльное. По центральным улицам скоро вообще нельзя будет без маски ходить. Машин становится всё больше и больше. Вот они и ездят постоянно, поднимая пыль. И ничего с этим не сделаешь. С открытыми окнами ездить практически невозможно. А по вечерам, когда жара спадает, так хочется с ветерком прокатиться. Про наших байкеров я вообще молчу. Они вечно все пыльные и грязные. Мотоциклы свои натирают постоянно, но стоит проехаться через весь город, как всё, опять пыль везде. Воздушные фильтры техники забиваются за очень короткий промежуток времени. Нужен асфальт в городе, очень нужен. Хорошо, что тут все дороги строили с запасом. Пустыня большая. Вот и делали их сразу широкими. Положим асфальт, а вдоль дороги кустарники или деревья посадим. Тенёк будет, температура упадёт, да и дышать поприятней. Пыли точно меньше будет.
– Привет, мужики! – поприветствовал я всех, когда вечером в моём кабинете собрались все те, кого я пригласил, и кто завтра едет в оазис с птицами. – Туман, что по тачкам? Сколько машин едет?
– Машины готовы. Едут монстр и две фуры Апреля. В фурах – инструменты и кое-какие стройматериалы, в общем, всё необходимое для строительства небольшой базы или укрепрайончика. Также выдвигаются два Доджа Рамы, Чёрный плащ Санты и один из фургонов с запасами продуктов и воды. Боеприпасов и топлива везде под завязку.
– Семь машин. Люди?
– Тридцать человек.
– Хорошо, – кивнул я головой. – Завтра в восемь выезжаем. Маршрут прикинули?
– Да, конечно, – взял слово Кедр. – Едем в сторону оазиса-разборки. Там ребята дорогу нормальную через пустыню сделали. Потом – плато и всё время прямо. Упрёмся в пески, запускаем Саныча с Витьком, – он кивнул на сидящих за столом наших парапланеристов. – Ищем путь объезда и дальше. Часов за шесть-восемь, думаю, доедем. А там посмотрим. Направление есть примерное, по компасу. Ребята будут нашими глазами в воздухе. Нам самое главное – постараться найти засветло этот оазис и место, где переночевать. В пустыне как-то нет желания ночевать.
– Сколько нам до места? – спросил Апрель.
Апрель тоже захотел поехать с нами. Говорит, засиделся тут уже. Хочет? Ради бога, мне не жалко.
– До оазиса вроде как двести пятьдесят километров. По крайней мере, тот, который вернулся, так сказал.
Обсудив ещё несколько вопросов и текущих дел по сервису и автосалону, разошлись. Завтра снова в путь.
Уже перед тем, как идти спать, я пересмотрел ещё раз запись погибших ребят. Да уж, птички там немаленькие. И, судя по всему, достаточно агрессивные. Вон как на машины кидались, и это, несмотря на то, что из них огрызались. Нам нужно быть очень осторожными. Вполне возможно, там могут и другие хищники водиться.
– Саша, привет, – поздоровался со мной Славка, когда я уже вечером вышел из своего кабинета на улицу. Вечерок, прохладненько, хорошо. Меня Андрей с Георгичем перехватили. Пришлось задержаться.
– Привет, дружище. Куда направляешься? – я тут же вспомнил про своё желание отблагодарить ребят. Тех, кто участвовал в работе над Эво.
– Да вроде на сегодня всё, – пожал он плечами. – Сейчас поем, приму душ и завалюсь спать. Завтра работы много. Там с Ниссаном 350 проблема по электронике вскрылась. Надо будет сидеть разбираться.
– Ну ты в этом гуру, – улыбнулся я. – Пошли в столовку. Я тоже поем и спать.
Идя потихоньку по двору, я продолжил беседу:
– Слав, хочу тебя поблагодарить за Эво. Там в карьере как-то не до этого было.
– Да ладно, Сань, пустяки. Ты же знаешь, мне это в кайф.
– Ты, это… Я там денег заработал на ставках.
– Я тоже, – засмеялся он. – На тебе.
– Да я не про это. Ты возьми, дай по полторы штуки из моих призовых тем, кто над Эво с тобой работал.
– Не вопрос, – кивнул он. – Там три человека мне помогали. Ребята довольными будут.
– Ну и хорошо.
– Кстати, Саня, – он резко остановился, – а ты посмотреть не хочешь, как сервис-то разрисовали, приёмку? Ну, помнишь, ты говорил раскрасить в граффити? Чтобы красиво и красочно всё было.
– Помню, конечно. Чё, готово уже всё?
– Да пару дней назад закончили. Пошли, покажу.
– Пошли, – легко согласился я, и мы направились к ближайшему ангару.
Ну что могу сказать? Красиво, красочно. Ангары, цех тюнинга, приёмка автомобилей клиентов в сервис, всё это ожило. Художник постарался на славу. Стены были разрисованы от и до. Преобладали голубые и синие цвета. Красные, жёлтые и белые тоже были, но в гораздо меньших количествах. Художник очень чётко передал весь здешний мир на стены. КАМАЗы, Навары, ящеры, пустыни, горы. Очень красиво. Да и просто граффити с различными рожицами и рисунками. Прям приятно теперь посмотреть. Часа полтора мы со Славкой ходили и смотрели. Мне очень понравилось.
Ну а потом были поздний ужин, душ и кровать.
Завтра нас ждали дальняя дорога и очередные загадки этого мира.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

  Обсудить на форуме

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz